Александр куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

Прототипы: генерал-майор Александр Алексеевич Тучков, генерал-фельдмаршал князь Петр Михайлович Волконский, флигель-адъютант граф Федор Иванович фон Тизенгаузен, зять полководца Михаила Илларионовича Кутузова. Все трое вели солдат в атаку под шквальным огнем с боевым знаменем в руках. Все трое были ранены, в живых остался лишь князь Волконский.1

Толстой о герое: «Туда-то я буду послан, — думал он, — с бригадой или дивизией, и там-то с знаменем в руке я пойду вперед и сломлю все, что будет передо мной».

«В это время в гостиную вошло новое лицо. Новое лицо это был молодой князь Андрей Болконский, муж маленькой княгини. Князь Болконский был небольшого роста, весьма красивый молодой человек с определенными и сухими чертами. …Ему, видимо, все бывшие в гостиной не только были знакомы, но уж надоели ему так, что и смотреть на них и слушать их ему было очень скучно».

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

Взгляните на картину Адольфа Ладюрнера «Гербовый зал Зимнего дворца», где князь Петр Волконский — в центре. Убедитесь, насколько точен Толстой.

Все фотографии героев романа взяты из фильма «Война и мир» (1965 год).

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

Граф Николай Ростов

Прототип: отец писателя, граф Николай Ильич Толстой.

Толстой о герое: «… Столько благородства, истинной молодости, которую встречаешь так редко в наш век между нашими двадцатилетними стариками!..»

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

Граф Пьер Безухов

Прототип: поэт, князь Петр Андреевич Вяземский, носивший очки, как и Пьер, что было большой редкостью в то время. В ранней молодости Вяземский унаследовал большое состояние и занимал высокое положение в обществе; подобно Пьеру, имел придворное звание камер-юнкера2.

Толстой о герое: «…Пьера отец очень любил, занимался его воспитанием и писал государю…»; оставил в наследство «сорок тысяч душ и миллионы…»

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

Граф Кирилл Безухов

Вероятный прототип: канцлер, граф, затем светлейший князь Александр Андреевич Безбородко, владелец до 45 тысяч крепостных крестьян, богатейший человек Российской империи.

Толстой о герое: «… Никто не знает, ежели он умрет (он так плох, что этого ждут каждую минуту ), кому достанется это огромное состояние, Пьеру или князю Василию…»

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

Князь Василий Курагин

Прототип: государственный деятель, князь Александр Борисович Куракин, за «искусную представительность» и пристрастие к драгоценностям прозванный «бриллиантовым князем».

Толстой о герое: «…Князь Василий в новые царствования при Павле и Александре далеко пошел в чинах и почестях…»; «…он был только светский человек, успевший в свете и сделавший привычку из этого успеха…»

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

Федор Иванович Долохов

Прототипы: партизан Иван Дорохов, дуэлянт граф Федор Толстой-Американец (дальняя родня писателя) и партизан Александр Фигнер.

Толстой о герое:«…Когда на него находили минуты жестокости, как те, в которые он связывал квартального с медведем и пускал его на воду, или когда он вызывал без всякой причины на дуэль человека, или убивал из пистолета лошадь ямщика…»; «…Долохову (тоже партизану с небольшой партией)».

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

Княжна Элен Курагина (графиня Безухова)

Прототип: Надежда Сергеевна Акинфова, графиня Богарне; возлюбленная канцлера князя Александра Михайловича Горчакова, ставшая морганатической супругой герцога Николая Максимилиановича Лейхтенбергского, внука Николая I (У Толстого «молодой белокурый человек с длинным лицом и носом»)3.

Толстой о героине: «В Петербурге Элен пользовалась особым покровительством вельможи, занимавшего одну из высших должностей в государстве. В Вильне же она сблизилась с молодым иностранным принцем.

Когда она возвратилась в Петербург, принц и вельможа оба заявляли свои права, и для Элен представилась новая еще в ее карьере задача: сохранить свою близость отношений с обоими, не оскорбив ни одного».

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

Василий Денисов

Прототип: Денис Давыдов, участник Отечественной войны 1812 года, гусар, который, как и герой романа, сражался в партизанском отряде.

Толстой о герое: «…Денисов, к удивлению Ростова, в новом мундире, напомаженный и надушенный, явился в гостиную таким же щеголем, каким он бывал в сражениях…»

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

Штабс-капитан артиллерии Тушин

Прототипы: генерал-майор артиллерии Илья Тимофеевич Радожицкий и штабс-капитан артиллерии Яков Иванович Судаков. По характеру напоминал брата писателя Николая Николаевича.

Толстой о герое:«…На пороге показался Тушин, робко пробиравшийся из-за спин генералов. Обходя генералов в тесной избе, сконфуженный, как и всегда, при виде начальства…»

Барон Альфонс Карлович Берг

Прототип: генерал-фельдмаршал, барон, затем граф Иван Иванович Дибич-Забалканский4. В чине подпоручика лейб-гвардии Семеновского полка был ранен при Аустерлице в правую руку, но, переложив шпагу в левую руку, остался в строю до конца сражения. За это ему была пожалована Золотая шпага «За храбрость»5.

Толстой о герое: «Берг недаром показывал всем свою раненную в Аустерлицком сражении правую руку и держал совершенно ненужную шпагу в левой. Он так упорно и с такою значительностью рассказывал всем это сокрытие, что все поверили в целесообразность и достоинство этого поступка, — и Берг получил за Аустерлиц две награды».

Анна Павловна Шерер

Прототип: фрейлина императрицы Марии Александровны Анна Федоровна Тютчева, дочь великого поэта.

Толстой о героине: «…Известная Анна Павловна Шерер, фрейлина и приближенная императрицы Марии Феодоровны…»

Марья Дмитриевна Ахросимова

Прототип: Настасья Дмитриевна Офросимова, имевшая в высшем обществе скандальную репутацию. «Ее с фотографической точностью, вплоть до фамилии и закачиванья рукавов, изобразил, как известно, Л.Н. Толстой в «Войне и мире»6.

Толстой о героине: Ахросимова известна «не богатством, не почестями, но прямотой ума и откровенною простотой обращения».

ЛЁВОЧКА МОЖЕТ БЫТЬ НАС ОПИШЕТ, КОГДА ЕМУ БУДЕТ 50 ЛЕТ. С. А. ТОЛСТАЯ — СЕСТРЕ. 11 НОЯБРЯ 1862 ГОДА

1. Отечественная война 1812 года и освободительный поход русской армии 1813-1814 годов. Энциклопедия: В 3 т. Т. 1. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2012. С. 364; Там же. Т. 3. С. 500.2.

Отечественная война 1812 года и освободительный поход русской армии 1813-1814 годов. Энциклопедия: В 3 т. Т. 1. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2012. С. 410.3. Экштут С.А. Надин, или Роман великосветской дамы глазами тайной политической полиции. М.

: Согласие, 2001. С. 97-100.4. Отечественная война 1812 года и освободительный поход русской армии 1813-1814 годов. Энциклопедия: В 3 т. Т. 1. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2012. С. 623.5. Экштут С.А.

Повседневная жизнь русской интеллигенции от эпохи Великих реформ до Серебряного века. М.: Молодая гвардия, 2012. С. 252.

6. Гершензон М.О. Грибоедовская Москва. М.: Московский рабочий, 1989. С. 83.

Источник: https://rg.ru/2018/09/13/rodina-vojna-i-mir.html

Усадьба князя Куракина Орловская область

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

Усадьба князя Куракина находится в поселке Куракинский Свердловского района Орловской области.

Светлана Абросимова

Усадьбами на орловщине мало кого удивишь. Умели наши предшественники жить не спеша, без суеты с размахом и удовольствием. Все так, но всегда найдется тот, кто отличится, выделится среди других. В Орловской губернии таким человеком был князь Алексей Борисович Куракин. Его усадьба «Преображенское» удивляла своей роскошью даже бывалых знающих в этом толк князей и графов.

Сам князь появлялся в усадьбе наездами, виною тому была огромная занятость на государственной службе, однако это никак не сказывалось на его привязанности к усадьбе и жизни ее обитателей. Именно с именем Алексея Борисовича связано начало архитектурной истории «Преображенского».

При нем усадьба встретила свой рассвет, превратившись в своеобразную столицу графа Куракина, образцовое имение.

Из всех Куракинских имений «Преображенское» было одним из самых блестящих, соперничавшее с наиболее известными и богатыми подмосковными усадьбами, уступая лишь знаменитой усадьбе «Надеждино» в Пензенской области, принадлежавшей брату Алексея Борисовича — князю Александру Борисовичу Куракину, прозванному за любовь к роскоши «бриллиантовым князем».

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

Главный въезд в усадьбу был великолепен. Липовая аллея обрамляла дорогу и подводила к усадебным воротам. В основе планировки усадьбы лежал крест, образованный пересечением двух аллей, в центре которого находилась Преображенская церковь, служившая композиционным центром усадьбы.

К северу и югу от нее располагались караулки с обелисками, сторожившие въезд в усадьбу со стороны Орла и Малоархангельска. Вдоль аллей располагались многочисленные усадебные постройки: трехэтажный деревянный дворец князя Алексея Борисовича с домовой церковью Св.

Петра, Алексея и Ионы, Казанская (зимняя) церковь, кладовая, молочная, дом главного управляющего, гостиница для приезжих, а также Дворовая слобода с построенным по единому проекту домами для многочисленной прислуги, разного рода мастерские и службы — кузницы, скотный двор, птичники и др.

Для купцов, приезжавших торговать в село из Малоархангельска, были специально выстроены Гостинный и Коммерческий дворы с квартирами. К главному дому примыкали плодовый сад и парк с разными павильонами, беседками, оранжереями и цветниками.

Предположительно, общее число построек различного назначения в усадьбе достигало сотни. В одном только господском доме было пятьдесят комнат с залами и галереей в помпейском стиле.

Вот это размах, я понимаю! Самодостаточный город в отдельно взятой усадьбе.

Усадьбу графа обслуживали восемьсот человек! Удивительно, но «Преображенское» прошло мимо внимания исследователей русской дворянской усадьбы, а между тем, эта усадьба одна из самых выдающихся «дворянских гнезд» Орловской губернии.

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

Хозяина, князя Алексея Борисовича Куракина, многие современники считали прирожденным вельможей, жившем во всём блеске дворянина. Так оно в общем то и было. Он писал картины, нередко давал роскошные обеды, на которые удостаивались приглашения высшие чины администрации и суда.

Обедал он только в сюртуке, а обслуживали его лакеи в нарядной форме; вся же остальная прислуга была в белых галстуках, белых камзолах и фраках. Трапезу князя сопровождала постоянно духовая музыка, а в дни княжеских именин — инструментальная. Княжеский стол олицетворял русское хлебосольство: из Мценска доставляли пиво.

Ананасы, персики, абрикосы, клубника, арбузы и дыни выращивали в оранжерее при княжеском доме. С оранжереей соседствовал зимний сад, где цвели цветы и порхали птицы, а за окном стоял в это время двадцатиградусный мороз.

Чудесно не правда ли? Всю эту роскошь владелец имения получал за счёт продажи зерна, в основном пшеницы, а также конопли, гречихи, пеньки и поставки в казну вина. Были у князя Куракина и два прекрасных английских жеребца стоимостью семь тысяч рублей каждый. Был Алексей Борисович Куракин и страстным охотником до коров и псовой охоты.

В те времена это было самое обычное увлечение, но однажды оно едва не стоило князю жизни. Но это уже совсем другая история, а пока давайте посмотрим, чем таким важным занимался князь на службе у государя.

Взлетом своей карьеры князь Алексей Борисович Куракин обязан родству. Дело в том, что его брат Александр воспитывался вместе с цесаревичем Павлом, ставшим впоследствии императором Павлом I. 4 декабря 1796 года Куракин назначен генерал-прокурором; также занял пост главного директора Ассигнационного банка.

Будучи генерал-прокурором, собрал «уложенную комиссию» — три книги законов уголовных, гражданских и казенных дел, и восстановил при Сенате школу юнкеров из дворян для обучения их правоведению. А. Б. Куракин в 1797 году пожалован чином действительного тайного советника и награждён орденом Святого апостола Андрея Первозванного. Однако, карьера Алексея Борисовича не была ровной и гладкой.

Благоволивший ему в самом начале карьеры Павел I, впоследствии., в следствии придворных интриг, быстро к нему охладел и вскоре освободил от всех должностей. Так, 8 августа 1798 года он был отставлен от должности генерал-прокурора и назначен сенатором, что означало безусловное понижение, а вскоре полностью отстранён от государственных дел.

Лишь при Александре I Куракин вновь был призван на государственную службу и назначен генерал-губернатором Малороссии. В этой должности он был около шести лет. За это время он успел сделать многое. Он открывал больницы, роддома, дома престарелых в городах губернии. При нем впервые стали прививать от оспы, открылись первые аптеки, дома для воспитания «бедных дворян».

По его указу в Полтаве был создан красивейший городской парк. Часть городского сада была создана на личные деньги князя Куракина и подарена городу. И это лишь основные его заслуги.

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

С 1804 года А. Б. Куракин назначен членом Непременного совета; нередко исполнял обязанности председателя. После Тильзитского мира получил от Наполеона большой крест ордена Почётного легиона. В 1807—10 годах министр внутренних дел.

Читайте также:  Императрица бортэ: почему только её дети носили титул чингизидов

Находясь на этой должности устроил Главное правление мануфактур и основал «Северную почту» («Новую Санкт-Петербургскую газету»). В 1808 году удостоен высшей награды Дании — Ордена Слона. После ухода с поста вернулся в Государственный Совет.

С 1821 года председатель департамента государственной экономии Государственного Совета. С 1826 года канцлер российских орденов. Член Верховного уголовного суда над декабристами.

Несомненно, Кн. Куракин был видным политическим и государственным деятелем. Необыкновенно трудолюбивый и хорошо образованный, он вникал во все и обладал инициативой и большой настойчивостью. Очень ласковый в обращении, обходительный, доступный, он был весьма требователен, всегда опирался на закон и преследовал его нарушения.

С людьми, стоявшими ниже его по социальному положению, он держался просто и доброжелательно, был лишен чванства и высокомерия; в его имениях не было крепостнических ужасов, имевших место в то время, а крестьяне жили и лучше и зажиточнее соседних.

Однажды, узнав, что родная сестра знаменитого Ломоносова остается по-прежнему в крестьянстве, он просил освободить всех родственников Ломоносова от подушной подати и рекрутской повинности. Таков был наш князь Алексей Борисович Куракин. По мне так, человеком лишенном каких бы то ни было недостатков, человеком с большой буквы.

По словам барона Гейкинга, князь Куракин был «очень красивый мужчина, блестящие глаза и густые, черные, красиво отчерченные брови, придавали бы его наружности строгое выражение, если бы оно не смягчалось его приветливыми манерами и вежливым тоном речи».

В 80-е годы XVIII в. князь Алексей Борисович Куракин развернул в своем имении большие строительные работы, которые коснулись и Преображенской церкви. Первоначально храм стоял на сельском кладбище, рядом с главным въездом в усадьбу.

По повелению князя кладбище устроили в другом месте, дабы оно не портило впечатление при подъезде к имению, а также перенесли на новое место и Преображенскую церковь, поставив ее так, чтобы она замыкала перспективу подъездной аллеи.

Благодаря щедрым пожертвованиям княжеской семьи интерьер храма, ризы священников и богослужебная утварь отличались особой ценностью, великолепием и тонкостью работы, что делало церковь одной из самых богатых в округе.

Преображенский храм славился также замечательным хором, причем «за неимением хороших дискантов из мальчиков, пели девочки, одетые, как и прочие певчие, в польские кафтаны». Известности храма служит и еще одна история.

19 января 1826 года в храме останавливался траурный кортеж с телом императора Александра I, следовавший из Таганрога в Санкт-Петербург. Желавший почтить память монарха и увековечить это событие, памятное для поместья, князь Алексей Борисович Куракин распорядился установить в Преображенской церкви мраморный монумент работы О. Монферрана с бюстом покойного императора.

Жаль, но потомки князя не смогли оценить по достоинству роскошь екатерининской эпохи. И вскоре после его смерти и дом и золотые кареты и портшеры уступили место новой моде. Князь Алексей Борисович Куракин был похоронен в 1829 году в склепе под Преображенской церковью. В 1831 году здесь же погребли его супругу Наталию Ивановну, урожденную Головину.

Во время ВОВ в Преображенском храме был устроен склад для хранения боеприпасов, в ходе боев он был взорван, пострадал и склеп. Были это немцы или русские, теперь уже не узнать. Многие сходятся на том, что все же это была попытка русских солдат воспрепятствовать разграблению усадьбы. Княжеские останки местные жители перезахоронили со всеми почестями, а тайну унесли с собой в могилу.

Комментировать могуть только зарегистрированные пользователи

Источник: https://xn—57-qdd4aqo.xn--p1ai/pages/aadress.php?page=391

29 ЯНВАРЯ

Александр Борисович КУРАКИН (1752-6.7.1818)

князь, государственный деятель, дипломат. Воспитывался вместе с наследником ПАВЛОМ ПЕТРОВИЧЕМ, при вступлении на престол которого стал вице-канцлером. При АЛЕКСАНДРЕ I был русским послом во Франции. По отзывам современников, Куракин обладал добрым сердцем, но был страшно тщеславен и склонен к пышности, за что его называли «бриллиантовым князем».

Во время пожара в Париже, в 1810 году, на балу у князя Шварценберга он сильно обгорел и лишился значительной части бриллиантов, но был спасен благодаря тяжелому парчовому камзолу, залитому золотым шитьем. Князь не был женат, но имел большую слабость к женщинам, последствием которых было до 70 побочных детей. От него ведут свое происхождение бароны Вревские и Сердобины.

Николай Павлович ИГНАТЬЕВ (1832-3.7.1908)

граф, дипломат-панславист и государственный деятель, игравший видную роль при императоре АЛЕКСАНДРЕ II. Выпускник Академии Генштаба, он начал свою дипломатическую карьеру с поста военного атташе в Лондоне.

В 1858 году Игнатьевым был заключен торговый договор с Бухарой, а на следующий год граф был
послан в Пекин для заключения договора о восточной русско-китайской границе, которая предварительно была определена Айгунским договором 1858 года.

Использовав военное вторжение англичан и французов в Китай, Игнатьев сумел убедить китайцев в дружеском отношении России и заключить в 1860 году в Пекине договор, по которому за Россией признавались все земли на левом берегу Амура, а также территория между
Уссури и Тихим океаном.

Это позволило России основать Владивосток и стать влиятельной силой в данном регионе Тихоокеанского бассейна.

Другим крупнейшим достижением Игнатьева как дипломата стало заключение Сан-Стефанского договора с Турцией в 1878 году, которым признавалась независимость Румынии, Черногории и Сербии, создавалось государство Великая Болгария и в целом укреплялись позиции России на Балканах.

После занятия престола АЛЕКСАНДРОМ III Игнатьев был назначен министром внутренних дел. При нем была основана «Священная дружина» для борьбы с революционным движением, а в 1881 году прошли еврейские
погромы, против которых не было принято никаких мер. Игнатьев был смещен со своего поста после предложения восстановить существовавший в XVII веке земский собор, в котором император увидел попытку создать ограничивающее его права правительство. В дальнейшем Игнатьев не играл заметной политической роли.

Уильям МАК-КИНЛИ (1843-14.9.1901)

25-й президент США (1897-1901), убит анархистом.

  • Чарльз ТЕЙЛОР (1929)
  • Ибрагим КЕЙТА (1945)
  • Йорг ХАЙДЕР (1950)

президент Либерии (с 1997 г.).
премьер-министр Мали (с 1994 г.).
лидер австрийских неонацистов, член правительства Австрии.

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

Источник: http://kharchenko.com/date/jan/29-p.php

Александр Куракин: за что его прозвали «бриллиантовым князем»

До 1810 года столы европейских знатных домов сервировались примерно так же, как это происходило во времена Ивана Грозного на Руси — на стол выставлялись все яства сразу. Назывался этот способ service à la française, или обслуживание (сервировка) по-французски.

Обилие блюд давало понять, что хозяин пира — человек состоятельный, и простолюдины могли с завистью видеть, сколько разных яств стоит на столах у господ.

При такой подаче горячее быстро остывало, особенно тогда, когда пиршество случалось на свежем воздухе, во время увеселительных прогулок или охоты.

Но в начале XIX века в Париже появился русский дипломат, который буквально перечеркнул вековые традиции Европы и заставил французов отказаться от одновременной подачи блюд. Звали этого человека князь Александр Борисович Куракин.

Кто он, этот князь?

Внук фельдмаршала Степана Федоровича Апраксина, Куракин, родился в 1752 году и рано лишился родителей, воспитывался наставником будущего императора Павла дипломатом Никитой Ивановичем Паниным и стал близким другом Павла. Образование получил в европейском городе Киле, куда был отправлен «за шалости», после чего сделал быструю карьеру при дворе.

Ему выпала честь сопровождать Павла в Берлин, однако, после того как оказалось, что князь вовлек будущего императора в масонство, Екатерина Великая отправила его в деревню под Саратов, откуда князь вернулся ко двору после ее смерти. При Павле I Курагин стал вице-канцлером.

Русский писатель, современник князя Николай Иванович Греч, считал Куракина человеком едва ли не слабоумным и «пустым», а мемуарист Филипп Филиппович Вигель замечал, что свои недостатки князь компенсировал искренней преданностью в дружбе.

Вигель писал, что князь был весьма красив и прекрасно сложен, однако «годы эпикурейства» не пошли ему на пользу. Историк С. А.

Козлов в труде «Русский путешественник эпохи просвещения» характеризовал князя, как большого любителя богатых украшений, за что тот получил прозвище «бриллиантовый князь».

Увлечение вольнодумством закончилось тем, что князь освободил своих крепостных, сделав их вольными хлебопашцами и выделив им 60 тыс. десятин земли, которую крестьяне должны были выкупить в течение 25 лет. Деньги вносились на счет внебрачных детей князя.

Но бывало, что князь впадал и в опалу, которая длилась недолго. В 1801 году он в очередной раз вернулся ко двору и даже присутствовал при последнем ужине Павла. После убийства императора заговорщиками князю по завещанию достались его германский орден Черного орла и шпага, ранее принадлежавшая Карлу X.

В париж? в париж!

После поражения России в битве при Аустерлице Куракин писал Александру I о необходимости готовить Россию к войне и искать дипломатические пути установления отношений с Наполеоном.

Князь стал посредником при заключении Тильзитского мира, снискал расположение императора Наполеона I Бонапарта и министра иностранных дел Франции Шарля Мориса де Талейрана и по их просьбе в 1808 году был направлен послом в Париж.

Вплоть до войны 1812 года князь поражал парижан роскошью, расточительностью и хлебосольностью. Как указывал писатель Михаил Иванович Пыляев, князь с утра выбирал наряд по особому альбому, к каждому платью у него были отдельные пряжки и перстни, шпага и табакерка.

Кафтаны у князя были из бархата с бриллиантовыми пуговицами и пряжками, на груди и на рукавах были пышные кружева. Звезды и кресты были сделаны из бриллиантов, на правом плече красовался жемчужный или бриллиантовый эполет, а шпага и шляпа были усыпаны алмазами. Ездил граф в запряженной цугом золотой карете и устраивал пиры, которых Париж еще не видел.

Именно благодаря этим пирам Европа и познакомилась с сервировкой стола «а ля рус» (service à la russe).

Что это такое

При сервировке стола по-русски блюда подавали не сразу, а по очереди, а за плечом каждого гостя стоял слуга для того, чтобы заменить блюдо на новое (Мелитта Вайс Адамсон, Франсин Сеган «Развлечения от Древнего Рима до современности»).

Таким образом стол освобождался и появлялось место для сервировки. Полный столовый прибор называли кувертом. На пирах князя куверт гостя состоял из сервизной тарелки-подставки со свернутой салфеткой, на которой покоилась карточка с именем гостя.

Справа и слева от тарелки располагались ножи и вилки. Справа клали устричную вилку, два ножа — рыбный и мясной и нож для фруктов. Слева клали вилки: рыбную, мясную и фруктовую. Возле тарелки ставили три бокала — для воды, шампанского и вина, располагали меню, специи и тарелку под орехи.

Во время трапезы слуги приносили новые блюда и ставили их на тарелку-подставку, а после закусок подставку меняли на новую — подогретую. Делалось это для того, чтобы горячие блюда как можно дольше не остывали.

Перед подачей десерта стол убирали, оставляя бокалы. Затем на стол ставили тарелки для сладкого, покрытые салфетками, клали ложки и вилки и подавали гостям чашки с водой для ополаскивания рук. Это настолько понравилось французам, что быстро распространилось по Парижу, а потом — и по всей Европе.

От Парижа до Павловска

Судьба «бриллиантового» князя в Париже оказалось не очень счастливой. Во время одного из балов в честь венчания Бонапарта и Марии-Луизы Австрийской возник пожар. Князь проявил себя в лучшем свете — он бросился спасать других гостей, получил сильнейшие ожоги и упал с лестницы.

Его объявили героем, но здоровье его сильно пошатнулось, ведь Куракину было уже 58 лет.

Кстати, возникновение сервировки по-русски историки этикета связывают именно с тем, что князю после пожара было больно двигаться и он не мог тянуться к блюдам. А поскольку поесть он любил, это и заставило его придумать новый способ подачи блюд.

После начала Отечественной войны 1812 года Куракин уехал в Россию, жил в Санкт-Петербурге, жестоко страдал от подагры, но продолжал давать пышные балы.

В 1817 году Александр Борисович поехал для лечения на воды Веймара, где и скончался. Похоронили князя в Павловске в храме Святой Марии Магдалины. Говорят, похороны его были почти столь же пышны и многолюдны, как и балы, которые он устраивал.

Читайте также:  Зачем в ссср делали окна в ванной комнате

Источник: https://cyrillitsa.ru/history/96157-aleksandr-kurakin-za-chto-ego-prozvali.html

Первый русский англофил — журнал "огонёк" — издательский дом коммерсантъ

Владимир БОРОВИКОВСКИЙ. Портрет князя Александра Борисовича Куракина. 1801 — 1802 гг.

Золотая середина

Владимир Лукич Боровиковский, один из самых известных и умелых русских художников второй половины XVII века, в портрете Куракина превзошел самого себя. Кремлевская елка в Новый год сверкает меньше, чем мундир титулованного князя. Любимец Павла I, Куракин был человеком чрезвычайно состоятельным. Современники называли его «бриллиантовым князем», а за глаза — павлином. За излишнюю слабость к собственной персоне, за любовь к драгоценностям и нарядам. Рассказывали, что однажды украшенный бриллиантами и золотом камзол уберег Куракина от ожогов во время неожиданного пожара. Еще рассказывали, что у любвеобильного Александра Борисовича было сорок незаконнорожденных детей, и обо всех он в меру возможности заботился — снабжал деньгами и давал достойное образование. Первый донжуан, в юности он перебежал дорогу самому Павлу I. Что, впрочем, не нарушило их крепкой дружбы. При Павле Александр Куракин достиг пика своей карьеры — он был вице-канцлером и хранителем государственной печати. Куракин увлек императора масонством. На парадном портрете поэтому нашлось место мантии, украшенной мальтийским крестом.

Любовь Куракина к самому себе сказывалась, например, в том, что он часто заказывал портреты. Шедевр Боровиковского считал лучшим. По всем канонам парадного портрета князь изображен в официальном костюме, при всех звездах и лентах.

За его спиной — мраморный бюст государя. На втором плане виден Михайловский замок. В русской истории он остался как первый англофил. Боровиковскому Куракин позировал в настоящем английском фраке (так фраки выглядели в начале XIX века).

Портрет был окончен в год убийства Павла. Александр I благосклонно отнесся к фавориту предшественника: отправил его в почетную ссылку, русским послом — вначале в Австрию, затем во Францию. Куракин занимал этот пост вплоть до войны России с Наполеоном.

Эту войну отнесли на счет неумелой дипломатии и посольских просчетов — на этом дипломатическая служба князя подошла к концу. Что не характерно для парадного портрета в принципе — мягкая добродушная улыбка, неофициальное выражение лица.

Поздний сентиментализм и ранний романтизм — стили, так и не оформившиеся в русском искусстве окончательно и проявлявшие себя спорадически — наложили свой отпечаток на стандартную форму классического портрета.

Людмила ЛУНИНА

Фото М. Мезенцева, репродукция Н. Персиевой

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/2284864

В пензенской области за 4 млн руб. продают дворец князя куракина

ПЕНЗА, 18 июня. /Корр. ИТАР-ТАСС Анна Панина/. Правительство Пензенской области выставило на аукцион усадьбу Надеждино, принадлежавшую русскому дипломату времен правления Екатерины II Александру Куракину. Начальная цена разрушенного здания с двумя пристройками и парком — 4,278 млн руб.

Аукцион состоится 4 августа, уточнили в департаменте государственного имущества Пензенской области. Новый владелец получит право разместить в усадьбе турбазу, гостиницу или частное учебное заведение, сказали корр. ИТАР-ТАСС в региональном управлении культуры и архива.

На каких условиях продают Надеждино

«Продажа усадьбы Надеждино в Сердобском районе согласована с Министерством культуры РФ, это памятник федерального значения», — пояснил начальник отдела охраны объектов культурного наследия Сергей Муштаков-Лентовский.

«Усадьба продается с определенными ограничениями. Новый собственник будет обязан восстановить ее до первоначального состояния, а реконструкцию вести под контролем управления культуры. Здесь можно вести любую деятельность, которая не повредит усадьбе. Например, открыть турбазу, гостиницу или частное учебное заведение», — отметил представитель ведомства.

В собственности Пензенской области находятся 46 памятников культурного наследия федерального значения.

Бриллиантовый князь

Князь Александр Борисович Куракин (1752-1818) — русский дипломат, близкий друг императора Павла I, глава русского посольства в Париже (1808-1812). В последние годы правления Екатерины II попал в опалу за связь с масонами, был сослан в саратовское имение Борисоглебское (впоследствии Надеждино). Был прозван «бриллиантовым князем» за любовь к роскоши и драгоценностям.

Усадьба Надеждино была построена в 1792 году, предположительно, по проекту итальянского архитектора Джакомо Кваренги. Князь Куракин провел 4 года в трехэтажном дворце на берегу реки Сердобы с 80 комнатами, залами для балов, оркестра и представлений крепостного театра. После его отъезда в Петербург усадьба постепенно пришла в запустение, а в 1920 годы ее сожгли крестьяне.

Княжеский дворец, от которого остались только стены, арка и каменная церковь, находится в собственности Пензенской области с 1992 года. В 1990-е годы в одном из его пристроев работал психоневрологический интернат. В 2000-е годы усадьба передавалась с баланса на баланс музейных объединений, а в начале 2014 года поступила в казну Пензенской области для последующей продажи.

Продолжение

Источник: https://tass.ru/kultura/1264060

Масон князь Куракин

О нравственных качествах человека нужно судить не по отдельным его усилиям,а по его повседневной жизни.Б. Паскаль

Следует признать, что этот человек прав,но не по тем законам, которым решили повиноваться во всем мире.Г. Лихтенберг

Историческая справка

Александр Борисович Куракин, известный русский дипломат, родился в Москве 18(29) января 1752 года. Умер 24 июня (6 июля) 1818 года в Веймаре, в возрасте 66 лет.

После смерти отца, с 1764года жил в Санкт-Петербурге, на попечении Никиты Ивановича Панина (род. 16.09. 1718 года – умер 31.03. 1783 года).

обер-гофмейстера и воспитателя Великого князя Павла Петровича — будущего императора Павла I.

Князь Куракин имел много почетных наград и званий, к которым был весьма неравнодушен, и как утверждали знающие его люди, являлся хотя и добрым, но очень тщеславным человеком.

В Российском государстве занимал видные государственные должности.

В разное время был вице-канцлером (1796), членом Государственного Совета (1810), сенатором, канцлером российских орденов (1802), действительным тайным советником первого класса (1807).

«Бриллиантовый князь»

Князь Куракин умел и желал, всегда одеваться красиво и со вкусом, используя при этом огромное количество дорогих украшений и драгоценностей, чем всегда выгодно отличался среди окружающей его дворянской элиты: «…роскошь, которую он так любил, и среди коей всегда жил, и сладострастие, к коему имел всегдашнюю наклонность, размягчала телесную и духовную его энергию, и эпикуреизм был виден во всех его движениях. Пожалуй, никто в России, более князя Куракина не относился к своему внешнему виду с такой щепетильностью. Никто более князя Кура-кина не увлекался удовольствиями наружного тщеславия, никто более его не умел наряжаться. Легкомысленно и раболепно он не хотел, однако же подчиняться моде; он хотел казаться не модником, а великим господином, и всегда в бархате или парче, всегда с алмазными пряжками и пуговицами, перстнями и табакерками;… «Смолоду князь Куракин был очень красив и получил от природы крепкое, даже атлетическое сложение. Но роскошь и сладострастие размягчили телесную и душевную его энергию, а эпикуреизм его виден был во всех его движениях, и лучезарное тихонравие его долго пленяло и уважалось, но в новое царствование, с новыми идеями, оно дало повод сравнивать его с павлином»» — свиде-тельствует его современник Филипп Вигель.

В качестве к данному высказыванию Ф.Ф. Вигеля, которого мы еще неоднократно будем цитировать, должен сказать, что Вигель, хорошо знавший князя Куракина, далеко не всегда был объективен в описании его неординарной личности.

Между тем, большинство современников князя отмечают, что каждый штрих в его одежде был тщательно продуман, и этот имидж высокородного богатого светского человека, умевшего искусно и безукоризненно одеваться, ежедневно соблюдался и поддерживался самим князем.

Михаил Иванович Пыляев, русский писатель и журналист, собиравший занимательные истории и исторические анекдоты о знаменитых людях и петербургской жизни XVIII века, пишет:«Куракин был большой педант в одежде: каждое утро, когда он просыпался, камердинер подавал ему книгу вроде альбома, где находились образчики материи, из которых были сшиты его великолепные костюмы, и образцы платья; при каждом платье были особенная шпага, пряжки, перстень, табакерка и т.д.»

Князь Куракин действительно был необычайно щепетилен в деле этикета и выборе костюма. Как исторический анекдот, М.И.

Пыляев рассказывает следующую историю:«Однажды, играя в карты у императрицы, князь внезапно почувствовал дурноту: открывая табакерку, он увидал, что перстень, бывший у него на пальце, совсем не подходит к табакерке, а табакерка не соответствует оста-льному костюму.

Волнение его было настолько сильно, что он с крупными картами проиграл игру; по счастью, никто, кроме него, не заметил ужасной небрежности камердинера».

Русский историк Дмитрий Николаевич Бантыш-Каменский, также свидетельствует о том, что князь Куракин очень любил дорогую одежду и драгоценности: «… он носил, большею частью, глазетовый или бархатный французский кафтан, на котором, равно на камзоле и исподнем платье, пуговицы все были бриллиантовые, звезды:Андреевская и Черного Орла, кресты: Александровский и Мальтийский на шее, Аннинский в петлице, из крупных солитеров. Он обыкновенно надевал сверх кафтана голубую ленту с бриллиантовым крестом; на камзоле Владимирскую и Прусскую; на правое плечо эполет бриллиантовый или жемчужный; пряжки и шпагу имел алмазные; даже петлю на шляпе из бриллиантов; носил кружева на груди и рукавах; ослеплял всех богатством своей одежды…»

За некоторую нарочитость, и искусственность в одежде, баснословное богатство и болезненное пристрастие к драгоценностям, его за глаза называли «бриллиантовым князем». Под этим именем он и вошел в историю России.

Карьера с детства

Он был первым ребенком в семье князя Бориса Александровича Куракина (1733-1764), и его жены Елены Степановны Апраксиной (1735-1769), дочери фельдмаршала С.Ф. Апраксина.

Брат его бабушки, Никита Иванович Панин, будучи воспитателем великого князя Павла, с разрешения императрицы Екатерины Второй, взял его на совместное обучение и воспитание с наследником российского престола.

Благодаря этому счастливому обстоятельству князь Куракин стал детским другом наследника престола.

Граф Н.И. Панин был масоном, и очень честным человеком, что признавали абсолютно все его сов-ременники.

Например, половину из 9000 душ, подаренных ему Павлом Первым, он отдал своим секретарям, Фонвизину, Бакунину и Убри, что было очень необычно для того времени.

Щепетильную честность Панину удалось привить и князю Куракину, который, по свидетельству современников, всегда щедро расплачивался и благодарил за любую, даже самую малую, оказанную ему услугу.

Никита Иванович был достойным человеком, и даже после того, как Екатерина Вторая, из-за масонства, уволила графа Панина от воспитания наследника, для Павла он оставался авторитетом до самой смерти. И после смерти Екатерины, Павел увековечил свою призна-тельность Панину, поставив ему в 1797 году, памятник в церкви Святой Магдалины в Павловске.

Довольно скоро молодой князь стал близким другом и наперсником будущего императора, и в детских играх, называл его другом «Павлушкой». В свою очередь Павел, называл Куракина «своей душою».

В детстве у них были очень доверительные отношения, и когда наследнику престола, полностью зависимому в финансовых вопросах от матери, понадобились деньги, Куракин не задумываясь, заложил свое имение, чтобы достать требуемую для Павла немалую сумму денег.

Детская дружба Куракина с наследником престола всячески поощрялась их воспитателем Никитой Ивановичом Паниным.

Другой учитель Павла, С.А. Порошин, ведший днев-ник о детских годах Павла, пишет, что «князь Александр Борисович почти каждый день обедал и ужинал вместе с наследником; часто вступал с ним в исторические диспуты».

И надо сказать что, несмотря на все перипетии судьбы, князь Куракин до конца жизни Павла, оставался одним из самых близких и преданных его друзей, а после его смерти, бережно хранил дорогие для него, памятные вещицы императора.

Германский император Иосиф Второй, лично знавший князя Куракина, писал о нем:«Князь Куракин, сопутствующий Их Высочествам по чувству личной преданности, состоит при них уже в течение многих лет.

Будучи племянником графа Панина, он уже этим имеет право на признательность великого князя и пользуется доверием и отменным вниманием Их Высочеств.

Это человек любезный, и с обращением высшего общества».

Образование

Кроме совместного воспитания и обучения с цеса-ревичем Павлом, Н.И. Панин в 1766 году отправил молодого Куракина в Альбертинскую коллегию, в германский город Киль, где около года он слушал лекции, числясь при русском посольстве в Копенгагене.

Дальнейшее образование князь продолжил в Лейден-ском университете, где вместе с ним учились молодые Н.П. Шереметев, Н.П. Румянцев, Н.Б. Юсупов и С.С. Апраксин. Заграничное проживание и обучение обошлось князю Куракину в 13 тысяч рублей, немалые по тем временам деньги. Как видим, Н.И.

Панин не жалел денег на обучение князя Куракина, вследствие чего молодой князь получил блестящее по тем временам образование.

Продвижение по службе молодого Куракина

Как и другие дворянские дети, князь Куракин с детства числился на службе в гвардии, и уже в 1772 году был пожалован в камер-юнкеры, а в 1775 году определен в Сенат. В 1778 году он стал действи-тельным камергером и предводителем петербургского дворянства.

Посвящение в масоны

Князь Куракин сопровождал великого князя Павла Петровича в заграничной поездке в Берлин, а затем был отправлен к шведскому королю в Стокгольм. Во время этой поездки, в 1773 году, он вступил в масо-нскую ложу «Капитулум Петролиум», а в 1779 году был принят в главную Петербургскую масонскую ложу.

Куракин был посвящён в члены Мальтийского масонского ордена госпитальеров с подчинением шведскому капитулу. За заслуги в подготовке и заключении конвенции между Российской Империей и Державным Орденом Святого Иоанна Иерусалимского (т.е.

Мальтийским Орденом), князь получил звание бальи Ордена. (Бальи — член капитула ордена Иоанна Иерусалимского, носящий по своему званию большой крест.

) В 1801-1803 годах князь входил в состав Священного Совета Ордена, занимая должность великого бальи, а в 1802 году даже временно руководил Советом.

Павел и Мальтийский орден

В 1797 году, Павел принял под свой протекторат остров Мальту, принадлежащий католическому Ордену рыцарей святого Иоанна Иерусалимского, и взял на себя обязательства заботиться о процве-тании Ордена. В заключении конвенции о покро-вительстве над Мальтийским орденом участвовали любимцы Павла, князь А.Б. Куракин и князь А.А. Безбородко.

И здесь уместно сказать, что Павел, который был приверженцем абсолютного порядка и строгого этикета, регламентирования всего и вся, в том числе эмблем, наград и возлагаемых почестей, очень щепетильно относился ко всем внешним прояв-лениям своего почитания, в том числе и к атрибутике Мальтийского ордена.

Вот что об этом пишет А.Г. Тартаковский: «Ярким примером приверженности Павла I к рыцарской идее явились его отношения с Орденом иоаннитов на Мальте. Чудом доживший до нового времени осколок объединения рыцарей-крестоносцев, католиков-иезуитов, Мальтийский Орден во второй половине 1790-х гг.

оказался из-за грозных событий Фран-цузской революции в крайне тяжелом положении и вынужден был искать защиты у глав европейских монархий. Иезуиты еще в конце царствования Екате-рины II обосновались в России, а с воцарением ее сына стали добиваться его участия в мальтийских делах. Павел I …в декабре 1797 г.

принял Орден под свое покровительство … В сентябре 1798 г. он принял Мальтийский Орден под свое верховное руководство, а в ноябре возложил на себя достоинство великого магистра Ордена… Указание на достоинство «Великого Магистра Ордена св.

Иоанна Иерусали-мского» вошло в состав общей титулатуры Павла I, а изображение мальтийского креста было внесено в государственный герб, а сам крест включен в систему высших российских орденов».

Решение Павла стать Магистром Мальтийского ордена было продуманным. Дело в том, что Павел, как и Наполеон, мечтал о мировом господстве, и потому желал взять под свой протекторат весь католический мир.

Напомню, что при своей коронации, он как русский император, возложил на себя и обязанности главы русской православной церкви (в царской России церковь подчинялась государю).

Он лучше других понимал значение веротерпимости в многонациональном российском государстве, а потому, сразу после восшествия на престол, издал указы о переводе в легальное положение всех старообрядцев с равными правами для всех верующих.

А став магистром Мальтийского католического ордена-государства, проложил себе прямую дорогу для того, чтобы стать во главе и всей католической церкви. С этой целью он предлагал папе Пию VII политическое убежище в России, в обмен на политический союз с римско-католической церковью.

Ведь в этом случае, статус русского государя и Магистра Мальтийского католического Ордена, позволял ему возложить на себя и обязанности главы римско-католической церкви.

Это обстоятельство и послужило причиной того, католический крест был включен в государ-ственную символику Российской империи.

Но здесь мы должны прервать повествование, чтобы дать энциклопедическую справку о русском масонстве и роли князя Куракина в распространении масонства в России.

Источник: http://kometa-vozmezdie.ru/382-mason-knyaz-kurakin.html

Читать книгу «Александр Первый: император, христианин, человек» онлайн— Всеволод Глуховцев — Страница 10 — MyBook

Придворные же масоны, закружившие вокруг наследника свой тихоструйный хоровод, о том вряд ли думали. Им совершенно было всё равно, кто как молится, крестится, в какую церковь ходит и ходит ли туда вообще.

Они лелеяли мечту видеть на престоле единомышленника, собрата – и разумеется, не только доморощенные конспираторы, но и их европейские братья по разуму, которые наверняка приветствовали и поощряли старания русских соратников.

Да и Павел, видимо, являл благодатный материал: нервный, неустойчивый, впечатлительный романтик – как раз тот самый психологический тип, что лучше прочих поддаётся «нейролингвистическому программированию».

А потом, Павел был действительно мистически чуток, его жизнь полна видений, странностей и вещих снов… Вот только – уж воистину сапожник без сапог! – самый главный, самый трагический момент своей жизни император так и не угадал.

Слово за слово, умелые ловцы душ человеческих, масоны уловили Павла Петровича в сети. Опытный прожжёный политикан граф Никита Иванович Панин, блестящий молодой аристократ князь Александр Борисович Куракин, за богатство и роскошные манеры прозванный «бриллиантовым князем» – они, и многие другие, окружая наследника, ткали невидимую ткань, и делали это достаточно успешно.

Куда смотрел духовный наставник Павла – архимандрит, а впоследствии митрополит, Платон?.. Для него, образованного и талантливого богослова не составило бы труда опровергнуть в полемике любые хитроумия.

Почему же он допускал посторонние влияния на цесаревича? Некоторые исследователи с недоброжелательством считают, что Платон сам был тайным масоном – в качестве примера приводя знаменитый отзыв митрополита о Николае Новикове [70, т.

2, 352]… Эта недоброжелательная сентенция не представляется убедительной, хотя бы потому, что профессионалу этическая несостоятельность масонства сравнительно с православием очевидна. Почему же тогда владыка проявил насторожившую многих снисходительность?.. Сложно объяснить это одномерной причиной.

Во-первых, придворные заводи глубоки и темны, одной теорией тут не обойдёшься, и даже учёному теологу всего не разглядеть.

А во-вторых – и, очевидно, в главных – Платон, вероятно, видел в окружавших его людях, и в Павле особенно, настоящий, без притворства поиск истины, который водит человека долгими путями, может кружить, кружить, кружить по дальним перепутьям… Правда, может так и не вывести.

Но тут уж никто, кроме самого человека сделать это не в силах. Помогать блуждающим, конечно, надо, а вот тянуть, толкать их силою пустое дело. К истине каждый должен прийти сам – кому, как не православному иерарху понимать это! В нелепой мешанине масонства, розенкрейцерства, иллюминатства и ещё невесть чего Платон, человек воистину просвещённый и толерантный, очевидно, сумел разглядеть чьи-то юность, наивность, духовную жажду; видел, что пена идейной моды неизбежна, она схлынет. А семена правды прорастут, пусть и не сразу…

И оказался прав. Как в смысле историческом, так и в персональном. С годами цесаревич, а затем император Павел сумел критически отнестись к увлечениям юности и отделить зёрна от плевел.

Что действительно позитивного есть в декларациях масонства – то, что оно рассуждает о единении человечества, то есть претендует на универсальный нравственный характер; впрочем, при серьёзном изучении оказывается, что характер псевдо-универсальный, ибо такого типа доктрина не в состоянии затронуть вершины человеческой духовности – и вот на этом-то, не самом высоком уровне возможно много, красиво и безответственно говорить о чём-то общем.

В другую эпоху, в веке XIX-м, людям позитивистского склада показалось, что наука – та самая база, на которой возможно общечеловеческое единство. Аргументы были примерно таковы: религии, философские теории разделяют людей, это очевидно.

А наука – так же очевидно – объединяет всех, поскольку сама едина. Не существует православной или католической физики, русской, японской, уругвайской.

Есть одна общая для всех – стало быть, развивая науку вместо религий, можно добиться единства человечества.

Логически мысль вроде бы безупречная; но именно «вроде бы». Не соблюдён здесь фундаментальный логический принцип: закон достаточного основания. Ибо нет достаточных оснований считать науку универсальной объединяющей силой, так как не способна она к постижению абсолютных истин – с коими как раз имеет дело религия.

Уже в XX веке науковедение сформулировало так называемый принцип фальсификации, который, в сущности, постулирует следующее: наука как таковая не может быть полноценным мировоззрением, она лишь создаёт схемы, помогающие людям более или менее ориентироваться в окружающем мире.

А вот на высоте философской, тем более религиозной проблематики, где речь не о деталях познания, а о самой сердцевине бытия, к согласию прийти куда труднее…

В масонстве, правда, речь шла именно о единении человечества.

Лучшие из мыслящих людей мучились мыслью: почему христианство (чью нравственную огромность они сознавали и не хотели отрекаться от неё!) не сумело объединить мир? Почему даже те народы, что именуются христианскими, бесконечно ссорятся и воюют друг с другом?..

Кого-то, вероятно, и посетила изощрённая мысль: якобы исключительная высота требований и является препятствием к объединению.

Следовательно, стоит опустить этическую планку, создать нечто расплывчато-благожелательное, общий набор правил, не касаясь таких трудных тем, как смертный грех, покаяние, духовный подвиг… Да, разумеется, если кого это интересует – пожалуйста, интересуйтесь, однако, возводить это в ранг нравственного императива вовсе не обязательно. Достаточно, но не необходимо – говоря языком логики.

На первый взгляд может показаться, что это блестящий выход из тупика. Однако же, нет – жизнь демонстрирует, что и этот приём онтологически неверен.

Снижение критериев сразу же создаёт эффект «морального вакуума»: упрощённая этическая парадигма начинает втягивать в себя персонажей с упрощёнными этическими принципами; эти лица своим присутствием обессмысливают саму концепцию… Процесс непростой и нескорый, но закономерный, и никуда от него не деться.

Митрополит Платон, вероятно, понимал это хорошо, его царственный воспитанник понял не сразу – но понял всё же. Кошмар французской революции отрезвил многих, а Павла он ещё и убедил в том, что единство христианского мира должно быть восстановлено на основаниях более серьёзных и глубоких, более мистических, если угодно.

Впрочем, к тому, что ему в масонстве представлялось лучшим, Павел сохранил симпатию до конца дней своих – в чём ещё раз оказался проницательнее матери.

Правда, у той есть уважительная причина: когда во Франции грянула революция, ей, находясь на троне, некогда было долго разбирать, кто иллюминат, кто розенкрейцер, кто лучше, кто хуже – проще было взять под тотальный контроль всех, что она и сделала. Что она умела это делать, в том сомневаться нечего. Все сразу присмирели. Умники же стали тише воды, ниже травы.

Вряд ли Павел, воцарясь, стал миловать опальных (Новикова, Радищева, Баженова, того же Куракина…) только из ностальгии по своей молодости. Он действительно ценил в этих людях лучшее, что в них было, ценил идеологию единения, пусть и на усечённой основе – в конце-то концов он сам, христианский самодержец, на что?! Если кто ошибётся, он поправит.

Это было самонадеянно, хотя и благородно по намерениям. Вообще, нам следует признать доброжелательность социальной концепции Павла – логично вытекавшую из его религиозности, несколько неуравновешенной, с вывихами, но всё же настоящей, не показной.

221 000 книг и 36 000 аудиокнигПолучить 14 дней бесплатно

Источник: https://MyBook.ru/author/vsevolod-gluhovcev/aleksandr-pervyj-imperator-hristianin-chelovek/read/?page=10

Ссылка на основную публикацию