Что говорили о русских немецкие солдаты в первую мировую

Из дневника солдата группы армий «Центр», 20 августа 1941 года. После такого опыта в немецких войсках быстро вошла в обиход поговорка «Лучше три французских кампании, чем одна русская»: «Потери жуткие, не сравнить с теми, что были во Франции… Сегодня дорога наша, завтра ее забирают русские, потом снова мы и так далее… Никого еще не видел злее этих русских. Настоящие цепные псы! Никогда не знаешь, что от них ожидать. И откуда у них только берутся танки и всё остальное?!»

Эрих Менде, обер-лейтенант 8-й силезской пехотной дивизии, о разговоре, состоявшемся в последние мирные минуты 22 июня 1941 года: «Мой командир был в два раза старше меня, и ему уже приходилось сражаться с русскими под Нарвой в 1917 году, когда он был в звании лейтенанта. «Здесь, на этих бескрайних просторах, мы найдем свою смерть, как Наполеон, — не скрывал он пессимизма. — Менде, запомните этот час, он знаменует конец прежней Германии».

Альфред Дюрвангер, лейтенант, командир противотанковой роты 28-й пехотной дивизии, наступавшей из Восточной Пруссии через Сувалки: «Когда мы вступили в первый бой с русскими, они нас явно не ожидали, но и неподготовленными их никак нельзя было назвать. Энтузиазма у нас не было и в помине! Скорее всеми овладело чувство грандиозности предстоящей кампании. И тут же возник вопрос: где, у какого населенного пункта эта кампания завершится?»

Артиллерист противотанкового орудия Иоганн Данцер, Брест, 22 июня 1941 года: «В самый первый день, едва только мы пошли в атаку, как один из наших застрелился из своего же оружия. Зажав винтовку между колен, он вставил ствол в рот и надавил на спуск. Так для него окончилась война и все связанные с ней ужасы».

Генерал Гюнтер Блюментритт, начальник штаба 4-й армии: «Поведение русских даже в первом бою разительно отличалось от поведения поляков и союзников, потерпевших поражение на Западном фронте. Даже оказавшись в кольце окружения, русские стойко оборонялись».

Шнайдербауэр, лейтенант, командир взвода 50-мм противотанковых орудий 45-й пехотной дивизии о боях на Южном острове Брестской крепости: «Бой за овладение крепостью ожесточенный — многочисленные потери… Там, где русских удалось выбить или выкурить, вскоре появлялись новые силы.

Они вылезали из подвалов, домов, из канализационных труб и других временных укрытий, вели прицельный огонь, и наши потери непрерывно росли»» (из боевых донесений 45-й пехотной дивизии вермахта, которой был поручен захват Брестской крепости; дивизия насчитывала 17 тысяч человек личного состава против захваченного врасплох 8-тысячного гарнизона крепости; только за первые сутки боев в России дивизия потеряла почти столько же солдат и офицеров, сколько за все 6 недель кампании во Франции).

«Эти метры превратились для нас в сплошной ожесточенный бой, не стихавший с первого дня. Все кругом уже было разрушено почти до основания, камня на камне не оставалось от зданий… Саперы штурмовой группы забрались на крышу здания как раз напротив нас.

У них на длинных шестах были заряды взрывчатки, они совали их в окна верхнего этажа — подавляли пулеметные гнезда врага. Но почти безрезультатно — русские не сдавались. Большинство их засело в крепких подвалах, и огонь нашей артиллерии не причинял им вреда.

Смотришь, взрыв, еще один, с минуту все тихо, а потом они вновь открывают огонь».

  Как Япония «помогала» СССР одолеть Гитлера

Меллентин Фридрих фон Вильгельм, генерал-майор танковых войск, начальник штаба 48-го танкового корпуса, впоследствии начальник штаба 4-й танковой армии: «Можно почти с уверенностью сказать, что ни один культурный житель Запада никогда не поймет характера и души русских.

Знание русского характера может послужить ключом к пониманию боевых качеств русского солдата, его преимуществ и методов его борьбы на поле боя.

Стойкость и душевный склад бойца всегда были первостепенными факторами в войне и нередко по своему значению оказывались важнее, чем численность и вооружение войск…

Никогда нельзя заранее сказать, что предпримет русский: как правило, он мечется из одной крайности в другую.

Его натура так же необычна и сложна, как и сама эта огромная и непонятная страна… Иногда пехотные батальоны русских приходили в замешательство после первых же выстрелов, а на другой день те же подразделения дрались с фанатичной стойкостью… Русский в целом, безусловно, отличный солдат и при искусном руководстве является опасным противником».

Ганс Беккер, танкист 12-й танковой дивизии: «На Восточном фронте мне повстречались люди, которых можно назвать особой расой. Уже первая атака обернулась сражением не на жизнь, а на смерть».

Из воспоминаний артиллериста противотанкового орудия о первых часах войны: «Во время атаки мы наткнулись на легкий русский танк Т-26, мы тут же его щелкнули прямо из 37-миллиметровки.

Когда мы стали приближаться, из люка башни высунулся по пояс русский и открыл по нам стрельбу из пистолета. Вскоре выяснилось, что он был без ног, их ему оторвало, когда танк был подбит.

И, невзирая на это, он палил по нам из пистолета!»

Гофман фон Вальдау, генерал-майор, начальник штаба командования Люфтваффе, запись в дневнике от 31 июня 1941 года: «Качественный уровень советских летчиков куда выше ожидаемого… Ожесточенное сопротивление, его массовый характер не соответствуют нашим первоначальным предположениям».

Из интервью военному корреспонденту Курицио Малапарте (Зуккерту) офицера танкового подразделения группы армий «Центр»: «Мы почти не брали пленных, потому что русские всегда дрались до последнего солдата. Они не сдавались. Их закалку с нашей не сравнить…»

Эрхард Раус, полковник, командир кампфгруппы «Раус» о танке КВ-1, расстрелявшем и раздавившем колонну грузовиков и танков и артиллерийскую батарею немцев; в общей сложности экипаж танка (4 советских воина) сдерживал продвижение боевой группы «Раус» (примерно полдивизии) двое суток, 24 и 25 июня:

«…Внутри танка лежали тела отважного экипажа, которые до этого получили лишь ранения. Глубоко потрясенные этим героизмом, мы похоронили их со всеми воинскими почестями. Они сражались до последнего дыхания, но это была лишь одна маленькая драма великой войны. После того, как единственный тяжелый танк в течение 2 дней блокировал дорогу, она начала-таки действовать…»

Из дневника обер-лейтенанта 4-й танковой дивизии Хенфельда: «17 июля 1941 года. Сокольничи, близ Кричева. Вечером хоронили неизвестного русского солдата (речь идет о 19-летнем старшем сержанте-артиллеристе Николае Сиротинине).

Он один стоял у пушки, долго расстреливал колонну танков и пехоту, так и погиб. Все удивлялись его храбрости… Оберст перед могилой говорил, что если бы все солдаты фюрера дрались, как этот русский, мы завоевали бы весь мир. Три раза стреляли залпами из винтовок.

Все-таки он русский, нужно ли такое преклонение?»

Из признания батальонному врачу майора Нойхофа, командира 3-го батальона 18-го пехотного полка группы армий «Центр»; успешно прорвавший приграничную оборону батальон, насчитывавший 800 человек, был атакован подразделением из 5 советских бойцов: «Я не ожидал ничего подобного. Это же чистейшее самоубийство атаковать силы батальона пятеркой бойцов».

  «Ничто не забыто!» — работа поисковых отрядов

Из письма пехотного офицера 7-й танковой дивизии о боях в деревне у реки Лама, середина ноября 1941-го года: «В такое просто не поверишь, пока своими глазами не увидишь. Солдаты Красной армии, даже заживо сгорая, продолжали стрелять из полыхавших домов».

Меллентин Фридрих фон Вильгельм, генерал-майор танковых войск, начальник штаба 48-го танкового корпуса, впоследствии начальник штаба 4-й танковой армии, участник Сталинградской и Курской битв:

«Русские всегда славились своим презрением к смерти; коммунистический режим еще больше развил это качество, и сейчас массированные атаки русских эффективнее, чем когда-либо раньше.

Дважды предпринятая атака будет повторена в третий и четвёртый раз, невзирая на понесенные потери, причем и третья, и четвертая атаки будут проведены с прежним упрямством и хладнокровием… Они не отступали, а неудержимо устремлялись вперед.

Отражение такого рода атаки зависит не столько от наличия техники, сколько от того, выдержат ли нервы. Лишь закаленные в боях солдаты были в состоянии преодолеть страх, который охватывал каждого».

Фриц Зигель, ефрейтор, из письма домой от 6 декабря 1941 года: «Боже мой, что же эти русские задумали сделать с нами? Хорошо бы, если бы там наверху хотя бы прислушались к нам, иначе всем нам здесь придется подохнуть».

Из дневника немецкого солдата: «1 октября. Наш штурмовой батальон вышел к Волге. Точнее, до Волги еще метров 500. Завтра мы будем на том берегу, и война закончена.

3 октября. Очень сильное огневое сопротивление, не можем преодолеть эти 500 метров. Стоим на границе какого-то хлебного элеватора.

6 октября. Чертов элеватор. К нему невозможно подойти. Наши потери превысили 30%.

10 октября. Откуда берутся эти русские? Элеватора уже нет, но каждый раз, когда мы к нему приближаемся, оттуда раздается огонь из-под земли.

15 октября. Ура, мы преодолели элеватор. От нашего батальона осталось 100 человек. Оказалось, что элеватор обороняли 18 русских, мы нашли 18 трупов» (штурмовавший этих героев 2 недели батальон гитлеровцев насчитывал около 800 человек).

Йозеф Геббельс: «Храбрость — это мужество, вдохновленное духовностью. Упорство же, с которым большевики защищались в своих дотах в Севастополе, сродни некоему животному инстинкту, и было бы глубокой ошибкой считать его результатом большевистских убеждений или воспитания. Русские были такими всегда и, скорее всего, всегда такими останутся».

Губерт Коралла, ефрейтор санитарного подразделения 17-й танковой дивизии, о боях вдоль шоссе Минск-Москва: «Они сражались до последнего, даже раненые и те не подпускали нас к себе.

Один русский сержант, безоружный, со страшной раной в плече, бросился на наших с саперной лопаткой, но его тут же пристрелили. Безумие, самое настоящее безумие.

Они дрались, как звери, и погибали десятками».

Из письма матери солдату вермахта: «Мой дорогой сынок! Может, ты все же отыщешь клочок бумаги, чтобы дать о себе знать. Вчера пришло письмо от Йоза. У него все хорошо. Он пишет: «Раньше мне ужасно хотелось поучаствовать в наступлении на Москву, но теперь я был бы рад выбраться изо всего этого ада».

/Михаил Онуфриенко, naspravdi.info/

Источник: https://army-news.ru/2015/05/dnevniki-protivnika-o-russkix-soldatax/

Мнения немцев о русских солдатах во время Второй мировой войны

Далее вас ждут цитаты и выдержки из реальных писем солдат Третьего рейха, которые сражались на Восточном фронте ина себе испытали стойкость духа советских воинов.

«Сталинград — хороший урок для немецкого народа, жаль только, что те, кто прошел обучение, вряд ли смогут использовать полученные ими знания в дальнейшей жизни».

«Русские не похожи на людей, они сделаны из железа, они не знают усталости, не ведают страха. Матросы, на лютом морозе, идут в атаку в тельняшках. Физически и духовно один русский солдат сильнее целой нашей роты».

«Русские снайперы и бронебойщики – несомненно ученики Бога. Они подстерегают нас и днем и ночью, и не промахиваются. 58 дней мы штурмовали один – единственный дом. Напрасно штурмовали… Никто из нас не вернется в Германию, если только не произойдет чудо. А в чудеса я больше не верю. Время перешло на сторону русских».

«Нет, отец, Бога не существует, или он есть лишь у вас, в ваших псалмах и молитвах, в проповедях священников и пасторов, в звоне колоколов, в запахе ладана, но в Сталинграде его нет.

И вот сидишь ты в подвале, топишь чьей-то мебелью, тебе только двадцать шесть, и вроде голова на плечах, еще недавно радовался погонам и орал вместе с вами «Хайль Гитлер!», а теперь вот два пути: либо сдохнуть, либо в Сибирь».

«Разговариваю с обер-вахмистром В. Он говорит, что борьба во Франции была более ожесточенной, чем здесь, но более честной. Французы капитулировали, когда поняли, что дальнейшее сопротивление стало бесполезным. Русские, даже если это безрезультатно, продолжают бороться… Во Франции или Польше они бы уже давно сдались, считает вахмистр Г., но здесь русские продолжают фанатически бороться».

«Моя любимая Цылла. Это, право говоря, странное письмо, которое, конечно, никакая почта не пошлёт никуда, и я решил отправить его со своим раненым земляком, ты его знаешь – это Фриц Заубер… Каждый день приносит нам большие жертвы.

Читайте также:  Клёст: почему эта птица после смерти превращается в мумию

Мы теряем наших братьев, а конца войны не видно и, наверное, не видеть мне его, я не знаю, что со мной будет завтра, я уже потерял все надежды возвратиться домой и остаться в живых. Я думаю, что каждый немецкий солдат найдёт себе здесь могилу.

Эти снежные бури и необъятные поля, занесённые снегом, наводят на меня смертельный ужас. Русских победить невозможно…»

«Я полагал, что война закончится к концу этого года, но, как видно, дело обстоит иначе… Я думаю, что в отношении русских мы просчитались».

«Мы находимся в 90 км от Москвы, и это стоило нам много убитых. Русские оказывают еще очень сильное сопротивление, обороняя Москву… Пока мы придём в Москву, будут ещё жестокие бои. Многие, кто об этом ещё и не думает, должны будут погибнуть… В этом походе многие жалели, что Россия – это не Польша и не Франция, и нет врага более сильного, чем русские. Если пройдёт ещё полгода – мы пропали…».

«Мы находимся у автострады Москва – Смоленск, неподалеку от Москвы… Русские сражаются ожесточенно и яростно за каждый метр земли. Никогда еще бои не были так жестоки и тяжелы, и многие из нас не увидят уже родных…».

«Вот уже более трех месяцев я нахожусь в России и многое уже пережил. Да, дорогой брат, иногда прямо душа уходит в пятки, когда находишься от проклятых русских в каких-нибудь ста метрах…».

Из дневника командующего 25-ой армией генерала Гюнтера Блюментритта:

«Многие из наших руководителей сильно недооценили нового противника. Это произошло отчасти потому, что они не знали ни русского народа, ни тем более русского солдата.

Некоторые наши военачальники в течение всей первой мировой войны находились на Западном фронте и никогда не воевали на Востоке, поэтому они не имели ни малейшего представления о географических условиях России и стойкости русского солдата, но в то же время игнорировали неоднократные предостережения видных военных специалистов по России… Поведение русских войск, даже в этом первом сражении (за Минск) поразительно отличалось от поведения поляков и войск западных союзников в условиях поражения. Даже будучи окруженными, русские не отступали со своих рубежей».

Источник: http://adlgroup.com.ua/mneniya-nemtsev-o-russkih-soldatah-vo-vr/

Фашисты о русских. Свидетельства войны

Русский народ не знал прежде национального гнета: никто никогда не унижал русского за то, что он — русский.

Досье-шпаргалка: Фашисты о русских по публикациям советской и иностранной печати периода Великой Отечественной войны 1941-45 гг.

09.09.43: В одном из недавних боев пулеметчик Сытин был ранен, но продолжал стрелять. В госпитале врач, увидав, сколько крови потерял раненый, спросил его: «Как вы выдержали»… Сытин ответил: «Прогнать их хотелось»… Огромная внутренняя сила два страшных года поддерживала Россию. Она помогла и бойцам, и горнякам Сибири, и женщинам перенести все потери… Один наш батальон был сформирован в большинстве из уроженцев Курской области. Жадно ждали командиры и бойцы весточки от своих. И вот пришли страшные вести. Лейтенант Колесниченко узнал, что его отец повешен в селе Медвинка. Мать капитана Гундерова немцы расстреляли. Красноармеец Бородин прочитал, что немцы замучили его мать и расстреляли двух братьев. Лейтенант Богачев — убили жену, расстреляли отца. Красноармеец Духанин — расстреляна жена. Красноармеец Карнаухов — убиты двое детей и сестра. Красноармеец Барышев — расстрелян отец, дядя, не выдержав издевательств немцев, наложил на себя руки. Красноармеец Орехов — жена приговорена к повешению. Красноармеец Есин — расстреляны дядя, жена его и дочка. Красноармеец Бридин — убит племянник, пятилетний мальчик. Красноармеец Рыбалко — расстрелян зять. У девятерых семьи угнаны в Германию. У тридцати двух дома сожжены. Это всё в одном батальоне. Что говорит человеку сердце? Что удержит такой батальон в его пути на запад? («Красная звезда», СССР)*

08.09.43: Немцы ненавидят нас. Еще в начале войны гитлеровские обербандиты учили своих солдат, отправлявшихся в русский поход: «Уничтожь в себе жалость и сострадание — убивай всякого русского, советского, не останавливайся, если перед тобой старик или женщина, девочка или мальчик…

» Разбойничьи заветы фашистских палачей неуклонно проводятся в жизнь немецкой армией.

В Орле и Орловской области они, как и всюду, уничтожали библиотеки и культурные ценности, увозили скот, грабили до нитки население, убивали детей, больных, пленных, отправили в рабство тысячи советских граждан.

Обычная программа немецких злодеяний была полностью представлена в преступных деяниях немецкого генерала Шмидта, генерал-майора Гаманна, майора Гофмана, капитана Матерна и многих других обербандитов и бандитов, оперировавших на территории города Орла и Орловской области. («Красная звезда», СССР)

30.01.43: Гитлер не говорит, что фон Паулюс грозил убить жен и матерей всех немцев, которые сдадутся в плен. Гитлер не говорит, что фрицы боятся сдаваться в плен, потому что фрицы никогда не видали людей: звери, они жили среди зверей.

Один из окруженных фрицев по имени Вебер 22 декабря писал своей жене: «Вчера издан новый приказ — ни одного русского не брать в плен».

Другой фриц, ефрейтор Хаман, 14 ноября доносил своей самке: «Пленных мы теперь не берем. Это звучит жестоко, но поверь мне — здесь приходится быть твердым».

Вот разгадка немецкого «героизма»: они не верят, что могут быть на свете солдаты, которые не бьют лежачего. («Красная звезда», СССР)

СЕНТЯБРЬ 1942:

27.09.42: Политика истребления русского населения проводилась в Погорелом Городище систематически и методично. В октябре 1941 года здесь проживало 3076 человек.

37 человек расстреляно немцами. 94 человека сожжены живьем за сопротивление «эвакуации» в германский тыл. 60 человек увезено в рабство в Германию. 1980 человек умерло от голода и болезней.

В живых осталось 905 человек.

Страшный подсчет! За десять месяцев своего пребывания в Погорелом Городище немцы истребили более двух третей его населения. Так современные варвары осуществляют свою злодейскую программу истребления русского народа. («Красная звезда», СССР)*

15.09.42: Темная животная злоба живет в немцах. «Подошел лейтенант Клейст, взглянул на раненых русских и сказал: «Этих свиней надо сейчас же расстрелять».

«Женщина плакала, что у нее отобрали всю свеклу, но Хитцдер ее избил». «Вчера мы повесили двух мерзавок, и стало как-то легче на душе». «Я не оставил бы и русских детей — вырастут и станут партизанами, надо всех вешать».

«Если оставить хотя бы одну семью, они разведутся и будут нам мстить».

В бессильной злобе фрицы мечтают о газах. Фельдфебель Шледетер пишет жене: «Будь это в моей власти, я бы их отравил газами». Мать пишет унтер-офицеру Доблеру: «У нас говорят, что русских нужно удушить газами, потому что их слишком много, и слишком большое народонаселение». («Красная звезда», СССР)

У убитого немецкого ефрейтора 11 роты 119 полка 25 немецкой мотодивизии Шульца найдено письмо от его знакомого Георга Шнейдера. В письме говорится: «У нас работает много русских.

Они вечно голодны и, чтобы поесть, тащат с огородов картошку, капусту, горох и другие овощи. Они часто убегают от своих хозяев и бродят по лесам.

Если кого-нибудь из них поймают, то разговоры коротки — его приканчивают». (Совинформбюро)

10.09.42: На Сталинград немцы бросили огромные силы. Кажется, не было еще такой битвы. Военный корреспондент газеты «Дейче рундшау» пишет: «Переутомленные беспрерывными боями, немецкие дивизии натолкнулись на противника, решившего сопротивляться во что бы то ни стало. Русская артиллерия, и прежде причинявшая нам немало хлопот, является основным препятствием…

Русские доходят до того, что взрывают себя в дзотах. Можно представить себе, каково нашим сражаться с таким противником. Крепость Сталинград защищена не только мощными сооружениями, но и тем русско-азиатским фанатизмом, с которым мы уже не раз сталкивались. Наши серые лица покрыты грязью, а под ней — морщины — следы летних боев.

Немцы сражаются до предела человеческих возможностей»…

Сталинград — не крепость, Сталинград — город. Но каждый город, каждый дом становится крепостью, когда его защищают мужественные бойцы.

Напрасно немецкий журналист говорит о «пределе человеческих возможностей». Немцы хотят взять Сталинград не храбростью, но числом. Они навалились на этот город всей массой — своей и вассальной.

Это не люди, и нет у них «человеческих возможностей» — у них танки, самолеты, машины и рабы.

Когда русские сражаются, нет предела их возможностям. Они держатся, когда могут, и они держатся, когда человек больше не может выдержать.

Что их удерживает на клочке земли, какой цемент, какая волшебная сила? Глупый немец говорит о «русско-азиатском фанатизме».

На человеческом языке это называется по-другому: любовью к родине, она одна у москвичей и сибиряков. («Красная звезда», СССР)*

05.09.42: Гитлеровские мерзавцы, поставившие своей целью истребить советский народ, захватить наши богатства, плоды наших трудов, откровенно говорят об этом в своих дневниках и письмах.

Эсэсовец фельдфебель Генрих Мерике пишет своей жене Эльзе в Билефельд: «Этот народ — скот и притом злой. Научить его послушанию невозможно. Русских надо истреблять вместе с их женами и детьми. Я так и делаю, когда только могу.

У русских надо отнять все и превратить их в бродяг, на которых, как на дичь, будут охотиться немцы»…

Недавно у одного убитого эсэсовца найдено неотправленное письмо на родину. Вот что писал мерзавец полицейский своей супруге: «Русских вообще не следует считать людьми.

Это домашние животные, которых надо заставить работать на нас. Их надо дрессировать, как зверей.

А для этого надо их запугать, чтобы они примирились со своей участью и покорно, как быки, несли ярмо рабства на своей шее». («Красная звезда», СССР)

02.09.42: Крестьянка Анна Геллер пишет мужу из Нейкирхен (Саксония): «Когда нужно было убирать хлеб, русская повесилась. Это не народ, а какая-то пакость. Я ей давала есть и дала даже передник.

Сначала она кричала, что не хочет жить в сарае с Карлом. Я думаю, для такой дряни честь, если немец ею не брезгает. Потом она стащила сухари тети Мины. Когда я ее наказала, она повесилась в сарае.

У меня и так нервы не в порядке, а здесь еще такое зрелище. Можешь меня пожалеть…» («Красная звезда», СССР)

В отбитой у врага деревне

АВГУСТ 1942:

30.08.42: Они решили жить и плодиться на нашей земле. Они убивают наших детей, чтобы немецкая самка среди развалин древнего Новгорода принесла свой «отменный» помет.

Там, где росла и цвела великая Россия, они хотят устроить огромный питомник немецкой расы, спариваться среди русских святынь и откармливать малолетних фрицев русскими плодами… Они говорят, что на месте каждой немецкой могилы вскоре будет сто немецких колыбелей.

Нет, на месте каждой немецкой могилы вскоре будет сто немецких могил. Они хотят плодиться и множиться. Мы разобьем им головы, мы уничтожим змеиное племя.

Сержант Терентьев мне пишет: «Там — за линией фронта мои родные брянские леса. Там ребенком я ходил с бабушкой в лес, собирал душистую малину, и руки у меня были красными от ягод. Теперь я хочу, чтобы у меня руки были красные от прирезанного немца». («Красная звезда», СССР) 29.08.42: Листок почтовой бумаги. Готические, ровно подстриженные отроки. Вначале неизменное: «дорогой», в конце трогательное: «твоя навеки». Письмо из Форингерна. Писала его немка, назвавшая себя ласкательно: «Муши». Адресовано письмо ефрейтору, именовавшемуся при жизни тоже нежно: «Бурши». Жена пишет на Восточный фронт: «Пожалуйста, Бурши, остерегайся их! Я имею в виду русских. Всех их надо поодиночно расстреливать». И еще один листок. Вверху: «Акт», внизу подписи: батальонный комиссар Азаров, младший политрук Казанский, бойцы Шевченко и Голдырев. Вот что увидели они: В деревне Федорково, из которой наши части выбили противника, немцы сожгли 20 домов и увели к себе в тыл поголовно все население. Неподалеку от деревни в блиндаже найден труп изнасилованной и зверски зарезанной девушки лет 15—16. Личность ее установить не удалось, так как никаких документов при ней нет, а в деревне не осталось ни одного жителя.

Читайте также:  Секта русских душителей: почему «бегуны» практиковали такой ритуал

Не в этом ли страшном блиндаже оставил свой след тот самый Бурши, жена которого просила истреблять всех русских поодиночно?… («Известия», СССР)

28.08.42: Пленный солдат 256 полка 112 немецкой пехотной дивизии Якоб Клеменс рассказал: «Немецкая армия производит колоссальные опустошения в захваченных ею районах. На оккупированной территории всюду бродят голодные русские люди. В Орле жители буквально умирают с голоду. В селе Ново-Никольском мы проходили военное обучение.

Когда мы жаловались на плохое питание, офицеры нам указывали: «Вы здесь полные хозяева, идите в любой дом и берите все, что вам угодно». Офицеры неоднократно инструктировали, что солдат имеет право расстрелять любого русского, будь то мужчина или женщина. Для этого достаточно только назвать его партизаном, партизанкой или помощником партизан.

Под этим предлогом были расстреляны сотни русских жителей». (Совинформбюро)

Источник: http://vimstory.blogspot.com/2017/06/blog-post_28.html

За что воевал русский солдат в Первую мировую

10.02.2017 00:01:00

Верность союзническому долгу сохраняла за Россией статус великой державы

Три союзные державы, создавшие в начале XX века Антанту, – Франция, Россия и Англия. Плакат 1914 года

Первая мировая война 1914–1918 годов – противостояние двух мощных коалиций – Антанты и Центрального блока, первая тотальная европейская война против немецкой гегемонии. В 1879 году возник союз Германии и Австро-Венгрии, в 1882 году к нему присоединилась Италия.

Таким образом появился Тройственный союз, направленный против Франции и России, которые в ответ в 1891–1893 годах заключили свой союз, к которому в 1904–1907 годах присоединилась Англия (1904 год – соглашение с Францией, 1907 год – с Россией).

Так появилась антигерманская Антанта.

Антанта в течение войны пополнялась новыми государствами (в конце войны – 32). После распада Тройственного союза (в 1915 году Италия примкнула к Антанте) формируется Четверной союз, или Германский блок (Германия, Австро-Венгрия, Болгария, Турция).

  • МАЛО ОТДАТЬ ПРИКАЗ – НАДО ДОБИТЬСЯ ЕГО ИСПОЛНЕНИЯ
  • Так за что же на самом деле в ходе мировой войны воевал русский солдат?
  • Каждая из держав – участниц войны имела свои цели и интересы, но Первая мировая война была войной коалиционной. Доктрина коалиционной войны гласит:
  • 1) союзники должны во время проведения боевых операций руководствоваться прежде всего не узкоэгоистическими интересами собственного фронта, а пользой коалиции в целом;
  • 2) вклад союзников должен оцениваться из совокупности усилий каждого из них в общее дело;
  • 3) необходимо организовать общие и одновременные наступательные действия или как минимум координировать их во времени и в пространстве, чтобы помешать врагу пользоваться своими внутренними операционными линиями.

В ходе войны Германскому блоку так и не удалось разгромить противников по отдельности: когда ему удавалось создать перевес на одном из фронтов и начать там наступление, следовало наступление противника на другом театре военных действий. Державы Четверного союза так и не добились решающего успеха ни на французском, ни на русском фронтах, а затяжная война вследствие ресурсного преимущества Антанты неизбежно вела к поражению Германии и ее союзников.

Это было похоже на сообщающиеся сосуды.

Но система дала сбой, когда не стало русского фронта, и именно тогда германское командование получило свободу, сумев сосредоточить 4/5 всех своих наличных сил, высвободившихся после свертывания русского фронта во Франции к весне 1918 года.

Союзники почувствовали отсутствие русского фронта очень болезненно, и лишь вступление в войну США частично позволило выправить ситуацию. Именно крах русского фронта в 1917 году позволил немцам и их союзникам провоевать лишний год.

Реализуя стратегию коалиционной войны, Российская империя проводила военные операции, зачастую предназначенные облегчить положение союзников в том числе, руководствуясь интересами блока в целом.

Таким образом, русский солдат воевал прежде всего за победу всей коалиции, что влекло за собой и реализацию национальных задач.

Манифесты главы государства определяли внешние мотивационные установки участия России в мировой войне.

Так, императорский манифест от 26 июля 1914 года о войне с Германией указывал на справедливость начинающейся европейской войны для России, вставшей на защиту подвергшейся агрессии Сербии.

В документе указывалось, что Россия в одном ряду с союзниками исполнит свой долг, а борьба с германской агрессией – главной угрозой спокойствию Европы – дело правое.

Манифест от 20 октября 1914 года о войне с Турцией, отмечая факт вероломного нападения Турции на российское Черноморское побережье, указывал, что борьба с новым противником – это противоборство со старым притеснителем христианской веры и славянства. Выражалась также надежда, что безрассудное вмешательство Турции в мировую войну откроет для России возможность разрешить вопрос проливов.

Манифест от 5 октября 1915 года о войне с Болгарией выражал сожаление по поводу вероломного предательства со стороны этого славянского государства. Но, отмечая тяжесть от предательства со стороны столь многим обязанной России Болгарии, документ указывал на германцев как на главных виновников заблуждения недавно еще братского государства.

Идеологические установки и ориентиры (верность союзническому долгу, необходимость изгнания врага из пределов Родины) фиксировались и в приказах по армии и флоту.

Так, приказ от 23 августа 1915 года акцентировал внимание вооруженных сил на необходимости защиты Родины и выражал твердую уверенность в конечной победе. Наверное, бедой России было отсутствие дееспособного репрессивного и идеологического аппарата – в период тяжелой войны они были необходимы.

Ведь важно не только сформулировать, но и довести до сознания всех важность переживаемого момента и шаги для достижения цели.

Ведь фактически установки приказа от 23 августа можно уместить в более поздней, но такой идеологически емкой и яркой фразе: «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами».

Приказ от 31 декабря 1915 года знаменателен тем, что Верховный главнокомандующий четко дал понять: без конечной победы нет достойного мира и надлежащего послевоенного развития страны.

Приказ от 12 декабря 1916 года был вызван очередной попыткой военно-политического руководства Германского блока осуществить зондаж в руководстве держав Антанты на предмет заключения мира.

Документ интересен тем, что называет причины, по которым Россия не может пойти на этот шаг: 1) нахождение противника в пределах России и Франции; 2) определена сущность Германского блока как коварного и жестокого агрессора и нарушителя международного права; 3) только полная победа приведет к цели войны и в какой-то мере будет компенсацией за пролитую кровь и понесенные лишения.

В приказе указывалось на необходимость обладания проливами, создания свободной Польши и решения других политических задач. Наконец, вновь отмечались верность союзническому долгу и вера в скорую победу.

Указание на скорую победу имело под собой надлежащую почву. Если бы Россия в революционном 1917 году не сбавила своих военных усилий, Австро-Венгрия рухнула бы в том же году – мировая война была бы сокращена на год.

Такого мнения придерживались не только специалисты французского Генерального штаба, но и генерал от кавалерии А.А. Брусилов в газетном интервью. Общего стратегического наступления армий Антанты в 1917 году немцы серьезно опасались.

И союзники, и враги России отмечали, что зимой 1917 года в материальном и организационном плане русская армия была сильна как никогда.

Также из приказа следовало, что только военное поражение врага – гарантия стабильного послевоенного мира. В наши дни, имея перед глазами опыт Второй мировой войны, можно констатировать, что это абсолютная истина. Еще А.В. Суворов любил говорить, что недорубленный лес опять вырастает.

НЕ ПО СИЛАМ ВОЕВАТЬ ОДИН НА ОДИН

Таким образом, главными идеологическими установками в приказах по армии и флоту были необходимость изгнания врага из пределов Российской империи и его военный разгром, единение с союзниками и вера в скорую и полную победу.

Вышеуказанные установки император подтверждал и в речах перед войсками.

Так, 30 июля 1915 года в речи перед производимыми в офицеры гардемаринами он подчеркнул, что как бы ни были тяжелы времена, Россия их переживет и останется великой, единой и неделимой.

На Георгиевском празднике 26 ноября 1915 года он заявил, что не заключит мира, пока последний вражеский солдат не будет изгнан с русской земли. А мир будет заключен лишь в согласии с союзниками.

В коалиционных и тем более мировых войнах первостепенное значение имеют не непосредственные противоречия между государствами, а перспективы дальнейшего цивилизационного развития.

Несомненно, что если бы в 1914 году не существовало русского фронта, французы и британцы были бы достаточно быстро разгромлены. После этого Германский блок повернулся бы на восток и всей своей мощью обрушился на Россию.

И тогда в той или иной форме наступило бы расчленение нашей страны. Известно о притязаниях Германии на польские и прибалтийские губернии России, о мечтах Османской империи о «великой Турции».

На определенном этапе истории любая империя стремится не присоединять новые территории, а удержать то, что имеет. Остаться в когорте великих держав, не вступив в мировую войну в 1914 году, Россия не могла.

Отсидеться ей тоже не дали бы – Ла-Манша или тем более океана, отделяющего ее от противника, нет. То есть речь для России шла о сохранении ею статуса великой державы. Именно поэтому война – Великая.

Таким образом, вопрос стоял лишь о том, на стороне какого блока России воевать. Как показывает исторический опыт, русско-германские союзы – всегда явление временное, и Россия и Германия рано или поздно будут оспаривать гегемонию в Европе.

Соответственно вопрос заключался лишь в том, кто союзники, то есть какова стартовая позиция в борьбе за европейскую гегемонию.

Воевать с Германией один на один и тем более со всем Четверным союзом Россия, конечно, могла, но ей было бы очень тяжело (достаточно вспомнить опыт 1941 года), также тяжело воевать один на один с Германией было и Франции (можно вспомнить события 1870 и 1940 годов). Чтобы облегчить эту задачу, и была создана достаточно прочная коалиция.

Но и непосредственные цели войны были очевидны.

Российская империя выполняла союзнический долг перед Францией (подвергшейся германской агрессии), помогала Сербии (подвергшейся австрийской агрессии), оказывала помощь братскому армянскому народу, подвергшемуся турецкому геноциду. А с середины 1915 года, когда война пришла на российскую землю, вполне закономерно война стала Второй Отечественной – в защиту своей Родины.

Система послевоенного устройства выглядела достаточно стройно.

В случае победы вдоль границ России выстраивалась цепочка дружественных государств-сателлитов (схожая с системой безопасности Восточной Европы после Второй мировой войны): дружественная и получившая независимость из рук России Польша, Чехия (во главе с королем из дома Романовых), Югославия (где ключевую позицию занимала спасенная Россией Сербия) и Великая Армения (малоизвестно, например, что Высочайшим приказом от 1 января 1917 года из армян и добровольцев было образовано Евфратское казачье войско). Возможно, в эту систему вошла бы демилитаризованная Германия или ее часть. Контроль над турецкими проливами Босфор и Дарданеллы, которого по праву Россия давно добивалась, должен был придать новый импульс развитию хозяйственной жизни империи. Все это и подразумевалось в приказе по армии и флоту от 12 декабря 1916 года под термином «другие политические задачи».

А вот если бы Российская империя в условиях коалиционной войны уклонилась от выполнения союзнического долга, то она оказалась бы один на один с победоносными германо-австро-турецкими войсками, которые полностью после разгрома Франции и Сербии оказались бы на границах России со всеми вытекающими последствиями. Поэтому русский солдат воевал за сохранение территориальной целостности нашей Родины и за ее статус великой державы Европы и мира.

И Россия вместе с союзниками пришла бы к конечной победе, если бы не роковое стечение объективных и субъективных факторов, благодаря которым, вынеся бремя войны в самые тяжелые годы, она лишилась лавров победителя.

Читайте также:  Почему на руси дудочку пастуха считали волшебной

Источник: http://nvo.ng.ru/wars/2017-02-10/8_936_russian.html

Во Франции вспоминают подвиг солдат Русского экспедиционного корпуса во время Первой мировой войны. Новости. Первый канал

«Когда Россия и Франция вместе, они сильны». Эти слова генерала де Голля повторяют сегодня в городе Курси, где проходят торжества, посвященные событиям столетней давности.

В 1917 году солдаты Русского экспедиционного корпуса отбили Курси у германской армии, заплатив за его свободу тысячами жизней. О подвигах и героизме наших воинов в годы Первой мировой войны во Франции никогда не забывали.

Памятники русским солдатам стоят в Париже и в других городах страны.

«Добро пожаловать в Курси!» Таблички на русском языке здесь на время памятных торжеств, а на здании мэрии – фотографии русских и французских солдат, которые 100 лет назад освободили коммуну от немецких захватчиков.

В честь героев марш памяти. Плечом к плечу русские и французы идут, чтобы показать: подвиг наших предков не забыт: 15 километров в той же форме и по тому же маршруту, которым шли бригады в 1917 году. Только сегодня вместо армии противника и разбомбленных полей — виноградники, цветущий рапс, мирное небо над головой.

«Если бы не русские, французская и британская армии не смогли бы продолжать битву. Благодаря жертве русских солдат немецкие силы были разделены», — рассказывает участник исторической реконструкции Гийом Гослан.

«Наши предки прошли этими дорогами, и для нас очень важно помнить об этом и в какой-то степени прочувствовать, как это было», — говорит Олег Усманов из Клуба военно-исторической реконструкции «199-й Кронштадский пехотный полк».

Русский экспедиционный корпус — около 50 тысяч человек — во время Первой мировой войны на помощь Франции послал Николай II. Город Курси, удерживаемый немцами на протяжении двух лет, освободили 17 апреля 1917 года. Кровопролитные бои шли три дня. Более пяти тысяч русских солдат здесь отдали свои жизни, сражаясь за победу. Сегодня в строю потомки героев.

«Я внучка солдата Русского экспедиционного корпуса, мой дедушка из Каширы, он сражался за Курси, был ранен здесь, влюбился в больнице и остался жить во Франции», — рассказывает внучка солдата Русского экспедиционного корпуса Клодин Симатти-Иваноф.

Наши солдаты сражались так отчаянно и храбро, что даже верховный главнокомандующий союзными войсками во Франции, маршал Фош признал: «Если Франция не была стерта с карты Европы, то в первую очередь благодаря мужеству русских солдат».

«Россия и Франция были друзьями, и сегодня эту историческую связь важно помнить! Мы нуждаемся в России так же, как и Россия нуждается в нас», — говорит Сильван Пинар.

Леса под Курси до сих пор — запретная зона, охраняется государством. Здесь, кажется, время остановилось, и во власти 1917 год. Повсюду воронки от взрывов, тут же сами бомбы и даже детонаторы. Именно здесь перед наступлением располагалась 3-я бригада, она состояла из русских и французов. Лучше всего сохранились предметы быта, кухонные принадлежности, осталась в земле и бутылка вина.

Исследователь Пьер Малиновский ведет раскопки в этих местах три последних года. В марте он нашел останки неизвестного русского солдата. Героя, погибшего за Францию, захоронили с воинскими почестями на местном кладбище.

«Этим летом от 10 до 15 русских студентов-археологов приедут сюда на раскопки. Я знаю, что в окопах остается еще много останков русских солдат, и наше дело чести, чтобы эти воины обрели покой», — говорит историк Пьер Малиновский.

В самом центре Курси вновь, как и 100 лет назад, разбит военный лагерь. Здесь варят кофе а ля прошлый век, греются у костра, а маленький Гаврош с энтузиазмом чистит солдатскую обувь.

  • «Никогда нельзя забывать все то, что другие сделали для нас, иначе сегодня будет так же, как раньше — война все время», — говорит Тома Гиме.
  • Любители истории сюда приехали из разных городов Франции, России и Украины — в Русском экспедиционном корпусе было немало солдат из Одесской губернии.
  • «Государство сильно прежде всего тогда, когда она имеет историческую память», — подчеркивает Олег Павлов из запорожского клуба военно-исторической реконструкции «Воин».
  • В честь подвига тех, кто сражался за тысячи километров от дома и помог одержать победу в Курси, одну из немногочисленных в ходе всей наступательной операции, мэр города и посол России во Франции возложили цветы к памятнику Русскому солдату, он находится на одной из центральных площадей.

«Как раз один из уроков истории состоит в том, что когда Россия и Франция были вместе, они были сильны. Это сказал не я, это сказал еще генерал де Голль, и он был абсолютно прав. И сегодня, когда у наших двух стран общие угрозы, общий противник, только вместе мы сможем победить», — отметил Чрезвычайный и Полномочный посол России во Франции Александр Орлов.

«Эта история русских солдат долгое время была забыта, и мы постарались сделать все возможное, чтобы мир узнал о подвиге молодых солдат, которые отдали свои жизни, сражаясь во Франции. Мы восстанавливаем справедливость!» — сказал мэр города Курси Мартин Жоли.

Как в далеком 1917 году — фотография на память у разгромленного немецкого бастиона. И точно так же, как тогда, солдаты поменялись формой, чтобы еще раз подчеркнуть: это наша общая история, наша общая победа.

Источник: https://www.1tv.ru/n/323696

Что говорили о русских их противники в войнах

Бисмарк писал: «Никогда не воюйте с русскими». И Бисмарк никогда этого не делал. Что же говорили о русских те, кто с ними воевал? Интересно прочесть их воспоминания и впечатления от встреч с русской армией.

Приход наполеоновской армии в Россию в 1812 году окончился для неё полным крахом. Как утверждает историк В.М.

Безотосный, Наполеон «рассчитывал, что вся кампания уложится в рамки лета – максимум начала осени 1812 года». Зиму 1812 года французский император планировал провести в Париже.

Наполеон в России надеялся на генеральное сражение, которое он сам называл grand coup, но оно неумолимо откладывалось.

Под Смоленском русские армии объединились и все дальше вовлекали Наполеона вглубь огромной страны. Некогда победоносная армия входила в пустующие города, доев последние запасы и паникуя.

Обратимся к воспоминаниям.

Один из адъютантов Наполеона генерал Рапп в своих мемуарах писал:

Пехота, кавалерия с ожесточением бросались друг на друга в атаку из одного конца боевой линии в другой. Мне еще ни разу не приходилось видеть такой резни».

Французский капитан Франсуа:

«Я участвовал не в одной кампании, но никогда еще не участвовал в таком кровопролитном деле и с такими выносливыми солдатами, как русские».

Крымская война

По своим масштабам, театру военных действий, количеству участников конфликта Крымскую войну можно считать мировой. Россия оборонялась на нескольких фронтах — в Крыму, в Грузии, на Кавказе, Свеаборге, Кронштадте, на Соловках и Камчатке.

Россия воевала практически в одиночку, на нашей стороне выступали незначительные болгарские силы (3000 солдат) и греческий легион (800 человек). Против нас воевала международная коалиция в составе Великобритании, Франции,Османской империи и Сардинии, общей численностью более 750 тысяч.

Через 20 лет после окончания Крымской войны, в 1877 году, в Париже вышла книга участника Крымской экспедиции Шарля Боше «Крымские письма».

«Русские значительно превосходят нас. Мы слишком пренебрегали их силами. Мы, наверное, надеялись увидеть, как стены Севастополя падут, подобно стенам Жерико, под грохот наших фанфар. Город, снабженный восемьюстами стволами орудий, громоздящимися друг на друге, с пятьюдесятью тысячами неустрашимыми защитниками под храбрым командованием, невозможно взять так легко».

«К несчастью, в этом мире не все идет по воле наших желаний. Теперь нужно отказаться от прямой атаки. Есть комбинация, которая должна обеспечить счастливый исход кампании; но нужно прибытие больших войсковых подкреплений, нами ожидаемых. Русские, это следует признать, ведут прекрасную оборону. С ними операция осады — нелегкое дело».

Русско-японская война

Русско-японскую войну Россия проиграла. Однако героизм русских моряков и солдат был неоднократно подмечен японцами, которые умели ценить воинский боевой дух.

Известной стала история рядового Василия Рябова, который был задержан японцами во время разведывательного выхода. Русский рядовой выдержал допрос и не выдал военной тайны. Перед расстрелом вел себя достойно.

  • Японцы были так восхищены мужеством русского рядового, что отправили нашему командованию записку.
  • «Наша армия не может не высказать наших искренних пожеланий уважаемой армии, чтобы последняя воспитывала побольше таких истинно прекрасных, достойных полного уважения воинов».
  • Насчет обороны Порт-Артура японский поручик Тадеучи Сакурай,участник штурма, писал:

«…Несмотря на все наше озлобление против русских, мы все же признаем их мужество и храбрость, и их упорная оборона в течение 58 часов заслуживает глубокого уважения и похвалы…

Среди убитых в траншеях мы нашли одного русского солдата с перевязанной головой: очевидно, уже раненный в голову, после перевязки он вновь встал в ряды товарищей и продолжал сражаться до тех пор, пока новая пуля не уложила его насмерть…».

Первая мировая

Первая мировая война считается проигранной Россией, однако наши войска проявили на ней немалый героизм. К числу русских побед в Первой мировой можно отнести взятие Перемышля, Галицийскую битву, Сарыкамышскую операцию, Эрземрумскую и Трапезундскую операции.

Большую известность получил Брусиловский прорыв. Войска Юго-Западного фронта под командованием генерала. Брусилова, взломав австрийскую оборону, заняли вновь практически всю Галицию и Буковину. Противник потерял до 1,5 млн человек убитыми, ранеными и пленными.

Ещё перед началом боевых действий германский Генеральный Штаб составил аналитическую записку, где приводилась характеристика русских как воинов:

«Людской материал надо, в общем, считать хорошим. Русский солдат силен, непритязателен и храбр, но неповоротлив, несамостоятелен и негибок умственно.

Он легко теряет свои качества при начальнике, который лично ему незнаком, и соединениях, к которым он не привык. Русский солдат сравнительно мало восприимчив к внешним впечатлениям.

Даже после неудач русские войска быстро оправятся и будут способны к упорной обороне».

Германский историк генерал фон Позек в работе «Немецкая кавалерия в Литве и Курляндии» также отмечал:

«Русская кавалерия была достойным противником. Личный состав был великолепен… Русская кавалерия никогда не уклонялась от боя верхом и в пешем строю. Русские часто шли в атаку на наши пулеметы и артиллерию, даже когда их атака была обречена на поражение. Они не обращали внимания ни на силу нашего огня, ни на свои потери».

Вторая мировая

Вторая мировая война была самым кровопролитным конфликтом в мировой истории. В ней приняли участие 62 государства из 73 существовавших на тот момент, то есть 80 % населения земного шара.

Первоначальный план молниеносного немецкого блицкрига в СССР провалился. Если Наполеон ждал в России генерального сражения, но так и не дождался его, то вермахт в Советском Союзе столкнулся с другой крайностью: каждое сражение Красная армия воспринимала как последнее. Сохранилось множество воспоминаний немцев о войне и их писем с фронта.

Немецкий генерал-фельдмаршал Людвиг фон Клейст писал:

«Русские с самого начала показали себя как первоклассные воины, и наши успехи в первые месяцы войны объяснялись просто лучшей подготовкой. Обретя боевой опыт, они стали первоклассными солдатами. Они сражались с исключительным упорством, имели поразительную выносливость».

Отто Скорцени:

«Стратегия войны у Рейха была лучше, наши генералы обладали более сильным воображением. Однако, начиная с рядового солдата и до командира роты, русские были равны нам — мужественные, находчивые, одаренные маскировщики. Они ожесточенно сопротивлялись и всегда были готовы пожертвовать своей жизнью… Русские офицеры, от командира дивизии и ниже, были моложе и решительнее наших».

Немецкий генерал, начальник штаба 4-й армииГюнтер Блюментрит:

«Русский солдат предпочитает рукопашную схватку. Его способность не дрогнув выносить лишения вызывает истинное удивление. Таков русский солдат, которого мы узнали и к которому прониклись уважением еще четверть века назад».

Источник

Подписаться на секретный telegram-канал, чтобы не пропустить эксклюзивную информацию, не представленную больше нигде.

Источник: https://www.kramola.info/vesti/novosti/chto-govorili-o-russkih-ih-protivniki-v-voynah

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector