Что казаки делали на филиппинах в 1949 году

Идите сквозь японцев, идите в обход японцев, долбитесь об японцев — но придите в Манилу!

Дуглас Макартур

Фраза «I'll be back» в США стала знаменитой за много лет до выхода на экраны фильма «Терминатор». В 1942 году, прорвавшись в Австралию на торпедном катере, её произнёс командующий обороной Филиппин генерал Дуглас Макартур.

Он и его войска в это время не сдержали натиска японцев и были вынуждены отступить. Два года спустя генерал сдержал своё слово. 20 октября 1944 года он сошёл с десантного корабля в полосу прибоя на берегу филиппинского острова Лейте бок о бок со своими солдатами.

Постепенно, остров за островом, японских захватчиков выбивали с архипелага.

Что казаки делали на Филиппинах в 1949 году Генерал Макартур возвращается на Филиппины. Остров Лейте, 20 октября 1944 года

9 января 1945 года американские войска высадились на Лусоне, главном острове Филиппин. Началась прелюдия к сражению за столицу архипелага Манилу.

Танки на Лусоне. Японский взгляд

Встречать американцев на Филиппинах готовилась 2-я танковая дивизия генерала Иванаку Юсихары. В ней числилось около 200 танков.

Большую их часть составляли Тип 97 «Чи-Ха» и «Шинхото Чи-Ха», но было и некоторое количество лёгких Тип 95 «Ха-Го» и устаревших Тип 89.

Дивизия уже в октябре 44-го лишилась двух танковых рот (около 30 машин), отправленных на остров Лейте для отражения американского вторжения.

Командующий японской обороной на Филиппинах генерал Ямасита Томоюки прекрасно понимал, что отразить наступление США — задача почти нереальная. Но он планировал задержать противника как можно дольше, чтобы основные силы успели отступить в горные районы, где справиться с ними было бы намного сложнее.

16 января Ямасита приказал 7-му танковому полку атаковать американский плацдарм. Исполнять приказ должны были танковая рота и мотострелковый батальон. Однако, выдвинувшись ночью, они попали в засаду противотанковых орудий и понесли тяжёлые потери.

А наутро уже сами американцы атаковали главные силы японского полка, расположившиеся в городке под названием Урданета. В ходе боя повезло одному-единственному японскому танковому взводу: эти три машины смогли занять выгодную позицию и подбить два «Шермана», прежде чем их самих уничтожили ответным огнём.

Остальным японским танкистам такого шанса не выпало: снаряды их 47-мм пушек пробивали американские танки только в борта и корму.

Остатки 7-го полка (34 танка из 60 штатных) отступили к местечку Сан-Мануэль. Американцы не спешили их догонять. Вместо этого они пять дней бомбами и снарядами перемешивали японские позиции с землёй.

И только на рассвете 26 января «Шерманы» снова пошли в атаку. С безопасной для себя дистанции они расстреливали японские танки один за другим.

К вечеру 7-й полк «усох» до семи машин, экипажи которых применили традиционный японский приём по выходу из безнадёжной ситуации — самоубийственную «банзай-атаку».

Что казаки делали на Филиппинах в 1949 году Уничтоженный японский танк Тип 95 «Ха-Го»

В отличие от них, командир 10-го японского танкового полка, оказавшегося под ударами самолётов с американских авианосцев, принял «европейское» решение: приказал бойцам оставить танки и пешком пробиваться к своим.

6-й танковый полк, находившийся к началу высадки в южной части Лусона, выдвинулся на север и закрепился в городке Муньосе. Первую атаку солдатам полка пришлось отбивать 27 января. Встретив сопротивление, американские пехотинцы отошли, зато их авиация устроила настоящую охоту на японские танки.

Вторая атака, уже с участием «Шерманов», состоялась 30 января. В результате город был полностью окружён, а в японском полку осталось всего 20 боеспособных машин. Только через неделю окруженцы получили приказ об отступлении.

Ночью японцы, которые ещё были живы, пошли на прорыв сквозь шквальный американский огонь, в котором уцелел только каждый пятый.

В этом бою против японцев действовала рота «С» из 44-го танкового батальона. Газета 6-й армии «Танковые новости» назвала ночную схватку «самым горячим сражением танков против танков на Тихом океане».

Американским солдатам во время неё пришлось не только стрелять, но и схлестнуться с японцами в рукопашной. На рассвете экипажи «Шерманов» обнаружили перед своими позициями 10 уничтоженных средних танков, один лёгкий, пару грузовиков, вездеход и 245 убитых японцев.

Роте «С» бой обошёлся в одного убитого, 11 раненых и два повреждённых танка.

Последний бой японских танков на Лусоне состоялся в апреле 1945 года. Наступающие американцы приближались к штабу 14-й японской армии в городе Багио. Единственными танками, которые в тот момент оставались в распоряжении генерала Ямаситы, были три средних и две лёгких машины из состава 5-й роты 10-го полка.

Поскольку шансов справиться с американцами в открытом бою у них не было, Ямасита приказал устроить атаку «танков-самоубийц», прикрепив к лобовой броне одного среднего и одного лёгкого танка заряды взрывчатки.

Согласно японскому описанию, в этом бою им удалось сжечь два «Шермана», причём экипажи подбитых японских танков, покинув машины, бросались на противника, размахивая мечами.

Битва за Манилу. Американский взгляд

Американское командование знало, что на Филиппинах находится большое (по меркам Тихого океана) количество японских танков.

Поэтому для подстраховки американские части были усилены не только батальонами «Шерманов», но и батальонами истребителей танков М10 Wolverine.

Забегая вперёд, надо признать, что «Росомахи» были лишними: слабую броню японских танков без труда пробивали даже орудия обычных «Шерманов».

Что казаки делали на Филиппинах в 1949 году Американские пехотинцы в сопровождении истребителя танков М10 входят в Манилу

В рапорте 640-го батальона истребителей танков остались свидетельства о том, как бронебойный снаряд пробил японский танк навылет и взорвался в грязи метрах в двадцати от него. Сами противотанкисты, воевавшие на М10, отмечали, что японская броня пробивается даже фугасными снарядами, и при этом внутри танка производится намного больше разрушений.

Так что абсолютное большинство снарядов, которые использовали «Росомахи», — это фугасы. Бронебойные за время боёв на Филиппинах шли в дело всего несколько раз, при стрельбе по дотам или пещерам.

Потери самоходчиков тоже были ничтожны: одна М10 утонула в реке, одна получила повреждение, подорвавшись на мине, и ещё несколько самоходок незначительно пострадали от японских шестовых мин.

Одной из приоритетных задач, которые Макартур поставил перед своими войсками, было взятие Манилы.

Генерал считал, что таким образом можно будет уменьшить число жертв среди мирных жителей города и американских военнопленных, которых японцы содержали в столице Филиппин.

Кроме того, освобождение Манилы должно было побудить филиппинцев к более активной борьбе против японских захватчиков. Хотя за минувшие годы они и без того дали местным жителям более чем достаточно поводов для ненависти.

И вот что интересно. Насколько сильно Макартур хотел поскорее взять Манилу, настолько же Ямасита намеревался поскорее её сдать. Японский главнокомандующий считал город большой ловушкой, а его оборону — напрасной тратой и без того скудных сил. Может, так бы оно и вышло, но тут в ситуацию вмешался один специфически японский момент военного дела.

В Японии флот всегда смотрел свысока на армию. А обороной Манилы руководил контр-адмирал Ивабучи Санджи, бывший командир линкора «Кирисима», утоплённого американцами в 1942 году. Он решил, что должен искупить вину за потерянный корабль и обрести смерть, достойную самурая.

Для этого нужно было оборонять город, а не бегать по горам по приказу «какого-то армейца».

Что казаки делали на Филиппинах в 1949 году Здание колледжа Летран в старом городе Манилы, изрешечённое американскими снарядами

Под командованием Ивабучи находилось, по некоторым данным, около 4000 солдат из отставших сухопутных частей и 15 000 плохо организованных моряков, не имевших опыта наземных боёв.

Ещё у контр-адмирала был один танк — американский М3, захваченный японцами ещё при взятии Манилы в начале января 1942 года.

С этими силами Ивабучи был настроен оборонять город до последнего японца, филиппинца или американца — как получится.

Непосредственно в боях за Манилу поначалу участвовали три американских танковых батальона (711-й, 754-й и 44-й, о котором уже упоминалось ранее) и батальон истребителей танков.

Именно «летучей колонне» танкистов из 44-го батальона удалось выполнить приказ Макартура и, стремительно прорвавшись сквозь японцев, утром 3 февраля выйти к зданию манильского университета Санто-Томас, в котором содержались почти 4000 военнопленных.

Что казаки делали на Филиппинах в 1949 году Американские танкисты слушают рассказ освобождённого из плена в Санто-Томас Бернарда Херцога

Потом началась зачистка самого города. На улицах воевала 37-я американская пехотная дивизия при поддержке танков 44-го и 754-го батальонов. В истории последнего записано:

«И для пехоты, и для танков это стало новым типом боевых действий. Танки использовались в качестве мобильной артиллерии, на очень ограниченном пространстве».

Много неприятностей принесли американцам японские мины. Несмотря на все усилия сапёров, многие танки подрывались именно на тех улицах, которые были «предположительно очищенными» от мин.

7 февраля один из американских танкистов записал в своём дневнике: «Манила горит!». Горели не только дома, но и танки – попытка двух взводов 44-ого танкового батальона продвинуться вперёд закончилась трагически.

Танки были атакованы «20-мм и 5-дюймовыми морскими орудиями, а также гранатомётчиками с минами и «коктейлями Молотова». Три танка были сожжены, ещё два – повреждены. Другие подразделения также сообщали об атаках смертников со взрывчаткой и «молотовскими коктейлями».

Ещё один танк получил три снаряда из 5-дюймовки – такой калибр броня «Шермана» уже не держала, танк был полностью уничтожен, 4 танкиста убиты.

Пытаясь защитить Манилу с её 800 000 гражданского населения, МакАртур «ввёл жёсткие ограничения для американской артиллерии и воздушной поддержки». Как и во множестве других подобных случаев, ни к чему хорошему это не привело – когда битва за Манилу завершилась, город лежал в руинах.

К 13 февраля американцы пробились к Старому городу. Здесь толстые каменные стены не поддавались 75-мм снарядам.

Одним из зданий, за который несколько дней шли ожесточённые бои, стал полицейский участок – 754-му батальону он стоил трёх потерянных танков.

Ещё одним памятным танкистам зданием стал дом, известный как «Немецкий» – когда после долгого обстрела танки и пехота попытались приблизиться к нему, один танк подорвался на мине и был сожжён «коктейлями Молотова».

Что казаки делали на Филиппинах в 1949 году Дважды трофей. В 1942 году японцы отобрали этот танк М3 у американцев. В 1945-м американцы отбили его у японцев

Сражение за Манилу закончилось лишь 3 марта 1945 года. Во время боёв за город были убиты 1010 американских солдат, 5565 были ранены. Потери японцев составляли около 16 000. Также погибло порядка 100 000 филиппинских мирных жителей – как от «случайного» огня с обеих строн, так и убитых японцами в ходе т.н. «манильской резни».

Материал перепубликован с портала worldoftanks.ru в рамках партнёрства

Источники и литература:

  1. Rolling Thunder Against the Rising Sun:The Combat History of U.S. Army Tank Battalions in the Pacific in World War II.
  2. Infantry's Armor, The: The U.S. Army's Separate Tank Battalions in World War II.
  3. 640th TD Jan 9-Mar 1945 Operations Report.

Источник: https://warspot.ru/5358-klyuchevaya-bitva-za-filippiny

Как американцы защищали Филиппины

Когда-то Испания была великой державой. Над ее владениями никогда не заходило солнце.

Испанские галеоны бороздили океаны и поднимали королевский флаг где только могли. Среди земель, присвоенных благородными идальго, оказались и тихоокеанские острова, названные в честь короля Филиппа II – Филиппины.

Америка vs Испания

В те века, когда торговля пряностями давала колоссальные барыши, эта испанская колония в Тихом Океане воистину была золотой. Но к концу XIX века Испанская империя обветшала, и смутная тень ее могущества уже не могла испугать филиппинских аборигенов. Те взялись за оружие, желая добыть себе независимость и свободу.

Тем временем американское общество пришло к неутешительному выводу: эпоха фронтира закончена. Все, что САСШ (Северо-Американские Соединенные Штаты) могли захватить на континенте, они уже захватили.

Дальше объедать свободную Мексику было уже непристойно, а Канада и вовсе оказалась до обидного не по зубам.

Но последние 300 лет американские граждане жили мечтой о расширении! Неужели же народу следовало отказаться от вековой мечты из-за такой глупости, как чьи-то границы? Американский народ в едином порыве ответил – нет! И первым, кто подвернулся под горячую руку, оказалась Испания.

Конечно, до этого САСШ уже подмяли под себя Гавайи, но это была всего лишь разминка. К тому же, у Соединенных Штатов был переполнен товарами внутренний рынок, а Европе совсем не горели желанием допускать к себе чужаков.

Читайте также:  Почему мусульмане не делают татуировки

Обвинив Испанию в подрыве стоявшего в порту Гаваны американского броненосного крейсера «Мэн», САСШ принялись методично громить испанцев на море и на суше. Доказать свою непричастность к диверсии испанцам не удалось – их просто не желали слышать. Разгром был ожидаем и неминуем.

В Париже дипломаты подписали договор, по которому Испания лишалась множества издавна принадлежащих ей земель. Америка любезно выплатила проигравшим сумму, которой не хватило бы и на пенсии для семей всех погибших в этой войне.

Но формальности были соблюдены – и на Филиппинах появился новый благодетель.

Мы просветим филиппинцев

Президент САСШ Маккинли по собственному признанию толком не знал, где находятся Филиппинские острова.

Зато об этом знал командор Дьюи, который во главе эскадры из четырех крейсеров и двух канонирских лодок ворвался в порт Манилы и расстрелял стоявшие там деревянные испанские корабли.

Единственный испанский броненосец как мог пытался закрыть гибнущих собратьев, но прицельный огонь буквально разнес его в куски. Затем Дьюи подавил артиллерию старой крепости и заставил испанцев капитулировать.

Маккинли терялся в догадках, размышляя, что ему делать с неожиданным призом. Поставить военно-морскую базу? Совершить неожиданное – даровать Филиппинам независимость? В конце концов президент заявил: «Нам ничего не остается как завладеть всеми островами. Мы просветим, обучим филиппинцев и обратим их в христианство!»

Как тут не порадоваться за бедных островитян? Правда, Филиппины носили имя короля, заявившего, что лучше он будет править на кладбище, чем в стране, где есть хоть один еретик или нехристь. И за столетия испанского владычества жители островов были давным-давно крещены. Но остановить миссионерско-цивилизаторский зуд американского президента это не могло.

Как и пресловутая доктрина Монро, утверждавшая, что интересы Америки расположены в Западном полушарии; как и тот факт, что на островах уже пару лет шла национально-освободительная война. Желание иметь столь удобную факторию рядом с Китаем, представлявшим немалый интерес для американского бизнеса было слишком сильным.

Да и стремление утереть нос Англии, Франции и вечно голодной Германии тоже играло не последнюю роль.

Ангелы с оружием в руках

1 мая 1898 года командор Дьюи пригласил на свой флагман предводителя местных партизан Агинальдо и имел с ним долгую беседу.

О чем они говорили, по утверждению самого Дьюи, осталось загадкой для самих договаривающихся сторон, поскольку переводчика не нашлось. Командор утверждал, что вел переговоры о поддержке американской армии местными силами. Что понял Агинальдо – неизвестно.

Его партизаны уже два года теснили испанцев и вполне могли бы управиться без помощи чужаков. Но ссориться с американцами он не хотел.

Что казаки делали на Филиппинах в 1949 годуФлагман Дьюи – крейсер «Олимпия»

Разгром испанцев в манильской бухте был сокрушительным. 12 июня 1898 года Агинальдо и его соратники объявили декларацию о создании Республики Филиппины.

На празднование рождения независимой республики ни один американец не пришел. А 21 декабря того же года президент Маккинли объявил об американском суверенитете над Филиппинами.

Еще через двенадцать дней новорожденная республика объявила войну новоявленной колониальной империи.

Боевые действия начались в феврале с перестрелки в Маниле. Американская пресса тут же назвала ее «жестоким нападением на ни в чем не повинных солдат». Правда, скоро выяснилось, что первым открыл огонь как раз американский боец, но это уже никого не интересовало.

Сенатор Кнут Нельсон пафосно заявлял на эту тему: «Мы ангелы–хранители, а не деспоты».

Американские солдаты высказывались насчет ангелов более четко: они прибыли, чтобы «отправить всех этих ниггеров в их ниггерский рай», не останавливаясь, пока «все ниггеры не сдохнут, как индейцы».

Что казаки делали на Филиппинах в 1949 годуКомандор Дьюи

Господа, вы звери

Первое сражение близ Манилы филиппинцы проиграли вчистую.

Разгромленные в открытом бою, они вернулись к отработанной в боях с испанцами партизанской тактике: убивали отставших, громили патрули, жгли казармы и конюшни, ставили ловушки и мины, травили колодцы, калечили пленных… Впрочем, американцы не уступали им в жесткости.

В 1901 году они провели удачную спецоперацию и захватили самого Агинальдо с его штабом. Ошеломленные партизаны начали массово складывать оружие. Командовавший оккупационными войсками генерал МакАртур радостно объявил, что победа достигнута. Но вскоре бои вспыхнули с новой силой.

Не было казней, пыток и военных преступлений, к которым бы не были причастны американские солдаты, воевавшие на Филиппинах. Именно эти зверства в конечном счете решили судьбу войны.

Возвращавшиеся на родину солдаты и офицеры стали рассказывать ужасные вещи. Так, у американских бойцов обычным делом было поймать филиппинца, накачать его водой, а потом прыгать ему на живот, заставляя исторгнуть выпитое.

И так несколько раз подряд – пока не заговорит.

Во время президентской гонки участвовавший в ней Теодор Рузвельт

Источник: https://www.eg.ru/society/442357/

Протоиерей Петр Перекрестов. Владыка Иоанн – святитель Русского зарубежья. Исход на Филиппины и в Америку / Православие.Ru

  • Из книги «Владыка Иоанн – святитель Русского зарубежья», вышедшей в издательстве Сретенского монастыря в 2008 г.
  • ***
  • Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец.Ин 10, 11
Что казаки делали на Филиппинах в 1949 году

В.А.Рейер вспоминает: архиепископ Иоанн «вы ехал на Филиппины в ответ на настойчивые просьбы своих пасомых, большинство которых, спасаясь от коммунистов, перебралось туда и находилось в отчаянном положении. Во время этого путешествия, находясь в непосредственной близости к владыке, мы убедились в (достоверности) всего того, что так часто нам передавалось свидетелями его подвижнической жизни, которая — прости, дорогой владыка, — казалась нам иногда преувеличенной. По настоянию владыки не только ежедневно совершались литургии в свободном помещении, любезно предоставленном администрацией парохода для этой цели, но и беспрестанно им посещались все жаждавшие его молитв и утешений»[1]. На самом деле, как мы уже говорили выше, это путешествие для большинства было бегством в неизвестность; никто не знал, чем все это кончится и каковы будут условия жизни там, куда они едут. Людям было известно, что придется провести несколько месяцев в лагерях для беженцев в ожидании визы в какую-нибудь свободную страну. В этой бедственной ситуации святой, как всегда, направлял верующих к «единому на потребу» и совершал Божественную литургию.

В.А.Рейер описывает приезд святителя в Манилу: «Город еще был в полуразрушенном состоянии, и квартирный вопрос стоял остро. После некоторых усилий нам удалось получить комнаты для владыки в “Манила-отель”. Высаживающимся пассажирам с парохода было предложено выгрузиться до пяти часов вечера, после чего закрывалась таможня и было запрещено вывозить багаж. я известил об этом владыку еще утром, и мы сговорились, что я приеду за ним и за его обширным багажом с церковной утварью на пароходе в три часа дня. С этим пароходом многие русские семьи уезжали в США, и все просили владыку помолиться с ними в последний раз. Время приходит к пяти часам, а владыка все еще был занят, напутствуя и благословляя своих пасомых… Пришлось ждать еще продолжительное время, прежде чем мы покинули пароход. Было уже около шести часов вечера, и я был уверен, что на этот раз нас ожидают неприятности, что нас не пропустят и вернут обратно на пароход. Мы подъезжаем к контрольному пункту для осмотра багажа, и, к моему удивлению, таможенный чиновник, не осматривая вещей, предлагает нам проследовать дальше»[2].

Прибытие архиепископа Иоанна на Филиппины, на остров Тубабао, было большим событием. «Великим праздником явился приезд из Шанхая владыки Иоанна, у которого чуть не со всеми была личная пастырская связь»[3], — вспоминает отец Кирилл Зайцев.

Жизнь на этом острове была очень суровой. По прибытии беженцы были высажены на берег и должны были сами разбивать лагерь, выкорчевывая пышную растительность. Вот воспоминания одного из участников переселения: «Беженцы из Шанхая, числом около 5 тыс. человек, расположились в лагерях на Филиппинских островах…

Вначале положение в лагерях было очень тяжелое во всех отношениях… На месте диких джунглей — высокой густой растительности — вырос город из палаток, имеющий госпиталь, свою полицию, свой суд…

С одной стороны, требуют, чтобы все скорее записывались и уезжали в другие страны, с другой — приезжающие комиссии берут лишь здоровых и годных для работы.

отрезанность от остального мира — выходить из лагеря нельзя, писать (можно) только по-английски и сдавать письма открытыми, постоянные нелепые угрозы создают у людей состояние беспомощности, близкое к отчаянию»[4].

Еще один беженец описывает нужду, царившую на Самаре: «Сказывалось переутомление у тех, кто самоотверженно работал над устройством лагеря: иные среди них надорвали свое здоровье в непосильном труде. Тяжким было длительное пребывание в палатках… Пребывание месяцами между чемоданами, которые нужно было раскрывать для того, чтобы найти любую нужную вещь, и койкой, безо всякой другой мебели, вызывало утомление и напряжение нервов (…)

Те же вопросы возраста и здоровья, в частности туберкулеза, встали и на Самаре (…)

Поначалу казалось, что переселение на Самар не затруднит, а, напротив, облегчит использование обычного порядка выезда по визам. Оказалось наоборот.

Изолированность лагеря и отсутствие связи с консулами вызвали временный паралич аппарата — и прикрепленными к лагерю увидели себя те, кто в нормальных условиях имел все основания надеяться на скорый отъезд в те или иные страны…

Не только не открылись для русских двери каких-то новых стран, но оказались закрытыми уже настежь было открытые для очень большой группы русских двери такой страны, как аргентина. Мешок — из которого не видно выхода»[5]. К этому присовокуплялась враждебность со стороны руководителя лагеря, присланного от ИРО — организации, абсолютно чуждой всему русскому.

При таком положении отчаявшимся людям требовалось в первую очередь духовное подкрепление. Поэтому стараниями архиепископа достаточно быстро церковная жизнь буквально забила ключом.

Были учреждены три храма и один женский монастырь. Возле монастыря находился «собор» — военный барак, где, совсем как в Шанхае, ежедневно совершались богослужения[6].

Все было совершенно примитивным — даже колокола были сделаны из металлических бочек!

На Самаре владыка Иоанн находился в гуще событий, заботясь о приютских детях, о стариках и больных. Г.Ларин пишет: «я был руководителем церковного округа, где был расположен храм владыки и где он жил со священниками и монахами.

Я иногда сопровождал его в больницу в город Гюан, где лежали тяжелобольные русские; владыка навещал их, давал им карманные Евангелия и маленькие иконки. Как-то, войдя в русское больничное отделение, мы услышали страшные крики, доходившие издалека.

На вопрос владыки о причине этих криков русская сестра сказала, что это безнадежная больная, которую, как беспокоящую своим криком больных, поместили в прилегающий к этому зданию бывший американский военный госпиталь. Владыка немедленно решил идти к больной, но русская сестра не советовала ему это делать, так как от больной исходит зловоние.

“Это не имеет значения”, — сказал владыка и быстрыми шагами направился в другое здание. Я последовал за ним. Действительно, от больной женщины исходил неприятный запах. Подойдя к ней, владыка положил ей на голову крест и стал молиться. Я вышел. Владыка молился долго, затем исповедал больную и причастил. Когда мы уходили, она уже больше не кричала, но только тихо стонала.

Через какое-то время мы снова поехали в госпиталь и едва успели въехать на нашем джипе во двор, как из госпиталя выбежала женщина и бросилась к ногам владыки. Это была та “безнадежная” больная, за которую он молился»[7]. По молитвам святого владыки совершалось множество исцелений; он, как мог, помогал своей пастве.

Чтобы облегчить положение своих чад, владыка добился аудиенции у филиппинского министра внутренних дел. Вот что пишет об этом В.А.Рейер: «аудиенция нам была назначена через день, в 9 часов утра. В ответ на просьбу моей жены владыка разрешил привести в порядок его рясу для этого приема.

В назначенный день в 8 часов утра я подошел с молитвой к двери его комнаты. ответа не последовало, и так продолжалось несколько раз. Прождав еще некоторое время, я решил открыть дверь. Войдя, я увидел владыку, уснувшего на коленях. Владыка быстро поднялся и обещал сразу выйти.

Читайте также:  Какие украинские блюда могут шокировать русских

Через несколько минут он показался в дверях, но волосы на его голове были в беспорядке. Я почему-то решил, что в таком виде явиться к министру будет нельзя, и предложил владыке поправить волосы. Владыка отстранился и сказал: “Не надо, поедем”. Я был уверен, что нас не примут.

Во-первых, мы опаздывали почти на час, а во-вторых, в таком виде едва ли допустят к министру. К моему удивлению, нас приняли сразу. Сам министр был очень любезен и внимателен и обещал сделать все, что будет в его силах, — чтобы владыка не беспокоился, он постарался удовлетворить все его просьбы.

Возвращаясь в отель, я рассуждал с самим собою, и мне стало очевидным, что человеческими мерками ни определить, ни оценить владыку нельзя. Что казалось для нас неопределенным, не являлось препятствием на его путях.

Господь сопутствовал владыке в его делах, и существующие для нас преграды переставали существовать на его путях. В этом я был вынужден убедиться как в американском консульстве в Шанхае, так и на пристани в Маниле, и в министерстве филиппинского правительства»[8].

Наладив церковную жизнь в лагерях для беженцев, 12 июля 1949 года архипастырь отплыл в Сан-Франциско, чтобы подготовить почву для организации переезда верующих в США. отец Кирилл Зайцев писал тогда: «Тысячи и тысячи ждут еще решения своей судьбы на Самаре.

Владыка Иоанн едет прежде всего, силою вещей, как посол своей паствы, осиротевшей с его отъездом и утешение находящей лишь в мысли о том, что нужен был этот отъезд прежде всего для них самих, для помощи им — туда, куда устремлены их взоры, откуда ждут они спасительного зова»[9].

Накануне отъезда владыка испытал большую скорбь. Беженцы, как некогда израильский народ, который предпочел подчинение фараону жизни по заповедям в земле обетованной, оказались более склонны к мирским удовольствиям, нежели к хождению за тем, кто, подобно Моисею, вел их в благословенную землю жизни во Христе.

Накануне Недели Всех святых, в земле Российской просиявших, они организовали концерт и спектакль. архиепископ попросил у тогдашнего президента ассоциации русских эмигрантов предписать беженцам не участвовать в этих светских развлечениях накануне такого важного праздника и прийти в храм на всенощную.

Увы, ему в этом отказали. Тогда владыка отправился на площадь, где должен был проходить концерт, и обратился с той же просьбой к руководителю оркестра, но так же безуспешно.

На следующее утро владыка произнес проповедь, в которой бичевал тех, кто были русскими только на бумаге, в действительности таковыми не являясь, тех, кто забыл своих святых, находясь в таком сложном положении. «Затем владыка объявил, что эти люди не будут допущены ко святому причащению впредь до покаяния.

Очень многие образумились трогательными обличениями своего святителя и покаялись. Владыка сам читал над ними разрешительную молитву»[10], — вспоминает один из очевидцев.

По пути в Aмерику святитель остановился в Японии, сначала в Иокогаме, где его принял архиепископ Beниамин (Васалыга, † 1963), а потом в Токио, где помолился в православном кафедральном coборе[11]. Таким образом, своим «духовным оком» святитель «озирал всю Вселенскую Церковь Христову»[12].

12 августа 1949 года архиепископ прибыл в Сан-Франциско, где его торжественно встретили в порту архиепископ Тихон и местное духовенство, а также множество его духовных чад из Шанхая, которым удалось эмигрировать ранее.

Затем владыка уехал в Нью-Йорк на праздник Успения, а потом отправился в Свято-Троицкий монастырь в Джорданвиле в штате Нью-Йорк, где пребывал несколько дней, готовясь к тому, что ему предстояло совершить в Вашингтоне, — а именно убедить Сенат СШа принять беженцев из Тубабао. Как всегда, владыка готовился к этому молитвенно.

отец Кирилл Зайцев, принявший монашество с именем Константин, и профессор Н.Н.Александров помогали иерарху переводить на английский необходимые документы.

5 сентября владыка в сопровождении профессора Александрова отбыл в Вашингтон, чтобы добиться помощи для своей паствы, как было сказано в газете «Православная Русь», «все надежды возложившей на его молитвы и хлопоты».

Начиная с 6 сентября он стал ходить по сенаторам и по правительственным инстанциям, а также встречаться с журналистами.

Затем он нанес визит директору ИРО, от которого получил заверения относительно постройки на Филиппинских островах горного санатория для больных туберкулезом — этой болезнью, как было сказано выше, особенно часто болели беженцы.

Архиепископ и профессор Александров были приглашены на заседание сенаторской комиссии, чтобы изложить суть дела; эта встреча состоялась 16 сентября, и доклад произвел на парламентариев хорошее впечатление[13]. С той же целью владыка отправился в Нью-Йорк.

Во время Епархиального съезда Восточно-американской епархии владыка Иоанн направил президентам Соединенных Штатов, аргентины, Бразилии, Венесуэлы и премьер-министрам Канады и австралии, а также генералу Макартуру, ИРО и американским сенаторам следующее послание: «Епархиальный съезд американской и Канадской архиепископии Русской Православной Церкви Заграницей… постановил обратиться к Вам с ходатайством об облегчении судьбы эвакуированных из Китая русских (…) Насельники лагеря находятся в полной неизвестности о своем будущем, в постоянной тревоге, страдая, кроме того, от местных климатических условий и стихийных бедствий. Около 80% переболело недавно, от перенесенных тропических болезней силы их истощаются. Внезапный тайфун может уничтожить все постройки лагеря и причинить неисчислимые бедствия его обитателям.

Если они погибнут жертвою небрежности ИРО и равнодушия мира, ответственность должна пасть на виновников этого события, которое заслуживает наименования преступления против Бога и людей.

Возможно ли действительно, чтобы в христианском мире не нашлось дверей, которые открылись бы перед горсточкой людей — тремя тысячами честных, лояльных тружеников, безупречных во всех отношениях, и их семей, — единственной ошибкою которых было поверить словам и первоначальным делам своих спасителей? (…)

Источник: https://pravoslavie.ru/28248.html

что происходит на Филиппинах и почему Дуэрте так разбушевался?

nnils«У него выхода другого нет. Филиппины в целом проамериканская страна, но там по сей день сохранились элиты, которые в свое время были против Америки, которые их захватили в начале двадцатого века и шибко зверствовали. Кстати, Марк Твен писал что амеры там убивали местных филиппинцев чуть ли не миллионами.Поэтому-то во второй мировой Филиппины были «непотопляемым авианосцем японцев» большую часть войны. Правда не целиком. Так вот Манила и прочее там у них проамерское, а как раз та зона, откуда Дуэрте — была в свое время основной зоной сопротивления амерам, а после начала второй считалась опорной зоной для японцев против Америки.

Соответственно Дуэрте не сегодня стал таким. Он всегда был такой и он опирается на зону, которая ожидает от него именно этого, а не чего-то другого. И если он добьется того, чтобы амеры вдарили по Филиппинам в целом, или хотя бы по Маниле, это качнет народ от проамеровских элит в маниле в его сторону.

То есть он ведет себя в их условиях очень грамотно. Если ему удастся добиться от амеров антифилиппинской реакции — он раздавит всех своих врагов, которые изображают США другом филиппинцев. Вот и все что он делает.»комментарий footuh на ГА http://glav.su/members/233/messages/

Напомню, что в августе 2016г президент Филиппин Родриго Дуерте,  обвинил американского посла Филипа Голдберга во вмешательстве во внутренние дела своей страны, назвал его «сукиным сыном» и «гомосексуалистом». В Госдепартаменте были в ярости и пригласили временного поверенного в делах Филиппин в США, «чтобы прояснить эти высказывания».

«Мы озабочены этими задержаниями, а также убийствами людей, подозреваемых в причастности к торговле наркотиками на Филиппинах», — заявила официальный представитель госдепартамента США Элизабет Трюдо. https://ria.ru/world/20160809/1473894636.html

“Я буду добиваться от парламента восстановления смертной казни путём повешения, – заявил новоизбранный президент на пресс-конференции. – Если человек сопротивляется аресту, значит мой приказ полиции и военным: стрелять на поражение и убивать”.

Такие заявления президента сразу вызвали реакцию у филиппинских правозащитников: “Высокий уровень преступности на Филиппинах связан с бедностью в стране, неравенстве в доступе к образованию, а также с отсутствием реабилитации в уголовно-исполнительной системе для тех, кто понёс наказание.

Смертная казнь не может решить проблемы несправедливой системы”.

Ранее Родриго Дутерте был мэром города Давао на юге страны. Тогда полиция убила более тысячи преступников, а правозащитная организация Human Rights Watch назвала его “мэром батальона смерти”.http://ru.euronews.com/2016/05/16/will-the-philippines-reinstate-the-death-penalty

Дуэрте заявил, что смерти не связаны с действиями полиции, и призвал ООН провести более тщательное расследование происходящего.

Президент раскритиковал организацию и ее членов, в том числе ближайшего союзника Филиппин — США, отметив, что ООН не выполняет возложенных на нее функций и «беспокоится о груде костей преступников».

«Не хочу вас оскорблять.

Но возможно, нам придется попросту отделиться от ООН. Почему мы должны слушать этих глупцов?«, — заявил он в телеобращении.http://www.reuters.com

Президент Филиппин Родриго Дутерте заявил, что страна может выйти из ООН, в ответ на критику организацией участившихся убийств, совершаемых в ходе полицейских рейдов в рамках программы по борьбе с наркоторговлей, передает агентство Рейтер. Дуэрте также упомянул возможность создания альтернативной международной организации, в которую будут приглашены Китай и другие страны

В начале августа 2016г. Дуерте представил список из 160 судей, градоначальников, депутатов законодательных собраний, сотрудников полиции и военных, которых правоохранительные органы подозревают в причастности к наркоторговле.

Военным и полицейским, связанным с перечисленными людьми, президент Филиппин дал сутки на то, чтобы признаться в своей причастности к наркоторговле. «Я даю вам 24 часа, чтобы вы сообщили в свои подразделения, или я вас смету», — заявил президент.

Президент снял с постов попавших в список полицейских и военнослужащих, а также отдал распоряжение прекратить охрану госслужбами перечисленных политиков. Какую именно роль каждый из названных людей мог играть в преступных схемах, не уточняется.

«Это пандемия», — охарактеризовал ситуацию президент.

Ранее правозащитники из 300 гуманитарных групп, в том числе из Human Rights Watch, Stop Aids и Международный Альянс по ВИЧ/СПИДу заявили, что более 700 человек, причастных к торговле и употреблению наркотиков, были убиты на Филиппинах в ходе полицейских рейдов за последние три месяца.https://ria.ru/world/20160807/1473779463.html

19 окт. 2016 г. — В Маниле люди вышли на протест к зданию посольства США с требованием вывести американских военных из страны. Полиция Филиппин решила разогнать митинг, направив служебную машину прямо в собравшихся. В результате действий стражей порядка пострадали более 20 человек.

комментарий из сети ) — Наш спец.отряд уже там

П.С.

Родри́го «Роди» Роа Дуте́рте (Rodrigo Roa Duterte, по прозвищу Digong, род. 28 марта 1945) — филиппинский юрист и политик висайского происхождения, избранный президент Филиппин. Занимал должность мэра Давао, города на острове Минданао 7 сроков, в общей сложности более, чем 22 года. Также был вице-мэром города и членом Конгресса Филиппин.

Источник: https://nnils.livejournal.com/3253192.html

Потомки «белых русских» вернулись на остров Тубабао (Филиппины)

Для меня те территории, где проживали русские, будь они красные, белые или серые, — это русская земля, поскольку помечена русско-генетическим и тем самым причастна мне по русско-родовой общности. Таких мест в мире немало.

Русская Революция и Гражданская Война рассеяли многих русских людей по всему миру, они бежали от красных, которые не церемонились при установлении своих порядков в Большой России (Советском Союзе).

Часть бежала в Маньчжурию, в основном в Харбин, и мне довелось много беседовать с одним из сотрудников Колчака и затем видным деятелем русской харбинской общины и другом Николая Рёриха и в конце концов уважаемым советским писателем-патриотом Всеволодом Никаноровичем Ивановым (1988-1971) о прихотливых судьбах русских эмигрантов в Китае.

Читайте также:  Сколько англия дала денег александру i для победы над наполеоном

Часть китайских «белых русских» обрела благополучие при китайских националистах и даже при японцах, но тут началось наступление Красной Армии на Харбин, пришлось бежать на юг в Шанхай и Ханькоу, однако и там в 1949 установилась власть китайских красных Мао Цзэдуна, и пришлось бежать с материка, около 6000 беженцев направились на Филиппины, где тогдашний проамериканский президент Эльпидио Кирино (1890-1956) поселил их в провинции Восточный Самар на острове Тубабао.

Моя давняя соратница ведущий специалист по казачеству доктор исторических наук Татьяна Вячеславовна Таболина (Институт этнологии и антропологии РАН) прислала сообщение из-под Манилы о своей поездке на Тубабао и ссылку на манильскую газету The Standard, в которой 17 ноября 2015 года опубликовал Мел Каспе (Mel Caspe) заметку ‘White Russians’ return home to Eastern Samar / «Белые русские» возвращаются домой в Восточный Самар/. Суть заметки — к дню 125-летия Эльпидио Кирино 16 ноября приехали на остров Тубабао почтить память своего защитника 21 русских, когда-то родившихся на этом острове или причастных к оказавшихся там соплеменникам.

«Twenty-one Russians who used to be refugees on Tubabao Island, Guiuan, Eastern Samar have returned to the island in time for the 125th birth anniversary of the late President Elpidio Quirino.

Dubbed as “White Russians,” these are those who resisted the communist revolution in the Union of Soviet Socialist Republics. More than 6,000 refugees lived in Guiuan, where they were allowed to live by the late president, from 1949 to 1953.

Remembering. Former Russian refugees go back to Tubabao Island in Guiuan, Eastern Samar, their home from 1949 to 1953. MEL CASPE /Воспоминание. Бывшие русские беженцы вернулись на Тубабао в /муниципалитет/ Гиуан /провинция/ Восточный Самар, который был их домов с 1949 по 1953 год. (Татьяна Таболина — крайняя справа)The revolution gave rise to a White Army fighting the Red Army. “White Russian” was used to refer to people who fought the communist army and/or fled as a result of the violence and strife. Some of them took refuge in Europe while others sail to the cities of Hankow and Shanghai in China.Some of the refugees in Guiuan eventually moved to France and Australia; most of them migrated to the United States.Quirino was born Nov. 16, 1890 in Vigan, Ilocos Sur. Presidential Proclamation 967 signed by President Benigno Aquino III, all Filipinos here and abroad are enjoined to commemorate Quirino’s memory and legacy.Quirino began his public service career as a student teacher.

Giving asylum to the White Russians is one of Quirino’s legacies».

Подробнее о пристанище русских беженцeв на Тубабао пишет Татьяна Таболина на сайте Историко-культурного наследия Кубани в статье Казачья колония на Тубабао (общеказачья Интернет-газета «Станица», июль 2008 года):

«В альбоме «Казачье зарубежье» мы старались охватить все места казачьего рассеяния. Одно из них — русская колония на острове Тубабао: филиппинский остров с 1949 года стал прибежищем для почти 6000 беженцев из Китая.Массовый отъезд из Северного Китая начался в 1948 году — с наступлением. Красной Армии. Сначала в Шанхай, а когда стало ясно, что коммунисты захватят всю страну — за её пределы.Огромную роль в спасении беженцев сыграли архиепископ Иоанн Шанхайский (причисленный к лику Святых) и руководитель Русской эмигрантской ассоциации енисейский казак Григорий Кириллович Бологов (возглавлявший потом Общеказачий Союз Сан-Франциско).Г.К. Бологов и владыка Иоанн ШанхайскийНа просьбу вывезти русских из Шанхая, в Международной беженской организации (IRO) ответили, что вывезти можно лишь 500 человек — представителей эмигрантских объединений. По словам очевидцев, Бологов выхватил пистолет и заявил: вывезти надо всех — иначе он застрелится прямо в зале заседания. Принять беженцев согласилась только Филиппинская Республика, и лишь на 4 месяца — растянувшихся в итоге более чем на два года!Самые полные воспоминания о жизни на острове оставил живущий в США Н.В. Моравский в книге «Остров Тубабао: 1949-1951. Последнее пристанище российской Дальневосточной эмиграции». В лагере после тайфунаПервые две группы, прилетевшие на Тубабао, расчищали в джунглях площадки, готовя условия для расселения беженцев, плывших на пароходе. Разбили палатки (от двух — до двадцатиместных), построили общие кухни, где на керосиновых печах в огромных котлах варили еду на каждый район, кипятилки (сырую воду пить нельзя). Воду возили на грузовике (затем провели водопровод). За водойЛагерь, управлявшийся администрацией ИРО и внутренним самоуправлением во главе с Г.К. Бологовым, был разделён на 14 районов — в каждом первоначально более 300 человек. Районы имели свои названия: «президентский», «скаутский», «музыкантский»… Забайкальская казачка Наталья Сабельник, любезно предоставившая фотографии для альбома «Казаки Зарубежья» из своего «тубабавского» архива>В составе тубабавцев, как они себя называли, большая часть была непримиримыми белоэмигрантами. По свидетельству Н. Моравского — «почти все представители старшего поколения родились в России, многие из них были уроженцами Сибири или русского Дальнего Востока, в числе которых было немалое количество казаков». Немало было и молодёжи, родившейся в Харбине и Шанхае. Дети занимались в созданной школе, а в свободное время — в скаутских отрядах. Медицинский персонал лагеряНа расчищенном для общих встреч месте — «Красной площади» — устраивали спектакли, лекции, выступал оркестр, смотрели фильмы. Скауты и кадеты устраивали костюмированные балы. Люди не унывали: издавали газеты; когда бумаги не хватало, устраивали «устные газеты». В палатках действовали две церкви. Богородицкий собор устроили в бывшей американской военной церкви за пределами лагеря. Переехал на остров из Харбина и Богородице-Владимирский женский монастырь. Лагерный храмВ Кафедральном соборе Сан-Франциско сейчас висят иконы Христа Спасителя и Божией Матери «Споручницы грешных» с благодарственными надписями о спасении, написанные на Тубабао. Иконы с острова есть и в Вашингтоне.

Был вывезен на Тубабао и приют Св. Тихона Задонского, созданный Святителем Иоанном. Шанхайским. Впоследствии дети жили в специально купленном доме в Сан-Франциско.

Его воспитанники до сих пор зовутся «приютянами». Одного из них знают в России — забайкальский казак Николай Масенков стал профессиональным певцом.

В Сан-Франциско он даёт благотворительные концерты в пользу детских программ Конгресса Русских Американцев.

1949 г. Свадьба Тани Титовой и Петра ПетроваКого только не забросило на остров! Автор книги «Конец Белого Приморья» Б.Б. Филимонов нашёл здесь последний приют. Как и Георгиевский кавалер, участник Воткинского восстания и Сибирского Ледяного похода В.Н. Дробинин…О. Скопиченко попала на Тубабао из Шанхая; выпускала на острове на ротаторе свои воспоминания в стихах. Стала известным поэтом и общественным деятелем в Сан-Франциско.Два с половиной года было забайкальской казачке Наталии Сабельник, когда она с родителями оказалась на острове. Наталия бережно хранит семейные фото (любезно предоставленные для нашего альбома). Много лет она безвозмездно работает в Конгрессе Русских Американцев. Дочь есаула Оренбургского казачьего войска Т.А. Ступина (урожденная Панова) много сил отдавала устройству Дней русского ребенка в Сан-Франциско. Её книга «Эпохи. Россия, которую я люблю», с главой о жизни на Тубабао, вышла в Сан-Франциско в 1994 году. Потомок забайкальских казаков Александр Титов через Цейлон, Красное море, Суэцкий канал добрался с родными до Италии. Жил в Бразилии, Парагвае, Аргентине. В 25 лет оказался в США, служил во Вьетнаме… Русские могилы на ТубабаоПоследние беженцы покинули Тубабао в 1953 году. Сегодня там ничто не напоминает о русском лагере — джунгли быстро захватили его территорию…» Более подробная информация о русской колонии на острове Тубабао представлена в фотоальбоме «Казачье Зарубежье».

Источник: https://skurlatov.livejournal.com/4118893.html

Скончался легендарный японский офицер, который после капитуляции ещё 30 лет воевал на Филиппинах. Новости. Первый канал

В Японии скончался пожилой человек. И эту новость распространили сегодня все мировые информационные агентства. Речь идет о легендарной личности. Бывшего младшего лейтенанта в Стране восходящего солнца называли последним самураем. После капитуляции Императорской армии он отказался сложить оружие и тридцать лет доказывал, что и один в джунглях — воин.

В марте 74-го кадры из аэропорта Токио потрясли весь мир, но особенно самих японцев. Худого 52-летнего человека с усиками встречали держа в руках его портреты.

Все фотографии молодого лейтенанта разведки японской армии Хиро Оноды были сделаны за 29 лет до этого, во время Второй мировой войны.

Даже генеральный секретарь японского правительства, говоря сегодня уже о кончине Оноды, вспомнил кое-что личное.

«Я хорошо помню свои ощущения. Когда, прожив много лет в джунглях, господин Онода вернулся на родину в Японию, я понял, что Вторая мировая война окончательно завершилась», — сказал генеральный секретарь кабинета министров Японии Ёсихидэ Суга.

В конце 44-го молодой Онода был направлен на филиппинский остров Лубанг готовить операции против наступающих американцев. Но десант США уничтожил почти весь его гарнизон.

И Хиро Онода 30 лет, прячась в джунглях, выполнял приказ командира: никакого харакири, воевать с врагом до конца! Выманить несгибаемого лейтенанта смог лишь лично постаревший майор Танигучи, с помощью мегафона он зачитал жёлтый от времени приказ о капитуляции Японии во Второй мировой.

При себе у Оноды была винтовка в отличном состоянии, 500 патронов и самурайский меч, который, кстати, командир военной базы вернул лейтенанту, назвав его образцом военной верности. На счету неуловимого Оноды были десятки убитых военных, но президент Филиппин помиловал его.

Больше всего в Токио его потрясли даже не небоскрёбы, а питьевая вода, текущая из крана, и еда, которую можно купить в магазине. Долгое время он спал на голом полу и по совету психотерапевта уехал жить в Бразилию. В крайне редких интервью Хиро Онода рассказывал, что выжить ему помогла отличная боевая подготовка.

«Если ты чувствуешь себя в лесу, как рыба в воде, то твой противник попросту обречён. Я чётко знал — по одной открытой местности надо перемещаться в камуфляже из сухих листьев, по другой — только из свежих.

Филиппинские солдаты были не в курсе таких тонкостей. Больше всего мне не хватало, наверное, мыла.

Я стирал одежду в проточной воде, используя золу, как порошок, умывался, но очень хотелось намылиться», — говорил бывший солдат вооружённых сил Японии Хироо Онода.

Все 29 лет Онода боролся за выживание — мяса убитой коровы ему хватало на целый год. Он ел бананы и пил кокосовое молоко. Дважды в день чистил зубы толчёной пальмовой корой — и врачи не нашли у нег ни одного больного зуба. Он построил себе дом из бамбука и лечился травами. Но и не забывал устраивать диверсии: жёг рис, собранный филиппинцами, и перестреливался с военными.

«Меня оскорбляют предположения, что моя борьба была бессмысленной. Я воевал, чтобы моя страна была могущественной и процветающей. В императорской армии было не принято обсуждать приказы.

Майор сказал: Ты должен оставаться, пока я не вернусь за тобой! Я — солдат, и выполнил приказ — что тут удивительного? Когда я вернулся в Токио, увидел, что Япония сильна и богата, это утешило моё сердце», — говорил Хироо Онода.

Однажды Онода отобрал у крестьянина радиоприемник и, слушая трансляции с Олимпиады в Токио, был уверен, что всё это американская провокация против него.

Он не верил ни листовкам, ни письмам родных, умолявших его сдаться. До встречи с командиром он считал, что исполняет долг. Спустя годы, Онода обучал мальчишек выживать в лесу.

А филиппинской школе, недалеко от которой прятался, подарил 10 тысяч долларов.

Источник: https://www.1tv.ru/news/2014-01-17/50197-skonchalsya_legendarnyy_yaponskiy_ofitser_kotoryy_posle_kapitulyatsii_eschyo_30_let_voeval_na_filippinah

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector