Что на руси могли делать мусульманине, но не могли православные

Официальная история не только не раскрывает для масс происхождение Руси и славян, но и длительное время пыталась скрывать влияние иных конфессий на формирование культуры нашей страны. Предлагаем вниманию читателей материал, свидетельствующий о принятии и существовании на Руси Ислама.

Ислам, принятый на территории нашей страны первоначально жителями Дагестана, вероятно, вскоре после этого распространился и в булгарских городах.

Ислам проникает на территорию центральных областей будущей России и через выделившуюся Волжскую Булгарию.

Так, Ибн Фадлан, приехавший приводить к вере булгар, вынужден был отметить наличие там мечетей и школ уже в начале Х века (отметим, что в то время территория будущей Московии, по всей вероятности, еще находилась в составе Булгарского государства).

Есть также основания предполагать, что еще в домонгольский период определённая часть населения русских княжеств приобщилась к Исламу. Об этом свидетельствует присутствие в православной терминологии не только булгарских, но и арабских терминов.

Церкви или мечети?

Что на Руси могли делать мусульманине, но не могли православные

Наличие терминов, отличных от татарских и арабских, для обозначения атрибутов исламской веры также косвенно свидетельствует о том. Известное упоминание В.Н. Татищева относительно того, что булгары строили во Владимиро-Суздальской земле храмы, может быть интерпретировано в этом контексте по-иному: а церкви ли они строили?

Архитектурные черты некоторых церквей домонгольского периода (Покрова на Нерли, например) весьма отличаются от христианских стандартов, даже православных. Знаменитые купола «маковками» имеют аналогии в архитектуре арабского мира и не имеют – в христианском.

При этом отметим, что в некоторых городах стоят рядом храмы, построенные по греческим (из плинфы и с конусными крышами) и булгарским (белый камень, слабый фундамент, «маковки», орнамент) образцам. О присутствии исламской обрядности свидетельствуют некоторые захоронения, совершенные по мусульманским образцам.

Распространение Ислама

Что на Руси могли делать мусульманине, но не могли православные

Определённых успехов, по всей видимости, исламское миссионерство достигло в среде финно-угорских народов. Следы былой мусульманской обрядности выпукло выявлялись у них ещё в конце ХIХ в. (Марджани Ш., 1993), а в начале ХХ в. отмечалось массовое возращение (или легализация?) финно-угров в Ислам.

Наиболее значительный этап исламизации, по всей видимости, происходил в период Золотой Орды, знать которой приняла Ислам вскоре после захвата Хорезмских и Булгарских территорий – в царствование Берке.

Русские сторонники Ислама жили и в самих древнерусских городах. Так, например, при описании бунта в Ярославле (1262) в летописи отмечалось, что был убит толпой активный приверженец Ислама, бывший монах Изосима, «иже чернец быв, отвержется от христовой веры и бысть бесермен зол вельми и прият от посла царева Титяка…» (Татищев В.Н. «История Российская». М.: АН СССР. Т.5. С.44.).

Видный советский историк А.Н. Нассонов указывал, что восстания 60-х годов ХIII в. в русских городах были направлены против бессерменов-баскаков, собиравших налоги. Он же отмечает наличие русских в отрядах баскаков (Нассонов А.Н. «Монголы и Русь». М.: АН СССР, 1940. С. 17, 53).

Брачные узы

Что на Руси могли делать мусульманине, но не могли православные

В этом плане закономерным становится вопрос: по каким обрядам женились в исламском Сарае на ордынских принцессах многочисленные русские князья-претенденты? При этом, из летописей нам известно, что христианские имена эти принцессы получали позже на Руси (допускаем даже, что заочно и посмертно).

Так, Узбек, при котором исламская культура испытывала расцвет в Восточной Европе, в 1317 году женил на своей дочке (племяннице) Кончаке Юрия Даниловича Московского. Позже, в крещении, ей было назначено имя Агафья.

Нам кажется вполне естественным, что зятья хана-мусульманина должны были быть мусульманами.

В этом отношении, примечательны изображения московских князей с их косами, халатами и ханскими шапками, монеты, чеканенные на арабском.

В числе основателей своей династии московские князья указывали татарских царевичей. Налицо ориентация на восточный культурный мир (Измайлов И. Родина. 1997 №2. С.89).

Об этом свидетельствует и тот известный факт, что московские бояре ослепили своего сюзерена – великого князя Василия Темного, вменив ему в вину чрезмерное предпочтение татарских обычаев и языка. Не менее по-азиатски выглядят на европейских миниатюрах и бояре. По-татарски – в белых войлочных колпаках и халатах смотрятся москвичи в работах С. Герберштейна и М. Литвина.

Эти и другие факты свидетельствуют о том, что Москва значительно ориентировалась в вопросах культуры на восточный мир вплоть до середины ХVI в.

Ориентация русской знати на восточную и тюркскую культуру, сама по себе, не означает автоматического принятия мусульманских догматов (тем более, значительная часть татар, вышедшая в Московию, исповедовала христианство.

Так, в частности, многие «древнерусские» монастыри ХIII – XV вв. были основаны татарами).

Знать мусульманская

Что на Руси могли делать мусульманине, но не могли православные

Однако, подобная обстановка не препятствовала, как в более поздние времена, распространению Ислама в Руси Залесской. У нас есть основания полагать, что значительная часть элиты Руси Красной и Белой в период Золотой Орды придерживалась Ислама.

Так, знаменитый путешественник ХIV в. Афанасий Никитин указывал в своем сочинении и своё мусульманской имя – Ходжа Юсуф Хорасани (кстати, тверичей он называл «русскими головами», а москвичей – нет) (Никитин А.

«Хождение за три моря». М.: Советская Россия, 1980. С.57.). А один из русских летописцев Нестор (написавший, в частности, повесть о падении Константинополя) указывал сразу два своих имени: Нестор и Искандер.

Впрочем, и в более поздние времена – в ХVI-XVII вв.

– в списках дьяков и воинских чинов Московии значительную часть составляли фамилии – производные от мусульманских имён и напротив, по данным исследований Г. Носовского и А.

Фоменко, в списках москвичей им встретилось лишь одно христианское имя. Мы полагаем, что в исследованных писцовых книгах отражались сведения о привилегированных городских слоях.

В то же время податное население лучше сдерживалось христианством. Вероятно и поэтому христианизация угро-финнов (составлявших тогда большую часть населения Руси Залесской) и славян в золотоордынский период не только не снижается, но и многократно усиливается в условиях господства Джучидов (Вернадский Г.В. «Монголы и Русь». Тверь. 2000. С.137.385).

Вероятно, в этот период сложилась оппозиция исламской знати и христианского низшего сословия Московии. По всей видимости, в это время презрительное отношение к «черному люду» выразилось в форме термина «христианин», сохранившегося у русских по сегодняшний день.

С. Герберштейн, например, в середине XVI в. уже как старый обычай отмечает, что знатные лица и воины «в знак презрения» называют селян «христианами». (Геберштейн С. Записки о московских делах. Спб.: 1908. С.85). В русских документах это отношение впервые проявилось в 1391 г. (Вернадский Г.В. Там же).

Трансформация православия

Что на Руси могли делать мусульманине, но не могли православные

По всей видимости, Ислам оказал определённое влияние и на обрядность православной церкви, т.к. служители Константинопольской церкви (например, Максимилиан, посланец константинопольского патриарха), приезжая в Московию, отмечали, что тамошнее богослужение не соответствует догматам греческой и латинской церквей, а царь – схизматик (т.е. еретик) (Герберштейн С. Указ. Соч. С.65).

М.Г. Худяков в своей знаменитой монографии приводит замечание Максима-грека о настолько сильной приверженности московитов восточной моде, что, по его мнению, они скоро наденут чалму.

И в самом деле, западные современники не раз отмечали такие черты московитов, которые можно было принять за пережитки мусульманских обычаев, как, например, массовый отказ от спиртного, и уголовное преследование за его употребление и распространение.

В этом отношении знаменательно, что католики не считали славянскую православную церковь за христианскую и направляли против неё крестовые походы своих орденов. Западные современники свидетельствуют, что в Московии «святых католиков преследуют более сильной ненавистью, чем самих магометан».

Г.В. Вернадский отмечал изменение церковного пения в золотоордынский период (Вернадский Г.В. Указ.соч. Там же).

Русские мусульмане

Что на Руси могли делать мусульманине, но не могли православные

Многие современники отмечают большое количество татар в средневековой Москве. Ими была сформирована значительная часть московской и подмосковской тюркской топонимики. Наверное, для части из них нужны были мечети для соблюдения обрядов Ислама. Во всяком случае, подобные прецеденты в Московии были: мечети в Касимове, Романове…

Наибольшее количество русских мусульман, конечно, должно было со временем стекаться в Казанское ханство. Так, в одном из непризнанных источников «Джагфар тарихы» отмечается, что в Казани проживало до 30000 «кара муслимов», т.е. «западных мусульман».

В каком-то смысле эта цифра подтверждается сведениями «Казанского летописца» (кстати, он и сам, происходя из московской знати, принял Ислам и сделал успешную карьеру в Казани), который указывал, что войсками Ивана IV в Казани было освобождено из рабства около 100 000 человек. Учитывая тот факт, что рабства в Казани не было даже в той форме, как в Москве, можно предположить, что большая часть из них проживала в Казанской земле свободными.

Что на Руси могли делать мусульманине, но не могли православные

Огромное количество пленных просто невозможно было содержать в относительно небольшом (в тот период) государстве, не изменив существенно демографическую картину. Поэтому пленных, в основном, переплавляли на юг, оставляя, как правило, в Казани лишь принявших Ислам. Таким образом, цифра 100 000 человек – членов семей примерно соответствует 30 000 хозяев кара-муслимов (западных мусульман).

Примечателен тот факт, что, имея реальный выбор, Русь и славяне принимали Ислам осознанно. На территории современной России, как известно, Ислам не насаждался силой (Фукс К. 1996).

Может быть, поэтому автор казанской истории и отмечал, что многие из них предпочли остаться в Казани и исповедовать Ислам даже в условиях скорого очевидного уничтожения города в середине XVI в. Более того, попавшие в плен русские (насколько применим в данном случае этот термин) мусульмане отказывались сообщать о себе информацию и возвращаться в Московию (Худяков М.Г. 1992).

Этот факт, наряду с наличием в составе московских войск значительных татарских соединений, полководцев и самого казанского хана, позволяет однозначно отрицать навязывавшийся нам ранее и укоренившийся тезис об этническом характере противоречий между Москвой и Казанью.

Основным же заключением, которое можно сделать по вышеприведенному материалу, является вывод о бесспорном былом присутствии мусульманской религии в проторусских и русских государствах, а также о весьма значительном влиянии, которое оказал Ислам на культуру формирующегося русского народа и православной церкви.

Р. Набиев

Источник: http://islam.ru/content/history/30967

Строительство мечети и промысел Божий о мусульманах

Дискуссия по поводу строительства новой мечети в московском районе Текстильщики не прекращается. Одним из аргументов «за» выдвигается тезис о росте количества мусульман в Москве. Основной аргумент против — мнение жителей Текстильщиков.

Если оно будет проигнорировано, естественно предположить, что на этом изменение культурного и архитектурного облика столицы без согласия москвичей не остановится.

И тогда велик риск, что через несколько лет Москва будет украшена не маковками церквей, а башенками минаретов.

На наши вопросы о строительстве новой мечети, об идущей исламизации Москвы, о миссионерской деятельности среди мусульман отвечает диакон Георгий Максимов — преподаватель Московской Духовной академии, религиовед, член синодальной рабочей группы по составлению концепции межрелигиозных отношений Русской Православной Церкви, специалист по исламу.

— Можно обратить внимание на то, что становится все больше приезжих мусульман. В таком случае, насколько вообще актуальна проблема строительства мечетей? Ведь мусульмане, приезжающие сюда работать, собираются вернуться домой? или они уже не просто трудовые мигранты?

Что на Руси могли делать мусульманине, но не могли православные

Соборная мечеть, Москва

— По моему мнению, уже имеющихся в Москве мечетей вполне достаточно для того, чтобы удовлетворить религиозные нужды проживающих здесь мусульман. Совсем недавно было начато на Проспекте Мира строительство огромной мечети под видом реконструкции Соборной мечети — в результате этих работ вместимость её возрастёт в двенадцать раз, с 500 до 6000 человек.

Понимаете, это только когда оперируют числом зданий, может показаться, что у мусульман их  катастрофически не хватает — мол, что такое пять мечетей на огромную Москву? Но давайте просто посчитаем.

Возьмём одну мечеть — Соборную, которая после перестройки будет вмещать до 6000 человек за раз. У мусульман пять молитв в день. Те, которые не успевают или не вмещаются при первой молитве, могут приходить на вторую и так далее. И у нас в храмах служат поэтому по две, а то и три литургии, чтобы могли вместиться люди, которые равномерно распределяются по разным службам.

Итак, пять молитв. Отложим ночную, останется четыре. Следовательно, за сутки Соборная мечеть сможет обеспечить 24 000 молитвенных мест.

Конечно, в исламе особенно почитается пятничный день, но ничто не мешает тем, кто не смог в этот день придти в мечеть, придти в любой другой, тем более, что совершаемый ритуал — в целом тот же самый.

А значит, в неделю это 168 000 молитвенных мест, или 672 000 в месяц, или ВОСЕМЬ МИЛЛИОНОВ ШЕСТЬДЕСЯТЬ ЧЕТЫРЕ ТЫСЯЧИ молитвенных мест в год.

Это та цифра, которую сможет обеспечить всего одна из московских мечетей, мы не брали в расчёт остальные четыре. Они, конечно, не столь огромные, но и не такие уж маленькие. В сумме они дадут ещё свыше двух миллионов молитвенных мест в год. Итак, десять с лишним миллионов. У нас нет столько мусульман в Москве.

Понятно, что некоторые мусульмане хотят ходить в мечеть чаще раза в год, но их число уровновешивается числом тех «этнических мусульман», которые даже один раз не ходят. Надо смотреть на вещи реально.

Вот откроется это огромное здание на Проспекте Мира — и не будет там по шесть тысяч человек каждый день на каждой молитве. И даже в пятницу не будет столько на каждой молитве. На праздники — да, на первой пятничной — возможно, а на всех остальных молитвах это будет полупустое или почти пустое здание.

Читайте также:  Какие современные русские народы являются потомками гуннов

Не потому, что мечеть не может вместить всех желающих помолиться, а потому что желающих гораздо меньше, чем она может вместить.

Не совсем понятно, к чему ещё одна мечеть в Текстильщиках, тем более, что подавляющее большинство населения выступает против её строительства?

Что же касается вопроса об актуальности или неактуальности новых мечетей, то при его разрешении стоит помнить, что положение мечети в исламе совсем не равно положению храма в Православии.

Например, христианин должен участвовать в таинстве Евхаристии, которое совершается только в храме священником, мусульманин же в мечети совершает тот же самый ритуал намаза, какой делает и у себя дома (если делает). Имам при этом просто стоит впереди всех, он не совершает какого-либо таинства или чего-то уникального.

У христиан и венчание, и отпевание немыслимы вне храма, у мусульман же, напротив, и бракосочетание, и погребальный обряд традиционно совершается не в мечети.

По шариату мусульмане могут молиться почти в любом помещении, в том числе и коллективной молитвой, выбирая из числа собравшихся имама.

Учитывая всё это, становится понятным, что появление новых мечети — это не вопрос «жизни и смерти» для мусульман в их религиозной жизни.

— Если Вы как-то контактировали с приезжими мусульманами — как Вы полагаете, их вера достаточно глубокая, или тут стоит говорить скорее о культурной идентичности, чем о религиозной общности?

— Насколько у меня сложилось впечателние, среди этнических мусульман мало атеистов, но мало и тех, кто испытывает интерес к глубокому изучению ислама. Они верят в единого Бога, чтут Мухаммеда, знают некоторые молитвы и обряды, сами соблюдают из этого весьма немного — вот, пожалуй, и всё.

Мне доводилось довольно близко и по-дружески общаться с узбеками, туркменами, азербайджанцами. После живого общения многие стереотипы о гастарбайтерах у меня отпали. Я увидел, что среди них много добродушных, простых людей.

Что на Руси могли делать мусульманине, но не могли православные

Иногда мы говорили об их проблемах, но никогда никто из моих собеседников не называл в их числе нехватку мечетей в Москве. Эти люди не избалованы добрым или хотя бы просто человечным отношением с нашей стороны.

Я убеждён, что для них гораздо важнее будет решение этой проблемы, чем строительство новых мечетей, в которые они всё равно не ходят.

Вот недавно показывали, что пятьдесят тысяч мусульман пришли на праздник к Соборной мечети. Сама по себе цифра внушительная, но это лишь 3% от общего числа мусульман, проживающих у нас. И, конечно же, даже эти пятьдесят тысяч не ходят в мечеть каждую пятницу, а в большинстве своём приходят лишь по главным праздникам, которых у мусульман всего два в году — Ураза-Байрам и Курбан-Байрам.

— Насколько велик отток «этнических православных» в ислам?

— На этот вопрос невозможно дать точный ответ, поскольку каких-либо серьёзных исследований его не предпринималось, а вокруг него есть много спекуляций. Но проблема есть.

Как правило, обратившиеся — это славянские женщины, вышедшие или хотящие выйти замуж за мусульманина. Однако бывают и такие, кто обращаются по идейным соображениям.

Ислам — прозелитически активная религия, и она предпринимает усилия к тому, чтобы обращать православных.

На мусульманских сайтах рекламируют тех русских, кто принял ислам, несколько лет назад мусульмане с особенной силой рекламировали сразу троих бывших священников, которых им удалось к себе завлечь (один из которых позднее покаялся и вернулся в христианство), издаётся литература прозелитической направленности, полемические противохристианские материалы. Известно, что в московских мечетях проходят публичные церемонии принятия ислама русскими людьми, в том числе и один из бывших священников специально приехал из провинции в Москву для такой церемонии.

В данном контексте, конечно же, открытие новой мечети станет появлением ещё одного центра мусульманского прозелитизма в Москве.

— Возможна ли миссионерская работа с мусульманами? Покойный отец Даниил Сысоев проповедовал на большом исламском празднике — и успешно, несколько человек крестились тогда же.

Миссия среди мусульман может иметь только такие радикальные формы? Т.е.

фактически любой миссионер среди мусульман должен понимать, что самый вероятный для него путь — это путь отца Даниила? Или есть возможность проповедовать иначе?

— О способах миссии отца Даниила Сысоева православным известно, к сожалению, довольно мало, а то, что известно, как правило, искажено. Это видно даже в данном вопросе.

Отец Даниил никогда не проповедовал на исламских праздниках. Он проповедовал на Сабантуе — а это татарский национальный, а не религиозный праздник. Собственно, поэтому на него и приходят только татары — будь он исламским, на него бы приходили и его бы отмечали мусульмане всех национальностей.

Отец Даниил сознательно сделал такой выбор и говорил, что на собственно исламские праздники он с миссионерами не пойдёт, так как это было бы бестактно и бесплодно.

Но если речь идёт о татарском национальном празднике, то почему в нём не могут участвовать представители татарской православной общины? Татары-мусульмане могут приходить, татары-атеисты могут, а православные татары не могут? И они пришли, насколько я знаю, заранее договорившись с устроителями праздника, и отец Даниил служил там на татарском языке, раздавали литературу, беседовали — и это было весьма плодотворно и встретило большой интерес со стороны посетителей праздника.

Как мне потом рассказывал отец Даниил, ему никогда в жизни не доводилось общаться со столь большим количеством людей, как в тот день, на Сабантуе.

Другой ложный стереотип — что будто бы отец Даниил намеренно оскорблял своих мусульманских собеседников.

Вот, например, отец Андрей Кураев после смерти батюшки, как-то сказал, что, мол, у отца Даниила была любимая поговорка «Бог не выдаст — ислам не съест» и что якобы к этому и сводился весь миссионерский подход отца Даниила.

Не знаю, кто ввёл в заблуждение дорогого отца Андрея, но не было у отца Даниила это высказывание «любимой поговоркой».

А если бы его миссионерский метод сводился к оскорблению собеседников, то неужели бы он смог крестить более восьмидесяти мусульман? Это что, восемьдесят мазохистов были? А ведь среди них были люди, проходившие подготовку в лагерях боевиков, и они могли бы постоять за себя, если бы их действительно оскорбляли.

Были среди них и те, кто приходил специально, чтобы обратить отца Даниила в ислам.

Да, отец Даниил высказывался резко об исламе, но, как правило, когда говорил, обращаясь к православным, или неверующим. Относительно же миссионерской беседы с мусульманами он сам наставлял, что нужно не ругать их веру, а просто рассказать им о Христе Спасителе, объяснить на понятном языке символ веры, и в большинстве случаев этого будет достаточно, если в человеке есть любовь к истине.

Я однажды невольно сам оказался свидетелем его разговора с одним дагестанцем, в конце которого мусульманин задал всего один вопрос: «Мне горько и обидно, я не понимаю, почему никто из православных не приехал в Дагестан и не рассказал всё это нашим предкам?»

Отец Даниил любил Христа и пламя этой любви зажигал в душах других людей. Но для того, чтобы так проповедовать, нужно так любить Христа, как любил отец Даниил.

Да, в своих публичных выступлениях он позволял себе об исламе выражаться слишком прямо и резко. Так, как выражались святые отцы, но как не принято выражаться сейчас.

Наверное, можно миссионерствовать, и не выражаясь так в публичных выступлениях — и, повторюсь, это собственно не было его миссионерским методом.

Отец Даниил не проповедовал в мечетях, но я слышал, что некоторые миссионеры-миряне ходят в мечети, проповедуют. Конечно, можно миссионерствовать и не ходя в мечети, если мы встречаемся с мусульманами в других местах.

Но как ни миссионерствуй, а если от твоей проповеди есть богатый плод и множество обращённых, то не может быть, чтобы диавол не пытался отомстить тебе за это.

Преподобный Исаак Сирин говорит: «Когда совершаешь какое доброе дело, приготовься к искушению».

Для миссии среди мусульман нужны переводы православных текстов на их языки, без этого не обойтись, и отец Даниил начал работу в этом направлении, издал молитвословы на татарском и киргизском языках. Нужны службы на языках этих народов, нужно создание общин из уже обратившихся — отец Даниил и здесь положил начало, окормляя татарскую православную общину и проводя молебны на татарском языке.

Если мы верим в Промысл Божий, то должны видеть его и в том, что к нам в Москву приехало так много выходцев из мусульманских стран и регионов. Это не может быть случайностью. Господь привёл этих людей к нам для чего-то. Может быть, для того, чтобы они смогли узнать Православие, чего они не могут сделать у себя на родине.

Может быть, для того, чтобы подвигнуть нас к гостеприимству и христианскому милосердию — чего нам, москвичам, действительно не хватает. Может быть, с ещё какой-то целью. Но я, как христианин, не верю, что Он привёл этих людей в Москву для того, чтобы они здесь ходили в мечеть — это они могли делать и у себя на родине.

Подготовила Мария Сеньчукова

Приехали

Храм – нельзя, мечеть – можно?

Источник: https://www.pravmir.ru/promysel-bozhij-o-musulmanax/

Русь без Православия — Православный журнал "Фома"

Когда я учился в ПСТГУ и писал свою дипломную работу на кафедре истории Русской Церкви, то украсил титульный лист надписью: «1020-летию Крещения Руси посвящается». Делал это абсолютно машинально – просто из желания оформить самодельную книгу пооригинальнее. Прошли годы.

И сейчас, вспоминая тот самый «прикол» с «юбилейной» фразой, я все больше осознаю, что делать такие посвящения, по большому счету, не имел права.

Дело в том, что за словами о Крещении Руси кроется не просто исторический факт, который можно выучить и затем благополучно забыть после сдачи очередного экзамена.

Принятие христианства князем Владимиром в конце X века имело для нашей земли примерно те же последствия, что и Рождество Христа в масштабах всего человечества. И они настолько велики, что никак не соотносятся с тем формальным посвящением, которое я сделал на титуле своего диплома.

Что на Руси могли делать мусульманине, но не могли православные

Что дало Крещение нашей стране? Какова была бы Русь, если бы ни Киевский князь, ни его потомки не обратили свои взоры в сторону Православия? Конечно, сейчас нам кажется безумием даже допустить такое, ведь Православная Русь (во всяком случае – до недавнего времени) всегда воспринималась как нечто априорное и незыблемое. Но предположим на секунду иное. Тем более, что у Владимира был реальный выбор, и, как гласит Повесть Временных Лет, перед окончательным обращением в евангельскую веру внук Ольги общался также и с представителями других религий, а не одного лишь христианства. Так что же было бы, если бы?.. Попробуем разобраться.

Русь языческая

Идея сакральной реформы пришла к русскому правителю неслучайно. Это в наши дни можно объединить государство (либо хотя бы создать иллюзию такого объединения) на основе демократии, гуманизма, культа потребления и прочих расплывчатых ценностей. Но примерно до эпохи Ренессанса по-настоящему объединяющим фактором в жизни любого народа была именно религия. Даже самая примитивная и архаичная, она задавала тон всему, что происходило в стране, придавала высший смысл каждой вещи, освящала те или иные стороны общественного бытия. Поэтому любой здравомыслящий государь античности и средневековья, укрепляя свою власть и проводя политику централизации, определенным образом касался и вопросов веры

Во времена раннего правления Владимира Русь была языческой. Вообще-то, нужно признать, что часто показываемые в кино лубочные картины о внутреннем мире наших предков имеют мало общего с действительностью. Религия древних славян не была примитивной. Наоборот, она отличалась очень глубоким содержанием и видела окружающий мир сложным и многогранным.

И все же, несмотря на свою самобытность, объединить разрозненные этнические группы в целостное государство она не могла. Причина такой неспособности крылась в том, что славянские сакральные взгляды привязывались к очень небольшим по размеру территориям, на которых жили отдельные племена.

Каждое из них, помимо главных общеславянских богов, имело в своем пантеоне огромное число божков и духов. Причем зачастую именно эти божества «низшего ранга» мыслились даже более значимыми, чем, например, Перун или Велес.

Безусловно, боги-гиганты обладали куда большей силой, нежели мелкие местные «авторитеты», но реальная власть над конкретным районом была, по мысли наших предков, в руках именно у последних.

Кстати, нечто похожее наблюдалось и в Римской империи – ты мог верить в кого угодно, однако если тебе довелось попасть в какую-либо страну, и там почитается божество, в которое ты не веришь, то ты все равно должен оказать ему честь, потому что оно на данной территории – главное.

Нетрудно представить, насколько тяжело при решении общегосударственных задач было бы ссылаться на волю пусть даже самого главного божества славян. Тут все зависело от воли племенной верхушки: Захотели – приняли волю князя, а не захотели – так и боги ваши нам не указ, у нас свои есть.

Читайте также:  Зачем красные партизаны в 1920 году уничтожили николаевск-на-амуре

Владимир это понимал, поэтому одним из первых его шагов в качестве правителя всей Руси стало создание единого пантеона, куда вошли практически все известные народные божки разного калибра. Но эта инициатива не принесла должного эффекта, и на местах по-прежнему продолжали почитать привычных духов.

Тогда и решил обратиться князь в сторону единобожия.

Если бы Русь, как и раньше, осталась верна древним культам, то наверняка ее племена повторили бы участь народов Прибалтики – предков нынешних литовцев, эстонцев и латышей.

Эти родственные славянам этносы либо были уничтожены под натиском крестоносцев, либо выработали мощную государственную систему, но не самостоятельно, а уже под влиянием русских, имевших к моменту становления прибалтийской государственности многолетний опыт христианства.

Язычество не смогло бы собрать славянские племена в единую державу, а их население, скорее всего, было бы либо стерто с лица земли, либо ассимилировано другими народами.

Русь иудейская

Учителями веры для русских вполне могли стать иудейские раввины – их, по легенде, Владимир тоже пригласил к себе, когда выбирал новую государственную религию. Ко времени, описываемому в Повести Временных Лет, иудаизм выработал колоссальный опыт выживания среди народов с другой культурой, ментальностью, укладом.

Та традиция, которая сформировалась на основе ветхозаветных предписаний и верований, позволила потомкам Авраама веками не терять свою самоидентификацию, продолжать оставаться сплоченным народом, даже не имея при этом ни собственной земли, ни независимого государства.

Именно такой сплоченности и не хватало восточным славянам, которые грудью стояли за родной край, который, однако, ограничивался ближайшей речкой или оврагом.

Впрочем, иудейской Русь представить труднее всего, и в этом утверждении нет ни капли антисемитизма.

Дело в том, что иудаизм – религия настолько специфичная, что государственной и культурообразующей она может быть только на Ближнем Востоке, в Земле Израиля, которая всегда стояла в центре всех чаяний верующего иудея.

Иерусалим – столица Мессии, Помазанника Божьего, который в положенный час придет в мир и от имени Всевышнего будет управлять избранным народом.

Вне Палестины и Храма любой правоверный еврей не мыслит своего бытия. Если же он в силу обстоятельств и живет где-либо в ином месте, то его положение нельзя назвать иначе, как странничество. А странник никогда подсознательно не заинтересован в развитии своего временного пристанища, ведь оно – временно.

Владимир со своими советниками прекрасно понимал, что ветхозаветная религия не подходит для достижения процветания его родной земли. Предложения раввинов он отклонил. Но посетителями княжеских палат были представители еще трех крупных религиозных традиций, и эти варианты стоит рассмотреть более детально.

Русь исламская

А вот победу Корана на просторах от Прибалтики до Черного моря и от Карпат до Волги представить вполне можно. В эпоху становления Русского государства ислам был самой молодой религией мира. И самой активной – как в культурном, так и в политическом плане.

Плюс ко всему нужно добавить, что вера Мухаммеда очень проста, и для правоверного мусульманина не столь важно знать все тонкости богословия – необходимо исполнение нескольких достаточно несложных правил, и ты будешь спасен Аллахом.

Ислам – очень дисциплинирующая религия, но, скорее всего, именно это его качество и сыграло свою роль в минуту выбора Владимира.

Разговор с проповедниками-мусульманами летопись передает в очень оригинальных подробностях. Князь спросил пришельцев об их обычаях, и они ему рассказали о запрете есть свинину, пить вино, однако же упомянули о допустимости многоженства. Ответ Ольгиного внука был однозначным: такие традиции не для русских.

И вправду, ислам не подходил восточным славянам из-за их ментальности и особенностей мировосприятия. Слишком свободолюбив русский человек, слишком безудержен он в своих эмоциях. Если любит – то до гроба, если ненавидит – то до смерти, если отдает – то последнее.

Ислам, с его жестким организационным началом был мало приемлем нашим предкам, и предложение мулл Киев отклонил.

Сейчас уже трудно сказать, к чему бы привело принятие ислама Русью. Вполне вероятно, удалось бы избежать последующих конфликтов с мусульманскими странами Передней Азии и Ближнего Востока, а сама русская держава превратилась бы в мощного завоевателя. Кто знает – устояла бы тогда Европа, или же – пала, подобно некогда могучей Византии.

Однако не стоит отрицать и то, что все подобные возможные головокружительные успехи достались бы русским ценой принятия не только религии, но и исламской культуры.

Попросту говоря, спустя несколько веков после возможного обращения Владимира в веру Мухаммеда нам, вероятно, не пришлось бы даже говорить об уникальном культурном наследии славянской Руси, которое живо до сих пор в той или иной форме.

Русь католическая

Отвергнув предложения мусульман и иудеев, Киевский владыка обратил свой взор в сторону христиан. И здесь произошло самое интересное.

Вроде бы тогда еще можно было говорить о христианстве в целом, ведь до великого раскола между Церквами Востока и Запада оставалось более полувека.

Однако к концу X столетия уже наметились радикальные различия между двумя половинками некогда единого христианского мира.

По-сути, Запад, еще оставаясь верным общей апостольской традиции, практически полностью попал под влияние культуры и права германских племен, которые вели себя очень агрессивно и нетерпимо.

Новый европейский мир, в том числе – и Католическая Церковь, очень враждебно смотрел на народы и цивилизации, которые не вписывались в заранее созданный шаблон. Любое несоответствие подлежало либо изменению, либо полному уничтожению.

Призвав на Русь католических миссионеров, Владимир открыл бы двери и европейским конникам, которые огнем и мечом стали бы насаждать здесь свои порядки. Славяне к тому времени уже знали, какие ужасы несли на себе копья зарождавшегося рыцарства.

Отказавшись принять Крещение от рук западных епископов, Владимир отказывался не от самой веры, а от той германской экспансии, которая угрожала восточным славянам.

Но, снова-таки, если допустить, что Русь приняла католичество, то, вероятнее всего, мы получим очередную державу по образцу Польского королевства или Великого Княжества Литовского.

Плохо это или хорошо – сказать вряд ли возможно, но очевидно, что о самобытном русском (именно русском, а не «московском» или «уральском») менталитете речи и быть не может.

Это произошло бы в силу того, что средневековое католичество очень ревностно относилось к любым проявлениям инаковости, и вряд ли потерпело бы на востоке Европы мощную и богатейшую страну с самобытным менталитетом. Руси как цивилизации просто не существовало бы.

Как невозможно было бы в дальнейшем и существование Украины, Беларуси, Новгорода, Поморья, Черноземья, Поволжья и всего того разнообразия русского мира, которое родилось именно из единого русского корня. Православного корня.

Русь православная

Сразу стоит оговориться, что рассказ о принятии Владимиром Православия носит в летописях тенденциозный характер. Дескать, все плохие, одни лишь византийцы оказались хорошими.

На самом же деле, греки были достойными сынами своего времени – и врагов уничтожали безжалостно, и конкурентов ослепляли безбожно, и дипломатию вели явно не по совести.

Но если говорить именно о вере, то летопись права – Православие больше всего подходило славянам и в сакральном, и в социальном, и в ментальном отношении.

Восточная христианская традиция весьма созвучна мироощущению наших предков. Прежде всего, потому, что в православном понимании Церковь – это не некая земная организация, а мистическое Тело Христа, в  котором каждый его член имеет дар свободы и сохраняет свои уникальные черты.

То же самое можно сказать и о спасении: если для Запада спасение – это некая оправдательная процедура, делающая верующего невиновным в глазах Бога, то Восток мыслит спасение как восстановление первозданной красоты всего мира, как тесное и совершенное со-бытие, со-существование Творца и твари, Бога и человека.

Православие оказало глубокое влияние и на общественную жизнь Руси.

При всех перегибах и перекосах, славянская социальная система уважала человеческую личность, и (если не брать во внимание татаро-монгольское нашествие, перечеркнувшее многие достижения нашей культуры) русский человек на глубинном уровне всегда был более свободным, чем его европейский собрат. Благодаря Православию, русским удалось сохранить большинство своих самобытных черт – то, что сейчас называется национальным характером.

История не имеет сослагательного наклонения, и это понятно – время линейно и неизменяемо. Но все же, проведя мысленный эксперимент по моделированию «альтернативных версий», можно с уверенностью сказать – Русь живет Православием.

Очевидно это сегодня далеко не для всех, но при серьезном исследовании отечественной истории подобный вывод неизбежен: только благодаря Православию мы имеем русскую культуру, язык, письменность, литературу, иконопись и много прочее, чем восхищается весь мир.

И в культурном отношении русский человек – это православный человек – хочет он того или нет.

Источник: https://foma.ru/rus-bez-pravoslaviya.html

Что на Руси можно было мусульманину, но нельзя православному

Россия – многонациональная страна. Такой она была и в древности. Русь быстро росла, присоединяя все новые и новые территории. На многих землях жили иноверцы. Например, татары в Крыму, в Казани и в окрестностях.

С мусульманством славяне, впрочем, столкнулись намного раньше, чем были завоеваны вышеуказанные земли. Известно, что князь Владимир принимал у себя приверженцев разных религий, выясняя, какая вера для Руси будет лучше.

Среди монголов были мусульмане. Так, например хан Узбек, правивший одно время Золотой Ордой, решил, что его народ должен придерживаться суннитского мусульманства.

На Руси и позже было больше суннитов. И сейчас их большинство. Это важно знать, потому что у приверженцев разных течений мусульманства, бывает, нет единого мнения по некоторым вопросам. Как и, например, у католиков и православных.

Что же было дозволено исламистам, но запрещено у православных?

Семейная сфера

Как пелось в одном известном фильме: «Если б я был султан, то б имел трех жен». Для этого мусульманам на Руси не нужно было занимать высокое положение в обществе. Многоженство в исламе разрешено. Впрочем, есть некоторые нюансы. Во-первых, сунниты традиционно не стараются иметь несколько жен.

Во-вторых, чтобы состоять в отношениях сразу с несколькими супругами, нужно иметь возможность их всех обеспечивать. В православии запрещается во многие дни вступать в близкие отношения с супругой: перед воскресеньем, перед постными днями накануне среды и пятницы, во время больших праздников и длинных постов. У мусульман таких ограничений никогда не было.

Аллах смотрит, видимо, на вопросы супружеских отношений проще.

Гастрономия

Конечно, это слишком громкое слово. Но, зато, понятно, о чем будет идти речь. Мусульмане, по крайней мере, сунниты, всегда считали, что можно и нужно употреблять в пищу конину, кобылье молоко и другие продукты, полученные в результате обладания лошадьми.

Сунниты вялили мясо, делали колбасу, изготавливали кисломолочные напитки. Православным принимать такую пищу не запрещено и сейчас. Можно есть любое мясо, главное – не в пост. Но у христиан другие традиции. Конину в Европе, в США и в России – в регионах, где преобладают русские, почти не едят.

Стиль

Раз уж была «гастрономия», пусть будет и «стиль». Известно, что русские православные люди всегда носили бороды. До того времени, когда царь Петр решил, что стране необходимо побриться. И даже после этого некоторые платили деньги, чтобы остаться с бородой.

Мусульмане в этом плане были более свободными. Хочешь – носи бороду, не хочешь – брей её. Есть желание – подстригай волосы на лице, носи коротенькую бороденку. Главное, чтобы все было опрятно и аккуратно. Вот как, оказывается. Это все сторонники радикальных движений, всякие там боевики сделали так, что в наших головах засел стереотип: мусульманин должен быть с бородой.

Свобода передвижения

Православные крестьяне редко когда далеко уезжали от земель, которые ими обрабатывались. Даже когда было отменено крепостное право, люди, фактически, были привязаны к земле. У мусульман таких традиций не было.

Нужно заметить, что и власти на Руси не пытались закабалить мусульман. Учитывались традиции приверженцев религии. В основном, она была популярна среди вольных людей – кочевников, которые не могли сидеть на месте.

Страшно представить, что бы было, если б мусульман пытались бы сделать крепостными. Наверное, та же Казань сейчас бы не была в составе России. А вот русские крестьяне-христиане всё терпели, как и велел Господь.

Рекомендую прочитать:

  • Почему на Руси были приняты ранние браки
  • Как на Руси выбирали себе фамилии?

Не забудьте подписаться на канал ЗАГАДКИ ИСТОРИИ и поставить лайк:)

Источник: https://zen.yandex.com/media/zagadki_history/chto-na-rusi-mojno-bylo-musulmaninu-no-nelzia-pravoslavnomu-5d5be33c4735a600af82a966?feed_exp=ordinary_feed&from=channel&rid=1932882784.488.1568882737994.94093&integration=publishers_platform_yandex

Правоверные христиане или православные мусульмане?

Материал подаётся в порядке гипотезы.

*

Аллах акбар?  Воистину акбар!После никоновской реформации русская вера стала именоваться греко-православной или просто греческой. Но разве раньше она была иной?Не исключено, что в ней преобладал несторианский обряд, о чём свидетельствуют то же двуперстие, форма крестов и множество других косвенных признаков.

Таким образом, можно объяснить, почему борьба между никонианцами и старообрядцами носила столь яростный и принципиальный характер.

В чем причина конфессиональной реформы? Вероятно, династия, правящая в XIII–XVI вв., была восточноориентированной и придерживалась несторианства. Приверженцы доктрины Новой хронологии называют эту династию ордынской. В результате Смуты начала XVII столетия к власти пришла прозападная династия Романовых, ориентирующаяся на христианство греко-православного толка.

Читайте также:  Кровь каких народов текла в иване грозном

  Дальнейшая стратегия новых правителей Руси совершенно естественна: уничтожить всё, что связано с предыдущей эпохой, уничтожить идеологическую базу своих политических противников.

Кстати, в «Повести временных лет» Владимир Святославович при своём крещении зачитал довольно странный Символ веры. Он произнёс:

«Сын же подобосущен и собезначален Отцу…»

Подобосущность Христа – это один из главных догматов арианства, христианского течения, зародившегося в IV в. Родоначальник его, александрийский пресвитер Арий (!)

, утверждал, что Христос сотворён Богом и потому, во-первых, имеет начало своего бытия, а во-вторых, не равен ему.

В арианстве Христос не единосущен богу, а лишь подобосущен ему.

Но если изначально Русь придерживалась христианства арианского или несторианского толка, то получить крещение от Константинополя она никак не могла! Ведь ариане и несториане были с точки зрения ромеев еретиками. Арианство, как считается, вообще исчезло к VII в. (хотя в Речи Посполитой XVII столетия ариане были весьма многочисленны, что нашло своё отражение во множестве документов той эпохи).

Версия же о батыевом крещении Руси в свете этих противоречий становится более выпуклой. Батый, как считается, пришёл из Азии, как раз оттуда, где господствовало несторианство. Голубинский (известный церковный историк) считает, что несториане, как люди учёные, занимали при императоре Чингисхане весьма высокое положение.

Голубинский в «Истории русской церкви» (том II) пишет, ссылаясь на свидетельства монаха францисканского ордена Рубруквиса (Виллема Рубрука), посетившего Орду:

  • «В дни праздничные первыми приходили к великому хану, чтобы молиться о нём и благословлять его кубок, священники христианские, под которыми разумеются именно священники несторианские.
  • Другой западный монах, Пполо Карпини, ездивший к великому хану Гуюку от папы Иннокентия IV, даёт до некоторой степени знать об отличии, которое оказывалось несторианским христианам, как великими ханами, так и всеми монголами, когда сообщает, что Гуюк содержал при себе христианских священников, которым давал жалованье, что у него был и молитвенный дом пред большою его палаткою, где церковнослужители всенародно пели и отправляли службу в те же часы, как и греческие христиане, при чём находилось бесчисленное множество Татар и других народов

».

С точки зрения сегодняшних представлений о прошлом очень странно слышать, что татары во множестве присутствовали на христианских богослужениях, но это говорит лишь о том, что мы не сможем адекватно понять слова Карпини. То ли татары – это не этнос, а, скажем, обозначение ордынских воинов, которые говорили на разных языках и могли быть различных исповеданий, то ли мы имеем дело с таким типом христианства, которое исповедовали народы, ныне чтящие Аллаха. Лучший источник – это письменность или литературные памятники соответствующей эпохи.

Арабский алфавит был настолько распространён на Руси, что до наших дней дошли письменные памятники. Например, известное «Хождение за три моря» Афанасия Никитина писано арабским письмом по-русски.

Вообще же произведение написано на смеси русского, арабского, персидского и тюркского языков, причём автор его совершенно свободно переходит с одного на другой и использует различные азбуки. Заканчивает своё произведение путешественник следующими словами: «Бисмилля Рахман Рахим.

Иса Рух Оалло. Аллах акбар. Аллах керим», что значит «Во имя Аллаха Милостивого и Милосердного и Исуса Духа Божия. Аллах велик».

Арабицу использовали для повседневных записей в Великом княжестве Литовском и Польше.

Арабские надписи присутствуют на парадном воинском убранстве русских царей и оружии, но наиболее распространены арабские письмена на… русских монетах.

А монеты – это вообще уникальные и самые точные свидетели. Специально, курсивом выделяю точку зрения официальных историков. Профессиональными их назвать затрудняюсь.

Князь Дмитрий задумал чеканить свою монету как символ самостоятельности, как провозглашение нового экономического и политического развития. Но Орда всё же заставила Дмитрия и других князей помещать на одной стороне монеты такие элементы, которые свидетельствовали бы о сохраняющейся зависимости от Орды.

И вот суздальско-нижегородский князь Дмитрий Константинович и его дети помещают на своих монетах подражание ордынскому дирхему, на котором ничего нельзя прочесть и которое было лишь общим символом зависимости от Орды. А Дмитрий Донской – победитель Мамая – помещает написанное арабскими буквами имя Тохтамыша, величая его Султаном.

Во как! Свою монету чеканить можно. Помещать на ней святого Георгия, поражающего змия (изображение символизировало победу христианства над язычеством) – да ради Бога. Но будь добр начертать на монете «непонятные» арабские письмена.

Но почему это должно восприниматься как унижение? Вот это я понять не в силах. Ведь привозной восточный дирхем, славящий аллаха иноземным письмом, если верить историкам, древние русичи считали своей монетой, и это их ничуть не унижало.

«Тохтамыш заставил именно Москву на её монетах поместить не общий символ зависимости, а прямого личного вассалитета от него – восточную надпись с его персональным именем. А затем вся история оформления монет Москвы на рубеже XIV–XV вв. была отражением борьбы московских князей за освобождение, в частности, от этого знака зависимости от Орды».

Очень хочется спросить, что же это за «символ независимости» хотел поместить князь Дмитрий на своей монете? Наверное, кукиш с какой-нибудь издевательской надписью, обращённой к Орде? В те времена на деньгах писали имя суверена, и это было высшим выражение независимости.

В данном случае на деньгах мы находим писанное русскими буквами имя князя Дмитрия и «восточную надпись» с именем султана Тохтамыша. Ей-богу, куда логичнее предположить, что это разноязыкие обозначения одного и того же лица. По множеству свидетельств, Русь XIV в.

была двуязыкой, и потому для тюркоязычных подданных князя его имя было сделано «восточной надписью».

Пожелай Тохтамыш действительно унизить русских, что мешало ему вообще запретить чеканить собственную монету? Это предприятие сулило ещё и немалую экономическую выгоду. Ведь тогда московский князь был вынужден платить Орде за чеканку. Сдал 10 пудов серебра в слитках, а получил только 9 пудов монеты. Таким образом, ещё и дань было бы удобно собирать.

Что-то я не понял: это Тохтамыш издевался над русскими, заставляя чеканить монеты с надписями по-арабски, или русские измывались над своим господином, помещая лик с княжеской шапкой вверх тормашками? В общем, читать объяснения историков порой довольно смешно.

Для русского письма в старину использовались алфавиты самые разные: и латиница, и кириллица, и руническое письмо, а также многие системы записи, доныне неразгаданные. Как не было единого литературного языка, так и не было и единой азбуки.

Вполне вероятно, что несториане занесли а Русь арабское письмо, а христиане греко-православного толка – кириллицу. Вопрос в том, что преобладало. Я готов предложить, что кириллическая азбука окончательно вытеснила арабицу только в XVII в.

с церковной реформацией, а до того момента хождение имели обе системы письма, что демонстрируют русские «татарские» монеты.

Другая странность, с которой мы сталкиваемся, – громадное количество «арабского» оружия на Руси. Что, своего делать не умели? Умели, да ещё и продавали тем же арабам.

Арабские хроники содержат  много восторженных упоминаний о мечах из Артании, как там именовали Русь, причём описание позволяет предположить, что речь идёт об оружии высшего качества – булатном («их можно сгибать пополам, и когда отнять, они возвращаются в прежнее положение»).

Собственно, чем ещё, кроме булата, могли удивить русские мастера Восток, знаменитый дамасскими и индийскими клинками?

В Оружейной палате Кремля выставлено не просто оружие, а царское оружие и доспехи, испещрённые арабской вязью.

Что, неужели даже для христианского царя-батюшки не могли отсталые московиты выковать исправный доспех? Так русские умельцы их и ковали, и даже помещали восьмиконечные православные кресты, только при этом рядом почему-то писали арабицей суры из Корана.

Историки, поскольку просто замолчать этот слишком уж широко известный факт не могут, дают объяснение предельно идиотское: дескать, русские мастера бездумно следовали «эталонным» для них образцам восточного оружия, причём не только в форме и материале, но и в художественной отделке, совершенно непонятной для них. Более тупое объяснение придумать трудно. Возьмём опять документы летописные, церковные и иные. Опять куча вопросов.

Почему же древнейшие русские памятники происходят из списков XV–XVII вв.? Вероятно, потому, что кириллица именно в это время вытеснила арабское письмо.

Кто сказал, что рукописи не горят? Горят, и ещё как! Особенно если целенаправленно их уничтожать, что и было, безусловно, предпринято церковью в отношении древних письменных актов в XVII в.

Сегодня примеров применения арабского письма в русских источниках до нас дошло немного, однако колоссальное количество «арабских» монет и «арабского» оружия, которое не подверглось уничтожению, позволяет сделать вывод, что «восточное» письмо имело на Руси самое широчайшее хождение наравне с западнославянской азбукой.

Исходя из тезиса о русско-тюркском двуязычии Руси, возникает вопрос об отношениях между дониконовым русским христианством и исламом.

Если судить по старообрядцам, то даже сегодня между правоверными мусульманами и православными старообрядцами много общих традиций (если быть точным, то девятнадцать).

Из наиболее наглядных можно привести, например, что и те, и другие моют перед молитвой руки, не имеют церковной иерархии, как у православных. А четыре века назад различий между ними было ещё меньше.

Вспомним, как русский Афанасий Никитин чтил Аллаха (аль-лах – значит буквально «единый Бог») и Иисуса, Духа Божия – «Бисмилля Рахман Рахим. Иса Рух Оалло. Аллах акбар, Аллах керим». Это что – ислам или христианство? Вроде бы ислам, однако отчего же Никитин не поминает пророка Мухаммеда, что обязательно должен был сделать правоверный магометанин?

В умах сегодняшних патриотов-фетишистов прочно укоренился лубочный образ нашего предка из эпохи Московского царства: этакой добродушный бородатый детина в расшитой косоворотке и шапке с меховой оторочкой, в доску православный и великодержавный.

Боюсь, если нарисовать подлинный портрет типичного москвича четырёхсотлетней давности, патриоты-идеалисты придут в ужас: это будет мужик в чалме и халате, славящий и Иисуса, и аллаха по-арабски, но притом пьющий водку и потребляющий в пищу свинину.

При встрече он будет приветствовать соплеменников возгласом «Салам!» и вместо церковнославянизмов насыщать свою речь тюркскими словами.

Любимый праздник москвича – это не Пасха, не Рождество, и даже не курбан-байрам, а языческая масленица, которая длится целую неделю и представляет собой масштабный массовый загул с попойкой, мордобоем, развратом и кутежом.

Наукам и книгочейству этот тип однозначно предпочтёт торговлю, в которой знает толк, а воевать за царя-батюшку охотно предоставит наёмной татарской коннице и немецким рейтарам. С чувством патриотизма у типичного москвича XVII столетия вообще будет… Боюсь, вообще само понятие патриотизма ему не знакомо, это явление совсем из иной эпохи.

Поскольку размер данной статьи не может осветить все вопросы, автор считает необходимым дать краткие пояснения.

1. Конечно же, никакого татаро-монгольского ига не было. Всего один пример: якобы после завоевания Руси Батыем тот почему-то на выборы нового хана не сам поехал в Каракорум, а послал туда князя Ярослава.

Где такое было. чтобы завоеватель  делегировал завоёванному такие важные полномочия? Просто была гражданская война межу степняками и городскими княжествами, причём те и другие были субъектами одного государства.

2. По поводу совпадения разных имён одного и того же человека следует учитывать, что Русь была двуязычной и многие князья имели родовое имя и крестильное. В летописях мы можем встретить такие выражения: «Князь Александр Ярославович (Невский) по прозвищу Батый».

Ещё один пример: Князь Иван Калита в самом деле Иван Калиф (Халиф). Интересно также, что, например, князь Дмитрий (Донской) и хан Тохтамыш никогда вместе в летописях не встречались, а деяния их один к одному совпадают.

Что наталкивает на мысли, что речь идёт об одном и том же человеке. Из летописи известно, что хан Батый усыновил князя Александра Невского, теперь вспомним, кто ездил в Каракорум на выборы хана.

Значит, князь Ярослав и Батый – тоже одно лицо.

3. По поводу отношений церкви с Ордой. Именно в это время церковь невиданно расцвела.

Она была освобождена от всех налогов, велось храмовое строительство (как ни странно, но именно в это время, если посмотреть на даты, и возникли наши самые древние храмы, а вот княжеских дворцов не осталось).

Скорее всего, церковь и была заказчиком набега степняков, и она больше всего от этого набега выиграла. Невиданно разбогатела и окончательно крестила Русь.

Можно приводить ещё массу примеров, но отошлём читателя к специальной литературе и летописям. Кто сможет сделать выводы, тот будет знать правду.

Стоит только сделать шаг в сторону от столбовой дороги официальной русской истории, и возникает масса вопросов, на которые лубочная, вылизанная попами до блеска, выверенная до мелочей версия принятия христианства на Руси ответить не в состоянии.

Для верующих в «научный» канон историков это причина не задаваться еретическими вопросами. Я считаю, это делается умышленно и только для того, чтобы мы не обращали внимания на то, что корни христианства и ислама лежат в  иудаизме, который их и создал для своих интересов.

Но это уже другая тема.

Владимир АРТЮХОВ

Источник: https://ss69100.livejournal.com/2020281.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector