Что не стоит рассказывать священнику

Многих новоначальных прихожан, приобщающихся к православию, волнуют вопросы правильного поведения в Храме на исповеди.

Рассмотрим:

  • Как подходить к батюшке.
  • С каких слов начать исповедь.
  • Какими словами закончить покаянную речь.
  • Может ли отказать священник в исповеди прихожанину, и по каким причинам.

Предложенная статья ознакомит читателя с некоторыми правилами поведения в церкви и прольет свет на наиболее часто задаваемые вопросы об исповеди и причастии.

Как подходить к батюшке для исповеди

Приняв решение исповедаться, отнеситесь к нему со всей ответственностью:

  • Подумайте о прегрешениях.
  • Примиритесь с близкими.
  • Простите обиды.
  • Попросите прощения.

Люди, впервые пришедшие на исповедь, затрудняются обратиться к священнику, не зная:

  • С какими словами правильно подойти к архиерею.
  • Что говорить на исповеди.
  • Какие вопросы задает священник и др.

Многие теряются и боятся выглядеть нелепо.

Что не стоит рассказывать священнику

На сайте «Азбука веры» подробно объясняется данный вопрос, где онлайн любой желающий узнает основные правила:

  1. Готовясь дома к исповеди, обратитесь с молитвой к Богу с просьбой открыть содеянные грехи.
  2. Идя в церковь, не надейтесь на память, а запишите свои грехи на бумажке. Многие, подходя к аналою, где происходит исповедь, от переживания забывают о чем сказать.
  3. Подойдя к батюшке, выполняется поклон головой и, сложив руки крестообразно перед собой, просится о благословении.
  4. Затем положить два пальца правой руки на Святое Распятие, голову – на Библию.
  5. Священник покрывает кающегося частью одеяния (епитрахилью), спрашивает имя и просит назвать грехи, совершенные человеком.
  6. Если обратившийся затрудняется сказать необходимые слова, духовник задает некоторые наводящие вопросы.
  7. После окончания таинства, над кающимся произносится разрешительная молитва и снимается с головы покрывало.
  8. Кающийся крестится, целует Распятие и Библию.
  9. Священник дает поцеловать руку и благословляет совершившего покаяние.

Обратите внимание! В таинстве исповеди человек остается один на один с Богом, а священник – лишь свидетель примирения.

С каких слов начать называть свои грехи и как правильно закончить

Многие не понимают грехов, не видя ничего предосудительного в содеянном, потому для совершения таинства примирения с Богом называют первые понравившиеся слова из общей памятки идущему на исповедь.

Это в корне неверно и не приносит пользы. Чтобы осмысленно подготовиться к таинству, детально воссоздайте в уме собственную жизнь, подмечая поступки, вызывающие чувство сожаления и раскаяния за содеянное.

Что не стоит рассказывать священнику

Такие деяния необходимо называть при исповеди, ничего не приукрашивая и не приуменьшая.

Приступая к таинству, скажите Богу, что согрешили пред ним и начните перечислять совершенные неблаговидные поступки.
 

Во время разговора с Богом не надо во всех подробностях описывать содеянное, достаточно кратко произнести суть.

Окончив диалог скажите, что раскаиваетесь в содеянном и просите Господа простить грехи.

Священник, находясь рядом и являясь свидетелем произошедшего диалога, даст совет, как правильно себя вести в дальнейшей жизни, чтобы избавиться от подобных поступков.

Пример исповедальной речи

  • Дома, готовясь к исповеди, надо правильно выявить грехи и подготовиться к оглашению.
  • Люди, редко подходящие к таинству, испытывают чувства стыда и стеснения.
  • Чтобы подавить смущение в душе, они выдумывают высокопарную речь, приукрашивая сказанное и включая церковные выражения.
  • Это неправильно и не полезно; готовя исповедальную речь, помните, что это – разговор с Богом, ведущим человека изнутри, а чрезмерная напыщенность или самоедство заглушают истинные чувства.

Что не стоит рассказывать священнику

Подготавливаясь к таинству и анализируя поступки, руководствуйтесь примерами грехов, описанных в таблице:

Группы грехов Название Описание
Против Бога Хула на Бога Недовольство жизнью, человек жалуется, ропщет, считает себя несчастнее других
Кощунство Насмешки над церковными таинствами, обрядами, обычаями; анекдоты и юмор, церковной направленности, не важно, слушает человек или рассказывает
Клятвопреступления Дающий клятвы согрешает пред Богом
Недержание слова Любое данное слово или обет должны исполняться
Несовершение ежедневной молитвы, нерадение о душе В молитве человек общается с Богом, без ее ежедневного совершения он отдаляется от Небесного Отца
Суеверие, обращение к гадалкам, шептухам Это мерзость пред Господом
Против ближнего Неуважение к родителям, старшим Несоблюдение заповеди, данной Богом
Причинение обиды, осквернение ближнего Обижая ближнего, наносится вред собственной душе
Клевета Ложь наносит непоправимый вред
Ненависть, издевательство, унижение Приравнивается к человекоубийству
Злопамятство Свидетельствует о себялюбии, высокомерии
Осуждение Кто осуждает ближнего, будет осуждаем Богом
Против себя Лень, празднословие Развращает душу
Ложь Смертный грех
Лесть То же, что и ложь
Нетерпение, маловерие Слабая вера
Отчаянье, мысли о самоубийстве Приравнивается к убийству

Приведенные в таблице грехи ежедневно совершает каждый человек, они вошли в обыденную жизнь, стали нормой, губя и развращая душу.

Но борьба с пороками – ежедневный подвиг, требующий огромного внимания и желания исправиться.

В одиночку человек не в силах возобладать с грехами, но заручившись помощью Создателя, под силу многое.

Более подробный перечень грехов и образец правильно составленной исповедальной речи представлен в православном молитвослове.

Какие вопросы задает батюшка

В помощь кающемуся, батюшка задает наводящие вопросы:

  • В каких делах согрешил.
  • Обидел ли кого.
  • Всех ли простил.
  • Какие помыслы терзают душу.

Иногда священник проводит обряд группового исповедания, от трех и более человек.

Что не стоит рассказывать священнику

Такое таинство совершается при:

  • Большом стечении желающих принять участие в покаянии.
  • Подготовке к крещению ребенка.
  • Перед венчанием.

В таких случаях все желающие выстраиваются перед батюшкой, который, обращаясь к присутствующим, говорит, чтобы каждый произносил собственные грехи и читает разрешительную молитву.

Может ли отказать священник исповедовать, и не допустить к причастию

Священник вправе отказать в исповедании, но только если человек некрещеный. Во всех других ситуациях подобный поступок не допускается.

Если Бог привел человека в церковь, служитель не имеет права отказать в таинстве.

Иногда, если человек пришел на исповедь в неурочное время, а священнослужитель очень занят различными требами, они договариваются о времени проведения таинства.

Если грешник покаялся в совершении смертных грехов, священник вправе назначить епитимью и не допустить к причастию на определенный срок.

Эти вынужденные меры направлены на исцеление души, и должны приниматься с благодарностью.

Настоящая молитва, совершаемая с верой, творит чудеса, исцеляя души и тела. Приучите себя к ежедневной молитве, беседуйте с Богом, и он прибудет в вас.

Источник: https://LadyVapm.com/magik/s-kakih-slov-nachat-ispoved.html

Как священники узнают о критических днях?

«У обычной православной женщины такое выражение лица, будто это ее сын развязал Вторую мировую войну».

Эта фраза из  очень неплохой статьи о посте  неожиданно вызвала бурю эмоций у женщин – читательниц, которые поинтересовались, какое право имеет монах или священник рассуждать о выражении лица незнакомой ему дамы.

Замечание справедливое. Сегодня я послушал несколько  выступлений московского священника – одного из самых популярных проповедников последних лет. Он говорит о женщинах так, как будто перед ним сидят неразумные дети.  Хамские интонации, бедная агрессивная речь и абсолютная уверенность, что  его будут слушать.

К сожалению,  он прав. На его встречах с людьми, записанных на видео, видно, что в зале сидят почти  одни дамы. Мужчин в зале нет. Православные христианки слушают его вместо того, чтобы указать этому священнику на недопустимость подобного тона в публичных выступлениях.

  • Я сознательно не буду приводить цитаты этого священнослужителя, лишь уточню, что к цитате, которую я привел в начале статьи, он никакого отношения не имеет.
  • Я — мужчина, и мне непонятны многие женские проблемы.
  • Например, споры о том, может ли девушка причащаться или ходить в храм во время критических дней, или рассказы о том, как какой-то священник не допустил в эти дни женщину до причастия.

Что не стоит рассказывать священнику

Фото с сайта ortodox.md

При разговоре на эти темы мне всегда хочется задать лишь один вопрос: «Как священник узнал о том, что у вас сегодня месячные?». На исповеди обычно люди говорят о грехах, но критические дни –  это не грех, поэтому не стоит говорить об этом на исповеди. Точно так же подросткам не стоит говорить на исповеди об эякуляции во сне, достаточно помыться перед походом в церковь.

Точно также не стоит супругам говорить на исповеди о своей интимной жизни, если они не изменяют партнеру.  

Некоторые христиане, независимо от пола, приходя в храм, забывают о том, что у любого человека есть личное пространство, куда он не должен пускать посторонних.

Люди слишком много рассказывают о себе малознакомым священникам, а потом с изумлением читают статьи, официальные церковные документы, посвященные проблемам месячных, или интимным отношениям между супругами, или ночным поллюциям.

Хотя эти вещи скорее нужно обсуждать с мужем, психологом или врачом, а не со священником во время исповеди.  

В результате батюшка в храме знает о своих прихожанах куда больше, чем это необходимо для борьбы с грехами. Разумеется, это не касается отношений духовника или священника, который действительно хорошо знает человека и которому доверяет мирянин.

К сожалению, некоторые священники включают тему критических дней в общую беседу перед исповедью или даже прямо спрашивают женщину об особенностях ее интимной жизни в браке или о том, есть ли у нее в данный момент месячные.

Причину таких нескромных вопросов лучше всего объяснил игумен Петр (Мещеринов) в своей книге «Проблемы воцерковления»: «У нас нет традиции индивидуального и уважительного подхода к людям.

У нас человек как пришёл в Церковь, так тут же на него накладывается общее: “три дня перед причащением”… “среды-пятницы-большие посты, и непременно по Уставу, ну в крайнем случае масло можно”… “молитвенное правило от сих до сих”… “не нами положено, не нам и изменять, нужно подчиняться, вырабатывать смирение”… и т. п.

А между тем, люди все разные, у всех своя мера, и задача воцерковления – не одеть всех в одинаковую одежду, построить в каре и заставить ходить в ногу, но помочь человеку обрести Христа и стать тем, кем его – именно его, никого другого, и тем более никакой не коллектив – хочет видеть Господь».

Что не стоит рассказывать священнику

Фото с сайта hramnovokosino.ru

Вот это желание «одеть всех в одинаковую одежду» и приводит к тому, что супругов спрашивают о подробностях интимной жизни, женщин – о критических днях.

Хотя ни то, ни другое не является грехом – муж и жена имеют право любить друг друга любой день в году.

Напротив, для супружеского воздержания необходимо согласие мужа и жены, а не средневековые правила или приказ священника только одному партнеру.

Поэтому женщина имеет полное право не говорить священнику, которого она мало знает, о состоянии своего организма или интимной жизни в законном браке.

Можно найти мягкую форму ответа на такие вопросы, которая, с одной стороны, не будет обманом, поскольку человек не утаивает грехи, с другой, защитит исповедника от возможной психологической травмы.

Вот как об этом говорил митрополит Сурожский Антоний: «Человек должен исповедовать свои грехи, это первое; он должен быть научен постепенно с большей тонкостью понимать свои душевные состояния, оценивать свои поступки и их исповедовать. Но исповедовать грехи, которые когда-то были просто записаны досужими монахами и вошли в списки, совершенно бессмысленно, это ничему людей не учит.

Исповедь должна быть совершенно личная. Она неминуемо будет неполная, но она будет реальная. Она будет неполная в том смысле, что другой человек, более духовно зрелый или лучше наученный или более опытный, найдет в себе, может быть, и другие грехи, но в данную минуту тот человек, который исповедуется, должен исповедовать свои собственные грехи».

Это означает, что и женщины, и мужчины на исповеди у священника должны говорить лишь о том, что сами считают грехом. При таком подходе проблемы супружеских отношений или критических дней не предмет для покаяния или упреков.

К тому же каждый из нас далеко не все говорит священнику на исповеди.

Мы не сообщаем батюшке ПИН-код своей банковской карты, не даем ему ключи от своей квартиры или машины.

Зачем же тогда не очень знакомому человеку рассказывать о подробностях своей интимной жизни, а потом страдать из-за того, что священник не допустил до причастия или запретил целовать крест и иконы? Еще раз напомню, что речь идет не о сокрытии грехов, а об очень простом праве на личное пространство.

  1. Прежде чем спрашивать у священника совета в глубоко интимных вещах, к нему стоит присмотреться, понаблюдать, как он общается с другими людьми, и лишь потом пускать человека в пространство вашей семьи или предельно важных для вас вещей.
  2. И улыбаться нам всем стоит все-таки почаще, тогда будет меньше поводов для взаимных обид.
  3. От редакции: рекомендуем книгу митрополита Антония Сурожского «Радость покаяния».
Читайте также:  Почему имена у старообрядцев отличаются от традиционных русских имен

Что не стоит рассказывать священнику Подписывайтесь на канал Предание.ру в Telegram, чтобы не пропускать интересные новости и статьи!

Присоединяйтесь к нам на канале Яндекс.Дзен!

Что не стоит рассказывать священнику Автор статьи: Андрей Зайцев

Руководитель благотворительного фонда «Счастливый мир».

Источник: https://blog.predanie.ru/article/kak-svyashhenniki-uznayut-o-kriticheskih-dnyah/

Протоиерей Валериан Кречетов: Исповедь – не роман, а борьба / Православие.Ru

Как рассказывать священнику про грехи? Необходимо ли чувство покаяния на исповеди? Стоит ли ждать после исповеди душевного облегчения? Эти неофитские вопросы часто остаются «больными» и для самых опытных прихожан.

Многие из нас стесняются отвлекать священника по мелочам своими слишком «простыми вопросами».

Чтобы восполнить этот пробел, «простые вопросы» об исповеди корреспондент «НС» Дмитрий РЕБРОВ задал старшему духовнику Московской епархии, настоятелю Покровского храма в подмосковном селе Акулово протоиерею Валериану КРЕЧЕТОВУ.

Возможно ли покаяние «без посредников»?

Что не стоит рассказывать священнику

– Отец Валериан, как бы вы объяснили человеку малоцерковному, что такое исповедь и зачем она вообще нужна?

– Когда-то моему отцу, тоже священнику, на экзамене в духовной академии профессор задал вопрос: скажите, молодой батюшка (а батюшке было уже пятьдесят с лишним лет, он в 49 лет пошел в семинарию), что Господь делает, когда хочет человека призвать к Себе? Папа ему отвечал и так и эдак, старый профессор соглашался, поддакивал и под конец все-таки решил уточнить: ну а что главное? И сам отвечает: Он посылает человеку тугу душевую, скорбь, чтобы человек искал Бога, чтобы человек почувствовал, что не может средствами земными избавиться от этого состояния. И я думаю, это очень верный ответ! В своей жизни человек неизбежно сталкивается со следствиями греха. Есть такое изречение: живи днем так, чтобы ночью ты спал спокойно. Это изречение народной мудрости, ведь впечатления дня действительно беспокоят сон. Вроде все прошло, а все равно человек задумывается над тем или иным событием и слышит некий голос, который ему о чем-то говорит… Это голос совести. Иногда человек, видя безвозвратность сотворенного, делает страшные шаги: пытается избавиться от этой жизни, например, или начинает пить. Люди впадают в состояния еще более пагубные, чем те, от которых они убегают. Все это анестезия: человек не может вылечить болезнь, но убирает ее симптомы. Поиски выхода и являются основанием потребности покаяния, одной из основных причин, заставляющих человека идти в Церковь и на исповедь.

– Часто спрашивают: зачем человеку церковная исповедь, зачем ему идти в храм, неужели нельзя каяться самому, например, дома, без «посредников»?

– Если исповедь в храме по каким-то причинам невозможна, можно исповедоваться и так, «без посредников». Но сможет ли неофит услышать, когда Господь ответит: «Хорошо, Я тебя простил»? Святой Иоанн Кронштадтский, когда как-то согрешал, молился, пока не получал у Бога прощения. Но у неофита разве такая степень общения с Богом?

У человека есть естественная потребность в общении. Но и в общении с человеком, и в общении с Богом очень важно не просто быть понятым, но и иметь видимый знак того, что тебя кто-то понимает. Господь так установил, чтобы человек получал Его прощение через другого человека – священника: «Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20, 23).

– Когда человек приходит на исповедь, иногда возникает вопрос: а в чем конкретно исповедоваться? Совесть вроде бы «не болит», ни в чем не обличает, никого не убивал, не грабил.

– Да, совесть в первую очередь обличает человека в тяжелых грехах. Но если совесть ни о чем не говорит, то это часто значит лишь то, что совесть открывает рот, а ей этот рот затыкают.

Святые отцы говорят: когда человек входит из света в темную комнату, то он сначала ничего не видит, потом, когда глаза его привыкают к темноте, он начинает видеть крупные объекты, потом мелкие, ну а если зажечь свет, то начинает видеть все.

Также и человек, который начинает следить за своею внутренней жизнью, сначала видит только крупные грехи, потом помельче. А потом благодать даст ему свет для того, чтобы он мог «зрети своя прегрешения» – об этом мы просим Бога Великим постом в молитве святого Ефрема Сирина.

В каких грехах каяться – это вопрос времени. Вначале человек многого не понимает, не замечает, но в самом таинстве благодать, Дух Божий начинает человеку открывать видение его грехов.

И человек, может быть, не осознавая даже, в чем именно он грешен, чувствует все равно свою греховность.

Исповедование грехов – это осмысление, но есть еще и состояние чувств, человек сознает, что он грешен по сравнению со святостью – вот это и есть действие благодати.

Мой отец родился в 1900 году, то есть его молодость как раз пришлась на послереволюционные годы: все эти новые веяния, свобода… и он отдалился от Церкви. Его мама, моя бабушка, попросила его как-то пойти в церковь Великим постом и причаститься, сказала, мол, если сделаешь это, то я тебе в ноги поклонюсь.

«Ну что ты, мама, я и так схожу», – ответил он и пошел на Арбат в храм к отцу Владимиру Воробьеву (деду нынешнего ректора ПСТГУ прот. Владимира Воробьева). Он пришел на исповедь, и у него не было никаких мыслей о покаянии: стоял, рассматривал молодых девушек в храме.

Подошла его очередь, он стал на колени и на вопрос священника: «Ну что скажете, молодой человек?» – папа ответил: «Мне нечего сказать». – «А что же вы пришли?» – «Меня мама попросила».

Тогда священник помолчал немного и ответил: «Это очень хорошо, что вы маму послушали», – накрыл отца епитрахилью и начал читать разрешительную молитву. «Что произошло со мною, я не понимаю до сих пор, – рассказывал потом мне отец.

– Я зарыдал, как только из крана течь может вода, и когда шел обратно, то уже ни на кого не смотрел. Мир для меня стал совершенно иным». С этого времени отец стал ходить в Церковь, потом промыслом Божиим попал в тюрьму, сидел там в одних камерах с исповедниками и стал после тюрьмы священнослужителем.

Грехи, которые мы чаще замечаем в других, есть и в нас

– Но все-таки есть какие-то способы подготовиться к исповеди?

– Можно было бы посоветовать что-то почитать в этом направлении, есть хорошая книга отца Иоанна (Крестьянкина) «Опыт построения исповеди», еще что-то, но тут очень сложный момент: появилось много таких перечислений, в которых мы находим некое «смакование» грехов.

И нужно быть очень осторожным с такими списками, потому что они иногда становятся своего рода учебниками, так как там есть такие грехи, о которых человек и не думал никогда. О плотских грехах вообще не нужно подробных описаний читать, потому что такие описания пачкают душу.

А что же касается остального, то лучше просто прислушиваться к своему внутреннему состоянию. Когда мы видим в человеке недостаток, тот факт, что мы этот недостаток замечаем, значит, что этот грех есть и в нас.

Вы помните про сучок в чужом глазу и бревно в своем? Что это такое, этот сучок? Сучок растет на бревне, а бревно – это страсть. Сучок – это грех, то есть конкретное проявление страсти.

Но если вы не знаете, что это за дерево, что это за бревно, то вы никогда и не догадаетесь, что это именно за сучок! Как теперь принято говорить: каждый понимает в меру своей испорченности. Так вот мы именно тот грех замечаем в другом человеке, ту страсть понимаем, что есть и в нас самих.

– Некоторых людей смущает, что прощение, выходит, получить легко: пошел погрешил, потом покаялся, потом опять погрешил, опять покаялся – и можно снова? Никакого наказания?

– Это почему ж, это кто же вам такое сказал?! Грех прощен на исповеди, но что-то человек все равно терпит: классический пример – это благоразумный разбойник, который был распят рядом со Спасителем. Он покаялся, и Господь ему сказал: сегодня же со Мною будешь в раю.

Ничего нечистого в рай не войдет, то есть Господь уже очистил его, простил ему грехи, но, несмотря на это, разбойник остался ведь висеть на кресте! И мало того, как гласит Евангелие, ему еще и перебили голени (Ин. 19, 32).

Человек все равно что-то терпит, хотя и несоизмеримо с тем, что он должен бы понести за свои грехи.

– Многие христиане, хотя и исповедуются каждую неделю, все равно остаются грешниками, на вид ничем особенно не отличаясь ото всех прочих людей, да и каются часто в одних и тех же грехах, получается, исповедь им не помогает?

– Ничего подобного, кто постоянно над собою трудится, тот отличается. Что же касается одних и тех же грехов, то и апостолу Павлу было дано «жало в плоть», искушение, чтобы тот не превозносился. Как говорят: до последнего издыхания, даже до райских врат идет у человека борьба с грехом. Мария Египетская покаялась, но 17 лет еще после этого она боролась!

– Необходимо ли чувство покаяния на исповеди? Некоторые просто называют свои грехи без видимых чувств, это тоже нормально?

– Смысл борьбы со грехом не в том, чтобы человек его просто называл, а чтобы грех ему стал противен и мерзок! Когда мы были на Афоне, один батюшка спросил одного духовника: а почему, мол, бывает так, что мы причащаемся, каемся и опять те же грехи совершаем? И тот ответил: это просто боль сердечная не пересилила грех!

Если ты просто перечисляешь грехи, это значит, борьбы у тебя внутренней с грехом нет. Покаяние – это ведь и есть обретение в себе покаянного чувства. А чувство это от Бога – сердцу ведь не прикажешь. Но иногда и просто назвать свой грех на исповеди – это уже большой труд, усилие!

Исповедью покаяние только начинается, покаяние – это стержень всей духовной жизни.

Молитва на исповеди, которую читает священник, – ее начало священник обычно читает всем сразу, а окончание уже каждому лично: «прощаю и разрешаю», – так вот начинается она в том числе и такими словами: «…подаждь ему (кающемуся, которому молитвой прощаются грехи) образ покаяния»! А что же было до этого, спросите вы? Он же уже вроде покаялся, а мы читаем вдруг: «…подаждь ему образ покаяния»! А это для того, чтобы показать, что исповедью просто начинается новая ступень покаяния.

Вы помните, как апостол Петр в Евангелии припал к ногам Спасителя и сказал: «Изыди от меня, яко аз грешен есмь»? Вот это и есть покаянное состояние, которое испытал и мой отец, когда почувствовал благодать Божию!

– Некоторые люди, придя в Церковь, после первой исповеди круто меняют свою жизнь, а некоторые, наоборот, почти не меняются, по-прежнему живут со своими грехами. От чего это зависит?

– От решимости. А для решимости нужно просить помощи Божией и еще терпения.

Как-то лет сорок назад мы разговаривали с отцом Иоанном (Крестьянкиным), он еще молодой был, и он спросил, читал ли я у апостола Иакова такие слова: «Не хватает мудрости – проси мудрости».

«Так вот, – спрашивает, – вы как думаете, что это за мудрость? Соломонова? Нет, это терпение!» Терпение – это искусство духовное. С помощью его и получается по-настоящему избавиться от греха.

– Иногда после исповеди наступает чувство душевного облегчения, а иногда нет. Что это значит, стоит ли ждать такого чувства от каждой исповеди?

– Если оно есть, то и слава Богу, но ждать его не нужно. Оно не обязательно должно появляться, и если оно не появляется, то это показывает, что нужно работать, что в борьбе с грехом расслабляться нельзя. И вообще духовных состояний не нужно ждать. Если они даются – хорошо, но ни ждать, ни гоняться за ними категорически не стоит.

Читайте также:  «кельтские кресты» на руси: кто на самом деле их воздвигал

Если вы не чувствуете облегчения душевного после исповеди, то это не значит, что ваша исповедь не принята.

Есть такая история у святых отцов: один человек все время каялся, каялся, а его все не покидало чувство тяжести, и отцы в обители стали за него молиться: Господи, он же так кается, почему Ты не простил ему до сих пор? И им был ответ: Я давно простил его, но страдание нужно ему для спасения.

– Насколько подробно положено описывать свои грехи на исповеди? Можно ограничиться названиями или обязательно посвящать священника в детали?

– К сожалению, если каждый будет описывать в подробностях, то это может затянуться до вечера. Плотские грехи вообще не стоит рассказывать в подробностях.

К тому же когда рассказывают обстоятельства – по моему опыту, в этом часто есть элемент некоего оправдания самого себя.

Иногда люди начинают пересказывать весь свой трудовой день: мне приносили порой целые тетради, потому что если начать описывать, что ты сделал за неделю или за месяц, то это сплошные романы начинаются!

Главное – это не подробности, а борьба: если назвал грех, то должен все-таки бороться с ним. Если нет настоящей борьбы с грехом, то никакие подробности тут не помогут.

Протоиерей Валериан КРЕЧЕТОВ родился в 1937 году в семье репрессированного бухгалтера и впоследствии священника Михаила Кречетова. Окончил школу в 1959 году, и тогда же был зачислен в Московский лесотехнический институт, спустя три года после окончания которого, последовав примеру отца, поступил в московскую семинарию.

Рукоположен 12 января 1969-го, в 1973 году окончил Московскую Духовную академию. За долгие годы своего служения имел возможность общаться со многими выдающимися пастырями, в том числе с отцом Николаем Голубцовым, отцом Иоанном (Крестьянкиным), отцом Николем Гурьяновым.

Сейчас является духовником Московской епархии и настоятелем Покровского храма села Акулово Одинцовского района.

Источник: https://pravoslavie.ru/37007.html

Ответы на вопросы об отношениях с духовником

Что делать, когда — ходишь годами на исповедь, абсолютно не меняешься, грехи все те же, не можешь преодолеть, и становится стыдно ходить к тому священнику, у которого исповедовался всегда. Что сделать, чтобы измениться? Покаяние на словах есть, а из года в год — грехи одни и те же.

Надо ли искать строгого духовника, если моя жизнь — совершенно неправославная, а мой духовник ничего не говорит. Иногда хочется пойти к такому священнику, который будет давать конкретные резкие рекомендации, который будет ругать, указывать на недостатки, который будет категоричен и очень строг.

Что не стоит рассказывать священнику

В наше время непреодоленность тех или иных греховных навыков и страстей – частое обстояние нашей духовной жизни.

Одну рекомендацию, пожалуй, можно высказать: есть в нашей духовной жизни состояния, по отношению к которым мы понимаем, что они греховны, но не видим, что мы можем сделать для того, чтобы их преодолеть; а есть состояния, о которых мы знаем, что они греховны, и, в общем, понятно, что нужно сделать для того, чтобы от них избавиться. Скажем, порок курения или винопития: здесь одно можно сделать – бросить. Опыт духовной жизни свидетельствует, что человек, который Христа ради и праведности справится с грехом, пороком, привычкой по отношению к которым понятно, что нужно делать, получит помощь свыше и для того, чтобы разобраться и выкарабкаться из тех духовных ям, выхода из которых он сегодня не видит.

По поводу третьего вопроса, конечно, не буду давать Вам совета, следует Вам менять духовника или нет.

Критерий должен быть такой: если советы, рекомендации, духовная поддержка, или напротив, наставления и укоризны со стороны священника способствуют нашему внутреннему изменению, духовному росту, то тогда, даже если что-то кажется нам жестким и не нравится, отходить ни в коем случае не следует. А если все оканчивается только человеческим общением, а в духовной жизни мы ничего не приобретаем, стоит задуматься о том, чтобы поискать другого наставника.

Священник очень ласково и внимательно относится к новоначальным — так, что приводит в храм очень многих людей и люди эти привязываются к батюшке, к приходу (так что едва ли не у большинства есть привязанность к его личности — не плотская, конечно).

А когда человек привяжется настолько крепко, что ему не уйти — начинает отдалять от себя, смирять, лишать простейших вещей — благословения и т. п., ведет себя холодно, нарочно причиняет боль. Это очень тяжело. Раньше, когда прихожане говорили мне об этом, я не верила. Спросила духовника — он ответил, что это не так.

А теперь он явно стал применять это ко мне, причем не в результате какого-то моего греха или «беганья» за ним, нет, при в общем положительной динамике развития души стал очень болезненно смирять.

Как принять такое поведение духовника? Как не смущаться тем, что ранее он явно говорил мне неправду? Как принять, что любимый (как отец) духовник нарочно хладнокровно приносит боль? Что делать, если я считаю, что он не прав, а он никаких доводов в расчет не принимает, а противодействие воспринимает как душевредный бунт (а я считаю, что человек, не признающий своих ошибок, не достоин уважения)? И вообще, может ли священник в каких бы то ни было целях говорить неправду? Кстати, духовник достаточно уважаемый, окормляюсь у него 7 лет, уходить не хотелось бы, т. к. еще и приход очень дружный. А сама я немощная, нервная, самолюбивая, но стремящаяся к благочестию.

Елена

Уважаемая Елена, ситуация, описанная Вами, может быть рассмотрена по-разному. Я предложу Вам возможные подходы, а Вы подумайте, какой более приложим к тому, о чем Вы говорите.

Во-первых, если речь идет о духовнике опытном, заботящемся о своих чадах, ведущем их ко спасению, то в таком случае действительно часто — это с опорой на церковную традицию, церковное Предание — по мере воцерковления, вхождения в ограду церковную «молочная пища» (слово апостола Павла) оканчивается, становится все более взрослой, все более твердой. Особливое внимание, ласка и похвала, иной раз нужные для новоначальных, чтобы, пока все у них еще полно гордостью и тщеславием, не обидеться им на пустое, как обижаются они на замечание бабушки, увидевшей их в церкви, и после этого десять лет могут не перешагнуть порога храма только из-за того, что им кто-то велел юбку длиннее надеть или волосы не раскрашивать в три цвета. Так вот, священник учитывает это и, конечно, старается быть снисходительнее к понятным ему немощам и даже страстям новоначальных своих чад. Но когда он видит, что сын или дочь его духовные укореняются в вере Церкви, что у них приобретается уже собственный опыт духовной жизни, то, конечно же, «конфет» становится меньше, а «твердой пищи» больше. И иной раз достаточно жесткими словами и требованиями начнет опытный духовник врачевать в нас нашу гордость, желание настоять на своем или эгоизм, и тут важно справиться с возмущением, протестом, с обидой, которые в этот момент в сердце возникают. И если этот период Вы, скрепив себя, пройдете, то, конечно, приобретете очень много для своего внутреннего человека.

Вторая ситуация бывает иной, когда речь идет о священнике, не имеющем ни особенного духовного опыта, ни даже необходимых для пастырского служения навыков духовной жизни, что в наше время тоже случается по причине того, что так много храмов было открыто, так много людей разной степени подготовленности рукоположено.

И тогда бывает то, что священнослужитель, молодой в особенности (имею в виду не по годам, а по срокам своего служения), ведет себя подобно тому, как люди ведут себя в светской среде, то есть по отношению к малознакомым, новым мы сдерживаем себя, стараемся быть внимательны и деликатны и не позволим себе сказать того, что позволяем со своими близкими, домашними, привычными, надежно рядом с нами существующими людьми. Ну а потом, когда какой-то срок проходит, этой выдержки не хватает, и человек оказывается включенным в круг тех, кого мы к числу этих более близких относим, — тут уж и ему начинает доставаться тоже всякое. Нельзя вовсе исключить, что подобные человеческие немощи могут быть переносимы на церковную среду. Но, впрочем, Вы сами пишете, что речь идет о священнике опытном, у которого Вы окормляетесь семь лет, о приходе, духовный строй которого вызывает у Вас приятие и уважение, но подумайте, идет ли речь о какой-то почему-либо неприязни к Вам или вдруг проявленном стремлении над Вами восторжествовать, если в остальном все добро и благочестиво. Помолившись, попробуйте еще раз трезво оценить эту ситуацию, и дай Вам Бог вынести решение, которое послужит к Вашей духовной пользе.

Я чувствую, что начинаю привязываться к иеромонаху, у которого регулярно исповедуюсь — привязываться не в смысле влюбленнности, а как человек, обделенный близкими душевными и духовными отношениями с кем-либо в светской среде.

Священник этот очень добр ко мне, всегда спрашивает, как мои дела, дает точные советы, пытается направлять мою духовную жизнь.

В последнее время замечаю за собой, что готовлюсь к исповеди как будто «для моего духовного отца», хотя понимаю, конечно, что исповедаюсь перед Богом, и если приходится идти к другому священнику (такое бывает в нашем храме, где всегда много исповедников), то ропщу.

С другой стороны, исповедуясь у «своего» иеромонаха, боюсь показаться хуже, в каком-то смысле не оправдать его надежд, потому скомканно, не до конца проговариваю то, что смогла бы сказать малознакомому священнику. Не стоит ли мне (может быть, на время) отойти в сторону, чтобы не смущаться и, возможно, не искушать монаха (которым ненамного старше меня), если я чувствую, что общение именно с ним становится для меня очень важным?

Мария

Уважаемая Мария, Вам срочно нужно оставить храм, в который Вы ходите, лет на пять, не меньше. Прекратить видеться с тем священнослужителем, по отношению к которому в душе Вашей развились неправильные чувства, с тем, чтобы эмоциональное прилепление не стало страстью.

И здесь нужно поступить решительно и отсечь однозначно. Никакие убеждения себя в том, что «я справлюсь, что я переведу это в правильное русло, что он же дает мне правильные советы о духовной жизни» в данном случае не должны играть роли.

Если червоточина душевно-плотского прилепления возникла, нужно решительно уходить в сторону.

Обстоятельства сложились так, что сейчас я могу исповедоваться своему духовнику реже, чем раз в месяц. Мне стоит идти на исповедь к другому священнику, чтобы причаститься в праздник, или все же исповедоваться у своего духовного отца и причащаться в другиедни?

Вера

Уважаемая Вера, мне представляется, вопрос о том, разумно ли прибегать к помощи другого священника на исповеди, если Вы редко можете видеться со своим духовником, решить нужно со своим духовником, и спросить у него, благословляет ли он Вас и считает ли для Вас полезным исповедоваться в промежутках между вашим общением у другого священника. И исходя из его благословения и поступать. Здесь невозможно дать ответа в общем смысле, потому что ответ всякий раз будет соотнесен с конкретным человеком, а кто же знает Вас лучше, чем священник, у которого Вы исповедуетесь.

Почему у некоторых священников существуют любимчики (если так можно сказать)? Как Вы думаете, хорошо ли это?

Лариса

Уважаемая Лариса, в самом высоком и идеальном смысле слова Вы правы. Ибо ответ прочитывается из формулировки вопроса. Конечно же, можно процитировать слова одного из древних святых, который сформулировал ту несомненную истину, что пристрастная любовь к одному непременно означает оскудение любви к другому.

Мы знаем, что идеальных пастырей, старцев, как называет их церковный народ, как раз то и отличает, что всякий приходящий к ним ощущает, несомненно, любовь со стороны принимающего его и беседующего с ним и молящегося о нем священника.

Но это, прямо скажем, идеальная мера, к которой каждому из нас, вне зависимости от того мирянин вы или священник, нужно расти. И неизбежно получается так, даже в силу человеческой немощи, что полной равномерности в отношениях священника с паствой не бывает.

Читайте также:  Какие народы россия ассимилировала быстрее всех

По себе знаете, что есть люди, которые нам заранее симпатичны и к которым мы снисходим больше, чем те, которые чем-то в своем поведении или какими-то особо невместимыми нами поступками, становятся для нас испытанием.

К тому же следует иметь в виду, что не каждому человеку, не всякого духовного склада и строя подойдет для духовного руководства конкретный священник. Одному нужен руководитель более строгий и конкретно указывающий, что делать.

Другому — оставляющий большую меру внутренней свободы и с большей деликатностью относящийся к его внутренним порывам.

Отсюда довольно естественно, что в зависимости от типа склада личности самого священника и характера его духовного руководства собираются вокруг те люди, которым именно этот пастырь и то, как он печется о своих духовных чадах, наиболее близок. Другие собираются у иного священника, третьи, у еще какого-нибудь. В этом нет ничего неправильного. Неправильное начинается только тогда, если, как об этом пишет апостол Павел, начинаются разговоры о том кто Кифен, кто Аполлосов, кто Павлов, и люди начинают противопоставлять себя и самих священников друг другу и если, что особенно печально, священнослужители допускают такого рода противопоставления.

taday.ru

Источник: https://www.duhovnik.ru/main/to_talk?id=172

Путь к Богу начинается с покаяния

Что не стоит рассказывать священникуСвятые отцы называют покаяние вторым крещением. Именно с исповеди начинается сознательная церковная жизнь человека, к ней христиане приступают чаще, чем к другим Таинствам. О том, что такое исповедь, с какими скорбями и радостями встречаются в наше время исповедники и исповедующие, мы беседуем с настоятелем Свято-Троицкого собора Саратова игуменом Пахомием (Брусковым).

— В наше время у многих людей отсутствуют самые элементарные представления о церковной жизни, о смысле и значении Таинств. В частности существует множество мифов, страхов и просто вымыслов в отношении исповеди. Как бы Вы определили суть этого Таинства?

— Исповедь, покаяние — это удивительное Таинство, которое позволяет человеку измениться, начать жизнь заново. Мы помним, что в Евангелии проповедь Христа предваряется словами: «Покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное».

В наше время путь к Богу также начинается с покаяния. Именно с исповеди, с осознания своих грехов начинается подлинное воцерковление.

Зачастую человек, приходящий в храм, посещает богослужения, читает церковную литературу, занимается какой-либо полезной деятельностью. Но при этом он должен понимать, что всего этого недостаточно, если нет покаяния.

Любые внешние перемены нужно начинать с очищения от страстей своего собственного сердца.

— Многие наши соотечественники называют себя православными. Они приходят в храм, посещают богослужения, но не могут заставить себя подойти к аналою. Почему современному человеку столь сложно прийти на исповедь?

— Современное общество живет по законам, которые существенно отличаются от христианских. В любой ситуации, независимо от истинного положения вещей, человек стремится к самооправданию и осуждению других.

В то время как на исповеди необходимо мужественно признать свои ошибки, не ища оправдания в каких-либо внешних обстоятельствах. Во время исповеди человек призван увидеть свою душу в истинном свете.

Путь покаяния очень сложен, но без подвига личного исповедания грехов невозможно спасение.

— А почему нужно личное общение со священником? Ведь Господь видит сердце человеческое, неужели Он не примет тайного воздыхания?

— Да действительно, сердце человеческое, его глубину видит только Бог. И только Он может оценивать силу, искренность покаяния. Но священник — это не простой человек, которому можно рассказать о своих грехах или проблемах.

Ему, как преемнику апостолов, Самим Христом дана великая и страшная власть: вязать и решать (см.: Мф. 18, 18). Но при этом прощает грехи, милует человека, безусловно, Сам Господь.

Священник же является только свидетелем, который на Страшном Суде даст ответ за души кающихся.

— Насколько священник отвечает за своих чад?

— Ровно настолько, насколько доверяет ему исповедующийся, насколько он имеет мужество и решимость поступать по благословению священника.

А если человек, подходя за благословением, уже имеет свое собственное решение, которое для него дороже мнения духовника, если желание услышать свое мнение из уст батюшки понуждает его просить совета у разных священников, если нет решимости менять свою жизнь согласно христианским заповедям, вряд ли можно говорить о какой-либо ответственности священника за такого человека. При этом следует понимать, что недопустимо перекладывать на плечи священника ответственность за свою жизнь.

— Священнику на исповеди приходится слышать о самых неприглядных поступках, о самых темных движениях души. А ведь зачастую на исповедь приходят люди, с которыми священник общается и вне богослужения. Как выносит он этот огромный груз?

— Ответ на этот вопрос можно услышать во время рукоположения. Ведь именно в Таинстве священства человеку дается Божественная благодать, которая «немощная врачует и оскудевающая восполняет». Священник не простой человек.

Ему Богом дается не только власть отпускать чужие грехи, но и возможность понести боль других людей, помочь страждущему встать на путь исправления. К тому же любой священник радуется, когда человек приносит искреннее покаяние и решается изменить свою жизнь.

Ведь он в первую очередь видит не грязь, не страсти, а напротив — прекрасные качества человеческой души, которые и побуждают ее начать борьбу с грехом.

— Приходилось слышать даже от церковных людей, что не стоит называть каких-либо грехов или исповедовать нечистых помыслов, чтобы не обидеть батюшку, не поранить его душу.

— Это неправильный подход. Священника, который за свою жизнь исповедовал сотни, а то и тысячи людей, сложно чем-то удивить. Практически нет таких поступков, о которых бы он не слышал. Зачастую причиной такого рассуждения становится скрытая гордость.

Человек, сознавая свою греховность, представляет, что его падения какие-то особенные, что такого от него никто не ожидал. Но ведь многие страсти священник видит еще до исповеди. Так родители зачастую без каких-либо признаний видят, что с их ребенком творится недоброе.

А когда он решается в этом признаться сам, попросить прощения, родители радуются. Хорошо, когда человек, готовящийся к исповеди, думает о том, как не поранить сердце батюшки, по возможности проявить любовь и деликатность. Но это благое стремление должно иметь разумные пределы.

Ведь приходя к врачу, мы не спрашиваем, боится ли доктор крови, а надеемся на помощь. И врач должен абстрагироваться от переживаний пациента именно для его блага. Конечно, аналогия с врачом не совсем совершенна. Врач, исцеляя тело больного, не может чувствовать душевной боли.

Священник же, врачуя души, разделяет страдания и боль своих чад. В каком-то смысле священник постоянно умирает за совою паству. В этом и есть суть истинного жертвенного служения пастыря.

— Что доставляет особую скорбь исповедующему священнику?

— Очень тяжело видеть, когда человек, приходя на исповедь, начинает осуждать других, а себя оправдывать, выставлять в выгодном свете. В таком случае бывает трудно объяснить ему, что причина скорбей и нестроений находится в его собственном сердце. Зачастую люди подходят к исповеди формально.

Таинство покаяния воспринимается в качестве некоего «пропуска» к Причастию. Огромной проблемой для многих современных христиан становится душевная леность. Человек вроде бы кается, осознает неправедность своих поступков, стремится к исправлению.

Но когда священник начинает предлагать ему совершить конкретные действия, исправить что-то в жизни, то встречает полное нежелание работать над собой, что-либо всерьез изменить. Еще одной трудностью, с которой сталкиваются люди, по мере воцерковления, является привыкание к исповеди.

Когда человек начинает постоянно посещать богослужения, участвовать в Таинствах, очень сложно бывает сохранить внутренне горение, живое чувство покаяния. Для этого необходимо постоянно работать, быть внимательным к своим поступкам, мыслям. Большую пользу приносит чтение святоотеческой литературы.

Вообще, следует отметить, что без чтения невозможно развитие христианина, положительные изменения в его духовной жизни. Большую скорбь вызывает лицемерие, неискренность исповедующегося. Не стоит на исповеди вспоминать падения далекой юности, в которых уже неоднократно принесено покаяние.

Ведь для каждого возраста и состояния свойственны свои грехи. Каяться нужно в том, чем согрешает человек в настоящее время. В наше время многим людям не с кем поделиться своими проблемами, просто поговорить. И потому исповедь зачастую превращается в разговор о жизни. Это также неправильно.

— А что больше всего радует во время исповеди?

— Самая большая радость для священника — искреннее обращение страждущей души к Богу. Нет большего утешения для священника, как видеть искреннее покаяние, слезы, решимость бороться с грехом.

— Священник помогает очень многим людям: поддерживает их, утешает, дает совет в самых безвыходных ситуациях. А что исповедь дает ему самому?

— Любой исповедующий священник, безусловно, должен постоянно исповедоваться сам. Он не сможет помочь приходящим к нему людям, если сам опытно не проходит путь покаяния. Что же касается исповеди, которую он принимает, она помогает лучше увидеть и свои грехи, найти ответы на некоторые личные вопросы.

— Сейчас много говорится о проблемах духовного руководства, о необходимости выбора духовника. Но если на приходе нет священника, которого бы человек смог назвать своим духовным отцом, ему все равно стоит исповедоваться у одного батюшки?

— Я думаю, да. В духовной жизни обязательно необходимо постоянство, некая система. Зачастую человек, который стремится исповедоваться у разных священников, не хочет смирить себя, свое мнение ценит выше благословения священника.

Поэтому, даже если нет на приходе священника, к которому чувствуется особое расположение, необходимо выбрать одного духовника. К тому же отношения между духовником и исповедующимся, как правило, складываются годами.

Необходимо молиться, чтобы Господь послал человека, который сможет стать духовным отцом.

— Нужно ли открывать на исповеди не только греховные поступки, но и греховные помыслы?

— Это зависит от уровня доверия между священником и исповедующимся. Если между ними есть по-настоящему искренние доверительные отношения, стоит рассказывать не только о своих действиях, но и открывать помыслы, исповедовать страсти.

Особенно, если эти помыслы постоянно возвращаются к человеку. Ведь бывает, что человек в течение дня много раз согрешает, например, осуждением.

А когда он задумывается о причине своих падений, то понимает, что за этим стоит страсть гордости, самолюбия.

— Зачастую помыслы ненависти, осуждения, раздражения возникают в отношении самого духовника. Стоит ли рассказывать об этом на исповеди?

— Конечно, полное откровение помыслов возможно только в монастыре. Когда такие помыслы возникают у послушника в отношении своего духовного отца, у братии в отношении игумена, их необходимо исповедовать. В миру несколько иные отношения. Здесь все зависит от того же доверия и рассуждения. Но если подобные помыслы возникают у человека постоянно, их в любом случае следует исповедовать.

— В качестве одной из ошибок исповедующегося Вы назвали многословие. Насколько краткой и лаконичной должна быть исповедь?

— Все зависит от времени, обстоятельств. Так, если постоянный прихожанин исповедуется в двунадесятый праздник, когда за ним стоит очередь из нескольких десятков человек, он должен избегать многословных рассуждений. Для продолжительной беседы с обсуждением проблем и тонкостей духовной жизни более подойдет какой-нибудь будний день.

Вообще существует две крайности. Либо человек прячется за общими фразами типа «грешен во всем, согрешил делом, словом и помышлениями», либо он пытается дать подробное описание своей жизни с младенчества. И тот и другой вариант неверен.

Необходимо четко, кратко, но в то же время понятно обнажить грех или страсть, а не прятать его за плетением словес. Зачастую причиной чрезмерно детальной исповеди становится чисто формальное стремление «полностью расплатиться» с Богом.

Дескать, вот, Господи, я во всем покаялся, и ничего больше Тебе не должен. Это также неправильно.

— Но ведь многие прихожане просто не умеют исповедоваться. Они выросли вне церковной традиции. И многие ошибки, которые доставляют скорбь священнику, следствие этой неопытности.

— Да, это действительно так. Но ведь очень многое зависит от самого человека, от его искренности, желания понять церковную жизнь. Если в нем есть некая жертвенность, стремление меняться, он обязательно научится исповедоваться. Такому человеку поможет Сам Господь.

«Православие и современность»

Источник: https://www.mgarsky-monastery.org/kolokol.php?id=1345

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector