Что россия хотела сделать с китаем в конце xix века

История российско-китайских отношений насчитывает 400 лет, т.к. Китай является одним из самых «ранних соседей» нашей страны.

В обеих странах менялись династии и режимы правления, изменялись баланс силы в мире и система международного сотрудничества.

И все эти причины играли очень важную роль во взаимоотношении между Россией и Китаем – были конфликты и противостояния, но также были периоды дружбы и сотрудничества.

Торгово-экономические отношения между обеими странами являлись главным фактором в их развитии, потому что эти двусторонние отношения определялись историческими и географическими факторами.

Успехи во внутренней и внешней политики Россия и Китая во многом зависели от состояния их взаимоотношений.

И это общее состояние обеих стран обуславливало баланс сил как в Восточной Азии, так и во всем мире в целом, что оказывало большое влияние на развитие международных отношений.

Со второй половины XIX века начинают происходить качественные изменения в российско-китайских отношениях. Для того, чтобыбыстрее решить накопленные проблемы и противоречия с Китаем, Россия быстро активизировала свою политику в сторону империи Цинь.

Международная обстановка на Дальнем Востоке объективно способствовала дальнейшему сближению России. Оба государства оказались в состоянии войны с Англией и Францией – державами, которые играли наиболее важную роль в Восточной Азии в середине XIX века.

Это и повлияло на активизацию российской политики на Дальнем Востоке, особенно способствовало разрешению вопросов и разногласий, которые касались границ между обоими государствами.

Хотелось бы отметить, что формально отношения России и Китая по поводу границы между их государствами можно охарактеризовать как дружественные, но на самом деле эти отношения были не доверительными.

 Вторая половина XIX века характеризуется периодом переговоров, подписанием договоров, а также посольств и многочисленных миссий. Завершение феодализма и образование капитализма повлияли на российско-китайские отношения.

Несмотря на то что Россия чаще выступала на стороне Запада, ее политический курс весьма отличался от внешней политики колониальных держав. В этот период между Россией и Китаем заключено наибольшее число договоров и актов и других международно-правовых документов.

Они решали очень много вопросов, касающихся разграничению никому не принадлежащих территорий, а также устанавливали договорный режим на пересекающихся границах. Так, в 1858 году был заключен Айгуньский договор, который определил границу между Россией и Китаем по реке Амур.

А в 1860 году российский дипломат и государственный деятель Игнатьев Н. П. подписал с Китаем Пекинский договор, в котором был установлен последний участок дальневосточной российско-китайской границы – от устья реки Уссури до Японского моря.

Важно отметить, что ученые и историки КНР придерживаются в этом вопросе сугубо противоположной оценки. Договоры между Россией и Цинской империей, заключенные в 1858–1860 гг., рассматриваются ими в контексте заключения неравноправных договоров между Китаем и западными державами.

Они считают, что как Айгуньский, так и Пекинский договоры являются «неравноправными, заключенными при таких условиях, когда сильная держава — Россия — в соответствии со своими экономическими потребностями, опираясь на свое политическое и военное превосходство, принудила к несправедливому разграничению слабую сторону — Китай, который оказался в условиях внутренних и внешних затруднений» [6]. И поэтомупрактически во всех публикациях ученых КНР Айгуньский, Тяньцзиньский и Пекинский договоры представляются как неравноправные. В китайских исследованиях утверждается, что по Айгуньскому договору Россия «захватила территорию площадью более 600 000 кв. км», по Пекинскому — «захватила 400 000 кв. км, включая остров Сахалин, а по Тяньцзиньскому трактату добилась тех же прав и привилегий, которыми обладали Англия и Франция» [5].

В свою очередь, российские историки считают, что, хотя Тяньцзиньский трактат и Пекинский договор включали отдельные неравноправные для Китая условия, но в целом положения Пекинского договора о границе не могут считаться неравноправными, поскольку Россия добивалась возвращения земель, захваченных у нее Цинской империей по Нерчинскому договору 1689 года. Е.Л. Беспрозванных делает акцент на том обстоятельстве, что «Россия урегулировала пограничные вопросы с цинским Китаем, не прибегая к угрозам военной силы или иным методам давления, широко практиковавшимся западными колонизаторами при заключении неравноправных договоров с Китаем» [1].

На основе Пекинского договора в 1864 году был заключен Чугучакский протокол, установивший китайскую границу в Центральной и Средней Азии. Этот протокол касался пограничных рек на западном участке границы; в нем было установлено, что берега рек служат пограничной зоной. Пограничными протоколами закреплялось право равного пользования водой приграничных рек.

Окончательное оформление границы на западном участке было произведено Санкт- Петербургским договором, который был подписан 12 февраля 1881 года в Ливадии — летней резиденции российских императоров в Крыму.

По этому договору России отходили западная часть Илийского края и долина реки Текес «для поселения на них жителей Илийского края, которые пожелают принять русское подданство» [2].Город Кульджа возвращался Китаю. Однако, в Китае подписание Ливадийского договора было воспринято как факт национального унижения.

Цинское правительство отказалось признавать договор, а китайский государственный деятель, который подписал этот договор со стороны Китая – Чун Хоу был снят со всех постов и приговорен к смертной казни, от которой его спасла лишь защита со стороны российского посольства. А.Д.

Воскресенский считает, что Чун Хоу попросту сыграл роль «козла отпущения»: «Цинские дипломаты знали, что необходимо вернуть Илийский край, но никто не мог сформулировать конкретные уступки, на которые можно и нужно было пойти для его возвращения» [2].

В результате чего в Китае резко активизировалась группировка сторонников войны против России. Ее лидером был китайский государственный и военный деятель, генерал – Цзо Цзунтан, который возглавлял оборону северо-западной границы Цинской империи.

Он перенес свою штаб-квартиру из Ланьчжоу в Хами и даже «захватил с собой гроб, как символ решимости бороться до конца» [5]. Он предполагал направить к границам России 20-тысячное войско. Однако прибытие к китайским берегам эскадры русских боевых кораблей под командованием адмирала С.С. Лесовского остановило цинское правительство, и оно отказалось принять его план.

Таким образом, российско-китайские отношения во второй половинеXIX века можно разделить на несколько этапов.

Первым этапом была середина XIX века. В это время Россия хотела укрепить отношения с Китаем путем переговоров.

За этот период Россия заключила с Китаем Айгуньский и Пекинские договоры, а также Тяньцзинский трактат, по которым Россия возвращала свои земли в Приамурье, захваченные у нее Империей Цинь по Нерчинскому договору 1689 года, а также закрепляла за собою земли в Приморье, оставшиеся не разграниченными с конца XVII в.

Второй этап связан с обострением международных отношений в 60-70-е гг. XIX вв. После заключения Пекинского договора Россия ставила своей целью укрепитьдружественные отношенияс Китаем и способствовать развитию экономических связей с Империей Цинь. Поэтому российскоеправительство добивалось скорейшей реализации условий договора.

Несмотря на различные политические проблемы и разногласия, которые возникали между двумя государствами, связанные с внутренними проблемами и массовыми антиправительственными восстаниями во внутреннем, все же в 60-70-е гг. российско-китайские отношения оставались стабильными.

На этом этапе Россия в отношении Империи Цинь придерживалась своей традиционной политики, выражая заинтересованность в сохранении целостности и стабильности Китая.

Третий этап приходится на 80-е – начало 90-х гг. XIX в. В это время возник конфликт с Китаем. Цинское правительствопредъявило претензии на часть побережья залива Посьет, что лишало Россию выхода к границе с Кореей.

Несмотря на то, что российское правительство отвергло эти территориальные претензии, отношения между Россией и Китаемоставались стабильными.

Данный этап, в результате уступок и согласий с обеих сторон на наиболее важные вопросы того времени, является одним из самых стабильных в истории российско-китайских отношений. 

В конце XIX века Маньчжурия становится центром российско-китайских отношений. Главным опорным пунктом России в Северной Маньчжурии была столица КВЖД – г. Харбин. Китайцы настойчиво требовали эвакуации или уничтожения города.

Однако строители КВЖД отказались оставить свою столицу, сделав ее символом борьбу за российские интересы в северо-восточном Китае. Сохранение этого города играло очень важную роль для России, так как он обеспечивал законность российского присутствия в Китае. И в результате этого, в 1898 г.

в Китае вспыхнуло мощное антииностранное восстание ихэтуаней. Основной причиной этого движения стало многолетнее угнетение Китая западными державами и присоединившейся к ним Японией. В ходе восстания на первый план выдвинулось характерное для традиционного китайского общества неприятие всего иностранного.

В основе идеологии ихэтуаней лежал своеобразный синтез даосизма, буддизма, конфуцианства и народных верований, умноженные на крайнюю ксенофобию. Ихэтуани боролись против всего иноземного, разрушали железные дороги и телеграфные линии, убивали иностранцев и китайцев-христиан.

Западные державы, в том числе и Россия, стремились воспользоваться подавлением «боксерского» восстания в целях укрепления своих позиций в Китае.

Поводом для вмешательства России в события, происходившие в Цинской империи, послужили инциденты на русско-китайской границе, спровоцированные участниками движения, а также блокада ихэтуанями и правительственными войсками посольского квартала в Пекине. В июле 1900 г.

участились нападения на Китайско-Восточную железную дорогу, осуществлявшиеся как повстанцами, так и китайскими регулярными войсками, что сопровождалось разрушением железнодорожного полотна, мостов и поселков строителей. В августе-сентябре 1900 г. русские войска заняли стратегические пункты вдоль КВЖД и ряд городов Северо-Восточного Китая.

В связи с этим, 7 сентября 1901 г. восемь держав, включая Россию, подписали с КитаемЗаключительный протокол, окончательно закрепивший полуколониальный статус Китая. 8 апреля 1902 г. Россия и Китай подписали договор о выводе русскихвойск. Участие России в подавлении восстания ихэтуаней по-разному оценивалось в историографии. В царское время, сразу же после этих событий господствовало представление о том, что русские войска совместно с войсками других держав защищали в Китае основы мировой цивилизации в борьбе со «средневековым безумием».

Хотя отношения между Россией и Китаем имеют длительную историю, формирование в России образа Китая, который имел бы значение для внутриполитических дискуссий, можно отнести лишь к XIX в. К концу XIX — началу XX в. Китай стал для России уже не просто теоретической, но и практической политической проблемой.

Честно говоря, военная опасность со стороны Китая,слабого в военном отношении, в то время не считалась реальной. Реальной была боязнь китайского заселения российского Дальнего Востока. Особенно сильны эти опасения были, естественно, на самом Дальнем Востоке, перешедший к России лишь в 1860 г.

и к тому же,заселенным значительным числом самовольных переселенцев из Кореи и Китая.

На протяжении всего XIX века Россия не воевала с Китаем и не осуществляла никаких агрессивных действий, в отличие от западных держав. Более того, именно Россия стала посредником в сложных отношениях между Маньчжурским Китаем и европейскими державами.

Проводя внешнюю политику на Дальнем Востоке, Россия всегда основывалась на поддержании дружественных взаимоотношений с Китаем. В доказательство этих дружественных отношений есть доклады архимандрита Палладия (глава духовной миссии в Пекине) и Н.Н.

Муравьева (генерал — губернатор Восточной Сибири), которые имели постоянные контакты с цинским Китаем на правобережье Амура, свидетельствуют о том, что цинские властиодобрительно относились к тому, чтобы русские к осваивали Амур с целью защиты от нападения Англии и других иностранных государств.

Источник: https://e-koncept.ru/2016/56708.htm

Великая Эпоха: Как китайцы начали заселять Россию в XIX веке

Впервые активно приезжать в Россию китайцы стали в XIX веке. Стихийный поток китайских мигрантов взбудоражил общественность. На всех уровнях обсуждали, к чему это может привести. Одни эксперты считали, что наплыв китайцев — это начало завоевания со стороны Китая, другие усматривали в китайцах пользу для развития отдалённых регионов России.

До середины XIX века присутствие китайцев в России ограничивалось только несколькими единичными случаями. После того как в 1860 году граница двух стран была открыта для торговли, в Россию массово стали приезжать китайцы.

В это же время к России присоединились земли, в том числе Приамурье, где уже жил китайский народ. Граница России и Китая красной чертой прошла от реки Аргунь по реке Амур, Амурской протоке и реке Уссури, которые также стали частью России.

К концу XIX века в Приамурском генерал-губернаторстве жили 54 000 человека, чей родной язык был китайский.

На карте цветом обозначены территории, вошедшие в состав России по Айгунскому и Пекинскому договорам в 1858 и 1860 гг. ru.wikipedia.org

Почему наплыв китайцев пугал общественность?

Дальний Восток стал принадлежать России не так давно. Регион был ещё пуст и плохо освоен. По соседству находился Китай с огромным населением. При этом китайские мигранты продолжали прибывать в регион.

Китайцы образовывали в России своё сообщество. Они жили по китайским, а не российским законам. Китайцы сохраняли свои традиции и общественно-политические установки, не принимая российского образа жизни. Почти все из них не собирались оставаться в России надолго. Замкнутая жизнь китайцев настораживала местных жителей.

Они жили в России обособленно, почти не ассимилировались и поэтому вряд ли были бы лояльны к русским и России. Эта многочисленная, этнически, расово и культурно чужеродная среда китайцев расценивалась тогда как угроза национальной безопасности страны.

Почти все наблюдатели, которые описывали китайцев на Дальнем Востоке, отмечали их особые условия жизни. Китайцы жили бедно, скученно, в грязи и вони, экономили на всём. В связи с этим возникали болезни, высокая смертность и опасность эпидемий. В возникновении эпидемий или распространении инфекций жители региона часто винили китайцев.

Но также немало авторов воспринимали присутствие китайцев на Дальнем Востоке как необходимую и неотъемлемую часть жизни региона. Они сочувствовали тяжелейшим условиям жизни и труда иммигрантов и неодобрительно отзывались о высокомерно-пренебрежительном отношении к китайцам со стороны властей и общества.

Китайские торговцы в России

Торговцы стали устойчивой группой китайцев в Сибири и на Дальнем Востоке. После открытия границы большая часть торговцев из Маймачэня перенесли свою деятельность в Россию. Сначала они начали осваивать Забайкалье. Первым крупным городом для китайской торговли стал Иркутск.

Читайте также:  Почему рузвельт просил сталина создать в крыму еврейскую сср

Постепенно китайцы перебирались торговать и в другие сибирские города. Уже в 1867 году два человека отправились торговать в Томск, а в 1869 году китайцы получили право торговли в Красноярске. С 1870-х гг. они вели дела в Ачинске, Минусинске и других небольших городах.

В Сибири торговля китайцев была под контролем шансийских торговых фирм с центром в Гуйхуачэне (Хух-Хото).

Неизвестный китайский художник. Упаковка фарфора на экспорт. 1825 год

Благодаря своей энергии, предприимчивости, трудолюбию, корпоративности, китайцы быстро заняли значительную часть сферы мелкой и средней розничной торговли. Они заняли ту нишу, где конкуренция с русскими дельцами была минимальной.

Однако, в начале 1868 кяхтинские и иркутские купцы жаловались в Санкт-Петербург, что китайцы в Сибири торгуют беспошлинно. Они подчёркивали, что китайцы игнорируют медико-полицейский осмотр своих товаров. В Забайкалье китайские торговцы селились в местах выхода из тайги старателей и скупали у них золото. Прибыль китайцы вывозили в Китай, не вкладывая её в развитие российских территорий.

Среди китайских товаров в России на первом месте стояли хлопчатобумажные ткани, затем шёлковые ткани, шёлк-сырец, чай, сахар, табак, ревень, фарфор, золото, серебро, жемчуг, драгоценные камни. Шёлковые ткани пользовались широким спросом у купечества сибирских городов и русской столичной знати.

Главное место в русском экспорте занимала пушнина (беличьи шкурки). На долю пушнины приходилось 70% всей стоимости русского экспорта.

Из России в Китай также вывозили: кожу, мерлушки, овчину, юфть, грубошёрстное сукно, скот (лошади и рогатый скот), зерно (пшеница), железо, медь, краску, зеркала, пеньку, бакалею, тюменские ковры, томскую крупчатку, мёд, масло, мороженую рыбу, стеариновые свечи, мыло, железные изделия, скобяной товар и т. д.

Зависимость от китайской рабочей силы

С 1870-х годов на Дальнем Востоке начали массово использовать труд китайцев, которые прибывали в основном из Манчжурии и Шаньдуна. Китайцы работали в сельском хозяйстве, на строительстве Уссурийской железной дороги, в золотопромышленности. Численность китайской общины стала стремительно расти.

Китай мог поставлять много рабочей силы по демпинговым ценам. При этом местные рабочие не могли составить им конкуренцию. Китайская рабочая сила была и дешёвой и дисциплинированной. Китайцы были неприхотливы, умели быстро осваивать новые сферы деятельности и были согласны на любую работу.

С одной стороны, рабочая сила была нужна для освоения новых территорий Дальнего Востока. С другой стороны, неограниченное привлечение китайцев к труду препятствовало заселению региона русскими. Представители власти опасались поглощения региона Китаем.

При этом многие исследователи и публицисты одновременно подчёркивали, что этот труд несёт с собой много позитивного. Регион зависим от труда китайцев, поэтому невозможно его ограничить или исключить.

Без китайцев невозможно в кратчайшие сроки и с минимальными затратами построить города и морские порты, протянуть шоссейные и железные дороги, поднять сельскохозяйственное и промышленное производство, завести горные промыслы.

Крупнейший дальневосточный предприниматель, общественный деятель и публицист С. Д. Меркулов признавал, что нельзя сразу отказаться от услуг китайцев, что их трудом в значительной мере обеспечивается нормальное существование и приток русских переселенцев. А неосвоенный в экономическом, военном, политическом отношении и слабо заселённый край неизбежно будет потерян для России.

Как в конце XIX веке впервые заговорили «о жёлтой угрозе»

Наплыв китайцев в регионы Сибири и Дальнего Востока в конце века начал вызывать настороженность общественности. Известный российский философ В. С. Соловьёв в своих работах как пророчество написал:

  • От вод малайских до Алтая
  • Вожди с восточных островов
  • У стен поникшего Китая
  • Собрали тьмы своих полков.
  • Как саранча, неисчислимы
  • И ненасытны, как она,
  • Нездешней силою хранимы,
  • Идут на Север племена.
  • О, Русь! Забудь былую славу:
  • Орёл двуглавый сокрушён,
  • И жёлтым детям на забаву
  • Даны клочки своих знамён.
  • Многие военные специалисты и известные личности страны отмечали нежелательное «пробуждение Китая», в котором они видели опасность.

Стоит отметить, в то время существовали и другие мнения, что китайцы не несут угрозы России. Земельных и других ресурсов у них достаточно, чтобы избежать массовой миграции, писал известный путешественник, учёный и общественный деятель Д. Клеменц.

Как боролись с нашествием китайцев?

На II Съезде губернаторов и сведущих людей Приамурского края в 1886 году, прозвучало требование охранить край от культурного завоевания его китайцами.

В дискуссиях о «жёлтой угрозе» многие военные эксперты предлагали ответить на неё захватом Северной Манчжурии Китая, где русские уже проложили железную дорогу. Иная позиция была у будущего лидера «белого движения» А. И.

Деникина. Он говорил, что европейцы уже и так принесли Китаю эксплуатацию, порабощение и войны. Нужно не идти на чужую территорию, а заселить и укрепить регион Дальнего Востока, где русские войска стратегически уязвимы.

Вопрос «жёлтой силы» начал активно обсуждаться во всех кругах.

Некоторые предлагали крайние меры, например, выгнать китайцев, сделать из региона Дальнего Востока «Желтороссию» или даже превратить китайцев в своих рабов, Другие высказывали более рациональные подходы: поставить миграционный процесс под контроль, повысить паспортные сборы, запретить предоставлять иностранцам казённую землю и работу.

С 1880-х гг. в России стали принимать меры по ограничению китайской миграции и использования китайского труда на востоке России.

Мигранты из Китая должны были переходить границу только в специальных пунктах пропуска, где получали визу на китайский паспорт с уплатой 30 коп. пошлины, что давало право находиться в русских пределах в течение месяца.

Если китаец оставался на более длительный срок, то он обязан был брать у местных начальников специальный билет на год за 1 руб. 20 коп.

В 1893 впервые властями Приамурского генерал-губернаторства был поднят вопрос об ограничении труда китайцев в золотопромышленности края.

Вопрос «жёлтой угрозы» волновал российские власти до прихода Первой мировой войны, которая коренным образом поменяла взгляд на проблему. Зависимость Дальнего Востока от рабочей силы и товаров из Китая стала в то время очевидной. Революция и следующие за ней события вывели проблему уже в другую плоскость.

Источник

  • История
  • Российская империя
  • Китай

Источник: https://cont.ws/post/561356

Российско-китайские отношения во второй половине XIX века

Громов Р. М., Ворожцова А. С. Российско-китайские отношения во второй половине XIX века // Молодой ученый. — 2016. — №30. — С. 347-349. — URL https://moluch.ru/archive/134/37705/ (дата обращения: 07.11.2019).



Ключевые слова: российско-китайские отношения, фашизм, Великая Отечественная война,СССР, «Большая земля»

История российско-китайских отношений насчитывает уже более 400 лет, по причине близкого географического расположения стран. Она наполнена как конфликтами, так и периодами сотрудничества.

Главным фактором в развитии двух стран всегда являлись их торгово-экономические отношения. От состояния взаимоотношений России и Китая зависели и их успехи во внутренней и внешней политике.

Вторая половина XIX века это период качественных изменений в российско-китайских отношениях, причинами которых являлись внутренние изменения и реформы Российского государства. Это время подписания договоров, переговоров и посольств.

Россия стремилась как можно быстрее активизировать свою политику в отношении династии Цинь и разрешить все противоречия и конфликты с Китаем. Оба государства оказались в состоянии войны с Францией и Англией.

Надо отметить, что это способствовало формированию дружественных отношений между Россией и Китаем, а также разрешению вопроса касаемо границ между двумя государствами.

Однако назвать доверительными взаимоотношения двух стран было нельзя.

Образование капитализма и завершение феодализма также повлияли на российско-китайские отношения. Россия часто выступала на стороне Запада, хотя ее политический курс сильно отличался от внешней политики колониальных держав. В этот период между Россией и Китаем было заключено наибольшее количество договоров и актов. Например, Айгуньский договор или Тяньцзиньский трактат.

Айгуньский договор 1858 года был подписан 16(28) мая в городе Айгуни, уполномоченным со стороны Российского государства — Н. Н. Муравьевым и со стороны Цинского Китая Хэйлунцзянским главнокомандующим — И. Шанем. Айгуньский договор заключался по взаимному согласию двух государств, ради взаимной дружбы их народов и пользы.

По данному договору левый берег реки Амур от реки Аргуни до устья юридически принадлежал России. Правый же берег реки Амур до реки Уссури закреплялся за Китаем. Передвижение по реке Амур, Сунгари и Уссури было разрешено только для русских и китайских судов.

Также разрешалась взаимная торговля между двумя народами, проживших по берегам данных рек.

Тяньцзиньский трактат был подписан между Россией и Китаем в 1858 году 1(13) июня в Тяньцзыне. Уполномоченный со стороны России вице-адмирал Е. В. Путятин, с китайской стороны Хуашаном и Гуйлянем. Данный трактат состоял из 12 статей и подтверждал мирные, дружеские отношения между странами, гарантировал безопасность русских, проживающих в Китае и китайцев, находящихся на территории России.

Также Тяньцзиньский трактат открыл ряд китайских портов для русских судов и подтвердил право России на направление посланников в Пекин. Наряду с подданными других стран. Российские подданные получили в Китае право на консульскую юрисдикцию экстерриториальность. Разрешалась сухопутная торговля без ограничений количества провозимых товаров, числа лиц, участвующих в ней и употребляемого капитала.

Россия также могла теперь назначать консулов в открытые для нее порты. Что же касаемо территориальной границы, Тяньцзиньский трактат устанавливал, что неопределенный части границ будут исследованы уполномоченными лицами со стороны обеих держав и заключенное между ними условие будет приложено к данному трактату в виде статьи.

Между Кяхтой и Пекином было установлено регулярное почтовое соглашение.

Нарочницский А. Л. писал: «новый этап российско-китайских отношений связан с обострением международных отношений в 60–70-е года XIX века. После заключения Пекинского договора Россия ставила своей целью укрепление добрососедских отношений и развитие экономических связей с Цинским Китаем. Поэтому русское правительство добивалось скорейшей реализации условий договора» [1, с. 30].

В 60–70-е года российско-китайские отношения можно охарактеризовать, как стабильные.

Между двумя странами возникали различные политические вопросы и проблемы, однако все они были связаны с проблемами внутри Китая, а именно с массовыми антиправительственными восстаниями в Синьцзяне.

Россия была заинтересована в сохранении внутренней стабильности Китая и его единства. Поэтому политика Петербурга была сдержана и осторожна, а все пограничные проблемы чаще решались на местном уровне.

Новый конфликт между двумя странами возник, когда Цинское правительство стало претендовать на часть побережья залива Посьет, а это лишало Россию выхода к границе с Кореей.

В связи с этим, начался новый этап российско-китайских отношений, который приходится на 80-е-начало90-х годов XIX века. Русское правительство отвергло претензии, и, несмотря на это, отношения между двумя государствами являлись стабильными.

И благодаря взаимным уступкам, касаемо важных вопросов того времени, данный период является самым стабильным за всю историю российско-китайских отношений.

Дацышен В. Г. писал: «в конце XIX века Маньчжурия становится центром российско-китайских отношений. Масштабы, уровень, перспективы, формы и методы российской экспансии в Северо-Восточном Китае создали предпосылки к вызреванию в этом регионе самого тяжелого в истории двусторонних отношений комплекса проблем и противоречий» [2, с. 120].

Западные державы также влияли на отношения между Россией и Китаем. В середине XIX века, изменение военно-политической обстановки на Дальнем Востоке повлекло за собой вмешательство в развитие российско-китайских отношений других государств.

Оба государства испытывали на себе ряд агрессивных действий со стороны Англии и Франции, хоть и по разным причинам.

Россия предлагала свою военную помощь китайской стороне, однако Пекин принципиально не пошел на сотрудничество со своим северным соседом.

Наша страна пыталась использовать в своих геополитических интересах ситуацию в Китае, втянутом во вторую «опиумную войну». Также Россия видела обоснованную угрозу своим интересам на Дальнем Востоке в активных действиях Англии в Китае.

В Англии и Франции же были уверены в том, что Россия оказывает военную поддержку Китаю. На западе были не довольны сближением России и Китая, так как это способствовало бы укреплению позиции нашей страны на Дальнем востоке. Россия же была заинтересована в сильном Китае, способном противостоять другим державам.

В итоге Цинская империя потерпела поражение от Англии и Франции, вследствие чего подписала невыгодные ей договоры, которые ограничивали суверенитет страны.

Несмотря на то, что российская сторона стремилась наладить и укрепить военно-политические отношения с Китаем, никакого развития не произошло.

Отношения между Китаем и Россией отличались отсутствием заинтересованности с китайской стороны, недоверием и недружелюбием.

Китай добровольно и самостоятельно отказался от протянутой ему руки помощи, вследствие чего и был вынужден подписать столь невыгодные для него договора.

Хотя такая бескорыстная помощь в лице России могла содействовать реорганизации и реформированию китайских вооруженных сил.

Западные державы, в особенности Англия, оказывали крайне сильное влияние на Китай, который Россия фактически «уступила» им, в том числе, как и рынок сбыта оружия.

Однако несмотря на неудачи и провалы в развитии и формировании дружеских отношений с Китаем. Россия ни разу не оказывалась в состоянии войны с китайской стороной, в отличие от западных держав. Также наша страна не совершала никаких агрессивных действий в отношении ослабленного соседа.

Литература:

  1. Нарочницский А. Л., Бескровных Л. Г. К истории внешней политики России на Дальнем Востоке в XIX / Л. Г. Бескровных, А. Л. Нарочницский // Вопросы истории. –1974. с. 30.
  2. Дацышен В. Г. История русско-китайских отношений (1618–1917) / В.Г. Дацышен; Крас. гос. пед. ун-т им. Астафьева. — Красноярск: КГПУ, 2004. с. 120.
  3. Попов И. М. Россия и Китай: 300 лет на грани войны. / И. М. Попов. — М., 2004.
  4. Мясников В. С. Россия и Китай: контакты государств и цивилизаций [Текст] / В. С. Мясников // Общественные науки и современность 1996.
  5. Нарочницский А. Л., Бескровных Л. Г. К истории внешней политики России на Дальнем Востоке в XIX / Л. Г. Бескровных, А. Л. Нарочницкий // Вопросы истории. — 1974.
Читайте также:  Единоверцы: старообрядцы, которые перешли в рпц

Основные термины (генерируются автоматически): Китай, россия, отношение, Англия, Пекин, китайская сторона, Дальний Восток, Российское государство, Цинский Китай, внешняя политика.

Источник: https://moluch.ru/archive/134/37705/

Китай в конце XIX века

К концу XIX века Китай был полу колониальной страной, где только формально сохранялась власть национального правительства маньчжурской династии Цин, правившей в Китае с XVII века.

На деле же страна была опутана кабальными договорами, навязанными западными державами и Японией. Начало полуколониальному закабалению Китая положила первая «опиумная» война с Англией в 1840—1842 годах.

Участие капиталистических держав в подавлении крестьянского восстания «тайпиков» (1850—1864) создало благоприятные условия для усиления европейского проникновения в Китай.

К концу XIX века районы северного, юго-западного, северо-восточного Китая, а также бассейн реки Янцзы, являлись территориями, на которых осуществлялось влияние Англии, Франции, Германии, царской России, а затем и Японии.

Усиление позиций иностранного капитала в Китае проявлялось в ускоренных темпах роста торговли на неравноправной для Китая основе (низкие ввозные пошлины), строительстве железных дорог, открытии банков, страховых компаний, усилении контроля держав над таможенным аппаратом, и как следствие этого — над финансами страны.

Тормозом для развития капитализма являлись феодальные отношения в китайской деревне. Крестьянское хозяйство было крайне отсталым, преобладали натуральные и полунатуральные формы хозяйства.

Крестьянин подвергался чудовищной эксплуатации не только помещика, но и кулака, ростовщика, торговца, купца. 70% крестьян были безземельными или малоземельными. Они вынуждены были арендовать землю у помещика и кулака, отдавая им за это более половины своего урожая.

Помимо этого крестьяне были опутаны налогами и поборами. Массовое разорение крестьян приводило к созданию огромной армии дешевых рабочих рук, которые не могла поглотить слабая промышленность Китая. Разорившиеся крестьяне пополняли армию безработных, обездоленных и нищих.

Каи Ювэй считал, что для улучшения положения у себя в стране надо заимствовать кое-какие реформы на Западе. Однако даже умеренные предложения реформаторов, призывавших улучшить, но не уничтожить существующий строй, встретили резкий отпор со стороны монархических групп. Реформаторы подверглись репрессиям и гонениям.

Поражение реформаторов показало, что Цинская монархия добровольно не пойдет на ограничение своего безраздельного господства. Это поняли и революционные демократы во главе с Сунь Ятсеном, выражавшие интересы мелкой и средней национальной буржуазии. Они сочувствовали простому народу, хотели облегчить его тяжелое положение.

Сунь Ятсен — врач но профессии, изучая программу реформаторов, пришел к выводу о необходимости для Китая не конституционных, а революционных методов борьбы. В 1895 году он создал тайную революционную организацию «Общество возрождения Китая», целью которой было изгнание династии маньчжуров.

Однако революционные демократы были еще слабы, неопытны а поэтому в своих действиях не шли дальше вооруженного антиправительственного заговора.

Борьба народных масс за национальное освобождение. Восстание 1900 года

В конце 90-х годов обстановка в Китае становилась все более напряженной. Вслед за грабительским договором, навязанным Китаю Японией в 1895 году, усилилась агрессивность Германии, появились новые кабальные займы, увеличились налоги, еще больше возросла арендная плата. Положение крестьян становилось невыносимым.

Активизировалась деятельность традиционных в Китае крестьянских «тайных обществ», появившихся еще в средние века. В 1898 году в провинции Шаньдун, где хозяйничали немцы, возникло тайное общество «Ихэтуань», что означало «отряды справедливости и мира».

Лозунги этого общества носили ярко выраженный антиимпериалистический характер — «изгнание чужеземных захватчиков». В 1899 году ихэтуани создали вооруженные силы и распространили свою деятельность почти на всю провинцию Шаньдун.

Иностранные державы потребовали от Цинов немедленного обуздания масс, в противном случае грозили начать вооруженную интервенцию. Наглый ультиматум империалистов возмутил даже Цинское правительство.

Маньчжурский двор и китайская знать, недовольные таким поведением иностранцев, готовы были в какой-то степени использовать движение ихэтуаней для того, чтобы припугнуть империалистов. Но сами они больше всего боялись повстанцев, массового проявления народного гнева, поэтому поддерживали с западными державами тайную связь и стремились контролировать движение.

В ответ на ультиматум маньчжурский двор, не желая осложнений, заменил либерального губернатора Шаньдуна реакционным военачальником Юань Шикаем, который, используя немецкие войска, начал против повстанцев репрессии. Но восстание продолжало разрастаться. Репрессии только усилили народный гнев.

Отряды стали пополняться тысячами крестьян и горожан. Вооруженные отряды ихэтуаней заняли Пекин и Тяньцзин. Они блокировали иностранные посольства в Пекине. В историю это вошло как 56-дневное «пекинское сиденье» иностранных дипломатов.

Власти Китая использовали этот факт для клеветнических высказываний против ихэтуаней, якобы пытавшихся уничтожить всех европейцев.

Восстание было  подавлено совместными усилиями иностранных держав и маньчжурской монархии. Китаю был навязан грабительский договор.

В сентябре 1901 года правительство и представители 8 государств подписали «Заключительный протокол», по которому Китай должен был в течение 39 лет обязывался выплачивать огромную контрибуцию.

Согласно договору, иностранные государства получали право на базирование флота, а все выступления против них должны были караться смертной казнью.

Восстание ихэтуаней было первым крупным антиимпериалистическим выступлением народных масс Китая. Оно носило стихийный характер. У повстанцев не было четкой структуры управления.

Пролетариат Китая еще только зарождался, он не мог возглавить движения. Идеология повстанцев носила религиозный характер, типичный для китайских «тайных обществ».

Это определило идейную и организационную слабость Ихэтуаней.

После подавления восстания эксплуатация полуколониального Китая западными державами еще более активизировалась. Быстро росли иностранные инвестиции, иностранные банки почти полностью контролировали финансы страны.

Оппозиция Цинам со стороны буржуазно-помещичьих кругов Китая усилилась. Монархия Цинов вынуждена была пойти на проведение некоторых реформ и даже принятие проекта конституции. Но это уже не могло изменить положения.

В стране нарастала революционная ситуация.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен. Подписаться

Источник: http://history-doc.ru/kitaj-v-konce-xix-veka/

Русский Китай: история дипломатических отношений до начала XX века – Статьи

История взаимоотношений России и Китая начинается с XIII века, когда некоторые русские воины становились наемниками в армии империи Юань, где в качестве военных поселенцев занимались преимущественно обработкой земли.

Территория Дальнего Востока активно осваивалась казаками, которые построили несколько крупных военных форпостов вдоль реки Амур. Наиболее значимыми из них были крепость Албазин и город Нерчинск.

Эти даурские земли были освоены Ерофеем Хабаровым в середине XVII века, а вскоре здесь обосновались бежавшие на Амур казаки, ремесленники и крестьяне во главе с Никифором Черниговским.

Сибирская царская администрация формально не признавала их поселения, но албазинцы продолжали считать себя подданными России и отсылали в ближайшие остроги собранную тут пушнину — вероятно, именно поэтому они вскоре были прощены.

Другой форпост на Дальнем Востоке, город Нерчинск на реке Шилка в бассейне реки Амур, был основан отрядом казаков сотника Петра Ивановича Бекетова, а в XVIII — XIX веках стал печально известен как место ссылки многих политических заключенных.

Военные столкновения между Россией и Китаем были неизбежны, ведь официальная идеология цинской империи настаивала на том, что все страны вокруг Поднебесной — варварские, а потому должны признать свое вассальное положение.

В 1685 году китайские войска осадили Албазин, и в итоге из-за острой нехватки пищи и последующей эпидемии цинги, русские войска вынуждены были сдаться и оставить дальневосточный форпост (после подписания Нерчинского договора в 1689 году).

Дальнейшая история российско-китайских взаимоотношений продолжается в XVIII веке, когда китайская сторона принимает решение возобновить переговоры с соседом.

Приглашенное в Пекин русское посольство получило требование о передаче Китаю территорий, которые были заселены подданными Российской империи и никогда не входили в состав цинского государства.

Естественно, переговоры не принесли каких-либо положительных результатов, однако, русские купцы получили право заниматься предпринимательской деятельностью в Пекине, а приграничным землям даровалась привилегия беспошлинной торговли. Так, был достигнут статус-кво во взаимоотношениях двух держав, продержавшийся более столетия.

Подписание Нерчинского договора в 1689 году. (wikipedia.org)

В середине XIX века Китай оказывается в водовороте опиумных войн, инициированных английским правительством за право заниматься контрабандой опиума, продажа которого запрещалась императорскими декретами.

Обладая весьма многочисленной армией (около 900 тысяч военнослужащих), китайская армия была несравнимо слабее и хуже вооружена, а потому спустя короткий срок был заключен мирный договор. В соответствии с его положениями, империя Цин должна была выплатить Великобритании весомую контрибуцию, передать Гонконг и открыть китайские порты для английской торговли.

Так, английская корона обеспечила себе источник солидного дохода от продажи опиума, а в китайской империи начался продолжительный период кризиса и гражданской войны.

Череда подписания стратегически важных для Российской империи дипломатических соглашений с Китаем начинается в 1858 году с ратификации Айгунского договора. В соответствии с его пунктами, Амурская область входила в состав России, а Уссурийский край признавался зоной совместного владения до финальной демаркации границы.

Подписанный генерал-губернатором Восточной Сибири Николаем Николаевичем Муравьевым договор, после которого к фамилии его автора добавлялся титул Амурский, стал ключевым дипломатическим документом с момента заключения Нерчинского договора в 1689 году.

Интересно, что до конца XVII века китайское правительство не проводило переговоры с иностранными государствами, а до прямого военного столкновения с русскими — осады крепости Албазин — император Поднебесной рассчитывал на завоевание Приамурья из-за малочисленности войск неприятеля.

В российской историографии Нерчинский договор оценивался историками неоднозначно: и как взаимовыгодный, и как унизительный для российской дипломатии. Айгунский договор середины XIX века вернул утраченные Россией территории, ведь, как считал генерал-губернатор Муравьев, «кто будет владеть устьем Амура, тот будет владеть и Сибирью, по крайней мере, до Байкала».

Заняв не самый благополучный государственный пост, он стал активно укреплять русские позиции на Дальнем Востоке, в том числе и колонизаторской деятельностью, предложив проект строительства Сибирской железной дороги, который, правда, был отложен по причине его солидной стоимости.

Китай во времена Опиумных войн. (wikipedia.org)

Дальнейшая демаркация границ продолжилась через два года, когда в 1860 году был подписан новый договор между Россией и империей Цин — «Пекинский трактат».

Когда в результате событий Второй Опиумной войны войска европейской коалиции подошли к Пекину, китайское правительство охотно согласилось на торговые переговоры с Российской империей, возможным союзником в войне.

По итогам подписанного договора, территория Российской империи пролегала отныне по левому берегу Амура, а китайская располагалась по правому берегу реки и к западу от границы.

В конце столетия Китай вступил в полосу интенсивного роста экономики, подкрепленного, в первую очередь, подъемом товарного сельского хозяйства. А потому идея строительства железной дороги, которая соединила бы разные районы страны с восточным соседом, казалась взаимовыгодной.

Российская империя стремилась укрепить свое положение в Тихоокеанском регионе, опасаясь обострившегося соперничества с Японией.

Кроме того, строительство подобной железнодорожной магистрали способствовало бы развитию торговли и увеличению экспорта в Китай русских товаров, решив проблему дефицитного торгового баланса.

Под неусыпным руководством министра путей сообщения Сергея Витте начинается освоение пространства Сибири железнодорожным полотном. В 1891 году стартует строительство Транссибирской железной дороги, причем закладка ветки одновременно осуществлялась из Владивостока и Челябинска.

Как и все «стройки века», это сооружение воздвигалось на государственные деньги, причем были набраны колоссальные темпы: за 10 лет было проложено 7,5 тыс. км новой железнодорожной магистрали. С восточной стороны Транссиб был доведен от Владивостока до Хабаровска, где строительные работы прервались из-за отсутствия моста через Амур.

С западной стороны железнодорожные пути заканчивались в Забайкалье.

КВЖД. Станция Хейлар. Внутренняя Монголия. (wikipedia.org)

28 августа 1897 года в маленьком приграничном поселке Суйфэньхэ в местности Саньчакоу прошла церемония закладки Китайско-Восточной железной дороги, продолжения Транссиба, распространившегося по территории северо-восточного Китая (Маньчжурия) и соединявшего Читу с Владивостоком и Порт-Артуром. В 1899 году в империи Цин вспыхнуло восстание ихэтуаней (Боксёрское восстание), что неизбежно прервало строительство нескольких участков КВЖД. Однако, в 1901 году было открыто временное движение поездов и запущен пробный режим перевозки грузов по всей протяженности магистрали. Участвуя в созданной для подавления восстания «Союзной армии восьми держав», российское правительство попыталось оккупировать северо-восточные провинции Китая, однако, начавшиеся сепаратные переговоры успехом не увенчались.

Завершение строительства КВЖД превратило Маньчжурию, до этого отсталую в экономическом отношении часть империи, в стремительно развивающийся торговый край.

В 1908 году (то есть за неполные 7 лет функционирования железнодорожной магистрали) население Маньчжурии выросло с 8,1 до 15,8 млн человек за счёт притока внутренних мигрантов из других территорий страны.

Этот регион развивался настолько стремительно, что уже через несколько лет местные города Харбин, Дальний и Порт-Артур по населению обогнали дальневосточные российские города Благовещенск, Хабаровск и Владивосток.

Источник: https://diletant.media/articles/39373325/

«Желтороссия». Как Россия пыталась стать «Великой Восточной империей»

На рубеже XIX и XX веков, пытаясь упредить угрозу китайской и японской экспансии, Россия решила осуществить проект «Желтороссия». Основой проекта стала Квантунская область с портом Дальний и военно-морской базой Порт-Артур (созданной в 1899 году), полоса отчуждения КВЖД, казачьи войсковые сторожи и заселение земель русскими колонистами. В результате борьба великих держав за Манчжурию-Желтороссию стала одной из причин Русско-японской войны 1904-1905 гг. Японская империя при поддержке Великобритании и США смогла взять вверх и занять доминирующие позиции в северо-восточном Китае и Корее. Россия также потеряла Порт-Артур, Курилы и Южный Сахалин. В 1945 г. Советская Армия возьмёт реванш за прежние поражения, и Советский Союз временно восстановит свои права в Китае. Однако вскоре из-за соображений поддержки «младшего брата» (коммунистического Китая) Москва откажется от всех территориальных и инфраструктурных прав в Желтороссии. Из-за антинациональной политики Хрущёва эта уступка станет напрасной, так как Китай станет враждебной России державой.

Как Россию втянули в китайские дела

В 1894 г. Япония, которая нуждалась в источниках сырья и рынках сбыта, начала строить свою колониальную империю и атаковала Китай. Японское военно-политическое руководство при помощи западных советников модернизировало страну, особое внимание уделяя транспортной инфраструктуре, армии и флоту. Однако Японские острова имели минимум ресурсов. Поэтому японцы решили создать свою сферу влияния и обратили внимание на наиболее слабых соседей — Корею и деградировавшую Китайскую империю. Кроме того, японцы, при поддержке англосаксов, хотели испытать Российскую империю, которая имела на Дальнем Востоке слабые позиции (военная инфраструктура, неразвитые коммуникации, малочисленное население). Русские подвижники создали все предпосылки для создания мировой русской сверхдержавы. Россия органически вышла к Тихому океану, русские пассионарии неукротимо шли вперёд, форсировали Берингов пролив, освоили Алеутские острова, Аляску, вышли в современную Канаду, осваивая нынешний Орегон и остановились только в Северной Калифорнии. Расположенный чуть к северу от Сан-Франциско форт Росс стал крайней точкой продвижения русских в регионе Великого (Тихого) океана. Хотя была возможность занять и Гавайские острова, или их часть. На юге Дальнего Востока русские вышли к границам Китайской империи. Россия стала соседом двух величайших восточных империй и цивилизаций — Китайской и Японской. Лучшие умы империи понимали, что России необходимо, пока ещё есть время, закрепиться на берегах Тихого океана. Назначенный генерал-губернатором Восточной Сибири Н. Муравьев считал, что единственным способом для России остаться в среде великих держав является широкий выход к Тихому океану, интенсивное освоение «Русской Калифорнии», активное обоснование русских на Дальнем Востоке. Это нужно было сделать незамедлительно — пока великие европейские державы и Америка не опередили Россию. Муравьев взял на инициативу и создал забайкальское казачество, привлекая туда потомков донских и запорожских казаков. Он наметил пути выхода к Великому океану и заложил новые города. Однако палки в колеса вставляли петербургские дипломаты, многие из которых были западниками и ориентировались на Австрию, Англию и Францию. Вроде Карла Нессельроде, который занимал пост министра иностранных дел Российской империи дольше, чем кто-либо другой. Они боялись осложнений с европейскими державами и Америкой. И предпочитали тратить всё внимание и силы империи на европейские дела, которые часто были далеки от истинных национальных интересов России, а не осваивать Сибирь, Дальний Восток и Русскую Америку. Стратеги в Петербурге боялись перенапряжения. В то время как англосаксы строили глобальную империю, небольшими силами захватывая целые материки, субконтиненты и регионы, петербургские политики боялись даже развивать те земли, которые русские первопроходцы присоединили, чтобы не рассердить соседей. Хотя с учётом расположения земель Русской империи — Петербург мог стать лидером в Большой Игре («царем горы») и установить контроль над северной частью Великого океана. В результате опасаясь за рыхлость своих владений, за уязвимость огромных русских тихоокеанских границ, правительство Николая продало форт Росс, а правительство Александра II совершило страшную геополитическую, стратегическую ошибку, продав американцам Аляску. Так, Россия утратила Русскую Америку и потеряла колоссальные потенциальные возможности, которые сулили эти территории в настоящем и особенно в будущем. Однако проблема незамерзающего порта на побережье Тихого океане никуда не делась. Чёрное и Балтийское моря давали ограниченный выход в Мировой океан, который при случае могли перекрыть соседи. Многие столетия целью русского правительства были поиски незамерзающего порта, для гарантированного сообщения и торговли со всем миром. Большой шаг в этом направлении был сделан 14 ноября 1860 года, когда Пекин отказался в пользу России от восточной части Маньчжурии — от реки Амур до границы Китая с Кореей. Россия получила Приамурье, нижнее течение Амура — могучего водного гиганта, огромные территории (по площади большие, чем Франция вместе с Испанией) вплоть границы с Кореей. В результате штаб Тихоокеанского флота Российской империи перешёл сначала из Петропавловска-Камчатского в Николаевск-на-Амуре. Затем, изучая Тихоокеанское побережье, губернатор Муравьев основал порт с весьма знаковым названием — Владивосток, который стал главной базой русского флота на Великом океане. Маньчжурия на карте Цинской империи 1851 г, до присоединения Приамурья и Приморья к РоссииНо у главного «окна» Российской империи на Тихом океане также имелись недостатки. Во-первых, на три месяца в году этот порт замерзал, и корабли стояли скованные льдами, плюс северный ветер, мешающий навигации. Во-вторых, Владивосток не выходил непосредственно в океан, а в Японское море. И в перспективе бурно развивающаяся островная Японская империя своей сетью островов могла изолировать русский порт от открытого океана. Таким образом, выход в Тихий океан зависел от отношений с Японией. Японцы могли контролировать к северу от Владивостока пролив Лаперуза (у Хоккайдо), на востоке — пролив Цугару (между Хоккайдо и Хонсю), на юге — пролив Цусима (между Кореей и Японией). Россия искала выход из этой природной изоляции. Русские мореплаватели немедленно обратили внимание на стоявший посреди Цусимского пролива остров Цусима. В 1861 г. русские заняли этот остров. Однако британцы немедленно отреагировали — выслали в регион военную эскадру. После Крымской войны прошло всего несколько лет, и Россия не стала доводить дело до противостояния. Под давлением ведущей западной державы Россия вынуждена была уступить. Позднее англичане захватили порт Гамильтон — небольшой островок на южном подходе к Цусиме, чтобы контролировать морскую коммуникацию, идущую к русскому Владивостоку. Японцы внимательно следили за этим конфликтом. Увидев слабость России на Дальнем Востоке, Япония немедленно стала оспаривать принадлежность к России Сахалина. Однако силы азиатской империи ещё не достигли русского уровня и в 1875 году японцы временно отказались от посягательств на Южный Сахалин. Хоть и медленно, но Россия укрепляла позиции на Дальнем Востоке. Появляются новые города, растут старые. Население Сибири и Дальнего Востока выросло до 4,3 млн. человек в 1885 г. К 1897 г. население восточной части России выросло до 6 млн. человек. Русские установили контроль над Сахалином, в устье Амура построили форты Николаевск и Мариинск. В Петербурге формируется «восточная» партия, которая видела будущее России в создании Великой Восточной империи, которая могла стать новым центром мира. Уже Ф. М. Достоевский ощутил эту сулящую колоссальные изменения возможность: «С поворотом в Азию, с новым на неё взглядом нашим, у нас может явиться нечто вроде чего-то такого, что случилось с Европой, когда открыли Америку. Ибо воистину Азия для нас та же не открытая ещё нами тогдашняя Америка. Со стремлением в Азию у нас возродится подъем духа и сил… В Европе мы были приживальщики и рабы, а в Азию явимся господами. В Европе мы были татары, а в Азии и мы европейцы. Миссия наша цивилизаторская в Азии подкупит наш дух и увлечет нас туда». Поэт и геополитик В. Брюсов считал западный либерально-демократический идеал политического устройства непригодным для огромной России, если она надеется отстоять свою самобытность, своё особое место на Земле, как на Западе, так и на Востоке. Брюсов выделял два мировых антагониста, две главные силы внешнеполитической эволюции мира — Британию и Россию, первую как хозяйку моря, а вторую — суши. Брюсов с силу своего поэтического (глубинного) и геополитического видения поставил перед Россией «незападную» задачу: «Её (России) мировое положение, вместе с тем судьба наших национальных идеалов, а с ними родного искусства и родного языка зависит от того, будет ли она в XX в. владычицей Азии и Тихого океана». Не слияние с Западом, а концентрация сил для превращения Тихого океана в «наше озеро» — такой видел Брюсов историческую перспективу для России. Было очевидно, что в Европе Россия выглядела отсталой державой импортером капитала и технологий, поставщиком сырья (хлеба), призывающей западных капиталистов и управленцев. В Азии же Россия была передовой державой, которая могла принести прогресс и модернизацию в Корею, Китай и Японию.

Читайте также:  Какие современные русские народы являются потомками гуннов

Замысел одного из главных строителей «Восточной империи» — министра финансов С. Ю.

Витте, изложенный царю Александру III в 1893 году, был весьма заманчивым: «На монгольско-тибетско-китайской границе крупные перемены неизбежны, и эти перемены могут нанести ущерб России, если здесь возобладает европейская политика, но эти перемены могут быть для России бесконечно благословенными, если она сумеет ранее западноевропейских стран войти в восточноевропейские дела… С берегов Тихого океана, с высот Гималаев Россия будет доминировать не только азиатским развитием, но и над Европой. Находясь на границах двух столь различных миров, восточноазиатского и западноевропейского, имея твердые контакты с обоими, Россия, собственно, представляет собой особый мир. Её независимое место в семье народов и её особая роль в мировой истории определены её географическим положением и в особенности характером её политического и культурного развития, осуществлявшегося посредством живого взаимодействия и гармоничной комбинации трех творческих сил, которые проявили себя так только в России. Первое — православие, сохранившее подлинный дух христианства как базис воспитания и образования; во-вторых, автократизм как основа государственной жизни; в-третьих, русский национальный дух, служащий основанием внутреннего единства государства, но свободный от утверждения националистической исключительности, в огромной степени способный на дружеское товарищество и сотрудничество самых различных рас и народов. Именно на этом базисе строится всё здание российского могущества, именно поэтому Россия не может просто влиться в Запад… Россия предстает перед азиатскими народами носителем христианского идеала и христианского просвещения не под знаменем европеизации, а под собственным знаменем».

Со многим здесь можно согласиться и даже подписаться. Проблема была в том, что Россия уже опоздала с миссией культурно-материального просвещения и прогресса Востока.

Этим нужно было озаботиться ещё несколько десятилетий назад, когда можно было выстроить дружественные, взаимовыгодные отношения с Японией, до её «открытия» Западом и вестернизации под влиянием англосаксов; когда ещё не продали Русскую Америку, когда присоединили Приамурье и могли расшить сферу влияния в Китае без сопротивления конкурентов.

Однако в 1890-е годы — начале XX столетия Запад уже концептуально контролировал Японскую империю и направил «самурайский таран» против Китая, чтобы ещё больше его закабалить.

И против России, чтобы стравить две великие азиатские державы и выбить русских с Дальнего Востока, снова направив их энергию на Запад, где англосаксы исподволь готовили великую войну русских и германцев.

Поднебесную Запад избил в «опиумных войнах», превратил в свою полуколонию, и она не могла самостоятельно выбрать курс на стратегическое сближение с русскими. Россия не могла опереться на Китай. Таким образом, Петербург опоздал с проектом активного освоения Азии.

Интенсивное проникновение в Китай и Корею вело к войне с Японией, за которой стояли могущественная Британская империя и Америка. Это была «ловушка», с целью отвлечь русские ресурсы от внутреннего развития, «закопать» их в Китае и «подарить» Японии, а также стравить Россию и Японию. Конфликт вёл в дестабилизации Русской империи, революции, которую поддерживали закулисные мировые центры, западные спецслужбы и Япония. Де-факто — это была генеральная репетиция Первой мировой войны, главной целью которой было уничтожение Русской империи и цивилизации, захват и разграбление западными хищниками ресурсов огромной России.

Однако это не смутило представителей «восточной» партии. Россия шла по пути капиталистических стран, но несколько опаздывала. Российским капиталистам нужны были рынки сбыта, источники дешевого сырья и рабочей силы. Всё это Россия могла поучить только на Востоке, так как Российская империя не могла на равных конкурировать с западными державами в Европе.

Сторонники экспансии России на Востоке считали, что торговля с Китаем будет одним из краеугольных камней российского могущества: связь Запада с огромной частью Азии будет зависеть от России, и это поднимет её стратегическую значимость. При помощи экономических и дипломатических связей Россия станет фактическим протекторатом Китая.

Впереди виделись радужные перспективы опеки над Азией. В Петербурге забыли, что Англия и Франция уже поставили Поднебесную под свой контроль, что в Китай рвутся Америка, Германия и Япония. Россию же пускать в Китай не собирались, разве что как «младшего партнера», на которого можно натравить японцев, да и китайцев. С Японией же отношения не складывались.

Японская империя была «открыта» западниками под дулами орудий и пошла по пути вестернизации, её политика шла в русле глобальной политики англосаксов. Ранние попытки России наладить отношения с Японией не привели к успеху. Последний шанс упустил Николай II. У него была личная причина недолюбливать японцев.

Царевич Николай совершал кругосветное путешествие, и 1891 году небольшая эскадра наследника престола прибыла в Японию. В одном из японских городов случилось непредвиденное. Цуда Санзо напал с мечом на Николая и ранил его. В результате в памяти будущего царя отложилось впечатление Японии как иррациональной враждебной силы.

Даже в официальных документах Николай, который был весьма вежливым человеком, называл японцев «макаками». Япония же, копировала не только технологии Запада, но и его политику. Японцы начали создавать свою колониальную империю, претендуя на место главного хищника в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Для начала японцы решили выбить «слабые звенья»: главного азиатского конкурента — одряхлевшую и находящуюся в кабале у Запада Поднебесную, и Россию, чьи основные экономические центры и военные силы были на западе империи. Китай, Корея и Россия должны были дать японскому хищнику необходимые ресурсы для дальнейшего роста и экспансии.

Японцы умело перенимали западный опыт. Флот модернизировали под руководством англичан. Идеи адмирала Нельсона — внезапно бить флоты врага в собственных портах, были возрождены японцами.

Армию совершенствовали прусско-германские инструкторы, от которых японцы переняли идею «Канн» — маневров по охвату и окружению армии противника (эту концепцию японские генералы умело примени против русской армии, заставляя последовательно отходить её своими обходными маневрами). Таким образом, Запад создал «японский таран», который должен остановить движение русских на Тихом океане.

В России же, почти все, кроме наиболее дальновидных (адмирал Макаров), пропустили феноменальный рост Японии. В Петербурге не заметили, как Япония после периода взрывной и успешной вестернизации в сфере экономики и военного дела, стала нашим главным противником на Дальнем Востоке.

Англосаксы не собирались сами воевать с русскими на Тихом океане, но подготовили и использовали в качестве своего «пушечного мяса» японцев. Преобразующая роль революции Мейдзи в Петербурге недооценивалась.

Легкость завоевания феодально-рабовладельческого Туркестана, победа в последней русско-турецкой войне, рыхлость и слабость Китая сыграли с русской имперской машиной злую шутку. Плюс традиционный расчёт на «авось», «шапкозакидательство». Мол, огромная Россия легко справиться с маленькой Японией, в которой не видели серьёзную угрозу.

Даже быстрая и легкая победа Японии над Китаем (1895 г.) не привела к переоценке возможностей островной империи. Эта недооценка противника и даже презрение к нему («макаки») дорого стоила России.

Продолжение следует…

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://topwar.ru/99157-zheltorossiya-kak-rossiya-pytalas-stat-velikoy-vostochnoy-imperiey.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector