Директива № 50215: за что в ссср в 1937 году преследовали греков

Вечером 15 декабря, когда садится солнце, все греки, чьи родственники попали в жернова «Греческой операции» 1937-1938 годов, были арестованы по политическим мотивам до того или после, зажигают в своих домах и квартирах поминальные свечи.

Результатом «Греческой операции» стал расстрел почти 20 тысяч человек. Все они, а также те, кого отправили в лагеря смерти, сегодня реабилитированы.

Но до сих пор неизвестны места захоронений подавляющего большинства греков, чьи потомки не знают даже, куда им «принести две гвоздички».

11 декабря 1937 года директива Ежова поступила во все республиканские, краевые и областные управления НКВД, в которой была определена дата — 15 декабря, когда необходимо было «одновременно во всех республиках, краях и областях произвести аресты всех греков, подозреваемых в шпионской, диверсионной, повстанческой и националистской антисоветской работе», а также определялись категории граждан, подлежащих «изъятию». В течение двух последующих недель в корне изменилась демографическая ситуация в местах компактного проживания греков по всей стране. Греков «брали» и до, и после этой роковой даты, но именно в эти две недели было репрессировано огромное количество человек этой национальности. Спецификой любого тоталитарного режима являются репрессии против инакомыслящих. Спецификой режима оказалась еще и активная пропаганда идеи о том, что вокруг страны Советов — вражеские государства. А внутри страны — вражеские шпионы. Поэтому греческая операция НКВД, по сути, мало отличалась от аналогичных операций против других национальностей — поляков, эстонцев, корейцев и прочих – и являлась тринадцатой по счету. Все национальные операции в СССР тех лет готовились и реализовывались по одному сценарию.

Директива № 50215: за что в СССР в 1937 году преследовали греков Директива № 50215: за что в СССР в 1937 году преследовали греков Директива № 50215: за что в СССР в 1937 году преследовали греков

Список жертв греческой операции НКВД 1937-1938 гг.

Если у вас есть возможность поддержать процесс оцифровки документов по ГУЛагу и репрессиям, помочь в проведении исследований и публикации их в открытом доступе, реквизиты для добровольных пожертвований здесь.

Источник: https://bessmertnybarak.ru/article/direktiva_nkvd_sssr_50215/

Как репрессировали советских греков | АНТИСОВЕТСКАЯ ЛИГА

  • «Совершенно секретно», No.18/347
  • Владимир ВОРОНОВ
  •                     «ГРЕЧЕСКАЯ РАЗВЕДКА» И «КУЛАКИ-ТАБАКОВОДЫ»
  •  Директива № 50215: за что в СССР в 1937 году преследовали греков

    Особая страница сталинских репрессий – так называемые национальные операции НКВД. Это когда людей пачками брали (и чаще расстреливали, чем отправляли в лагеря) не за сомнительное социальное происхождение или «нехорошие» разговорчики системы «анекдот», а за «не ту» национальность. Не вообще за любую национальность, не совпадающую с титульной рабоче-крестьянской, а за «иностранную»: эти карательные операции провели по линиям всех стран «враждебного» окружения. 

    Основным критерием для ареста здесь было самое легкое подозрение в наличии любого рода, вида или типа связи с любым иным государством, включая дружественную Туву и союзную Монголию.

Главный критерий такой «преступности» – национальность.

Причем речь шла именно о советских гражданах, а вовсе не об иностранцах как таковых, законно пребывающих на территории СССР (ибо тех, кто сначала прибывал в Советский Союз, а затем и пребывал там незаконно, за это и брали).

    Самой массовой и кровавой стала «польская» операция.

Помимо нее, были проведены следующие операции: «румынская»; «латышская» – ее сначала распространили на эстонцев, литовцев и финнов, но затем провели отдельную «финскую» операцию; «немецкая»; «болгарская» и «македонская»; «корейская»; «китайская».

Были проведены даже «иракская» операция и «афганская». Провели и «греческую». Причем греков «брали» не только российских (в смысле, советских), но и «греческих» – граждан Королевства Греция, находившихся в СССР на вполне легитимных основаниях.

  1.     11 декабря 1937 года за подписью народного комиссара внутренних дел СССР, Генерального комиссара государственной безопасности Николая Ежова в местные управления НКВД ушла директива за № 50215 о начале очередной «национальной» операции.
  2.  Директива № 50215: за что в СССР в 1937 году преследовали греков
  3.     Директива гласила: «Материалами следствия устанавливается, что греческая разведка ведет активную шпионско-диверсионную и повстанческую работу в СССР, выполняя задания английской, германской и японской разведок.
  4.  Директива № 50215: за что в СССР в 1937 году преследовали греков
  5.     Базой для этой работы являются греческие колонии в Ростовской-на-Дону и Краснодарской областях Северного Кавказа, Донецкой, Одесской и других областях Украины, в Абхазии и других республиках Закавказья, в Крыму, а также широко разбросанные группы греков в различных городах и местностях Союза».
  6.     «Наряду со шпионско-диверсионной работой в интересах немцев и японцев греческая разведка развивает активную антисоветскую националистическую деятельность, опираясь на широкую антисоветскую прослойку (кулаки-табаководы и огородники, бывшие торговцы и предприниматели, контрабандисты, спекулянты, валютчики и другие) среди греческого населения СССР».

    Греческая разведка – это, конечно, страшная сила, особенно при опоре на кулаков-табаководов, куда уж там до нее всем остальным, вместе взятым! Потому «в целях пресечения деятельности греческой разведки на территории СССР» нарком Ежов и приказал «15 декабря сего года одновременно во всех республиках, краях и областях произвести аресты всех греков, подозреваемых в шпионской, диверсионной, повстанческой и националистической антисоветской работе».

  •     Критерии ареста были предельно просты: «аресту подлежат все греки (греческие подданные и граждане СССР) следующих категорий:
  • а) находящиеся на оперативном учете и разрабатываемые;
  • б) бывшие крупные торговцы, спекулянты, контрабандисты и валютчики;
  • в) греки, ведущие активную антисоветскую националистическую работу, в первую очередь из среды раскулаченных, а также все скрывшиеся от раскулачивания;
  • г) политэмигранты из Греции и все греки, нелегально прибывшие в СССР, независимо от страны, из которой они прибыли;
  • д) все осевшие на территории СССР греки, так называемые закордонные агенты ИНО НКВД и Разведывательного управления РККА».

    По сути, речь идет об аресте огромного количества российских (советских) греков: кто же из них, особенно в портовых городах, когда-то не приторговывал, не спекулировал, не ходил на своей лайбе за турецкой контрабандой и тем паче не держал около домика свой огородик?! Хотя, конечно, особо примечателен последний пункт: прямой приказ об аресте абсолютно всех разведчиков-нелегалов разведки как военной, так и собственно чекистской, греков по национальности.

    А ведь у обеих советских разведок были тогда довольно неплохие позиции на Балканах, вообще в Черноморско-Средиземноморском бассейне, которые в значительной степени обеспечивали именно агенты-греки.

И вот теперь их брали всех! Точнее, тех, кто был тогда не на задании, а дома.

То есть с риском для жизни выполнил задание советской разведки товарищ грек где-нибудь в Турции, Румынии, Болгарии, Испании, Италии или Франции, вернулся в родные пенаты передохнуть или получить очередное задание – к стенке.

    Директива Ежова указывала «особое внимание обратить на тщательную очистку от перечисленных выше категорий предприятий и цехов оборонного значения, электросиловых предприятий и сооружений, всех видов транспорта, в особенности портов, армии, флота, войск НКВД и аппаратов органов НКВД».

    Также было приказано «одновременно с развертыванием операции по арестам проводить энергичную следственную работу с целью исчерпывающего вскрытия всех очагов и линий шпионско-диверсионной, повстанческой и националистической работы греческой разведки, обращая особое внимание на вскрытие всех связей агентуры греческой разведки с разведками английской, немецкой и японской».

     Правда, особо оговаривалось, что «при необходимости производства арестов лиц командного и начальствующего состава, имеющих военные и специальные звания, а также специалистов и лиц, входящих в номенклатуру ЦК, запрашивать санкцию НКВД СССР». Рассылаемую от имени наркома директиву своей подписью заверил оперативный секретарь ГУГБ НКВД СССР комбриг Ульмер.

    Точное количество попавших под эту «греческую» метлу НКВД не установлено и поныне. Но известно, что наиболее кровавыми «греческие» операции оказались в Донецкой области и Краснодарском крае.

Лишь на Украине и только по делам «греческих контрреволюционных организаций» в 1937–1938 годах было арестовано 5474 человека, причем только в одной-единственной Донецкой области лишь в январе – октябре 1938 года по приговорам ОСО и «тройки» было расстреляно как минимум 3470 греков.

А только в Краснодарском крае в 1938 году было репрессировано 5767 греков. Причем практически все, судя по пометкам в списке, были расстреляны, лишь буквально сотне-другой «повезло» – их отправили в лагеря.

    В общей сложности сегодня можно говорить, что в декабре 1937 – мае 1938 года в рамках «греческой» операции НКВД было только расстреляно примерно 22 тысячи греков: 99 % «греческих» расстрелов пришлись именно на 1938 год. Была ли в этом хоть какая-то логика, хоть какие-то мало-мальски реальные резоны? Да никаких. Или, если хотите, такие же, как и при расстрелах чекистами сотен тысяч всех прочих советских граждан.

    Кстати, о нашем комбриге – который Ульмер и который завизировал эту бумагу.

Он ведь тоже попал аккурат под эту раздачу, правда, не «греческую», поскольку по национальности был шведом, а родился в Ревеле – на тот момент это был уже Таллин, столица вражеской Эстонии.

Так что товарищ, который, как оказалось затем, нам вовсе не товарищ, попал сразу по двум вражеским национальностям!К тому же и золотопогонник, поскольку в свое время окончил школу прапорщика и успел поносить офицерские погоны в царской армии.

Правда, он исправился, пошел сначала военспецом в Красную Армию, а потом хорошо взлетел по линии пограничных войск ОГПУ. Но пришло и его время платить по счетам: 20 апреля 1939 года его арестовали – товарищ Берия как раз чистил вверенные ему конюшни от всякой ежовской братии.

    Но тогда Ульмеру повезло, хотя и относительно: всего лишь дали 15 лет лагерей по статьям 58–7 (подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, а равно кооперации, совершенный в контрреволюционных целях), 58–8 (террористические акты, направленные против представителей советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций) и 58–11 (всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений).

    В местах заключения он и умер, если верить официальной справке. В 1955 году приговор, правда, отменили, гражданина бывшего комбрига посмертно реабилитировали… Такой вот шведско-эстонско-чекистский довесок к этой «греческой» истории.

Смотрите оригинал материала на сайте «Совершенно секретно» :http://www.sovsekretno.ru/articles/id/4814/

Источник: https://maxpark.com/community/4375/content/3526065

Как репрессировали советских греков

Директива № 50215: за что в СССР в 1937 году преследовали греков Владимир ВОРОНОВ 31.05.2015

«ГРЕЧЕСКАЯ РАЗВЕДКА» И «КУЛАКИ-ТАБАКОВОДЫ»

Особая страница сталинских репрессий – так называемые национальные операции НКВД.

Это когда людей пачками брали (и чаще расстреливали, чем отправляли в лагеря) не за сомнительное социальное происхождение или «нехорошие» разговорчики системы «анекдот», а за «не ту» национальность.

Не вообще за любую национальность, не совпадающую с титульной рабоче-крестьянской, а за «иностранную»: эти карательные операции провели по линиям всех стран «враждебного» окружения. 

Основным критерием для ареста здесь было самое легкое подозрение в наличии любого рода, вида или типа связи с любым иным государством, включая дружественную Туву и союзную Монголию.

Главный критерий такой «преступности» – национальность.

Причем речь шла именно о советских гражданах, а вовсе не об иностранцах как таковых, законно пребывающих на территории СССР (ибо тех, кто сначала прибывал в Советский Союз, а затем и пребывал там незаконно, за это и брали).

Самой массовой и кровавой стала «польская» операция.

Помимо нее, были проведены следующие операции: «румынская»; «латышская» – ее сначала распространили на эстонцев, литовцев и финнов, но затем провели отдельную «финскую» операцию; «немецкая»; «болгарская» и «македонская»; «корейская»; «китайская».

Были проведены даже «иракская» операция и «афганская». Провели и «греческую». Причем греков «брали» не только российских (в смысле, советских), но и «греческих» – граждан Королевства Греция, находившихся в СССР на вполне легитимных основаниях.

Директива № 50215: за что в СССР в 1937 году преследовали греков

  • 11 декабря 1937 года за подписью народного комиссара внутренних дел СССР, Генерального комиссара государственной безопасности Николая Ежова в местные управления НКВД ушла директива за № 50215 о начале очередной «национальной» операции.
  • Директива гласила: «Материалами следствия устанавливается, что греческая разведка ведет активную шпионско-диверсионную и повстанческую работу в СССР, выполняя задания английской, германской и японской разведок.
  • Базой для этой работы являются греческие колонии в Ростовской-на-Дону и Краснодарской областях Северного Кавказа, Донецкой, Одесской и других областях Украины, в Абхазии и других республиках Закавказья, в Крыму, а также широко разбросанные группы греков в различных городах и местностях Союза».
  • «Наряду со шпионско-диверсионной работой в интересах немцев и японцев греческая разведка развивает активную антисоветскую националистическую деятельность, опираясь на широкую антисоветскую прослойку (кулаки-табаководы и огородники, бывшие торговцы и предприниматели, контрабандисты, спекулянты, валютчики и другие) среди греческого населения СССР».
Читайте также:  Почему староверы никогда не говорят слово «спасибо»

Греческая разведка – это, конечно, страшная сила, особенно при опоре на кулаков-табаководов, куда уж там до нее всем остальным, вместе взятым! Потому «в целях пресечения деятельности греческой разведки на территории СССР» нарком Ежов и приказал «15 декабря сего года одновременно во всех республиках, краях и областях произвести аресты всех греков, подозреваемых в шпионской, диверсионной, повстанческой и националистической антисоветской работе».

Директива № 50215: за что в СССР в 1937 году преследовали греков

  1. Критерии ареста были предельно просты: «аресту подлежат все греки (греческие подданные и граждане СССР) следующих категорий:
  2. а) находящиеся на оперативном учете и разрабатываемые;
  3. б) бывшие крупные торговцы, спекулянты, контрабандисты и валютчики;
  4. в) греки, ведущие активную антисоветскую националистическую работу, в первую очередь из среды раскулаченных, а также все скрывшиеся от раскулачивания;
  5. г) политэмигранты из Греции и все греки, нелегально прибывшие в СССР, независимо от страны, из которой они прибыли;
  6. д) все осевшие на территории СССР греки, так называемые закордонные агенты ИНО НКВД и Разведывательного управления РККА».

По сути, речь идет об аресте огромного количества российских (советских) греков: кто же из них, особенно в портовых городах, когда-то не приторговывал, не спекулировал, не ходил на своей лайбе за турецкой контрабандой и тем паче не держал около домика свой огородик?! Хотя, конечно, особо примечателен последний пункт: прямой приказ об аресте абсолютно всех разведчиков-нелегалов разведки как военной, так и собственно чекистской, греков по национальности.

А ведь у обеих советских разведок были тогда довольно неплохие позиции на Балканах, вообще в Черноморско-Средиземноморском бассейне, которые в значительной степени обеспечивали именно агенты-греки.

И вот теперь их брали всех! Точнее, тех, кто был тогда не на задании, а дома.

То есть с риском для жизни выполнил задание советской разведки товарищ грек где-нибудь в Турции, Румынии, Болгарии, Испании, Италии или Франции, вернулся в родные пенаты передохнуть или получить очередное задание – к стенке.

Директива Ежова указывала «особое внимание обратить на тщательную очистку от перечисленных выше категорий предприятий и цехов оборонного значения, электросиловых предприятий и сооружений, всех видов транспорта, в особенности портов, армии, флота, войск НКВД и аппаратов органов НКВД».

Также было приказано «одновременно с развертыванием операции по арестам проводить энергичную следственную работу с целью исчерпывающего вскрытия всех очагов и линий шпионско-диверсионной, повстанческой и националистической работы греческой разведки, обращая особое внимание на вскрытие всех связей агентуры греческой разведки с разведками английской, немецкой и японской».

Правда, особо оговаривалось, что «при необходимости производства арестов лиц командного и начальствующего состава, имеющих военные и специальные звания, а также специалистов и лиц, входящих в номенклатуру ЦК, запрашивать санкцию НКВД СССР». Рассылаемую от имени наркома директиву своей подписью заверил оперативный секретарь ГУГБ НКВД СССР комбриг Ульмер.

Точное количество попавших под эту «греческую» метлу НКВД не установлено и поныне. Но известно, что наиболее кровавыми «греческие» операции оказались в Донецкой области и Краснодарском крае.

Лишь на Украине и только по делам «греческих контрреволюционных организаций» в 1937–1938 годах было арестовано 5474 человека, причем только в одной-единственной Донецкой области лишь в январе – октябре 1938 года по приговорам ОСО и «тройки» было расстреляно как минимум 3470 греков.

А только в Краснодарском крае в 1938 году было репрессировано 5767 греков. Причем практически все, судя по пометкам в списке, были расстреляны, лишь буквально сотне-другой «повезло» – их отправили в лагеря.

В общей сложности сегодня можно говорить, что в декабре 1937 – мае 1938 года в рамках «греческой» операции НКВД было только расстреляно примерно 22 тысячи греков: 99 % «греческих» расстрелов пришлись именно на 1938 год. Была ли в этом хоть какая-то логика, хоть какие-то мало-мальски реальные резоны? Да никаких. Или, если хотите, такие же, как и при расстрелах чекистами сотен тысяч всех прочих советских граждан.

Кстати, о нашем комбриге – который Ульмер и который завизировал эту бумагу. Он ведь тоже попал аккурат под эту раздачу, правда, не «греческую», поскольку по национальности был шведом, а родился в Ревеле – на тот момент это был уже Таллин, столица вражеской Эстонии. Так что товарищ, который, как оказалось затем, нам вовсе не товарищ, попал сразу по двум вражеским национальностям!

К тому же и золотопогонник, поскольку в свое время окончил школу прапорщика и успел поносить офицерские погоны в царской армии.

Правда, он исправился, пошел сначала военспецом в Красную Армию, а потом хорошо взлетел по линии пограничных войск ОГПУ.

Но пришло и его время платить по счетам: 20 апреля 1939 года его арестовали – товарищ Берия как раз чистил вверенные ему конюшни от всякой ежовской братии.

Но тогда Ульмеру повезло, хотя и относительно: всего лишь дали 15 лет лагерей по статьям 58–7 (подрыв государственной промышленности, транспорта, торговли, денежного обращения или кредитной системы, а равно кооперации, совершенный в контрреволюционных целях), 58–8 (террористические акты, направленные против представителей советской власти или деятелей революционных рабочих и крестьянских организаций) и 58–11 (всякого рода организационная деятельность, направленная к подготовке или совершению предусмотренных в настоящей главе преступлений).

В местах заключения он и умер, если верить официальной справке. В 1955 году приговор, правда, отменили, гражданина бывшего комбрига посмертно реабилитировали… Такой вот шведско-эстонско-чекистский довесок к этой «греческой» истории.

Авторы:  Владимир ВОРОНОВ

Источник: https://www.sovsekretno.ru/articles/id/4814/

Старый Мариуполь » Мариуполь, 1937 год: «Греческая операция»

Ничто не предвещало беды. 1937 год начинался «Песней о Родине». Ее авторы – поэт В. Лебедев-Кумач и композитор И. Дунаевский – создали гимн недавно принятой Сталинской конституции.

«Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек», — эти строки песенными волнами катились «от Москвы до самых до окраин» по стране, где «с каждым днем все радостнее жить», где «по заслугам каждый награжден»…

Директива № 50215: за что в СССР в 1937 году преследовали греков

Но реальность была совершенно другой. В стране раскручивался маховик массовых репрессий: 2 и 9 июня 1937 года состоялись заседания Политбюро ЦК ВКП(б), на которых был одобрен документ П-51-94 «Об антисоветских элементах».

Он то и был положен в основу  оперативного приказа по НКВД № 00447 от 30 июля 1937 года «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и прочих антисоветских элементов».

В этом приказе, как было принято в то  время, заранее устанавливались «лимиты» репрессирования для каждого из регионов СССР.

Так, в Донецкой области, в состав которой входила тогда и территория нынешней Луганской области, в соответствии с этим  приказом следовало расстрелять 100 человек и 3000 – отправить в  лагеря.

«Старт» этому безграничному террору был дан 11 июня 1937 года одновременным судебным процессом в Москве по  сфабрикованному делу «правоцентристского блока». На скамье подсудимых оказался цвет красной армии – М. Тухачевский, И. Якир, И. Якир, И. Уборевич, О. Корк, Р. Ейдеман, Б. Фельдман, В. Примаков, В. Путна. Вечером того же дня они были расстреляны.

(Все они были полностью реабилитированы военной коллегией Верховного Суда СССР 31 января 1957 года).

В том же 1937 году от Балтики до Тихого океана одна за одной волнами шли по стране Советов «операции» — немецкая, латышская, болгарская, иранская, эстонская, финская, польская, греческая…  Начали с немцев, закончили греками!

Результаты этих преступных «операций» по национальному признаку были ужасны, они и сейчас, семьдесят лет спустя,  кровоточат незаживающей раной. И сегодня дети и внуки убиенных все еще ищут ответ на вопрос: «За что же, Господи?». Ищут и не  находят… Но ответ рано или поздно должен прозвучать!

Х Х Х

Для начала назовем печальную статистику 1937 года только по Донецкому региону.

В соответствии  с приказом по НКВД №00439 от 25 июня была  проведена «немецкая операция». В Донецкой области арестовали 4265 немцев, из которых расстреляли 3608.

С 19 сентября 1937 года по 19 февраля 1938 года в соответствии  с директивой № 00485 по территории Советского Союза прокатилась « польская операция», в ходе которой в Донбассе были  арестованы 3777 поляков, из которых 3029 подверглись расстрелу.

11 декабря 1937 года последовала директива № 50215, положившая  начало «операции о греческой контрреволюции». На ее основе в короткие сроки были «изъяты» (рабочий термин самих чекистов) только в Мариуполе и селах Приазовья 3835 греков, из них 3653 расстреляны.

Тысячи и тысячи арестованных по национальному признаку бесследно исчезли в застенках НКВД, превратилась в лагерную пыль архипелага ГУЛАГ. «Греческая операция» (и это важно  подчеркнуть) – составная часть Большого террора, творимого в 30-е годы сталинской государственной машиной.

Х Х Х

Началом цепи трагических событий в жизни греков Мариуполя  можно считать 13 ноября 1937 года. Именно в этот день  Мариупольский горпартком рассматривал на своем  заседании вопрос «О состоянии газеты «Коллективисты» и греческого издательства».

С первой же минуты обсуждение этого вопроса шло в разгромном  плане. В итоге Григорий Иванович Кудаковцев был освобожден  от должности редактора и исключен из рядов ВКП(б). а несколько дней спустя он был арестован.

Почти год терзали Г. Кудаковцева следовали НКВД, выбивая из него нужные «признания». 23  сентября 1938 года во вне судебном порядке особой «тройкой» УНКВД по Сталинской области Г. Кудаковцев был приговорен к высшей мере наказания – расстрелу.

За что? За то, что он, оказывается, «… являлся одним из руководителей греческой контрреволюционной диверсионно-повстанческой организации.

Будучи редактором «Коллектывистыса», использовал аппарат редакции для шпионской работы среди греков, сообщая и передавая греческой разведке шпионские материалы по промышленным предприятиям г. Мариуполя».

(21 мая 1989 года газета «Приазовский рабочий» сообщила о посмертной реабилитации Г. Кудаковцева, так как в его действиях отсутствовал состав преступления).

  • Но это было только «предисловие», первые удары грома, возвещающие грозу.
  • Месяц спустя беда постучала в двери жилищ многих мариупольских греков: нарком внутренних дел Николай Ежов 11 декабря 1937 года подписал директиву № 50215.
  • В директиве речь шла о том, что органами НКВД вскрыта и  ликвидируется широкая сеть греческих националистических шпионско-диверсионных, повстанческих организаций, конечной целью которых является ликвидация советской власти в местах компактного проживания греков на территории СССР, отторжение этих территорий и создание на них буржуазного государства  фашистского типа.
  • Сразу же скажем: от начала и до конца текст директивы был ложной, провокационной выдумкой руководителей карательных органов.

Сотрудникам НКВД во всех деталях был предварительно  отработан план проведения «греческой операции» — от арестов, формы допроса и до содержания ответов, которые следовало получить. Ставка делалась на самооговор арестованных, реальное положение вещей никого не интересовало.

Общая  схема «националистической, шпионско-диверсионной, повстанческой и т.д. организации» также была заблаговременно разработана. Главными лицами ее были Савва Георгиевич Яли   и Иван  Федорович Левкопулос, первый должен  был стать  премьер-министром греческой республики на юге СССР, второму отводилась роль резидента иностранной разведки.

Как заведено было в те годы, следом за директивой ушла на места «разнарядка», в соответствии с которой подлежало  охватить  репрессиями 5000 граждан СССР греческой национальности. Забегая вперед, скажем: эта контрольная цифра была  намного превзойдена:  и среди сотрудников карательных органов были свои «стахановцы», мастера перевыполнения плана.

И заработала репрессивная машина: первый расстрельный приговор «по грекам» был вынесен уже через месяц после подписания директивы №50215.

А всего только в 1937-1938 годах приговорам Особого совещания НКВД и прокурора СССР, а также «тройки» УНКВД по  Сталинской области было расстреляно  3653 человека и отправлено на длительные сроки в лагеря 182 человека.

Читайте также:  Почему тамплиеры читали молитву «отче наш» в православном варианте

Обратим внимание на это соотношение – только 4 процента арестованных  получили срок в исправительно-трудовых лагерях, все  остальные были расстреляны.  И все они, жертвы «греческой операции», в послевоенные годы были реабилитированы!  Где найти  слова, чтобы объяснить это жестокое безумие! Повторяясь, подчеркнем:  речь идет о событиях только на территории Донецкой области.

Х Х Х

Ознакомление с архивно-следственными делами и сейчас,  семьдесят лет спустя, производит тягостное впечатление. Особенно  тогда, когда читаешь строки, где арестованные греки оговаривают себя и своих друзей, «сознаются» в тяжких противоправных преступлениях, которые они не совершали и не могли совершить.

Все это объяснимо. В ходе следствия к арестованным  применялись изощренные приемы физического и психического воздействия. И это не была «инициатива» низовых работников НКВД. Речь идет о  государственной, санкционированной сверху политике.

Н.С. Хрущев в докладе «О культе личности  и его последствиях» ХХ съезду КПСС 25 февраля 1956 года приводит такой факт: 10 января 1939 года Сталин направил шифрованную телеграмму  секретарям обкомов, крайкомов, ЦК нацкомпартий, наркоматам внутренних дел, начальникам управлений НКВД.

В телеграмме говорилось: «ЦК ВКП(б) разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК  ВКП(б)… ЦК ВКП(б) считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь в виде исключения в  отношении явных и неразоружившихся врагов как совершенно правильный и целесообразный метод». (цит. По: Известия ЦК КПСС, 1989, №3, с.145).

Х Х Х

О том, как реализовывалась «операция по грекам», можно узнать из архивно-следственного дела бывшего заместителя начальника УНКВД по Сталинской области Г.Б. Загорского-Зарицкого (позже арестованного и покончившего 10 июня 1938 года жизнь самоубийством во время следствия в Лукьяновской тюрьме Киева).

На допросе 7 июня 1938 года он сообщил: «Для проведения операции по грекам Леплевский (до ареста нарком внутренних дел УССР – П.М.

) прислал в Донбасс Сапира, который передал установку Леплевского арестовать во что бы то ни стало 5000 человек независимо от  наличия  компрометирующих материалов на них…»

«Арсенал» преступных действий следователей во время допросов составлял отработанную  за многие годы систему: «конвейер  допросов», когда сменяющие друг друга следовали  в течение нескольких суток  непрерывно  добиваются признания  вины арестованного;  «стройки» — многосуточное стояние допрашиваемого с  направленной  в лицо мощной лампой; избиение ножкой стула, резиновой дубинкой  и многое  другое. Применялись и другие, не менее  изуверские приемы давления на психику арестованного.

Были случаи, когда от первого до второго допросов проходило семь-десять месяцев, а обвиняемый тем временем содержался в  переполненной камере, где вместо семи было семьдесят заключенных.

Они «спали» стоя, для того, чтобы подышать у окна свежим воздухом, вынуждены были стоять в очереди часами. «Забытый»  следователем человек месяцами испытывал моральное давление.

Некоторые из них, не выдержав истязаний, сходили с ума.

  1. Нередки были случаи, когда арестованного и приговоренного к расстрелу умудрялись ни разу не допросить.
  2. В большинстве дел обвинительные заключения  составлялись через дни, недели и даже месяцы после вынесения «расстрельного» приговора (а ведь он приводился в исполнение немедленно после его оглашения).
  3. Но даже в этих нечеловеческих условиях среди арестованных находились люди, которые сопротивлялись, отрицали мнимую вину, отказывались оговорить себя и других.
  4. Вот фрагмент из протокола допроса Владимира Николаевича Данилова, до ареста работавшего инспектором железнодорожной станции Мариуполь.

Греческая национальность В. Данилова послужила поводом для обвинения в причастности к греческой контрреволюционной повстанческой организации. Теперь следователю необходимо было вырвать у  В. Данилова нужное призвание. Вот как это  отражено в протоколе  допроса.

Следователь: Следствием установлено, что вы проводили контрреволюционную пропаганду на протяжении ряда лет.  Расскажите поподробнее об этом.

  • Данилов: Ничего я не проводил и против советской власти не агитировал.
  • Следователь: Следствию известно, что вы агитировали за выход из колхозов, распространяли слухи о предстоящей гибели советской власти.
  • Данилов: Я этого не делал и агитацию не проводил.  В предъявленном обвинении виноватым себя не считаю…

Владимир Николаевич Данилов остался верен себе до конца, выдержал все допросы. Следователю так и не удалось сломить волю арестованного, заставить написать самооговор с указанием новых жертв… В его деле нет и прошения о помиловании. Понимая, что он обречен, В. Данилов своим поведением тем самым протестовал против деспотизма.

Особое совещание при НКВД и прокуратуре СССР 31 января 1938 года приговорило Данилова Владимира Николаевича к смертной казни. В тот же день приговор был приведен в исполнение.

Теперь следует назвать фамилии тех, кто вершил преступные дела, связанные  с проведением «греческой операции».

Дела «по греческой контрреволюции» были рассмотрены  Особым совещанием  НКВД СССР в составе Н. Ежова и А. Вышинского  10, 15, 28 и 31 января 1938 года, 5, 9, 10 февраля 1938 года и 5, 11  марта 1938 года. 15 февраля 1938 года в «паре» с А. Вышинским был  заместитель Н. Ежова — Фриновский.

На местах «греческую контрреволюцию» громила Особая тройка НКВД по Сталинской области. В нее входили – секретарь  обкома  партии А. Щербаков, начальник УНКВД П. Чистов и прокурор  области Р. Руденко.

Они выносили  приговоры 23, 27 и 29 сентября 1938 года, 3, 7, 9, 12, 15, и 19 октября 1938 года. 26 и 31 октября А. Щербакова подменял секретарь обкома партии Новикова, а 15 ноября 1938 года – секретарь обкома П.

Любавин.

Финалом этой преступной «системы» было исполнение приговоров. Смертную казнь совершали в городах Сталино (ныне Донецк), Мариуполе, Артемовске, Ворошиловграде (ныне Луганск).

  1. Приговоры приводили в исполнение одни и те же люди – заместитель начальника УНКВД по Сталинской области капитан  госбезопасности  Шашков, начальник первого спецотдела Зуйков, начальник внутренней тюрьмы УГБ УНКВД Дерновой.
  2. В Мариуполе расстрелы производились в подвале ГО НКВД по проспекту Республики, 40.
  3. Место массовых захоронений убитых в Мариуполе неизвестно.
  4. Возможности в день поминовения усопших прийти и поклониться жертвам тоталитаризма, греческая община города  лишена.
  5. Х Х Х

«Греческую операцию» нужно рассматривать не только в связи с массовыми арестами и казнями в 1937-1938 годах. Ее инициаторы ставили перед собой далеко идущие цели – уничтожение греческого  этноса. Не случайно под топор «операции» попала прежде всего греческая интеллигенция – носители самобытной культуры греков Приазовья, хранители ее истории и традиций.

  • Ведь десятилетие, предшествовавшее 1937 году, было периодом подлинного возрождения греческой культуры: было завершено создание письменности; открыта сеть национальных школ и очагов культуры; греческий педагогический техникум преступил к  подготовке  учительских кадров для греко-эллинских и греко-урумских школ; местное издательство начало выпуск не только учебной, но и  общественно-политической и художественной литературы;  регулярно выходила газета «Коллективистыс»; вокруг газеты  сложился коллектив греческих писателей, возглавляемый Георгием Костоправом; греческому национальному ансамблю песни и пляски Сартанской МТС рукоплескали Москва и Киев; был открыт национальный театр;  в границах Мариупольского округа были организованы греческие национальные районы с центрами в Сартане и Мангуше…
  • И все это, создаваемое многими поколениями, было растоптано, уничтожено.
  • Воспользовавшись книгой краеведа Аркадия Проценко «Годы, спектакли, трагедия», воссоздадим хронику гибели только одного очага культуры – греческого рабоче-крестьянского театра,  основанного в Мариуполе в 1932 году.

В декабре 1937 года самобытный театральный коллектив неожиданно для мариупольцев был объявлен «посредственным театром, сохранение которого не является необходимостью». Театр был  закрыт, вернее – разгромлен.

17 декабря был арестован бывший директор и художественный руководитель театра Георгий Деглари (расстрелян 15 января), 19 декабря арестован один из ведущих актеров Савва Янгичер (расстрелян 31 января), 23 декабря арестован поэт, драматург, режиссер театра Даниил Теленчи (расстрелян), в ту же ночь был арестован поэт и драматург Георгий Костоправ (расстрелян 14 февраля), 24 декабря арестован поэт и драматург Василий Галла (расстрелян), 17 января арестовали актера Федора Кашкера (расстрелян), 18 января  арестованы актер Георгий Севда (расстрелян 14 февраля), и шофер театра Иван Негош (расстрелян 15 февраля), 21 января арестован актер Федор Лубе (расстрелян 15 февраля). Все, больше арестовывать и расстреливать было некого!

Стало опасно даже именоваться греком,  разговаривать на своем языке, хранить в доме издания на греческом языке. И на годы и  десятилетия в страхе онемел народ.

Даже пять лет спустя, в годы Отечественной войны, мужчины-греки были лишены права с оружием в руках сражаться с фашизмом.

Вести о «контрреволюционной греческой националистической организации» разошлись по всему миру.  Английский писатель Роберт Конверст  в книге «Большой террор» писал: «В декабре 1937 года греков начали арестовывать  повсеместно.

Был в частности прочесан город Мариуполь, где якобы раскрыт националистический  заговор с целью создания  в Украине греческой республики.

Премьер-министром, как говорилось в обвинении, должен был стать… советник Центрального  Комитета украинской компартии по вопросам меньшинств».

  1. Х Х Х
  2. Так в общих чертах выглядела «греческая операция», ее организаторы и исполнители.
  3. Автор публикации, прикоснувшись к истории 1937 года, взял на себя нелегкий труд с единственной целью: показать, что события 1937 года со стороны властей были преступны; жертвы 1937 года  достойны  вечной памяти поколений; эта память взывает о бдительности;  1937 года не должен повториться!

Пусть этот очерк будет еще одним лепестком в «Венке памяти» который мы сообща возложим у основания скорбного пути греков Мариуполя на  Голгофу образца 1937 года. Ни одна жертва «греческой операции» не должна быть предана забвению.

Павел Мазур, краевед.

Источник: http://old-mariupol.com.ua/mariupol-1937-god-grecheskaya-operaciya/

15 декабря 1937 года началась трагическая «Греческая Операция» НКВД

15 декабря, началась так называемая «Греческая операция» НКВД. В 1937, 1938 годах все, что поддерживало  греков — греческий язык, школы, техникумы, издательства, театры — были отменены и запрещены. Греческая интеллигенция и духовенство были расстреляны или репрессированы.

Этим и отличается греческая трагедия от трагедий других народов. Некому было передать следующим поколениям достижения своей греческой культуры. Особенно тяжело этот удар перенесли греки-беженцы из малоазийского Понта, пережившие геноцид в Османской империи в 1916-1923 гг.

 

Директива № 50215, касающаяся лиц греческой национальности была подписана народным комиссаром Внутренних дел СССР Николаем Ежовым 11 декабря 1937 года.

Первая волна арестов, охватившая тысячи греков приходится на начало 1930-х годов. Большая часть греческого населения попала в разряд кулаков.

Греков-кулаков как и всех неугодных новому режиму арестовывали и отправляли на спецпоселения и в лагеря. Репрессии же 1937-38 г.г. носили национальный характер. Греков арестовывали только потому, что они были греками.

 Достижения греков и даже старания коммунистов греческой национальности не были приняты в расчет.

«Греческая операция» НКВД 1937-38 гг. была самой кровавой из всех национальных операций в эпоху «Большого террора». Из свыше 22 тысяч арестованных греков более 90 процентов были расстреляны.

Около 2,5 тысяч оказались в гагерях. Большая часть (1500-1600 человек) отбывали преимущественно десятилетние сроки на Колыме.

Из них примерно 800 человек умерли в тюрьмах от истощения, цинги и других болезней. 

Пострадали не только греки

1937 год стал памятным в трагической истории многих народов.  

В рамках приказа № 00447 НКВД были развернуты несколько национальных операций. За несколько месяцев до греков жесткую руку НКВД ощутили на себе представители национальностей, связанных своим этническим происхождением со странами капиталистического лагеря.

20 июля стартовала первая из операций — «немецкая»,

9 августа — «польская»,

19 сентября — «харбинская» («харбинско-японская»).

В августе-сентябре НКВД «успешно» провел «корейскую» операцию. Были разработаны и реализовывались «эстонская», «финская», «иранская», «латышская» и другие национальные операции.

Команду к развертыванию национальных операций на февральско-мартовском Пленуме ЦК дал лично Сталин.

Это он заявил о буржуазных странах, «которые окружают Советский Союз, выжидая случая для того, чтобы напасть на него, разбить его или, во всяком случае, подорвать его мощь и ослабить его».

Читайте также:  Почему чеченцы шамиля так боялись русского генерала бакланова

Эти государства, утверждал Сталин, «засылают в тылы Советского Союза вдвое, втрое больше вредителей, шпионов, диверсантов и убийц». В числе «неугодных иностранцев» были и греки.

Источник: http://www.pontos-news.gr/ru/article/157836/15-dekabrya-1937-goda-nachalas-tragicheskaya-grecheskaya-operaciya-nkvd

Греческая» операция НКВД: как греки стали «врагами народа»

Что же такое греческая операция НКВД? Это массовые репрессии против этнических греков по всей территории СССР, длившиеся с 15 декабря 1937 до марта 1938 (отдельные аресты продолжались до осени 1938 года). В ходе этих репрессий по фальшивым обвинениям в шпионаже или контрреволюционной деятельности арестовано более 20 тыс. греков, преимущественно мужчин в возрасте от 20 до 50 лет. Из них 93% были расстреляны.

Кроме общей греческой операции в СССР, в Донецкой области и Краснодарском крае РСФСР прошли свои локальные операции. .

Как известно, советская власть в СССР поддержкой населения после революции и гражданской войны не пользовалась.

Попытки Сталина выстроить четкую вертикаль власти наталкивались на сопротивление, в чем были виноваты, по его мнению, имущественные или националистические мотивы.

Поэтому он и его окружение (тонкошеие вожди, по определению поэта Осипа Мандельштама) пошли на раскулачивание, а затем и расстрелы, в том числе и «национальные».

К слову сказать, репрессии против греков были не первыми и не единственными по национальному признаку в СССР.

Всего с лета 1937 года (начало массовых репрессий в СССР) по стране кровавым смерчем пронеслись 22 национальные «операции» НКВД, направленные против представителей национальных меньшинств, которые имели свои государства: поляков, немцев, латышей. Литовцев, эстонцев, румын, греков.

В них сталинский режим видел потенциальных шпионов этих государств против СССР. Все эти 22 национальные чистки прошли и по Донецкой области и по Мариуполю в частности.

Директива № 50215 за подписью Н.

Ежова сообщала, что органы НКВД разоблачили и должны немедленно ликвидировать широкую сеть греческих националистических, шпионско-диверсионных, повстанческих, вредительских организаций, конечной целью которых является ликвидация советской власти в местах компактного проживания греков на территории Советского Союза и установления буржуазного государства фашистского типа.

«Материалами следствия устанавливается, что греческая разведка ведет активную шпионско-диверсионную и повстанческую работу в СССР, выполняя задание английской, немецкой и японской разведок.

Базой для этой работы есть греческие колонии в Ростово-на-Дону и Краснодарской областях Северного Кавказа, Донецкой, Одесской и других областях Украины, в Абхазии и других республиках Закавказья, в Крыму, а также широко разбросаны группы греков в разных городах и местностях Союза.

Наряду с шпионско-диверсионной работой в интересах немцев и японцев, греческая разведка развивает активную антисоветскую националистическую деятельность, опираясь на широкий антисоветский слой (кулаки-табачники и огородники, спекулянты, валютчики и другие) среди греческого населения СССР. С целью прекращения деятельности греческой разведки и территории СССР приказываю:

  1. 15 декабря этого года одновременно во всех республиках, краях и областях осуществить аресты всех греков, подозреваемых в шпионской, диверсионной, повстанческой и националистической антисоветской работе.
  2. Аресту подлежат все греки (греко-подданные и граждане СССР) следующих категорий:

а) те, которые находятся на оперативном учете и разрабатываются;

б) бывшие крупные торговцы, спекулянты, контрабандисты и валютчики;

  • в) греки, которые ведут активную антисоветскую националистическую работу, в первую очередь, из среды раскулаченных, а также все, кто скрывался от раскулачивания;
  • г) политэмигранты из Греции и все греки, нелегально прибывшие в СССР, независимо от страны, из которой они прибыли;
  • д) все осевшие на территории СССР греки, так называемые, зарубежные агенты ИНО НКВД и разведывательного управления РККА.
  1. При необходимости осуществления арестов лиц командного и начальствующего состава, имеющих воинские и специальные звания, а также специалистов и лиц, входящих в номенклатуру ЦК, запрашивать санкцию НКВД СССР.
  2. О результатах операции по арестам донести до 18 декабря. О ходе следствия доносить пятидневным сообщением итоговых цифровых данных и наиболее существенных и важных показаний.

Народный комиссар внутренних дел СССР, генеральный комиссар государственной безопасности Ежов»

Не могу удержаться от вопроса «железному» наркому Ежову: это какое следствие нашло японский след в деятельности греков в СССР?

Текст директивы совпадает с текстом предыдущих директив НКВД, с которых начинались национальные чистки. Она четко указывала число греков, которых необходимо арестовать, сколько из них расстрелять и отправить в лагеря на 10 лет. На подготовку списков с фамилиями для выписки ордеров на арест отводились трое суток.

15 декабря 1937 года началась волна арестов. Операция оказалась самой кровавой среди других «национальных» на территории СССР.

Тогда же в Харькове были арестованы уроженец села Чердаклы (Кременевки) Володарского (Никольского) района главный конструктор двигателя танка Т-34 Константин Челпан, недавно награжденный орденом Ленина и уроженец Сартаны Савелий Яли, председатель комиссии ВУЦИК по делам национальных меньшинств.

Именно С. Яли был «назначен» НКВД быть премьер-министром фашистской греческой республики на Мариупольщине.

31 января 1938 года вышло постановление Политбюро ЦК ВКП (б) № П57/ 49 с разрешением на продление сроков репрессий, внесудебный порядок рассмотрения дел и предложением проведения новых этнических чисток:

«1. Разрешить Наркомвнудел продлить до 15 апреля 1938 г. операцию по разгрому шпионско-диверсионных контингентов из поляков, латышей, немцев, эстонцев, финнов, греков (выд. мной – авт.), иранцев, харбинцев, китайцев и румын, как иностранных подданных, так и советских граждан, согласно существующих приказов НКВД СССР.

  2. Оставить в 15 апреля 1938 существующий внесудебный порядок рассмотрения дел арестованных по этим операциям людей, независимо от их подданства…»

Российский исследователь греческой операции Иван Джуха (родом из с. Раздольное Старобешевского района) называет 5700 – 6500 репрессированных греков по Донецкой области.

Греков судили не «тройки», а особое совещание, в состав которой входил лично Николай Ежов и генеральный прокурор СССР Андрей Вышинский.

Из тюрьмы в регионах в Москву поступали списки с именами арестованных (как и в ходе предыдущих национальных операций). Только против каждого десятого фамилии отмечалось «10 лет лагерей», остальные — «Расстрелять».

Чиновники быстро рассматривали списки и целыми альбомами подавали на подпись Ежову и Вышинскому. Поэтому такой способ вынесения приговора называют «альбомным»

«Работа» по раскрытию «контрреволюции» велась ударными темпами. Следователи «раскрыли» «контрреволюционные организации» в Мариуполе и в каждом греческом селе Приазовья.

В Приазовье, благодаря большой компактности проживания греков, все аресты НКВД завершились в январе 1938 года, из них почти 80% прошли в первые две недели операции, то есть до нового, 1938 года. Уже 10 января 1938 года Особое совещание (ОСО) в Москве рассмотрело первый «греческий» альбом с 174 фамилиями приазовских греков. Всем был вынесен смертный приговор.

По словам бывшего заместителя УНКВД по Донецкой области Г. Загорского-Зарицкого, нарком внутренних дел УССР Израиль Леплевский приказал арестовать во что бы то ни стало 5000 греков независимо от наличия компрометирующих материалов на них.

Поэтому за всю операцию в греческих селах Приазовья арестованы, по данным И. Джухи, по меньшей мере 5000 человек. Согласно первой в СССР переписи населения 1926 года из 104666 греков УССР в Мариупольском округе проживало 64 238 греков, в Сталинском округе — 33501.

По данным Ивана Джухи и Федерации греческих обществ Украины (ФГОУ), известные фамилии только 3479 человек, из них 96% расстреляны в течение одного месяца. Например, в Сартане из 132 человек арестованных 131 человека расстреляны.

Вот последствия чекистской кровавой метлы для приазовский греков:

  • в Мариуполе были арестованы 64 грека, в Мариупольском районе – 899;
  • в Великоянисольском (Великоновоселковском) районе —  679;
  • в Старобешевском районе – 623;
  • в Старокаранском районе – 460;
  • в Старокерменчикском районе – 246;
  • в Волновахском районе – 175;
  • в Володарском районе – 174 греков.

В лагеря ГУЛАГа попали 158 приазовских греков…

В среднем было расстреляно 95,53% арестованных. Наиболее не «повезло» арестованным жителям сел Малоянисоль (99,1 % расстреляно) и Урзуф (98,5 %).

Все расстрелы проводились в Сталино в областном управлении НКВД, причем сегодня известны фамилии исполнителей: заместитель начальника УНКВД по Сталинской области капитан госбезопасности Шашков, начальник первого спецотдела Зуйков, начальник внутренней тюрьмы УГБ УНКВД Дерновой. Родственники расстрелянных, запомните эти фамилии.

«Книга памяти греков Украины» содержит данные на 3606 репрессированных, а также все 24 «альбомные» протоколы НКВД СССР и прокурора СССР от 10 января 1938 по 11 марта 1938 года.

Авторы книги отмечали, что следователи НКВД (в основном имевшие начальное или неполное среднее образование) имели довольно развитую фантазию в выполнении приказов начальства. Иначе нельзя: за невыполнение «плана» по арестованным следующим узником и кандидатом на расстрел мог стать сам следователь.

Например, арестованных по селам чабанов следователи обвиняли в составлении карт местности для иностранных разведок, хотя сами чабаны едва ли могли расписаться без посторонней помощи.

«Спецы» из НКВД выдумывали целые «контрреволюционные центры» и организации, подделывали подписи обвиняемых и мнимых свидетелей, а обвинительное заключение выносилось через несколько дней, недель и даже месяцев после вынесения смертного приговора. .

В результате национальной чистки НКВД греков Приазовья почти полностью лишили интеллигенции (было расстреляно почти 99%):

  • расстреляны поэты зачинатель румейской литературы член Союза писателей СССР Георгий Костоправ, Василий Галла, Амфиктион Димитриу, Харалампий Акритас и другие.
  • Закрыты греческое издательство в Мариуполе (мариупольский филиал «Укрнацменшиниздата»), газета «Колехтивистис» (орган Сталинского обкома КП(б)У) и литературно-художественный альманах «Неотита» (издательство и редакции находились по ул. Апатова, 24 (теперь Итальянская, 50-52).
  • В январе 1938 года ликвидирован Мариупольский греческий театр (находился по просп. Республики (теперь Мира), его режиссеры и актеры (Георгий Деглари, Дмитрий Теленчи и др.) репрессированы.
  • Закрыт Мариупольский греческий педагогический техникум (ул. 1-го Мая, теперь Георгиевская), его преподаватели также репрессированы.
  • По всему Приазовью национальные греческие школы с 17 декабря 1937 года перевели на русский язык обучения.

Репрессии не коснулись самой знаменитой гречанки Приазовья кавалера орденов Ленина и Трудового Красного Знамени, инициатора движения женщин-трактористок Паши Ангелиной из Старобешево, она даже стала депутатом Верховного Совета СССР первого созыва. Так как вплоть до 1989 года депутаты всех уровней не избирались, а назначались партийными органами, то можно сделать вывод, что в Москве претензий к Ангелиной не было.

Кстати, на 1937 год 95% всех иностранных подданных в СССР составляли греки, имевшие официальное греческое гражданство.

Однако Грецию и СССР связывало торговое соглашение, и греческое правительство не хотело портить отношения со стратегическим партнером из-за «русских греков», несмотря на то, что премьер-министром Греции тогда был убежденный антикоммунист генерал Иоаннис Метаксас. Время от времени из Греции приходили формальные ноты протеста, на которые, естественно сталинское окружение не реагировало.

СССР предложил принять своих соотечественников, но Греция отказалась, поскольку считала греков СССР носителями коммунистической идеологии.

Впоследствии Греция все же приняла около 10000 беженцев из СССР, хотя желающих получить политическое убежище насчитывалось не менее 40000 человек. Это были жители Грузии.

Ни одного грека из Приазовья в Грецию не пустили, хотя в Мариуполе преподавали политэмигранты из Греции.

Греческая операция НКВД на современном этапе остается недостаточно изученным вопросом. До сих пор не установлено количество греков-жертв репрессий 1937-1938 годов.

В 2004 году под эгидой пятой периферии стран бывшего СССР Совета греков зарубежья, Ассоциации греческих общественных объединений России и координатора этих организаций, депутата Госдумы РФ Ивана Саввиди начат проект «Греческий мартиролог», исполнителем которого выступил уже упоминавшийся мною российский исследователь из Вологды Иван Джуха. В реализации этого проекта активно участвуют и греческие общины Украины. На сегодняшний момент вышло 7 книг «Греческого мартиролога».

Российский исследователь из Вологды Иван Джуха

В 2005 году в Донецке вышла «Книга памяти греков Украины» — совместный проект ФГОУ и Донецкого Национального университета, в которой представлены данные о жертвах «греческой» операции.

Источник: https://rua.gr/news/news/19670-grecheskaya-operatsiya-nkvd-kak-greki-stali-vragami-naroda.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector