Екатерина павловна: как сестра александра i изменила историю россии

Верно поется в известной песне – всё могут короли. А вот чего они не могут? Правильно, жениться по любви. Так случилось и с младшей сестрой российского императора Александра I – Екатериной Павловной.

Великая княжна, дочь наследника престола Павла Петровича и его супруги Марии Федоровны, родилась 10 мая 1788 года в Царском Селе. Получив великолепное образование и обладая сильным умом, она активно вмешивалась в политику, благо этому способствовало расположение к ней брата, Александра I.

Екатерина Павловна: как сестра Александра i изменила историю России

Екатерина Павловна была одной из самых завидных невест Европы. Когда ей исполнилось 13 лет, Павел I задумал выдать дочь замуж за принца Евгения Вюртембергского, но…план не сработал из-за убийства заговорщиками российского императора в марте 1801 года.

Когда Екатерине Павловне было 18 лет, возник вопрос о ее замужестве с австрийским императором Францем. Были у великой княжны и личные ухажеры, такие как князь Михаил Долгоруков и князь Петр Багратион. Но всех претендентов на сердце Екатерины отваживал коронованный брат.

Но самым драматичным оказалось сватовство Наполеона в 1808 году.

Говорят, что царь особых возражений не проявлял и даже готов был согласиться, но встретил такую жесткую оппозицию в лице вдовствующей императрицы Марии Федоровны, что пошел на попятную.

А сама Екатерина, согласно легенде, заявила: «Я скорее пойду замуж за последнего русского истопника, чем за корсиканца». Так Наполеон получил свой первый отказ.

Екатерина Павловна: как сестра Александра i изменила историю России

Вскоре разборчивая невеста дала согласие на брак с принцем Петром Фридрихом Георгом Ольденбургским. Принц был большим знатоком литературы и почитателем Шиллера. По случаю свадьбы Гаврила Державин написал:

Что таинственна картина?Что явленье девы сей?По челу – Екатерина,

По очам – огнь Павлов в ней.

Екатерина Павловна: как сестра Александра i изменила историю России

Отечественная война 1812 года не оставила Екатерину равнодушной. Она считала, что войну с Наполеоном нельзя заканчивать ни в коем случае. «Что бы ни случилось – не мириться: вот мое исповедание». В начале войны Екатерина Павловна создала Тверской временный егерский батальон имени ее высочества великой княгини Екатерины Павловны.

Батальон участвовал почти во всех основных сражениях. Более 300 человек из 1156 погибли. В январе 1816 года, после смерти принца Ольденбургского, она повторно вступила в брак. Ее второй муж, наследный принц Вюртембергский, вскорости стал королем. В своем Вюртембергском королевстве Екатерина развернула обширную благотворительную и просветительскую деятельность.

9 января 1819 года королева внезапно скончалась в Штутгарте.

Пожалуйста, оцените материал:

Просмотры: 678

Источник: https://histrf.ru/biblioteka/b/kak-vykhodila-zamuzh-siestra-alieksandra-i

Добрая королева

У царя Павла I и его супруги было 10 детей. Но кроме старшего сына, ставшего русским императором Александром I, потомкам особенно запомнилась дочь Екатерина — шестой по счету ребенок.

Все, кто знал Екатерину Павловну, восторженно отзывались и о ее внешности, и об уме, и о человеческих качествах. Прожила она всего-то 30 лет. Но за это сравнительно короткое время успела сделать много добра людям и завоевать всеобщие любовь и доверие.

Дочь будущего царя родилась в 1788 году. Ее назвали одновременно и в честь бабушки, императрицы Екатерины II, и в честь Екатерины Романовны Дашковой, директора Санкт-Петербургской Императорской академии наук.

Такое имянаречение, как казалось родителям, стало чем-то вроде пожелания девочке быть умной и усидчивой. Неизвестно, какую роль сыграло имя, данное в честь двух выдающихся женщин. Но Като, как звали девочку родные, росла очень смышленой и самостоятельной.

Ее венценосная бабушка в 1790 году дала о ней недобрый и противоречивый отзыв, в котором отметила способность внучки занимать себя самостоятельно: «О ней еще нечего сказать, она слишком мала и далеко не то, что были братья и сестры в ее лета.

Она толста, бела, глазки у нее хорошенькие, и сидит она целый день в углу со своими куклами и игрушками, болтает без умолку, но не говорит ничего, что было бы достойно внимания…»

Бабушка умерла, когда внучке было всего восемь лет…

Впрочем, уже в то время было ясно: Екатерина Павловна — незаурядная личность. Вот как о ней спустя несколько лет писал один из современников: «Она принадлежала к весьма немногому числу тех особ, которые, будучи вознесены саном и рождением над прочими смертными, пренебрегают разговорами о мелочных и вседневных предметах и охотнее склоняют речь к предметам возвышенным».

«Екатерина Павловна, сестра императора, впоследствии королева Вюртембергская, будь ее сердце равным ее уму, могла бы очаровать всякого и господствовать над всем, что ее окружало. Прекрасная и свежая, как Геба, она умела и очаровательно улыбаться, и проникать в душу своим взором.

Глаза ее искрились умом и веселостью, они вызывали доверие и завладевали оным. Естественная, одушевленная речь и здравая рассудительность, когда она не потемнялась излишними чувствами, сообщали ей своеобразную прелесть.

В семействе ее обожали, и она чувствовала, что, оставаясь в России, она могла играть самую блестящую роль!» — восторгался другой.

Надо сказать, особенно ценил достоинства Екатерины Павловны ее старший брат, император Александр I, который во всем советовался с «любимой Като». Некоторых даже раздражала заметная беспомощность, которую Александр ощущал, когда рядом не было любимой сестры.

Но судьба распорядилась так, что именно этого близкого человека государь быстро лишился. Сначала брата и сестру разлучило расстояние, а потом — смерть.

Екатерина Павловна: как сестра Александра i изменила историю России

Император до того не хотел расставаться с любимой сестрой, что никак не хотел выдать ее замуж за границу. Под его давлением она отказалась от предложения австрийского императора! Брат-де сказал: глава западной империи лыс, малоросл и стар. В общем, никак не подходит красавице Екатерине. А ведь великая княжна была отнюдь не прочь возглавить Австрию…

В 1808 году Екатерине Павловне сделал предложение сам Наполеон. К тому моменту он уже оставил надежду на то, что любимая жена Жозефина родит ему наследника. И расчетливый честолюбец стал подыскивать себе новую партию — молодую и плодовитую. Для его целей, личных и политических, больше всего подходила сестра русского императора.

Но тут взбунтовались уже Мария Федоровна (мать Александра с Екатериной) и сама Като. Репутация Наполеона Бонапарта в глазах этих женщин выглядела хуже некуда. Кроме того, все знали, что император по-прежнему любит Жозефину…

В итоге Екатерина Павловна приняла предложение человека, которого все считали недостойным ее. Супругом умницы и красавицы стал принц Георг Ольденбургский. О нем тогда писали так: «Этот брак всех удивил. По родству он противоречил уставам церкви, так как они были между собой двоюродные.

Наружность герцога не представляла из себя ничего привлекательного, но он был честный человек в полном смысле слова. Екатерина Павловна имела благоразумие удовольствоваться им, и по природной своей живости скоро привязалась к мужу со всем пылом страсти». Хорошенькая Като странно смотрелась рядом с прыщавым и низкорослым мужем.

Но тем не менее им было хорошо вместе.

После свадьбы, состоявшейся в 1809 году, супруги остались в России, где Георг возглавил ведомство путей сообщения. В этом браке родились два сына.

Во время войны 1812 года Екатерина Павловна с мужем занимались организацией госпиталей для раненых. Во время обхода палат в одном из таких лечебных заведений Георг простудился и тяжело заболел. Вскоре он скончался.

Горю вдовы не было предела. Тогда ведь никто не знал, что главную любовь в жизни Екатерине Павловне еще предстоит встретить…

Три года Като была безутешна. Чтобы отвлечься от грустных мыслей, она спала на жесткой кушетке, поднималась засветло, писала письма, читала, играла с детьми. Она уехала в Европу, чтобы там забыть о счастливых годах, прожитых на родине.

Но все-таки однажды она вышла в свет. И сразу произвела фурор, несмотря на скромное траурное платье. Ей сделал предложение известный холостяк и распутник — принц Уильям Кларенский! Потом она получила любовное письмо от его брата! Но сердце женщины молчало.

Заговорило оно, когда на русскую красавицу обратил внимание принц Вильгельм Вюртембергский. То был аристократ, который уже отчаялся встретить свое счастье.

Ему выпала трудная судьба: в раннем возрасте его женили на женщине, которую он сразу возненавидел. Вскоре после свадьбы принц с ней разъехался и больше не виделся никогда. Их развели заочно.

Эту женитьбу принц воспринял как оскорбление. И долго не мог оправиться, считая, что счастливая семья — не для него.

Тем не менее трогательная и смышленая русская вдова произвела на него большое впечатление. За предложением дело не стало. Екатерина Павловна сразу поняла: она встретила, наконец, своего человека, который заменит ей незабвенного Георга.

В 1816 году влюбленные поженились. Вскоре они переехали в Штутгарт. К сожалению, мечтам Александра I о возвращении в Россию любимой сестры не суждено было сбыться.

Когда кто-то в присутствии Вильгельма заикнулся о том, что, мол, неплохо бы сыновьям Екатерины от первого брака остаться в России, чтобы не забыть родного языка, отчим пришел в ярость. Он считал детей Като своими. Так что мальчики отбыли вместе с мамой в Штутгарт.

Там Кати — так звал ее муж — пришлось нелегко. Но она с энтузиазмом взялась за улучшение жизни жителей Вюртембергского королевства. Она была так старательна, так радела за благополучие людей, что ее полюбил даже король Фридрих, славившийся своим тяжелым характером. Русская невестка старалась дать людям работу, а не раздавать милостыню.

Ко дню рождения она получила от свекра в подарок замок, из окон которого открывался вид на гору Ротенберг…

Как-то Кати шепнула мужу, что хотела бы быть похороненной на этой горе. Вильгельм ужаснулся: жене ведь не исполнилось еще и 30 лет. Все шло отлично: в 1816 году у них родилась дочь, и он после смерти отца стал королем.

Кати, несмотря на то, что у нее был маленький ребенок, теперь боролась с угрозой голода, вызванной неурожаем. Она выписывала на свои деньги лучших агрономов. И достигла своего: 1817 год стал урожайным — голод отступил.

В июне 1818 года у четы родилась вторая дочь. Беременная ею Екатерина добилась того, что в королевстве открыли институт благородных девиц — на манер петербургского…

В январе 1819 года Кати простудилась. Переохлаждение дало осложнение на голову — началось рожистое воспаление, которое буквально за три дня убило молодую женщину.

После смерти стало ясно, как штутгарцы полюбили добрую королеву. Весь город оделся в траур. На Вильгельма страшно было смотреть.

Он выполнил волю жены: на вершине горы Ротенберг воздвигли православную церковь, в которой и сегодня находится усыпальница умной и красивой Екатерины Павловны.

Ольга СОКОЛОВСКАЯ

Ещё интересные материалы с сайта «Загадки истории»

Источник: https://zagadki-istorii.ru/lubov-102.html

Екатерина Павловна: как сестра Александра I изменила историю России

Осенью 1807 года посол Швеции в России барон Курт Стединг сообщал в Стокгольм, что в Петербурге нарастает раздражение против императора Александра I. В особенности все недовольны Тильзитским миром, который он заключил с Наполеоном. Идут толки и слухи о грядущем дворцовом перевороте. Называлось и имя будущего монарха – Екатерина III.

Умнейшая из дочерей Павла I

Великая княжна Екатерина Павловна была четвертой дочерью Павла I. В 1807 году она была старшей из двух остававшихся незамужними сестер императора Александра Павловича.

Читайте также:  Почему сына анны ахматовой считали бастардом николая ii

Ее бабушка и тезка – императрица Екатерина II – постаралась дать внучке такое же утонченное и разностороннее образование и воспитание, как и Александру. Современники отмечали при этом большое сходство между братом и сестрой.

Екатерина Павловна производила обворожительное впечатление. Она была очень интересной собеседницей. За внешней мягкостью крылись большой ум, упрямый характер и железная воля.

Александра за глаза называли «византийцем» и считали способным перехитрить любого за столом переговоров. Близко знавшие Екатерину Павловну полагали ее равной брату в этих качествах, если бы она вместо него сидела на троне.

В пользу Екатерины говорило и ее имя, сливаясь у многих с образом ее знаменитой, любимой многими, царственной бабушки.

Тильзитский поворот

Подписание Тильзитского договора с Францией 26 июня (8 июля) 1807 года оказалось неожиданным для многих в России. Александр I не просто согласился на мир. Он круто развернул политику и заключил союз с Наполеоном против Англии. Это было невыносимо для сановников, полагавших смысл политики России в противостоянии «революции», по-прежнему олицетворявшейся для них Бонапартом.

Аристократическая оппозиция новому курсу Александра I приобрела отчетливо выраженный консервативный оттенок.

В салонах и литературных произведениях Гавриил Державин, Иван Крылов, Александр Шишков, Николай Карамзин и другие властители дум прославляли верность русским традициям и принципу самодержавия, порицали дух «вольтерьянства» и «якобинства», подвергали критике любые нововведения, упражнялись в едкой сатире над Бонапартом и – очень осторожно – над самим государем императором Александром.

Консерваторы приобрели себе и покровительство в высших сферах. Выразительницей их настроений в царской семье стала великая княжна Екатерина.

Авторитет в царской семье

Екатерина, несмотря на свой юный возраст (она родилась в 1788 году), возложила на себя роль «духовной матери» консервативной оппозиции и усвоила в отношениях с братом стиль тактичной, но настойчивой советницы.

Ей удалось найти правильный тон, который заставлял Александра внимательно прислушиваться к ее предупреждениям и рекомендациям. Она сумела заинтересовать брата в информации о тех придворных сферах, которые ее окружали.

Екатерина была вполне самостоятельной фигурой. Будучи младше Александра на 11 лет, она не позволяла ему быть фактическим главой царской семьи – по крайней мере, в отношении нее самой. Очень скоро это проявилось в деле о сватовстве Наполеона.

Во время саммита двух императоров в Эрфурте осенью 1808 года Наполеон довел до сведения Александра, что просит руки его сестры Екатерины. Династический брак двух сильнейших монарших домов был способен закрепить франко-русский союз и дать долгий мир всей Европе.

Александр, по всем признакам, очень хотел такого развития отношений с Наполеоном. Однако вмешался личный фактор. Сама Екатерина наотрез отказалась стать женой «корсиканского чудовища».

Она предвидела неизбежность нового витка борьбы с Наполеоном и падения его эфемерной империи. Ей удалось отклонить все настояния брата и найти ей другую династическую партию.

В следующем, 1809 году, она обвенчалась с Ольденбургским принцем Георгом.

В свете брачного предложения Наполеона это был прямой вызов французскому императору. Он немало способствовал дальнейшему ухудшению франко-русских отношений. Когда в 1810 году Наполеон аннексировал Ольденбургское герцогство, все восприняли это как выражение кровной обиды.

«Великая княгиня тверская»

Георг и Екатерина поселились в Твери. Александр I назначил принца Ольденбургского генерал-губернатором нескольких смежных губерний – Тверской, Ярославской и Новгородской.

В Твери у супругов завелся своего рода небольшой монарший двор, при котором продолжали пестовать оппозиционные настроения.

Именно в Твери Карамзин написал, по просьбе Екатерины Павловны, и прочел свою знаменитую «Записку о древней и новой России», ставшую манифестом русского консерватизма.

Во время Отечественной войны 1812 года Георг и Екатерина немало потрудились на ниве организации народного ополчения и госпитальной службы. Великая княгиня даже создала из своих удельных крестьян егерский батальон своего имени. Труды сильно пошатнули здоровье принца, который в декабре 1812 года умер, заразившись во время посещения госпиталей.

Военачальник в юбке

Екатерина сыграла значительную, возможно, решающую роль в политическую событиях 1812 года. Когда Наполеон вошел в Москву, петербургский двор пребывал в полной растерянности. Многие, особенно брат и наследник престола великий князь Константин, советовали Александру I срочно заключить мир с Наполеоном.

В этот момент Екатерина, не собираясь уезжать из Твери, слала брату нелицеприятные письма. Щадя его самолюбие, она точно рассчитанными фразами указывала на опасности, проистекающие для его царствования от отсутствия в нем твердости, на позор, который неминуемо падет на него в случае замирения с Наполеоном.

Позиция Екатерины оказала известное влияние на Александра. Он категорически отверг все попытки Наполеона завязать в этот момент мирные переговоры.

Почему переворот был невозможен

И все-таки государственный переворот, на который намекал шведский посол, вряд ли был возможен, что в 1807, что в 1812 году. У Екатерины не было ни малейших прав на престол. Согласно закону, изданному Павлом, российская корона не могла наследоваться по женской линии. В случае устранения Александра оставалось еще трое братьев, имевших право на трон: Константин, Николай, Михаил.

Сама либеральная атмосфера царствования Александра позволила легально проявляться оппозиции в придворных сферах. Эта оппозиция могла открыто критиковать действия монарха и поэтому не заводила тайных интриг и заговоров.

Екатерина довольствовалась возможностью оказывать на царственного брата большое личное влияние и не имела нужды в большем. Овдовев, она сопровождала Александра в заграничных поездках и продолжала быть его советницей, с мнением которой царь неизменно считался.

Источник: https://news.myseldon.com/ru/news/index/217502461

Судьбы сестер Александра I

Судьбы сестер Александра I

В Европе и России разворачивались грандиозные события, а жизнь в семье Романовых шла своим чередом: у императора Александра I были жена, мать, три младших брата и пять сестер. Вообще, семья императора Павла I и Марии Федоровны была счастлива на детей. Сыновья Александр, Константин, Николай, Михаил – один молодец лучше другого.

Словом, династический тыл империи был обеспечен наследниками и их возможными сыновьями. Но Мария родила еще шесть дочерей. Из них выжили пять. Рождение внучек не особенно радовало императрицу Екатерину II.

Девочки, по ее мнению, были несравненно хуже мальчиков. Главное, с ними было больше хлопот и мало проку для престола.

Но девочек, как и мальчиков, хорошо воспитывали, и с годами они превратились в завидных невест.

Заглянем в источник

Как писал впоследствии император Николай I, «образ нашей детской жизни был довольно схож с жизнью прочих детей за исключением этикета, которому тогда придавали необычайную важность.

С момента рождения каждого ребенка к нему приставляли английскую бонну, двух дам для ночного дежурства, четырех нянек или горничных, кормилицу, двух камердинеров, двух камер-лакеев, восемь лакеев и восемь истопников. Во время церемоний крещения вся женская прислуга была одета в фижмы и платья с корсетами, не исключая даже кормилицу.

Представьте себе странную фигуру простой русской крестьянки из окрестностей Петербурга в фижмах, в высокой прическе, напомаженную, напудренную и затянутую в корсет до удушья…»

Всем этим сложным хозяйством верховодила не сама Мария Федоровна, которая была отлучена Екатериной от своих детей, часто бывала беременна, занята придворной жизнью, а генеральша Шарлотта Карловна Ливен.

Это была удивительная женщина, в сущности, ставшая для русских великих княжон (Александры, Елены, Марии, Екатерины и Анны) второй матерью, которую они искренне и глубоко любили.

Вдова Ливен сама воспитала шестерых своих детей и была вызвана Екатериной II, чтобы стать воспитательницей внучек русской императрицы. Честная, прямая, умная, с четкими моральными принципами, она нашла дорогу и к сердцу Марии Федоровны.

Целых 40 лет она провела в семье Романовых и по праву за свой педагогический подвиг была пожалована светлейшей княгиней… 25 февраля 1796 года Екатерина II писала барону М. Гримму:

«Вчера на маскараде великие княгини Елизавета (жена Александра. – Е. А.), Анна (жена Константина. – Е. А.), княжны Александра (13 лет. – Е. А.), Елена (12 лет. – Е. А.), Мария (10 лет. – Е. А.), Екатерина (8 лет. – Е. А.

), придворные девицы – всего двадцать четыре особы, без кавалеров, исполнили русскую пляску под звуки русской музыки, которая привела всех в восторг, и сегодня только и разговоров об этом и при дворе, и в городе.

Все оне были одна лучше другой и в великолепных нарядах».

Первых двух (старших) сестер, Александру и Елену, ожидала ранняя смерть. В 1796 году Александру пытались выдать за шведского короля Густава IV, специально приехавшего в Петербург ради невесты. Но внезапно все сватовство рухнуло: король-лютеранин ни за что не захотел брать православную Александру в жены.

Для этого она должна была перейти в лютеранство. Екатерина II с этим согласиться не захотела. После мучительных и долгих переговоров король покинул Петербург. Императрица была в таком гневе, что с ней стало плохо.

Несчастная Александра была в отчаянии – она стала невинной жертвой придворных интриг и бестолковости русских дипломатов, которые не сумели предупредить катастрофу…

Вскоре умерла Екатерина II, а в 1799 году, уже при Павле I, Александра была выдана за австрийского наследника престола палатина Венгрии Иосифа. Молодые уехали в Вену, а потом в Венгрию. Там, в марте 1801 года 18-летняя Александра после тяжелых родов умерла.

Судьба ее сестры Елены удивительно схожа с судьбой старшей сестры Александры. Сестры были выданы замуж почти одновременно. В октябре, с разницей в неделю после Александры, Елена венчалась с принцем Мекленбургским Фридрихом.

В Шверине, куда уехала с мужем Елена, у нее началась скоротечная чахотка, и в сентябре 1803 года 19-летняя женщина умерла…

Смерть дочерей потрясла Марию Федоровну и вступившего на трон Александра I. С большим опасением они отправляли за границу третью сестру, Марию. В 1804 году ее выдали замуж за сына наследника престола герцогства Веймар принца Карла-Фридриха.

Но Мария прожила долгую жизнь в этом маленьком государстве, прославившимся на всю Европу своими культурными традициями – в Веймаре жили Гете, Шиллер, многие другие выдающиеся немецкие просветители.

Мария, женщина умная, тонкая, образованная, артистичная, пришлась к веймарскому двору. В 1828 году муж Марии стал герцогом, а она герцогиней, полновластной хозяйкой Веймара… Она так пропиталась духом Веймара, что стала настоящей немкой, тонко чувствовавшей Германию.

Недаром великий Шиллер как-то сказал: «Наше отечество там, где мы делаем людей счастливыми». С Марией Павловной дружил Гете:

Я знаю герцогиню с 1804 года и имел множество случаев изумляться ее уму и характеру. Это одна из самых лучших и выдающихся женщин нашего времени и она была бы таковой, если бы и не была государыней.

В 1843 году Мария Павловна пригласила на должность придворного капельмейстера великого композитора Франца Листа. Умерла она в 1859 году.

Сложнее складывалась судьба четвертой сестры Александра, Екатерины Павловны. Вначале, в 1807 году расстроилась ее партия с вдовствующим австрийским императором Францем I, а вскоре у всей семьи Романовых пошла голова кругом – за Екатерину посватался сам Наполеон, решивший развестись с бездетной Жозефиной.

Читайте также:  Что происходит у русских с некрещеными младенцами

Объятая ужасом от мысли о таком родстве, Мария Федоровна долго не отвечала французским сватам, а потом быстро нашла дочери альтернативного жениха. Им стал принц Георг Ольденбургский. Свадьба состоялась в 1809 году, и молодые решили остаться в России. Георга назначили тверским губернатором, и супруги уехали в Тверь.

В их новом дворце на берегу Волги закипела жизнь. Сюда приезжал Карамзин, здесь образовался удивительный провинциальный салон.

Но в декабре 1812 года Георг умер, заразившись тифом… Екатерина пребывала в страшном горе и унынии, но затем – после победы России в войне с Наполеоном – уехала в Европу, где завязала роман с наследным принцем Вильгельмом Вюртембергским, который срочно развелся с женой, чтобы Екатерина стала его супругой.

И вскоре Екатерина была уже королевой, хозяйкой Штутгарта. Она была деятельна и энергична, так же как и Мария в Веймаре, изо всех сил стремясь стать немкой. Как и другие дочери Павла, она была образованна, умна, ее окружали толковые, знающие люди. Екатерина Павловна родила двух дочерей, все шло вроде бы замечательно.

Но в январе 1819 года она умерла от казавшегося пустячным заболевания. На ее лице выступила какая-то сыпь. Ни врачи, ни она сама не придали болячке никакого значения, но неожиданно сыпь эта оказалась прогрессирующей рожей, страшным воспалением. Инфекция попала в мозг, и молодая женщина вскоре умерла.

Последней от Марии Федоровны уехала Анна. Она родилась в 1795 году в Гатчине, следом появился на свет Николай, а в 1798 году – Михаил.

Это были последние дети императора Павла I, и он особенно их любил, говорил, что если старших отобрала у него мать, то эти с ним будут всегда, и часто ласкал младших, называя их «мои барашки», «мои овечки».

Это были приятнейшие воспоминания Анны об отце, которого страшилась вся страна… А потом девочка выросла в красивую, стройную девушку и неожиданно для всех в 1809 году оказалась в центре внимания всей Европы. После того как сватовство Наполеона к Екатерине Павловне провалилось, он не отчаялся и вскоре посватался за Анну.

Но с ответом на предложение Наполеона сумели затянуть настолько, что Наполеон не стал ждать и предложил руку дочери австрийского императора 18-летней Луизе… А Анна в 1818 году вышла замуж за победителя Наполеона на поле Ватерлоо нидерландского принца Вильгельма (Виллема), ставшего в 1840 году королем. Анна стала нидерландской королевой. В Нидерландах ее до сих пор называют «Аннаполоне». Она умерла в 1865 году, поставив последнюю точку в длинной истории дочерей Павла I. Но история эта, в сущности, не кончилась. Пропали империи, забылись битвы, войны, но прелестное «династическое наступление» дочерей Павла и Марии на Европу не пропало для истории даром. Не будем забывать, что кровь их по-прежнему струится в жилах многих царственных особ Европы, что благодаря своим дочерям Россия навсегда связала себя с европейскими династиями, с европейской культурой, с Европой.

Заглянем в источник

Вдовствующая императрица была в отчаянии. Во второй раз отказать императору Франции? Или обречь 15-летнюю невинную девушку на жертву? Именно как жертву воспринимала этот брак Мария Федоровна. Она понимала, чем может грозить России конфликт с Наполеоном. Но судьба девочки ее страшила больше:

«Если у нее не будет в первый год ребенка, ей придется много претерпеть. Либо он разведется с нею, либо он захочет иметь детей ценою ее чести и добродетели.

Все это заставляет меня содрогаться! Интересы государства, с одной стороны, счастье моего ребенка – с другой… Согласиться – значит погубить мою дочь, но одному Богу известно, удастся ли даже этой ценою избегнуть бедствий для нашего государства. Положение поистине ужасное! Неужели я, ее мать, буду виной ее несчастья!»

Следующая глава

Источник: https://history.wikireading.ru/33939

Читать

Александр — это моральная жертва русской истории XVIII века.

С.Э. ЦВЕТКОВ

Не только жизнь, но и смерть Александра I — загадка для будущих поколений.

АНРИ ТРУАЙЯ

1. АВГУСТЕЙШИЙ БАЛОВЕНЬ

Дети бывают плохими или хорошими, но внуки всегда изумительны.

ЛЮДОВИК ХИРШФЕЛЬД

  • РОДИТЕЛИ И ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ПОЯВЛЕНИЯ НА СВЕТ
  • Будущий император Александр I родился 12 (23) декабря 1777 года в Санкт-Петербурге.
  • «Санкт-Петербургские ведомости» тогда написали:
  • «О сем великом благополучном происшествии возвещено жителям столицы 201 пушечным выстрелом с крепостей Петропавловской и Адмиралтейской, а в придворной большой церкви отправлено с коленопреклонением благодарственное молебствие».
  • Бабушка, ставшая после отречения мужа императрицей Екатериной II, нарекла внука Александром в честь Александра Невского — покровителя Санкт-Петербурга, а его крещение по ее распоряжению превратилось в торжество поистине международной значимости.

Следует отметить, что то была блестящая эпоха правления Екатерины Великой, когда она, заключив славный мир с Османской империей, готовилась довершить победы своих военачальников присоединением Крыма. Вся Европа тогда с завистью смотрела на успехи мудрой царицы, а знаменитые монархи Австрии и Пруссии искали ее союза и дружбы.

Но при этом Александр был не ее ребенком, а сыном императора Павла I, который, в свою очередь, являлся сыном Петра III и Екатерины Алексеевны, урожденной Софии-Фредерики-Августы Ангальт-Цербстской (будущей Екатерины II).

А вот матерью Александра была вторая жена Павла I — Мария Федоровна, урожденная принцесса София-Доротея Вюртембергская.

https://www.youtube.com/watch?v=nIuTalvpWiE

Мальчик родился крупный, здоровый и очень спокойный. С самого детства он подавал блистательные надежды, унаследовав от своей знаменитой бабушки проницательный ум, возвышенность чувств и невозмутимость духа, а от матери — красоту, величественную поступь, доброту и склонность к благотворительности.

Всего же Павел Петрович и Мария Федоровна имели десять детей, и Александр был старшим из них. Помимо него у них были три мальчика и шесть девочек: Константин, Александра, Елена, Мария, Екатерина, Ольга, Анна, Николай[1] и Михаил.

ДЕТСТВО, ОБРАЗОВАНИЕ, ВОСПИТАНИЕ

Александр был любимым внуком Екатерины, и она, как утверждает его внучатый племянник (внук императора Николая I) великий князь Николай Михайлович, служила ему «живым примером, как нужно царствовать».

Плюс она лично руководила его воспитанием, видя в мальчике не только будущего главу государства, но и продолжателя дела, начатого Петром Великим.

Императрица растила своих старших внуков, Александра и Константина, руководствуясь главными идеями философов Джона Локка и Жан-Жака Руссо, но беря у них только то, что лично она считала полезным в практическом отношении. При этом с мнением родителей мальчиков она особо никогда не считалась.

  1. В одном из писем, датированном 29 мая 1779 года, Екатерина так написала барону Фридриху-Мельхиору Гримму, своему многолетнему немецкому корреспонденту:
  2. «Я все могу из него делать…»
  3. А вот фрагмент другого письма, от 5 июля того же года:
  4. «Мне говорят, что я вырабатываю из него забавного мальчугана, который готов делать все, что я захочу . Все кричат, что бабушка делает чудеса…»
  5. Екатерина была уверена, что ее собственный сын Павел неспособен управлять огромной страной, и планировала возвести на престол Александра, минуя его отца, нрав которого виделся ей слишком тяжелым.

Будучи женщиной властной и волевой, Екатерина была вместе с тем сентиментальной и нежной бабушкой, находившей огромное удовольствие и в стирке замаранной одежды юного Александра, и в потакании его шалостям и капризам. Она сама писала для него учебники и наставления: например, «Записки касательно российской истории».

  • В этом своем учебнике для Александра Екатерина Великая писала:
  • «История есть слово греческое; оно значит деи или деяния.
  • История есть описание дей или деяний; она учит добро творить и от дурного остерегаться .
  • Всякому народу знание своей собственной истории и географии нужнее, нежели посторонних; однако же без знания иностранных народов истории, наипаче же соседственных дей и деяний, своя не будет ясна и достаточна.
  • В истории не токмо нравы, поступки и дела описуются, но еще мудрым, правосудным, милостивым, храбрым, постоянным, твердым и верным честь и слава, а несмысленным, несправедливым, грубым, робким, легкомысленным и неверным бесчестие и поношение в людях воспоследует».
  • Попечителем Александра, когда ему исполнилось пять лет, был назначен умный, но весьма капризный генерал-аншеф Николай Иванович Салтыков, а также суровый и несколько прямолинейный Александр Яковлевич Протасов, которого сделали придворным кавалером-воспитателем и также произвели в генералы.

Как написано в одной из биографий Александра, основной задачей Протасова «было помочь в предохранении от засорения желудка и сквозного ветра». А вот Закон Божий будущему императору преподавал протоиерей Андрей Сомборский.

За географию и естествознание отвечал пруссак Петер Паллас, за физику — Логин Крафт, за русскую историю и словесность — Михаил Никитич Муравьев, отец будущего декабриста Н.М. Муравьева, а также дядя поэта К.Н. Батюшкова.

Но самое большое влияние на формирование характера Александра оказал его учитель швейцарец Фредерик-Сезар Лагарп, который занимался с ним в 1783–1794 гг.

Историк С.П. Мельгунов, говоря о воспитании Александра, отмечает:

«Это „заботливое“ воспитание чрезвычайно мало содействовало выработке сознательного и вдумчивого отношения к гражданским обязанностям правителя: Александра, по меткому выражению Ключевского, как „сухую губку, пропитывало дистиллированной и общечеловеческой моралью“, то есть ходячими принципами, не имеющими решительно никакого отношения к реальным потребностям жизни. В лице своей бабки он видел, как модные либеральные идеи прекрасно уживаются с реакционной практикой, как, не отставая от века, можно твердо держаться за старые традиции. От своего воспитателя, республиканца Лагарпа, он, в сущности, воспринимал то же умение сочетать несовместимое — либерализм со старым общественным укладом. Лагарпа по справедливости можно назвать „ходячей и очень говорливой французской книжкой“, проповедовавшей отвлеченные принципы и в то же время старательно избегавшей касаться реальных язв, разъедавших государственный и общественный организм России. Республиканский наставник в практических вопросах был, в сущности, консерватором, отговаривавшим позже Александра от коренных реформаторских поползновений».

Безусловно, Екатерина II и не думала делать из внука республиканца, но ей хотелось, чтобы он вырос благородным и сильным человеком. Об обучении Лагарпа, активно поддержавшего Великую французскую революцию, она говорила:

— Высокие принципы, которые вы ему внушаете, воспитывают в нем сильную душу. Я бесконечно довольна вашими стараниями.

А вот военный человек генерал Н.И. Салтыков знакомил Александра с традициями русской аристократии, полностью отвергая «республиканскую ересь» Лагарпа.

Что же касается отца Александра, то он передал сыну свое пристрастие к военным парадам.

Некоторое время, кстати, юный Александр по его указанию проходил военную службу в Гатчинских войсках, сформированных Павлом I, и там он «от сильного гула пушек лишился слуха в левом ухе».

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=262408&p=33

Составить выгодную партию: династические браки, изменившие историю России

Как заручиться поддержкой соседней страны, наладить выгодные торговые связи и заключить военные союзы? Испокон веков как в отечественной, так и в мировой истории одним из самых эффективных средств являлись династические браки. К такому способу установления дружественных отношений между государствами постоянно прибегали русские правители – от Ярослава Мудрого до Николая II

Тесть всей Европы

Правителем, который лучше большинства своих современников понимал силу «брачной дипломатии», был Ярослав Мудрый. Киевский князь, с именем которого принято связывать расцвет Древнерусского государства, стремился к укреплению международных связей мирным путем. Сам он женился на шведской принцессе Ингигерде и в своем противостоянии со Святополком Окаянным опирался на варяжских наемников.

Читайте также:  «раф-2203-01»: как расшифровывались индексы советских автомобилей

Наибольшую известность династическая политика киевского князя приобрела благодаря замужествам его дочерей. Княжна Елизавета Ярославна покорила сердце норвежского принца Гарольда (впоследствии он получил прозвище Суровый), в юности служившего ее отцу.

В 1030 году, когда Гарольду было 15 лет, его старший брат погиб при защите трона от датского короля. Принц был вынужден покинуть Норвегию и скрываться, а вскоре добрался до Киева.

Уже тогда он пытался свататься к прекрасной княжне, но получил отказ: Ярослав Мудрый не желал выдавать дочь за воина, не имевшего ни богатств, ни власти.

Фреска из Софийского собора в Киеве, изображающая дочерей Ярослава Мудрого

После этого Гарольд отправился в Константинополь и записался в наемники к императору Михаилу IV Пафлагонскому. Элитным воинам платили очень щедро, и, повоевав в Палестине, Африке и Сицилии, норвежский принц вернулся на Русь за невестой.

Свадьба состоялась зимой 1043 года, а весной новобрачные уехали на север. Гарольд заключил военный союз с королем Швеции и примирился со своим племянником Магнусом, правившим в тот период Норвегией.

После смерти Магнуса в 1047 году он, наконец, получил престол, но не остановился на достигнутом.

Свадьба Генриха 1 и Анны Ярославны

Елизавета Ярославна сопровождала мужа во всех военных походах. Когда Гарольд решил завоевать Англию, вместе с ним в дальний путь оправились супруга и две дочери.

Удача благоволила Гарольду Суровому до 1066 года: в битве при Стамфорд-Бридже он получил смертельное ранение в шею. Елизавета вернулась в Норвегию вдовой, и о дальнейшей судьбе королевы, увы, известно мало.

А вот ее дочь, названная Ингигердой в честь бабушки (жены Ярослава Мудрого), вышла замуж за датского короля и стала правительницей соседней страны.

Что касается младшей дочери Ярослава Мудрого Анны, то в 1051 году она была выдана замуж за французского короля Генриха I и родила ему четверых детей, среди которых – будущий монарх Филипп I.

Во Франции юную и очаровательную супругу короля знали как Анну Русскую и утверждали, что лишь она может вызвать улыбку на лице строгого правителя.

Известно, что помимо природной красоты Анна отличалась образованностью: в отличие от мужа, она умела читать и писать, а также знала несколько языков. На официальных документах королева указывала свое имя, в то время как Генрих I – обычный крестик.

Кстати, несмотря на бурную деятельность, развернутую Анной Ярославной во Франции при жизни и после кончины супруга, Париж королева не любила. В письмах к отцу она называла столицу хмурой и сетовала на отсутствие богатых дворцов и соборов.

Когда малолетний Филипп унаследовал престол, Анна разделила с графом Фландрии опеку и регентство, а в 1060-х годах вышла замуж вновь – на сей раз за крупного французского землевладельца Рауля де Крепи.

Последний официальный документ она подписала в 1075 году, назвавшись лаконично, но емко – «мать короля».

Анна Ярославна, королева Франции

Драма московского князя

В 1309 году скончался первый московский князь Даниил Александрович, и правление перешло в руки его сына – Юрия. Спустя всего год Юрий Данилович уже спорил с тверским князем Михаилом за великокняжеский Владимирский престол и был вынужден отступить, поскольку у последнего нашлось больше средств для подкупа ордынских сановников.

Надежд на получение ярлыка Юрий Данилович, впрочем, не оставил. В 1317 году он решил породниться с ханом Золотой Орды Узбеком и женился на его сестре Кончаке. Привезенная на Русь невеста приняла православную веру и получила имя Агафья.

Свадебным подарком московскому князю от хана стал долгожданный ярлык. Кроме того, некоторые историки полагают, что Узбек преподнес Юрию Даниловичу еще один подарок, а именно – ту самую шапку Мономаха! По одной из версий, этот головной убор был женским и принадлежал Кончаке.

Уже позднее московские мастера переделали его в одну из важнейших царских регалий.

Дмитрий Грозные Очи убивает Юрия Даниловича

Как бы то ни было, судьба Кончаки на Руси оказалась трагической. Осенью 1317 года началась усобица между Москвой и Тверью. Юрий Данилович потерпел очередное поражение, а его супруга была захвачена в плен и умерла.

Московский князь не стал продолжать войну и сообщил хану, что Кончаку коварно отравил Михаил Тверской, и вызвал того в Золотую Орду. Там тверской князь был казнен, а великокняжеский ярлык вновь получил Юрий Данилович.

Этот эпизод становится первым в истории возвышения Московского княжества.

Хотя сам Юрий пережил свою супругу всего на несколько лет и погиб от руки князя Дмитрия Грозные Очи (сына Михаила Тверского), его потомки продолжили политику мирного сосуществования с ордынскими ханами и вплоть до княжения Дмитрия Донского не оказывали им прямого сопротивления, преумножая свои богатства и оберегая земли от набегов.

Династические связи как повод выйти из войны

Осенью 1724 года светский Петербург обсуждал свежую новость: Анна, младшая дочь Петра Великого и его супруги Екатерины Алексеевны, заключила брачный договор с Голштинским герцогом Карлом.

Через несколько дней молодые обручились: Анне Петровне на тот момент было 16 лет, герцогу – слегка за 20.

Оба супруга официально отказывались от любых притязаний на российский престол от своего имени, а также от имени потомков, но обязались выполнить волю императора, если он изволит назначить наследником кого-либо из их детей.

  Михей и Джуманджи

Анна Петровна. Художник Л. Каравак

Так и случилось, правда, не при отце Анны, а при ее сестре – Елизавете. Выбор бездетной императрицы пал на племянника – мальчика по имени Карл Петер Ульрих, рожденного в Голштинии 10 февраля 1728 года.

В Российскую империю будущий правитель прибыл в возрасте 14 лет и был крещен под именем Петра Федоровича, но ни культурой, ни традициями чужой для него страны не интересовался.

Куда ближе юноше была Пруссия, а его кумиром и вовсе являлся противник Елизаветы Петровны в Семилетней войне – прусский король Фридрих II.

Едва вступив на российский престол после смерти Елизаветы, Петр III заявил, что воевать больше не намерен, и преждевременно вывел страну из конфликта.

Офицеры негодовали: в 1760 году был взят Берлин, а теперь его вместе с другими завоеваниями надлежало вернуть обратно! Петр Федорович тем временем не унимался и задумал новую военную кампанию.

Император планировал напасть на союзницу России – Данию – и захватить Шлезвиг, бывший когда-то частью его родной Голштинии.

Недальновидными решениями и ностальгической привязанностью ко всему немецкому Петр III вызвал недовольство широких слоев общества – но прежде всего дворян и гвардии.

История его недолгого правления завершилась весьма предсказуемо: никем не поддерживаемый, Петр Федорович пал жертвой дворцового переворота.

Россией стала править его супруга София Августа Фредерика Ангальт-Цербстская (она же – Екатерина Великая), не испытывавшая сантиментов относительно своего иностранного происхождения.

Аллегорическая картина «Петр III подает Фридриху II масличную ветвь»

Кого великая княжна предпочла Наполеону?

Взаимоотношения двух императоров, Александра I и Наполеона Бонапарта, всегда были сложными. Помимо политических амбиций и личной неприязни, к 1812 году вражду между ними усугубил еще и германский вопрос.

Когда Наполеон начал присоединять к Франции мелкие немецкие княжества, под его власть попало и Герцогство Ольденбургское, правителем которого был дядя российского императора, а его наследником – муж Екатерины Павловны (сестры Александра I).

Великая княжна Екатерина Павловна, сестра Александра I

Великая княжна вполне могла стать супругой Наполеона: еще до Отечественной войны Бонапарт сватался к сестре Александра, но получил отказ и был страшно уязвлен.

Выбор Екатерины Павловны пал на сына герцога Ольденбургского Георга-Петра, который, в отличие от французского «выскочки», вызвал симпатию всей царской семьи.

После свадьбы Георг был назначен генерал-губернатором трех губерний: Тверской, Новгородской и Ярославской, а позднее стал еще и главноуправляющим путями сообщения.

Весной 1812 года Георг Ольденбургский выехал в действующую армию, а затем вместе с императором покинул театр боевых действий. Возвратившись в Тверь, он занялся формированием народного ополчения и организацией лазаретов.

Особенно нравились принцу хлопоты по снабжению и обеспечению всем необходимым раненых: Георг отдавал этому занятию массу времени и сил, однако в полной мере осознавал важность своей миссии.

В один из визитов в госпиталь он заразился тифом и 15 декабря 1812 года умер.

Екатерина Павловна тяжело переживала смерть супруга, но все же решилась на новый династический брак: в 1816 году она связала свою жизнь с Вильгельмом Вюртембергским и получила статус королевы-консорта.

Сестра Александра I много сделала для Вюртемберга: занималась благотворительностью в голодные для королевства годы, открывала «дома трудолюбия», развивала образование и культуру.

Ее последняя встреча с близкими состоялась осенью 1818 года, когда Александр I и Мария Федоровна прибыли на Ахенский конгресс. Менее чем через год Екатерина Павловна скончалась от тяжелой болезни.

Королева эллинов и черногорские принцессы

Во второй половине XIX века династическая политика Романовых была прочно связана с балканским регионом.

Сыновья великого князя Николая Николаевича (сына Николая I) женились на княжнах Черногорских – Анастасии и Милице, а дочь морского министра Константина Николаевича – Ольга – стала супругой короля Греции Георга I.

Все эти связи были направлены против австрийской и германской экспансий на Балканах, представлявших серьезную опасность для России.

Черногорские княжны Милица и Анастасия

Венчание греческого короля с великой княжной Ольгой Константиновной состоялось в 1867 году в Царском селе. Примечательно, что Георг I был одет в русский генеральский мундир и не настаивал на том, чтобы церемония проходила в Афинах.

Этот брак укрепил отношения Греции и России, сблизил два царствующих дома и стал крупной удачей российской дипломатии. Особенно важным он казался в преддверии очередной войны с Турцией, которая разразится десятью годами позднее.

Усиление позиций Российской империи в Средиземноморском регионе было очень своевременным.

В Греции Ольгу Константиновну приняли очень тепло: современники отмечали доброжелательность, тактичность и сердечность «королевы эллинов». Она, в свою очередь, с участием относилась к судьбам подданных, но не забывала и о Родине. В Пирее по указанию королевы был открыт русский госпиталь, где могли пройти лечение моряки с российских судов.

В разгар войны балканских стран с Турцией, начавшейся в 1912 году, король Георг I пал жертвой террористического акта. После его гибели Ольга Константиновна вернулась в Россию, где прожила до революции.

В 1920 году, после смерти своего внука Александра и до повторного вступления на престол сына Константина, она исполняла обязанности регента.

Потомки Ольги Константиновны живут и здравствуют по сей день: самым известным из них является, пожалуй, герцог Филипп Эдинбургский – супруг британской королевы Елизаветы II.

Греческий правитель Георг I и великая княжна Ольга Константиновна

Источник: https://labuda.blog/495731

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector