Филипп малявин: как он популяризировал киноварь в жипописи

Филипп Андреевич Малявин (22 октября 1869, село Казанка Самарской губернии – 23 декабря 1940, Ницца) – русский художник, график. Начал осваивать азы живописи в афонском монастыре, откуда перекочевал в петербургскую Академию художеств под личное наставничество Ильи Репина.

Писал главным образом портреты в манере, сочетающей черты импрессионизма, экспрессионизма и модерна. Начиная с 90-х годов XIX века обретает главное вдохновение в живописании мощных образов людей из народа и усердно разрабатывает крестьянскую тему практически до конца жизни.

Особенности творчества художника Филиппа Малявина: его живопись обладает неуемным, буйным характером, не вписывается в конкретные стилистические рамки и впечатляет как масштабом полотен (Малявин редко брался за холсты размером менее квадратного метра), так и страстностью письма, что находит воплощение в стремительном напоре вихревого мазка и огненно-красной цветовой гамме.

Известные картины Филиппа Малявина: «Смех», «Вихрь», «Девка», «Крестьянская девочка», «Крестьянки», «Автопортрет с женой и дочерью», «Крестьянская девушка с чулком».

Биография художника Малявина настолько же пестра, захватывающа и эксцентрична, как и его картины.

Выходец из бедной крестьянской семьи проделал путь от послушника Афонского монастыря до студента Академии художеств Петербурга, а затем и модного, широко известного в Европе живописца.

Его независимое и своеобразное видение русского крестьянства вызывало негодование отечественных критиков и восторги заграничных ценителей художественной экзотики в исполнении экстравагантного самородка из российской глубинки.

Ломоносов от живописи

Уроженец села Казанки (нынешняя территория Оренбургской области) очень рано начал проявлять склонность к искусствам. «Я бегал собирал угли, – вспоминал Малявин, – и рисовал везде – на стенках, на колесах, на воротах и даже на золе».

Помимо рисования, мальчик увлекался лепкой и раздаривал всем желающим глиняные фигурки птичек и зверей.

Его дед славился мастерством резьбы по дереву, так что у Филиппа было у кого поучиться прекрасному.

А когда в наследство от дедушки ему достались карандаши, это было настоящее сокровище для будущего художника. Соседи, видя его стремление к рисованию, уговаривали отца, бедного хлебопашца Андрея Ивановича, отправить сына обучаться художествам.

Но тот, едва сводя концы с концами, ворчал в ответ, что «из крестьян, да еще почти из нищих, ученых не бывает».

Маленький Филипп, помимо прочего, отличался умом и сообразительностью. Ему легко далась грамота под наставничеством местного фельдфебеля.

А поскольку из предметов искусства на тот момент были доступны лишь образы святых в сельской церквушке, мальчик увлекся мечтой научиться иконописи. Его завораживали афонские иконы, поэтому он стремился попасть в мастерскую на Святой горе, чтобы именно там освоить это ремесло.

Мать Домна Климовна тоже не испытывала особого восторга от планов сына. «Из дома отдают только сирот», – заявляла она.

Но судьба распорядилась иначе: шестнадцатилетним подростком Филипп увязался за афонским монахом, по счастливому стечению обстоятельств навещавшим родственников неподалеку. Средства на дальний путь в Грецию односельчане собирали сообща – настолько велика была их вера в подрастающий талант.

Вот кто-то с горочки спустился

Так Малявин становится послушником в русском Свято-Пантелеймоновом монастыре на Афоне. С 1885 по 1892 год он прилежно трудится в иконописной мастерской, соблюдая строгий монастырский устав.

Но мирное течение аскетической жизни прерывается знакомством художника со скульптором Беклемишевым, заехавшим на Святую гору во время своего европейского вояжа.

Тот был настолько впечатлен работами Малявина, что всеми правдами и неправдами убеждает монашескую братию дать иконописцу вольную, а затем устраивает его поступление в Академию художеств в Петербурге и даже селит на первое время в своих апартаментах.

Малявин резко выделяется в толпе студентов: длинноволосый, в шапочке-скуфейке, «застенчивый, растерянный и одинокий “монашик” в одежде, похожей на подрясник, он молчал, опускал глаза и крестил лист бумаги перед тем, как начать рисовать» – так описывает встречу с художником его однокашница Остроумова-Лебедева.

Но не только непривычной внешностью и кротким нравом поражает всех Малявин в Академии. Его увлеченность и способности к обучению позволили освоить программу головного класса всего за два месяца и за столько же – окончить фигурный класс. И писал он так же стремительно, как и его шведский коллега-импрессионист Цорн, с которым Малявина не сравнивал только ленивый.

Художник Грабарь, еще один его сокурсник по персональной мастерской Ильи Репина, где Малявин продолжил обучение после реформы в Академии, вспоминает, как тот создавал его портрет: «Однажды он принес свой ящик с красками и, подойдя ко мне, просил попозировать ему для портрета.

Я только что укрепил на мольберте подрамник высокого и узкого формата с новым холстом, чтобы начать этюд натурщика. Малявин попросил у меня взаймы подрамник и в один сеанс нашвырял портрет, который произвел сенсацию в Академии.

Портрет был закончен в один присест, и это так всех огорошило, что на следующий день сбежались все профессора смотреть его; пришел и Репин, долго восхищавшийся силой лепки и жизненностью портрета».

И смех и грех

Уже во время обучения Малявин находит тему всей жизни: от степенных и благонравных салонных портретов он переходит к взрывоопасным монументальным полотнам-панно, целиком и полностью посвященным среде, которую он знал лучше всего, – русскому крестьянству.

Его дипломная работа «Смех» наделала стольку шуму в 1899 году, что достопочтенные академики удостоили Малявина заветного диплома лишь благодаря личному заступничеству Репина. Но, принеся художнику европейское признание и золотую медаль на Всемирной парижской выставке 1900 года, скандальная картина все-таки сделала его знаменитым и у себя на родине.

Так, за какую-то пятилетку странный «монашик» сделался большой величиной в художественном мире с солидными гонорарами и состоятельной клиентурой. В 1906 году, в возрасте 37 лет Малявин получает звание академика и на три года укатывает заграницу. Эта поездка немало повлияла на и без того чудаковатого художника.

Встретив Малявина в Париже, Остроумова-Лебедева едва признала в нем своего некогда скромного однокурсника: «Однажды он пришел к нам и удивил своей внешностью „европейца». Был он в пальмерстоне, на голове цилиндр, из-под которого висели длинные пряди неподстриженных волос, на руках ярко-рыжие перчатки, такие же башмаки. Все это висело на нем мешковато и нелепо.

В своем желании приодеться он был наивен и трогателен. Возвращались мы в Россию вместе. Он нас смешил и конфузил своим поведением в вагоне. Вез он с собою несколько деревянных змей. Они, если их взять за хвост, держались горизонтально в воздухе и при этом изгибались движением, очень похожим на живых змей.

Малявин высовывал сбоку или сверху к соседям такую шевелящуюся змею, и, когда какой-нибудь почтенный немец или немка начинали визжать, он хохотал во все горло. Мы его никак не могли унять, и он, как мальчишка, веселился от всей души».

Сила в правде

Нарастив в Европе не только завидную репутацию в мире искусства, но и приличный финансовый жирок, Малявин покупает усадьбу под Рязанью.

Там он оседает вместе с семьей на следующие два десятка лет, продолжая прилежно производить величественные как по размерам, так и по содержанию портреты своих любимых крестьянских муз.После революции 1917 года он было даже пытался приспособиться к новым реалиям.

Некоторое время занимался культурно-просветительской деятельностью среди народных масс, устроил открытие картинной галереи в Рязани и преподавал в свободных художественных мастерских.Но, как и многие люди искусства того времени, Малявин недолго протянул при новом режиме.

В 1922 году он эмигрирует сначала в Берлин, а затем в Париж и Ниццу, которая стала его последним пристанищем. В 1940 году ему не повезло оказаться в оккупированном Брюсселе, где его арестовывают по подозрению в шпионаже.

И, хотя гестаповский начальник, оказавшийся ценителем искусства, отпускает семидесятилетнего старика с миром, обратная дорога домой его доконала. Ему пришлось проделать путь из Бельгии во Францию пешком, что истощило и без того пожилого и подкошенного арестом художника.

Сразу же по возвращении в Ниццу Малявин попадает в клинику, но уже не покидает ее стен живым.

Существует легенда, согласно которой самобытный талант экстраординарного живописца был высоко оценен самим Пикассо. В ответ на вопрос искусствоведа Алпатова касательно мнения Пабло о русской живописи, тот якобы показал приобретенные им рисунки Малявина и восторженно заявил: «Посмотрите на этот портрет Ленина – вот живой и подлинный Ленин!»

Что нам известно достоверно, так это секрет, благодаря которому певцу российского крестьянства удавались настолько точные, жизненные образы, подлинность которых так зацепила основоположника кубизма: «Не надо обращать внимание на краски, на тона, на лепку, на рисунок; вы обнимите весь предмет одним глазом и вникните в его характер, в его дух и, когда вы что-то уловите, выносите это на холст, не думая о том, что тона грязны, темны или не те. Дело не в красках, а в правде».

Наталья Азаренко

  • 130 пользователям
  • Работы в 5 коллекциях и 89 подборках

Источник: https://artchive.ru/filippmalyavin

Как Филипп Малявин прошел путь от скромного иконописца до мэтра живописи?

Филипп Андреевич Малявин родился 10 (22 по н.с.) октября 1869 года в селе Казанка Бузулукского уезда Самарской губернии в небогатой крестьянской семье. Мальчик с детства проявил недюжинные способности, он лепил из глины, вырезал фигурки из дерева, но больше всего любил рисовать, используя для этого обычные угли. А еще он любил ходить в церковь и слушать колокольный звон.

Уже в зрелом возрасте Малявин вспоминал: «Церковь меня всегда к себе привлекала и тянула, и я всегда, всегда смотрел на ее купола, луковицы и необыкновенно был рад, когда слышал звон, в особенности в большие праздники.

Еще рано, рано слышишь первый удар, а затем звон, и когда видишь — все крестятся, и мне казалось, за этим звоном далеко-далеко есть что-то другое, хорошее и чудесное…».

Поэтому нет ничего удивительного, что в 16 лет он со знакомым монахом отправился в далекую Грецию, чтобы учиться иконописи в афонском православном монастыре святого Пантелеймона.

Освоение основ иконописи не заняло много времени, юноша был даровит и старателен. Но затем начались проблемы. Юный иконописец перестал точно следовать образцам, пытаясь писать иконы по-своему, что, естественно, не встречало одобрения монастырского руководства. Кстати, монахом он не стал, оставаясь послушником.

Поэтому, когда подошел призывной возраст, его вызвали в Бузулук, где он состоял на воинском учете, для призыва на срочную службу. Но в солдаты Малявин так и не попал. Начальник, руководивший призывом в Бузулуке, попросил Филиппа написать картину с лошадьми. Результат явно превзошел его ожидания.

В благодарность он оформил Малявину документы об освобождении от службы и отправил обратно на Афон.

Позднее Беклемишев вспоминал об этом времени: «Интересный юноша был Ф. А. Малявин. Одаренный недюжинным, пытливым умом, он вместе с тем в жизни был совершенным ребенком. Приходилось всему учить его с азов. Надо было отучать и от всех монастырских навыков». К счастью, Малявину повезло с учителями.

С 1894 года он занимался мастерской И. Е. Репина, который помог раскрыться таланту юного живописца.

Вскоре Филипп Андреевич стал выставлять на выставках вполне зрелые жанровые работы и портреты, некоторые из которых приобрел для своей галереи Третьяков, а это уже показатель мастерства, о чем не преминули упомянуть в газетах.

Читайте также:  Почему пушкин был против, что бы его дети писали стихи

В качестве конкурсной выпускной картины Малявин представил полотно «Смех», отличающееся ярким колоритом и темпераментной манерой письма. Картина вызвала шквал откликов и споров. Одни её вдохновенно хвалили, другие яростно ругали. Известный художник А. Н. Бенуа так отзывался о появлении этой работы на академической выставке: «Самое главное явление на выставке, и в чисто художественном отношении единственное, картины, или вернее, картина г. Малявина. Слава Богу, на нем можно отдохнуть, вот наконец, талант, не обутый в китайские башмачки, бодро и весело расхаживающий…». Между тем, Совет академии эту картину отверг, присвоив Малявину звание художника за серию портретов.

Репин, всячески поддерживавший своего ученика, вспоминал об этом: «По поводу академических выпусков теперь была у нас бурная баталия из-за Малявина. Этот неукротимый, блестящий талант совсем ослепил наших академиков. Старички потеряли последние крохи зрения, а вместе с этим и последние крохи своего авторитета у молодежи. Старая история. Рутинеры торжествуют свое убожество».

Поездка молодого художника в 1900 году со своими работами за границу оказалась весьма успешной, в том числе и в финансовом плане. По возвращению на родину он смог купить под Рязанью близ деревни Аксиньино небольшую усадьбу, в которой оборудовал мастерскую. Здесь он прожил почти двадцать лет, написав свои лучшие работы, которые теперь украшают многие музеи мира.

В столице А. В. Луначарский познакомил художника с Лениным и выхлопотал Малявину пропуск в Кремль, чтобы рисовать с натуры партийных лидеров. Картину, прославляющую вождей революции, Малявин писать не стал. Его зарисовки того периода, в том числе изображения Ленина, сохранились, но в советские времена о них особо не вспоминали, так как с 1922 года художник жил во Франции.

Художник много работал, писал портреты и своих знаменитых русских баб, но из его картин постепенно уходила былая легкость кисти. Он это понимал и с горечью говорил: «Вне родины нет искусства». Понимали это и его друзья.

Пожалуй, наиболее точно это выразил Ф.

Шаляпин: «Малюет он и сейчас неплохо, да только все его сарафаны полиняли, а бабы сделались какими-то тощими, с постными лицами… Видно, его сможет освежить только воздух родных полей, и больше ничто…».

Былой славы у художника уже не было, но его картины охотно покупали, периодически поступали заказы и на портреты. В период начала оккупации фашистами Бельгии Малявин был в Брюсселе, где писал очередной портрет. Художника заподозрили в шпионаже в пользу СССР и арестовали, но вскоре выпустили.

Добираться до Ниццы Малявину пришлось пешком и на попутках, что окончательно подорвало его силы. Вернувшись в Ниццу, Филипп Андреевич тяжело заболел и 23 декабря 1940 года скончался.

Чтобы организовать художнику достойные похороны, дочь Малявина вынуждена была за бесценок продать многие его полотна.

В наши дни работы художника находятся во многих музеях и частных коллекциях по всему миру. Интерес к творчеству Филиппа Андреевича Малявина не угас. Его яркие, брызжущие весельем картины продолжают радовать зрителей.

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/biographies/articles/34775/

Художник Филипп Андреевич Малявин | Картины

Автопортрет

Русский и советский художник Филипп Малявин писал свои картины на стыке «модерна», «импрессионизма» и «экспрессионизма». Русский самородок из бедной крестьянской семьи, который отправился в Грецию на собранные земляками средства, чтобы учиться церковной живописи.

Художник Филипп Андреевич Малявин родился в октябре 1869 года в селе Казанка Бузулукского уезда Самарской губернии в многодетной бедной семье государственных крестьян. Рисовать начал в возрасте 4 – 5 лет. Много лет спустя Малявин вспоминал:

Я бегал собирал угли, и рисовал везде — на стенках, на колесах, на воротах и даже на золе.

А ещё маленький Филипп увлёкся лепкой и с большим удовольствием одаривал односельчан глиняными фигурками зверюшек и птиц.

Дед будущего художника был известным сельским мастером резьбы по дереву и с удовольствием занимался с талантливым внуком. И именно дедушка подарил Филиппу первые карандаши.

Соседи, видя безусловный талант мальчика, уговаривали Андрея Ивановича, отца Филиппа, отдать сына в обучение художествам, но бедный крестьянин только ворчал:

Из крестьян, да ещё из почти нищих, учёных не бывает.

Поддерживала отца и мать, Домна Климовна, которая не желала, чтобы сын уезжал из родительского дома:

Из дома отдают только сирот.

Россия-матушка

Маленький Филипп Малявин выделялся из среды крестьянских детей не только талантом художника, но и изрядным умом – он буквально за один год научился писать и читать.

Поскольку в деревне из предметов искусства будущему художнику были доступны только образа святых в сельской церкви, то вполне естественно, что Филипп загорелся мечтой стать иконописцем, и изучать иконопись в мастерской на Святой горе, в Афоне.

Когда Малявину исполнилось 16 лет, в село, навестить родственников, приехал афонский монах, который и взялся доставить Филиппа до Святой горы – средства на поездку подростка в Грецию собирало всё село. Односельчане, как могли, поддержали подрастающий талант.

Так Малявин оказался в Греции, в монастыре Святого Пантелеймона, где прилежно учился и трудился в иконописной мастерской до 1892 года, когда на Святую гору заехал известный русский скульптор Беклемишев.

Скульптор был настолько поражён работами молодого послушника, особенно морским этюдом, что убедил монастырскую братию дать талантливому иконописцу вольную, увёз Филиппа в Петербург, помог поступить в Академию и, на первое время, поселил афонского иконописца в своих апартаментах.

Портрет скульптора Беклемишева

Малявин резко выделялся среди студентов академии. Сокурсница Филиппа Андреевича Анна Остроумова-Лебедева вспоминала:

Я держала вместе с ним экзамен в академию. Во время работы мой внимание было зацеплено странной фигурой. Юноша в какой-то необычной одежде. Похоже на монашеский подрясник.

На голове шапочка в виде скуфейки, низко надвинутая на глаза. Из-под неё висели длинные волосы до плеч. Лицо плоское, скуластое, корявое. Брови опущены к вискам. Светлые, небольшие глаза.

Лицо монашка, книгоноши. Простецкое лицо.

Портрет художницы Анны Остроумовой-Лебедевой

Второй раз я увидела его в классах академии. Я рисовала недалеко от него.
Перед началом занятий он, ни с кем не здороваясь, с опущенными глазами, прошёл к своему месту и тихонько стал развёртывать свой рисунок. Потом, оглянувшись кругом, он торопливо перекрестился, что-то бормоча про себя, перекрестил рисунок и принялся за работу.

В первый же год, после лета, он привёз отличные этюды своей матери, сестры с книгой… и отца.

Портрет А.И. Малявина, отца художника

…Малявин страшно одарённой человек. Без образования, из крестьянской среды и выросший впоследствии среди беспутных монахов Афона. Он остался, несмотря на это, таким свежим, чистым, непосредственным. Как в нём сильны такт и врождённое чувство ко всему прекрасному! Здесь он проявляет себя тонким и глубоким наблюдателем и психологом.

В этот период в Академии была проведена реформа и было создано Высшее художественное училище. Вот в это училище и был определён Малявин, в мастерскую И. Репина, где в то время учились И.Э. Грабарь, К.А. Сомов, А.П. Остроумова, Е.М Мартынова, А.И. Тхоржевская.

Необходимо отметить, что Филипп Малявин поразил своих сокурсников и педагогов не только монашеской внешностью и кротким нравом, но и невероятной способностью к обучению – программу головного класса «монашик» освоил за два месяца, за следующие два месяца окончил фигурный класс. И писал свои картины с невероятной стремительностью. Художник Грабарь вспоминал, как Малявин писал его портрет на одном из уроков в мастерской Репина:

Однажды он принес свой ящик с красками и, подойдя ко мне, просил попозировать ему для портрета. Я только что укрепил на мольберте подрамник высокого и узкого формата с новым холстом, чтобы начать этюд натурщика.

Малявин попросил у меня взаймы подрамник и в один сеанс нашвырял портрет, который произвел сенсацию в Академии.

Портрет был закончен в один присест, и это так всех огорошило, что на следующий день сбежались все профессора смотреть его; пришел и Репин, долго восхищавшийся силой лепки и жизненностью портрета.

Портрет художника Игоря Эммануиловича Грабаря

Будучи учеником Репина Малявин пишет несколько работ, которые создают ему имя в мире живописи. Три ранние работы молодого художника выставляются в салоне Московского общества любителей художеств и два полотна приобретает Третьяков для своей знаменитой коллекции.

Филипп Андреевич начал получать заказы и написал несколько весьма эффектных картин: «Портрет баронессы Вольф», «Портрет госпожи Поповой», «Мальчик в матроске» и т.д.

Однако, именно в этот весьма благополучный период художник находит «свою тему» и постепенно удаляется от академических портретов в скандальным, взрывоопасным и монументальным полотнам о крестьянской жизни.

И его дипломная работа «Смех» стала настолько скандальной, что только благодаря хлопотам Репина автор скандального полотна сумел получить заветный диплом.

И не за «Смех», а за написанный на скорую руку портрет мальчика.

Смех

Впрочем, через год, в 1900 году, картина «Смех» получила золотую медаль на Всемирной выставке в Париже. И Малявин стал уже европейской знаменитостью.

В 1901 году «Смех» выставили на Четвёртой международной выставке в Венеции, где полотно было приобретено итальянским правительством для Международной галереи современного искусства.

За следующие пять лет «кроткий монашик» сумел стать солидной величиной в мире живописи, обзавёлся солидной клиентурой и получал такие же солидные гонорары за своё творчество.

В 1906 году Филипп Андреевич Малявин получил звание академика и на три года уехал в заграничное турне. Современники вспоминали, что эта заграничная поездка сильно повлияла на «странного» художника.

Анна Остроумова-Лебедева встретилась с Малявиным в Париже и не узнала своего тихого богобоязненного сокурсника:

Однажды он пришел к нам и удивил своей внешностью „европейца“. Был он в пальмерстоне, на голове цилиндр, из-под которого висели длинные пряди неподстриженных волос, на руках ярко-рыжие перчатки, такие же башмаки. Все это висело на нем мешковато и нелепо.

В своем желании приодеться он был наивен и трогателен. Возвращались мы в Россию вместе. Он нас смешил и конфузил своим поведением в вагоне. Вез он с собою несколько деревянных змей.

Они, если их взять за хвост, держались горизонтально в воздухе и при этом изгибались движением, очень похожим на живых змей.

Малявин высовывал сбоку или сверху к соседям такую шевелящуюся змею, и, когда какой-нибудь почтенный немец или немка начинали визжать, он хохотал во все горло. Мы его никак не могли унять, и он, как мальчишка, веселился от всей души.

Автопортрет

Из зарубежной поездки Малявин вернулся известным и весьма обеспеченным художником. Вскоре он женился на бывшей вольнослушательнице Академии и ученице И.Е.

Репина мещанке Наталии Новак-Савич, купил усадьбу под Рязанью, где и жил, практически безвыездно, со своим семейством (у художника родилось две дочери).

И не забывал регулярно «производить» свои взрывные и монументальные, как по содержанию, так и по размерам портреты своих обожаемых «крестьянских муз».

В 1903 году Малявин вошёл в новое выставочное объединение «Союз русских художников», а в 1906 году представил на выставку «Мира искусств» полотно «Вихрь». Про малявинский «Вихрь» художественный критик Сергей Глаголь написал:

Вихрь производил впечатление красивого ковра с огненно-красными, малиново-красными и сине-зелеными пятнами. Краски горят. Долго смотреть на них больно глазам, и все-таки оторваться не хочется. Что-то чарующее, влекущее к себе.

Вихрь

Нужно ли говорить, что «Вихрь» прямо на выставке был выкуплен Третьяковм для своего музея.

После череды революций 1917 года Малявин пытался работать в новых условиях, занимался культурно-просветительской деятельностью среди крестьян, открыл картинную галерею в Рязани, преподавал в свободных художественных мастерских и даже провёл, в 1919 году персональную выставку в Рязани.

Читайте также:  7 известных русских историй любви

Выставка прошла с большим успехом и художника пригласили в Москву, где Филипп Андреевич выполнил большое количество натурных зарисовок В.И.

Ленина, написал несколько портретов революционных вождей – эти работы были выставлены на выставке «Ассоциации художников революционной России» в 1922 году.

Луначарский, Ленин и Троцкий

В.И. Ленин

Рязанское имение художника было национализировано ещё в 1918 году (большую часть своих картин Малявин сумел переправить за границу ещё до конфискации), и после выставки 1922 года художник получил разрешение выехать, вместе с семьёй, за границу для организации передвижных выставок своих картин.

В СССР Малявин возвращаться не спешил, но и связей с родиной не рвал – периодически присылал свои картины для советских выставок.

Семья Малявиных изначально обосновалась в Париже, а в конце двадцатых годов перебралась в Ниццу. До 1939 года художник провёл несколько персональных выставок (не меньше десятка) в европейских столицах.

Качели

В 1940 году Малявин оказался в оккупированном нацистами Брюсселе и был арестован, как шпион. Художника продержали некоторое время в гестапо, а потом отпустили. Семидесятилетний Филипп Андреевич пришёл во Францию пешком. Арест и долгая трудная зимняя дорога подорвали жизненные силы художника и в декабре 1940 года Малявина не стало. Похоронили живописца на Русском кладбище Кокад в Ницце.

Говорят, что один из рисунков Малявина приобрёл Пикассо. И когда великого художника спросили, что он думает о русской живописи, то Пабло показал искусствоведу Алпатову рисунок Малявина и восторженно заявил:

Посмотрите на этот портрет Ленина – вот живой и подлинный Ленин!

Закончить рассказ о Филиппе Андреевиче Малявине хотелось бы «главным секретом живописи» от великого художника:

Не надо обращать внимание на краски, на тона, на лепку, на рисунок; вы обнимите весь предмет одним глазом и вникните в его характер, в его дух и, когда вы что-то уловите, выносите это на холст, не думая о том, что тона грязны, темны или не те. Дело не в красках, а в правде.

Катание на санях

Картины художника Филиппа Андреевича Малявина

Две русские красавицы

Казанская девственница

Бабы (Зелёная шаль)

Крестьянская девочка

Крестьянки

Александра Балашова

Обнажённая

Танец

Крестьянская девушка

Три бабы

Сельская жизнь

Даная

Женщина в красном фартуке

Баба в жёлтом

Портрет женщины

Пахота

Смеющаяся баба

Танец

Продавец шали

Две девки

Источник: https://svistanet.com/hudozhniki-i-art-proekty/kartini-i-zhivopis/xudozhnik-filipp-malyavin-1869-1940-ves-sekret-zhivopisi-v-pravde.html

Филипп Малявин: самый русский художник | Оренбургская неделя

На открытии выставки. Фото автора

В Оренбургском областном музее изобразительных искусств состоялось событие российского значения – вернисаж, на котором представлена графика Филиппа Малявина.

«Мужской портрет»

Дело в том, что выдающийся русский художник с мировым именем – наш земляк. Он родился в селе Казанка Бузулукского уезда полтора века назад. К 150-летию живописца и приурочена эта выставка.

В экспозиции – коллекция его произведений, собранная за многие годы оренбургскими музейщиками и впервые покинувшая музейные запасники. Три десятка рисунков и живописный этюд «Крестьянка в красном сарафане» являются поистине «золотым запасом» музейной сокровищницы.

 Ведь Малявин был не только грандиозным живописцем, но и виртуозным рисовальщиком. Его графика отличается  филигранной техникой исполнения  и предельным лаконизмом.

«Баба»

Однако несмотря на лапидарность, его рисунки вовсе не являются набросками, заготовками к картине. Это, по сути, законченные станковые вещи, которые искусствоведы называют шедеврами.

На самом деле в этих беглых карандашных рисунках, которые он создавал за три-четыре минуты, есть образ, характер, личность, настроение.  «Дело не в красках, а в правде», – считал художник.

Он схватывал эту правду своим цепким взглядом в мгновение ока.

«Танец»

Инициатор и автор экспозиции – доктор искусствоведения Игорь Смекалов.

Он выстроил ее таким образом, что в большом зале показаны завершенные рисунки, включая «Автопортрет», «Портрет жены», целый ряд прославленных «малявинских баб», в малом – мгновенные натурные наброски: «кухня» художника, позволяющая зрителю осмыслить его творческий метод.

Все произведения относятся к периоду расцвета малявинского таланта. Благодаря финансовой поддержке министерства культуры Оренбургской области работы «переодеты»  в новые рамки и паспарту.

«Баба с ребенком»

Прямая речь

Дания Хайрутдинова, искусствовед:

 – Филиппа Малявина можно назвать Ломоносовым от живописи. Он умудрился родиться в самом неподходящем для художника месте – бедной безграмотной семье на окраине империи. Но родился он с неугасимым желанием – рисовать.

Брал в руку уголек и рисовал на подоконнике, стене, печке – везде, где этого делать нельзя. Единственное его соприкосновение с живописью было в церкви. Он так мечтал научиться писать, что в 16 лет ушел пешком на Афон.

А от Бузулука до Афона по прямой более 2,5 тысяч километров. Средства на дальний путь односельчане собирали сообща, веря в талантливого парнишку.  С Афона он перекочевал в петербургскую Академию художеств под личное наставничество Ильи Репина.

В Академии высоко ценили его живопись, но свою стипендию он получал именно за рисунки. На выставке можно наблюдать этот виртуозный талант.

Виталий Зимаков, начальник Управления культуры, искусства и образовательной политики:

 – Эта выставка является продолжением большого проекта «Возвращение Малявина в Оренбург». За это спасибо нашему Союзу художников, который взял имя художника, как знамя, как символ, как отправную точку для интересных дел и свершений.

Таким образом, у нас появился знаменитый теперь Всероссийский «Пленэр в Бузулукском бору». В связи с этим Бузулук теперь претендует на статус художественной столицы Оренбуржья, потому что там проходят творческие проекты, связанные с изобразительным искусством.

И все это связано с именем Филиппа Малявина. 80 процентов наследия художника сейчас находится за пределами России. Его картины представлены во всех крупных музеях Европы, есть и в США. В России тоже имеются, но катастрофически мало.

Поэтому нынешняя выставка здесь, на земле, которая непосредственно связана с именем Малявина,  – знаковое событие. Редкий шанс, когда вживую можно увидеть его графику.

Юрий Комлев, директор Оренбургского музея изобразительных искусств:

– Оренбургский музей одним из первых в России начинает череду праздничных мероприятий, посвященных 150-летию со дня рождения Филиппа Малявина. Изначально эта выставка задумывалась как совместный проект с Государственным музеем академии художеств Санкт-Петербурга, где тоже есть работы Малявина.

Планировалось, что они поддержат нашу выставку своими работами из фондов музея, а потом мы предоставим  свои из фондов нашего музея. Но не получилось. Сотрудники нашего музея вчера сделали 20-секундный ролик о том, как идет монтаж выставки. За сутки от Калининграда до Владивостока он набрал огромное количество просмотров.

Директора российских художественных музеев с удивлением говорят: Пушкин ваш, Толстой ваш, пуховый платок ваш, теперь еще и Малявин ваш. И уже хотят видеть эту выставку в своих залах.

Этот проект свидетельствует о том, что наш музей выполняет важную государственную задачу по сохранению всего лучшего, что есть в русской и оренбургской культуре.

Лидия Медведева, искусствовед:

– Когда музей получил десять первых рисунков в Москве – это было огромное явление в культурной жизни Оренбурга. Малявин – гений, не поддающийся никакому анализу. Серебряный век – сверкающий небосклон искусства. И на этом небосклоне яркой кометой появляется Малявин. Одни его страстно ругают, другие страстно поддерживают.

И это всегда было связано с его именем. Потому что не похоже, непривычно. То, что он делал, выламывалось из всех рамок. Мне кажется, никогда еще не было русского художника, который до такой степени был плоть от плоти народа русского. И вместе с тем это очень сложное явление.

И поэтому, когда мы говорим о Малявине, мы должны говорить не только о том, что он ученик Репина и имеет прекрасный академический фундамент. Мы должны помнить и о том, что он испытал влияние импрессионистов. Потом – был модерн. Потом – народное творчество, которое таилось в глубине его сознания.

Об этом художнике можно говорить бесконечно. Но посмотрите на его рисунки. Он ведь и в них живописен. Графики, в том числе Фаворский, говорили, что рисовать надо одной линией. А он сначала рисовал глаза. Потому что русский человек. Для него главное – духовное начало. А где оно? Глаза! Дальше – рот. И только потом – овал.

Причtм безукоризненный. Таких овалов я не видела ни у одного художника.

Анатолий Шлеюк, председатель Оренбургского отделения Союза художников России:

 – Наш Союз стремится увековечить память о Малявине. В 2012 году мы начали проект «Пленэр в Бузулукском бору», а уже в следующем по решению секретариата Союза художников России он получил статус Всероссийского и получил имя нашего земляка. Мы провели уже четыре пленэра.

В 2014 году поставили памятный знак на въезде в Казанку, которая, к сожалению, вымирает. Но мы ездим туда каждый раз и пишем этюды. Кстати, сюда, на родину к своему ученику, единственному из всех приезжал Илья Ефимович Репин.

Вчера мы побывали в Бузулуке, где открылась выставка, и состоялся «круглый стол», посвященные юбилею живописца. В поселке Красногвардеец открылась картинная галерея имени Филиппа Малявина, появившаяся благодаря тому, что художники, приезжающий на пленэр, дарят свои работы.

И самое большое, что нам удалось сделать – поставить памятник Малявину в самом центре Бузулука. В планах – открыть в этом городе картинную галерею его имени. Будем продолжать традиции.

Источник: https://orenweek.ru/68790/

Филипп Малявин: картины, биография

В 90-х годах прошлого века учащиеся Петербургской императорской Академии художеств были немало пораже­ны появлением в их среде странного юноши в какой-то необычной одежде. С длинными волосами, с шапочкой в ви­де скуфейки, низко надвинутой на лоб, он казался расте­рянным и одиноким в шумной студенческой толпе. Но в выражении плоского скуластого лица, освещенного светлыми глазами, трогали какая-то наивная откровенность и простосердечие. Это был Филипп Андреевич Малявин, известный впоследствии живописец, мастер крестьянской темы в очень своеобычном и темпераментном толковании.

В Академию Малявин попал прямо из Афонского мона­стыря. В далекой Греции русский мальчик принял послуш­ничество, надеясь научиться живописи. В монастырской иконописной мастерской и увидел его работы молодой скульптор В. А. Беклемишев. Удивительный поворот в судь­бе юного послушника совершился мгновенно. Вскоре был сдан вступительный экзамен в Академию художеств.

Успехи Малявина в этом высшем художественном учеб­ном заведении России были блестящи. Из родной деревни в Самарской губернии каждую осень привозил он портреты и композиции «дивные по рисунку и живописи», как вспо­минала его соученица А. П. Остроумова-Лебедева. Ранние работы Малявина — «Крестьянская девушка с чулком», «Портрет сестры» (обе —1895 г.

) — поражали целостным восприятием модели, глубоким проникновением в характер изображаемого. Молодой художник не расставался с аль­бомом. Многие товарищи и академические преподаватели были запечатлены им в рисунках и живописных этюдах. Из последних некоторые вылились в законченные произве­дения, такие, как «Портрет художника К. А.

Сомова» (1895), «Больная» (1897).

Дипломную картину Малявин посвятил крестьянской теме. На ней были изображены хохочущие крестьянки в яр­ких красных сарафанах. Это полотно 1899 года, названное «Смех», положило начало своеобразной декоративно-эпической или, как ее называли, «малявинской» манере в живопи­си.

Читайте также:  Каким народам пришлось тяжелее всего при монголо-татарском иге

Но в Академии разразился невиданный скандал в связи с его появлением на конкурсе.

Только авторитет Репина, угрожавшего уйти из Академии, если его ученику не дадут звания художника, смог повлиять на решение академического совета.

Звание все-таки присудили Малявину, правда, не за дипломную работу, а за ранее написанные портреты. Зато в следующем году в Париже «Смех» стал «гвоздем» Всемирной выставки. Малявина удостоили золотой медали.

В первом десятилетии нашего века Малявин был одним из самых известных художников. Он утвердился в декора­тивно и монументально понимаемой крестьянской теме. Его великолепные «Бабы» и «Девки» покоряли звучностью и блеском красок, выражением загадочной «нутряной» силы.

Бабы

Картин с такими названиями было написано им множество. Но каждый образ нес свою задачу, темные лица были тща­тельно выписаны и казались особенно значительными в хаосе пламенеющих, струящихся мазков. Особенную славу принесла художнику картина «Вихрь» (1906) с изображе­нием пляшущих крестьянок.

картина «Вихрь»

Почти все полотно занимает праздничный, ликующий вихрь красных сарафанов. Только вверху выделяются пять женских лиц. В пиршестве крас­ного цвета, в кружащихся ритмах мазков жила вечная сти­хия народного веселья, полного удали, бесшабашного и гор­дого торжества.

Известны заказные портреты работы Малявина, одно время он считался весьма модным портре­тистом. Правда, эта линия его творчества раньше других начала клониться к упадку; внешние эффекты, манерность, а иногда и раздражающая безвкусица все чаще появлялись в портретах предреволюционных лет.

Стали повторяться, утрачивая жизненность, крестьянские образы. Слава Маля­вина постепенно угасала.

С 1922 года и до самой смерти Малявин жил за границей. Созданные там работы казались слабым повторением его известных картин.

Картины Малявина

Источник: http://www.artcontext.info/pictures-of-great-artists/55-2010-12-14-08-01-06/1690-malyavin.html

Творчество Филиппа Малявина (стр. 1 из 3)

  • Содержание
  • Введение
  • Анализ использованной литературы
  • Жизнь художника
  • Основные этапы творчества
  • Заключение
  • Список литературы
  • Введение

Русское искусство конца XIX—началаXX века было богато яркими индивидуальными, смелыми творческими исканиями. Среди художников этой эпохи Филипп Андреевич Малявин являлся одним из наиболее самобытных и одаренных. Его работы, возбуждавшие горячие споры на выставках и в печати, до сих пор захватывают зрителя своей взволнованностью и красочностью.

Широкая известность Малявина была в свое время создана на один-два года лишь несколькими его картинами; имя художника оказалось прочно связанным с понятием «малявинские бабы».

За шумным успехом этих картин остались как бы в стороне другие его произведения.

А ведь написанные им портреты и его многочисленные рисунки, относительно мало известные, достойны не меньшего внимания, чем те немногие картины, которые сделали Малявина знаменитым на родине и за ее рубежом.

Анализ литературы

Книга: Русские художники. Живопись XX века. В ней статья Бориса Зотова, в которой он кратко рассказывает о жизни и творчестве живописца Филиппа Андреевича Малявина.

В данной литературе Малявин представлен как величайший талантливый человек, который покорял зрителей своим прирожденным талантом колориста, также он прекрасно чувствовал форму, а самое главное: он был глубоко национален, его талант шел от крестьянского начала самого художника.

Жизнь художника

Филипп Андреевич Малявин родился в многодетной деревенской семье государственных крестьян 11(23) октября 1869 года в селе Казанке Самарской губернии. Истоки его творчества, особенность его живописного языка там и стоит искать – в его деревенском детстве. Маленький Филипп был искусным резчиком по дереву.

Много лет спустя он будет вспоминать: «Долгое время я никак не мог решить, быть ли мне живописцем или резчиком, и это меня очень удручало. Смотрел всегда с ужасом на годы – вот будет мне семь, восемь. До десяти представить себе не мог, до того это уже старость, и мне казались люди после десяти лет уже пожилыми.

Я только одного боялся, как бы не потерять времени, и бегал, собирал угли в золе и рисовал везде – на стенах, на колесах, на воротах и даже на золе. Обращался к мужикам, чтобы они мне показали, как нужно рисовать, и с успехом пользовался их советами».

[1] Рисовать мальчик начал рано, а так как в деревне каких-либо изображений, кроме икон, не было, то он и срисовывал «святых».

Должно быть, родным нравились его рисунки или уж очень покорило их рвение мальчика, но только они отнеслись сочувственно к его наклонностям, и 14-летний Филипп Малявин был отпущен с богомольцами в Грецию, на Афон, в находившийся там большой русский монастырь. Мальчик и его близкие полагали, что там он сможет научиться писать образа.

Никакой иконописной школы на Афоне, однако, не оказалось,- там существовала лишь небольшая иконописная мастерская, за которой присматривал монах, такой же самоучка, как и остальные «мастера».

Но, чтобы заниматься даже в такой мастерской, Малявину надлежало стать послушником монастыря.

Он начал работать с увлечением и, с точки зрения монахов, успешно: ему доверили, наконец, даже роспись целой стены в одной из церквей.

Так продолжалось до декабря 1891 года, пока на Афон не заехал, возвращаясь из заграничной командировки, молодой скульптор В. А. Беклемишев. Увидев работы Малявина, среди которых были и пейзажные этюды и портрет настоятеля монастыря, Беклемишев был поражен несомненным дарованием юноши. Он уговорил монахов отпустить их послушника учиться живописи в Россию.

В 1892 году Малявин выдержал экзамен для поступления в Академию художеств. Среди поступающих он резко выделялся, необычный студент – длинноволосый монах в черной рясе.[2] Вот как вспоминает о Малявине известная художница А. П. Остроумова-Лебедева, державшая экзамены одновременно с ним: «Юноша в какой-то необычной одежде…

На голове шапочка вроде скуфейки, низко надвинутая на глаза. Из-под нее висели длинные волосы до плеч. Лицо плоское, скуластое, корявое. Брови опущены к вискам. Светлые небольшие глаза… Его застенчивость, какая-то растерянность и одиночество среди студентов привлекали внимание …

трогала его какая-то наивная откровенность и простосердечие».

Кроме таланта, нужны были воля и упорство, твердая вера в свое призвание, чтобы выходец из неграмотной деревни, из темного мира афонских монахов смог бы явиться в столичный Петербург, в Академию. Малявин занимался блестяще, он изумлял педагогов верностью глаза, точностью рисунка и не раз получал поощрительные медали. Его можно было считать уже сложившимся художником.

В годы занятий Малявина в Академии художеств шла подготовка к реформе системы преподавания. В 1894 году ряд крупнейших мастеров русского искусства стали ее профессорами, получившими широкие права в руководстве своими учебными мастерскими.

Студентов особенно привлекала возможность работать под руководством И. Е. Репина. Пришел заниматься в его мастерскую и окончивший общий курс Малявин.В 1900-х Малявин участвует в выставках Товарищества передвижников, в 1906 г. показывает на выставке объединения «Мир искусства» свою картину «Вихрь».

Впоследствии он также был членом «Союза русских художников».[3]

Побывав летом 1895 года на родине, в Самарской губернии, Малявин привез оттуда большие портреты (один из них «За книгой» был приобретен П. М. Третьяковым). Они-то и являются одними из самых ранних известных нам произведений художника, в которых уже проявились характерные для него особенности.

Портреты, «дивные по рисунку и живописи», произвели «громадное впечатление на меня и моих товарищей», — вспоминает Остроумова-Лебедева. Она же приводит слова, в которых Малявин выразил свое понимание живописи.

Выше всего он ставил творческую активность художника, его способность к широким обобщениям: «Главное в существе предмета, в его характере, духе и жизненности. Не надо обращать внимание на краски, на тона, на лепку, на рисунок.

Вы обнимите весь предмет одним глазом, вникните в его характер, в его дух, и когда вы что-то уловите, выносите это на холст, не думая о том, что тона грязны, темны или не те. Дело не в красках, а в правде».

Вот это проникновение в существо изображаемого и поражает до сих пор в ранних работах Малявина, таких, как «Крестьянская девушка с чулком» или «За книгой (портрет сестры)», созданных в 1895 году.

Первая из них, написанная на воздухе, — большой этюд, созданный как бы «единым дыханием»: очень цельный, непосредственный, свидетельствующий об умении художника точно наблюдать (жесты, движения, манеру вязать на ходу).

В нем много воздуха, солнечного света и того ощущения тишины и простора, которое бывает только в деревне.

В портрете сестры Малявин создал психологически-сложный образ.

Многие мастера бытового жанра изображали женщин русской деревни, но впервые, в работе студента Академии, крестьянка была представлена в таком духовном порыве,— взволнованной прочитанной книгой, думающей, мечтающей.

Ее фигура как бы выступает из темного угла в сильном динамическом повороте; тени подчеркивают аскетический характер лица, резко выступающие скулы. Умение схватывать главное и как бы скульптурная лепка формы делают этот портрет произведением зрелого мастера.

Крестьянская тема стала основной в творчестве художника, но не единственной. Он всегда имел с собой альбом и постоянно рисовал: натурщиков, своих товарищей, педагогов — рисовал быстро, изощряя свою наблюдательность. Так же он стал работать и масляными красками.

Грабарь рассказывает о своем портрете, написанном Малявиным и произведшем «сенсацию» в академии. «Портрет был закончен в один присест и это так всех огорошило, что на следующий день сбежались все профессора смотреть его; пришел и Репин, долго восхищался силой лепки и жизненностью портрета».

Портрет Грабаря был не единственным изображением сотоварища по мастерской Репина: молодые художники охотно позировали Малявину. В каждом изображении он решал особую творческую задачу и это делало такими не похожими один на другой портрет И. Э. Грабаря, А. П. Остроумовой, К. А. Сомова, Е. М. Мартыновой, А. А. Мурашко.

В самой мастерской Репина был создан превосходный портрет художника К. А. Сомова — в белом халате, отдыхающего на диване (1895). Написанный живо, свободным и энергичным приемом в теплой серо-коричневатой гамме, портрет очень красив.

Чувствуется репинская традиция в горячности живописного темперамента, в стремительности широкого мазка и в твердом рисунке. Малявин сумел передать непринужденность позы и метко показал существенные черты изображенного: уверенность в себе, спокойную замкнутость, ленивую медлительность.

Можно сказать, что портрет Сомова — эпизод из жизни знаменитой репинской мастерской ее лучшего времени, когда в ней дружно работали и много спорили, учились у Репина и друг у друга.

Не меньшее значение в творчестве молодого Малявина имеет картина «Больная» (1897) — портрет художницы Е. М. Мартыновой, одно из самых поэтичных его произведений. Оно кажется очень простым: утомленная долгой болезнью девушка полулежит на подушках и печально смотрит перед собой, в сторону от зрителя.

Но скромные внешние средства были использованы замечательно проникновенно. Однотонная серебристая гамма портрета прекрасно соответствует образу хрупкой, недолго прожившей Мартыновой. Привлекательно ее исхудалое лицо, тонок рисунок профиля.

Художник подчеркнул характеристику Мартыновой выразительностью ее нервных и как-то детски беспомощных рук. Необычна для портретов конца прошлого века несимметричная композиция — темное пятно головы в верхнем углу, темные косы, пересекающие изображение. Е. М. Мартынову писали ее друзья-студенты: И. Э.

Браз (в 1896 году), Малявин и несколько раз Сомов (его известная «Дама в голубом платье» была начата тотчас же вслед за малявинским портретом).

Источник: https://mirznanii.com/a/130992/tvorchestvo-filippa-malyavina

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector