Главное преступление на гражданской войне: что случилось в июне 1920 года в николаевске-на-амуре

Когда в феврале 1917 году произошло свержение монархии, власть в свои руки взяло Временное правительство. И в Хабаровске после этого избирается Комитет общественной безопасности, где большинство мест принадлежало эсерам и меньшевикам.

А большевики в это время образовывают свою систему власти – Советы рабочих и солдатских депутатов. Таким образом, в Хабаровске образовалось двоевластие, которое продолжалось до ноября 1917 года. В ноябре произошло свержение Временного правительства большевиками.

И уже в декабре власть в городе окончательно перешла к большевикам.

Начался период Гражданской войны и иностранной интервенции.

1. В начале 1918 года в Хабаровске развивалась система власти. Были образованы комиссариаты и Дальневосточный Совет Народных Комиссаров. 4 апреля после японской провокации во Владивостоке были высажены японский и английский десанты.

В Хабаровске во время IV краевого съезда Советов был заявлен протест против этой высадки, и призвал местные Советы к созданию Красной Армии и Красной гвардии. В мае во Владивостоке произошел мятеж Уссурийского казачьего войска во главе с атаманом Калмыковым, который был поддержан иностранными интервентами.

29 июня образовался Уссурийский фронт. С этого и началась затяжная война с белогвардейцами и интервентами.

2. 5 сентября 1918 года Хабаровск занял атаман Калмыков при поддержке японских, американских войск и чехов. И тогда началась расправа с прошлой властью и с теми, кто поддерживал ее.

Атаман Калмыков действовал с особой жестокостью по отношению к местным жителям и занимался грабежами.

Именно в это время произошло одно трагическое и известное всем хабаровчанам событие на амурском утесе: расстрел австро-венгерских музыкантов на глазах у публики.

Главное преступление на Гражданской войне: что случилось в июне 1920 года в Николаевске-на-Амуре

Фотография с Калмыковым (в центре), сделанная нами в музее.

3. Под напором партизан 13 февраля из Хабаровска ушли казачьи войска, а 20 вошли партизанские части. Интервенционные войска остались в городе, сохраняя нейтралитет.

Восстановление Советской власти привело бы к прямому столкновению с иностранцами.

Поэтому было принято решение о создании Дальневосточной Республики – буферного государства – где власть временно была передана земской управе, в которую входили представители крупнейших партий, в том числе и большевики.

Главное преступление на Гражданской войне: что случилось в июне 1920 года в Николаевске-на-Амуре

Деньги Дальневосточной республики

4. Но 5 апреля, за день по создания ДНР, японцы обстреляли Хабаровск и вошли в город. К власти пришла бывшая колчаковская дума во главе с Лихойдовым, которая очень поддерживала японцев.

5. С 6 по 23 октября 1920 года японцы эвакуировались из Хабаровска, и город заняли части амурской дивизии НРА Дальневосточной республики.

6. С 22 декабря 1921 года по 13 февраля 1922 года Хабаровск снова находился в руках белогвардейцев.

7. 11-12 февраля 1922 года произошло историческое сражение за Волочаевку, которое определило исход войны. 14 февраля в город вошли подразделения 5 стрелкового полка НРА. 16 февраля в наш город прибыл Блюхер.

Главное преступление на Гражданской войне: что случилось в июне 1920 года в Николаевске-на-Амуре

Форма Народно-революционной армии ДНР

8. 14 ноября 1922 года Дальневосточная республика была ликвидирована, и Дальний восток соединился со всей Россией.

5. «Николаевск сожжен, ему никогда не подняться из пепла» — такую судьбу предрекали г. Николаевску-на-Амуре. О каких событиях идет речь?

Речь идет о Николаевском инциденте – международном конфликте между Японией и ДВР, при котором произошла расправа над японскими военнопленными и японскими жителями после вооруженного конфликта между партизанами и частями японской армии в Николаевске-на-Амуре.

В сентябре 1918 года в Николаевск вошли японские войска и оккупировали его. В начале 1920 года в городе проживало не только русское население, в том числе белогвардейцы, но и японский гарнизон под командованием майора Исикавы, а также японское гражданское население. Были также корейская и китайская колонии.

В январе 1920 года партизаны под командованием Я. Тряпицына и Т. Наумова осадили город. 21 января начались бои за город. 28 февраля японцы заключили перемирие с партизанами, а это означало, что партизаны могли войти в город. Партизаны обещали не трогать японское население.

Но Тряпицын боялся, что когда лед на Амуре сойдет, к японцам подойдет подкрепление, и они потребовали у японцев частичного разоружения. Тогда японцы в ночь в 11 на 12 марта напали на штаб Тряпицына и обстреляли его ракетами. Наумов погиб, а Тряпицын был серьезно ранен.

Сначала японцы одерживали верх, но на помощь пришел полк Будрина и спустя 4 суток японский гарнизон был уничтожен. Майор Исикава с остатками гарнизона укрылся в магазине, который партизаны облили керосином и подожгли, расстреливая потом выбегающих японцев. Было убито и гражданское японское население, включая женщин, а имущество разграблено.

В ходе боев большая часть Николаевска была сожжена японцами, которые в конфликте применяли зажигательные пули и снаряды.

Япония была потрясена новостью о разгроме гарнизона и расправе над японцами в Николаевске. Японцы в ночь с 4 на 5 апреля напали на Хабаровск, Владивосток, Спасск и другие дальневосточные города. В мае японцы из захваченного Хабаровска направили свои войска в Николаевск.

Тряпицын искал поддержки у китайцев, но не получил ее. И тогда 10 апреля было решено эвакуировать население в село Керби, а сам город сжечь вместе с крепостью Чныррах, чтобы не дать японцам разместить там свою военную базу. Массовая эвакуация началась с 23 мая по 30 мая 1920 года. После эвакуации были расстреляны пленные японцы и многие арестованные граждане.

В ночь с 31 мая по 1 июня 1920 года Николаевск-на-Амуре был подожжен, и большая его часть сгорела. После этого город пришлось отстраивать с нуля.

Яков Тряпицын после эвакуации из города в результате заговора был арестован и расстрелян.

Панорама «Волочаевская битва» Хабаровского краевого краеведческого музея им. Н. И. Гродекова, одна из трех существующих в России, внесена в архив панорам мира. О каком периоде гражданской войны на Дальнем Востоке рассказывают экспонаты панорамы?

Волочаевская битва – это последнее крупное сражение около Хабаровска. В нем принимали участие две стороны: армия ДВР под командованием В.К. Блюхера и белогвардейцы под командованием В.М. Молчанова. Оно происходило в конце Гражданской войны 5-14 февраля 1922 года.

Задачей белогвардейцев было удержать занятые рубежи, а центром обороны была сопка Июнь-Корани около станции Волочаевка. А задачей Народно — революционной армии было взятие Волочаевского укрепительного района и окружение белогвардейцев. Было два штурма: первый произошел 10 февраля, а второй основной штурм начался 12 февраля в 8 часов утра.

В результате Народно-революционная армия прорвала оборонительные позиции белогвардейских войск и 14 февраля без боя вошла в Хабаровск.

Панорама “Волочаевская битва” изображает события 12 февраля 1922 года, когда происходит второй штурм сопки и конец Волочаевского сражения.

Когда я готовился к викторине, мы с родителями посетили еще раз наш краеведческий музей, и экскурсовод очень много рассказал нам о Гражданской войне и конечно, о панораме. Интересно было узнать некоторые подробности, на которые мы бы сами никогда не обратили внимания. Первое – это то, что правильное название сопки – Июнь-Корани, и уж потом ее часто стали называть Июнь-Корань.

Также интересно то, что мы видим на панораме, это художественный образ, где не все исторические подробности точны.

Например, показаны убегающие в панике белогвардейские войска, а на самом деле времени для спокойного отступления было достаточно. У бойцов НРА просто не было сил преследовать отступающего врага.

Это было показано для того, чтобы подчеркнуть силу и мощь Народно-революционной армии.

Главное преступление на Гражданской войне: что случилось в июне 1920 года в Николаевске-на-Амуре

Парадные золотые погоны белогвардейцев тоже были авторской задумкой художников для того, чтобы отличить воюющих на картине. На самом деле в боях такие погоны не надевали. На следующей фотографии их хорошо видно.

Главное преступление на Гражданской войне: что случилось в июне 1920 года в Николаевске-на-Амуре

И еще один интересный момент: такие окопы, которые мы увидели на панораме, сложно было вырыть в февральские морозы. Укрытия сооружали по другому: в виде насыпей с мешками.

Главное преступление на Гражданской войне: что случилось в июне 1920 года в Николаевске-на-Амуре

Но несмотря на все эти моменты, панорама – удивительная работа художников, и это то место в музее, которое обязательно стоит посетить. Мы с родителями много раз были там, но в первый раз услышали все подробности сражения и создания панорамы во время экскурсии.

Рекомендуемые страницы:

Источник: https://poisk-ru.ru/s44122t9.html

Загадочная «товарищ Маруся»

До начала ХХI века я как-то не сталкивался с именем этой женщины. Точнее не так.

Я знал, что на Дальнем Востоке зверствовал красный партизан из анархистов Яков Тряпицын, который устроил бойню в Николаевск-на-Амуре, а его верной соратницей и комиссаром отряда была Нина Лебедева.

Их обоих расстреляли возмущенные их бесчеловечностью большевики. Уже в наше время стало известно, что многое в этой истории — выдумка.

С нашим краем я связал эту женщину, лишь побывав несколько лет назад в Музее политической истории России, что на улице Тверской в Москве. Там, в зале, посвященном истории гражданской войны, есть её фотография. И под ней текст — «Лебедева Н.М., начальник забайкальского партизанского отряда.

Была расстреляна белогвардейцами в 1919 г.». Героиня? А у нас о ней не знают. Почему? Это, во-первых. А, во-вторых, Якова Тряпицына с соратницей Ниной Лебедевой расстреляли не белые, а красные, да еще и в 1920 году.

Может быть, было две Лебедевых? Тогда чей портрет висит в московском музее? Начался поиск ответов.

Главное преступление на Гражданской войне: что случилось в июне 1920 года в Николаевске-на-Амуре

Нина Лебедева-Кияшко. Фото из Музея политической истории России

Приемная дочь губернатора

По данным краеведов, в частности пензенских, Нина Лебедева родилась в их регионе в 1895 или 1896 году, училась в гимназии и уже тогда связалась с социалистами-революционерами (эсерами), которые увлекались террором.

За участие в покушении на пензенского губернатора она была арестована, осуждена и сослана на каторгу в Забайкалье. Ей тогда было лет 15-16, и юное создание (возможно, как дальнюю родственницу) взяли к себе на воспитание военный губернатор Забайкальской области Андрей Кияшко и его супруга.

Одна приемная дочь у них уже была. Возможно, что именно с ней позже и перепутали Лебедеву.

Но в данном случае ничего хорошего не вышло. Нина Лебедева (Кияшко) осталась верна революционным идеалам.

После Февральской революции стала одним из лидеров Читинской организации эсеров-максималистов, потом воевала в отряде Сергея Лазо, в котором стала начальником штаба.

С этим отрядом и отступила на Дальний Восток летом 1918 года, там стала подпольщицей с подпольной кличкой «товарищ Маруся», а затем — активной участницей партизанского движения.

Об этом писали многие. Но уже в 1925 году были те, кто не соглашался с мнением, что эта Лебедева была связана с губернатором Кияшко.

Некто «политкаторжанин Жуковский» направил в журнал «Сибирские огни» письмо, которое было опубликовано в №4-5 в 1925 году. В нем он написал: «Я категорически утверждаю, что максималистка Нина Лебедева никогда не была племянницей и воспитанницей губернатора Кияшко и никогда никаких отношений к данному лицу не имела».

И далее он пояснял: «В период партизанщины Лебедева была секретарем первой партизанской конференции, происходившей 2 ноября 1919 г. в с. Анастасиевке, и здесь она приняла фамилию Кияшко, благодаря приобретенному паспорту.

В тайге вплоть до Николаевска она фигурировала, как Нина Кияшко. После николаевских событий белогвардейцы стали распускать слухи, что она родственница губ. Кияшко.

Слухи распространялись с целью восстановить против неё партизан, как против интеллигентки-аристократки».

А вот почему эти слухи подхватили советские товарищи, автор не пояснял.

Дальневосточная эпопея

«Николаевский инцидент» — одна из наиболее обсуждаемых тем в истории гражданской войны на Дальнем Востоке.

Читайте также:  Первыми начали пользоваться зубной щеткой и другие удивительные факты о гигиене монголо-татар

Например, в «Википедии» о нем кратко сказано так: «Николаевский инцидент — международный конфликт между Японией и ДВР, расправа с 23 — по 31 мая1920 года над японскими военнопленными и уцелевшими японскими жителями, последовавшая после вооруженного конфликта между партизанами и частями японской армии с 12 по 15 марта1920 года в Николаевске-на-Амуре. Послужил предлогом для Японии оккупировать Северный Сахалин».

Расправу устроили партизаны под командованием Якова Тряпицына и Нины Лебедевой-Кияшко. Сегодня многие историки оспаривают официальные версии, считая, что Тряпицын и его соратники были оклеветаны и белыми, и красными.

К примеру, доктор исторических наук из Иркутска Павел Новиков в фундаментальном труде «Гражданская война в Восточной Сибири», изданном в Москве в 2005 году, констатировал: «Многие командиры, принесшие победу красным, погибли от рук своих: открытых расстрелов или пуль в спину.

На Востоке России так были расстреляны партизанские командиры Я.И. Тряпицын, Н.М. Лебедева-Кияшко…».

Главное преступление на Гражданской войне: что случилось в июне 1920 года в Николаевске-на-Амуре

Яков Тряпицын и Нина Лебедева-Кияшко

Об этой истории написаны целые книги, потому не буду повторяться. Спорят лишь о том, кто же спровоцировал «кровавую баню» в Николаевск-на-Амуре, и о том, правильно ли расстреляли ее организаторов или нет.

Насчет того, что Тряпицын, его комиссарша и их отряд отличились при этом особой жестокостью – не спорят. Так вот, самое интересное началось чуть позже.

Добавлю лишь, что в 1920 году в Екатеринодаре были расстреляны жена забайкальского губернатора Елена Ивановна и их приемная дочь Наталья Николаевна Десино (самого Андрея Кияшко зарубили еще в декабре 1917 года). Кому именно в тот год они «помешали»?

Главное преступление на Гражданской войне: что случилось в июне 1920 года в Николаевске-на-Амуре

В «банде из амура»

  • Кто не слышал знаменитую «Мурку», в которой поется о том, что в начале 20-х годов в Одессу, стонавшую от засилья уголовных шаек, прибыла «банда из Амура»?
  • «В банде была баба, звали ее Мурка,
  • Сильная и ловкая была.
  • Даже злые урки – все боялись Мурки,
  • Воровскую жизнь она вела».

Ну, а потом оказалось, что «Мурка» — агент ВЧК, и верный дружок «за измену» ее пристрелил. В песне Якова Ядова ее называют «Марусей Климовой».

Кем же была эта амурская «Мурка» — агент ЧК? Одни исследователи считают, что это — никому не известная сотрудница, прибывшая в Одессу с уголовниками из отряда Тряпицына.

В 2000 году в газете «Опасная ставка» (№1) вышел очерк Валерия Шамбарова «Муркина республика», в котором автор утверждал, что именно Нина Лебедева-Кияшко носила кличку «Маруся», и со временем ее история трансформировалась в песню об Одессе.

Кто знает, а может Лебедеву, бывшую на четвертом месяце беременности (как выяснили дальневосточные историки), в 1920 году пожалели и не расстреляли? И в Одессе уже в 1921-1922 годах ей предстояло просто отработать старые грехи? Это тоже пока лишь одна из рабочих гипотез. Хотя аналогичные истории, как говорится, имели место. Во всяком случае, поиск данных о роли Лебедевой-Кияшко в революционных событиях в Чите и Забайкалье стоит продолжить.

Александр Баринов

Cтатья опубликована в газете «Дело» №3 от 8 марта 2017 года

Источник: https://zab.ru/articles/5135_zagadochnaya_tovaricsh_marusya

Николаевский инцидент | Загадки истории

Среди бывших союзников по Антанте, пытавшихся во время Гражданской войны отщипнуть кусочек «русского пирога», активнее других к вооруженной силе прибегали японцы. Пик интервенции пришелся на весну 1920 года и был спровоцирован так называемым Николаевским инцидентом.

Еще весной 1918 года войска интервентов высадились во Владивостоке. Пока белые выясняли отношения с красными, в важнейшие населенные пункты Приморья и Забайкалья вводились японские гарнизоны, там скупались по дешевке предприятия, приобретались концессии.

Партизанский главком

Однако к началу 1920 года продолжать такую ползучую аннексию становилось все труднее. Колчак потерпел поражение, и красные партизанские отряды постепенно брали под контроль Забайкалье и прилегающие к Тихому океану регионы.

Интервенты, где могли, пытались помочь белым, но слишком не увлекались. Общественность в странах Антанты была не готова получать известие о гибели своих солдат в еще недавно союзной России.

Когда в июне 1919 года у села Романовка американский отряд потерял более 20 человек убитыми в бою с партизанами, нигде эта информация не афишировалась. Зато авторитет партизанского командира, 22-летнего анархиста Якова Ивановича Тряпицына, упрочился настолько, что в ноябре 1919 года с отрядом в три десятка бойцов он отправился на завоевание Приморья.

Двигаясь вдоль Амура, Тряпицын направлялся ко второму по значению городу края — Николаевску. Действовал он в одних случаях силой, в других — пропагандой.

Явившись парламентером в расположение посланного против него отряда полковника Вица, он столь убедительно доказывал бесполезность дальнейшей борьбы и преимущества советской власти, что значительная часть белогвардейцев перешла на его сторону.

Увеличив численность своего отряда до 1400 бойцов, Тряпицын объявил о создании Красной армии Николаевского фронта, назначив самого себя командующим.

Численность еще державшихся в Николаевске белых не превышала 300 человек, но кроме них в городе находился японский отряд — 350 штыков — под командованием майора Исикавы, формально вызванный для защиты японских подданных.

Легитимность присутствия самураев подтверждалась прошением, которое еще в 1918 году было подано японскому правительству группой состоятельных жителей Николаевска.

В городе проживали и другие иностранные граждане, также здесь обреталась застрявшая во время перехода из Амура в Сунгари малая эскадра китайских канонерок коммодора Чэнь Шиина.

Тряпицын направил в Николаевск парламентера Орлова-Овчаренко с ординарцем Щетниковым, но их после жестоких пыток убили. Действовали белогвардейцы по собственному усмотрению или с подачи японцев, судить трудно, но эту расправу можно считать прологом к дальнейшим событиям.

Резня в ночном городе

Партизаны перетянули на свою сторону гарнизон крепости Чныррах, защищавший подступы к городу, заполучив при этом несколько пушек.

После краткого артиллерийского обстрела японцы вспомнили, что не являются участниками внутрироссийского конфликта, и подписали декларацию о нейтралитете.

Отступившие белые перед уходом расстреляли 17 человек, арестованных еще в 1918 году, и содержавшихся в тюрьме ревкомовцев.

Отряд Исикавы заперся в казармах, и 1 марта части красных заняли город. Состоятельных граждан, и прежде всего тех, кто в 1918-м подписывал прошение японскому императору, посадили в тюрьму до решения революционного трибунала.

Утром 11 марта Исикаве был вручен ультиматум с требованием частичного разоружения японского гарнизона. Рассудив, что красные так просто отказ не проглотят, самураи решили ночью напасть первыми.

После обстрела ракетами здание штаба Николаевского фронта оказалось охвачено пламенем и одновременно подверглось атаке противника.

Выпрыгнувший в окно начальник штаба Наумов-Медведь получил ранение и через два дня умер. Секретарь штаба Покровский-Черных, чтобы не попасть в плен, застрелился. Раненный в обе ноги Тряпицын просил его бросить, но на окровавленной простыне командира уволокли в безопасное место.

Положение красных было отчаянным, поскольку, несмотря на превосходство в силах, координация между подразделениями оказалась утрачена. Ситуация изменилась после подхода горно-приискового полка под командованием Будрина, который и взял на себя руководство истреблением интервентов.

Потеряв до 500 человек убитыми, партизаны жаждали мести. Одно из зданий, где неприятель держал оборону, красные облили керосином и подожгли. Тяжелораненый Исикава был убит лично Будриным.

Когда исход боя определился, в победе красных решили поучаствовать местные гопники и «сахалы» (бывшие сахалинские каторжники), которые бросились даже не столько добивать японских солдат, сколько грабить дома японских обывателей.

Партизаны взяли 117 пленных, а также 11 женщин из полевого борделя. Истреблена оказалась почти вся японская колония в Николаевске (около 840 человек). Расправы избегли только 12 японок, бывших замужем за китайцами. Был расстрелян директор одного из крупнейших рыбных промыслов в городе Джон Фрид.

Китайцы и корейцы в резне практически не пострадали. Более того, Тряпицын озаботился созданием «международной комиссии», в которую вошли шесть русских жителей города, шесть китайцев, три корейца и несколько представителей других общин. Вердикт комиссии был однозначным — ответственность лежит исключительно на японцах.

Смерть анархиста

Главное преступление на Гражданской войне: что случилось в июне 1920 года в Николаевске-на-Амуре

Лидером оппозиции стал герой недавних боев Будрин. Однако 22 апреля особые полномочия Тряпицына были подтверждены телеграммой Генриха Эйхе, который стал главкомом армии провозглашенной двумя неделями ранее Дальневосточной республики (ДВР). 23 апреля Яков Иванович приказал арестовать Будрина и его соратников.

Пламенный революционер демонстрировал диктаторские замашки.

Дошло до того, что начальником штаба фронта стала… любовница Тряпицына, эсерка Нина Лебедева-Кияшко. В Забайкалье она попала за участие в подготовке покушения на пензенского губернатора, а в 1918-1919 годах участвовала в красном подполье.

Между тем, использовав события в Николаевске как повод, японские войска в ночь с 4 на 5 апреля атаковали части ДВР в нескольких населенных пунктах.

В Спасске было истреблено около 400 красноармейцев, в Никольске-Уссурийском — 392, в Шкотово — 265, в Раздольном — около 100. Глава Приморской земской управы Сергей Лазо с двумя соратниками был сожжен в паровозной топке.

В Приморье на самурайских штыках утвердилось белое краевое правительство.

Николаевск оказался отрезан от остальной территории ДВР, и когда противник подошел к городу, Тряпицын счел его удержание невозможным.

В ночь на 1 июня он отправил открытую радиограмму: «Товарищи! В последний раз говорим с вами. Оставляем город и крепость, взрываем радиостанцию и уходим в тайгу. Все население города и района эвакуировано. Деревни по всему побережью моря и в низовье Амура сожжены.

Город и крепость разрушены до основания, крупные здания взорваны. Все, что нельзя было эвакуировать и что могло быть использовано японцами, нами уничтожено и сожжено.

На месте города и крепости остались одни дымящиеся развалины, и враг наш, придя сюда, найдет только груды пепла…»

В тюрьме перебили не только пленных японцев и «буржуев», но и своих же красных оппозиционеров, включая Будрина и его 16-летнего сына.

Отойдя в тайгу и разместившись на пароходе «Амгунец», Тряпицын пытался продолжить борьбу с интервентами. Но его авторитет сильно упал. Заговор против него возглавил начальник милиции Андреев.

Ранним утром 7 июля в каюту Тряпицына и Лебедевой постучали, якобы со срочным пакетом. Когда командующий открыл дверь, в грудь ему были направлены стволы револьверов.

Организованный заговорщиками «суд 103» приговорил Тряпицына и 32 его сторонника к расстрелу. Расправа произошла 9 июля возле села Керби.

  • Тех, кто выжил после залпа, включая самого Тряпицына и находившуюся на четвертом месяце беременности Лебедеву, командовавший экзекуцией Яков Есипов добивал контрольным выстрелом в голову.
  • Приговор власти ДВР утвердили, поскольку республике требовалась мирная передышка, а без Тряпицына вести сложную военно-дипломатическую игру с японцами стало легче.
  • Дмитрий МИТЮРИН

Источник: https://zagadki-istorii.ru/nikolaevskij-incident/

Главное преступление на Гражданской войне: что случилось в июне 1920 года в Николаевске-на-Амуре

Геноцид, тактика выжженной земли, массовые убийства женщин и детей, уничтожение целого города — может показаться, что речь идет о зверствах немецко-фашистских захватчиков.

Но все это сделали красные партизаны, которыми командовал Яков Тряпицын — борец за установление советской власти на Дальнем Востоке.

Именно его воинское подразделение буквально разгромило Николаевск-на-Амуре, шокировав своей жестокостью весь мир.

Японский гарнизон

Многие участники Гражданской войны, будь то белогвардейцы или иностранные интервенты, часто совершали настоящие преступления и убивали мирных жителей. Драматично складывалась и ситуация на Дальнем Востоке. Далеко не все жители этого богатого края мечтали о советской власти.

Опасаясь большевиков, руководство Николаевска-на-Амуре обратилось к соседней Японии с просьбой прислать войска для защиты города, что и было сделано. Власти Страны восходящего солнца как раз искали повод для военной интервенции на Дальний Восток. Воспользовавшись смутой, охватившей Россию, они планировали захватить часть территории нашей страны.

Николаевск-на-Амуре был старинным многонациональным городом: там жили русские, японцы, корейцы и китайцы. В начале 1920 года в данном населенном пункте насчитывалось 2107 различных зданий, из которых 1165 были жилыми домами.

Если не считать административные сооружения и предприятия, а также особняки богатых купцов, большинство построек были деревянными.

Читайте также:  Почему для русских наказание кнутом было хуже казни

К тому же благодаря своему географическому расположению этот портовый город имел важное стратегическое значение.

В сентябре 1918 года в Николаевск-на-Амуре с мирно проживающими 450 японцами прибыло 350 военнослужащих императорской армии, командовал которыми майор Исикава.

Вместе с белогвардейцами, которых в городе насчитывалось около 300 человек, они должны были защищать привычный уклад жизни местных чиновников, дворянства и буржуазии.

Времена были неспокойными, в годы Гражданской войны по всей России орудовало множество банд, придерживавшихся самой разной идеологии.

Яков Тряпицын

Человек, сыгравший роковую роль в жизни Николаевска-на-Амуре, родился в селе Саваслейка Владимирской губернии в 1897 году. Октябрьскую революцию Яков Тряпицын встретил в чине прапорщика царской армии, затем перешел на сторону большевиков. Он был умелым руководителем и талантливым командиром.

Известный историк и краевед Григорий Левкин в своей книге «Волочаевка без легенд» дал собственную оценку этому неординарному человеку: «Представляется возможным оценить роль Я. И. Тряпицына, который из отряда в 19 человек, смог довести численность Красной Армии Нижнего Амура до нескольких тысяч, сформированных в 5 полков, имевшей артиллерию, катера и пароходы, который уничтожил всех японцев в Николаевске и белогвардейцев от Хабаровска до Сахалина».

Автор не уточнил, каким образом красный командир, организовавший собственный партизанский отряд лишь летом 1919 года, за несколько месяцев сумел так существенно увеличить численность своего военного формирования. Но ответ прост. Я. И. Тряпицын принял в ряды красных партизан местных бандитов, уголовников и каторжников, сосланных на Дальний Восток еще царской властью.

Этих людей называли «сахалы», поскольку многие из них ранее отбывали наказание на острове Сахалин. В годы Гражданской войны большевики видели в бывших заключенных классовых союзников, которым предоставлялась возможность с оружием в руках бороться за советскую власть. Партизанское соединение численностью около 3000 человек подошло к Николаевску-на-Амуре 21 января 1920 года.

Попытки обойтись без крови

Имея внушительное численное преимущество и обладая достаточным количеством оружия, красные партизаны надеялись избежать бессмысленного кровопролития. 27 января в Николаевск-на-Амуре отправились двое парламентеров: И. В. Орлов-Овчаренко и П. М. Щетников.

Тогда японцы и белогвардейцы совершили роковую ошибку: они жестоко убили парламентеров. Видимо, настолько ненавидели большевиков. По мнению Г. Г. Левкина, этот поступок поставил иностранных интервентов и представителей армии Колчака вне общепринятых законов ведения войны.

Осознав бесполезность переговоров, в феврале красные партизаны завладели стратегически важной крепостью Чныррах, находившейся на окраине города. Оттуда они начали вести регулярные артиллерийские обстрелы по Николаевску-на-Амуре.

4 февраля 1920 года генерал Сироодзу, командир 14 японской пехотной дивизии, чьим непосредственным подчиненным был майор Исикава, подписал декларацию о соблюдении японской армией нейтралитета в Гражданской войне в России. Небольшой военный гарнизон, размещенный в Николаевске-на-Амуре, подчинился своему командованию.

Японцы не могли не понимать, что после убийства парламентеров красные партизаны их возненавидели, но 28 февраля 1920 года после переговоров военное формирование Я. И. Тряпицына вошло в город без боев. Большевики пообещали не трогать мирное население. Жители, опасавшиеся красного террора со стороны партизан и примкнувших к ним бандитов-сахалов, даже украсили улицы красными флажками.

Первым делом сторонники советской власти арестовали и посадили в городскую тюрьму чиновников, дворян и купцов Николаевска-на-Амуре, подписавших петицию к японскому правительству с просьбой прислать военных для охраны города, а также своих идеологических врагов — белогвардейцев.

Бойня и расправа

В городе царила атмосфера всеобщего недоверия, перемирие было очень хрупким. Я. И. Тряпицын был уверен, что как только река Амур освободится от ледового панциря, к японцам придет подкрепление. Поэтому большевики решили разоружить иностранных интервентов. 11 марта начальник штаба красных партизан Т. И. Наумов-Медведь потребовал у майора Исикавы и его подчиненных сдать оружие.

Японцы решили, что их собираются перебить. Поэтому в ночь на 12 марта они неожиданно напали на большевиков. Тогда погиб не только вышеупомянутый начальник штаба, но и еще около 500 сторонников советской власти. Сам Я. И. Тряпицын сомневался в победе, но партизаны продолжали отстреливаться, а 13 числа к ним подоспело подкрепление — из села Керби пришел полк, которым командовал И. А. Будрин.

Майор Исикава с остатками своего гарнизона заперся в магазине, принадлежавшем местной семье Симадо. Партизаны облили это здание керосином, подожгли. Многие японцы заживо сгорели там, а выбежавших расстреляли большевики. В различных источниках утверждается, что тяжело раненого Исикаву застрелил лично И. А. Будрин.

Затем бандиты-сахалы, которых никто не стал удерживать, принялись громить дома мирных японцев. Уголовники насмерть растерзали около 80 женщин, убили всех: стариков и детей. Имущество несчастных было разграблено. Геноцид, учиненный красными партизанами, удалось пережить только двенадцати японкам, которые были замужем за китайцами. Семьи надежно спрятали их.

К тому же в тюрьме были перерезаны все арестанты. Вошедшие в кровавый раж бывшие каторжники убили даже собственных боевых товарищей — слегка проштрафившихся красных партизан, которые находились в тюрьме из-за отсутствия гауптвахты. В такой ситуации никто не стал разбираться.

15 марта 1920 года сдалась в плен последняя группа японцев. 117 мужчин и 11 женщин большевики посадили в опустевшую тюрьму.

Тучи сгустились

После победы Я. И. Тряпицын установил в Николаевске-на-Амуре свои порядки. Все имущество местных купцов, чиновников и дворян было конфисковано. Уголовники-сахалы продолжали измываться над горожанами, грабить и насиловать. Командир им никак не препятствовал.

Это возмутило убежденных коммунистов и некоторых местных жителей, примкнувших к отряду из идейных соображений. Командир полка И. А. Будрин возглавил это протестное движение. Но большинство красных партизан составляли именно вчерашние каторжники, так что недовольные остались в меньшинстве.

Тем временем японское военное командование узнало о геноциде, учиненном в Николаевске-на-Амуре. Власти Страны восходящего солнца решили использовать этот инцидент для оккупации Сахалина и Дальнего Востока. В ночь с 4 на 5 апреля 1920 года части императорской армии осадили Хабаровск, Владивосток, Спасск-Дальний и другие города Приморского края.

Я. И. Тряпицын и его товарищи оказались в незавидном положении. Они понимали, что японцы вскоре неизбежно придут отомстить за убитых соотечественников.

В такой непростой ситуации командир вооруженного формирования решил арестовать И. А. Будрина и нескольких его единомышленников, которых подозревали в организации заговора. 23 апреля оппоненты Я. И.

Тряпицына пополнили ряды сидельцев местной тюрьмы.

После захвата Хабаровска японские военные направились в Николаевск-на-Амуре. Отчаянные попытки красных партизан допроситься военной помощи у китайцев, чье консульство располагалось в городе, успехом не увенчались.

Взорвали весь город

Публицист и историк Владислав Юзефов написал сборник очерков и новелл «Годы и друзья старого Николаевска», в котором отразил самые трагичные страницы в жизни любимого города. В ночь с 31 мая на 1 июня 1920 года практически весь Николаевск-на-Амуре был уничтожен отступавшими партизанами под командованием Я. И. Тряпицына, а накануне в местной тюрьме были казнены все заключенные: пленные японцы и коммунисты, заподозренные в заговоре против командира. Вместе с И. А. Будриным был расстрелян его 16-летний сын.

Как известно, председатель Иркутского губернского военно-революционного комитета Яков Янсон направил Я. И. Тряпицыну телеграмму: «Вы должны во чтобы то ни стало удержать Николаевск. Этим вы оказываете неоценимую услугу советской России. В противном случае ответственность падет на вас».

Очевидно, большевистское руководство надеялось, что партизаны сумеют удержать город, организовав его оборону, до прихода регулярных частей Красной армии. Но Я. И.

Тряпицын и его товарищи решили поступить по-другому.

С 23 по 30 мая все население Николаевска-на-Амуре было эвакуировано в соседнее село Керби, а китайцы и другие иностранцы перебрались в поселок Маго при содействии консула Поднебесной Чжан Вэньхуана.

Дальнейшее трудно вообразить. Все каменные постройки города были взорваны, а деревянные дома подожжены. Одновременно заполыхал весь Николаевск-на-Амуре. Уничтожение города бойцы Я. И. Тряпицына проводили до 3 июня включительно. Лишь несколько зданий уцелели после пожара. Это была тактика выжженной земли.

Исследователи сломали немало копий, пытаясь понять причину таких целенаправленных действий красных партизан.

Ведь в ходе Гражданской войны многие города переходили от красных к белым и обратно по нескольку раз.

И никому не приходило в голову полностью уничтожать все здания, потому что после боевых действий противоборствующие стороны планировали строить новую мирную жизнь, которая почти невозможна на пепелище.

Одни историки утверждают, что Я. И. Тряпицын действовал как великий полководец М. И. Кутузов, не желая оставлять врагу город, где японцы могли бы организовать военную базу. Другие считают, что он пошел на поводу у бандитов-сахалов, которым разграбленный Николаевск-на-Амуре был уже не нужен и они не собирались его защищать ценой своих жизней.

В радиограмме, отправленной руководству партии 1 июня 1920 года, Я. И. Тряпицын сообщил: «Товарищи! В последний раз говорим с вами. Оставляем город и крепость, взрываем радиостанцию и уходим в тайгу. Все население города и района эвакуировано. Деревни по всему побережью моря и в низовье Амура сожжены.

Город и крепость разрушены до основания, крупные здания взорваны. Все, что нельзя было эвакуировать и что могло быть использовано японцами, нами уничтожено и сожжено. На месте города и крепости остались одни дымящиеся развалины, и враг наш, придя сюда, найдет только груды пепла. Мы уходим».

Ранее командир красных партизан заявил своим товарищам, что уничтожение города будет показательным фактом для иностранных государств.

Суд 103 и расстрел

Жители Николаевска-на-Амуре не простили Я. И. Тряпицыну учиненной им расправы над целым городом. 7 июля 1920 года весь штаб партизанского соединения, скитавшегося по тайге, был арестован группой местных жителей, которых возглавлял бывший белогвардеец И. Т. Андреев.

Источник: https://news.rambler.ru/other/42160028-glavnoe-prestuplenie-na-grazhdanskoy-voyne-chto-sluchilos-v-iyune-1920-goda-v-nikolaevske-na-amure/

90 лет николаевскому "инциденту"

sakhalin_wartoihara

В первых числах июня 1920 года 90 лет назад исчез прекрасный и один из старейших городов Дальнего Востока — Николаевск. Там же погиб почти весь архив по Сахалину ( в это время Николаевск был столицей Сахалинской области и все головные учереждения были переведены туда вместе с канцеляриями и архивами).В эти дни в Николаевске погиб и мой прадед Илья Арефьевич Черепанов — телеграфист.

   

В Николаевске-на-Амуре во втором портовом городе Дальнего Востока в феврале 1920 года обстановка складывалась иначе чем во Владивостоке   –   путей к нему до схода льда не было, а дислоцировался в нем – всего один японский батальон (350 солдат и офицеров) при русском гарнизоне численностью в 300 человек.

Крупная банда – до 4000 боевиков – окружила город в начале февраля. Пришлось вступить в переговоры.

Но, вместо того чтобы тянуть время, городское самоуправление руководствовалось лозунгом: «Долой гражданскую войну!» (обычная для той поры картина эсеровского идиотизма), а японское командование эту глупость поддержало, наивно полагая, что большевики будут вести себя так же, как во Владивостоке.

И вот 29 февраля первым представителям пришедшей на Дальний Восток советской власти население Николаевска устроило торжественную встречу…

Дальше всё было, как обычно: наведение «социальной справедливости» вкупе с «террором против буржуазии и ее агентов» – в предельно откровенном варианте, разумеется.

Грабежи – без формальностей, изнасилования – по декрету о «социализации», ликвидация «гадов и паразитов» – не таясь. Убивали семьями, в самых художественных вариантах, услаждая взоры. Напоследок разбивали черепа обухами топоров, грудных и младшего возраста детей разрывали пополам.

И, как обычно, проделывалось всё это под маркой высокой миссии, почти торжественно. Как же! – «законная месть угнетенных», «благородное мужество пролетариев, рвущихся из оков», вступление в «светлое царство социализма».

Недаром советские историки, описывая дни установления «власти рабочих и крестьян», всегда тщательно скрывали подробности расправ, яростно открещиваясь от многочисленных досье комиссии Деникина с сообщениями об обнаруженных «трупах с отрубленными руками, переломанными костями, об обезглавленных телах, о раздробленных челюстях, об отрезанных половых органах». Недаром! ибо при таких подробностях, кто поверит в подлинность идейной мотивации?

Массовые умерщвления с признаками глумления и мучительства – это провал в архаику, в первобытную тьму. Такие деяния заведомо не ради какой-то разумной цели вершатся, а под влиянием бессознательного порыва – по страсти, по похоти. Тут сомневаться не приходится.

Другое дело, что нужны особые условия, чтобы самые темные, давно обузданные цивилизацией инстинкты так бесстыдно высвобождались, а эти-то условия явно и создавала коммунистическая идеология. С языческих времен на Руси не было такого озверения.Японцы были потрясены.

А поскольку с русскими они жили вместе и те, естественно, искали у них защиты, обстановка складывалась весьма сложная. И тогда командир японского батальона майор Исикава решил вступиться за истязуемых жителей Николаевска.

Не имея достаточных сил, он пошел на смертельный риск – в надежде, что бандиты не посмеют наброситься на отряд, за которым стоит вся японская армия. Бой начался 12 марта.

      «имея глаза и уши, имея разум и волю – надо быть или таким же дикарём, как сами эти партизаны, или человеком, который страдает нравственным помешательством, чтобы остаться равнодушным к бесчеловечной деятельности «красных» и называть её каким-нибудь другим именем кроме преступления, убийства, лжи и грабежа.

Нужно быть самому нечеловечески, скотски или безумно безнравственным, чтобы называть «внутренними делами» тот случай, когда здоровенный мерзавец насилует женщину, или жестокая мать истязает ребёнка и не вмешиваться под тем предлогом, что упомянутые действия некоторой группой людей называются «социализмом» или «коммунизмом».

Читайте также:  Аляскинские «толмачи»: кого русские первопроходцы делали переводчиками

Майор Исикава недооценил дерзости противника. Большевицкая банда была сформирована на базе отряда хунхузов и бывших каторжников – профессионалов, которых останавливал только направленный в лоб ствол. Они окружили японцев и занялись выжиганием обороняемых ими зданий. Вынужденные стоять на смерть, японцы отбивались три дня. Из их числа (350 военнослужащих и 380 мирных граждан) погибли 602. Остальные (117 мужчин и 11 женщин) сдались в плен по распоряжению из Хабаровска. Среди погибших – майор Исикава и даже местный консул с детьми и слугами, которых, кстати, как и многих других японцев, большевики подвергли истязаниям.

По своим убитым согражданам скорбела вся Япония, в парламенте состоялись специальные заседания, правительство протестовало на международном уровне и добилось от Совдепии выражения сожаления.

Убитых русских – а их гораздо больше – не поминал никто. Москва одобрила действия тов. Тряпицына, главаря банды, захватившей Николаевск, и местная власть в лице главнокомандующего НРА Г.

Эйхе назначила его приказом от 22 апреля «командующим Охотским фронтом». Дальше были только замалчивание и ложь.

Единственным правдивым рассказом на русском языке о событиях марта 1920 года в Николаевске стали книги: Эчъ В. Исчезнувший город (Трагедия Николаевска на Амуре). Владивосток, 1920. и А. Я. Гутмана, изданная в 1924 году в Берлине.

 В России они больше не издавались никогда.Зато десятилетиями публиковались и продолжают публиковаться на Дальнем Востоке славословия Тряпицыну._______________________________    

В числе других граждан погибли священники: Серапион Черных, Николай и Рафаил Воецкие. Один священник утоплен в р. Амур; в уезде убито пять священников. Почти всех священников мучили и пороли шомполами.В пламени николаевского пожара и в окрестностях погибло шесть православных церквей. 

Из всех домов города уцелели ремесленное училище и тюрьма.

Источник: https://sakhalin-war.livejournal.com/41797.html

Кровавый поход Якова Тряпицына

Как резня, устроенная 96 лет назад красными партизанами в Приамурье, изменила ход Гражданской войны

jpg» alt>В связи с приближением столетней годовщины Октябрьской революции (или переворота – кому как больше нравится) у многих россиян возрождается интерес к событиям той поры и последовавшей за этим Гражданской войны.

Некоторые из них были настолько неординарными и ужасающими, что на протяжении десятилетий советская власть скрывала правду от широкой общественности.

К примеру, тайной за семью печатями долгое время оставались похождения красного командира Якова Тряпицына на Дальнем Востоке и учиненная им расправа с городом, который сегодня носит имя Николаевск-на-Амуре, а сто с лишним лет назад назывался просто Николаевском. А ведь этот человек занимал видное положение в партизанском движении и борьбе с белогвардейцами и интервентами на тихоокеанской окраине России.

Свой последний поход к устью Амура Яков Тряпицын начал именно из Приморья в конце 1919 года. И все последовавшие за этим события не только повлияли на судьбу Владивостока и многих живших здесь людей, но и отразились на течении Гражданской войны в целом.

Ведь сразу после Николаевского инцидента, весной 1920 года, японцы отказались от нейтралитета.

В ночь на 5 апреля 1920-го во Владивостоке были арестованы и позднее уничтожены местные лидеры большевистской организации Сергей Лазо и Всеволод Сибирцев, а также российский разведчик-японист Алексей Луцкий.

Корреспондент «В» с помощью историка и флотского офицера, сотрудника Военно-исторического музея ТОФ Юрия Сыромятникова, а также доктора исторических наук профессора Бориса Мухачева (к сожалению, недавно ушедшего из жизни) попытался воссоздать события той поры.

Из тех, кто Зимний брал

Жизненный путь Якова Тряпицына до 1917 года не был ничем примечателен. Родился он под Владимиром в конце позапрошлого века. Рано отправился на заработки – помощником машиниста в депо судоверфи «Мордовщик» на берегу Оки.

В 1916-м был призван на воинскую службу. Поначалу служил в тылу, в лейб-гвардии Кексгольмском полку в Петрограде. Потом попал на фронт. Дослужился до звания унтер-офицера.

За личную храбрость был награжден Георгиевским крестом (по некоторым данным, даже двумя).

В октябре 1917-го Яков Тряпицын оказался в Петрограде и в составе своего полка принимал участие в штурме Зимнего дворца. Сослуживцы позднее вспоминали, что он стал одним из наиболее активных и даже жестоких главарей различных солдатских фронтовых комитетов и не раз участвовал в расправах над офицерами.

В начале Гражданской войны ярый революционер Тряпицын отправился на Дальний Восток, но был схвачен в Иркутске контрразведкой белогвардейцев. Впрочем, каким-то образом ему удалось выбраться из тюремных казематов и бежать.

В итоге Яков сумел добраться до Приморья. Здесь он сколотил собственный партизанский отряд (или банду?), совершал смелые налеты на поезда и селения, находившиеся под властью белых. Здесь же и прославился своей исключительной жестокостью и расправами – как над пленными, так и над мирным населением.

Сплавили на Амур

Довольно быстро Яков Тряпицын добился признания как один из лидеров местных партизан с серьезными властными полномочиями. Поэтому ему было поручено возглавить партизанское движение в низовьях Амура. А заодно отбить у белогвардейцев город Николаевск.

Уже тогда товарищи по партизанскому движению утверждали, что управлять действиями этого красного командира, а скорее анархиста, было делом нелегким. До тех пор пока он действовал против белых, он был одним из своих. Но никто не знал, кем он будет после победы над белыми.

А вот как описывали сослуживцы боевую подругу Тряпицына Нину Лебедеву и его самого: «В 1920 году, после занятия Владивостока отрядами Красной армии, в дела Лазо активно вмешиваются его бывшие союзники – анархисты Яков Тряпицын и Нина Лебедева, которая исполняла обязанности начальника штаба у Тряпицына.

Нина Лебедева отличалась дурным нравом, грубыми привычками с криминальным уклоном, а также хамством и выраженной глупостью. Они объявляют Владивосток cоветской республикой и начинают терроризировать местное население. Криминализация распавшихся частей армии, вышедшей в Приморье из Забайкалья, достигает своего апогея.

Большая часть красноармейцев представляет собой бандитов, откровенно занимающихся грабежом, убийствами и насилием».

Поэтому красное командование в Приморье и предпочло сплавить Тряпицына в низовья Амура для установления там советской власти. В сопровождении нескольких партизан в июле 1919 года он отбыл под Хабаровск, командовал небольшим партизанским отрядом в районе станции Корфовской.

Спасение от красных – японцы?

К тому времени Николаевск уже почти год как был оккупирован японскими интервентами (Антанта тихой сапой занимала Дальний Восток).

Документ о приглашении японских военных подписали зажиточные и авторитетные жители города – в основном купцы и золотопромышленники – под предлогом необходимости охранять центр золотодобычи Амурского края от бандитов.

Потом этот документ и оставленные в нем подписи послужили основанием для расстрела всех подписантов.

В начале 1920 года в Николаевске проживало несколько тысяч человек, население составляли русские и представители местных народностей.

Помимо этого, в городе находилось около 300 белогвардейских офицеров и унтер-офицеров, а также размещался японский гарнизон численностью 350 человек из состава 14-й пехотной дивизии императорской армии Японии под командованием майора Исикавы. Под их охраной проживало около 450 гражданских японцев.

В городе также находились корейская и китайская колонии, работало китайское консульство. Кроме того, после неудачной попытки пройти по Амуру и выйти в Сунгари в конце 1919 года в Николаевске зазимовал отряд китайских канонерских лодок с коммодором Чэнь Шиином во главе.

Как партизаны занимали города

В январе 1920-го город осадил крупный партизанский отряд численностью в 4 тысячи человек под командованием Якова Тряпицына. В результате мобилизации жителей окрестных сел общая численность партизан увеличилась до 6 тысяч человек (так следует из показаний английского горного инженера Дайера, жившего в Николаевске).

Бои за Николаевск начались 21 января. А 28 февраля японцы заключили с партизанами перемирие, по которому красные могли войти в город. Сразу же по вступлении в Николаевск Тряпицын арестовал несколько десятков белогвардейцев и начал вылавливать и расстреливать наиболее богатых и влиятельных горожан по заранее составленному списку.

Перемирие с японцами некоторое время сохранялось. Однако потом анархисты Тряпицына выдвинули представителям императорской армии ультиматум о сдаче оружия. Из-за этого 12 марта бои возобновились. И закончились полной победой партизан – из-за превосходства в живой силе и вооружении. К вечеру 14 марта главные силы японцев были разгромлены, а 15-го капитулировала их последняя группа.

Большая часть японских солдат погибла в бою, 134 солдата были взяты в плен. Практически вся японская колония – 834 человека – погибла.

Из числа иностранных граждан был арестован английский управляющий одного из крупнейших местных рыбных промыслов Джон Фрид, которого затем расстреляли по обвинению в контрреволюционной деятельности.

Продолжились аресты среди зажиточных горожан и интеллигенции.

Город сжечь, всех расстрелять

Мартовские события в Николаевске были использованы японской армией для скоординированного нападения на Дальневосточную республику в ночь на 5 апреля по всему Приморью и Приамурью. Как мы знаем, большевистское руководство во Владивостоке оказалось обезглавлено – Сергей Лазо и предположить не мог, что это произошло из-за Якова Тряпицына, с которым он и знаком-то был едва-едва.

А в Николаевск из Хабаровска японцы отправили крупный боевой отряд с миссией возмездия.

22 мая 1920 года ввиду неотвратимости приближения неприятеля Яков Тряпицын начал переговоры с китайским консулом Чжан Вэньхуаном и коммодором Чэнь Шиином о совместных действиях против японцев.

Китайцы, несмотря на давление со стороны партизан, отказались принять прямое участие в боях на стороне тряпицынцев.

Не получив военной помощи и от центрального штаба красных в Чите, Тряпицын принял решение уничтожить город и крепость. Незадолго до этого иностранной администрации удалось эвакуировать граждан зарубежных государств – англичан, поляков, китайцев и т. д. – под патронажем китайского консула в поселок Маго, расположенный выше по течению Амура.

Эвакуация началась утром 23 мая, а уже вечером люди Тряпицына приступили к уничтожению города, поджигая и минируя здания. Часть мирного населения была убита по заранее составленным расстрельным спискам, остальных просто выгнали в тайгу. Пленных и арестованных тоже расстреляли.

По оценке прятавшегося в китайском консульстве инженера Дайера, погибло около 4 тысяч жителей Николаевска. Небольшая часть горожан сбежала в Маго под защиту китайских канонерок, и совсем незначительная часть спряталась в тайге. Помимо города и его жителей были уничтожены рыбацкие стоянки вместе с людьми по побережью Амура.

После этого партизаны во главе с Тряпицыным и Лебедевой бежали на запад из догоравшего Николаевска.

За что боролись, на то и напоролись

У таежного села Керби (ныне это поселок имени Полины Осипенко) по постановлению областного исполкома Яков Тряпицын летом того же года был арестован группой красных партизан и предан суду.

За массовые расстрелы гражданского населения суд приговорил его к высшей мере наказания. Вместе с ним были расстреляны Нина Лебедева и несколько его ближайших сподвижников.

Их похоронили в общей яме (братской могиле) на окраине села.

К чему привела эта трагедия? Остатки населения Николаевска были эвакуированы на Сахалин, в Японию, Китай, Благовещенск и Владивосток. Большая часть города оказалась сожженной, из примерно 4 тысяч домов уцелело не более ста. Также был сожжен ряд сел в окрестностях города.

После этого Николаевск пришлось отстраивать фактически с нуля. А партизанским отрядам понадобился еще почти год, чтобы на Тихом океане закончить свой поход и установить на далекой окраине России советскую власть.

 

Николай КУТЕНКИХ

Источник: https://vladnews.ru/ev/vl/3913/108574/krovavyy_pohod

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector