«гороухща»: что означало первое записанное русское слово

«Гороухща»: что означало первое записанное русское слово

Как известно, просветители Кирилл и Мефодий изобрели азбуку для славянских народов ещё в IX веке. На Руси новая письменность стала использоваться в быту уже спустя столетие. Правда, первый известный русский письменный памятник – так называемую «гнёздовскую надпись» – учёные не могут со стопроцентной точностью прочитать уже 70 лет.

Место находки

На берегу Днепра в Смоленской области стоит посёлок Гнёздово – предполагается, что именно он изначально назывался Смоленском.

Гигантский комплекс из 2,5 тысяч курганов, обнаруженный в этих местах в середине XIX века, поведал археологам немало фактов о жизни смоленского племени кривичей в эпоху язычества.

В одном из таких курганов в 1949 году руководитель Смоленской археологической экспедиции МГУ, Даниил Авдусин, нашёл разбитый глиняный сосуд (корчагу) с надписью. Черепки в беспорядки лежали на кострище, и, по-видимому, сосуд был в соответствии с древним обычаем торжественно разбит во время похорон.

Артефакт, датируемый первой четвертью или серединой X века, интересен тем, что более ранних памятников кириллической письменности в землях восточных славян не находили. Внешне корчага выглядит, как типичная амфора. Предположительно, она была изготовлена в Киеве или, может быть, даже в Крыму.

Надпись же по очертаниям букв имеет сходство с надписью царя Самуила в Болгарии, которая по времени появления на 50 лет «старше». Не исключено, что писавший был не русичем, а балканским славянином или даже греком. Есть версия, что особенности написания букв свидетельствуют о влиянии другой письменности – глаголицы.

Первое русское слово – «горчица»?

Если первая часть гнёздовской надписи «гороу-» читается довольно легко, то окончание имеет следы переделки или изначально было написано неумело. Из-за этого существует несколько интерпретаций его смысла.

Сам профессор Авдусин утверждал, что слово следует читать как «гороухща». Звучало оно несколько по-другому – «горухща» — и обозначало горчицу. Автор, возможно, не зная точного названия, хотел сказать, что приправа «горющая», т.е. очень жжёт во рту.

Наличие кулинарных «изысков» в хозяйстве богатого смолянина не должно удивлять.

«Употребление пряностей было очень распространено на Руси. Нам известно, что пряности ценились на вес золота. Среди товаров, привозимых в Переяславец на Дунае, князь Святослав наряду с драгоценными тканями, вином и золотом называет «овощеве разноличные». Ясно, что это не репа, не капуста, а какие-либо дорогие овощи, может быть, пряности», — замечает Авдусин.

Находки, свидетельствующие о высокой грамотности на Руси, датируются обычно более поздним временем. Неясно, мог ли сам хозяин сосуда понимать написанное – возможно, надпись на корчаге сделал купец, когда насыпал туда горчицу. Однако этот факт в любом случае свидетельствует о широкой торговле, которую вели смоленские кривичи, а также о наличии связей с Болгарией.

Другие варианты расшифровки

Советский профессор-языковед Павел Черных был согласен, что надпись обозначала «горчицу», но само слово читал несколько иначе, чем Авдусин – «гороушна». Другие исследователи предложили полностью альтернативные варианты расшифровки загадочного слова.

Археолог Гали Корзухина и лингвист Андрей Львов предлагали читать его как «гороуща» — они полагали, что в сосуде могло храниться горючее. Аргументом в пользу этой версии служит то, что в Северном Причерноморье находили похожие корчаги со следами нефти. Филологи Роман Якобсон и Олег Трубачев выводили смысл надписи совсем из другого источника.

По их мнению, обладателя сосуда звали Горун, а слово «гороуниа» обозначало, что предмет принадлежит конкретному хозяину (именительный падеж прилагательного, образованного от имени). Наконец, историк Альбина Медынцева считала, что владельца корчаги, собственно, и звали Горунша.

В более позднюю эпоху это имя неизвестно, но сохранившиеся фамилии Горюшин и Горушин свидетельствуют о наличии у русских похожего по звучанию прозвища.

В настоящее время на месте находки «уникального памятника древнерусской культуры» высится каменный монумент с изображением того самого разбитого сосуда.

Источник: https://123ru.net/religion/215299164/

Читать Судьбы вещей

И тогда для вещи началась совершенно иная жизнь. В роскошной витрине вновь открытого тогда Исторического музея в Москве она привлекала всеобщее внимание.

Ею занимались выдающиеся русские ученые и написали про нее немало научных работ, иногда вступая в ожесточенные споры друг с другом.

Прошло еще без малого сто лет, а интерес к вдохновенному творению безвестного черниговского мастера не ослабевает.

Нет, если бы некоторые вещи, так поэтично описанные Андерсеном, узнали, что может быть такая судьба, что вещь может вызывать острый интерес людей и тогда, когда уже не служит прямому своему назначению, они, пожалуй, побледнели бы от зависти.

Далеко на север от Киева на высоком берегу Днепра стоит старый русский город Смоленск. И теперь еще над кручей обрыва возвышаются мощные стены и башни смоленской крепости. Их построил московский мастер Федор Конь почти четыреста лет тому назад. А городу тогда уже было лет семьсот…

Если сесть в лодку у подножия крепостной стены, спуститься немного вниз по быстрому течению Днепра и выйти на другой берег реки, мы окажемся в сосновом бору. Но мощные, вековые сосны с их краснеющими на солнце стройными стволами – не главная достопримечательность этого места. Лес вырос на курганах, которые в десять раз старше него.

Как их много!

До сих пор мы знали об огромных одиноких курганах, возвышающихся над могилами славянских князей. А в этом лесу есть курганы всех размеров – от маленьких, едва видных над травой, до родных братьев черниговских курганов – восьмиметровых насыпей. Они как бы выплескиваются из леса и заливают все поле в излучине реки. Начнешь считать, обязательно собьешься.

Все же археологи пересчитали все здешние курганы. Их оказалось более двух с половиной тысяч. Насыпано большинство курганов в десятом – начале одиннадцатого века.

Бывает, что в кургане похоронено не по одному, а по нескольку человек. В больших курганах, как и на Черниговщине, – княжеские погребения, в курганах поменьше – дружинники.

Их тоже сжигали вместе с оружием, драгоценностями, иногда даже с рабами и рабынями.

Это – Гнездовский могильник (как называют его археологи), самое большое в нашей стране языческое кладбище древнего Смоленска.

Сюда тысячу лет назад отправлялись из города мрачные процессии – вереницы траурных ладей. Здесь полыхали погребальные костры, слышались вопли горести и шум принужденно веселой тризны. Конечно, леса здесь тогда не было, а было пустое поле, среди которого и насыпали курганы. А потом ладьи возвращались в город. Но зачастую не все. Главную ладью, принадлежащую покойному, нередко здесь сжигали.

Уже скоро сто лет, как археологи раскапывают Гнездовский могильник. Но, наверное, только ваши внуки узнают, что могильник исследован полностью. Шутка ли, раскопать несколько тысяч курганов! Пока раскопали семьсот. И все же мы теперь имеем довольно полное представление о характере этого кладбища, а стало быть – и о знати тогдашнего Смоленска.

Так, не подтвердилось мнение некоторых историков, что якобы и русские князья и их дружинники в те времена были не славянами, а норманнами. Подавляющее большинство курганов – погребения славян из племенного союза кривичей.

Есть и погребения норманнов, однако их немного и они не самые богатые. Эти наемники, служившие тогда чуть ли не при всех дворах Европы, не миновали и Смоленска.

Среди дружинников смоленских князей была, по-видимому, небольшая группа норманнов, или, как их называли еще тогда, варягов.

В курганах находят оружие, украшения, разные другие вещи, которые клали в могилы, считая, что они понадобятся «на том свете» (например, огнива для высекания искр из кремня).

Все, конечно, сильно попорченное – не так от времени, как от огня: ведь покойников здесь сжигали.

От богато украшенных некогда ножен меча остались лишь бляшки, от дорогого плаща – только своеобразная булавка («фибула», как называют археологи), которой закалывали плащ на правом плече; нарядный щиток ее напоминает спинку черепахи.

Но вот что, как правило, хорошо сохранилось – это глиняная посуда. И понятно почему, ведь ее не ставили в погребальный костер.

Напротив, собрав с костра прах покойного и остатки обгоревших вещей, все это клали в глиняный сосуд, чаще всего – в горшок. И могли поставить в курган еще другой горшок, с пищей «на дорогу».

Потому-то так много найдено в Гнездове больших и малых горшков работы смоленских гончаров, а то и просто домашней лепки.

Однако не только местной посудой пользовались смоленские дружинники. Попадали в Смоленск и сосуды, привезенные издалека. Находят здесь и византийские амфоры – корчаги.

Летом 1949 года Даниил Антонович Авдусин, проводя очередные раскопки в Гнездове, выбрал небольшой – чуть выше полутора метров – курган. Опыт подсказывал исследователю, что в таком кургане с несколько плосковатой вершиной может быть богатое погребение.

Но находки превзошли самые смелые его ожидания. Тысячу лет назад здесь похоронили воина по обряду, очень похожему на тот, который описал примерно в ту же пору уже знакомый нам Ибн-Фадлан. Покойник был сожжен в своей ладье – среди пепла кострища лежали ее железные заклепки.

А на вершине кургана остались следы столба – памятника. Меч воина сломали и часть клинка с рукоятью воткнули в кострище, а другую положили рядом. Но не только в оружии нуждался, по мнению своих сородичей, покойник «на том свете».

Среди различных бытовых вещей в кострище оказались и остатки складных весов и небольшая гирька. Может быть, он не чужд был и торговли.

А найденные обломки женских украшений – привесок – принадлежали, наверное, рабыне, погребенной вместе с господином. В кургане были и арабские монеты – диргемы, чеканенные в IX и начале X века. Но ведь прежде чем попасть в Смоленск, они переходили из рук в руки, может быть, не один десяток лет. Похороны совершены, по всей вероятности, в третьей четверти X века.

Кроме горшков, в которых были останки погребенных и пища, по всему кострищу были разбросаны черепки по крайней мере двух сосудов. Их разбили еще при похоронах.

На одном черепке археологи заметили какие-то процарапанные острием знаки и сначала не поверили своим глазам: это были русские буквы! А когда тщательно подобрали друг к другу все черепки, оказалось, что один сосуд – это амфора-корчага. К первому черепку с буквами приклеили соседние, и на них тоже оказались буквы.

Буквы складывались в загадочное слово: «ГОРОУХЩА».

В древнерусском языке звук, который мы сейчас произносим как «у», был иногда более долгим – «оу». Предпоследние две буквы написаны слитно и читать их можно по-разному: или ХЩ или ШN – в те отдаленные времена русскую букву «Н» писали как теперешнюю латинскую.

Снова и снова читали непонятное. Не полагаясь на собственное мнение, показывали знатокам древних надписей. Но и сам главный специалист в этой области, академик Михаил Николаевич Тихомиров, подтвердил: «Да. Буквы русской азбуки – так называемой «кириллицы». Написано: «гороухща» или «гороушна».

Слово это было драгоценно: это самая древняя русская надпись, какая нам известна! Она сделана, видимо, лет за пятнадцать – двадцать до того, как амфора попала в курган, – в середине X века.

Итак, это первое написанное русское слово, дошедшее до нас из глубины веков. Но что оно означает?

Об этом были разные мнения.

Авдусин и Тихомиров толковали надпись так: «гороухща» – «горчица». Они предположили, что в амфоре-корчаге привезли на Русь горчицу или какие-нибудь другие пряности – например, перец, а затем тот, кто купил эту корчагу, чтобы не спутать ее с другими, процарапал на ней: «гороухща», как писали позднее: «доброе вино», «масло».

Языковед Черных читал надпись «гороушна» – «горчичные зерна».

Однако естественно возникал вопрос: зачем понадобилось столько горчичного семени? Для какой-то огромной кухни, где так ценили острую приправу? В этом предположении нет ничего удивительного.

Ведь и другая столь распространенная в наши дни приправа – перец – также ценилась в эпоху средневековья на вес золота.

Вы, наверное, уже читали, как плыли отважные купцы на своих скорлупках-кораблях буквально на край тогдашнего света, чтобы привезти на родину драгоценный груз острых пряностей. И конечно, выгодно продать.

Источник: https://zolotyeknigi.ru/kniga/sudby-veschey/page/3

Какой алфавит использовался на Руси до создания кириллицы?

Непростой вопрос.

Известны довольно старые предположения, что какая-то форма письма у славян должна была существовать до 860-х годов (время создания кириллицы). Так, Л.П. Якубинский обратил внимание, «что все славяне используют общие по происхождению глаголы со значением 'писать' (ср.: русск. писать, сербск. писати, чешск. psati, польск.

pisać) и 'читать' (ср.: русск. читать, сербск. читати, польск. czytać), сделал такой вывод: письмо у славян было ещё в то время, когда они составляли единый народ» (Русинов Н.Д. Древнерусский язык. М., 1977. С. 20). К сожалению, однако, никаких бесспорных доказательств (археологических или документальных) этому пока не найдено.

Кроме того, лексемы имеют тенденцию менять своё значение. Например, в большинстве германских языков глагол «писать» заимствован из латыни (scribere), но в английском сохранился глагол to write (др. англ. wrītan от пр. герм. *wrītaną, от пр. ин.-евр. *wrey-), изначально означавший «резать, вырезать» (ср. нем. reißen — «рвать»).

Сегодня далеко не все (и вполне небезосновательно) разделяют мнение, что до кириллицы/глаголицы славяне вообще пользовались письмом. Так, А.А. Медынцева считает такие представления «романтическими» (Медынцева А. А. Начало письменности на Руси по археологическим данным // История, культура, этнография и фольклор славянских народов. IX Международный съезд славистов.

Киев, сентябрь 1983 г. Доклады советской делегации. М., 1983. С. 86).

Более существенными являются указания на письменность у славян в сочинениях современников:

  • Титмар Мерзебургский (976—1018 гг.) упоминает вырезанные имена божеств в западнославянском святилище на о. Рюген;
  • Черноризец Храбр (конец IX — начало X вв.) вскользь говорит о «чертах и резах», с помощью которых язычники-славяне гадали и считали. Правда, в случае с Храбром существуют обоснованные сомнения в достоверности его сведений.
Читайте также:  Какими народами в xviii веке россия заселяла крым

Другой интересный источник — «Жития Мефодия и Константина, в монашестве Кирилла», в которых говорится о записанных «русскими письменами» Евангелии и Псалтыри, однако в том же тексте император Михаил III говорит, что ни он, ни его отец или дед не нашли славянского письма. Кроме того, есть подозрения, что это более поздние вставки.

Наконец, существуют и прочие независимые свидетельства восточных авторов (Ибн Фадлана, Ан-Надими, Мубарак-шаха Марварруди, Аль-Масуди), но все они говорят о «русском» письме, а по современному консенсусу учёных, «русью» в Х в. всё ещё называли скандинавов (из этих имён только Мубарак-шах жил в XIII в., и А.А. Зализняк считает, что речь у него идёт о кириллице). Как бы то ни было, их данные очень отрывочны и крайне непрозрачны.

Весомым аргументом являются русско-византийские договоры 911 и 944 гг. (хотя формально, эти факты выходят за хронологические рамки Вашего вопроса, тематически они тесно к нему примыкают).

Это, однако, лишь свидетельствует о знакомстве восточных славян с письменностью как таковой, потому что в текстах не говорится прямо ни о языке, ни об используемом алфавите.

Сегодня считается установленным, что дошедшие в Повести Временных Лет тексты договоров были выполненными в XI в. переводами с греческого.

Действительно древнейшей восточнославянской надписью считается слово ГОРОУХЩА на кувшине, найденном в слое середины X в. в Гнёздово, хотя и это прочтение оспаривается. Кроме того, она выполнена уже кириллицей. Помимо этого есть и некоторые спорные надписи и знаки на других предметах, но их точная атрибуция крайне затруднена.

Конечно, существует и глаголица, созданная, по всей видимости, раньше кириллицы (первая достоверная надпись, обнаруженная в Болгарии, датируется 893 г.), и, предположительно, использовавшая какие-то восточные алфавиты, однако ни одной достоверной этимологии вывести не удалось.

О глаголице мы знаем очень мало. На Руси тексты глаголицей не писались, если не считать редких вкраплений отдельных глаголических букв в кириллические тексты. Русинов упоминает какие-то глаголические надписи на стенах Софийского собора в Новгороде (Русинов Н.Д. Указ. соч. С.

22), но ссылок не приводит.

Если подводить итог, то:

  1. существование какой-либо «исконно-посконной» славянской азбуки сегодня считается недоказанным,
  2. глаголица на Руси отсутствовала практически полностью (но не у южных славян).

Таким образом, сегодня можно говорить, что первые настоящие тексты в древней Руси писались только кириллицей и уже после крещения в 988 г.

В качестве дополнительной литературы помимо упомянутой предложу:

  • Улуханов И.С. О языке Древней Руси. М., 2002.
  • Гиппиус А.С. Русские письмена (senat.org)
  • соответствующую статью в Википедии wikipedia.org

UPD-2019: Лекция С.А. Бурлак на заданную тему:

  • Единственное свидетельство, с очень большой натяжкой говорящее о какой-либо дохристианской письменности – это сочинение некоего болгарского монаха Х века: 
  • Потому что прежде славяне еще были язычниками, не имели письменности, но с помощью черт и нарезов читали и гадали.
  • Ниже изложение этого отрывка в «Острожском букваре» Ивана Федорова:  

Монах чётко указывает, что письменности у славян не было. Что за «черты и нарезы» он имел в виду – большая загадка. С учётом их использования для гадания, возможно, имелись в виду руны. Такая письменность, по крайней мере, была найдена на территории Украины, где ранее, ещё до славян, жили готы.

Источник: https://TheQuestion.ru/question/45940/kakoi-alfavit-ispolzovalsya-na-rusi-do-sozdaniya-kirillicy

черты и резы древних словян | Русские мы

()Эпохи, как и люди, хранят тайны. Чем дальше от нас тот или иной исторический период, тем больше загадок он таит, обрастая легендами, которые волнуют ученых, вызывая яростные споры.

Долгое время в исторической науке господствовало мнение, что история славянской письменности начинается со второй половины IX века, с создания славянской азбуки византийским ученым Константином (в монашестве Кириллом). Вместе с христианством распространялось это письмо по славянским землям.

Но постепенно, по крупицам, накапливались документы, свидетельствующие, что письменность у древних славян возникла много раньше принятия христианства. Мы знаем, что любая наука опирается на источники, факты. Давайте попробуем поговорить о древнейшем славянском письме с их помощью. Обратимся к письменным источникам.

Старейшим сообщением о наличии письменности у славян считается «Сказание о письменах» черноризца Храбра, болгарского монаха, жившего на рубеже IX — X веков. Он писал:  «Прежде убо славяне не имеху книг, но чертами и резами чьтеху и гатааху погани сущее».  На современном русском языке это звучит так: «Когда славяне были язычниками, то не было у них своих книг, потому считали и гадали они при помощи чертов и резов». О славянских загадочных письменах есть сообщения у арабских авторов. Путешественники и ученые Х века Ибн-Фадлан, Эль-Масуди и Ибн ан-Надим сообщали, что русы имели письменность, отличную от латиницы, что состояла она из 21 или 22 букв и даже приводили образцы такого письма.

Первым русским источников о славянах является «Повесть временных лет». Из нее мы знаем, что славяне за долго до принятия христианства имели военные и торговые отношения с могущественной Византийской империей. Русские князья совершали походы на Византию, а затем заключали с ней договора.

По международным законам договора заключались «на двое харатьи», т.е. на двух языках. Следовательно, один экземпляр договора должен был быть написан на славянском языке. Самым известным историкам был договор, заключенный между Русью и Византией князем Олегом в 911 году.

Согласно договору, русские купцы имели право жить месяц в Константинополе за счет византийцев, но обязаны были ходить по городу без оружия.

При этом купцы должны были иметь при себе письменные документы и заранее предупреждать о своем приезде византийского императора.

В том же договоре написано, что древняя дружба между Византией и Русью «многажды» была подтверждена «не только словом, но и писанием», т.е. более ранними письменными договорами.

Да и самом Житии (биографии) создателя славянской азбуки Кирилла можно найти упоминание о существовании славянских письмен. Во время пребывания Кирилла в Херсонесе им были обнаружены «евангелие и псалтирь, написанные русскими письменами».

Существование дохристианской письменности у славян подтвердили памятники материальной культуры (вещественные источники), правда, долгое время увидеть их не удавалось. Но археологи нашли различные предметы быта — ремесленные изделия, горшки, медные броши, свинцовые пломбы и т.д., на которых были нанесены знаки, состоящие из длинных и коротких черточек.

Любопытные значки, в которых можно увидеть элементы письма, были обнаружены как на территории России, так и в странах Восточной Европы. Первая из таких «надписей», состоящая из 14 символов, была найдена в 1897 году неподалеку от Рязани. Позже, в ХХ веке, аналогичные находки обнаружили в Белоруссии, Болгарии, Польше, в Крыму. Всего было найдено 75 различных символов, но прочитать их не удавалось. Большинство знаков относилось к III — IV векам. Все они имеют довольно сложный геометрический рисунок, символический орнамент: прямоугольные рамки, квадраты, кресты, волнистые линии. Большой материал для расшифровки знаков дали находки на Волыни и близ Киева. Это памятники так называемой «черняховской культуры». По мнению ученых на вазах и кувшинах были изображены древнеславянские календари.

Давайте внимательно посмотрим на рисунок. Мы видим множество квадратиков, волнистых линий, черточек, крестиков, треугольников. Но это не просто орнамент, которым украшен кувшин. Ученым удалось расшифровать этот сложный рисунок.

Сопоставляя различные знаки, ученые пришли к выводу, что это сельскохозяйственный календарь. Верхний ряд рисунков обозначает языческие праздники. Знак дерева — праздник в честь Ярила, громовой знак — в честь Перуна и т.д. Однотипные квадраты нижнего ряда — это дни, отделяющие один праздник от другого.

А средний ряд между ними — обозначение времен года. Например, колоски, серп и снопы — это время созревания и сбора урожая, т.е. июль и август, в вертикальные волнистые линии — время дождей, т.е. осень. Все знаки выполнены в основном длинными (черты) и короткими (резы) линиями.

Это дало основание предположить, что данные знаки и есть письмо, одна из разновидностей древнеславянских «черт и резов».

Таким образом, «черты и резы», о которых пишет «черноризец» Храбр, — это, скорее всего, примитивные символические знаки в форме черточек и зарубок, служившие у древних славян счетными, родовыми и личными знаками, знаками собственности, календарными знаками, знаками для гадания и т.п.

Все это доказывает, что в языческие времена у славян существовало письмо. (Условное его название «черты и резы»).

В дальнейшем, по мере обращения в христианство до создания собственной азбуки славяне стали использовать для передачи звуков своего языка буквы латинского и греческого алфавитов. Недалеко от Смоленска археологи нашли в одном из могильных курганов черепки.

Их сложили, склеили и получили амфору. На одной ее стороне была обнаружена надпись, которую удалось прочитать. Восемь знаков-букв составили слово «гороухща», т.е. горчица.

На сегодняшний день очень трудно классифицировать это письмо. Но, возможно, историков еще ждут находки и открытия, которые помогут раскрыть тайну древнеславянской письменности. Увлекательнейшей задачей историков культуры является расшифровка древних надписей, раскрывающая иногда историю целых народов и государств. Но письменности в прямом смысле слова, как мы знаем, предшествовал длительный период рисуночного письма, выражавшего в определенных символах мысли древних людей. В этой области еще больше загадок; есть свои особенности в самой расшифровке таинственных письмен, где не обязательно знать язык тех людей, а достаточно разгадать смысл символических знаков. Многое из этой первобытной письменности вошло в народный орнамент, и смысл знаков уже давно забылся: волнистая линия обозначала воду, волну; круг — солнце; косой крест — огонь, костер; схематические рисунки растений — землю, плодородие, жизнь и т. д. Теперь мы только любуемся сочетанием различных фигур, а наши далекие предки «читали» их как магические заклинания. В одной старинной рукописи сохранилось упоминание, что до появления «настоящей» письменности в IX веке славяне «чертами и резами считали и гадали, находясь в язычестве». «Резы» — это, очевидно, счетные зарубки на палках-бирках, дожившие в неграмотной русской деревне до XIX века. «Черты» для гаданий — символические рисунки, при помощи которых гадали об урожае, о судьбе. Несколько лет назад экспедиция под руководством известного ленинградского археолога М. А. Тихановой проводила раскопки на Волыни. Неподалеку от села Лепесовки были найдены остатки древнего святилища, так называемой Черняховской культуры (II—IV века). Алтарь святилища был сложен из больших глиняных чаш. И по венчику одной из них шел узор: двенадцать прямоугольных рамок, в которых заключены были какие-то рисунки, составляли полный круг. М. А. Тиханова любезно предоставила мне свои находки для публикации, и я предпринял попытку расшифровки этих знаков. Ключом к расшифровке явилось число 12. Самые главные языческие гадания производились под Новый год, когда заклинали судьбу на все двенадцать месяцев предстоящего года. В новогодних празднествах фигурируют двенадцать снопов, вода из двенадцати колодцев, двенадцать старцев, возглавляющих празднества… Я предположил, что двенадцать прямоугольников на венчике чаши являются символом двенадцати месяцев года. Но эта гипотеза могла начать жить только в том случае, если бы удалось отождествить рисунки в этих прямоугольниках с определенными месяцами. В трех прямоугольниках были выбиты кресты. Историки издавна называют такие кресты языческими. А не соответствовало ли расположение этих крестов трем языческим праздникам, которые были связаны с фазами солнца и отмечались в январе, марте, июне?.. По тому порядку, в каком были расположены прямоугольники с крестами, можно было заключить, что отмеченные таким способом прямоугольники соответствовали именно этим месяцам. Еще в одном из прямоугольников было изображено земледельческое орудие — рало, в другом — колосья. Вспомним, что пахота на Украине начинается обычно в апреле, колосья вызревают в августе. Рисунки были расположены именно в этой последовательности, между ними был промежуток, точно соответствующий числу месяцев, отделяющих апрель от августа. Теперь уже можно было отстаивать предположение о том, что лепесовские чаши из святилища — древний календарь с символическим изображением двенадцати месяцев, предназначенный, вероятно, для новогодних гаданий во время зимнего солнцеворота. Внимание привлекало то, что июнь, в котором праздновался языческий праздник Ивана Купалы, на «календаре» из Лепесовки был обозначен не одним языческим крестом, а двумя. Вслед за лепесовской чашей я занялся расшифровкой сложной системы знаков на знаменитом глиняном кувшине, найденном вблизи Киева в селе Ромашки. Эта находка была сделана еще в 1899 году в слое IV века. Керамический кувшин средних размеров, предназначавшийся скорее всего для хранения воды, вместо обычного орнамента был украшен двумя рядами каких-то значков — квадратов, крестов, волнистых линий… Некоторые из них напоминали изображение серпов, колосьев… С какой целью нанесены они были на кувшин, в чем был их смысл? На «ромашкинском» кувшине в числе других рисунков были изображены молодое деревцо, два креста и круг с шестью радиусами, так называемый «громовой знак». Все эти и другие символы входили в верхний ряд загадочного орнамента. Под ним, явно связываясь с верхним, шел другой ряд — ряд, состоящий из девяноста шести квадратиков и волнистых линий, расположенных в совсем уж замысловатом порядке. Какой смысл таила в себе последовательность знаков нижнего ряда? Я предположил, что квадратики обозначают дни. За основу отсчета лучше всего было взять «громовой знак», символизирующий, вероятно, праздник грома и грозы, — летописи донесли до нас его точную дату, 20 июля (Здесь и далее даты приведены к современному календарю. — Прим. ред.). Но как проверить такое предположение? Из летописей известна и дата другого древнерусского праздника — дня Ивана Купалы. От праздника грома он отстоит на 27 дней. В верхнем ряду кувшина этот июньский праздник обозначен двумя крестами. И что же, число квадратов нижнего ряда «между» ними составляет ровно… двадцать семь. Что это, простое совпадение? Есть и другое доказательство. Известно, что празднику Ивана Купалы, обозначенному на кувшине двумя крестами, предшествовала так называемая «русальная неделя», состоящая из шести дней. Но вплотную ко дню Купалы на календаре в нижнем ряду примыкает выбивающаяся из обычного ряда «гирлянда» квадратов, их ровно шесть. И наконец, последнее в звене доказательств. Один из квадратов стоит прямо под значком, напоминающим дерево, предположительно символом праздника Ярилы. Единственное летописное свидетельство о дате этого праздника, часто подвергавшееся историками сомнению, называет день 4 июня. И если подсчитать, квадрат под деревом стоит точно на месте 4 июня… Итак, на «ромашкинском кувшине» очень точный календарь. Сомнений в этом уже не могло быть. Календарь, начинающийся, как нетрудно было подсчитать, 2 мая и кончающийся 7 августа. Мне пришло в голову сравнить известные сегодня вегетационные сроки созревания на Украине яровой пшеницы и ячменя с «агротехническим календарем» кувшина. Около 2 мая появляются первые всходы. 20—30 мая пшеница выходит в трубку — в этот период растениям необходимо много влаги. И на календаре из села Ромашки прямо над квадратиками, обозначавшими именно эти дни, в верхнем ряду рисунков располагались отчетливые волнистые линии. Линии, явно символизирующие дождь… 11—20 июня — колошение. И в этот период растениям необходимы дожди. И снова над квадратами этих дней расположены те же волнистые линии. 4—6 июля — молочная спелость зерна. Вновь волнистые линии наверху. Наконец, день 20 июля, праздник бога неба. После этого праздника волнистые линии на календаре переходят из верхнего ряда в нижний. Дожди больше не нужны земледельцам — и календарь символизирует «низведение» всех небесных вод под землю накануне жатвы. Четыре периода дождей на «ромашкинском» кувшине почти точно соответствуют тем четырем оптимальным периодам, когда дожди действительно были нужны яровым хлебам. В языческих молениях о дожде большую роль играла вода: моления проводились у рек, у «святых» озер, у родников, у ручьев. Кувшин с магическим календарем делал налитую в него воду «святой», и этой водой кропили поля, чтобы «вызвать» дожди, подобно тому как это еще недавно делали христианские священники во время молебнов о дожде.

Читайте также:  Наследник норвежский: почему николай ii носил такой титул

Увлекшись календарной символикой, я, естественно, стремлюсь понять наиболее глубокие ее корни. Мне кажется, они уходят к земледельческим и скотоводческим племенам бронзового века. Удалось расшифровать (правда, менее надежно) некоторые рисунки из раскопок на Кавказе и в Венгрии.

Мышление древних людей везде шло сходными путями.)от себя добавлю что еще в школе, при ссср, нам рассказывали про» велесову книгу» которая было написано либо на скандинавский манер на деревянных бруссках либо на деревянных плашках.

но с принятием христьянства все книги были уничтожены

Источник: https://maxpark.com/community/8/content/780045

Древний язык славян

Узелковая письменность славянорусов: первые результаты расшифровок.

 Сложность этих изображений, напоминающих письменность восточных народов, могла применяться для передачи слов.Каждому узлу соответствовало своё слово. С помощью дополнительных узелков сообщали дополнительные сведения о нём. Например, его число (узла), часть речи и пр. Разумеется, это предположение исследователей, но если даже наши соседи, карелы и финны, имели узелковую письменность, то почему её не могло быть у славян? 

 Таким образом. вполне можно предположить, что у древних славян, были клубки с узелковыми письменами, содержащие географические сведения, клубки мифов и религиозных языческих гимнов, заклинаний. Хранились эти клубки в специальных берестяных коробах. Быть может отсюда, пошло выражение: «наврать с три короба».

 При чтении нити с узелками, скорее всего «наматывались на усы» — очень может быть, что «усы» это приспособления для чтения.О священном узелковом письме есть упоминание и в карело-финском эпосе «Калевала»:

Наносил мне песен дождик,Мне навеял песен ветер,Принесли морские волны…Я в один клубок смотал их,И в одну связал я связку…И в амбаре под стропила

В медном ларчике их спрятал

В фольклорной записи Элиаса Леннрота, собирателя «Калевалы», есть еще более инте-ресные строки, записанные им от знаменитого рунопевца Архиппа Иванова-Пертунена (1769—1841).

 Вот развязываю узел,Вот клубочек распускаю,Запою я песнь из лучших,

Из прекраснейших исполню…

Рунопевцы пели такие песни в качестве зачина перед исполнением рун. Ареологические находки указывают на то, что в древности узелковая письменность была распространена довольно широко.

 На многих предметах, поднятых из захоронений языческого времени, видны несимметричные изображения узлов, служивших для передачи определённой информации.

Позднее элементы узелковой письменности стали использовать в книгопечатание.

   Из Псалтыри  XIV в. — «Покой»  (П) тераторологического стиля

  Из Зографского Евангелия конца Х начала XI в.в. Глаголица, буквица «Земля» ( Z ). Единство неба и земли.

Значительная часть исследователей сходится к мнению, что «Глаголицу» составил Кирил (Константин Философ) около 863 г. Другие исследователи склоняются к мнению, что «Глаголица» существовала ранее до крещения Руси. В основе построениия начальной формы глаголицы  проявляется древняя символика наших предков:

  • * Круг -символ безконечности 
  • * Треугольник — символ мудрости
  • * Квадрат — символ Земли Матушки.
  • При изучении древних рукописных текстов в начале книги или главы можно встретить рисованные заставки с орнаментальным рисунком. 

Из Евангелия  XVI  в. Собрание Погодина, орнамент Ново-Византийского стиля (болгаро-сербский). Те же круги, квадраты, ромбы и узлы. Всё в нашем мыре взаимозависимо и не разрывно. Каждый человек имеет взаимосвязь с окружающим его миром.   Из Евангелия  XV в. 

  http://www.ruspismo.net/dropped_o.htm

Выше мы рассматривали букву «Земля» ( Z ). Она имеет форму квадрата, разделённого на треугольники. В букве скрывается глубокое смысловое значение взимосвязи Небо (мужское начало) и Земля (женское начало). Треугольники указывают на мудрое обустройство мира (Гармония ), в котором живёт человек.

 Теперь стоит вспомнить произведение  Конан Дойла «Пляшущие человечки». Это один из 56 рассказов английского писателя о сыщике Шерлоке Холмсе. Можно задаться вопросом: «При чём здесь книга английского писателя?» В нашем случае нам интересен не сам рассказ о гениальном сыщике, а рисунки пляшущих человечков (зашифрованный текст). 

 Пляшущие человечки Конан Дойла. В переводе М.Н Чуковской и Н.К. Чуковского мы получаем алфавит из 23 знаков: Перевод М.Н Чуковской и Н.К. Чуковского.Далее древние письмена острова Пасхи В письменностях мертвых языков (языки, которых ныне нет) встречаются знаки человеческого происхождения. Выше отражены знаки из кохау-ронго-ронго – письменности деревянных дощечек с острова Пасхи.С острова Пасхи вернёмся к письму древних славян. Из Псалтырия XIV в. Тераторологический стиль,  «Глаголь» (Г) . На рисунке  человек глаголит (говорит).  

Из Евангелия XIV в. Буквица «Люди» (Л) изображается в виде ловчего, который закалывает кабана, символизирущего низменные побуждения человека. 

 — Из Евангелия XIV в., написанной в память смоленского князя Глеба Святославовича по заказу его вдовы Елены. 

Буквица «Мыслите» (М) изображается в виде двух рыбаков, тянущих сети. Сеть по старославянски «мрежи». Этот сюжет имеет отношение к евангельской истории призвания апостолов Андрея и Петра. Прежде они были ловцами рыб. В древности мудреца сравнивали с ловцом рыб, забрасывающим сети. 

Между рыбаками мыслителями происходит спор. Левый рыбак говорит: «Потяни, корвин сын». Правый рыбак ему вторит (повторяет): «Сам еси таков». Сеть в центре уравновешена, что указывает на истину, рождённую в споре.

Эти буквы можно сравнить с азбукой острова Пасхи. Однозначно можно сказать, что письменность древних славян отражает культурные особенности наших предков, которые сильно повляли на формирование христианской культуры Руси после крещения её Владимиром. 

  

 Президент императорской академии наук (РАН), словенист Александр Семёнович Шишков в своей книге «Славянорусский корнеслов» отметил особенность буквенного значения Азбуки. В частности он выделил несколько букв:

Аз, Буки, Веди, Глаголь, Добро, Есть, Зело, Земля, Иже, И, Како, Люди, Мыслите, Наш, Он, Покой, Рцы, Слово, Твёрдо.

Если все эти слова соединить в единое предложение, то мы имеем послание потомкам от наших предков. Именно на это указывал А.С. Шишков. Рассмотрим прежде значение этих слов:

  1. * Аз — знания; * Буки — буквы;
  2. * Веди — ведать, знать, просвещать, сохранять и передавать потомкам знание Вед (мудрости предков);
  3. * Глаголь — говори; * Добро — благо; * Есть — есть; * Зело — зло; * Земля — земля (Явь, Белый Свет); * Иже — иже; * И — и; * Како — как; * Люди — люди (человек);
  4. * Мыслите — мыслить(е); * Наш — наш; * Он — он; * Покой — покой;

* Рцы — речёшь, изречёшь (скажешь, сказано); Рцы — Р — число 100. * Слово — слово; * Твёрдо — твёрдо.

* 100 — отдельный временной период (век). 100 лет (лето = год). «Век живи, век учись» — учись всю жизнь (100 лет). 

 Теперь набор слов формируем в целостное предложение и получаем завещание наших предков своим потомкам:

— Знайте буквы (умейте читать и писать), ведайте (храните и просвещайте) мудрость предков (Веды). Сие есть суть земной жизни в борьбе со злом. Иже мыслите как люди (человек честный). Наш он покой (жить будете тогда в покое, т.е. в мире). Реченное слово да будет твёрдо (да будет вам повседневным законом). 

— Завещание наших предков — закон на всю жизнь человека (век = 100 лет). 

В.И. Даль указывает в своём словаре «Рцы, Слово, Твердо» — Да будет твоё слово твёрдо (верно). Иначе будь верен своему слову, не пустословь. 

 С таким наследием наши предки не могли висеть на деревьях подобно обезъянам.

Не могли они и совершать человеческое жертвоприношение. Ведь сутью их жизни было всеобщее благо (добро), мудрость предков (знания духовно-нравственных законов и морально-этических норм общественной жизни).

Всё это они всестаронне старались прививать своим потомкам (детям, внукам, правнукам).

Черты и резы – письменность древних славян

Существование дохристианской письменности у славян подтвердили памятники материальной культуры(вещественные источники). Долгое время увидеть их не удавалось. Всё же археологи нашли различные предметы быта (ремесленные изделия, горшки, медные броши, свинцовые пломбы и т.д.) на которых были нанесены знаки, состоящие из длинных и коротких черточек.

 — Любопытные значки, в которых можно увидеть элементы письма, были обнаружены  на территории 

России и в странах Восточной Европы на территории проживания славянских племён. Первая из таких «надписей», состоящая из 14 символов, была найдена в 1897 году неподалеку от Рязани.

 Позже, в ХХ веке, аналогичные находки обнаружили в Белоруссии, Болгарии, Польше, в Крыму. Всего было найдено 75 различных символов, но прочитать их не удавалось. Большинство знаков относилось к III — IV векам. Все они имеют довольно сложный геометрический рисунок, символический орнамент: прямоугольные рамки, квадраты, кресты, волнистые линии.

 Большой материал для расшифровки знаков дали находки на Волыни и близ Киева. Это памятники так называемой «черняховской культуры». По мнению ученых на вазах и кувшинах были изображены древнеславянские календари.

На рисунке видно множество квадратиков, волнистых линий, черточек, крестиков, треугольников. Это не просто орнамент, которым украшен кувшин. Ученым удалось расшифровать сложный рисунок кувшина. 

 Сопоставляя различные знаки, ученые пришли к выводу, что это сельскохозяйственный календарь. Верхний ряд рисунков обозначает языческие праздники.

— Знак дерева: праздник в честь Ярила.

— Громовой знак — в честь Перуна и т.д.

— Однотипные квадраты нижнего ряда — это дни, отделяющие один праздник от другого.

— Средний ряд между ними — обозначает времена года. Например, колоски, серп и снопы — это время созревания и сбора урожая, т.е. июль и август, в вертикальные волнистые линии — время дождей, т.е. осень.

 Все знаки выполнены в основном длинными (черты) и короткими (резы) линиями. Это дало основание предположить, что данные знаки и есть письмо, одна из разновидностей древнеславянских «черт и резов».

Таким образом, «черты и резы», о которых пишет «черноризец» Храбр, — это, скорее всего, примитивные символические знаки в форме черточек и зарубок, служившие у древних славян счетными, родовыми и личными знаками, знаками собственности, календарными знаками, знаками для гадания и т.п. («…чертами и резами чьтеху и гатааху…»).

 * Недалеко от Смоленска археологи нашли в одном из могильных курганов черепки. Их сложили, склеили и получили амфору. На одной её стороне была обнаружена надпись, которую удалось прочитать. Восемь знаков-букв составили слово «гороухща», т.е. горчица.

 На сегодняшний день очень трудно классифицировать это письмо. Историков в будущем ждут  новые находки и открытия, которые помогут раскрыть тайну древнеславянской письменности.

http://badnews.org.ru/news/cherty_i_rezy_pismennost_drevnikh_slavjan/2010-10-11-3942

Источник: https://telemax-spb.livejournal.com/180815.html

Михаил Григорьевич Рабинович Судьбы вещей

ГОРОУХЩА

Далеко на север от Киева на высоком берегу Днепра стоит старый русский город Смоленск. И теперь еще над кручей обрыва возвышаются мощные стены и башни смоленской крепости. Их построил московский мастер Федор Конь почти четыреста лет тому назад. А городу тогда уже было лет семьсот…

Если сесть в лодку у подножия крепостной стены, спуститься немного вниз по быстрому течению Днепра и выйти на другой берег реки, мы окажемся в сосновом бору. Но мощные, вековые сосны с их краснеющими на солнце стройными стволами – не главная достопримечательность этого места. Лес вырос на курганах, которые в десять раз старше него.

Как их много!

До сих пор мы знали об огромных одиноких курганах, возвышающихся над могилами славянских князей. А в этом лесу есть курганы всех размеров – от маленьких, едва видных над травой, до родных братьев черниговских курганов – восьмиметровых насыпей. Они как бы выплескиваются из леса и заливают все поле в излучине реки. Начнешь считать, обязательно собьешься.

Все же археологи пересчитали все здешние курганы. Их оказалось более двух с половиной тысяч. Насыпано большинство курганов в десятом – начале одиннадцатого века.

Бывает, что в кургане похоронено не по одному, а по нескольку человек. В больших курганах, как и на Черниговщине, – княжеские погребения, в курганах поменьше – дружинники.

Их тоже сжигали вместе с оружием, драгоценностями, иногда даже с рабами и рабынями.

Это – Гнездовский могильник (как называют его археологи), самое большое в нашей стране языческое кладбище древнего Смоленска.

Сюда тысячу лет назад отправлялись из города мрачные процессии – вереницы траурных ладей. Здесь полыхали погребальные костры, слышались вопли горести и шум принужденно веселой тризны. Конечно, леса здесь тогда не было, а было пустое поле, среди которого и насыпали курганы. А потом ладьи возвращались в город. Но зачастую не все. Главную ладью, принадлежащую покойному, нередко здесь сжигали.

Уже скоро сто лет, как археологи раскапывают Гнездовский могильник. Но, наверное, только ваши внуки узнают, что могильник исследован полностью. Шутка ли, раскопать несколько тысяч курганов! Пока раскопали семьсот. И все же мы теперь имеем довольно полное представление о характере этого кладбища, а стало быть – и о знати тогдашнего Смоленска.

Читайте также:  Какие сведения содержал пропавший архив ермака

Так, не подтвердилось мнение некоторых историков, что якобы и русские князья и их дружинники в те времена были не славянами, а норманнами. Подавляющее большинство курганов – погребения славян из племенного союза кривичей.

Есть и погребения норманнов, однако их немного и они не самые богатые. Эти наемники, служившие тогда чуть ли не при всех дворах Европы, не миновали и Смоленска.

Среди дружинников смоленских князей была, по видимому, небольшая группа норманнов, или, как их называли еще тогда, варягов.

В курганах находят оружие, украшения, разные другие вещи, которые клали в могилы, считая, что они понадобятся «на том свете» (например, огнива для высекания искр из кремня).

Все, конечно, сильно попорченное – не так от времени, как от огня: ведь покойников здесь сжигали.

От богато украшенных некогда ножен меча остались лишь бляшки, от дорогого плаща – только своеобразная булавка («фибула», как называют археологи), которой закалывали плащ на правом плече; нарядный щиток ее напоминает спинку черепахи.

Но вот что, как правило, хорошо сохранилось – это глиняная посуда. И понятно почему, ведь ее не ставили в погребальный костер.

Напротив, собрав с костра прах покойного и остатки обгоревших вещей, все это клали в глиняный сосуд, чаще всего – в горшок. И могли поставить в курган еще другой горшок, с пищей «на дорогу».

Потому то так много найдено в Гнездове больших и малых горшков работы смоленских гончаров, а то и просто домашней лепки.

Однако не только местной посудой пользовались смоленские дружинники. Попадали в Смоленск и сосуды, привезенные издалека. Находят здесь и византийские амфоры – корчаги.

Летом 1949 года Даниил Антонович Авдусин, проводя очередные раскопки в Гнездове, выбрал небольшой – чуть выше полутора метров – курган. Опыт подсказывал исследователю, что в таком кургане с несколько плосковатой вершиной может быть богатое погребение.

Но находки превзошли самые смелые его ожидания. Тысячу лет назад здесь похоронили воина по обряду, очень похожему на тот, который описал примерно в ту же пору уже знакомый нам Ибн Фадлан. Покойник был сожжен в своей ладье – среди пепла кострища лежали ее железные заклепки.

А на вершине кургана остались следы столба – памятника. Меч воина сломали и часть клинка с рукоятью воткнули в кострище, а другую положили рядом. Но не только в оружии нуждался, по мнению своих сородичей, покойник «на том свете».

Среди различных бытовых вещей в кострище оказались и остатки складных весов и небольшая гирька. Может быть, он не чужд был и торговли.

А найденные обломки женских украшений – привесок – принадлежали, наверное, рабыне, погребенной вместе с господином. В кургане были и арабские монеты – диргемы, чеканенные в IX и начале X века. Но ведь прежде чем попасть в Смоленск, они переходили из рук в руки, может быть, не один десяток лет. Похороны совершены, по всей вероятности, в третьей четверти X века.

Кроме горшков, в которых были останки погребенных и пища, по всему кострищу были разбросаны черепки по крайней мере двух сосудов. Их разбили еще при похоронах.

На одном черепке археологи заметили какие то процарапанные острием знаки и сначала не поверили своим глазам: это были русские буквы! А когда тщательно подобрали друг к другу все черепки, оказалось, что один сосуд – это амфора корчага. К первому черепку с буквами приклеили соседние, и на них тоже оказались буквы.

Буквы складывались в загадочное слово: «ГОРОУХЩА».

В древнерусском языке звук, который мы сейчас произносим как «у», был иногда более долгим – «оу». Предпоследние две буквы написаны слитно и читать их можно по разному: или ХЩ или ШN – в те отдаленные времена русскую букву «Н» писали как теперешнюю латинскую.

Снова и снова читали непонятное. Не полагаясь на собственное мнение, показывали знатокам древних надписей. Но и сам главный специалист в этой области, академик Михаил Николаевич Тихомиров, подтвердил: «Да. Буквы русской азбуки – так называемой «кириллицы». Написано: «гороухща» или «гороушна».

Слово это было драгоценно: это самая древняя русская надпись, какая нам известна! Она сделана, видимо, лет за пятнадцать – двадцать до того, как амфора попала в курган, – в середине X века.

Итак, это первое написанное русское слово, дошедшее до нас из глубины веков. Но что оно означает?

Об этом были разные мнения.

Авдусин и Тихомиров толковали надпись так: «гороухща» – «горчица». Они предположили, что в амфоре корчаге привезли на Русь горчицу или какие нибудь другие пряности – например, перец, а затем тот, кто купил эту корчагу, чтобы не спутать ее с другими, процарапал на ней: «гороухща», как писали позднее: «доброе вино», «масло».

Языковед Черных читал надпись «гороушна» – «горчичные зерна».

Однако естественно возникал вопрос: зачем понадобилось столько горчичного семени? Для какой то огромной кухни, где так ценили острую приправу? В этом предположении нет ничего удивительного.

Ведь и другая столь распространенная в наши дни приправа – перец – также ценилась в эпоху средневековья на вес золота.

Вы, наверное, уже читали, как плыли отважные купцы на своих скорлупках кораблях буквально на край тогдашнего света, чтобы привезти на родину драгоценный груз острых пряностей. И конечно, выгодно продать.

Удивляло не то, что в Смоленск могли привезти с далекого юга горчицу. Пытались понять, почему ее положили в амфору, в каких возили обычно дорогие жидкости, и зачем амфора из под горчичного семени попала в погребение дружинника.

Это пытались объяснить не только первые исследователи надписи, но и многие из тех, кто прочел их работы. Было сделано, например, даже такое построение: горчичное семя – одно из самых мелких и легких. На единицу веса горчичных семян приходится едва ли не больше, чем каких либо других.

А у древних славян существовало поверье, что зачастую умерший человек будто бы становится вурдалаком – оборотнем – и приходит по ночам сосать кровь живых людей, прежде всего – ближайших своих родичей и соплеменников.

От такого оборотня надо защищаться заблаговременно, еще во время похорон. Один способ – это попросту забить в могилу осиновый кол.

Но в древности применяли якобы и другой способ. Вурдалаки упыри, по некоторым поверьям, имеют страсть все считать. И если, например, рассыпать семена, то вурдалак нипочем не пройдет мимо, не пересчитавши их все до единого.

Конечно, чем мельче семя – тем труднее его считать, тем больше на это уйдет времени. А там, глядишь, и петух уже пропел – скоро утро! А вурдалаки ведь, как и вся прочая нечисть, не могут гулять по земле после того, как петух пропел.

Значит, вурдалак даже не успеет покинуть свой курган.

Семенем посыпали покойника, в котором подозревали вурдалака. Считалось, например, что вурдалаками чаще всего становились те, кто при жизни были колдунами. Но могли якобы посыпать семенем и почитаемого покойника, чтобы оградить его от вурдалаков.

Вот к каким рассуждениям прибегали, чтобы объяснить присутствие в кургане той корчаги с надписью. Оставалось только неясным, зачем в таком случае было класть в курган еще и сосуд с надписью «горчица». Может быть, чтобы грамотный вурдалак испугался самого слова «горчица» да так и не вылезал из своего кургана?

Некоторые ученые не соглашались и с самим чтением надписи «гороухща» или «гороушна» – как вы помните, конец слова был не ясен. Чешский исследователь Мареш предложил читать даже не одно, а два слова: «Гороух пса» – «Горух писал».

А известный американский ученый Роман Якобсон читал: «Гороунйа» – «Горунова». При таких чтениях получалось, что надпись на корчаге обозначает не ее содержимое, а ее принадлежность какому то Горуху или Горуну.

Что ж, и такие случаи известны, и, даже читая эту книгу, вы познакомитесь еще с подобными надписями.

Большой интерес представляет для объяснения смысла древнейшей пока русской надписи мнение археолога Гали Федоровны Корзухиной. Еще М. Н. Тихомиров обратил внимание на то, что человек, процарапавший надпись на корчаге, как будто колебался: написать после «ОУ» букву «X» или «Щ».

В первом случае вышло бы «гороуха», во втором – «гороуща». Похоже на то, что первая надпись содержит и первую описку, и первую попытку ту ошибку исправить. Процарапав сначала «X», писавший как будто решил заменить его «Щ», но так как на обожженной глине стирать нельзя, надписал «Щ» над «X».

Так получились слитные буквы, или, как их называют специалисты по древним надписям, лигатура.

Г. Ф. Корзухина предположила также, что расположенные перед лигатурой буквы «ОУ» могли заменять существовавшие в те времена, но скоро исчезнувшие из нашего языка, носовые звуки – большой или малый «юс». В последнем случае можно читать что то вроде «горюща» или «горяща» – «горючее». На эту мысль Г. Ф.

Корзухину натолкнуло то обстоятельство, что при анализе содержимого многих корчаг и кувшинов, найденных не в курганах, а в южных городах в слоях IX и X веков, даже теперь, более чем через тысячу лет, обнаружили на стенках сосудов следы… нефти, по составу чрезвычайно близкой к известной керченской или таманской нефти.

Наверное, чудесные свойства этого природного горючего уже давно были известны людям. И хоть не знали в те отдаленные времена ни двигателей внутреннего сгорания, ни других машин, поглощающих в наше время огромные количества добываемой во всем мире нефти, люди находили ей важное применение.

Из древнейших летописей мы знаем, например, что византийцы не раз сжигали русские корабли каким то страшным «греческим огнем». Огонь этот был страшен потому, что его нельзя было залить – он горел даже в воде. Состав «греческого огня» утрачен. Думают, что в смесь входили смола, селитра, сера и горючие масла.

Но, зная, что нефть как раз способна гореть даже на морских волнах (если нет большого волнения), можно предположить, что «греческий огонь» изготовляли не без применения нефти.

И мало ли еще для чего могли употреблять нефть! В небольших количествах, например, как наружное лекарство или как горючее для светильников. Понятно, что таманскую нефть могли наливать в кувшины, в амфоры, продавать в Тамани, и где нибудь на Киевщине или Черниговщине, и даже далеко на севере, в Смоленске.

Но как попал сосуд с горючим в Гнездово? Если вдуматься, очень даже просто мог попасть. Не надо забывать, что покойников в Гнездове сжигали. А для этого нужен большой костер, да развести его дело не такое простое, особенно в дождливую, ненастную погоду.

Представим себе на минуту, что погребенный в кургане дружинник скончался поздней осенью, когда почти непрерывно льют дожди. Для его похорон не пожалели и какого то количества «гороухщи» – дорогой, привезенной из Византии нефти. А пустую корчагу разбили и осколки бросили на погребальный костер. Мнение Г. Ф.

Корзухиной поддержал ученый технолог Константин Васильевич Кострин.

Казалось бы, это – наиболее заманчивая гипотеза, так просто все объясняющая. Но почему бы не подтвердить ее, подвергнув анализу амфору из Гнездова? Для этого стоило бы даже вновь разбить с таким трудом склеенный сосуд.

Стоило бы, если бы была надежда, что нефть на нем осталась. Но если вспомнить, что обломки амфоры побывали в большом костре, то вероятность сохранения каких либо следов нефти на стенках сосуда почти совсем исчезает.

Черепки розовые, на некоторых – легко стираемая копоть от костра.

Насколько нам известно, Д. А. Авдусин все же считает наиболее правильным чтение П. Я. Черных: «гороушна» – «горчичное семя».

Итак, что было в сосуде – горчица, нефть или еще что нибудь, – пока остается загадкой.

В далеком Крыму сделал гончар эту амфору. А купец – налил ли он в нее нефть, или насыпал горчицу, или перец – продал сосуд с его содержимым другому купцу, что ехал в Русь.

Из Руси (тогда ведь так называли только Киевщину, это гораздо позже название «Русь» распространилось на все восточнославянские земли) повез ее в ладье вверх по Днепру, наверное, уже какой то третий купец.

А может быть, и сам смоленский дружинник побывал в Киеве да купил корчагу нефти. Так или иначе, попала она в Смоленск.

Здесь ли процарапал на ней новый хозяин надпись, заинтриговавшую через тысячу лет стольких ученых, или это еще раньше сделал русский купец, что купил корчагу у грека в Киеве, – сказать трудно.

Но тот, кто это сделал, вряд ли был первым русским грамотеем. Были, наверное, и до него на Руси грамотные люди.

Это можно сказать хотя бы по тому, что известен даже писаный договор русских с византийцами 911 года, дошедший до нас, правда, уже много раз переписанным.

А вот «гороухща» – самая древняя известная нам подлинная русская надпись. И поэтому с особым благоговением хранит музей ту старую корчагу, что откопали в кургане археологи.

Источник: https://kk.convdocs.org/docs/index-102230.html?page=2

Ссылка на основную публикацию