Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

Слово «чукча» у большинства соотечественников ассоциируется с персонажем анекдотов. А всего три столетия назад это было необычайно воинственное племя среди других северных народностей.

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

Первое столкновение отряда русских казаков под предводительством Ивана Ерастова и чукчей состоялось летом 1642 года в устье Алазеи. Отряд из 15 вооруженных ружьями казаков потерял в столкновении 9 человек и был вынужден отступить. Потом бесконечные войны на протяжении нескольких десятилетий. Они остались единственным северным народом, не подчинившимся царской экспансии 17-го века.

Воинственное племя Севера

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

Колонизация племен, населявших север Восточной Сибири, прошла по меркам семнадцатого века относительно быстро и безболезненно для царизма в том числе и благодаря воинственности чукчей. Юкагиры, эскимосы, коряки и другие народности предпочли обменивать меховые ясаки московскому царю на защиту от непрекращающихся набегов чукотских племен.

Впрочем, колымские чукчи воевали не только с первопроходцами-казаками и другими северными народностями. Они воевали и со своими ближайшими родственниками — племенами с Чукотского полуострова.

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

Психология племени

Выжить на Крайнем Севере, ведя перманентную войну с окружающим миром, могли только бесстрашные, умелые и выносливые воины. Презрение к смерти в язычестве чукчей культивировалось с малых лет.

Смерть от руки врага считалась почетной. Варварская эвтаназия была обычным делом: больной или немощный человек, не желая быть обузой соплеменникам, просил его убить. Его просьба исполнялась сразу же.

Главной доблестью мужчины племени считались жестокость и беспощадность. Мужчина должен был жить, убивая и грабя соседские племена.

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

К такой жизни с малых лет готовили и мальчиков.

Воспитание будущего воина

Трудно сказать, где воспитание было более жестоким: в Древней Спарте или на Чукотке. Но ни на севере, ни на юге сыновей не щадили.

Детство заканчивалось в пять лет. Далее – бесконечная борьба. Сначала за свою жизнь. Если удалось выжить, впереди война с врагами на всю отмеренную тебе богами (или врагами?) жизнь.

Спать – только стоя, прислонившись к моржовой шкуре, которой обтянута яранга. Быть постоянно готовым среагировать на любой звук или шорох, ведь родной отец мог ткнуть горящей веткой или стрелой. Не говоря уже о других воспитателях из племени.

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

Единственная игрушка – лук и колчан со стрелами. Игры со сверстниками – только те, что развивали силу и ловкость. Борьба на моржовой шкуре, предварительно смазанной жиром, чтобы труднее было удержаться на ногах. Игра с мячом из свалянной оленьей шерсти, чукотский футбол. Бег за оленями и метание аркана.

Самым ответственным моментом была сдача экзамена. Отец посылал сына с каким-то заданием, сам крался следом. Выбирал момент, когда мальчишка расслабится, и стрелял в него из лука. Если ребенок успевал среагировать и уклониться – экзамен сдан. Если нет…

Сохранились свидетельства, что наконечник стрелы перед экзаменом ядом не смазывали. Хочется верить, что отец при выстреле не стремился нанести смертельное ранение сыну.

Источник: https://www.nastroy.net/post/spartanskie-voiny-na-severe-rossii-kak-chukotskie-otcy-vospityvali-synovej-vynoslivymi-i-silnymi

Воспитание детей в Древней Руси

Редакция ProDetki любит исторические факты. Нам стало интересно, как раньше относились к воспитанию детей на Руси.

Традиции на Руси

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

Древняя Русь / Фото взято из открытых источников

Воспитанию детей на Руси уделяли особое внимание. Традиции и порядки того времени кардинально отличались от наших.

Считалось, что детство является истоком всех качеств взрослого человека и только правильное воспитание определяет то, кем вырастет человек. Большое значение придавалось религиозным традициям, обрядам.

Взгляд на вопросы воспитания у наших предков был особый: дети росли в строгости и в страхе перед старшими.

Считалось, что детство является истоком всех качеств взрослого человека и только правильное воспитание определяет то, кем вырастет человек.

Семья и дети

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

Семья на Руси / Фото взято из открытых источников

Как правило, семьи на Руси были большие: в каждой было несколько детей, жили даже целыми родами. В семье была строгая иерархия отношений. Отец являлся главой семейства, авторитетом. Он был главным воспитателем в семье.

Из методов воспитания частенько применялась порка и, считалось, что это делается во благо, и, если не бить ребёнка с ранних лет, то он вырастет нехорошим человеком. Если отец не порет ребёнка, он вызывает осуждение, значит он не выполняет свои обязанности.

Дети должны были беспрекословно его слушаться, подчиняться его воле. У детей не было права голоса, с их мнением не считались. Пожелания сына принимались в расчёт отцом, пока у него вырастала борода. От матери дети получали образование.

Она учила их грамоте, письму, домашнему хозяйству, правилам этикета, добру и уважению. Поэтому образованные невесты имели большую ценность.

Отношение к детям

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

Воспитание на Руси / Фото взято из открытых источников

На Руси дети рассматривались несколько иначе, нежели сейчас. К ребенку не относились как к самостоятельной личности, считалось, что он всего лишь фундамент для построения человека. Таким образом, с малых лет детей готовили к взрослой жизни. До 3-4 лет вся забота о детях лежала исключительно на матери.

Она знакомила их с миром и бытом и уже с раннего возраста мать привлекала дитя к мелкой домашней работе. В последующие годы воспитание мальчиков и девочек значительно отличалось. Из одних воспитывали будущих воинов, кормильцев семьи, из вторых — будущих матерей.

С 5 лет девочки активно помогали матери, занимались домашним хозяйством, огородом, приготовлениям пищи, рукоделием. Им прививались истинно женские ценности, верность, уважение. Воспитанием мальчиков занимался отец. Он привлекал их к физическому труду и мелкой работе по своему профилю. А с 12 лет мальчики уже жили отдельно от матери и обучались воинскому делу.

После 15 лет дети становились полноправными членами общины. После замужества девушка освобождалась от власти отца. Существовал даже необычный ритуал, когда отец передавал зятю свою плеть, чтобы тот сам воспитывал свою жену. Мальчики продолжали заниматься теми же делами, что и отец, наследовали их ремесло.

Девочки, если не выходили замуж, оставались рядом с матерью, занимались хозяйством, рукоделием, помогали растить младших братьев и сестер.

Воспитатели в Древней Руси

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

Семейные традиции на Руси / Фото взято из открытых источников

Кроме описанных стандартов воспитания в Древней Руси существовали ещё другие формы, где главным воспитателем выступал не родитель, а другой человек. В IX-XI веках процветала такая форма как «кормильство».

Применялась среди детей из княжеских семей. В 5-7 лет ребёнка отдавали воспитываться в другую семью, которая подбиралась среди знати.

Кормилец становился ребёнку наставником, в его обязанности входило образование ребенка и его воинская подготовка. 

Ещё одна, наиболее распространённая форма, существовавшая на Руси — «кумовство», когда детям назначался духовный наставник.

Но такие формы были распространены только среди знати. Дети из простых семей чаще всего воспитывались родителями или иногда  «дядьками». Детей передавали на воспитание дяде, брату матери, в то время как отец занимался воспитанием детей сестры. Если родного дядьки у ребенка не было, его воспитывали соседи.

Основной посыл к воспитанию детей на Руси был призыв к патриотизму, защите ее от врагов, храбрости, отваге, трудолюбию, почтению старших, быть отзывчивыми и добрыми к людям. Именно добро и было основой воспитания, несмотря на то, что методы наших предков нам непривычны и кажутся суровыми.

Источник: https://prodetki.com/territory/kak-vospityvali-detej-v-drevnej-rusi/

Как воспитывали мальчика в казачьей семье

Мальчика стригли первый раз, когда ему исполнялся год. Этот обряд описан в древнерусских летописях как великокняжеский, и неизвестно, пришел ли он на Русь из степи, или в степь от Руси. А может, он был общим для всех дружинников: и степняков, и славян, и варягов. Но у казаков он сохранился до наших дней.

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

Годовалого казачонка на женской половине дома усаживали на кошму, и крестная срезала его первые прядки волос, которые потом на протяжении всей жизни сохранялись за именной иконой.

Подстриженного мальчонку женщины передавали мужчинам, и те несли его к церкви. Там его ждал неоседланный конь.

Казачонка сажали верхом на коня на расстеленный шелковый платок (в который потом заворачивали первые волосы) и гадали, как он будет себя вести, по малейшим приметам стараясь угадать судьбу будущего воина.

Схватится за гриву — будет жив. Заплачет, повалится с коня — быть убитому. Коня обводили вокруг церкви. Потом отец брал его на руки, а крестный надевал на них обоих портупею так, чтобы издали казалось: идет по улице казак при шашке.

У ворот родного куреня казаков встречала женщины. «Казака принимайте! Да за ним доглядайте! Чтоб был не квёлый, до всякой работы скорый, чтоб Богу молился да сабле учился! Чтоб малых не обижал, старших уважал, а к родителям был почтительней…»

Крестная снимала с отца и сына шашку со словами: «Возьми, крестный, шашку, нашему казаку еще расти нужно. Сохраняй ее до срока».

Крестный принимал оружие, хранил его и вручал крестнику в семнадцать лет, после того, как малолетку приписывали к полку. Он же, крестный, обучал крестника всем церковным обычаям, но в большей степени всем видам воинского искусства.

Считалось, что отец может быть излишне строг или чрезмерно мягок, поскольку это его плоть и кровь, а крестный — духовный отец — будет и строг, и справедлив.

Обучение начиналось после «праздника первых штанов». Штаны, как правило, дарил старший в роду. Это должны были быть обязательно шаровары. Без этого изобретения скифов обучение верховой езде было невозможно. Мальчика все поздравляли с первыми штанами, и казачонок ими очень гордился.

Наступал этот праздник в зависимости от общего развития мальчика, но, как правило, с трех-пяти лет казачонка уже приучали к верховой езде. Обучение было тяжелым и постоянным. Стрелять учили с семи лет, рубить шашкой — с десяти.

Сначала пускали тонкой струйкой воду и «ставили руку», чтобы клинок шел под правильным углом и резал воду, не оставляя брызг. Потом учили «рубить лозу», сидя на коновязи — на бревне, и только потом на боевом коне, по-боевому, по-строевому осёдланному.

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

Рукопашному бою учили с трех лет, передавая особые, в каждом роду сохранявшиеся приемы.

Мальчика воспитывали гораздо строже, чем девочку, и жизнь его с очень раннего возраста была заполнена трудом и обучением.

С пяти лет мальчишки работали с родителями в поле: погоняли волов на пахоте, пасли овец и другой скот. Но время для игры оставалось. И крестный, и атаман, и старики следили, чтоб мальчонку «не заездили», чтобы играть позволяли. Но сами игры были такими, что в них казак обучался либо работе, либо воинскому искусству.

Одной из самых любимых была древнейшая игра пастухов — дзига, или кубарь, в которую играли с утра до вечера. Специально изготовленную игрушку, похожую и на шпульку от ниток, и на волчок, подхлестывали кнутами. Условия были самыми разными: стараясь не уронить, гоняли дзигу по маршруту, гоняли наперегонки…

Особые мастера ухитрялись выделывать потрясающие номера с кубарем, подбрасывая его в воздухе или попадая им в цель за много метров. Бывали командные соревнования, бывали бои, когда сшибали дзиги противников…

Несмотря на то, что взрослые считали «гонять кубарь» пустым занятием, именно оно развивало глазомер, реакцию, ловкость, выносливость, да и просто обучало пастушьему владению кнутом и боевому умению обращаться с нагайкой.

В семь лет мальчонку стригли ритуально во второй раз. Бритоголовым он шел в первый раз с мужчинами в баню, а затем к первой исповеди. Дома после праздничного обеда, за которым он в последний раз ел детские сласти, под украдкой роняемые матерью, сестрами и бабушкой слезы, он собирал постель и переходил из детской в комнату братьев.

Старшие братья придирчиво осматривали его одежонку и немилостиво выбрасывали все, что считали излишне теплым или мягким. «Все! — говорили они. — Учись служить! Чай, теперь ты не дите, а пол казака!»

С этой минуты мальчика могли наказывать только мужчины (или, если отец погиб или умер, только мать). Женщины не имели права вмешиваться в его воспитание.

А когда старшие уезжали из дома, он оставался за хозяина. «Смотри, — говорил отец, — на тебе дом и женщины. Доглядай хозяйство». И если поначалу это могло восприниматься не совсем серьезно, то в десять лет казачонок уже полностью понимал меру ответственности и действительно был опорой дома и семьи.

С очень раннего возраста казачонок осознавал себя частью станичного общества. Предания донесли до нас известия о том, что на всех старинных казачьих войсковых кругах обязательно были смышленые казачата. Для этого торжественного случая им даже шилась, за счет атаманской казны, праздничная одежда.

Разумеется, они не принимали участия в спорах казаков, у них была другая задача — слушать и запоминать. В особо важных случаях таких мальчишек бывало несколько. Они стояли друг от друга порознь, чтобы не разговаривали между собою, и после круга их расспрашивали: что они запомнили, о чем шла речь, кто и что говорил, кто кому возражал, какое было принято решение…

Читайте также:  «отец-благодетель»: почему так прозвали адмирала нахимова

Так народ сохранял свою историю. Бывали старики, которые с поразительной точностью рассказывали о событиях вековой давности, и на вопрос, откуда ему это известно, старик отвечал коротко и просто: «Я там был!».

Мальчишки обязательно присутствовали при разведении межевых границ. Причем, после того, как мальчонка с закрытыми глазами повторял все приметы и знаки границы, его могли неожиданно ударить рукой и нагайкой.

Объяснение было примерно следующим: «Мол, прости, сынишка, это тебе не в укор и не в наказание… Рана заживчива, а память забывчива. И ты с годами все позабудешь, а вот как тебя ударили ни за что ни про что, век помнить станешь, а с тем и все границы станичного юрта».

Но самой главной задачей казачонка всегда была учеба. Особым уважением пользовались школяры. Ими гордились в семьях, они вели себя на улице солидно и достойно.

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

Те, кому посчастливилось учиться в кадетском казачьем корпусе или в гимназии, были известны поименно всем жителям станицы или хутора. Их приглашал в правление и поздравлял с каникулами атаман. Студентов и юнкеров даже старики звали по имени-отчеству…

Но кроме этого каждый казачонок ежедневно учился работать, перенимая мастерство от старших. Семилетний мальчик вполне справлялся с лошадьми и волами, мог и запрячь и поставить в конюшню.

Пахать на волах ему не хватало силенок, но боронить, сгребать сено на лошадях было исключительно мальчишеским делом.

С весны до осени казачата, как правило, жили в степи при отарах или на бахчах со стариками. И здесь учеба не прекращалась ни на один день. Казачат учили ежедневно стрелять, скакать на коне, рубить шашкой, бороться.

Сыновьям казачьих офицеров времени на детские игры отпускалось меньше, чем сыновьям простых казаков. Как правило, с пяти, семилетнего возраста отцы забирали их в сменные сотни, полки и увозили с собой на службу, часто и на войну.

Друзья, поддержите нашу группу в Фейсбуке. Поделитесь этим постом с друзьями или нажмите кнопку «Мне нравится!» и Вы всегда будете в курсе свежих новостей «Капризульки»!

Для вас мы собираем лучшие материалы со всего интернета из мира красивых, энергичных, веселых и здоровых людей — таких как мы с вами!

published on caprizulka.ru according to the materials
babnik-24.ru

Опубликовал: Инга Прознич

Источник: https://kaprizulka.mediasole.ru/kak_vospityvali_malchika_v_kazachey_seme

Как славяне сыновей воспитывали

Либеральный подход к воспитанию, который внедряют в наши семьи с Запада, портят наших сыновей, а в итоге из них вырастают слабые мужчины.

Технологий множество: это инфантилизация детей – искусственно затягивается процесс наступления социальной зрелости, это одинаковое воспитание для мальчиков и девочек – у сыновей отнимают мужественность, это строжайшие запреты на наказания и политика «я принимаю твой выбор» – дети растут во вседозволенности, это «походы» к психологам – родителям внушают мысль, что они ничего не смыслят в воспитании детей.

Совершенно другую картину мы видим у наших предков. Конечно, жизнь меняется, современного мальчика не нужно учить пахать и сеять – хотя почему бы и нет? Но принципы трудового воспитания на вооружение взять можно и даже нужно.

Ни о каких одинаковых стандартах воспитания и речи не шло, причем с самого первого дня. После рождения сына пуповину перерезали на топорище или стреле. Чтобы вырос удачливым охотником и искусным мастеровым.

В каком возрасте младенец становился отроком? Примерно в три года, с момента осознания себя как личности. Во время специального обряда – сажания на коня – мальчику давали установку на мужское начало. Впрочем, это был не единственный обряд инициации.

С шести-семи лет у детей появлялись устойчивые хозяйственные обязанности – при этом смотрели, к чему он тянется, к чему душа лежит. Труд приобретал разделение: мальчик постепенно переходил в отцовскую трудовую сферу, его привлекали к мужским занятиям, девочку – к женским.
Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

Становясь помощником, мальчик участвовал во всем, за что брался отец. «За недосугом» отец редко объяснял, что и как нужно делать. Да в этом и не было особой необходимости: приемы сын перенимал во время работы.

Конечно, во всем была скидка на возраст: когда мальчика приучали к пахоте, отец доверял провести пару борозд или выделял для самостоятельной обработки небольшой участок пашни.

Подросток осваивал боронование к 10-12-ти годам, пахоту к 14-15-ти – на пороге совершеннолетия.

Мальчика обязательно привлекали к заботе о лошадях. Он задавал им корм, подавал напиться, летом гонял на водопой. Уже с 5-6-ти лет обучался управлять лошадью, сидя верхом. С 8-9-ти учился запрягать лошадь, управлять ею, сидя и стоя в телеге. В этом возрасте его уже посылали в ночное – на выпас табуна.

Обучали промыслам: охоте и рыбалке. Уже к 8-9-ти годам мальчик умел ставить на ближнем озере петли на уток, стрелять из лука. В десять лет ловил сусликов, колонков. Продавая добычу заезжим купцам, получал первые деньги, которые мог тратить по своему усмотрению. В этом возрасте почти каждый паренек в сибирской деревне мог самостоятельно сделать «морду» для ловли рыбы и установить ее в реке.

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами

К 15-ти годам подросток перенимал все хозяйственные навыки, был годным ко всякой мужской работе и, если нанимался в работники, получал плату равную взрослой. Он считался правой рукой отца, заменой в отлучках и болезнях. В промысловых районах взрослые сыновья брали на себя все весенние полевые работы.

Мальчики не только трудились – они перенимали и навыки правильного ведения хозяйства (присутствовали при обсуждении хозяйственных вопросов) и отцовскую манеру поведения.

Конечно, воспитание у славян было не только трудовым – обряды и празднества, обучение ремеслам, военному делу тоже играли очень важную роль. Но именно мужской труд формировали уважение к земле, природе, дому, семье, любовь к Родине.

Источник

Источник: https://www.kramola.info/blogs/rusy/kak-slavyane-synovey-vospityvali

Святитель Иоанн Златоуст о воспитании детей / Православие.Ru

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами     

Часто многие из отцов делают все и принимают все меры, чтобы у сына был хороший конь, великолепный дом или дорогое поместье, а о том, чтобы у него была хороша душа и благочестивое настроение, нисколько не заботятся.

Это и расстраивает всю вселенную – то, что мы нерадим о своих детях, заботимся об их богатстве, а душою их пренебрегаем, допуская крайне безумное дело.

Ибо хотя бы и велики и драгоценны были богатства, но если человек не способен распоряжаться ими добродетельно, то все погибнет и исчезнет вместе с ним и причинит владельцу крайний вред; а если душа его будет благородна и любомудра, то хотя бы у него не было собрано ничего, он будет в состоянии свободно распоряжаться имуществом всех. Итак, нужно смотреть не на то, чтобы сделать детей богатыми серебром и золотом и тому подобным, но чтобы они были богаче всех благочестием, любомудрием и другими добродетелями, чтобы они не нуждались во многом, чтобы не увлекались житейскими предметами и пожеланиями. Нужно тщательно смотреть и за входами их и выходами, и за поведением и знакомствами в той уверенности, что за небрежение об этом мы не получим прощения от Бога…

Итак, не будем беспечными, зная, что дети, хорошо настроенные в отношении к Богу, будут честными и отличными и в отношении к настоящей жизни.

Человека, живущего добродетельно и скромно, все уважают и почитают, хотя бы он был беднее всех; а порочного и развратного все отвращаются и ненавидят, хотя бы он владел великим богатством.

И не только от других людей такой сын будет пользоваться уважением, но и для тебя – родителя – будет более любезным, представляя кроме природы еще другое не меньшее побуждение к любви – добродетель; и не только более любезным, но и более полезным для тебя, угождая тебе, услуживая, поддерживая в старости.

Как неблагодарные в отношении к Богу презирают и родителей, так благоговейные пред Создателем оказывают и родителям великое почтение. Посему, чтобы тебе заслужить одобрение и от Бога и от людей, сделать для себя жизнь приятною и избавиться от будущего наказания, оказывай все попечение о сыне своем…

Как чукотские отцы «воспитывали» своих сыновей воинами Святой Иоанн Златоуст     

Если ты хорошо воспитаешь сына своего, то и он – своего сына, а этот – своего сына; и как бы некоторая цепь и ряд прекрасной жизни будет продолжаться навсегда, получив начало и корень от тебя и принося тебе плоды попечения о потомках.

Если бы отцы тщательно воспитывали детей своих, то не нужно было бы ни законов, ни судилищ, ни наказаний, ни мучений и публичных убийств; ведый сие, яко праведнику, говорит Апостол, закон не лежит, но беззаконным (1 Тим. 1:9).

Но так как мы не заботимся о них, то и подвергаем их великим бедствиям и предаем в руки палачей, и часто ввергаем в пропасть…

Все пороки происходят от нашей беспечности, от того, что мы не с самого начала и не с первого возраста руководим детей к благочестию.

О том, чтобы они получили внешнее образование и поступили в военную службу, мы заботимся, тратим деньги, просим друзей и много ходим и туда и сюда; а о том, чтобы они были угодны Царю ангелов, не оказываем никакого попечения.

На зрелища ходить мы часто позволяем им, а в церковь – не заставляем никогда; если же однажды или дважды дитя придет туда, то остается там напрасно, тщетно, без пользы и для забавы.

Нет, не так должно быть; как посылая в училище, мы требуем от них отчета в науках, так должны мы поступать и в церковь посылая, или лучше, приводя их. Но мы не делаем ничего такого, а если кто станет увещевать к этому, тотчас происходит смех; посему и низвратилось все, и кого не наказывают родители, того наказывают внешние законы.

О пользе для детей слушания слова Божия

Никто не говори мне, что нам не нужно занимать детей слушанием слова Божия. Не только этим должно заниматься, но об этом одном и надобно бы вам заботиться. Однако ж ради немощи вашей я уже не говорю этого; я и не отвожу детей от посторонних занятий, так же как и вас не отвлекаю от общественных дел.

Я считаю только справедливым, чтобы из семи дней один посвящен был общему нашему Господу.

Ибо как это несообразно – рабам своим приказывать, чтобы они все время служили нам, а нам самим не уделять и малейшего времени для Господа, и притом тогда, когда наше служение не приносит Ему ничего, ибо Бог ни в чем не нуждается, и только нам же самим обращается в пользу.

Когда вы водите детей на зрелища, то не находите препятствия к этому ни в науках, ни в другом чем-нибудь. А когда надобно собрать и получить какую-нибудь духовную пользу, вы это дело называете бездельным.

Как же вы не прогневляете Бога, когда во всем другом упражняете своих детей и на то находите время, а занимать их делом Божиим считаете тягостным и неблаговременным для детей! Нет, не так, братие! Этот-то возраст преимущественно и нуждается в таких уроках.

Возраст нежный, он скоро усвояет себе то, что ему говорят; и как печать на воске, в душе детей отпечатлевается то, что они слышат. А между тем и жизнь их тогда уже начинает склоняться или к пороку или к добродетели. Посему, если в самом начале и, так сказать, в преддверии отклонить их от порока и направить на лучший путь, то на будущее время это уже обратится им в навык и как бы в природу, и они уже не так удобно по своему произволу будут уклоняться к худшему, потому что навык будет привлекать их к делам добрым…

Невозможно, как я и прежде говорил, чтобы наслаждающиеся слушанием Божественного Писания и внимающие такому поучению отходили отсюда, не получив какого-либо истинного, великого блага… Если мы, приучая зверей к нашим словам, таким образом укрощаем их, то не гораздо ли более чрез это духовное учение мы можем исправлять людей, когда там и здесь есть великое различие и между врачевствами и между врачуемыми? Ибо и грубость в нас не такова, как в зверях: у них она зависит от природы, а у нас от произвола; да и сила слов не одинакова: там она происходит от человеческой мысли, а здесь – от силы и благодати Духа. Итак, кто отчаивается в себе самом, тот пусть помыслит об укрощенных зверях, и он никогда не впадет в отчаяние.

Читайте также:  Почему в греции в храме все тайные молитвы произносятся вслух

Не от природы вещей происходит наше смущение, а от немощи нашего духа. Если бы мы подвергались этому страданию вследствие обстоятельств, то все люди должны были бы испытывать его. Ибо все мы плывем по одному и тому же морю, на котором невозможно миновать волн и бурь.

Если же есть люди, которые остаются вне бури и волнений моря, то очевидно, что бурю производят не обстоятельства, но состояние нашего духа.

Следовательно, если мы настроим душу так, чтобы она все легко переносила, то не будет для нас ни бури, ни потопления, а будет всегда благоприятная тишина.

Источник: https://pravoslavie.ru/114995.html

Как надо воспитывать русских детей

?

Categories: На видео, конечно, изрядный перебор (считайте это моей провокацией в адрес либеральной шизы), но общие принципы воспитания детей (мальчиков) должны быть именно такими.Если мы хотим, чтобы наши сыновья вырастали мужчинами, то с самого раннего детства мы обязаны приучать их к сакральным мужским понятиям: Сила, Мужская Честь, Доблесть, Оружие, Война (Драка) и так далее.К сожалению, ничего этого сегодня в России нет. По крайней мере, как явления массового.Русская семья в наши дни представляет крайне жалкое зрелище, а вопросы правильного воспитания мало того, что находятся в совершенно запущенном состоянии, так еще и сама проблема никак не обозначается перед обществом и никто ее даже не собирается решать всерьез. Если только на уровне ток-шоу «Пусть говорят».Это настоящая национальная катастрофа. Сродни той же катастрофе абортов.Причины ее уходят в наше социалистическое прошлое.Главный вред Октябрьской революции — в ломке традиционных устоев русской общественной и семейной жизни.

Упоротые совки, типа эмигранта kommari, любят повозбуждать себя и публику воспоминаниями об индустриализации и первых полетах в Космос, словно это и есть главное достоинство нации. Я вот, например, тоже искренне горжусь фамилиями Гагарина и Королева. Да вот только, как оказалось, индустриализация и полеты в космос не спасают от духовного, идейного кризиса, а значит и от вырождения нации, ее внутреннего разрушения и смерти. И если уж общество проваливается в такую яму, то гибнет и космическая отрасль, и промышленность, и всё-всё-всё.

В том числе гибнет и семья.Количество абортов, разводов, брошенных детей — это кошмар российской действительности. Наш смертный приговор. До сих пор никем еще не отмененный.Но не меньше ужаса вызывает и то отвратительное воспитание, которое наши родители дают своим же детям.

Особой строкой в этом процессе загнивания и деградации стоит убийственное понижении роли отца в семье и его практически нулевое участие в воспитательном процессе. Особенно это нулевое участие сказывается на отпрысках по мужской линии. На наследниках рода.

Свою роль в этой трагедии сыграла сама наша новейшая история: две мировые войны, гражданская, потери в которых исчисляются десятками миллионов, а войны, как известно, выбивают в первую очередь именно мужчин. Причем самых настоящих мужчин, самых лучших.Но еще большее негативное влияние на отцовство оказало разрушение традиционной русской семьи в новом социалистическом строе.

Испокон веков, и не только у нас, мужчина рассматривался не как «неотъемлемая часть», а как глава, вокруг которого и строится вся фамилия.»Освободив» женщину от «векового рабства» во исполнение безумных феминистских мечтаний, революция тем самым нанесла сокрушительный удар по самому институту отцовства, авторитет которого резко упал.По сути, с лишением своей функции «патриарха рода», отцы были выключены из воспитательного процесса.Обратите внимание на советскую и вслед за ней современную судебную практику по бракоразводным и иным делам, связанным с семьей, — судьи однозначно отдают предпочтение матерям, а отцы всегда проигрывают — по умолчанию, автоматически. По букве закона они имеют равные права, но на самом деле почти никогда ребенок не может остаться с отцом, даже если прямо заявляет о таком желании и при полной возможности со стороны отца содержать ребенка.Тот же самый подход мы можем наблюдать в советских кинематографе и художественной литературе, в которых практически отсутствует положительный образ мужчины-семьянина, мужчины-главы семьи. Есть очень яркие образы и солдата, и труженика. А вот такой же образ именно отца не создан.В итоге такой разрушительной политики сегодня многие мужья не понимают, что еще от них хочет жена, кроме зарплаты, которую он принес. Отец по факту становится просто «добытчиком», и трудно даже объяснить, чем этот статус отличается от выплаты алиментов. На практике, кстати, именно так зачастую и выглядит.Отцы где-то там на работе, крутятся-вертятся, халтурят-подрабатывают, машину опять же надо в сервис загнать, домой приходишь — без ног на диван и пульт от телевизора в руки, в лучшем случае — газетку.Чтобы жена не бурчала — денег ей сунул и режим «не выноси мне мозг» включен.На выходных опять какие-то дела и суета, машину забрать из сервиса, сделать пару кругов по МКАДу, заехать в 10 мест. Друзья, пивко, с женой в кино. Иногда с семьей в зоопарк.Роль главы семейства выполнена на 5 с плюсом.Зато дети одеты-обуты-накормлены. Правда, ведь? А если повезет, то и телефонами с айпадами обеспечены. Опять же приставка есть, компьютер. Всё как у людей!

В уничтожении величественной роли отцовства огромную роль сыграло то обстоятельство, что у мужчин в СССР исчезла возможность реально хозяйствовать.

Отмена частной собственности лишила человека своего собственного дела, возможности самостоятельного труда на самого себя, что крайне негативно повлияло на энергию не только самого труда, но и всей человеческой деятельности, всей мужской активности в целом.На заводе до гудка отстоял и домой. А домой – значит отдыхать после тяжелой трудовой вахты.

Что значит «отдыхать» — смотрите чуть выше: пульт от телевизора или газетка.

Отсутствие своего дела, собственности подорвало веру советского мужчины в самого себя.

Именно здесь стоит искать причину того, что наш мужчина со временем превратился в «пузана», который в рваной майке и трико с отвисшими коленками валяется все выходные на диване перед телевизором или с мужиками пьет пиво и забивает «козла» подальше от своей «сварливой бабы».Обратите внимание, какая эта жуткая разница – отец в XX и XIX столетиях.

Это же небо и земля!Именно приучением с юных лет к труду в прежние времена отцы воспитывали своих сыновей — через приобщение к самостоятельному труду в семейном хозяйстве, где отец мог передать сыну не только свои знания и навыки, но и свой жизненный опыт.Так рождалось уважение к работе, к семье, к ее традициям, к родителям и старшим.В традиционной русской семье воспитуемые мужчинами мальчики и вырастали таковыми. С детства их приучали к своей будущей социальной роли — быть мужчиной. Быть главой семьи. Принимать решения. Нести за них ответственность.С самых ранних лет у мальчиков ковался настоящий мужской характер. Только общение с отцом и могло его развить в сыне. Спросите об этом у любой матери-одиночки.С наступлением социализма, вместе с полетами в космос и Днепрогэсом, пришла новая модель построения семейных отношений.Дети, в том числе и сыновья, практически полностью перешли на попечение своих мамаш, бабушек, тетушек и прочих женских элементов, которые вместо формирования в будущем мужчине необходимого ему внутреннего стержня, баловали конфетами, потакали капризам и тэ дэ и тэ пэ.Сегодня воспитатель наших будущих мужчин — женщина!

Факт парадоксальный и вопиющий, но, тем не менее, едва ли не выставляемый в качестве сложившейся традиции, т.е. нормы.

К чему это приводит очень наглядно в свое время показала prostitutka_ket в одном из своих постов. Обязательно ознакомьтесь.

Я же приведу оттуда противоположный, положительный пример матери-воспитательницы:

«Как-то в начале весны, возвращаясь домой из магазина, я присела во дворе на лавочке и закурила. Рядом со мной сидела девушка, примерно моего возраста, и читала книжку.

Я не успела докурить, как к девушке подбежал маленький ребенок, не знаю, лет четыре-пяти, обиженно подбирая сопли.-Мама!-Что случилось, родной?-Платон меня ударил, — пожаловался малыш.Девушка молча посмотрела на ребенка, а потом вновь опустила глаза в книжку.

Ребенок, не дождавшись ответа, повторил свою жалобу:-Мама, Платон меня ударил.-Ну так иди и ударь его в ответ.-А ты? – с удивлением спросил сын.-Что я? Ты хочешь, чтобы я пошла и ударила его?Мальчик на пару секунд задумался, а потом, помотав головой, отправился в сторону горки.

Не прошло и пяти минут, как к нашей лавочке подскочила молодая черноволосая девчонка, тащя за руку ребенка, и что-то злобно ему выговаривая.-Ваш сын ударил моего сына, — прокричала она на повышенных тонах.

-И что? Мир рухнул?Судя по всему, чужая мамаша не ожидала такой спокойной реакции, отчего ещё больше разозлилась и разоралась о том, что за своими детьми нужно смотреть, а не читать всякую бульварщину.Девушка поднялась с лавочки, отложив книжку, и произнесла:-Я не собираюсь вмешиваться в дела своего сына.

Если он ударил, значит, было за что.Чужая мамаша начала зеленеть, после чего резко развернулась, отвесив оплеуху ребенку, и направилась назад к своему рыдающему чаду.Девушка, что сидела рядом со мной на лавочке, сделала несколько шагов, схватила за руку отходящую мадам, и также спокойно, не меняя тона, произнесла:-Ещё раз ударишь моего ребёнка, лицо разобью.

Сильная женщина. И если у меня вдруг когда-нибудь все-таки будет ребенок, я хотела бы быть такой матерью».

Соглашусь с проституткой-кэт. Правильная мать. Настоящая русская женщина.Но много ли таких? Единицы. В большинстве же случаев мы видим совершенно обратное: «не дерись», «не лезь» и так далее.Наши мальчики воспитываются и, как следствие, вырастают кем угодно, но только не мужчинами.

Что скажет мать своему сыну, который влез в драку, защищая друга? В 99% случаев ничего хорошего.Это же катастрофа! Это же настоящая деформация сознания. Уничтожение мужских поведенческих стереотипов.Мы тут всё с гей-парадами воюем. А они ли главная опасность для нас?Я на выходных ездил на дачу.

У моей 9-летней племянницы есть товарищ, сосед-сверстник, воспитываемый мамой-одиночкой и бабушкой. Это тихий ужас, граждане!Мальчик, конечно, вряд ли вырастет гомиком (по крайней мере, я искренне на это надеюсь), но он не вырастет мужчиной, это точно. Если вот прям сейчас не предпринять радикальных экстренных мер, мужчиной ему не быть.

А почему, вы думаете, нас не уважают горцы? Почему они ведут себя столь непотребным образом на улицах наших городов? Именно поэтому.Потому что слабость наших мужчин (как и легкодоступность наших женщин) совершенно очевидны, особенно для стороннего взгляда.Ведут ли себя чеченцы недостойно в аварских горных селах? Нет.

А могли ли они себя так вести в русских городах 100 лет назад (советское время не берем, здесь был тотальный контроль над всем и вся сильнейшей государственной машины)? Нет, конечно, не могли. И в голову бы никому не пришло.

А почему? Жулики и воры? Путин виноват?Может все-таки господину Холмогорову пора осознать, почему он задыхается в городе, вокруг которого русские создавали свою государственность?

Прошелся по центру Москвы.Одни азиаты.Только азиаты.Никого кроме азиатов.

  • Я задыхаюсь.
  • В каждой произвольно очерченной взглядом группе прохожих в любой произвольно взятый момент времени присутствует не менее одного лица с ярко выраженной азиатской внешностью.

Источник: https://arguendi.livejournal.com/94658.html

В назидание мамам мальчиков: как воспитывали воинов на руси

Все мы наслышаны о суровых тяготах воинского воспитания в древней Спарте. Но многие ли знают как воспитывали богатырей и защитников государства наши предки, жители Руси? Оказывается — почти так же сурово, как и спартанцы.

Справедливости ради, стоит отметить, что на Руси все мужчины считались воинами, эта традиция шла ещё со времён эпохи так называемой «военной демократии».

Конечно же, были и специально подготовленные витязи, которые посвящали всю свою жизнь войне, но владеть военными навыками должны были все юноши и взрослые мужчины, будь то горожане, землепашцы или охотники.Надо помнить, что взросление в ту пору происходило быстрее чем сейчас.

Мужчина в 14–16 лет считался вполне взрослым и мог начать самостоятельную жизнь, жениться. Для землепашца всей общиной строили дом, боярский сын поступал на военную службу, юный князь получал в управление град.

Кроме того, люди той поры сильно отличались от нынешних, и сравнение будет далеко не в нашу пользу. Практически все они были психически и физически более здоровы. Все болезненные дети умирали в первые годы или при рождении — действовал естественный отбор.

Читайте также:  Где в россии живет больше всего мужчин с соболиными бровями

Выживали самые здоровые, в дальнейшем постоянный тяжелый физический труд землепашца, ремесленника, охотника, воина укреплял их.

В обществе Руси отсутствовали нынешние пороки индустриального и постиндустриального обществ — алкоголизм, наркомания, проституция, блуд, ожирение от недостатка движения, переедание и т.д.

Первым этапом в становлении мужчины было посвящение, переход из возраста младенчества в состояние ребёнка (отрока) — в 2–3 года. Этот рубеж был отмечен постригом и сажанием на коня.В четыре года за воспитание ребёнка брались «дядьки».

«Дядьки» — определённая воинская структура попечительства, традиционная у русов.

Им выпадала непростая доля ответственности за обучение, которое проходило через цепочку инициаций и посвящений, вырабатывающих психологическую устойчивость молодого воина.

Это очень важный психологический рубеж, он создавал в мальчиках особый настрой, закладывал основные принципы бытия.

Мальчиков настраивали на то, что они защитники своей семьи, общины, города, области, всей «Светлой Руси». В них закладывали стержень, который определял их судьбу. Очень жаль, что эта традиция почти утрачена сейчас.

В современном мире мужчин в большинстве своём воспитывают женщины — дома, в садиках, школе, в вузах.

В Восточной Руси не было специальных военных школ (по крайней мере нет достоверных фактов, указывающих на их существование). Их заменяли практика, традиция, ученичество. С самого раннего детства мальчиков приучали к оружию. Преодолевая страх и скрывая эмоции, юноша доказывал свою зрелость.

Затем, опираясь на нелёгкую школу воинского учения и рукоять ножа, он уходил в дремучий лес за шкурой медведя. Попробуйте на минуту представить себе во всех красках образ огромного лесного великана, ревущего перед вами.

Когтистые тяжёлые лапы, способные одним движением переломать рёбра и разодрать тело, против одного ножа и человеческого умения.

По дошедшим поверьям, одолев разъярённого медведя, юноша превращался в воина-оборотня, как бы вбирая в себя дух убитого зверя. На шею ему вешался амулет из медвежьих когтей.

Такая традиция укрепляла выдержку воина, придавая ему сильную психологическую поддержку в любой ситуации.

В игре и национальных игрищах, развивающих координацию движений, ловкость и быстроту проходило детство, закладывая несколько большее, чем просто умение, но и то, чему порой невозможно научиться — безстрашие.

Обучение велось и на уровне учитель — ученик, сравните: на Руси до XVIII столетия университетов не было, но города и храмы строили, пушки и колокола отливали, книги писали, уровень образованности населения в X–XVIII веках был существенно выше европейского (как и уровень гигиены). Навыки передавались от учителей к ученикам на практике, чтобы стать мастером-зодчим русский человек шёл не в специальную школу, а становился учеником мастера, в военном деле также.

Игры в «царя горы» со временем перерастали в бои «стенка на стенку», а далее уже в построение боевых порядков. Постепенно, от простого к сложному, от игры в снежки до увиливания от града смертоносных стрел, а от палочных драк до рубки на мечах.Попечительство «дядек» заканчивалось после посвящения учеников в профессиональные воины.

Из них и состояло отборное воинство — княжеская дружина. Важнейшую роль играла практика, Русь вела постоянные войны с соседними народами, не редкостью были и междоусобицы. Недостатка в реальных боевых условиях тогда не было, молодые воины могли на практике проверить себя. Естественно, война брала свою «дань», но те кто выживал, получали уникальный урок.

Ни в одной школе таких «уроков» не получишь.

Исторически сложилось так, что русы всегда были вынуждены сражаться в меньшинстве. Поэтому дружине приходилось использовать любое, даже незначительное преимущество.

Воины, сызмальства выросшие в этих местах, привыкали вести бой в условиях недостаточной видимости и стеснённого пространства — например, в густом лесу.

Отсюда и тактика боя, позволяющая вести сражение в одиночку даже в полном окружении.

Предания говорят, что один дружинник выходил на бой с десятью, а порой и с сотней врагов. Так ввергал в ужас захватчиков Демьян Куденевич, выезжавший один на бой даже без шлема и доспехов. Наверное, немало страха натерпелось половецкое войско, которое он отогнал от стен Переяславля с помощью шестерых братьев.

Воин, сражавшийся в одиночку, — это высшая степень воинского мастерства. Для такого воина не имело значения на какое количество врагов обрушить свои мечи. Как правило, он не держал щита, а предпочитал и вторую руку занять оружием.

Слава Богу, не перевелись и в наше время мужчины-воины, и пока есть ещё защитники.

Источник: http://sop25.ru/parents/education/541-v-nazidanie-mamam-malchikov-kak-vospityvali-voinov-na-rusi.html

Как казаки воспитывали сыновей

Во времена казачества почетный чин казака хотел заполучить каждый парень. Однако, не всем это удавалось, ведь процесс посвящения был довольно непрост. Он состоял из 4 длительных этапов, соответствующих возрастным категориям:

  • Младенчество.
  • 5 – 6-летие.
  • Подростковый возраст,
  • Юношество.

При отборе учитывался и характер. Мальчик должен был ощущать себя настоящим воином. С малого возраста отцы даже устраивали для своих сыновей импровизированные сражения.

Военная амуниция «на зубок»

Этап младенчества наступал после появления молочных зубов. Его начало отмечалось неким ритуалом, который в народе называли «На зубок». На мальчишку надевали шашку и усаживали в седло к боевому коню.

Ему подрезался чуб, который являлся одним из признаков бывалого казака. По завершению сын передавался матери со словами «Забирай казака!». В честь события было заведено дарить вещи, связанные с военными действиями. Будущий вояка получал первые стрелы лук и порох.

А глава семьи даже мог одарить потомка настоящим ружьем или саблей.

Настоящий казак — виртуозный наездник

Когда парню исполнялось 5 или 6 лет наступал очередной этап посвящения. К этому периоду времени будущий казак был обязан хорошо держаться верхом на коне. Потому как умение ездить в седле было основным испытанием. Оно проводилось в торжественной обстановке на главном майдане.

При этом обязательно присутствовал атаман. Наездник делал круг верхом на лошади. Если ему удавалось удержаться, тогда ему присваивался титул казачка рода. На него надевалась ярко-красная лента, которая и давала знать о принадлежности к определенному роду.

Если же, по воле случая, мальчик падал, тогда его оставляли «на второй год».

Первые бои

Детство будущего казака было своеобразным курсом юного бойца. Все игры носили сопернический характер. Мальчики учились управляться с луком. Настоящего казака нельзя представить без хорошего боевого коня, поэтому они должны были уметь управляться с лошадью.

И уже в 5 лет казачонок скакал во всю прыть. В старшем возрасте игры несколько усложнялись и дополнялись специальными навыками такими как обращение с огнестрельным и холодным оружием.

Подростки участвовали в рукопашных боях, прекрасно плавали и умели противостоять несшемуся табуну.

Хорошим учителем были и многовековые стычки с татарами. Практически с младенчества детям внушалась мысль: «стрелять нужно метко, потому как это умение однажды может решить судьбу». И как только малыш был способен удержать в руках боевое ружье отец забирал его охотится на пернатых степных обитателей.

Инициация в подростковый этап проводилась в возрасте 15 лет. Устраивались бои в игровой форме. Группу подростков разбивали на несколько частей (чаще всего на две). Каждая из них строила собственное укрепление.

Участники групп должны были «завоевать» своего соперника. В качестве оружия использовались лубочные сабли и камышовые пики. Несмотря на то, что это действие больше походило на театрализованное оно несло в себе и учебный характер.

Участники параллельно обучались тактике и стратегии, проверяли свои силы и возможности.

Настоящий казак способен поднять монетку на скаку

Начиная с 17 лет парней принимали в «настоящие» казаки. Но прежде они должны были пройти полное обучение в военном лагере. Прибывали туда при полном вооружении верхом на лучшем коне, которым владела семья. Учителями были мудрые старейшие воины.

Также там присутствовал и атаман. Лагерь располагался у водоема, потому как в программу обучения входили «водные уроки». Учебный процесс включал и уроки стрельбы на скаку, рублю шашкой стоя в седле.

Высшим пилотажем считалось умение поднять монету или плеть с расстеленной бурки во время галопа.

По окончанию обучения юношей ожидало публичное состязание. На него съезжались целыми станицами, ожидая настоящего шоу. Выпускники лагеря в полном вооружении верхом на своих лошадях переправлялись через водоем.

Они демонстрировали навыки на практике: стреляли с лука в цель, боролись на лошадях, фланкировали пикой и саблей, а также многое другое. Итоги обучения подводил атаман. Он называл самых лучших наездников, сильных борцов и метких стрелков.

Им и доставалось по нарядной уздечке, предмету казачьего вооружения или хорошему седлу от главнокомандующего.

HeartPoopLoveYayAngryHahaWowSad

Источник: https://tstosterone.ru/kak-kazaki-vospityvali-synovej/

Как воспитывали сыновей войнами

История Славян началась совем не в IX веке, а насчитывает тысячелетия. Кто такие Славяне? Это одна из ветвей арийский группы человечества или, как было принято называть у нас, индоевропейской, которая считалась самой многочисленной группой. (теперь увы самой малочисленной!)

Источник знаний — работы арабских, римских и византийских авторов. Историки, военачальники, государственные деятели, монахи писали историю через призму своего восприятия, а порой и откровенно тенденциозно.

Потому истину можно найти только при аналитической работе над источниками. И, разумеется, никогда мы не сможем судить о боевом искусстве, не имея данных археологических раскопок.

Бывает и необходимость прибегнуть к эксперименту – опробовать на себе боевые приемы и оружие, которое применяли наши предки.

Славянских воинов были очень ценными и их пытались заполучить к себе на службу многие правители. Широко практиковалось привлечение на военную службу Славян у греков, арабов, аваров.

Находя списки погибших римских легионеров, исследователи встречают и языческие Славянские имена.

Нам трудно сейчас сказать, что заставляло Славянских воинов служить Риму, но, во всяком случае, не насильственная мобилизация и страх.

У Славян был культ бесстрашия. Силу и мощь им придавала хорошая физическая подготовка и вера.  Рослые, физически сильные, бесстрашные Славянские воины опрокидывали в бою врага. У каждого война был щит. Щит был необычный: очень тяжелый и большой.

С его помощью теснили противника, опрокидывая его передние ряды, взламывали оборону. Этим отличался Славянский большой щит, например, от маленького – хевсурского, которым можно было только отражать удары.

Фаланга с плотно сомкнутыми щитами, стена  с рядами копий, была трудно уязвима для врага и обладала огромной ударной силой.

Щит был очень уважаем: на нем поднимали героев, прославившихся военачальников, приносили с поля боя павших со Славой воинов. Бросить щит считалось позором.

В условиях постоянных переселений народов, непрекращающихся войн каждый Славянский мальчик знал, что он должен вырасти воином, кем бы он ни был потом; а каждый отец знал, что он должен вырастить воина-сына.

Воевать начинали обучать мальчиков с 2-х лет. Первое время дети бегали с игрушечными мечами. Затем в 4 года уже сажали на коня.

В 10 лет он должен был уметь в совершенстве владеть деревянным оружием – знать все основные приемы фехтования.

К 12 годам мальчик должен был владеть приемами боя без оружия, выражаясь современным языком – бросковой и ударной техникой. Все виды обучения шли параллельно.

В 12 лет мальчики начинали заниматься с настоящим оружием. Достигнув совершеннолетия, молодые люди проходили жесткие экзамены на посвящение в мужчины-воины.

Наряду с указанными выше знаниями и навыками они должны были уметь хорошо плавать; находясь под водой, долго уметь дышать через камышовую трубку; знать тактику и технику засад, а также пройти испытание на выживание.

При таких испытаниях будущего воина оставляли одного, вдалеке от жилья, без пищи, без тяжелого оружия.

Сюжеты Русских народных сказок, когда герой должен пройти через многочисленные испытания, – не что иное, как отражение ритуала посвящения в мужчины. Византийские источники.

указывают на исключительную выносливость и умение приспособиться к любым условиям воинов-Славян.

Современников поражало, что Славянские воины в случае необходимости могли по несколько дней питаться разведенной в воде мукой, а их кони – ветками деревьев.

Источник: http://dz-online.ru/article/1127/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector