Как изменилась бы россия, если бы столыпин довел до конца свою реформу

Петр Аркадьевич, знавший русского человека не понаслышке, тонко понимал истинные причины и механизм происходящего. «Разрушьте, господа, опасный признак, — говорил он, — нечто худшее, чем вражда и ненависть, — презрение к нашей родине.

Презрение… чувствуется и со стороны непрошеных советчиков, презрение чувствуется, к сожалению, и со стороны части нашего общества, которая не верит ни в право, ни в силу русского народа.

Стряхните с себя, господа, этот злой сон и, олицетворяя собою Россию, докажите, что в России выше всего право, опирающееся на всенародную силу».

Как изменилась бы Россия, если бы Столыпин довел до конца свою реформу

Неужели кто-то может поспорить с тем, что сегодня это звучит современно и актуально. Разве мы не видим этого презрения к нашему отечеству, которое льется почти со всех каналов нашего телевидения и брызжет со всех страниц модных, и не очень модных, газет и журналов.

Но великий реформатор был почти одиночка. Не обладая властью Петра или Екатерины, он оказался в одиночестве посреди в лучшем случае непонимания, в худшем зависти и злобы, причем и справа и слева.

И это, к сожалению, возможно даже оправдать, ибо понять то, что задумал в отношении России Петр Столыпин, — значило бы до конца понять, системно осознать, саму Россию, вектор ее православной направленности; ее цивилизационный код. А это дано не каждому.

И тогда одиночка должен взять на себя этот крест и молча и терпеливо нести его, сколько на то даст сил Господь.

Разъедаемое ядом нечаявшины и либерального нигилизма, русское общество распадалось. Оно не могло и не хотело объединиться на любви к чему-либо. Оно сколачивалось вокруг ненависти.

«Все ищут гармонии, — пишет философ Лев Александрович Тихомиров, — которой нет в душах и которую надеются найти во внешних условиях.

Но беда в том, что настроение людей ведет не к улучшению, а непременно к уничтожению, перевороту. Вся критика, вся умственная работа становится орудием не улучшения, а разрушения.

Причем это фатальное положение обусловлено не недостатками строя, а психологическим состоянием людей».

Нужно ли комментировать эту мысль Льва Тихомирова сегодня?

Итак, какая же Россия досталась Столыпину в 1906 году.

1. Слабая власть, допустившая чудовищный разгул терроризма, в результате грабежей и взрывов — тысячи убитых. За период с 1905 по 1910 год, т.е.

всего за пять лет, от бомб и пуль террористов погибло более 18 тысяч человек. Только с января 1908 по май 1910 в результате терактов и экспроприаций погибли 732 должностных лица и более трех тысяч мирных граждан.

Одной из смертельно опасных профессий становится простой городовой.

2. Падение авторитета власти.

3. Разъедающая госаппарат коррупция. Позорное поражение русской армии в войне с Японией. И еще более позорное отношение русской либеральной интеллигенции к этому поражению, посылавшей поздравительные телеграммы японскому Микадо.

4. Колоссальный бюджетный дефицит, опасность финансового краха, остановившиеся предприятия, отток капитала за границу, власти, клянчащие кредиты у злорадствующих западных правительств и банкиров.

5. Сепаратизм окраин.

6. Бесправие крестьян. Невозможность работать на своей земле, невозможность участвовать в местном самоуправлении.

7. В обществе чувство безысходности и неверия в будущее, общее разочарование в могуществе государства, духовный кризис, массовый алкоголизм.

8. Страшное падение рождаемости.

Задаю себе вопрос: ну неужели мы ничему не научились учиться? Ну неужели прав тот, кто сказал, что в России за 10 лет может измениться всё, а за 100 — ничего?

Кто знал, что Столыпину, для того, чтобы спасти страну, было отведено не 30, 20 или даже 10 лет, как Екатерине, Петру и Александру II, а всего пять.

Что же было сделано этим человеком за эти пять лет. Жестко пресекая террористические выступления, он одновременно реализовывал программу системных реформ. Обвинения либералов и большевиков Столыпина в жестокости совершенно беспочвенны.

За более чем 18 тысяч погибших от терактов мирных граждан и государственных чиновников по решениям военно-полевых и военно-окружных судов в период с 1906 по 1911 год было казнено всего около 3 тысяч террористов.

Спустя совсем немного времени обвиняющие в жестокости Столыпина большевики прольют реки крови, расстреляют Императора с семьей и наследником, истребят и выгонят из страны цвет и гордость русской интеллигенции, потопят в крови юг России.

Достаточно вспомнить хотя бы двух персонажей этой бойни — Белу Куна и Розалию Землячку, которые обманули, расстреляли, повесили и утопили тех, поверивших обещанию большевиков о прощении и, сложив оружие, пришедших на регистрационные пункты. Я уже не говорю о голодоморе и репрессиях 30-х годов, когда погибли миллионы.

Не буду подробно останавливаться на том, как Столыпин остановил развал страны, укрепил правовое государство, сделал к 1910 году профицитным бюджет, ввел демократическую модель местного самоуправления, укрепляя при этом вертикаль государственной власти.

Увеличил расходы на начальное образование, перевооружил армию и воссоздал флот. По докладу морского министра Ивана Константиновича Григоровича 500 млн. золотых рублей именно под давлением Столыпина было выделено Думой на реорганизацию Русского флота.

Но остановлюсь только на двух вещах, напрямую связанных друг с другом: на земле и на демографии.

Кстати, о предвидении Столыпина. «…оставлять этот край без внимания было бы проявлением громадной государственной расточительности. Край этот нельзя огородить каменной стеной. Восток проснулся, господа, и если мы не воспользуемся этими богатствами, то возьмут их, хотя бы путем мирного проникновения, возьмут их другие…».

Это сказано о сооружении амурской железной дороги 31 марта 1908 года. Более ста лет назад. Какие должны быть еще доказательства гениальной промыслительности этого человека, видя, как сегодня развивается Китай. И кто знает, какими были бы Сибирь и Приморье сегодня, если бы эти слова Столыпина остались бы только словами.

Но Столыпин верил в то, что он говорил, и слова его превращались в дело.

За Урал потянулось около трех миллионов домохозяев, многие из которых на пустом месте основали новые населенные пункты. Теперь эти деревни, села, города представляют живое наследие Столыпина.

Люди переезжали в так называемых «столыпинских вагонах», половина которых предназначалась для перевозки скота, в другой, отапливаемой половине ехала семья крестьянина.

А уже в сталинские времена в этих вагонах перевозили в ту же сторону заключенных.

Александр II Освободитель отменил крепостное право. Эта оглушительная реформа потрясла Россию своей смелостью. Но мало кто предвидел, что реформа эта была половинчата и в результате косвенно создавала почву для революционной ситуации.

Крестьянин получил свободу, но не получил земли.

Более того, он оказался от нее оторванным и в поисках лучшей доли потянулся в город, покидая родные места и могилы предков, и становился тем самым люмпен-пролетариатом с булыжником в руках, которому советская власть потом ставила памятники по всей России.

Только Столыпин довел эту реформу до конца. Указом от 09.11.1906 года русскому крестьянину разрешался свободный выход из общины. П.А. Столыпин говорил: «Надо дать ему (крестьянину) возможность укрепить за собой плоды своих трудов и предоставить их в неотъемлемую собственность, пусть она будет

крепкой, пусть будет наследственная». К 1915 году 60% земли общинной земельной собственности стали наследуемой собственностью крестьян.

Государство оказывает всемерную помощь крестьянам в землеустройстве, в переселении из густонаселенных, т.е. малоземельных районов на непаханые земли Сибири и Приморья. Предоставляются кредиты, но только через Крестьянский банк.

Кредит предоставлялся под 2 %, а срок возмещения 51 год. Мало того, часть процентов выплачивало государство.

С 1906 по 1911 год отечественное производство сельхозмашин и инструментов утроилось и превысило импорт таких машин. В два раза увеличено число сельскохозяйственных училищ. Более 300 тысяч крестьян проходят курсы по сельскому хозяйству.

Но это не была лихая вольница для лихих людей. Взяв на себя огромные материальные расходы по земельной реформе, государство оставило за собой право собственности на весь земельный фонд.

Отныне русская земля не могла быть продана иностранцам, не могла быть заложена иначе, чем в Крестьянском банке, не могла быть отдана за личные долги. Воспрещалась концентрация земли в одних руках более шести наделов (около 60 га).

Реформа препятствовала появлению чрезмерных землевладений, земля не могла быть предметом спекулятивных сделок.

В результате за период с 1908-12 гг.:

1. Количество земли в частной собственности более чем 2 млн. га., средняя площадь на семью -13-15 га.

2. Производство зерновых — 20% от мирового производства и 28% от производства США, Аргентины, Канады вместе взятых.

3. Увеличение производства мяса на 190,4%, масла — на 247,5%. Потребление мяса на душу населения в России — 88 кг, для справки: сегодня — 62 кг.

4. Экспорт пищевых продуктов и скота дал стране +672,7 млн. рублей, что сегодня приблизительно составляет 31 миллиард 157 миллионов долларов США, а импорт сырья и готовой продукции (хлопок, медь, шерсть, ткани и др.) минус 313,9 млн. рублей, что составляет экономию более чем в 15 миллиардов долларов по сегодняшнему курсу.

В 1912 году Россия вывезла за рубеж масла на 68 млн. рублей, что превысило стоимость годовой добычи сибирского золота.

И как результат. С 1902 по 1912 год население российской империи увеличивалось на 3 млн. 174 тысячи человек в год. Другими словами, за 10 лет рост населения страны, включая Сибирь (на которую приходился наибольший пропорциональный прирост населения — 52,7%), составил более 30 млн. человек. Для сравнения: с 1994 по 2004 гг. прирост населения в России, в том числе и Сибири, равен 0.

А что такое прирост населения. Ведь это не потенция увеличилась, а появилась надежда. Надежда на свои силы, на свое будущее, которое должно стать будущим твоих детей. Вот что такое столыпинские реформы.

Что бы сказал Петр Аркадьевич Столыпин сегодня, прокатившись по России, увидев миллионы гектар заброшенных, заросших земель, разрушенных скотных дворов, умерших деревень, в которых уже давно никто не живет, но гордо светится ярким красным или синим цветом дитё цивилизации — таксофон, по которому легко можно дозвониться только в Сколково; пьяных бесконечно опустившихся граждан, бессмысленно бродящих по проселочным дорогам в поисках шестиполосного Интернета.

Право на землю, право на то, чтобы считать ее своей, рождает святую взаимозависимость человека со своей родной землей, воспитывает независимость и самоуважение, без которых не может быть достоинства, а без достоинства не может быть ни великого народа, ни великой страны.

В мае 1913 года экономический обозреватель Эдмон Тэри получил от французского правительства задание изучить на месте результаты русской аграрной реформы 1906 года.

Подводя итог своему экономическому анализу, Тэри констатирует: «Уже начиная с 1 января 1909 года рост обычных доходов дал казне такие излишки, что, не прибегая ни к каким займам, казна смогла покрыть в 1910, 1911, 1912 гг. более 700 млн.

рублей чрезвычайных расходов… и, несмотря на это, свободные средства казны к 1 января 1913 года превышали 450 млн. рублей.

Короче, — не без печали пишет Тэри, — экономическое и финансовое положение России в настоящий момент превосходно…»

Столыпин говорил: «Лишь создание многочисленного класса мелких земельных собственников, лишь развитие среди крестьян инстинкта собственности, лишь освобождение наиболее энергичных и предприимчивых крестьян от гнета мира могут поднять наконец нашу деревню и упрочить ее благосостояние… И сторонники революционных и социалистических учений прекрасно понимают опасность, грозящую им от правительственных и землеустроительных начинаний. Со всех сторон, в манифестах и воззваниях, слышатся в их лагере призывы к противодействию этим начинаниям. Оно и понятно: крепкое, проникнутое идеей собственности богатое крестьянство служит везде лучшим оплотом порядка и спокойствия, и если бы правительству удалось проведением в жизнь своих землеустроительных мероприятий достигнуть этой цели, то мечтам о государственном и социалистическом перевороте в России раз и навсегда был бы положен конец». Подтверждением этим словам Петра Аркадьевича было то, что потом сделали большевики с зажиточным крестьянином-середняком, что делали они с кулаком, а ведь именно на них надеялся Столыпин: «Главное, что необходимо, — говорил он, — это когда мы пишем закон для всей страны иметь в виду разумных и сильных, а не пьяных и слабых».

Но для разночинцев и для народа в целом Столыпин остался чужим и не понятым человеком.

В этом заключалась вина России, ее великая трагедия и печаль. Когда Россия погрязла и утонула в либеральной говорильне, вызвав тем самым революционную радикализацию русского общества, Столыпин стал в одиночестве вершить конкретное русское дело, за что и поплатился жизнью. А ведь всего-навсего он просто следовал призыву одного из чеховских героев «Дело надо делать, господа!».

В кои веки во главе государства оказался государственный деятель, мыслящий по-русски масштабно, с далеко исторической перспективой, но Россия в очередной раз предпочла пустую говорильню, либеральное словоблудие делу, которое просто надо делать. Делать каждый день.

Судьба Столыпина — трагедия России не только ушедшей, но и сегодняшней. Потому что и сегодня есть еще люди, к которым в полной мере можно отнести слова Столыпина: «Противникам государственности хотелось бы избрать путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций. Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!»

  • А что же такое была бы для Столыпина великая Россия сегодня?
  • Это соединение просвещенного консерватизма с просвещенным патриотизмом.
  • Это органическое сочетание традиций и новаций в российской жизни.
  • Это евразийский сплав духовной мудрости и современных технологий.
  • Это стратегическое континентальное соединение, осознающее масштаб и значимость своей страны.
  • Это конкурентоспособность России в современном глобальном мире.
  • Это реальное многополярное сочетание разных религий и многонациональных культур в одном пространстве.
  • Это гордость за свою страну, чувство личного достоинства и уважение достоинства другого человека.
  • Это русский крест, органично соединяющий вертикаль государственной власти и горизонталь культуры и гражданского общества.
  • Это единство права и правды, веры и верности.
  • Это здоровая и благополучная нация и свободный, ответственный человек.
  • Это забота о семье в единстве всех ее поколений.
Читайте также:  Почему ломоносов выдал польскую идеологическую концепцию за российскую

Это вооруженная эволюция России в ХХI веке, т.е. та созидательная эволюция, которая умеет защищаться от разрушительного террора революции.

Вот что хотел дать России в начале ХХ века великий реформатор Петр Аркадьевич Столыпин и вот что сегодня, более чем через сто лет, должно являться нашей Российской Доминантой и в настоящем смысле этого слова Русской доктриной и Русский стандартом.

Многие из русских политиков и философов могли предвидеть, но не имели сил или возможностей исправить. Многие имели силы и возможности, но не обладали даром предвидения и поэтому крушили реформами всё, что было вокруг них.

Столыпин — и предвидел, и мог! Вот почему я считаю, что он не только наше прошлое, но и наше настоящее и я надеюсь — наше будущее, если мы не хотим катастрофического и унизительного развала нашей страны, нашей русской цивилизации, если мы не хотим еще раз стать жертвами легкомысленного неумения учиться на своих ошибках и если мы не хотим вновь вернуться в кровавое месиво революции, плоды которой будут пожинать те, кто никогда не понимал и не хотел понимать и чувствовать, что такое Россия.

Именно этими соображениями и обусловлено мое предложение создать движение П.А. Столыпина, которое и могло бы стать мощной силой в проведении естественных, понятных и поддерживаемых народом реформ.

НИКИТА МИХАЛКОВ

Источник: http://blog.kob.tomsk.ru/1846

Как изменилась бы судьба России, если бы Столыпин завершил свои реформы

Как изменилась бы Россия, если бы Столыпин довел до конца свою реформу

Реформы Столыпина остались незавершёнными, что до сих пор вызывает споры историков об их эффективности. В советской историографии была принята точка зрения, что и осуществление реформы не привело бы ни к чему позитивному. Вот с этим можно и нужно поспорить.

Аграрный вопрос

Столыпин понимал, что в аграрной стране важнее всего решить вопрос с землёй. Малоземелье крестьян было связано не столько с позицией помещиков, сколько с обычаем крестьянской общины выделять землю полосами, а не цельным участком, был даже специальный термин – чересполосица.

Соответственно, на узкой полоске можно было посеять и собрать урожай едва-едва перекрывающий потребности одной семьи.
Отсюда и предложение – выходить крестьянам из общины с наделением обширными участками. При этом крестьяне приобретают право частной собственности на землю, а не община, как раньше. Поощрялось создание крестьянских товариществ и кооперативов.

Действовал Крестьянский банк, процентные ставки для единоличников были вдвое ниже, чем для общины. Банк продавал крестьянам государственную или выкупленную у помещиков землю. Неплательщиков лишали земли, снова пуская её в оборот. Тем самым поощрялось земледелие – потому что нет урожая, нет денег, кредит не обслуживается, землю изымают.

В оборот вовлекались свободные земли, чем повышалось количество пахотных площадей.
Если бы реформу довели до конца, острота земельного вопроса была бы снята, тем самым исчез бы базис для поддержки большевиков и эсеров.
Есть мнение, что крестьяне неохотно выходили из общины. Это не так. Даже незавершённая реформа привела к выходу из общины 35% крестьян, из которых 10% организовали хутора.

Община душила инициативных, энергичных хозяев, нося регрессивную социальную роль. Во многом благодаря аграрной реформе уже в октябре 1909 года Россия вышла на 1 место в мире по производству и экспорту зерна.

Дальнейшая судьба частнособственнических крестьянских хозяйств была бы различна. Часть перешла бы в собственность агрохолдингов, принадлежавших крупным хлебопромышленникам и купцам. Часть продолжала бы мелкотоварное производство, а часть укрупнилась бы через кооперативные формы управления.

И вот эти крупные объединения могли бы стать импульсом к развитию отечественного производства сельскохозяйственной техники: жаток, сеялок, тракторов, и т. д. Потому что есть потребность в обработке больших участков земли и есть деньги заказать для этого технику.

И первый отечественный трактор был бы изготовлен задолго и безо всякого участия советской власти.

А что же пролетариат?

Гораздо меньше известно, что Столыпин предложил реформы и для фабрично-заводских рабочих, правильно оценив причины революции 1905 года.
Безо всяких профсоюзов и рабочих комитетов столыпинские меры могли бы серьёзно улучшить положение пролетариата.

Особое совещание, работавшее в 1906 и 1907 годах, разработало 10 законопроектов, касавшихся труда на промпредприятиях. Менялись в пользу рабочих правила найма, включая запреты произвольных штрафов и пересмотр условий увольнения; сокращалась длительность рабочего дня.

Планировалось ввести страхование рабочих от несчастных случаев и болезней, организовать медицинское обслуживание рабочих и их семей; пересмотреть ставки заработной платы в сторону повышения…
То есть Столыпин хотел повысить жизненный уровень рабочих, их социальную защищённость, что снизило бы социальную напряжённость и пролетариату стало бы, что терять, кроме своих цепей.
Не забыл Столыпин о низовой демократии, предлагая реформу земства и выборной системы, в том числе – в пользу польского населения западных губерний, опять-таки убирая предпосылки для недовольства.

Если бы реформы Столыпина осуществились в полной мере, Февральская революция, может быть, и свершилась бы, а вот большевистский октябрьский переворот закончился бы неудачей. То есть само вооружённое восстание, возможно, и произошло бы, но не имело массовой поддержки среди крестьян и пролетариата, потому что лозунг «Заводы – рабочим! Землю – крестьянам!» уже давно был бы воплощён в жизнь.

Источник: https://123ru.net/religion/217751732/

Пётр Столыпин. Провалил свои реформы медлительностью

100 лет назад, 1 (14) сентября 1911 года, в Киеве был смертельно ранен российский премьер-министр Пётр Аркадьевич Столыпин. Покушение стало неожиданностью для современников и остаётся загадкой для нас. Но дело вовсе не в том, что Столыпина особенно любили и ценили.

Объявив полномасштабную «перестройку», он вёл аграрную реформу, налоговую, земскую, школьную, отказывался от испытанной национальной и внешней политики. И всё без должного результата. В итоге к осени 1911 года у него почти не осталось ни поклонников «снизу», ни союзников «сверху».

Столыпин был на грани отставки, и не случайно брать на себя ответственность за бессмысленный теракт не захотела ни одна политическая сила. Однако трагическая гибель премьера заслонила все его промахи.

В результате в российской истории он остался героем-реформатором, хотя на самом деле годы его правления привели страну в конечном итоге к революции и распаду.

Столыпина пытались убить не раз. Первое покушение состоялось ещё в бытность его cаратовским губернатором летом 1905 года. В апреле 1906-го Столыпин стал министром внутренних дел, несколькими месяцами позже ещё и председателем Совета министров. А в августе революционеры устроили взрыв на его даче.

Погибли 27 человек, тяжёлые ранения получила дочь премьера, но сам он не пострадал. Затем охранному отделению удалось предотвратить ещё несколько терактов. Однако в 1909 году охота на Столыпина прекратилась. Стрелявший в премьера в 1911 году Дмитрий Богров был связан с эсерами и с охранкой, но заказчиков среди них не было.

Богров ещё в 1910 году рассказывал, что решил убить Столыпина по «индивидуальным идеологическим соображениям».

Столыпин сформулировал базовый принцип своей политики: «Разрешить этого вопроса нельзя, его надо разрешать». Политическим противникам в 1911 году не было никакого смысла убивать Столыпина. «Его почти игнорировали при дворе, ему не нашлось даже места на царском пароходе в намеченной поездке в Чернигов, для него не было приготовлено и экипажа от двора», – вспоминал о последних днях премьера его преемник Владимир Коковцев. Просчёты Столыпина во внешней и внутренней политике к тому времени стали очевидны, он лишился поддержки в высших сферах, а оппоненты считали его крайним реакционером и называли виселицы столыпинскими галстуками.

Даже недруги признавали, что в другой стране и в другой ситуации Столыпин мог бы стать блестящим премьером. «Он подошёл к власти без груза прошлого, без нахрапа и интриги, в сиянии почти детской и политической чистоты – юным, обаятельным, смелым.

Его вынесла волна злого российского волнения, как буря выбрасывает перламутровую раковину с таящейся в ней жемчужиной, – вспоминал один из современников. – Но раскрыть эту раковину так и не удалось.

В пламени и в грязи политической свалки и дворцовых интриг раковина плотно замкнулась, а то, что из неё просочилось, было продуктом распада».

«Им нужны великие потрясения, нам нужна великая Россия!» – эти постоянно цитируемые слова Столыпина прозвучали в конце речи, произнесённой в Государственной думе 10 мая 1907 года.

Сказано, конечно, здорово, но вот только за громкой фразой – пустота! Мало кто помнит, что великим потрясением Столыпин посчитал программу национализации земли.

Выкупить землю и наделить ею крестьян – такое, по мнению премьера, могли придумать только противники государственности, вставшие на «путь радикализма, путь освобождения от исторического прошлого России, освобождения от культурных традиций».

Они вели «к такому социальному перевороту, к такому перемещению всех ценностей, к такому изменению всех социальных, правовых и гражданских отношений, какого ещё не видела история».

Что же предлагал взамен сам премьер? Может, он знал лучший рецепт? Да ничего подобного! В той же речи В большинстве случаев он действовал так, будто сроки не имеют никакого значения. К примеру, Столыпин уверял, что для развития сельского хозяйства нужны образованные крестьяне.

Он начинает школьную реформу – дело в принципе замечательное. По закону от 3 мая 1908 года предполагалось ввести обязательное начальное бесплатное обучение для детей с 8 до 12 лет. Преобразования налицо, но вот беда: даже в абсолютно тепличной ситуации, без войн, революций и т.п. к всеобщему начальному обучению по столыпинской модели Россия пришла бы лет через 20. А чтобы заняться фермерством, грамотным 12-летним предстояло ещё подрасти, а затем отслужить в армии. В общем, образованных крестьян страна получила бы где-то году к 1950-му! А ведь земельный вопрос в 1907 году являлся ключевым для государства, стоявшего на грани революции.

В том выступлении Столыпин был вообще излишне откровенен. Он прямо заявил, что «собственность имела всегда своим основанием силу, за которою стояло и нравственное право».

Если развернуть логическую цепочку, образцом нравственности является тот, кто силой завладел большей собственностью, а раздавать её могут только бессильные моральные уроды.

Левым партиям дали понять: рассчитывать на благоразумие верхов нечего, остаётся лишь самим экспроприировать собственность. По праву сильного. По нравственному праву, как сказал Столыпин.

Внутренняя политика Столыпина приближала революцию, внешняя – Первую мировую войну. Именно его вмешательство резко изменило ход переговоров с Австро-Венгрией, когда последняя в 1908 году решила аннексировать Боснию и Герцеговину.

Министр иностранных дел Извольский проводил прагматичную политику торга, но Столыпин поставил крест на его усилиях, заявив, что «Россия хотя и не может воспротивиться присоединению, но должна явиться на конференцию защитницей интересов своих, Турции и Балканских государств».

Интересы государства были принесены в жертву ради нескольких громких фраз.

Здесь Столыпин мыслил исключительно требованиями момента и не заглядывал в будущее. А в настоящем нужны были кредиты.

Именно внешние заимствования помогли премьеру стабилизировать ситуацию после прихода к власти: соглашение о первом после окончания Русско-японской войны большом займе было заключено в апреле 1906 года.

Кредит был предоставлен на крайне невыгодных для России условиях, но Столыпин и в дальнейшем предпочитал идти по линии наращивания расходов.

Финансовая ситуация была очень сложная, однако премьер с лёгкостью преодолевал затруднения. Его собственная формулировка «положение России вызывает необходимость строгой бережливости, тогда как новые реформы требуют новых затрат», по идее, должна была бы привести к приостановке затратных реформ, но Столыпин, напротив, наращивал расходы.

«Искусственное задерживание нарастания государственных потребностей на долгое время невозможно, – говорил премьер в Государственной думе 6 марта 1907 года. – Нам не придётся отступить перед необходимостью затрат, к которым нас обязывает всё великое прошлое России. Конечно, чрезвычайному характеру этих потребностей может соответствовать только обращение к чрезвычайным ресурсам».

Столыпин говорил о России как о «стране, находящейся в периоде перестройки». Он вообще напоминает Горбачёва. В 1906 году премьер сразу поразил своей манерой говорить: «После косноязычья Витте, после серой бездарности Горемыкина новый талант правительственного Цицерона прямо ошеломил».

Читайте также:  Императрица бортэ: что стало с главной женой чингисхана

Последний генсек ЦК КПСС также удивил умением часами болтать без бумажки. И Столыпин, и Горбачёв пытались балансировать между разными силами и в результате настроили всех против себя. Даже роль их жён в чём-то схожа.

Как писали о супруге Столыпина, «её чрезмерное честолюбие, высокомерие и сухость при огромном влиянии на мужа очень быстро превратили скромного «губернатора» в государственного сноба». Разница, правда, в том, что Столыпин погиб до того, как страна почувствовала сполна эффект его правления.

И поэтому за всё, что он сделал или, точнее, не сделал, расплачиваться пришлось другим.

Про Столыпина любят говорить, что ему не хватило времени. Но для государственного деятеля главное – соразмерять цели и возможности, рассчитывать силы, свои и страны. Никакие реформы не могут быть хороши, если в существующих условиях их невозможно провести в жизнь.

А политика столыпинских преобразований заставляла вспомнить известный анекдот про Ходжу Насреддина, пообещавшего падишаху за большую награду в течение 20 лет научить ишака читать.

Когда его спросили, как он думает это сделать, Насреддин ответил: «Пока придёт время отчитываться, кто-то обязательно умрёт – или я, или ишак, или падишах».

Столыпин говорил, что ему требуется 20 лет покоя, чтобы изменить Россию, и вёл себя так, будто эти 20 лет покоя у России есть. За результат ему отвечать не пришлось – за 20 лет погибли и он, и вручивший ему страну император, и Россия.

Первая мировая началась через три года после выстрела Богрова, революция свершилась через шесть. Виноватыми в происходящем оказались другие, а Столыпину смерть словно вернула «сияние почти детской и политической чистоты».

Однако к краху Российской империи вела столыпинская пятилетка: если в то время был шанс исправить ситуацию, им не воспользовались.

Решение вопросов, от которых зависят судьбы страны, участь десятков миллионов людей доверили человеку, убеждённому, что вопросы эти «нельзя разрешить».

Источник: https://versia.ru/pyotr-stolypin—provalil-svoi-reformy-medlitelnostyu

Столыпинская реформа: значение и результаты

Заключительная программа цикла о Столыпинской реформе посвящена последним годам реформы и ее итогам. После смерти Столыпина аграрная реформа продолжилась, и даже набрала новую силу. Реформа продолжалась даже во время Первой мировой войны. Ее оборвала только революция. Построение сильной и свободной страны в очередной раз не удалось.

  • О последних годах реформы и об исторической роли Петра Аркадьевича Столыпина рассказывает доктор исторических наук, профессор РГГУ, автор монографии «Очерки аграрной истории России в конце XIX – начале XX века» Михаил Давыдов.
  • – Как повлияла гибель Петра Столыпина на ход реформ?
  • – Гибель Петра Аркадьевича реформу не остановила, поскольку механизм оказался настолько отлаженным, что несмотря на противодействие и в земствах, и в министерстве финансов, реформа шла вперед.

Столыпин погиб в 1911 году. К этому моменту он уже не имел той власти и влияния, которое было у него вначале. К моменту убийства Столыпина царь уже устал от него.

Николай органически не выносил людей сильнее себя. Надо заметить, что быть личностью сильнее Николая Второго было не так уж сложно.

Горько, что люди калибра Витте и Столыпина зависели от воли и желаний таких людей, как Николай Второй и его жена.

– Можно ли сказать, что столыпинские реформы закончились с началом Первой мировой войны?

– Нет. Никто не думал, что война продлится так долго. Все, как мы знаем, были уверены, что война закончится к новому 1915 году. Все кроме британского фельдмаршала, который сказал, что война продлится четыре года. Но с началом войны как минимум четверть работников землеустроительных комиссий разных уровней ушла на фронт. Но главное, ушли потенциальные клиенты.

Всеобщая мобилизация поставила под ружье 10 миллионов человек, а к концу войны и еще больше. Тем не менее, реформа продолжалась. Я выделяю отдельно 1914-1915 годы. В 1914 году было подано 800 с лишним тысяч ходатайств, больше чем в любом другом году за все время реформ с 1907 по 1911.

Обычно заявления подавали по окончанию полевых работ – в ноябре-декабре, то есть заявления крестьяне подавали, когда война уже началась. И в 1915 году реформа продолжалась, продолжалась она и в 1916. Даже недалеко от фронта. Как показывают материалы киевского Центрального исторического архива Украины, работали комиссии.

Я думаю, что если бы Россия не вышла из войны в 1917 году, а была бы среди победителей в 1918, она получила бы не только Константинополь и проливы, но и продолжила бы столыпинскую реформу в полном объеме.

– Если бы аграрная реформа достигла тех целей, к которым стремился Столыпин, к чему бы это привело?

– Примерно к середине XX века Россия естественной силой вещей стала бы европейским лидером, и так думаю не только я. Столыпинская модернизация позволяла людям раскрыться, и потому раскрывала огромный потенциал российской империи. Реформа сделала бы нашу страну европейским лидером без тех страшных потрясений, которые выпали на ее долю в XX веке.

– Какие экономические итоги реформ мы можем подвести? Можно ли сказать, что реформа подготовила НЭП и индустриализацию?

– Я думаю, что страна поднималась бы куда быстрее, если бы крестьян оставили в покое.

Объявленный Лениным переход от продразверстки к продналогу был послаблением, но это послабление означало, что крестьяне стали платить в три раза больше, чем они платили в 1913 году.

Сельское хозяйство вообще, если оно не искалечено полувековой советской властью, довольно мобильная структура. Смута начала XVII века началась со страшного голода 1601 — 1603 годов, но уже в 1604 году был урожай и о голоде забыли.

Позитивные результаты и аграрных, и других преобразований были видны и до 1914 года.

Конкретный итог аграрной реформы, промежуточный в данном случае, заключается в том, что она стабилизировала ситуацию в стране, во многом успокоила деревню, то есть решила тактическую задачу, которая перед ней стояла. Потому что, конечно, Столыпин тушил пожар.

Мало того, я уверен, что в мощном предвоенном подъеме русской экономики 1909 — 1913 годах, роль аграрных преобразований весьма велика. Хотя детальная оценка — это дело будущего, эту проблему никто не разрабатывал в историографии.

Реформа оказалась глобальным преобразованием, которое имело серьезнейшие перспективы.

Я не устаю повторять при каждой удобной возможности, что лично для меня в изучении реформы важно было одно: понять, способен ли наш народ меняться. Я считаю, способен.

Первая мировая война и революция не позволили решить стратегическую задачу и в этом смысле все реформы Столыпина воистину прерванный полет, начавшийся весьма успешно.

Я хотел бы заметить беспрецедентный рост кооперации в эти годы. К 1 января 1914 года число учреждений мелкого кредита превысило 13 тысяч, численность членов в них 10 миллионов человек. Подавляющая часть учреждений была сельской. Росли суммы местных вкладов, ссуды в сберегательных и кредитных товариществах.

Начала набирать оборот агрономическая помощь и ссудо-сберегательные финансовые механизмы. Число правительственных агрономов с 1907 по 1912 год выросло со 140 до 1400, земских – примерно с 600 до 3300. Ясно, что это процесс, который набирал силу. И деятельность их падала на подготовленную почву, потому что в стране постоянно росло число сельскохозяйственных обществ.

Стало развиваться и внешкольное образование, лекции и другие формы.

У меня простой образ: столыпинская реформа – это марафонский забег, который по независящим от спортсменов причинам был прерван не дойдя до середины. Конечно, в этом смысле, она провалилась, но мы можем сопоставить результаты, условно говоря, этого забега с тем, что было до и с тем, что было после.

В традиционной историографии утверждалось, что в 1909 — 1913 годы были очень высокие урожаи. Но высокие урожаи были далеко не везде. И к тому же, что для Нечерноземья высокие урожаи, то для польских губерний совершенно не так.

Речь идет о слишком больших территориях, чтобы везде все было одно и то же. Я склонен, как и многие мои коллеги, связывать высокие урожаи с улучшением землепользования и земледелия.

Поскольку у меня в распоряжении сотни тысячи статистических показателей, которые сопоставляют урожайность на крестьянских общинных и хуторских землях. Не все крестьяне, что вышли на хутор, стали сдавать свою землю в аренду. Большинство прикладывали силы к обработке своей земли.

Разительно изменилась психология. Любую канавку огородят, овраг будут укреплять, лес не будут трогать. Кроме того, необходимо отметить гигантский рост использования сельхозтехники.

– Как можно кратко сформулировать главную заслугу Столыпина?

– Столыпин просто открыл поры русскому народу, дал ему возможность дышать. Бердяев говорил, что социальная утопия – это во многом желание спрятаться от реальных сложностей жизни. Добавим от себя, и от сложностей истории.

Более полувека с середины XIX века большая и влиятельная часть образованного русского общества, путая отсталость с самобытностью (как будто в пореформенной России кроме общины гордиться было нечем) жила с сознанием собственной уникальности и неповторимости и ради этого отстаивала реально худшую жизнь для русского народа, чем ту, которой он был достоин и которую мог иметь.

Материализация мифа о национальной самобытности имела для нашей страны самые роковые последствия.

Петр Аркадьевич Столыпин, патриот во всей силе этого слова, начал масштабную и предметную борьбу с этим коллективным безумием, понимая, что если Россия хочет сыграть ту роль, которую она стремится сыграть, то надо жить не утопиями Николая Первого или раннего Маркса, не народническими конструкциями, не снами Веры Павловны, при этом искусственно задерживая развитие страны, а реальными потребностями и возможностями ее народа, реализация которых и вывела бы страну к действительно новой жизни, не в большевистском понимании, конечно. И в этом смысле реформы и личность Столыпина остаются актуальными и сегодня, я в этом глубоко убежден.

  1. Цикл программ о Столыпинской реформе на Радио Свобода:
  2. Первая программа: Диктатура крестьянской общины.
  3. Вторая программа: Диктатура права.
  4. Третья программа: Диктатура слова.

Источник: https://www.svoboda.org/a/410550.html

Читать

Святослав Рыбас

Столыпин

Предисловие

Стальной щит в портфеле

Дух народа

Говоря о Столыпине, сегодня имеют в виду символ. Для одних – это символ постепенного движения России к европейской политической и экономической модели, для других – символ разорения тысячелетнего крестьянского уклада и предтеча Гражданской войны.

Другими словами, от этой фигуры веет вечным трагизмом русского образованного деятельного человека: в экстремальной ситуации, когда традиционные методы государственного управления перестают срабатывать, он выдвигается на первый план, когда же положение стабилизируется, он начинает раздражать и его устраняют с политической арены. А потом собственно человек никого не интересует, остается символ.

Когда-то Русь представляла собой территорию длиной около 1300 и шириной 300 километров вдоль пути «из варяг в греки».

В ней обитали слабо связанные друг с другом родовые общины и племенные союзы, где люди постоянно жили своими локальными интересами.

Передаваемая из поколения в поколение традиция диктовала незыблемые правила общего существования внутри замкнутых сообществ, жизнь как бы повторялась на новых витках цикла и создавала социокультурную вечность.

  • Если к вечности добавить нетоварное производство (отсутствие необходимости стремиться к прибыли), то получим крепчайшую гранитную скалу, на которой была построена принявшая православие Русь.
  • У Святой Руси был прямой выход на небеса, но не было никакой потребности в государственности.
  • Чтобы объединить Русь и превратить ее в Россию, потребовалось преодолеть не только множество бед и нашествий, но и духовно изжить, хотя бы частично, присущую русским изолированность.
  • Но общинная локальность (можно сказать иначе: замкнутость, самодостаточность) никогда не была изжита до конца, хотя с ней боролись многие реформаторы.
  • Конфликт Руси и России ярко выразил Николай Бердяев в начале 20-х годов: «Россия была необъятным и темным мужицким царством с очень слабо развитыми классами, с очень тонким культурным слоем, с царем, сдерживавшим это царство и не допускавшим растерзания народом этого культурного слоя».
  • Все российские реформы – это постоянная борьба преобразователей-либералов с консервативной почвой, в которой раз за разом реформы глохли.
  • Правда, в итоге драматического столкновения страна перемещалась в иной цикл, новый виток своей привычной вечности и осваивала новое положение.

Поэтому нам до сих пор свойственны и «воля вольная», и «комплекс Ильи Муромца», слезающего с печи только в последний миг перед катастрофой. То есть мы внутренне всегда готовы к крутому виражу, самоотрицанию, вызову своим святыням.

Поэтому судьба Столыпина для нас, находящихся в ином, чем он сам, историческом времени, тем не менее крайне поучительна.

Проведение аграрной реформы и удержание России в русле парламентаризма – вот основные направления деятельности Петра Аркадьевича. Реформа, которую справедливо называют «вторым раскрепощением крестьян», была стратегически верным решением.

Читайте также:  Скатерть-самобранка: действительно ли она символизирует смерть

Ее поддержали без малого 30 % крестьян.

Если бы она была доведена до конца, возникла бы реальная перспектива образования в деревне независимого крестьянина-собственника, который стал бы базовым элементом русского либерализма и удержал страну от революционных потрясений. Но не получилось.

В конце концов задача создания свободного, экономически и политически независимого российского человека, к чему стремился Столыпин, перенесена российской Историей в наше время.

«Что за страна оказалась в моем управлении?» – этот вопрос встал перед Столыпиным.

И прямого ответа у него не было!

Загадочная страна.

Святая Русь? Великая Российская империя?

  1. Киевский князь святой Владимир Святославович и император Петр Великий – разные люди, разные идеи, разные страны.
  2. И поэтому русский дворянин Столыпин был ближе к Петру, а миллионы русских крестьян ближе к князю Владимиру.
  3. Попутно отметим, что единственный данный Богом и Историей начальник Столыпина, царствующий император Николай II, не любил Петра Великого и считал его реформы неоправданно жестокими и, пожалуй, антирусскими.
  4. Николай считал себя выразителем интересов народа, крестьянского, в основном, по составу.

А крестьяне – общинный народ, веками живущий своими местными интересами. Заплати налоги, отработай барщину или оброк, дай в армию рекрутов – и живи, как хочешь, не зная ничего ни о Санкт-Петербурге, ни о Российской империи.

Когда-то на территории Руси жили многочисленные славянские племена. Они состояли из родов и родовых союзов, были слабо связаны друг с другом как в отношениях обмена и торговли, так и в смысле культурной традиции. Это были в чистом виде первобытные люди.

Объединять их стала княжеская власть, которой потребовалось изымать у населения небольшие излишки в виде дани. Восточные славяне подчинились военной силе, княжеской дружине.

Полюдье было первым звеном в организации власти, а князь – единственным элементом военной централизации.

Излишних ресурсов у населения в силу географических и климатических особенностей всегда было мало, они могли рачительно использоваться только при большой централизации и напряжении сил.

В сравнении с Западной Европой, где население было воспитано еще римским правом и христианством в уважении к законам и собственности, русские князья-руководители могли рассчитывать в общении с народом только на свою силу во время полюдья и на общинное самоуправление во время своего отсутствия на подвластной территории. То есть русские постоянно жили по неписаным законам в условиях и климатической, и законодательной неопределенности, способные к крайнему напряжению сил, не боящиеся «дойти до края» и даже внутренне соперничавшие с властью.

Для Столыпина было очевидно, что народная крестьянская масса, пройдя через испытания княжескими усобицами, монгольским нашествием, Смутным временем, петровской модернизацией, видит оправдание Власти только в фигуре царя-заступника. Между царем и народом нет средостения, нет общественных опор – эти опоры надо строить. Строить, делясь властью царя.

В принципе, общине не было дела до государства. Она оставалась самодостаточной, традиционной вещью в себе.

  • Петр Аркадьевич не подозревал, что, начиная реформу общины, он поднимает руку на древнее народное божество, которому поклонялась страна.
  • С точки зрения мировой земледельческой практики европейской культуры Столыпин был прав: общинное земледелие было малопродуктивно и архаично, жизнь требовала новых, либеральных, творческих форм хозяйствования.
  • Значит, надо было идти вперед.

А что впереди? Удача или крах? Бог ведает.

Трудный век

Из начала двадцать первого века, из ощущения катастрофы, пронизывающего наше общество в дни, когда пишутся эти строки, перенесемся в начало двадцатого века.

Что там? Поражение в войне, отдача Японии Курильских островов и половины Сахалина. И еще: нетерпимость к существующей власти всех либеральных движений, требований всего сразу, крестьянские мятежи, эсеровский террор, военно-полевые суды, кризис власти. И наконец: Столыпин, его реформы, одиннадцать покушений на него, ненависть справа и слева, первые результаты реформ. Затем – гибель.

Фигура крупнейшего деятеля предреволюционной поры Петра Аркадьевича Столыпина в нашей истории на протяжении десятилетий была окрашена только черной краской как фигура политического противника, как будто политическая борьба 10-х годов продолжалась все это трагическое столетие. Конечно, и в таком освещении можно было разглядеть значительность российского премьера, но мало что можно было понять.

«Столыпин – враг революции» – этот тезис всех партийных идеологий от кадетской до эсеровской благополучно дожил до нынешних времен. Правда, сегодня подобная однозначность мало кого устраивает, интерес к личности Столыпина растет и растет.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=136786&p=68

Судьба реформатора. П. Столыпин

 

Патриот и выдающийся
реформатор Пётр Аркадьевич Столыпин
имел огромные планы по переустройству
страны. Однако из-за преждевременной
кончины он мало, что успел реализовать.
А ведь, если задуматься, не погибни
премьер-министр, ход истории Российской
империи шёл бы по совершенно иному
сценарию! Мне кажется, если бы Столыпин
остался жив, то уж он то точно не довёл
бы страну до революции 1917 года!

Пётр Аркадьевич был
очень образованным человеком, окончил
университет и имел научную степень. Был склонен к точным наукам и однажды
на экзамене вступил в спор с самим

Д.И. Менделеевым! Причем
ответ по экзаменационному билету плавно
перешёл в научный диспут и вышел за
рамки учебной программы. Дмитрий Иванович
спохватился: 

«Да что же это я делаю?!
Идите «отлично», только «отлично». Таким
дотошным и разбирающимся во всех делах
— науке, политике, реформах, Пётр
Аркадьевич оставался до конца своих дней.
Кстати, Столыпин был одним из первых
политиков, решившимся лететь на аэроплане.
Круг интересов премьер-министра был
довольно обширен.

Как жаль, что страна
лишилась такого сильного и мудрого
политика. Петр Аркадьевич один из
первых государственных мужей России,
кто пытался создать правовое государство.
Удивительно, что такому сильному и
властному человеку удавалось довольно
плодотворно сотрудничать с депутатами
Думы, которая была создана после революции
1905 года.

Разгребая последствия
революции Столыпин разработал аграрную
реформу, чтобы остановить массовые
беспорядки среди крестьян. Закон
предусматривал ликвидацию общин,
передачу земли в пользование крестьянам
и их кредитование.

Многие крестьянские
семьи были переселены в Сибирь, где им
были предложены земельные участки. Этим
законом Столыпин заткнул рот
социалистам-революционерам с их лозунгом
«Земля — крестьянам».

Представляете,
как они его ненавидели!

25 августа 1906 года на
премьер-министра было совершено
покушение, во главе которого стояли
эсеры, устроившие взрыв на даче. Столыпин
не пострадал, а вот его дети были тяжело
ранены. У дочери Натальи были раздроблены
ноги и она три года не могла ходить, сын
Аркадий был ранен в голову.

Также погибло
32 человека, которые находились в приёмной
премьера. И стоит ли после этого
удивляться, что Пётр Аркадьевич пошёл
на такие непопулярные меры, как введение
военно-полевых судов (было упрощено
судопроизводство при наказании за
тяжкие преступления).

И именно благодаря
столь жестким мерам, Столыпину удалось
удержать страну от кровопролития.

По инициативе Петра
Аркадьевича началось строительство
Транссибирской железной дороги, в 1916
году она была введена в строй.

Но нет пророка в своём
Отечестве! Начиная с 1909 года император
начал придираться ко всем прогрессивным
начинаниям реформатора. Хотя внешне
всё выглядело довольно пристойно —
Николай Второй официально выражал
благодарности своему первому министру.

Возможно, царь несколько ревновал к
успехам своего премьера.

Однако, когда
Николай Второй блокировал три инициативы
Столыпина и по закону последний должен
был подать в отставку, император её не
принял! Так что существующие домыслы о
том, что монарх знал о покушении на Петра
Аркадьевича и ничего не предпринял, я
думаю не состоятельны.

Уж поверьте, при
всех своих недостатках Николай Второй
вовсе не был идиотом и понимал, какой
перед ним человек! К тому же, неугодного
министра всегда можно отправить в
отставку! Да и сам Столыпин, на которого
было совершено 10 покушений, отличался
бесстрашием, и давно перестал реагировать
о предупреждениях полиции об опасности.

В 1911 году, в городском
театре Киева, на спектакле «Царь Салтан»
в честь открытия памятника императору
Александру Второму на великого реформатора
было совершено одиннадцатое смертельное
покушение. Премьер-министр был застрелен
террористом Дмитрием Богровым.

Существует несколько
версий убийства 

П.А. Столыпина. По одной
из них от сильного политика избавились
масоны. Члены ложи, представители знатных
российских родов, выполняли волю
вышестоящих по рангу масонов, представляющих
интересы Франции, Англии и Америки. Ну,
что же подобную версию не стоит сбрасывать
со счетов!

Вторая версия, Дмитрий
Богров, агент охранки, получил билеты
на спектакль из рук полицейских, которые
в свою очередь выполняли волю высокородных
дворян, интересы которых были ущемлены
Столыпиным.

Ведь он задумал провести
переоценку недвижимости и владельцам
пришлось бы выплачивать огромные суммы
налогов (средства полученные от налогов
планировалось потратить на строительство
дорог).

Такое нововведение многим не
нравилось!

Похоронен великий
реформатор в Киеве. Император похороны
проигнорировал (чёрная неблагодарность
государя!).

Источник: https://anfstory.blogspot.com/2013/11/blog-post_6048.html

Что было бы с Россией, если бы Столыпин осуществил свою реформу

Петр Аркадьевич Столыпин – фигура в российской истории, о которой очень много говорят и спорят. В 1911 году было совершено очередное покушение на реформатора, в результате которого он ушел из жизни.

В советское время о реформах Столыпина писали, как о чем-то, что никак не могло улучшить положение России. Возможно, доля правды в этом есть. Но сейчас большинство историков считает, что, если бы Столыпину удалось реализовать задуманное, то не было бы революции, Гражданской войны. И, вероятно, Россия бы сейчас имела выход к Средиземному морю.

История не терпит сослагательного наклонения – в очередной раз повторяем этот штамп. Но так оно и есть. Впрочем, ради интереса и развития ума, можно подумать над вопросом: что было бы с Россией, если бы Столыпин осуществил свою реформу?

Начать следует с того, что империя в начале 20 века была аграрной страной. Это никто не оспаривает. Статистические данные есть разные. Но, факт: крестьянство было «господствующим слоем».

В том смысле, что земледельцев в государстве было подавляющее большинство. Это отлично осознавал Ленин и другие революционеры. Поэтому-то и возник лозунг: «Земля – крестьянам!».

Поэтому-то и считал Владимир Ильич, что революция станет успешной, если её поддержат на селе.

Интересно, но Петр Аркадьевич Столыпин в этом плане был солидарен с Лениным. Нет, не в том смысле, что нужно устраивать революцию. Наоборот, Столыпин получил возможность начать реформы, благодаря тому, что в 1905 – 1907 годах население страны начало активно выражать свою позицию, не всегда мирно.

Жаль, что власть всегда начинает предпринимать какие-то активные действия только тогда, когда народ выходит на улицы. Но это объяснимо. Если всех всё устраивает, то нет смысла что-то менять.

Но мы немного отвлеклись. Столыпин, как и Ленин, хотел, чтобы у крестьян была земля. Только методы, естественно, планировалось использовать не большевистские.

Петр Аркадьевич планировал сделать так:

1. Разрешить право частной собственности на землю, которая бы передавалась не общине, а индивидуумам – главам крестьянских семей.

2. Начать активно обрабатывать земли в Сибири и на Дальнем Востоке. Более 100 лет назад Столыпин уже понимал, что могут прийти китайцы или японцы. И тогда мы потеряем Сибирь с Дальним Востоком. Кстати, тогда-то и появилось понятие «столыпинский вагон».

Только при Сталине его использовали для обозначения вагонов, везущих заключенных в лагеря. А при царе в них возили переселенцев в Сибирь. В одном вагоне – люди. В другом – их скот. В третьем – имущество. Крестьян в пути кормили, оказывали им медпомощь.

Может быть, не идеальной была задумка с выдачей кредитов для покупки земли. Но сейчас же с ипотекой большинство справляется. И тогда крестьяне могли бы обрабатывать землю, продавать урожай, погашать задолженность.

Эта идея мало кому нравилась. Революционеры хотели немного другого. А царские чиновники, как, наверное, и сам Николай, не хотели ничего менять. Между тем, многие уверены: будь Столыпин жив. Не случилось бы ни революции, ни Гражданской. Петр Аркадьевич, по мнению ряда историков, был единственным человеком, который мог бы сохранить империю. Оттого его и хотели свести со света.

Столыпинские реформы касались не только крестьянства. Петр Аркадьевич хотел облегчить жизнь рабочим: дать социальные гарантии, сократить трудовой день и так далее. И тогда бы пролетариат не пошел бы за Лениным.

Активно работал Столыпин над развитием местного самоуправления. Особенно, в национальных регионах. Если б все было доведено до конца, возможно, никто бы из представителей других наций не хотел бы отделяться от русских.

Петр Аркадьевич просил 20 спокойных лет для России. Но ему не только не дали этого, но и лишили жизни.

Рекомендую прочитать:

  • Николай II один из самых богатых людей тысячелетия? На что он тратил деньги?
  • Ошибки Николая Второго: почему погибла империя?

Не забудьте подписаться на канал ЗАГАДКИ ИСТОРИИ и поставить лайк:)

Источник: https://zen.yandex.com/media/zagadki_history/chto-bylo-by-s-rossiei-esli-by-stolypin-osuscestvil-svoiu-reformu-5d53e67146f4ff00ad95d3fe?feed_exp=ordinary_feed&from=channel&rid=56236384.476.1572506939933.11378&integration=publishers_platform_yandex

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector