Как обладание аляской могло бы повлиять на современное состояние россии

Что произошло?

Малограмотные граждане, сожалеющие о продаже Аляски в социальных сетях, как им свойственно, упускают важную деталь. Сделка была взаимовыгодной. Россия хотела сбыть с рук свои американские владения, а США — приобрести их.

Это был ход стратегический. В Петербурге рассудили, что лучше продать заокеанские территории, чем просто потерять их в какой-нибудь войне.

К такой мысли Императора Александра II подтолкнули события последних лет российского господства на Аляске.

Как обладание Аляской могло бы повлиять на современное состояние России Подписание договора о продаже Аляски. (wikimedia.org)

Территория осваивалась медленно и была довольно слабо защищена. Держать там постоянно крупные военные силы было не очень целесообразно, а оперативно перебросить их туда — невозможно. Британская «Компания Гудзонова залива» вела себя довольно агрессивно.

Самым же неприятным звонком стали события Крымской войны. Мало кто помнит, что боевые действия велись не только на Черном море, но и в Тихом океане.

В августе 1854-го на Камчатку высадили крупный англо-французский десант и русским войскам с большим трудом удалось удержать оборону Петропавловска.

Участником тех событий был генерал Николай Муравьев-Амурский, бывший губернатором Восточной Сибири. Долгое время он бомбардировал столицу депешами о том, что тихоокеанское побережье слабо укреплено и в любой момент может быть захвачено. И именно он своевременно позаботился об укреплении Петропавловска.

Именно Муравьев-Амурский, уже не будучи губернатором, выступил с инициативой продажи Камчатки.

Свою идею он подробно изложил в письме Александру II: «Теперь, с изобретением и развитием железных дорог, более еще, чем прежде, должно утвердиться в мысли, что Северо-Американские штаты неминуемо распространятся по всей Северной Америке, и нам нельзя не иметь ввиду, что рано или поздно придется им уступить североамериканские владения наши.

Нельзя было, однако же, при этом соображении не иметь ввиду и другого: что весьма натурально, и России если не владеть всей Восточной Азией, то господствовать на всем восточном побережье Восточного океана. По обстоятельствам мы допустили вторгнуться в эту часть Азии англичанам… но дело это еще может поправиться тесной связью нашей с Американскими Штатами».

Иными словами, Муравьев-Амурский предложил уйти из Америки, отказавшись от нее в пользу более интенсивного освоения Азии. Как итог, Россия получала стратегического партнера (США), деньги и укрепила свои позиции на азиатском побережье Тихого океана.

США же приобретали территорию, а также сводили к нулю риск оккупации этой самой земли Британией, ведь отношения Петербурга и Лондона в тот момент были очень напряженными, и риск новой войны с полноценными боевыми действиями на американском континенте существовал на полном серьезе.

Могло ли быть иначе?

Князь Дмитрий Петрович Максутов, генерал-губернатор Русской Америки, был, естественно, против продажи Аляски.

Правда, его в высочайшие планы не посвятили, так что о том, что губернаторство его подходит к концу самым неожиданным образом, князь Дмитрий узнал только в мае 1867-го года.

То есть через два месяца после подписания договора. По свидетельству очевидцев, Максутов пришел в бешенство. И было от чего.

Судя по всему, главный управитель Российско-Американской компании был мздоимцем, не знавшим в своих аппетитах решительно никаких границ.

Изумительную характеристику князю дал русский писатель и путешественник Павел Огородников в книге «От Нью-Йорка до Сан-Франциско и обратно в Россию»: «Максутов постоянно действовал в ущерб компании, не принося никакой пользы ей.

Его цель была — постоянно преследовать честных людей, которые вынуждены были терпеливо сносить все обиды, делаемые им. Его характер постоянно был направлен к любостяжанию, и он, в течение пяти лет, набил более сорока сундуков драгоценными пушными товарами, которые и отправил в Россию».

Как обладание Аляской могло бы повлиять на современное состояние России Крепость губернатора Русской Америки. (wikimedia.org)

Да, Максутов терял колоссальный источник дохода, да только управитель РАК был в явном меньшинстве. За продажу Аляски выступали и сам Александр II, и великий князь Константин Николаевич, и даже Министерство иностранных дел во главе с Горчаковым. Кто на их фоне Максутов? Правильно — мелкая сошка.

Дела на Аляске действительно шли неважно. По-настоящему укреплены были только несколько портов, а также Ново-Архангельск, именуемый путешественниками Тихоокеанским Парижем.

Тут находился, судя по всему, очень красивый дворец губернатора с фортификациями и батареей, вот только большая часть территории Аляски практически не контролировалась. Если бы британцы надумали вторгнуться на полуостров, то быстро продвинулись бы вглубь его, не встретив при том никакого сопротивления.

Не давали покоя местным колонистам и индейцы-тлинкиты. По-настоящему крупный конфликт с ними пришелся на 1802−1805 гг, но в дальнейшем индейцы не раз атаковали мирные поселения, нанося тем серьезный ущерб.

Кстати, план продажи Аляски Россия вынашивала с середины 50-х годов XIX-го века. Владения, скорее всего, продали бы даже раньше, если бы не Гражданская война в США. Иными словами, едва ли Александр II отказался бы от своих планов.

В какой-то момент продажа Аляски, видимо, стала вопросом не столько коммерческим, сколько стратегически оборонным. И не будем забывать, что Россия продала необжитую территорию, для полного освоения которой потребовались бы миллионы рублей. После 1867 года эти расходы легли на плечи США.

Кстати, многие американские экономисты утверждают, что сделка по приобретению Аляски не окупилась до сих пор.

А если бы все-таки?

В Русскую Америку входила отнюдь не только континентальная территория. Вместе с Аляской Россия продала также несколько архипелагов (самый известный из них — Алеутские острова), а заодно, по сути, отказалась от потенциальных претензий на Калифорнию. Там у России, правда, почти не было владений.

Имелась, однако, крепость Росс, построенная в 1812-м году. Ее РАК продала еще в 1841-м, и тем не менее, у правительства империи до продажи Аляски имелись определенные планы на экспансию Калифорнии. Сохранись они, и во второй половине XIX-го века мы вполне могли бы получить серию русско-американских конфликтов.

Зато и золотая лихорадка, охватившая Америку, могла бы стать частью российской истории.

Как обладание Аляской могло бы повлиять на современное состояние России Николай Муравьев-Амурский — один из идеологов продажи Аляски. (wikimedia.org)

Рассмотрим, однако, момент стратегический. Риск полной потери Аляски, о котором говорил Муравьев-Амурский, существенно возрос бы уже в начале ХХ-го века. Речь о Русско-Японской войне. Японии пришлось бы учитывать возможность атаки со стороны Аляски.

И, несомненно, она предприняла бы попытку захвата многочисленных архипелагов, прилегавших к полуострову. В одиночку, правда, Япония вряд ли справилась бы.

Не исключено, что Великобритания, бывшая тайным союзником страны Восходящего Солнца, поддержала бы ее открыто в надежде полностью отобрать у России ее американские владения.

Зная, чем закончилась та война, можем предположить, что эта операция увенчалась бы успехом, и Аляска была бы потеряна Россией навсегда, причем совершенно бесплатно. Вернуть ее по итогам Второй мировой не вышло бы, ведь территория числилась бы за Великобританией, а не за Японией.

Впрочем, рассмотрим и такой вариант: по итогам Портсмутского мира Российская империя сохранила Аляску.

Что получилось бы дальше? Несомненно, Аляска в руках Советского Союза стала бы достаточно грозным оружием в Холодной войне.

Разместить там ядерные ракеты в начале 60-х годов было бы куда проще, чем тайно вести их через Атлантику на Кубу. Словом, сценарий Холодной войны вышел бы куда более острым, чем в реальности.

Не забудем еще одну вещь — не стратегическую, а географическую. Наивысшей точкой современной России, останься Аляска в ее составе, был бы вовсе не Эльбрус, а гора, которая ныне называется Денали. Многие знают ее по старому имени — гора Мак-Кинли.

Ее высота 6135 метров, и она была в 1867-м году продана США вместе с Аляской, ибо находилась и находится на территории этого полуострова. Едва ли кто-то тогда задумывался о том, что продает наивысшую точку империи.

Кстати, русские колонисты дали будущей Денали незатейливое, но исчерпывающее название. Она именовалась просто — Большая Гора.

Источник: https://diletant.media/articles/43127886/

Продажа Аляски: точный расчет или роковая ошибка

В стеклянной витрине провинциального музея — медная табличка 20 на 20 см с выбитыми на ней словами: «Земля Российского владения». 200 с лишним лет назад этот небольшой кусок металла означал: Россия начала прирастала верстами на другом континенте.

— Все вновь присоединенные территории русские первопроходцы столбили, — рассказывает ТАСС Наталья Волкова, директор Шелеховского городского музея, что в Иркутской области. — Но устанавливать деревянные столбы на Аляске не имело никакого смысла — их легко могли сжечь коренные жители или колонизаторы-конкуренты. Поэтому Григорий Шелихов распорядился закапывать закладные доски в землю Аляски.

Григорий Шелихов (в некоторых исторических документах его фамилия пишется как Шелехов, отсюда и название города) — промышленник, купец, исследователь, человек, благодаря которому началась русская колонизация Аляски. Современники называли его не иначе, как «русским Колумбом».

Он сделал многое, чтобы Север Америки почти век считался российским.

Как Россия колонизировала Северную Америку

Шелихов был далеко не первым купцом, чьи корабли достигли берегов Аляски. Когда в 1742 году уцелевшие участники экспедиции Витуса Беринга, «открыв» западное побережье Америки, вернулись в Россию, они привезли с собой меха каланов. И те своей ценностью произвели фурор среди сибирских купцов.

Следующие десятилетия были временем беспрерывных экспедиций русских промышленников на Командорские, Алеутские острова и побережье Аляски. На утлых судах, без опытных моряков… В водах Берингова моря тонуло каждое третье судно, отправлявшееся за мехом.

Штурманами на подобных судах служили мужчины, «которым просто повезло пережить несколько путешествий и приобрести познания об этих опасных водах, карт для которых не существовало», — писала об этих экспедициях историк Мэри Уилер.

Прошло четыре десятилетия, прежде чем Григорий Шелихов наполнил меховой промысел не только коммерческим, но и геополитическим смыслом. Подойдя в 1784 году на трех кораблях к острову Кадьяк, он основал здесь первое постоянное поселение, заявив на Аляску российские не только коммерческие, но и территориальные претензии.

К берегам Америки Шелихов прибывает со своей 20-летней супругой Натальей Алексеевной, которая, как позже купец объяснит в своей книге путешествий (петербургском бестселлере своего времени), «везде со мною следовать и все терпеть трудности похотела», а также с тремя малолетними детьми. На американских островах Шелихов с самого начала стремится не сорвать большой куш на добыче меха, а ведет себя как домовитый хозяин.

— В Русской Америке Шелихов находится всего два года. За это время, начав с вооруженных стычек c алеутами и тлинкитами, он довольно быстро находит контакт с местными жителями.

Дети аборигенов находятся на территории форпоста в тех же условиях, что и русские, для них начинают открывать школы, их обучают ремеслам. Кого-то отправляют для дальнейшего обучения в восточную столицу России, Иркутск.

Григорий Иванович запрашивает для Аляски православную миссию, местные жители принимают крещение, строятся церкви, — рассказывает Волкова.

Именно благодаря Шелихову русские колонии в Северной Америке вскоре приобретают свои уникальные черты.

Уникальность Русской Америки

Шелихов умирает в 1795 году, немного не дожив до осуществления своих самых амбициозных бизнес-планов — его компания победила всех конкурентов, и в 1799 году император Павел I даровал ей официальную монополию на меховой и другой промысел на всем пространстве от Алеутских островов до Калифорнии.

Видение Аляски как пространства для экспериментов присутствовало с самого начала. Единственная заокеанская колония была для Петербурга чем-то вроде полигона для испытания управленческих стратегий, которые в то время нигде на обширном пространстве России не использовались

Компания Шелихова становится основой для создания Российско-Американской компании (РАК) — акционерного общества, которое получает и функции административного управления российскими колониями.

В отечественной экономике РАК становится трижды пионером: первая монополия, первое государственно-частное партнерство, которому передаются государственные функции управления конкретной территорией, и первое акционерное общество с участием членов императорской фамилии.

Фактически Россия опробует англосаксонский метод управления колониями — по примеру Британской Ост-Индийской компании. Но при этом кроме чисто экономической деятельности РАК выполняла важнейшую функцию проводника российских геополитических интересов в Северной Америке и всем Тихоокеанском регионе.

На ее деньги организовывались исследовательские экспедиции, в том числе кругосветные путешествия, строился российский торговый флот, компания вкладывала средства в развитие территорий, причем не только Аляски, но и Сахалина, Приморья, Приамурья.

РАК — своего рода «подрядчик имперского строительства», констатирует канадский историк Илья Виньковецкий в своей книге «Русская Америка». Он же отмечает, что Аляска, «единственная заокеанская колония была для Петербурга чем-то вроде полигона для испытания управленческих стратегий, которые в то время нигде на обширном пространстве России не использовались».

Почему русские колонизировали только Аляску

Экспансия российских колонистов по тихоокеанскому побережью Америки шла медленно не в последнюю очередь из-за сложных отношений с местным населением. Если жителей Алеутских островов — алеутов, кадьякцев, эскимосов — колонисты вовлекли в свой бизнес и ассимилировали, то населявшие побережье Северной Америки и ряд прибрежных островов племена тлинкитов были менее дружественны.

В 1802 году они полностью уничтожили русское поселение Ситка. Вернуть контроль над этой территорией удалось лишь через два года, когда из Санкт-Петербурга на помощь колонистам пришел военный корабль «Нева».

После этого с некоторыми племенами тлинкитов удалось заключить мирный договор, они постепенно начали принимать православие, а один из руководителей РАК Александр Баранов даже стал крестным отцом вождя племени киксади Скаутлельта, крестившегося с именем Михаил.

Однако перемирие было хрупким, чему в том числе способствовало присутствие на северо-западном побережье Америки британских и американских торговцев, конкурентов РАК. С их стороны «безусловно, имело место подстрекательство неспокойных племен тлинкитов», — отмечает в интервью ТАСС профессор Иркутского госуниверситета Вадим Шахеров. Именно у них тлинкиты приобретали ружья, порох и даже пушки.

Любопытно, что окончательная черта под той войной была поставлена только 200 лет спустя — в 2004 году, когда потомки клана киксади инициировали официальную церемонию заключения мира с Россией — со всеми тонкостями местного «протокола», у тотемного столба своего племени.

Первые разговоры о продаже Аляски: «Эту мысль стоит сообразить»

Варварское уничтожение каланов, длившееся десятилетия, привело к их почти полному исчезновению, доходы от деятельности РАК снижались. Одновременно на Дальнем Востоке Россия присоединила к себе огромные территории Приморья и Приамурья. Именно их развитию уделяли теперь особое внимание в Петербурге.

Из всех стран на земле наиболее популярными в России остаются Соединенные Штаты. Между русскими и американцами никогда не было ни антипатии, ни серьезного столкновения интересов, и только от России США неизменно слышали слова симпатии и дружбы

Михаил Катков

Русский публицист, 1866 год

Первым идею продажи североамериканских владений озвучил в марте 1857 года великий князь Константин Романов. Ссылаясь при этом на «стесненное положение государственных финансов» после Крымской войны (1853–1856 годы. — Прим. ТАСС) и трудности с сокращением бюджета мор­ского министерства без значительного ущерба развитию русского флота.

«Продажа эта была бы весьма своевременна, ибо не следует себя обманывать и надобно предвидеть, что Соединенные Штаты, стремясь постоянно к округлению своих владений и желая господствовать не­раздельно в Северной Америке, возьмут у нас помянутые колонии, и мы не будем в состоянии воротить их. Между тем эти колонии приносят нам весьма мало пользы, и потеря их не была бы слишком чувствительна», — писал князь.

Судя по всему, часть российской правящей элиты попала под влияние теории «явного предначертания», которая в этот период стала весьма популярна в США — пропагандисты экспансионистских идей утверждали, что само провидение предназначило Соединенным Штатам господствовать на всем Американском континенте.

Письмо Константина передали императору Александру II и тот собственноручно поставил на ней пометку: «Эту мысль стоит сообразить». С США начались неофициальные контакты по этому поводу, но их остановило начало Гражданской войны.

«Между русскими и американцами никогда не было антипатии»

Победа Севера в Гражданской войне необычайно укрепила отношения двух стран, ведь Россия по ходу этого конфликта оказалась единственной крупной державой, которая поддерживала федеральное правительство.

Продажа (Аляски) была бы весьма своевременна, ибо не следует себя обманывать и надобно предвидеть, что Соединенные Штаты, желая господствовать не­раздельно в Северной Америке, возьмут у нас помянутые колонии, и мы не будем в состоянии воротить их

Великий князь Константин Романов

Из письма императору Александру II, март 1857 года

«Из всех стран на земле наиболее популярными в России остаются Соединенные Штаты. Между русскими и американцами никогда не было ни антипатии, ни серьезного столкновения интересов, и только от России США неизменно слышали слова симпатии и дружбы», — писал влиятельный русский публицист Михаил Катков в январе 1866 года, иллюстрируя степень проамериканских настроений в России того времени.

Сближению стран способствовало то, что у России и США на тот момент был один общий враг и геополитический противник — Великобритания.

Трудности североамериканских колоний

На настроения в Петербурге и Москве влияла и ситуация на Аляске. РАК уже не приносила акционерам прежних прибылей. Более того, ее существование требовало огромных субсидий со стороны государства. В 1866 году Александр II прощает РАК долг казне в размере 725 тыс. руб. и утверждает ей «ежегодное из государственного казначейства пособие по двести тысяч рублей».

Читайте также:  Как у русских жемчуг связан с плодовитостью девушки

Гигантские по тем временам суммы, да еще в условиях дефицита бюджета. Примерно в те же дни министр финансов Михаил Рейтерн пишет Александру II записку о финансовом положении России: «При всех сокра­щениях… расходы наши не покроются еще доходами, а напротив, в три года необходимо будет приобрести до 45 миллионов рублей экстраординарных ресурсов (в виде иностранных займов)».

Неудивительно, что Рейтерн называет продажу Аляски «весьма желательной», отмечая, что «компания (РАК. — Прим.

ТАСС) даже не приносит существенной пользы акционерам… и может быть только поддерживаема значительными со стороны правительства пожертвованиями».

«Передача колоний… избавит нас от владения, которое в случае войны с одной из морских держав мы не имеем возможности защитить», — делает вывод министр.

Владельцами акций РАК были члены царской фамилии, знать и аристократия. На выплату им дивидендов шли фактически все доходы компании — речи о вложении средств в развитие просто не заходила

Вадим Шахеров

Историк, профессор Иркутского государственного университета

Историки, впрочем, отмечают, что финансовое положение РАК в последние годы существования, подорвала как раз позиция акционеров из числа аристократии и неумелая кадровая политика чиновников.

«Владельцами акций РАК были члены царской фамилии, знать и аристократия. Их естественным желанием было получить максимальный доход по акциям.

На выплату им дивидендов шли фактически все доходы компании — речи о вложении средств в развитие просто не заходила.

О том, что очень скоро здесь будет найдено золото, а потом и нефть и надо просто подождать, вкладывая в развитие инфраструктуры, никто не думал», — отмечает профессор Вадим Шахеров.

«В определенный момент было принято решение о замене правителей Русской Америки — опытных менеджеров, сибирских промышленников — военными офицерами, которые были преданы Родине и храбры, но далеки от коммерческих забот.

Поставить экономику РАК на новые рельсы, переориентировав ее с пушного промысла, эти люди были просто не способны», — подчеркивает в интервью ТАСС профессор, председатель Иркутского областного отделения Русского географического общества Леонид Корытный.

О золоте знали до продажи

Кстати сказать, первые сообщения о месторождениях золота на территории русских владений в Северной Америке появились еще летом 1852 года. В 1861 году сотни американских старателей уже разрабатывали прииски недалеко от границ Русской Америки.

Но, как ни странно, эта информация была одним из аргументов в пользу… продажи Аляски. «Правительство не только знало о наличии золотых россыпей на Аляске, но оно именно этого и боялось, ибо вслед за армией воору­женных лопатами золотоискателей могла прийти армия вооруженных ружьями солдат», — писал по этому поводу советский историк Семен Окунь.

Как продали Аляску

Итоговое совещание о продаже Аляски состоялось 16 декабря 1866 года. Участвовали император Александр II, великий князь Константин, министр иностранных дел Александр Горчаков, министр финансов Михаил Рейтерн, морской министр Николай Краббе и постоянный представитель России в Вашингтоне Эдуард Стекль.

Первоначально м-р Сьюард говорил мне о пяти и пяти с половиной миллионах. Я потре­бовал семь. Постепенно он дошел до шести с половиной, но заявил мне, что весь кабинет против него и он не мо­жет идти дальше. Однако поскольку я видел, что он всем сердцем стремится заключить договор, я отказался усту­пить

Эдуард Стекль

Постоянный представитель России в Вашингтоне; из официального донесения

Александр II ознакомился с кратким резюме, подготовленным к заседанию, где были перечислены все известные экономические и военные аргументы в пользу продажи Аляски. И в итоге все присутствующие с этим согласились.

Эдуард Стекль вступил в долгие и сложные переговоры с американской стороной, в которых главным вопросом стал размер компенсации. Американцы начали торг с $5 млн, но в итоге согласились с затребованными Россией $7,2 млн.

Эта сумма казалась незначительной при том, что ежегодные расходы российской казны в те годы составляли порядка 400 млн руб. Но хотя бы потратили деньги с толком — на строительство железных дорог.

Экономические интересы перевесили геополитические, что не разделялось как некоторыми современниками Александра II, так и частью нынешних историков. «Не лишне здесь вспомнить принцип императора Николая I: «Где однажды был поднят русский флаг, опускаться он больше не должен». Но от этого принципа отступил уже прямой предок Николая», — сетует в беседе с ТАСС  Леонид Корытный.

Покупка «Моржероссии»: реакция в США на новость о покупке

Как обладание Аляской могло бы повлиять на современное состояние России

Чек, которым была оплачена покупка Аляски

© wikipedia.org

В США известие о сделке восприняли сначала с недоверием и изумлением. Американская пресса первое время позволила себе иронизировать над покупкой Аляски, называя ее «Моржероссией», «зоопарком полярных медведей (президента) Джонсона» и «сундуком со льдом». Однако вскоре потенциальные возможности, связанные с присоединением огромной северной территории, стали американцам очевидны.

Источник: https://tass.ru/politika/4133805

Итоги и последствия продажи Аляски. Часть №2

В настоящее время, Аляска – один из субъектов США. Штатом данная территория стала в 1959 г. До этого момента она был округом. Численность населения на 2015 г. составляет около 700000 тыс. человек. Из них около 90 тыс. – это коренные жители. Для притока населения в штате отменены многие налоги и действуют многочисленные льготы.

В последнее время, в историографии все чаще поднимается вопрос: а могла ли Российская империя удержать территорию Аляски?

Отвечая на этот вопрос, следует представить ту обстановку, в которой оказалась Россия в то время. Болезненное поражение в Крымской войне, проведение либеральных реформ, международная изоляция. Но, даже не смотря на все эти факты, удержать эту территорию при должном внимании правительства было можно.

И здесь появляется второй вопрос, который всегда преследует первый: а нужно ли было ее удерживать? Правительство Александра II четко и ясно ответило на этот вопрос.

В наше время мы можем соглашаться с его выбором, можем ругать, но факт заключается в том, что некогда наши российские территории были безвозвратно проданы США.

Парадокс современности заключается в том, что существует большое количество мифов о продаже Аляски. Как говорят, дыма без огня не бывает, но многие из них выходят за рамки научности.

Некоторые из этих мифов целесообразно раскрыть в данной работе.

1. Аляска была не продана, а сдана в аренду на 99 лет. Можно найти в работах современных историков. Примером может служить опубликованная работа А.А. Палкина « К вопросу о территориальных претензиях к США».

В своем исследовании он пишет: «…В договоре говорится об уступке, но не сказано, на какой срок, то есть, здесь отсутствует традиционная для русских дипло¬матических трактатов формула «на вечные времена»». Общеизвестный факт, что если не указывается в каком либо договоре конкретная дата, то из этого выходит, что договор бессрочный. Даже если взять современное право.

Также, не требует доказательств и тот факт, что договор о продажи Аляски был составлен на основе подобного документа, который лег в основу «Луизианской сделки».

Также, существует миф, что договор о продаже – ненастоящий. Настоящий документ уничтожил либо В.И. Ленин, либо И.В. Сталин. Интересный факт: когда прошло 99 лет с момента продажи Русской Америки, в обществе поднялся шум, что нужно возвращать Аляску назад. В феврале 1977 г., даже произошел обмен нотами, подтвердившими границу между США и СССР.

2. Аляску продала Екатерина II. В известной песни есть такие строки: «Эх, корона российской империи… Екатерина, ты была не права».

В песни имеется в виду, что Екатерина II была не права, что продала Аляску. И правда, раньше было распространено мнение, что Аляску продали еще в 1764 г., то есть, до того как на ней появились постоянные поселения, и чисто юридически она не принадлежала Российской Империи.

3. Деньги за продажу Аляски исчезли. Корабль, на котором перевозили золото, затонул. По поводу денег, доподлинно известно, что полученная сумма, за исключением 200 тыс.

долларов, пошла на строительство Курско-Киевской, Рязанско-Козловской и Московско-Рязанской железных дорог.

Остальные средства, как не парадоксально это звучит, пошли американским политикам и журналистам как взятки, чтобы ратификация договора с американской стороны прошла гладко.

4. США нарушили договор 1867 г., поэтому можно признать сделку недействительной и вернуть Аляску. Об этом пишут все, кто подвержен влиянию «патриотической болезни». После присоединения Крыма, призывы о том, что договор должен быть отменен, звучат все чаще.

МРОД (Межрегиональное общественное движение) «Пчелки», обратилось в Арбитражный суд г. Москвы с иском к Федеральному правительству США о добровольном и немедленном возвращении в состав России Аляски. Причина непризнания договора заключается в том, что США нарушили сроки выплаты.

С точки зрения международного права, США не нарушили договор. За задержку США уплатило не 7 млн. долларов, а 7,2 млн. долларов.

В целом, подводя итог мифам о Русской Америке, нужно сказать о том, что часто незнание истории ведет к увеличению «не научных» патриотических истерий по поводу того или иного вопроса.

«Битва при Ситке». Стычка осенью 1804 года между отрядом Русско-американской компании (РАК) и индейцами-тлинкитами за обладание стратегически важным Островом Баранова. worldatlas.com

Итак, говоря о результатах продажи Аляски, следует отметить следующее:

• для геополитического развития Российской Империи продажа Русской Америки является несомненным минусом;

• был утерян статус одной из «великих» держав. Россия стала региональной державой. Это произошло еще после поражения в Крымской войне. Продажа Аляски – это закрепление данного положения;

• упущенная выгода исчисляется сотнями миллиардов долларов;

• возвращение Русской Америки, в отличие от Крыма, невозможна. Полуостров, с точки зрения международного права, потерян безвозвратно.

Первая часть статьи >>

  • Если понравилась статья, не забудьте поддержать журнал, нажмите «Палец Вверх»
  • Хотите читать больше интересных публикаций «Подпишитесь»

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5b5c9d44bad2fe00a82251c2/5b6a8c9e15b52500a93f937a

Блудный штат России: Готова ли Аляска вернуться под крыло двуглавого орла? — МК

Аляскинская петиция на сайте Белого Дома пока не собрала даже 40 тыс. подписей

Не только коллеги-журналисты строят прожекты насчет использования гонконгской модели для возвращения блудной Аляски в лоно России-матушки, но и некоторые ученые мужи свои фантазии насчет неминуемого распада США украшают прогнозами на возвращение Аляски России. Все это так и продолжалось бы, если бы не история с Крымом. Собирание земель приобрело зримые черты – и тут 21 марта на сайте американского Белого Дома в разделе We The People («Мы, народ») появилась краткая петиция «Вернуть Аляску России».

К полудню 3 апреля (мск) эта петиция из необходимых 100 тысяч собрала 37,9 тыс. подписей.

Если продолжить краткий экскурс в историю, то надо заметить: почему-то распространено мнение, что Россия будто бы уступило американцам Аляску на 99 лет, но это не так. В марте 1867 года сенат США одобрил покупку Аляски у Российской империи. Сумма сделки составила $7,2 млн. — по 5 центов за гектар.

В Штатах покупка была воспринята, мягко говоря, без энтузиазма – считалось, что деньги были выброшены на ветер. «Причуда Сьюарда» или «Холодильник Сьюарда» – так прозвали малопопулярную сделку в честь государственного секретаря США Уильяма Сьюарда. Но потом на Аляске нашли золото и нефть.

Только 50 лет назад, в 1959 году Аляска, имевшая статус то «округа», то «территории», приобрела права 49-го штата.

Первым петицию с призывом отделить штат от Америки и присоединить к РФ подписал человек с инициалами S. V. из Анкориджа (Аляска). Счет «подписантов» пошел на тысячи.

  • «Неизвестно, являются ли подписавшие петицию аляскинцами, желающими отделиться, или это остальная часть Америки хочет избавиться от 49-го штата и его самой знаменитой дочери Сары Пейлин», – иронизирует The Huffington Post, напомнив о возглавлявшей Аляску кандидатке на пост вице-президента США от Республиканской партии.
  • А судя по тому, что среди инициалов подписавших петицию немало сделанных кириллицей, похоже, что немалая часть желающих вернуть Аляску под российский флаг – наши соотечественники.
  • «И не питайте надежд насчет всяких сумасшедших идей, что Аляска вернется к России»

На самом деле, в «Земле полуночного солнца» есть люди, которым хотелось бы отпасть от Соединенных Штатов. Но не похоже, чтобы даже среди самых рьяных аляскинских незалежников найдутся такие, кто хотел бы присоединиться к России.

Несколько лет назад я готовил статью о сепаратистах, мечтающих отделить свои малые родины от США, и тогда связался с некоторыми жителями самого большого американского штата, выступающими за то, чтобы Аляска получила бы больше самостоятельности.

«Если посмотреть на страну с географической точки зрения, то когда вы видите обособленные, несоизмеримые регионы — это признак империалистической страны, – рассуждал житель Аляски Джон Стинсон. – Про Гавайи можно позабыть, поскольку это группа островов, но штат Аляска — блудный сын России, это очевидно выкидыш».

Свои претензии к современному состоянию штата мистер Стинсон выражал так: «А вы знаете, что почти никто из аляскинцев не может доехать на машине до столицы нашего штата? Мы должны ехать через иностранную страну — Канаду — чтобы доехать до нашей столицы.

Как-то я ехал из Джуно (столицы штата) в маленький аляскинский город Биг-Лэйк, мне пришлось воспользоваться лодкой и пересекать международную границу, где канадские пограничники конфисковали у меня арбалет и нунчаки и передали их британской королеве. Если вы хотите всерьез достать жителя Аляски, отнимите у него или нее оружие. Мы здорово вооружены.

Любой из наших пятилетних ребят умеет целиться и знает ощущение курка. У меня есть по соседству семилетний пацан, который приносит нам дичь, подстреленную им из винтовки калибра .22».

«Аляска — не полностью часть США. Наш штат более чем вдвое превышает размером Техас, – продолжал Джон Стинсон.

– Аляска ужасно управляется таким количеством различных землепользовательских документов, из-за чего наши граждане могут не знать, где они и как им положено себя вести.

Возможно, я обязан донести на моего семилетнего соседа за то, что он стреляет диких птиц. У нас есть право быть самостоятельными».

Но вряд ли этот аляскинский самостийник поставил подпись на петиции за возвращение своего штата России: «И не питайте надежд насчет всяких сумасшедших русских идей, что Аляска вернется к России — этого не случится. Вы, русские, едва заботитесь о своем Дальнем Востоке, о вашей Магаданской области, вашей Чукотке и Камчатке (ну, сколько атомных подлодок сбрасывают радиоактивных отходов в ваших морях?)».

Читайте также:  Откуда произошла уральская раса

«Но Аляска — определенно не постоянная часть Америки», – резюмировал он.

«Хозяева в собственном доме»

Честно говоря, я до конца не уверен, где господин Стинсон говорил всерьез, а где просто валял ваньку.

Зато председатель Партии Аляскинской независимости Линнет Кларк отвечала в 2009 году на мои вопросы вполне серьезно, заметив с первых же слов: «Наша партия испытала невероятные удары как сепаратистская организация, получив обвинения в предательстве и подстрекательстве к мятежу. Ничего не может быть дальше от истины».

— Для меня независимость Аляски значит, что мы будем «хозяевами в своем собственном доме» в том, что касается руководства и направлений, которые Аляска могла бы осуществлять как независимая республика.

Аляскинцы смогли бы принимать решения по развитию ресурсов и торговле с другими странами. Аляска действовала бы по своим собственным правилам охраны окружающей среды, основанным на арктической науке, а не на неверных данных из Вашингтона.

Мы могли бы устраивать свои дела как член семьи наций в противоположность колониальному обращению со стороны Соединенных Штатов.

— А какие есть основания требовать независимость для Аляски?

Источник: https://www.mk.ru/old/article/2014/04/03/1008534-bludnyiy-shtat-rossii-gotova-li-alyaska-vernutsya-pod-kryilo-dvuglavogo-orla.html

Проданная Аляска: предательство или выгодная сделка

18 октября 1867 года в Новоархангельске (ныне Ситка) в присутствии русских и американских военных, а также нескольких уполномоченных лиц под оружейные залпы был спущен флаг Российско-американской компании и поднят флаг США. В тот же день на борту американского судна русский капитан Пещуров подписал протокол о передаче Аляски Америке. Так завершилась почти вековая история Русской Америки.

Продажа Аляски стала одним из наиболее спорных вопросов российской истории. До сих пор нет единого мнения, надо ли было продавать Аляску, было ли это ошибкой или даже предательством, а может, наоборот, крайне выгодной сделкой. Лайф выяснил, как и почему была продана Аляска и было ли это правильным решением.

Российско-американская компания

Освоением Аляски занималось не само государство, как можно было подумать, а специально учреждённая Российско-американская компания, которая фактически была полугосударственным, но всё же частным предприятием. В число крупных акционеров компании помимо богатых купцов и промышленников входили как лично императоры, так и члены императорской семьи, а также высокопоставленные государственные деятели и военные.

Ничего удивительного в этом нет, поскольку на тот момент это было достаточно распространённой практикой: далёкие колонии осваивались полугосударственными компаниями. Например, Индия — Ост-Индской компанией.

Свои Ост-Индские компании были у Португалии, Франции, Голландии, Дании и даже Швеции. А Канада, например, осваивалась и до определённого момента управлялась Компанией Гудзонова залива.

Почти все они строились по одному шаблону: крупными акционерами были монархи и особы императорской крови, а также богатейшие торговцы.

При участии РАК на Аляске было построено несколько небольших посёлков, выполнявших роль торговых пунктов. В посёлках жило незначительное число русских торговцев, охотников, военных и прочего персонала, в связи с чем возникла потребность в постройке церквей.

А через церкви начиналось распространение русского влияния на местных аборигенов, многие из которых принимали православие и учили русский язык, благодаря чему на Аляске в отдельных населённых пунктах до сих пор сохранились креольские диалекты с сильным влиянием русского языка.

Фактически Русская Америка управлялась РАК, однако формально она являлась частью сначала Сибирского, а затем и Восточно-Сибирского генерал-губернаторства.

Расцвет

Расцвет Русской Америки был связан с личностью Александра Баранова, который был её первым управляющим и занимал этот пост наиболее долгий срок в истории.

При деятельном участии Баранова на Аляске были построены несколько городов-посёлков.

Как правило, они представляли собой несколько десятков деревянных жилых домов, небольшой форт для охраны, казармы небольшого гарнизона, церковь и, в некоторых случаях, школу.

Главной ценностью на Аляске в то время были каланы, чей мех очень дорого ценился во всём мире.

Более никакой ценности столь далёкий и труднодоступный регион в то время не представлял, климатические условия там были скверные, и полноценной колонизации региона не проводилось; одновременно во всей Аляске находилось не более нескольких сотен человек, в основном служащих РАК. Разумеется, не считая аборигенов.

Причины продажи

Однако к середине XIX века РАК переживала не лучшие времена. Прибыль от торговли пушниной сократилась, промысел по ряду причин был в упадке, и дела компании складывались не лучшим образом.

Фактически она держалась на плаву только благодаря дотациям из бюджета.

Главной проблемой было то, что Аляска находилась очень далеко, буквально на краю света, и затраты на содержание колонии были немалыми.

Кроме того, в случае военного конфликта Россия была не способна защитить столь далёкий регион. Эти опасения возобновились после Крымской войны, когда существовал реальный риск захвата Аляски.

В тот раз спасла только хитрость: поскольку официально РАК была частной компанией, а не государственной, ей удалось договориться с американцами о фиктивной сделке по аренде Аляски Америкой на три года, в связи с чем англичане не решились напасть на колонию.

 Только благодаря этому Аляска сохранилась за Россией, потому что несколько десятков солдат из гарнизонов на Аляске, конечно, не защитили бы её. Более того, чтобы разрушить какой-нибудь город на Аляске, достаточно было одного хорошо вооружённого боевого корабля, который просто разметал бы все постройки за несколько залпов.

К тому же, Аляска граничила с британскими и американскими территориями, и это было крайне неудобное соседство. Рано или поздно американское или канадское влияние распространилось бы настолько, что Россия вынуждена была бы уступить Аляску и не обязательно по доброй воле.  А в случае её продажи по собственной инициативе за неё можно было выручить более-менее приличные деньги. 

Теоретически Аляску можно было продать как США, так и Британии. Но англичане тогда считались главным геополитическим соперником, а американцы, наоборот, — главным другом. Отношения США и России в середине XIX века были близки к идеальным: не случайно Россия оказалась одной из немногих стран, открыто поддержавших северян в Гражданской войне (англичане оказывали негласную поддержку южанам).

Примерно так рассуждал брат императора Константин Николаевич, предложивший проработать этот вопрос. Предложение Константина Николаевича нашло поддержку в Министерстве иностранных дел, однако начавшаяся в США Гражданская война на несколько лет отодвинула этот вопрос.

В конце 1866 года состоялась встреча императора Александра II, нескольких министров, великого князя Константина Николаевича и российского посла в США Стекля. На встрече было принято единогласное решение о продаже Аляски.

Стекль отправился в США, чтобы предложить американцам сделку. Предполагалось выручить за Аляску как минимум 5 миллионов долларов, но удалось договориться даже на чуть лучшие условия и выручить за неё более 7 миллионов (примерно 122 миллиона современных долларов).

Это было немного дешевле, чем цена, за которую французы в своё время продали Луизиану, но надо учитывать, что французы продали огромные, стратегически важные и, самое главное, крайне плодородные земли с великолепным климатом, тогда как Аляска была безлюдной окраиной с отвратительным климатом и без каких-либо эксклюзивных ресурсов на тот момент.

Продажа

Весной 1867 года стороны подписали договор о продаже Аляски, и он был подтверждён императорским указом. Начались приготовления к передаче региона новой администрации. 18 октября флаг Российско-американской компании в Новоархангельске (главном городе Аляски) был спущен и заменён на американский флаг в присутствии должностных лиц с американской и российской сторон.

В договоре о продаже указывалось, что всё имущество на территории Аляски передаётся американской стороне. Исключение было сделано только для имущества православной церкви, которое было передано православным аборигенам.

Что касается российских подданных, которых на момент продажи Аляски находилось там около 2500 человек, то им предоставлялся трёхлетний срок, за время которого они должны были либо вернуться в Россию, либо остаться на Аляске с условием, что они будут обладать всеми правами американских граждан. Часть русского населения выехала в 1868 году, остальные (в основном женатые на местных женщинах) предпочли остаться.

Мифы и легенды

Сделка по продаже Аляски породила множество мифов и легенд.

Например, крайне популярен миф о том, что Аляска была не продана, а передана в аренду на 100 лет и якобы Хрущёв или Брежнев по политическим соображениям отказались от возврата Аляски в 60-е годы ХХ века.

Этот миф не имеет под собой ни малейших оснований, достаточно только взглянуть на опубликованную в полном собрании законов Российской империи «Конвенцию об уступке Аляски».

Второй миф: коррупционная составляющая сделки. Якобы Стекль был подкуплен американцами, чтобы провернуть выгодную сделку. Однако всё было наоборот. Это Стеклю приходилось уговаривать американцев купить Аляску.

Против сделки выступала достаточно влиятельная группа американских сенаторов, которые не понимали, зачем покупать безлюдный кусок земли с отвратительным климатом, и полагали, что хитрые русские просто водят американское руководство за нос, сбрасывая им свой балласт за достаточно крупные деньги. «Зачем мы покупаем белых медведей за такую сумму?» — говорили они.

Отдельные газеты высмеивали глупость Сьюарда (госсекретаря США, курировавшего сделку с американской стороны). По слухам, Стеклю даже пришлось подкупить нескольких сенаторов, чтобы они поддержали сделку в конгрессе, а также редакторов газет, чтобы они прекратили высмеивать сделку.

Третий миф: Россия не получила никаких денег за Аляску. Якобы деньги были конвертированы в золотые слитки, а корабль, который вёз их в Россию, затонул, и страна осталась ни с чем.

Это современная легенда, появившаяся уже в конце ХХ века.

На самом деле американцы, как и положено, оплатили покупку по безналичному расчёту, а полученные от них деньги были направлены на строительство новых железных дорог в России.

Глупость или выгодная сделка?

Главный вопрос, интересующий всех: чем же всё-таки была продажа Аляски — преступной глупостью или выгодной сделкой? Парадокс в том, что на этот вопрос существует два правильных ответа. Продажа Аляски в 1867 году, в тех условиях и том состоянии, была выгодной сделкой. А вот продажа Аляски, допустим, спустя сто лет, была бы преступной глупостью.

На момент продажи Аляска действительно была не тем лакомым куском, о котором мечтают. Безлюдная территория, отсутствие ценных природных ресурсов, невероятная удалённость (по транспортным условиям того времени на дорогу из Петербурга до Камчатки уходило три месяца непрерывного пути, а Аляска даже дальше Камчатки), плохой климат, малопригодный для жилья.

Держаться за «зоопарк с белыми медведями», как называли Аляску в американской прессе тех лет, имело бы смысл либо ради имиджа, либо с целью потенциального освоения.

Однако даже в континентальной России всё ещё оставались неосвоенными огромные территории в Сибири и на Дальнем Востоке.

На освоение одновременно всех направлений ни сил, ни ресурсов не было, а без освоения континентальной России не могло быть и речи о полноценном освоении Аляски.

Аляска, помимо того что требовала огромных затрат на полноценную колонизацию, была ещё и чрезвычайно уязвима в случае военного конфликта. Поэтому отказ от Аляски и её продажа означали, что все силы будут сосредоточены на континентальной колонизации Сибири и Дальнего Востока.

Даже после продажи Америке Аляска не развивалась и была заброшенным краем. Только через 30 лет после её продажи там случайно было обнаружено золото, вспыхнула золотая лихорадка, которая привлекла в регион десятки тысяч искателей счастья и удачи, но вскоре она схлынула. А нефть и вовсе была найдена лишь через сто лет после продажи — в 70-е годы ХХ века.

Только через век Аляска стала полноценным штатом США: ранее она не могла содержать себя самостоятельно в качестве штата и считалась территорией, поскольку существовала за счёт вливаний федерального бюджета. 

Но во время продажи никто и не догадывался о скрытых в ней природных ресурсах.

Поэтому выбор был лишь из двух вариантов: либо продать сейчас и получить за неё хоть что-то, либо продолжать тратить на неё существенные суммы, в случае конфликта рискуя потерять её.

Поэтому неудивительно, что на тот момент сделка казалась очень выгодной, а сейчас воспринимается как великое упущение и большая неудача.

Источник: https://life.ru/918637

Историки об Аляске: конъюнктура выше истины?

Историки об Аляске: конъюнктура выше истины?

Формирование геополитического пространства России – это многовековой исторический процесс присоединения к государству Российскому новых территорий, будь то завоевание новых земель, или добровольное вхождение народов в состав России, или мирное освоение незаселенных пространств русскими землепроходцами.

Отторжение от Российской империи ее территорий происходило, как правило, лишь в результате военных поражений, и в истории России не было примера добровольного отказа правящей элиты от принадлежавших государству земельных владений, за единственным исключением – так называемой «уступки» Аляски – продажи российских североамериканских колоний Соединенным Штатам Америки в 1867 году.

Беспрецедентное решение об отказе от колониальных территорий принято правительством Александра II, но до той роковой сделки был потрясающий по мощи, воле, героизму русских людей полувековой период освоения Аляски при содействии и покровительстве императоров Павла I, Александра I и Николая I. А потом десятилетие «опалы» Аляски в среде сподвижников-реформаторов Александра II, создавших условия для ликвидации Северо-Американских владений Российской империи.

Политика царского правительства при освоении колоний ясна и понятна – укрепление государства Российского, продвижение его на Американский материк с целью развития Тихоокеанской оконечности России.

Но вот последовавшая за тем резкая смена правительственного курса на диаметрально противоположный – отказ от прибыльных и стратегически бесценных колоний на Американском материке – до сих пор непонятна и мало изучена.

Исследование политических и экономических механизмов, запущенных в действие решением правительства России при освоении, а главным образом при ликвидации Северо-Американских колоний, является актуальным, во-первых, из-за продолжающейся научной дискуссии, на пользу или во вред России оказалась добровольная уступка Аляски.

Во-вторых, исследование политики правительства России в вопросе продажи земельных владений является чрезвычайно злободневным в связи с возможностью повторения сделок подобного рода, если они становятся основой внешнеполитического курса Российского государства в периоды его ослабления и под давлением сторон, имеющих к России территориальные претензии. Исследованию действий правительственных чинов, подготовивших Аляску к продаже, придает актуальность учет субъективных факторов, таких как психология, мировоззрение и частные выгоды людей, принимающих судьбоносные для государства решения. Этот аспект в изучении процесса ликвидации Северо-Американских колоний позволяет вскрыть личные мотивы при совершении исторически значимых действий, мотивы, и до сего дня являющиеся главным двигателем практически всех невыгодных для государства правительственных решений.

  • Поскольку политика российского правительства являлась движущей силой сначала колониального управления, затем ликвидации колоний, то выявление и оценка политико-экономических способов достижения поставленных правительством целей остается важной проблемой в истории геополитического развития России XIX века.
  • В дореволюционной, советской и современной отечественной историографии анализ и оценки событий, связанных с освоением и последующим отказом России от своих Североамериканских колоний, во многом зависели от господствующей идеологии и конъюнктуры отношений России и Америки.
  • В отечественной и зарубежной историографии традиционно выделяют несколько этапов в исследовании Русской Аляски.
Читайте также:  Почему на руси стали почитать святого патрика

Первый этап в отечественной историографии определяется временем с 1820 по 1867 год. Общие вопросы освоения Русской Америки наиболее широко представлены в работах В.Н. Берха [1] и П.А. Тихменева [2] . В.Н. Берх изучал промысловую деятельность русских поселенцев. П.А.

Тихменев, являясь акционером Российско-Американской компании, выступал в роли ее официального историографа, освещая деятельность Компании на Аляске вплоть до начала 60-х годов XIX века. Но П.А.

Тихменев рассматривал становление и развитие Российско-Американской компании вне контекста внутренней и внешней имперской политики России.

Второй этап освещения истории Русской Аляски в отечественной историографии охватывает без малого столетие – с 1867 по 1939 год.

Сразу после продажи Северо-Американских колоний российская официозная печать того времени назвала состоявшуюся сделку «очень умным» соглашением, заключенным правительством.

Впрочем, соглашение это оказалось настолько «умным», что даже его апологеты были вынуждены заметить: «Важность настоящей сделки не будет понята сразу».

В целом же русская общественность была в шоке и с болью переживала отказ империи от своих заокеанских владений (горькие статьи в газетах «Голос» за 25 марта 1867 года, «Современная летопись» за 14 мая 1867 года и другие). Затем на долгие десятилетия воцарилось молчание, тема продажи Аляски не затрагивалась даже в официальных изданиях, освещавших тот период времени.

Отказ от американских территорий России выглядел настолько нелогичным, абсурдным, пораженческим, что появление научных изысканий, оправдывающих «сделку века», могло просто взорвать общество. Лучше было молчать. К тому же воля императора всегда находилась вне критики.

Поэтому в дореволюционной историографии этого периода история освоения, а главное продажи Аляски, не рассматривалась. И только в 1939 году вышла, наконец, первая крупная работа С.Б. Окуня [3] «Российско-Американская компания», посвященная «умному соглашению» – продаже Аляски.

Именно с этого момента возобновился интерес историков к данной теме, что знаменует начало третьего этапа исследований в отечественной историографии.

В 1954 году историк А.П. Погребинский в своей монографии «Очерки истории финансов дореволюционной России (XIX–XX вв.)» назвал продажу Аляски «неудачной государственной торговой операцией» [4] .

Тему развил А.Л. Нарочницкий, дав развернутую и достаточно объективную оценку былым событиям. Но настоящим прорывом в исследовании истории российских колоний в Америке стала монография С.Б.

Окуня, получившая дальнейшее развитие в трудах преемников этого замечательного ученого. И двадцать, и тридцать лет спустя его концепция находила свое отражение в работах Р.В. Макаровой [5] , А.И. Алексеева [6] , Т.М.

Батуевой [7] и других.

Однако и С.Б. Окунь, и А.П. Погребинский, и А.Л. Нарочницкий, и их ученики в своих оценках исходили не из анализа причин продажи Аляски Россией, а из исследования причин покупки русских колоний Америкой, и потому выводы этих исследователей суммируют выгоды от сделки, полученные США, но игнорируют при этом потери и убытки российской стороны. А.Л.

Нарочницкий, например, заключает: «Американские государственные деятели рассматривали приобретение Аляски и Алеутских островов как получение базы для дальнейшей экспансии США на Тихом океане» [8] Т.М.

Батуева в своем исследовании «Экспансия США на севере Тихого океана в середине XIX века и покупка Аляски в 1867 году» утверждает: «Одной из главных причин покупки было также приобретение важной стратегической позиции на Тихом океане» [9] .

То есть, историки продолжали рассматривать продажу русских владений в Америке исключительно с точки зрения политической и экономической экспансии Соединенных Штатов. И только А.И.

Алексеев, сохраняя, впрочем, традиционный подход к этой проблеме, впервые в 1982 году опроверг необходимость продажи Россией Аляски, подчеркнув антигосударственную сущность этой сделки, ее антироссийскую направленность: «Несмотря на сложную международную и внутреннюю обстановку, возникшую в России в начале второй половины XIX в., несмотря на отсталость и слабость России, а также на ошибки правительства, никогда и никто из русских не поставил бы вопрос о продаже Русской Америки, земли которой так обильно политы кровью и потом тех, кто открыл и освоил их» [10] .

Появилась необходимость более глубинного, более широкого, всестороннего изучения Русской Америки. В.Ф. Широкий предложил досконально исследовать хозяйственную сторону деятельности Российско-Американской компании [11] . Л.С. Берга [12] и A.B. Ефимова [13] заинтересовали географические открытия русских первопроходцев тихоокеанского бассейна.

Четвертый этап в освещении истории Русской Америки отечественной историографией начался с конца 60-х годов прошлого века. Его отличает качественно новый уровень исследовательских работ. Дискуссионность проблематики определили труды H.H. Болховитинова [14] .

В отличие от С.Б. Окуня, Т.М. Батуевой, А.И.

Алексеева, анализировавших причины покупки Америкой российских колоний и не сомневавшихся в искренности правительственных доводов продажи Аляски, главные из которых – невозможность удержать эти земли, их экономическая убыточность, Болховитинов поставил официальные причины продажи Русской Америки под сомнение, отверг возможность реальной агрессии США против русских колоний: «Угроза действительно существовала, но она в то время была скорее потенциальной, чем реальной» [15] . Основную причину продажи Аляски академик увидел «в свете устранения очага возможных противоречий в будущем и укрепления фактического союза двух великих держав… Именно эти общеполитические соображения, подкрепленные стратегическими мотивами, вышли, как нам представляется, на первый план и стали главными» [16] . По мнению академика H.H. Болховитинова, продажа русских колоний Америке является одним из примеров дипломатического взаимодействия и дружественных взаимоотношений России и Соединенных Штатов, ибо вся история российско-американских отношений в представлении историка «состоит совсем не в отсутствии противоречий и конфликтов, а в возможности их преодоления не с помощью оружия, но мирным путем, путем переговоров» [17] . Академик H.H. Болховитинов до конца своих дней убежденно доказывал, что в 1867 году Америка помогла России избавиться от стратегического и экономического бремени: «Царское правительство все более склонялось к тому чтобы избавиться от своих обременительных владений в далекой Америке» [18] .

Ряд исследований, касающихся отказа России от ее американских владений, избегает каких-либо оценок. Такова монография Г.П.

Куропятника «Россия и США: экономические, культурные и дипломатические связи 1867–1881 гг.», посвященная дружбе двух государств.

Факт продажи русских владений на Американском континенте упоминается вскользь, да и то в качестве свидетельства взаимной симпатии держав [19] .

История Русской Америки обретает все новые и новые грани у исследователей. В монографии «Русские на Тихом океане во второй половине XVIII в.» Р.В. Макарова систематизировала сведения о пушном промысле в русских колониях [20] . На картографическом материале построили свои работы A.B. Постников [21] и Б.П.

Полевой [22] , определив этапы освоения Северной Америки. В книге М.С. Альперовича «Россия и Новый Свет (последняя треть XVIII в.)» показана динамика расстановки сил мировых держав в тихоокеанском регионе. Данная монография и другие публикации М.С.

Альперовича особенно актуальны в свете исследования международной обстановки вокруг освоения русских колоний в Северной Америке в конце XVIII – начале XIX вв. [23] .

В зарубежной историографии выделяются следующие этапы исследования Русской Америки.

Первый – исследования историков XIX века, к которым можно отнести работы Г. Бэнкрофта, в своих выводах опиравшегося на труды П.А. Тихменева, В.Н. Берха и «Записки» К.Т. Хлебникова [24] . Проблемы, поднятые Г. Бэнкрофтом, получили дальнейшее развитие в трудах многих зарубежных ученых.

Второй этап – первая половина XX века, характеризуется определенной легковесностью выводов, игнорированием российских источников и новых материалов на данную тему. В этот период историография Русской Америки формируется, прежде всего, работами К. Андрюса [25] , Г. Шевиньи [26] , С. Томпкинса [27] , К. Халлейя [28] .

Третий этап развития зарубежной историографии простирается со второй половины 50-х годов XX века. Работы по истории Русской Америки в этот период отличает узкая специализация рассматриваемых проблем. К примеру, Дж. Гибсон занимался изучением вопросов поставок товаров в русские колонииб. Н. Сол исследовал российско-американские отношения, в том числе и продажу Аляски [29] .

Кругосветным и торгово-промыловым экспедициям посвящены работы К. Оуэнса [30] , К. Соловьевой и А. Вонянко [31] , В. Мюзнера [32] . Целый ряд зарубежных публикаций уделяет внимание проблеме укрепления Православия на Аляске (М. Олекса [33] , Д. Норландер [34] , М. Стокое [35] и др.). К зарубежным исследованиям общего характера надо отнести монографии немецкого ученого Э. Фекла [36] и испанки В.

Вилар [37] , работавшей с фондами мексиканских архивов. Полезный справочный материал о лицах, вершивших судьбы Русской Америки, содержится в биографическом словаре Р. Пирса [38] , а об исследованиях по Аляске – в библиографическом справочнике П. Литке [39] . К общим проблемам колонизации Русской Америки обращены усилия М. Морсет [40] и Л.

Блэк [41] , однако ими проигнорированы материалы российских архивов.

Итогом зарубежных исследований этого вопроса стала прошедшая в 2004 году под эгидой Исторического общества Аляски конференция по истории Русской Америки, где американские исследователи А. Энгстром и У.

Борнеман предложили противоположные концепции о роли российской колонизации. А. Энгстром оценил появление русских в Северной Америке как положительное явление [42] , У.

Борнеман подчеркнул негативные последствия водворения российского флага на Аляске [43] .

Обзор отечественной и зарубежной историографии показывает, насколько многосторонни и противоречивы были исследования освоения Россией Северо-Американского материка, однако и в них не нашел решения вопрос о причинах и мотивах отказа Российской империи от своих колоний.

В последние двадцать лет в связи с усилением зависимости политической элиты России от Соединенных Штатов Америки в российской исторической науке возобладали воззрения академика H.H. Болховитинова, который подавлял всякую полемику на данную тему, заранее объявляя противоположную себе позицию, заложенную А.Л.

Нарочницким, Т.М. Батуевой или А.И.

Алексеевым, извращением истории: «Слабое знание источников, безобидные на первый взгляд неточности, ошибки и необоснованные предположения ведут к тому что у читателя складывается неверное и даже извращенное представление о самом характере взаимоотношений России и США на Тихоокеанском севере» [44] Для H.H.

Болховитинова поиск исторической правды – «страшная» по своим политическим последствиям «шумиха»: «Шумиха вокруг «воровской сделки », по нашему мнению, не только искажает характер и смысл событий прошлого века, но и может нанести прямой ущерб современным отношениям СССР и США» [45] .

В свете подобных предостережений, граничащих с угрозами, говорить об объективности выводов H.H. Болховитинова не приходится. Автор откровенно выступает в роли исторического защитника США. Но уже одно то очевидное обстоятельство, что Америка никогда не испытывала искренних симпатий к России, ставит под сомнение выводы академика.

Факт уступки Россией Аляски Соединенным Штатам в 1867 году имеет столь важное историческое значение, что последствия этой сделки еще долго будут сказываться в мировой геополитике.

Еще раз подчеркну: трактовки этого вопроса всегда увязывались историками с конкретной международной политикой России по отношению к США и с господствующими идеологическими установками.

Вот почему диаметрально противоположные оценки причин и следствий продажи правительством России Аляски Соединенным Штатам Америки были даны историками в эпоху так называемой «холодной войны», в 1950–1980-е годы, и в период активного сотрудничества России и США, в 90-е годы XX века.

На основе этих исторических трудов и с привлечением архивных документов, описывающих события продажи Русской Америки, необходим новый анализ проблемы и, как следствие, неконъюнктурные выводы, поскольку подготовленная и осуществленная правительством России сделка по «уступке» Аляски – это не только факт исторического прошлого Российской империи. Данное событие в свете современного усиления влияния США на мировую политику во многом определяет и наше геополитическое будущее, а может статься, и судьбу современной России как единого и независимого государства.

В настоящее время, когда суверенная Россия оказалась перед доминирующей ролью США в системе глобальных геополитических координат, изучение факта добровольной сдачи ею собственных территорий во второй половине XIX века становится особенно важным.

Складывающаяся сейчас неблагоприятная для России геополитическая ситуация, а именно угроза новых территориальных потерь в приграничных районах Российской Федерации: претензии Германии, Эстонии, Финляндии, Японии на российские земли, «мирная экспансия» Китая на Востоке, а главное, диктат Соединенных Штатов в территориальном переделе мира, противостоять которому Россия ныне не в состоянии, придает исследованию первой добровольной территориальной уступки Российской империи не только академический интерес, но и актуальнейшее практическое значение в плане учета как позитивного, так и негативного опыта в решении геополитических территориальных вопросов.

Следующая глава

Источник: https://history.wikireading.ru/176239

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector