Какие русские города на самом деле основало племя меря

Какие русские города на самом деле основало племя меря

В рукописных хрониках VI век, принадлежащих перу готского историографа Иордана, впервые встречается упоминание о представителях крупного племени меря, населявших часть территории нынешней Владимирской, Ивановской, Ярославской, Костромской и Московской областей.

Однако уже к XIV веку от этого финно-угорского народа остались лишь считанные люди, которые, пытаясь сохранить чистоту своей крови и культуры, жили вдали от населённых пунктов. Последний раз название этого этноса встречается в «Житии Авраамия Галицкого», написанного Протасием в XVI веке, где значится, что на берегу Галичского озера проживали «человеци по дубравам некрещении, наричеми меря».

Пытаясь разгадать тайну исчезновения довольно многочисленного племени меря, историки выдвигали разные варианты случившегося.

Ассимиляция

Наиболее вероятной считается версия ассимиляции народа меря со стороны восточных славян, пришедшими в центрально-европейский регион современной России с южных районов.

Согласно изысканиям Василия Ключевского, проникновение славян на исторический ареал проживания мерян носило не завоевательный и насильственный характер, а напротив было мирным и взаимовыгодным.

Меряне, занимавшиеся преимущественно земледелием и скотоводством, рыболовством и охотой, отличались исключительно миролюбивым характером. Позволяя славянам спокойно занимать пустовавшие земли, меря получали от них военную защиту от совершавших постоянные набеги врагов.

  • Славяне, вобравшие в себя к тому моменту множество этносов, к примеру, вятичей, радимичей, северян, представляли собой хорошо организованное в социально-экономическом отношении племя, по уровню развития несколько опережавшее меря.
  • Без кровопролитий и конфликтов гармонично влившись в славянское общество меряне, находившиеся в авангарде финно-угорского мира, делились с ними своими культурно-хозяйственными достижениями и параллельно перенимали опыт дружественных колонистов.
  • Согласившись стать частью единого Древнерусского государства на основе христианской веры и славянского языка, меря сохранили за собой право этнической самоидентификации и возможность общаться на родном языке, о чём есть упоминание в житии ростовского епископа Леонтия.

Лояльность славян к представителям племени меря в конечном счёте привела к тесному взаимопроникновению культур этих двух этносов и фактическому стиранию между ними национальной грани. Меряне, не испытывая к себе негативного отношения, постепенно интегрировались в более многочисленное пришлое племя, став частью славянского мира.

Активному симбиозу финно-угорской и русско-славянской этнолингвистической единицы способствовало золотоордынское нашествие, на долгие годы прервавшее культурные контакты меря с родственными им народами Поволжья.

Слияние с марийцами

Альтернативная версия, которой придерживался исследователь финно-угорских этносов Матиас Кастрен, свидетельствует, что представители племени меря, не желая принимать монотеизм, вынуждены были уйти с исторической территории проживания на восток в сторону уральских гор, где примкнув к «протомарийским» племенам, стали одними из прародителей марийского этноса.

Произошло это событие после 1024 года, когда на Суздальское княжество обрушились природные катаклизмы в виде небывалой засухи, суховеев и преждевременных заморозков.

Жрецы племени меря убедили своих сородичей, что причина этих неприятностей кроется в отказе от идолопоклонничества, и такое положение вещей будет продолжаться до тех пор, пока они не откажутся от христианства и не вернутся к своим религиозным истокам.

Вспыхнувшее на этой почве восстание меря достаточно быстро было подавлено войсками Ярослава Мудрого, приказавшего отправить зачинщиков восстания в изгнание.

  1. В этот самый период произошло разделение меря на три группы: первая — приняв крещение, осталась на насиженных местах; вторая – в поисках лучшей доли ушла в районы южней Волги (по правому берегу), а третья – отправилась на территории северней Волги (по левому берегу).
  2. Те, кто направился на юг, впоследствии образовали основу марийского этноса, а «северные» меряне, осваивая труднодоступные области Заволжья, достигли новгородской земли и создали там «костромскую меря», ревностно оберегавшую свою религию, язык и традиции.
  3. Когда государственные амбиции Киевской Руси достигли Новгорода, «костромская меря» вновь двинулась на восток и, добравшись до берегов реки Ветлуга, повстречалась со своими южными собратьями, которые к тому времени уже превратились в марийцев.
  4. Образовав в XII веке общую страну Черемисов, эти две ветви народа меря, тем не менее, сохранили в себе отличительные черты: «северные» меряне в культурно-бытовом плане были близки к новгородцам, а «южные» к жившему по соседству тюркскому племени булгар.

Приверженцы этой версии предлагают скептикам проехаться по населённым пунктам республики Марий Эл и увидеть своими глазами, как в одной деревне можно встретить марийцев, принадлежащих к двум разным антропологическим типам: одни представляют собой смуглых людей с узким разрезом глаз, а другие светлокожие с голубыми глазами. Вот они то и являются потомками «костромского меря».

Наследие меря

  • Несмотря на то, что представители племени меря давно смешались с другими этносами, за века своего существования они успели оставить свой след в истории.
  • Именно благодаря их усилиям на карте России появились замечательные города Суздаль и Плёс, Углич и Галич, Переяславль-Залесский и Владимир на Клязьме, которые все по ошибке причисляют к исконно славянским поселениям.
  • Канувший в небытие мерянский язык кажется не таким уж мёртвым, когда выясняется, что топонимы с окончанием «-гда», «-га» и корнем «-нер-», например, Шогда, Судогда, Вологда, река Ветлуга, озеро Неро, Нерехта восходят к лингвистической традиции этого этноса.
  • Произнося название города Талдом, современники говорят по-мерянски «дубовый дом», в то время как река Дубна не имеет никакого отношения к этому дереву, поскольку её название связано с мерянским словом, означающим «болото».
  • К наследию мерян лингвисты относят русские взаимоусиливающие слова, жить-поживать, жив-здоров, и знаменитое сказочное жили-были, а также букву «Ё», отсутствующую в славянских языках, не имевших контактов с этим племенем.

А самым знаменитым словом, которое российскому народу подарили представители племени меря является топоним «Москва», произошедший от корня «моска», то есть «конопля». Оказывается в древности, вокруг столицы возделывали конопляные поля, урожай которых шёл на изготовление пеньки, необходимой для шитья одежды и тары.

Источник: https://news-life.ru/kostroma/216725125/

«Меря»: какие русские города «основало» это финно-угорское племя

Какие русские города на самом деле основало племя меря

Мы — не только славяне

Ни для кого не секрет, что русский народ — не полностью славянский. В нас течет кровь и финно-угорских, и балтийских племен.

Порой русских, пытаются оскорбить этим: например в риторике украинских националистов есть распространенный тезис, что русские, мол, не славяне, а «мошканцы узкоглазые».

Отчасти это так, но для любого здравомыслящего человека такие вещи не могут быть оскорбительными. Богатство нашей страны в ее многонациональности, а богатство русского народа — в его разнообразной генетике.

В самом начале существования русского государства, под властью Новгородского и Владимиро-Суздальского княжеств жило очень много неславянских племен. Некоторые из них стали народами и существуют сегодня, например водь, веспы, карелы, эстонцы. Другие же полностью ассимилировались и растворились в русском народе. Одним из самых крупных исчезнувших финно-угорских племен было меря.

Кто такие меря

Этот небольшой миролюбивый народ к середине 1 тысячелетия н.э. расселился на обширных лесных территориях, на которых сейчас расположились Московская, Ивановская, Ярославская, Владимирская, Вологодская Костромская области.

Племенным центром меря считается Сарское городище, которое археологи обнаружили на озере Неро, что в Ярославской области. Представители этого народа жили земледелием и скотоводством. Религия меря была основана на почитании природы.

Как и многие другие финские народы, меря поклонялись священным рощам и особым камням. Многие исконно русские города — Суздаль, Владимир на Клязьме, Переяславль-Залесский, Углич, Плёс, и, возможно, даже Москва, выросли из мерянских поселков.

 По развитию культуры меря почти ни в чем не уступали соседним славянским племенам кривичей и вятичей, кроме одного: они не умели воевать. Поэтому когда во второй половине 1 тысячелетия на землях меря стали появляться славяне, более опытные и агрессивные, меря пришлось покориться.

На землях меря славяне селились сами, а земли других финно-угорских народов, например, марийцев, ставили в вассальную зависимость. Именно поэтому меря постепенно слилась с русскими, а ее ближайшие восточные родственники — мордва, марийцы, развились как отдельные этносы.[С-BLOCK]

У нас нет свидетельств того, что славяне истребляли мерю, да и судя по всему этого не было. Русь изначально строилась как сообщество разных племен, и ни о каком предвзятом отношении одних народов к другим речи быть не могло. В IX веке меря платили дань Новгороду и участвовали в походах Олега на Царьград.

Когда Русь стала православной, многие меря сопротивлялись христианизации вплоть до XIV века. Возможно, на этом этапе мери досталось от русских — христианизация изолированных поселений порой проводилась агрессивно. После XIV века никто из летописцев уже не упоминал мерю как отдельный, реально существующий этнос.

След меря в истории русского народа

Меря основали много городов, которые мы привыкли считать исконно русскими. Суздаль, Владимир на Клязьме, Переяславль-Залесский, Углич, Плёс, и, возможно, даже Москва, выросли из мерянских посёлков.   Город Галич под Костромой в древности назывался Галич-Мерьский — до того, как стать форпостом Владимирского княжества на северо-востоке, этот город был поселением меря.

Много других топонимов этого региона мерянские. Например все, что заканчивается на -га и -ва:  Москва, Ветлуга, произошли от мерянских слов на водную тематику. Подмосковный Талдом — это «дубовый дом» по-мерянски, а название реки Дубны не связано с дубами, оно произошло от мерянского слова, обозначавшего болота.

Таких мерянских топонимов в центральной, исконно русской части России очень много. Напрямую с меря связаны топонимы с корнем нер-: озеро Неро в Костромской, реки Нерская и Нерехта в Московской области.

Кстати, еще один популярный топоним, особенно часто встречающийся в московском регионе — мещера, это название очень похожего на мерю близкородственного ей народа, который разделил ее судьбу и тоже влился в состав русского народа.[С-BLOCK]

В русский язык вошло немало финно-угорских слов: «тундра», «килька», «салака» и т. д.  Порой сложно сказать точно, из какого именно финно-угорского языка позаимствовано то или иное слово, но, вполне возможно, что многие из них мерянские. Что до генетики, то здесь судить сложно.

Невозможно провести генетические исследования меря и сравнить их гены с русскими. Однако с антропологической точки зрения, у многих русских, особенно у северо-восточных популяций, присутствуют черты уральской расы, к которой принадлежали меря и другие финно-угорские народы.

Раскосыми глазами, широкими скулами, которые встречаются у многих из нас, мы обязаны нашим финно-угорским предкам. Меря и другие народы этой семьи слились с русскими и обогатили наш генофонд. Русские потомки племени меря живут по всей России.

Но их историческая родина — Залесский край, северо-восточные княжества Руси.

>> Читать полностью на «Русская Семерка»

Источник: https://ratenews.ru/meria-kakie-rysskie-goroda-osnovalo-eto-finno-ygorskoe-plemia.html

Чудь и меря: куда пропали эти народы

«Чудь начудила, да меря намеряла гатей, дорог да столбов верстовых…». Эти строки из стихотворения Александра Блока отражают замешательство ученых его времени по поводу двух племен, когда-то проживавших по соседству со славянами.

Чудь

Таинственный народ чудь вполне оправдывает свое название. Народная версия гласит, что славяне окрестили некие племена чудью, поскольку их язык казался им странным, непривычным. В древнерусских источниках и народном фольклоре сохранилось немало упоминаний о «чуди», которую «варяги из заморья обложили данью».

Они принимали участие в походе князя Олега на Смоленск, против них воевал Ярослав Мудрый: «и победил их, и поставил город Юрьев», о них слагали легенды, как о чуди белоглазой – древнем народе, сродни европейским «феям».

Они оставили огромный след в топонимике России, их имя носит Чудское озеро, Чудский берег, деревни: «Передние Чуди», «Средние Чуди», «Задние Чуди».

С северо-запада нынешней России до гор Алтая по сей день прослеживается их загадочный «чудный» след.

Долгое время их было принято ассоциировать с финно-уграми, поскольку о них упоминали там, где проживали или до сих пор проживают представители финно-угорских народов.

Но в фольклоре последних также сохранились предания о загадочном древнем народе чудь, представители которого покинули свои земли и ушли куда-то, не пожелав принимать христианство.

Особенно много о них рассказывают в Республике Коми. Так поговаривают, что древнее урочище Важгорт «Старая деревня» в районе Удора когда-то был поселением чуди. Оттуда их якобы вытеснили славянские пришельцы.

В Прикамье о чуди можно узнать немало: местные жители описывают их внешность (темноволосые и смуглые), язык, обычаи.

Рассказывают, что жили они посреди лесов в землянках, где и погребали себя, отказываясь подчиняться более удачливым захватчикам.

Есть даже легенда, что «чудь ушла под землю»: мол, вырыли большую яму с земляной кровлей на столбах, да и обрушили ее, предпочтя смерть плену. Но ни одно народное поверье, ни летописное упоминание не может ответить на вопросы: что это были за племена, куда они ушли и живы ли еще их потомки.

Некоторые этнографы относят их к народам манси, другие к представителям народа коми, которые предпочли остаться язычниками. Самая смелая версия, появившаяся после открытия Аркаима и «Страны городов» Синташты, утверждает, что чудь – это древние арии. Но пока что ясно одно, чудь – одни из аборигенов древней Руси, которых мы потеряли.

Меря

В отличие от чуди, у мери оказалась «более прозрачная история».

Это древнее финно-угорское племя когда-то обитало на территориях современных Московской, Ярославской, Ивановской, Тверской, Владимирской и Костромской областях России. То есть, в самом центре нашей страны.

Читайте также:  Караченцовы и другие: какие фамилии донских казаков пошли от тюрков

О них осталось немало упоминаний, меря (merins) встречается у готского историка Иордана, который в VI веке называл их данниками готского царя Германариха.

Как и чудь, они были в войсках князя Олега, когда он ходил в походы на Смоленск, Киев и Любеч, о чем сохранились записи в «Повести временных лет». Правда, по мнению некоторых ученых, в частности Валентина Седова, к тому времени этнически они уже были не поволжско-финским племенем, а «наполовину славянами». Окончательная ассимиляция, произошла, очевидно, к XVI веку.

С именем меря связано одно из самых крупных крестьянских восстаний Киевской Руси 1024 года. Поводом стал великий голод, охвативший суздальскую землю. Причем, согласно летописям, ему предшествовали «безмерные дожди», засуха, преждевременные заморозки, суховеи. Для мери, большинство представителей которых выступало против христианизации, это очевидно выглядело «божественным наказанием».

Во главе бунта стали жрецы «старой веры» — волхвы, которые попытались использовать шанс, чтобы вернуться к дохристианским культам. Впрочем, неудачно. Мятеж был разбит Ярославом Мудрым, зачинщики были казнены или отправлены в изгнание.

Несмотря на скудные данные, которые нам известны о народе меря, ученым удалось восстановить их древний язык, который в отечественной лингвистике получил название «мерянский». Его реконструировали на основе диалекта ярославско-костромского поволжья и финно-угорских языков. Ряд слов удалось восстановить благодаря географическим названиям.

Так оказалось, что окончания «-гда» в центрально-русской топонимике: Вологда, Судогда, Шогда – наследие мерянского народа.

Несмотря на то, что упоминания о меря полностью исчезли в источниках еще в допетровскую эпоху, сегодня есть люди, которые относят себя к их потомкам. В основном, это жители Верхнего Поволжья.

Они утверждают, что меряне не растворились в веках, а составили субстрат (подоснову) северной великорусской народности, перешли на русский язык, и их потомки называют себя русскими.

Впрочем, никаких доказательств этому нет.

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5a58c45d168a91fd9b027f16/5ac9e8f49b403c82899fc04b

Что оставило племя меря русским Среднее время прочтения:

Летописи донесли до нас имя одного из народов, участвовавших в легендарном призвании варяжских князей, – меря. Этнонимы двух других – мещёра и мурома – дошли до наших дней в топонимах.

Во времена Киевской Руси эти народы населяли восток и север нынешнего Центрального района России – Рязанскую, Владимирскую, Ивановскую, Ярославскую области, а также значительную часть Московской.

Что стало с ними потом?

— Salik.biz

Когда на земли мери и прочей чуди пришли славяне

В основе названий этих племен лежит, очевидно, тот же корень, что и в имени народа мари (марийцев) – «человек». Это были народы финской языковой группы, расселившиеся здесь по меньшей мере с VII века до н. э., со времён Дьяковской археологической культуры.

Проникновение сюда славянского населения началось где-то в V веке н. э. Академик В.В. Седов считал, что летописная меря была уже в основном славянской, только самоназвание у неё сохранялось финское.

Правда, его предположения строились лишь на одном-единственном обстоятельстве, что женщины мери носили славянское украшение – пальчатые фибулы.

Вряд ли один этот признак может считаться достаточным доказательством «славянизации» мери – определенный тип украшений легко мог распространиться благодаря моде, которая возникла, как только в человечестве начался обмен товарами.

Более надёжным аргументом, вероятно, может служить особый погребальный обряд — захоронение в курганах. Этот обряд появился у мери где-то с Х века, и, судя по всему, пришел к ним от новгородцев.

В то же время палеоантропологические исследования показали, что в значительной степени территории Северо-Восточной и Ростово-Суздальской Руси заселялись выходцами из Южной, Киевской и Галицкой Руси. На это указывает и топонимика.

Имена городов Переяславль, Галич, Звенигород и рек Ирпень и Лыбедь вблизи Владимира наглядно говорят о том, что они были даны именно переселенцами из Южной Руси.

Особенно характерно, что два Переяславля – Рязанский (нынешняя Рязань) и Залесский – были основаны на реках, которым переселенцы дали название Трубеж, такое же как у реки, на которой стоял Переяславль в Киевской Руси (нынешний Переяслав-Хмельницкий). Видимо, земли мери заселялись выходцами как из Северной, так и из Южной Руси.

Есть ли финский субстрат в русском народе?

Проживание народа меря на территориях, ставших впоследствии ядром Владимиро-Суздальского государства, давно служит поводом для некоторых историков утверждать, что современные русские на самом деле – это по большей части потомки финно-угорской мери (а также чуди, мещёры, муромы и др. народов), воспринявшие славянский язык. В своё время и мэтры российской историографии внесли свой вклад в эту теорию. Так, В.О. Ключевский писал:

Рекламное видео:

«Наша великорусская физиономия не совсем точно воспроизводит общеславянские черты. Другие славяне, признавая в ней эти черты, однако замечают и некоторую стороннюю примесь: именно скулистость великоросса, преобладание смуглого цвета лица и волос и особенно типический великорусский нос, покоящийся на широком основании, с большой вероятностью ставят на счёт финского влияния».

Однако во времена Ключевского ещё не было исчерпывающих антропологических исследований. Когда же они появились (в ХХ веке, благодаря, например, работам В.П.

Алексеева), стало ясно, что многие прежние теории о финском и тем более тюркском субстрате у русских относятся к числу псевдонаучных (политических) и не имеют фактологического фундамента.

Антропологический тип великорусов оказался даже ближе к таковому у западных и южных славян, нежели у украинцев и белорусов. Это же подтверждают и палеогенетические исследования, начатые в XXI веке.

Как же объяснить сей парадокс? По-видимому, восточные славяне, расселявшиеся на территориях нынешней Центральной России тысячу лет назад, в большей степени сохранили первоначальный славянский облик, нежели потом смогли сохранить украинцы и белорусы. Славянские колонисты на землях мери, мещёры, муромы были намного многочисленнее коренного населения, вследствие чего эти племена оставили мало следов в облике русских.

Но все-таки оставили. Конечно, смешение в течение веков происходило, на что указывает постепенное изменение антропологических параметров с течением времени.

Однако ни письменные источники, ни археология не сохранили свидетельств значительных вооружённых столкновений славянских колонистов с аборигенами или массового исхода последних из мест проживания.

Если в летописях много сказано о войнах русских с мордвой и черемисами (марийцами), то в них ничего не сообщается о войнах с мерей и другими «чудскими» народами, жившими в районе нынешней Центральной России. По-видимому, их ассимиляция произошла довольно мирно.

Что оставила меря русским?

О заселённости Центральной России в далеком прошлом финскими народностями говорит богатая топонимика.

О присутствии конкретно народа меря (или неря) могут свидетельствовать названия рек Нерль, Нерская, Нерехта (с одноимённым городом), озера Неро.

На последнем стоит Ростов-Великий, и находится он на месте древнейшей столицы народа меря, существовавшей по меньшей мере c VII века. По тем временам это было очень большое и богатое поселение.

Судя по всему, мерянскими (мещёрскими, муромскими) являются названия речек с суффиксом -кша/-кса: Пекша, Колокша, Кидекша и т.п.

Интересен гидроним Векса: им на Русской равнине обозначаются четыре реки, каждая из которых вытекает из озера, – Плещеева, Неро, Галичского, Чухломского. Видимо, слово «векса» по-мерянски означало вообще исток из озера.

С течением времени это нарицательное имя превратилось у русских в имя собственное для нескольких рек.

Многие лингвисты считают, что характерное для некоторых народных русских говоров произношение сложилось под влиянием финского языкового субстрата, например, оканье у жителей Владимирской, Ивановской и Нижегородской областей, переход «ч» в «ц» у населения Рязанской Мещёры.

По мнению отдельных специалистов, ненормативная лексика в русском языке является заимствованием из языков мери и другой «чуди». Правда, академик О.Н.

Трубачёв опроверг эту гипотезу, предоставив доказательства наличия в праславянском языке ненормативных слов, дошедших до наших дней.

Таким образом, финноязычные племена меря, мещёра и мурома влились в русский народ, будучи полностью ассимилированы славянскими переселенцами вследствие своей сравнительной малочисленности.

Источник: https://salik.biz/articles/47710-chto-ostavilo-plemja-merja-russkim.html

Народ меря

Тому, кто немного умеет рассуждать, понятно что современные РУССКИЕ этнически сформировались из целого ряда народов и племен.

Непосредственное участие при формировании Русских в средние века занимали финно-угорские народы Меря, Мещёра, Мурома.

Они жили на обширной территории современных Московской, частично Тверской, Вологодской, Ярославской, Ивановской, Костромской, Владимирской, Рязанской, Нижегородской областей. В этот раз попишем о народе Меря (более современное — меряне).

В ранней истории меряне известны под своим именем, а позднее — под именем суздальцев, ростовцев и белозерцев , по территориальному проживанию

На основе раскопок мерянских древностей ученым удалось установить в общих чертах границы проживания Мери около тысячи лет назад.

Они включают обширные территории в верхнем течении Волги, в пределах бассейнов таких ее притоков как Молога, Кострома, Которосль, Унжа и все междуречье рек Волги, Клязьмы и Москвы. Именно здесь находится сердце Московского государства — России.

Северо-Восточные княжества: Ярославское, Переславское, Владимиро-Суздальское, Московское, где позднее воссел Великий князь, полностью совпадают с границами расселения народа Меря.

Основа хозяйства мери — пашенное земледелие. Среди занятий можно выделить также скотоводство, огородничество, охотничий и рыболовный промысел. Среди ремёсел были наиболее развиты: кузнечное, бронзолитейное и косторезное. По мере распространения южных славян на северо-восток (начиная с IX в. на территорию мери), племя оказалась в их сфере влияния.

Начало слияния со славянами относится к X—XI вв. Эта территория стала основой Владимиро-Суздальского княжества.

Меря входила в состав населения, восстававшего в 1071 и 1088 против насаждения христианства и феодальных порядков. Процесс ассимиляции растянулся на столетия. Когда в XIV в.

Авраамий Галичский решил поселиться на Галичском озере, там жили «человеци по дубравам некрещении, нарицаемые меря» (Житие).

Однако в культуре людей, проживающих на бывших мерянских землях остались проявления материальных памятники этого исчезнувшего народа, в т.ч. «святые» камни и рощи, а также некоторые местные традиционные праздники. Племя говорило на мерянском языке — родственном языкам соседних поволжских финно-угорских племён.

Впервые упомянуто в VI в. готским летописцем Иорданом под названием мерен, позже о мери повествовали и русские хроники. Меряне были носителями древней и развитой культуры, что подтверждается результатами археологических раскопок.

Одним из первых археологов, исследовавших мерянские и славяно-мерянские памятники в с.XIX в., был граф Уваров С.С.

Раскопав значительное количество славянских курганов, содержавших небольшое количество мерянских украшений, он приписал их мерянам.

Сарское городище

При раскопках вокруг озера Неро были обнаружены Сарское городище (племенной центр мери) и 19 селищ, принадлежавших мерянам. Указанные поселения располагались на склонах возвышенностей коренного берега озера, занимая берега ручьёв и рек Сара, Устье, Которосль в пределах досягаемости друг от друга.

Другое гнездо мерянских селищ расположено вокруг озера Плещеево. Одно из селищ расположено около озера Савельево (южнее Плещеева озера на 40 км).

С меньшей плотностью памятники мери расположены по течению реки Нерли Клязьминской, в окрестностях Ярославля и в Костромской области вплоть до Галича Мерьского, где, возможно, существовал центр мери.

С десяток известных городов существовали во времена народа меря – Суздаль (исконное мерянское название Суждал), городища, на основе которых развились Владимир на Клязьме, Москва (кто-то утверждает, что от мерянского «моска» — конопля, — как в Москве с коноплёй?), Клещин (позднее Переславль-Залесский), Углич (тоже, вероятно, мерянское название), Ростов, Галич Мерянский, Плёс.

Большинство исследователей сближают этот народ с современными марийцами. Язык народа Меря, где, как установлено, было много диалектов,  вымер в 18 веке.

  • http://merjamaa.ru/
  • http://clubklad.ru/blog/article/5015/

Источник: https://xn--e1adcaacuhnujm.xn--p1ai/narod-meryane.html

Самый загадочный народ России

«Никакие вы не славяне, на самом деле вы финно-угры!» — такие упреки в полемическом задоре часто адресуют русским людям некоторые жители одной соседней с Россией страны. И дальше следуют пространные рассуждения о том, что во времена Киевской Руси на территории нынешней Центральной России обитали финские племена, которые якобы и есть предки нынешних русских.

Понятно, что такой бессмысленный и примитивный демагогический прием применяется исключительно в пропагандистских целях, чтобы потешить уязвленное и еще не совсем сформированное национальное самосознание. Вы узнаете, почему подобные претензии несостоятельны, но в то же время дают нам возможность вспомнить малоизвестные страницы нашей ранней истории.

Мерянская земля

Все мы знаем, что междуречье Волги и Оки стало не только ядром российского государства, но и местом, где сформировался и вышел на историческую арену русский народ.

Но если внимательно посмотреть на карту Центральной России, то можно заметить удивительную закономерность — очень многие топонимы (названия географических объектов) имеют явно неславянское происхождение.

Например — Москва, Ока, Яхрома, Векса, Лехта, Неро, Толгобол, Нерехта, Печегда, Кинешма, Кострома, Чухлома, Палех, Ухтома, Шуя, Валдай, Селигер, Киржач, Клязьма, Колокша, Хохлома, Вирея, Пахра, Талдом и многие другие.

А если еще взглянуть на историческую карту тысячелетней давности, то обнаружится, что этот регион в ту пору почти исключительно был населен финскими племенами мурома, мещера и меря.

Поэтому многие вышеперечисленные топонимы имеют финноязычное происхождение.

И если наименования мещера и мурома сохранились до наших дней в названиях подмосковной природной территории и известного города Владимирской области, то от мери не осталось почти ничего.

Читайте также:  Почему звание лейтенант может быть старше майора

Племя меря в древности занимало обширную территорию Залесья от берегов Москвы-реки в районе современного Звенигорода до Волги и Галичского озера.

Кстати, нынешний Галич в Костромской области, основанный переселенцами из современного Галича в Ивано-Франковской области Украины (именно от него появились наименования Галичина и Галиция), первоначально назывался Галич Мерьский.

Меря жили небольшими поселениями по берегам многочисленных рек и озер, стараясь не заходить далеко в дремучие леса. Занимались они преимущественно собирательством, охотой, рыболовством и скотоводством.

Археологи считают, что до появления славян земледелие в нынешней Центральной России почти отсутствовало. Это и неудивительно: регион и позже долго считался зоной рискованного земледелия. Из-за неблагоприятных природно-климатических условий здешние почвы часто давали весьма скудные урожаи.

Меря оставались язычниками, у них был распространен культ священных камней. Один из них — Синий камень — сохранился на берегу Плещеева озера под Переславлем-Залесским и до сих пор остается местом почитания паломников. Умерших людей меря сжигали на больших ритуальных кострах по берегам рек и озер.

Племенным центром меря ученые считают Сарское городище, с VII века существовавшее на южном берегу озера Неро в Ярославской области, где археологи обнаружили большое количество серебряных монет из Европы.

Что потом стало с Сарским городищем, имело ли оно отношение к неподалеку возникшему в IX веке Ростову Великому — на сей счет историки спорят до сих пор.

Славянская колонизация Залесья началась еще в конце первого тысячелетия нашей эры. Она проходила волнообразно с трех направлений. Сначала с северо-запада и запада (со стороны нынешних Великого Новгорода и Смоленска сюда пришли ильменские словене и кривичи). Потом с юга прибыли вятичи, северяне и радимичи.

И наконец, уже во времена Древнерусского государства на территорию Волго-Окского междуречья началась массовая миграция жителей южной и юго-западной Руси. Любопытно, что построенным здесь новым городам они часто давали названия родных мест: помимо уже упоминавшегося Галича, это Владимир, Переяславль, Перемышль, Вышгород и многие другие.

Колонизация региона славянами была настолько обширной, что уже в домонгольскую эпоху их численное преобладание стало тут несомненным.

Картина художника-этнофутуриста Андрея Мерянина (Малышева) «Дочь леса» из серии «Мерянский космос»

Приход славян

Что же тогда стало с коренным финским населением? Куда оно делось: было ли уничтожено пришельцами, было ли ими ассимилировано или ушло дальше в леса? Судя по всему, в основном славянское освоение этой территории проходило мирно, что не исключало отдельных столкновений и конфликтов.

Археологические данные показывают, что в течение долгого времени славяне и финны жили вместе или рядом. Например, в Тимеревском городище под Ярославлем (сам город был основан ростовским князем Ярославом Мудрым на месте небольшого финского поселения) ученые нашли как славянские и мерянские, так и скандинавские захоронения.

Что касается последних, то это не должно удивлять — именно викинги долгое время доминировали в этом регионе.

Видимо, из-за весьма слабой заселенности Залесья финскими племенами к началу колонизации славянами те впоследствии полностью растворились среди пришельцев.

Такая стремительная ассимиляция не должна удивлять: помимо того, что славян было гораздо больше, они находились на более высоком уровне общественно-политического развития, чем аборигены.

Например, историк Василий Ключевский писал, что у диковатых финских племен «не были в обычае вечевые сходки», столь характерные для жителей Киева, Чернигова или Ростова и Суздаля.

При освоении Залесья славянские колонисты в первую очередь селились не на свободных территориях, а на землях, уже освоенных местным финским населением. Возможно, именно из-за этого некоторая часть меря, издавна проживавших в междуречье Волги и Оки, потом ушла дальше в непроходимые леса Заволжья. Отдельные ученые отождествляют этих людей с современными марийцами или даже с мордвой (эрзя и мокшей).

Некоторые исследователи считают, что меря все же оставили внушительное наследство в нашем языке. Например, только у восточных славян есть характерная для финно-угорских языков притяжательная лексическая конструкция «у меня есть». И действительно, поляк, чех или хорват в подобном случае скажет «я имею».

Влиянием мерянского языка также объясняют особенность склонения существительных мужского рода, где в родительном падеже вместе с общеславянской формой -у, -ю (много народу, принести чаю) существует типичный для финских языков вариант -а, -я (много народа, принести чая).

Многие русские диалектные слова сторонники этой теории также выводят из финских языков. Трудно судить, насколько это верно — мерянский язык не сохранился до наших дней и не оставил после себя достоверных письменных источников.

Обнаружить его отголоски в местных говорах русского языка так и не удалось, а попытки некоторых энтузиастов восстановить или сконструировать мерянский лексический строй в научном смысле выглядят сомнительными.

Вопрос об участии меря и других финноязычных народов в этногенезе русского народа до сих пор остается дискуссионным. В русском фольклоре нет сколь-нибудь явных и отчетливых отголосков о контактах с финскими племенами, жившими на этой территории до прихода славян. Скорее всего, это еще раз подтверждает стремительный и естественный характер их возможной ассимиляции.

Новые меряне

Однако в последние годы в России бурно развивается движение мерянского этнофутуризма, и заметно растет интерес к истории финно-угорских народов.

Это в том числе проявляется в стремлении отдельных энтузиастов доказать, что вклад мерян в формирование русского народа был более значительным, чем до сих пор принято считать.

Некоторые даже пытаются искусственно сконструировать новые субэтнические идентичности (например, кацкарей в Ярославской области) и доказать, что они вместе с сицкарями и мологжанами остались единственными прямыми потомками мерянского народа.

В любом случае на заре русской истории влияние меря на дальнейшее развитие нашей страны было весьма ощутимым.

Современный археолог Андрей Леонтьев считает, что история этого небольшого финского народа по сути стала предысторией Северо-Восточной Руси: «Сложившаяся в эпоху мери география расселения, внешние и внутренние связи отдельных районов во многом определили особенности формирования первоначальной территории и центров Ростовского княжества». Впоследствии Ростовское княжество преобразовалось в Ростово-Суздальскую землю (Суздальско-Владимирскую Русь), ставшую предтечей Великого княжества Московского и Российского государства.

Что касается невежественных отрицателей славянского происхождения русского народа, то им следовало бы помнить следующее.

Этническая идентичность прежде всего определяется не генетиками и антропологами с их гаплогруппами и черепомерками, а национальной культурой и языком, с которыми люди себя соотносят.

История знает немало примеров, когда в формировании многих великих народов участвовали совершенно разные этнические группы.

Замечательный русский писатель Константин Ушинский (похороненный, кстати, в Киеве) еще в XIX веке мудро заметил, что «племя финское … это — какой-то цемент, на котором заложились все новые северные, европейские государства, что еще в большем смысле относится к России.

Шведы, датчане, обитатели всего балтийского поморья, русские — все начинают свою историю каким-то молчаливым исчезновением финских племен. Кажется, они как будто сами составляют элемент доисторический и разгоняются вместе с мраком, покрывающим жизнь европейского человека».

Увы, в русской национальной памяти никаких следов о мери не сохранилось. Об исчезнувшем загадочном народе напоминают лишь многочисленные названия рек, озер и населенных пунктов современной Центральной России, а также снятый несколько лет назад грустный артхаусный фильм «Овсянки».

Источник: https://welemudr.mirtesen.ru/blog/43588551975/Samyiy-zagadochnyiy-narod-Rossii

Современность

Ростов
– один из
древнейших
русских
городов,
потому что он,
по
свидетельству
летописей,
существовал
уже слишком
тысячу лет
тому назад и
впервые был
основан
жителями
Новгорода; до
пришествия
же
новгородцев
вся
Ростовская
земля была
заселена
народом
финским.

Этот
народ
назывался
Меря,
поклонялся
идолам,
занимался
звероловством,
рыболовством
и, частию,
скотоводством;
имел
развитое
производство
металлов,
изделиями из
него,
добытыми
звериными
шкурами,
рыбой, медом и
воском он вел
торговлю с
различными
народами.

Впоследствии,
когда среди
Мери
поселились
выходцы из
Руси, этот
народ к 18 веку
забыл свои
древние
обычаи, язык,и 
наконец
образовалось
то русское
племя,
которое
теперь живет
не только в
Ярославской,
но и в смежных
областях. Как известно,
языки мира
делятся на
языковые
семьи.
Крупнейшими
из них
являются
индоевропейская,
алтайская,
уральская
семьи.

В
индоевропейскую
семью входят
славянские,
германские,
кельтские,
романские,
иранские,
индийские
языки.
Алтайская
семья
включает в
себя
тюркские и
монгольские
языки.
Наконец, в
уральскую
семью входят
финно-угорские
языки, на
которых
говорили
племена,
населявшие в
древности
Восточную
Европу: Чудь,
Весь, Меря.

Знаменательно,
что на
древней
Ростовской
земле
встретились
все три
основных
языковых
семьи: помимо
мерянских и
русских
названий в
местной
топонимике
отразилось и
ордынское
влияние, хотя
и не в такой
степени, как
мерянское.

Кто же такие
Меря? Из «Повести
временных
лет», где Меря
упоминается
в числе
других
неславянских
племен,
следует, что
Меряне жили
на берегах
озера Неро и
Плещеева
озера;
платили дань
Варягам,
затем вместе
с союзниками
изгнали их из
своих земель;
участвовали
в походах
князя Олега
на Смоленск,
Киев и
Константинополь,
а Ростов, где
жили Меряне,
получал
часть
византийской
дани.

Сразу же
возникает
вопрос:
почему
археологические
раскопки не
подтверждают
высокий
уровень
социально-экономического
развития
Меря? Наиболее
древнее
упоминание
меря
находится в
книге
византийского
писателя
Иордана «О
происхождении
и деяниях
Готов»,
написанной в
VI веке, но
говорится в
ней о
событиях IV
века, когда
Германарих
покорил
несколько
северных
племен, в том
числе и Меря.

А последнее
упоминание
племени меря
в «Повести
временных
лет»
приходится
на 907 год (до
этого оно
фигурировало
в записях за 882,
862, 859 годы и в
недатированной
части
летописи).
Получается,
что Меря
активно
действовало
на
исторической
арене не
менее пяти
столетий.
Почему же оно
прекратило
свое
существование?
В результате
мирной
ассимиляции
со славянами
или из-за
военных
поражений в
битвах с теми
же славянами?
Исследователи
склоняются к
первому
варианту. Но
все-таки –
почему Меря
исчезло так
неожиданно
быстро? Не
было ли это
связано с
христианизацией
края?

Еще одна
загадка –
почему
Мерянский
племенной
центр носил
славянское
название
Ростов? А
может, это
название
тоже
мерянского
происхождения?
Выше уже
приведены
возможные
славянские
версии
образования
названия «Ростов»,
но
существует и
иная,
мерянская
версия.

Суть
ее была
изложена в
заметке И.Морозова
«Новое в
забытом и
старом»,
опубликованной
2 апреля 1976 года
в ростовской
районной
газете «Путь
к коммунизму».

Упомянув
известную
версию о
происхождении
названия
города от
имени
легендарного
князя Роста,
автор пишет:

«Материалы,
поступившие
в Ростовский
музей от
краеведа и
большого
знатока
мордовских
языков
Бориса
Евгеньевича
Смирнова, позволяют
дать о
происхождении
названия «Ростов»
иной ответ.

А
именно, не
измененное
ли это
название
древнего
языческого
праздника
зимнего
солнцестояния
«Роштува» В
жизни
древних
большую роль
играли
солнечный
цикл и
звездное
небо.
Тысячелетия
назад люди
заметили, что
разному
времени
суток и года
строго
соответствует
повторяющееся
положение
светила.

По
нему люди
научились
определять
начало и
конец месяца,
года. Это был
их календарь.
Из названий
языческих
праздников,
связанных с
солнечным
циклом,
которые
позднее
приурочивались
к ближайшим
православным,
сохранилось
у Мокшан
только одно – «Роштува»

празднование
зимнего
солнцестояния.

В это время (21–22
декабря)
созвездие
Близнецов
находится в
зените. А две
его звезды
Альфа и Бета
известны на
мокшанском
языке как «Рош»
и «Тува», что
соответствует
понятию «главное»,
«большое», «основное»
(событие, веха).
Этим же
словом у
мокшан
называется
православное
рождество.

Имя свое
Ростов мог
унаследовать
от названия
этого
традиционного
и
многолюдного
празднования
дня зимнего
солнцестояния,
который
исстари
отмечала
языческая
Меря».

Здесь
следует
пояснить, что
мордовский
язык
принадлежит
к семье финно-угорских
языков, к
которым
принадлежал
и
исчезнувший
язык Меря. В
исторической
топонимике
есть такое
понятие «субстрат»,
что в
переводе
обозначает «подслой»
– название,
происходящее
из языка
народа, ранее
жившего на
данной
территории.
Таким
образом,
версия о
происхождении
названия «Ростов»
от субстрата
«Роштува»
имеет все
права на
существование.
Другое дело –
насколько
она
достоверна. Существует
множество
топонимических
легенд,
которые
лишены каких-либо
исторических
оснований,
хотя
выглядят
порой весьма
убедительно
и имеют
широкое
распространение
в народе.
Топонимы
объясняют по
созвучию, по
совпадению
имен и т.д.
Излишнее
доверие к
легендам о
происхождении
географических
названий –
одна из
главных
опасностей
для всех, кто
занимается
исторической
топонимикой.

http://sudar-mb.narod.ru/page/book1/page4.htm

Источник: http://www.merjamaa.ru/publ/toponimika/toponimika/rostov_i_plemja_merja/11-1-0-20

Племя голядь: куда исчезли аборигены Руси

На территории современной России прежде обитало немало племен, от которых сегодня остались только названия. Одно из них, согласно историческим источникам, носило название «голядь». И было оно вовсе не славянским.

Пришельцы из Пруссии

Как утверждают летописи XI—XII веков, это балтоязычное племя обитало в верховьях реки Протвы (на территории современных Московской, Смоленской и Калужской областей), между землями вятичей и кривичей.

Археологи относят его к так называемой мощинской культуре (балтской археологической культуре, существовавшей с IV по VII век). Вероятно, «голядью» называли данное племя соседи-славяне.

Сами же его представители звали себя «галиндами» (по Галиндии – области в Пруссии, откуда они пришли, упомянутой во II веке Птолемеем). По крайней мере, такова гипотеза русского историка В. Н. Татищева.

Читайте также:  Старобуянская республика: что стало с государством крестьян в 1905 году

По предположению историков, до II века галинды жили в Восточной Пруссии, а затем мигрировали в верховья Оки, где ассимилировались с местными восточными балтами, принадлежавшими к верхнеокской культуре. Советский историк А. Л.

Погодин обратил внимание на этноним сoldas, упомянутый в сочинении его коллеги VI века В. Иордана «Гетика». Речь шла о названиях северных племен, покоренных готским королем Германарихом.

Среди них были также племена меря, мордва, весь, чудь.

Голядь на Руси

Самое первое русское летописное упоминание о голяди относится к 1058 году и повествует о походе на Смоленщину князя Изяслава Ярославича.

В Ипатьевской же летописи за 1147 год сообщается, что суздальский князь Юрий Долгорукий пошел с войском на Великий Новгород, а черниговскому князю Святославу Ольговичу повелел двинуться с дружиной на Смоленскую волость, что тот и выполнил, захватив часть смоленских земель на Протве, населенных голядью: «И шед Святославъ и взя люди Голядь, верхъ Поротве».

Еще один летописный источник рассказывает о том, что в 1248 году в сражении с «Литвой на Протве» был убит владимирский князь Михаил Хоробрит, брат Александра Невского: «И Михаиле Ярославичъ московский убьенъ бысть от Литвы на Поротве». По всей вероятности, речь шла о битве с потомками голяди, которых к тому времени стали называть литовцами.

Скорее всего, балты продолжали проживать на указанных территориях и в период монголо-татарского ига. На это могут указывать балтоязычные топонимы, содержащиеся в духовных и договорных грамотах Ивана Калиты и его сыновей в XIV веке.

Славянизация голяди

Голядь (или потомки племени) были вытеснены с русских земель славяноязычным населением лишь в конце XV столетия, когда московские князья стали активно основывать города. Вятичи постепенно продвигались к северу нынешнего Подмосковья, заселяя берега Нары, Пахры и Москвы-реки, и наконец воссоединились с кривичами.

По всей вероятности, остатки балтского племени, которые уже не могли оказать захватчикам полноценного военного сопротивления, были просто славянизированы. На это указывает и лингвистический анализ восточно-великорусских говоров, распространенных в верховьях Днепра и Угры, то есть на территории мощинской культуры.

Лингвисты считают, что «диалекты этой группы ввиду сугубой архаичности их акцентной системы не могут быть объяснены как результат вторичного развития какой-либо из известных акцентологических систем, а должны рассматриваться как наиболее раннее ответвление от праславянского; этнос — носитель этого диалекта — представляет, по-видимому, наиболее ранний восточный колонизационный поток славян».

Что же осталось от голяди? Прежде всего, топонимы. Например, в Дмитровском и Клинском районах Подмосковья есть деревни с названием Голяди. Существует также речка Голяданка, левый приток Москвы-реки. В окрестностях города Брянска есть село Отрадное, которое раньше называлось Голяжьим. Впервые оно упоминается в начале XVII века.

Таким образом потомки древнего племени балтов не были истреблены и не исчезли — они растворились среди славянского населения и вполне могут быть нашими предками, как и представители многих других национальностей.

Источник: https://suharewa.ru/plemya-golyad-kuda-ischezli-aborigeny-rusi/

Русский народ образовался на базе финно-угорских племен: меря, мурома, мещера, перм, весь, чудь… | Представьтесь пожалуйста

Русский народ образовался на базе финно-угорских племен: меря, мурома, мещера, перм, весь, чудь и т.д.

Любой человек это увидит если посмотрит этническую карту Киевской Руси и ее соседей (народов-данников, которыми и являлись финно-угорские племена).

Утверждение о том, что пришли славяне (всего лишь князь и войско) и ассимилировали страну, которая к тому времени уже была заселена есть абсурдно.

По такой же логике можно сказать, что варяги, пришедшие на Русь править (также князь и войско) ассимилировали Русь и она стала варяжской. Бред.

Точно так же и с финнской будущей Московией, славяне составляли ничтожный процент населения, как и в случае с варягами.

Коренным и автохтонным этносом Московии являются угро-финны, которые были ассимилированы только по языку (так как пришлый князь и войско говорили на славянском, то и официальным языком стал славянский).

Славянское происхождение Московии — миф. Точно так же и о «Московской Руси». Изначально Русью считалась территория славянского племени полян, живших вокруг Киева. Позже это стало общим названием всей территории государства (но в узком плане Русью так и остались называться поляне). На финнов-данников тем более это название не распространялось.

Тем более никакого центра Руси — Московской Руси не было. Это тоже нонсенс.

Позже Московия при Петре І заграбастала это название и стала называться Россией. Это произошло в начале XVIII века, когда страна уже имело свое название — Московия, а государство официально называлось Московским Царством.

Народ этой страны назывался московским или просто «московит» (от слова «Московия», т.е. тот, кто проживает на территории Московии). Отсюда и польское (как и украинское и белорусское) слово «москаль», которое просто имеет под собой название народа. (Возможно обидным оно стало в результате того, что употреблялось с негативной окраской о москалях как оккупантах).

Народ, который к тому времени уже сформировался (к XVI-XVII вв.) и имел свое название, стал называться «русским». Причем, это слово прилагательное, которое и заменило существительное «московит».

Конечно, можно было украсть полностью слово «Русь» и никак его не переиначивать.

Но к тому времени все европейские политики и прочие деятели весьма хорошо знали, что Русь — это страна, которая находится севернее Черного моря.

Кстати, Черное море раньше называлось Руським морем (от слова «Русь» — без трех букв «С», но обязательно с мягким знаком). Поэтому такое название Московии вызвало бы у всех недоумение и было бы абсурдным. 

Территория Киевской Руси занимала совр. Украину, Белоруссию и Новгородскую землю (которую захватила Московия). Отношение к Великому Новгороду деспотичная Золотоордынская Московия проявила в 1471 г.

(поправте меня с датами, если какая неточность) при Иване ІІІ, когда людям отрезали носы и прокалывали глаза (читайте Карамзина), грабили нажитое добро, высылали семьями в Московию, а оттуда заселяли Новгород «правильными русскими».

Через сто лет, в 1570 году в начале января (на Крещение) в Новгородскую землю пришел Иван Грозный со своими бандитами опричниками (повторюсь, Новгород к тому времени уже сто лет был в составе Московии). Цитата Н.

М Карамзина: «…мучили, жгли каким-то составом огненным, привязывали головою или ногами к саням, влекли на берег Волхова, где сия река не замерзает зимою, и бросали с моста в воду целыми семействами, жен с мужьями, матерей с грудными младенцами.

Ратники московские ездили на лодках по Волхову с кольями, баграми и секирами: кто из вверженных в реку всплывал, того кололи, рассекали на части. Сии убийства продолжались пять недель».

(дальше выдержки из статьи о Псковском взятии)

«Опричники разграбили все местные монастыри, сожгли все запасы хлеба, изрубили скот, в конце концов, стали громить сам Новгород – истребляли любое продовольствие и товары, крушили дома. В окрестностях казненного города было также истреблено все народное имущество, вплоть до малых домашних животных. 

Историки до сих пор не пришли к общему мнению о том, сколько людей погибло от московских зверств только в Новгороде. Н. Костомаров скорбно итожит: «Таубе и Краузе назначают до 15000, […] у Гваниани показано число 2770, кроме женщин и простого народа.

В Псковском летописце число казненных увеличено до 60000, в Новгородской «повести» говорится, будто царь топил в день по 1000 и в редкий по 500…»  Пять недель зверств подтверждены летописями.  Это всё происходило не во время войны с захватчиками, не на чужой территории, а В МИРНОЕ ВРЕМЯ ВНУТРИ СТРАНЫ.

  Чудовищность происходившего может быть объяснена только одним – это было сознательное уничтожение народа как такового – под корень, навсегда, чтобы не поднялся.

И если татаро-монголы казнили всех детей, кто был ростом выше колеса их кочевой повозки, надеясь из оставляемых в живых малышей воспитать преданных Орде рабов, то великий князь московский Иван IV Васильевич пошел дальше их.

  Утрата государственных институтов и символов, полная смена политического строя, уничтожение общественной атмосферы, экономическая кабала – всё это, пришедшее из Москвы в Тверь, Новгород, Псков, Смоленск, русский запад и русский север в целом – бледнело перед самыми страшными невосполнимыми потерями – человеческими.

  Народ, познавший свободу, народ, имевший стойкие представления о морали и нравственности, чести и совести, стал самой главной жертвой Москвы.

Потому что именно народ, укорененный в подлинной Руси, был для возвысившейся на предательстве, крови и воровстве Москвы самым главным врагом – и в период кислотной диффузии под воздействием Золотой Орды, и в эпоху, когда Орда прочно растворилась в московской политике и быту.

  Убийства, разорения, высылки, унижения – всё было направлено на то, чтобы уничтожить ген свободы, древние государственные корни, саму гипотетическую возможность возрождения альтернативы ханской и живодерской московской политической традиции.  Которая в итоге возобладала в России полностью и окончательно.  Символом унижения некогда свободных земель страны стало и то, что их исконное название – Русь – было украдено и переиначено Москвой. Теперь всё это ханство Московское – Россия.  Причина политического воровства вполне понятна. Если оставить ТАКОЕ имя собственное неприбранным, то Русь возродится – Киевская ли, Галицкая ли, Новгородская ли… Символы имеют уникальную способность материализоваться и одухотворять материю. 

История Руси, России после XVI века – во многом история политического мародерства, когда у обессиленной и обесчещенной страны украли ее корни, историю, наконец, само имя. Это совершенно логично, потому что сначала была украдена сама власть…»

Я даже не знаю как это прокомментировать. Одно очевидно, что Новгород и Псков имеют такое же отношение к России, как Украина и Белоруссия (просто захваченная славянская территория). Новгород и Псков так же как и Казань были захвачены Москвой, не имеют отношения к Московии в культурном, историческом, ментальном плане.

Я это пишу, поскольку история и ее понимание настолько зашорено мифами, что уже ни у кого не вызывает сомнения о том, что Новгород — русская земля. А все из-за того, что понятие «русский» стирает грани Руси и ее соседей. Да, Новгород «Руський», но не «руСССкий».

На самом деле, люди не просто не понимают (или не хотят понимать) историю, но просто не разбираются в географии. Поскольку, как я и писал, территория Киевской Руси это Украина, Белоруссия и Новгород (уже позже от Новгорода отделился Псков). Позже ее данниками стали финно-угорские племена (территория совр. России).

В подтверждение этим словам я на одном форуме нашел цитату из летописи (конечно, я не знаю, на сколько она достоверна, но судить вам): «се бо токмо СловЂнескъ языкъ въ Руси: Поляне, Деревляне, Ноугородьци, Полочане, Дреговичи, СЂверъ, Бужане, зане сЂдоша по Бугу, послЂже же Велыняне.

А се суть инии языци, иже дань дають Руси: Чюдь, Меря, Весь, Мурома, Черемись, Моръдва, Пермь, Печера, Ямь, Литва, Зимигола, Корсь, Нерома, Либь; си суть свой языкъ имуще».

Цитата говорит о том, что славянские племена поляне, древляне, сиверяне, уличи, хорваты, тиверцы заселяли Украину; дреговичи, радимичи, кривичи (частично) — Белоруссию; словены и кривичи — Новгородскую землю. Будущую Московию населяли: меря, мурома, мещера, перм, весь, чудь и т.д.

Это если говорить о всех племенах, а не только о тех, что в летописях. Также вятичи заселяли ту территорию, где ныне Смоленск, но думаю, что их ассимилировали «русские».

Для написания этой заметки была использована статья «500-летие «псковского взятия» должно напомнить псковичам об их подлинной истории» (в двух частях). Вот ссылки:

http://gubernia.pskovregion.org/number_455/03.php

http://gubernia.pskovregion.org/number_456/04.php

Так же рекомендую для прочтения книгу «Страна Моксель», которая построена на том, что ссылаясь на русских историков, опровергает исторические мифы, созданные россиянами о себе и своих соседях. Это фундаментальная книжка, для скептиков советую читать, задавая себе вопросы самому, прав ли автор. Так вы поймете для себя, в чем есть выдумка, а что есть правда. Вот ссылка:

http://lib.rus.ec/b/194343/read

На тему угро-финнского происхождения русских есть множество статей, форумов и т.д. Я советую прочитать статью из Википедии о потомках Рюриковичей из России и о том, как у них брали тест ДНК и оказалось, все они генетически близки к угро-финнам.

В данном случае, нам не важно, действительно ли это потомки Рюриковичей, важно то, что это простые люди из России, с русскими фамилиями, такими как Петров и т.д. Конечно, они не оказались варягами (каковым был Рюрик), шведами или норвежцами. И не славянами, так как давно слились с народом той страны, в которой они жили — России.

Поэтому нам и интересен этот тест. Вот ссылка (я хочу чтоб вы сами поняли, о чем тут пишется, может вы поймете это по другому):

http://ru.wikipedia.org/wiki/Рюриковичи

Вот статья угро-финноведа «Угро-финны стояли у истоков российской государственности» (читайте и сами думайте). Вот ссылка:

http://mariuver.wordpress.com/2010/10/31/ugro-finny-istok/

Статья об этногенезе русских «СЛАВЯНЕ И УГРО-ФИННЫ». Вот ссылка:

http://forum.dpni.org/showthread.php?t=19245

Источник: https://maxpark.com/user/1432412886/content/718555

Ссылка на основную публикацию