«короткие волосы у женщины — это срам»: почему там считают православные

…православный человек не должен за собой следить, то есть не только   прихорашиваться, но просто следить. И если человек в чистой,   выглаженной и красивой одежде,   значит, он неправославный. Из вопросов протоиерею Максиму Козлову [1]

«Наши!», — насмешливо восклицает муж, потом вовремя вспоминает, что в детстве его учили «не показывать пальцем» и начинает всячески кивать в сторону группы женщин.

Он страшно гордится своей наблюдательностью.

Еще бы! Ты, жена, не заметила, а я сразу понял, что это женщины не простые, а православные, мало того — глубоко воцерковленные, не веришь? А вот сейчас мы с ними поравняемся. Так и есть:

  • — Это у Вас, Иулия, искушение!
  • — Простите, Фотиния, Христа ради…
  • Фотиния (в миру Светлана, можно просто Света [2] ) оглядывается по сторонам, не находит в округе ни одного храма, яростно крестится на Макдоналдс, подбирает в охапку юбку и ныряет в московскую подземку. Там она достанет из рюкзака замасленный, обернутый в позапрошлогодний «МК» молитвослов и начнет почти бесшумно шевелить губами…

Опознать в толпе большого города обычную прихожанку – дело несложное, но, увы, не по радостному лицу и доброму приветливому отношению мы узнаем ее. На голове неопределенного цвета платок. Юбка волочится по асфальту. Черная. Бесформенная.

Часто бархатная, что ясно по только этому материалу   присущим потертостям. Сношенные ботинки.

Ну и хит любого сезона – его величество рюкзак! Если на нем провести миниархеологические раскопки (можно воспользоваться   лезвием), вам повезет найти надпись «Олимпиада – 80!», на худой конец – «Голосуй сердцем!»

Это явление необъяснимо. Что-то вроде наивысшей ступени ложного смирения. Подумать только! Моде наплевательства, неаккуратности и уродливости следуют тысячи молодых женщин, призванных нести в мир красоту, выраженную не только в добрых делах и честной жизни, но и, как бы непривычно это не звучало, во внешности.

  1. Только у нас вместо модных глянцевых журналов – устное народное творчество, передающее десятки ложных посылов типа
  2. — В храме не красуются!
  3. — Черный – цвет смирения!
  4. — В тапочках-ровесниках службу отстоять легче!
  5. — Торговые центры – вертеп разврата!

— Я этот платок уже два года не стираю, с тех пор как к мощам приложила. Благодатный!

— Эта юбка хоть и старая, зато «намоленная», я в ней крестилась!

«Короткие волосы у женщины — это срам»: почему там считают православные

Священники в храме облачены в красивые и яркие одежды, почему же мы контрастируем с той радостью, которую несет православие, своим унылым видом. Ведь поход в храм — это праздник. А праздник – это наряд…

Православный гардероб

Основа

Естественно, это длинная юбка. С тем, что негоже женщине носить мужскую одежду (в том числе мужские свитера!), спорить никто не собирается. Но тут есть несколько важных нюансов.

Во-первых, сама длина. Многие выбирают «миди» (намного ниже колен, но не до пола), что и понятно: не будет пачкаться о землю, особенно в слякотную погоду.

Однако эта длина вообще мало кому идет, да еще при этом всегда подразумевает высокий каблук. Если это «не ваше» — а, скорее всего, дело именно так и обстоит, откажитесь от капризной юбки-миди.

Лучше выберите длину «в пол». Всегда красиво, зрительно увеличивает рост и стройнит.

Во-вторых, модель. Очень часто можно встретить прихожанку в вечерней длинной юбке и, например, футболке. Хотя происхождение такого наряда понятно: юбка хоть и вечерняя, зато удобная, возможно, перепала вам «по наследству», а вот столь же нарядная блузка не позволит спокойно креститься и класть поклоны. Все верно, просто тогда и юбку надо найти повседневную.

И третье: стремитесь уходить от юбок «на резинке» и переходить к нормальной юбке «на молнии». Резинку придумали для того, чтобы было удобно копать картошку или мыть пол.

«Короткие волосы у женщины — это срам»: почему там считают православныеПлатки разные нужны…

… разноцветные важны! О. Андрей Кураев любит говорить о том, что сейчас в храмах уже нет «белых платочков», на которых, в свое время, выстояла Церковь. Серо-грязно-черная масса .

А ведь есть добрая традиция надевать на Пасху красный платок, на Троицу – зеленый, на Богородичные праздники – голубой, в Великий Пост – черный, а в остальное время – белый.

Именно белый, а не белый в подковках и не белый в звездочках.

И еще: подделки. Когда на синем платке оранжевыми буквами написано: «FENDI. Made in China», становится неловко. Грубый, низкокачественный fake (фэйк – дешевые подделки самых дорогих брендов) осудил весь мир по многим причинам.

Но нас интересует одна – с сумкой « Louis Vuitton » за 500 рублей и в платке « Chanel » за сотню вы выглядите глупо и смешно.

Ведь огромные деньги люди платят именно за качество этих товаров (например, пожизненная гарантия на сумку Hermes) , а не за черные изделия, прошитые бело-красной нитью…

Платок – почти единственный аксессуар православной женщины. И поэтому их должно быть много: добротных, качественных и, как следствие, красивых.

Обувь

К сожалению, обувь должна быть дорогой. Просто потому, что качественной и недорогой в природе не существует. Зато таковая встречается в дисконт-центрах и на распродажах! Куда выгоднее купить летом шикарные сапоги, а зимой удобные мокасины, чем покупать на рынке непотребный ужас, вспоминая об обуви в самый последний момент.

«Короткие волосы у женщины — это срам»: почему там считают православныеО рюкзаках, рюкзачках и рюкзачищах

Они полезны в паломничестве. Сослужат незаменимую службу матери с двумя малютками. В остальных случаях рюкзак красит женщину – туриста, а не женщину-женщину.

Куда как приятнее держать в руках красавицу-сумку! Не ту, что из серии «Все по 200», а ту, что можно завещать внучке. Вы же можете позволить себе хоть одну, правда?

Винтаж

Сейчас многие подхватили это словечко. Но, к сожалению, не все понимают его смысл. Винтаж – это именные вещи, которым «за 50», а совсем не старье, провалявшееся на антресолях 5 лет. Винтаж – красит, старье – уродует.

Рынок и индивидуальный пошив

Мне встречались странные девушки, которые стеснялись признать, что великолепную юбку им сшила мама, но зато с гордостью рассказывали, что купили новый палантин… в «Лужниках». Но во все времена одежда, сшитая специально для тебя, считалась особенным шиком. А вот хвастаться товаром китайско-тайваньского производителя, который хамски одевает нас в дешевый ширпотреб… Нужно ли?

НИКОГДА не надо

Повязывать вокруг джинсов косынку. От этого они не превратятся в юбку.

Класть на голову носовые платки. Они все равно останутся носовыми.

Наматывать на голову «подручные предметы». Даже очень хорошо пристроенные на ней пакеты, кофты и газетки не превратятся в платок, увы.

И напоследок расскажу вам историю, в которую почти никто не верит. В одном московском приходе «заслуженная трудница церковной лавки» пошила себе разноцветные платья из парчи для священнических облачений… Стоит ли говорить о том, что от этого она не стала   «священнослужительницей»?  

«Короткие волосы у женщины — это срам»: почему там считают православные По сообщению агентства Интерфакс, Глава Отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл подверг критике некоторых верующих за их чрезмерное пренебрежение к своему внешнему виду, создающему, по его словам, негативное впечатление от православия в целом.
«Мы не должны производить впечатление странных, придурковатых людей, если мы хотим быть Церковью народа, а не замыкаться в гетто. Мы должны показать пример народу, в том числе и своим внешним обликом», — заявил владыка Кирилл в среду в Москве на конференции, посвященной православному паломничеству.
В этой связи митрополит рассказал, как был потрясен, получив однажды от зрителей своей программы «Слово пастыря» письмо с вопросом, почему православные женщины так убого выглядят.
Эстетика в Церкви, по словам митрополита Кирилла, имеет огромное значение, в том числе и внешний вид верующих, одежды, убранства храма.
«Православие — это не убожество, это красота жизни. Православие не заставляет нас одеваться в мрачные серо-черно-коричневые цвета», — подчеркнул представитель Московского патриархата.

[1] Прот. М. Козлов, «Последняя крепость», М., 2004.

Вопрос: Мирские люди почему-то больше наслышаны о тех юродивых и блаженных, которые принимали на себя такую аскезу, что по ним вши ползали, клопы, тараканы, даже крысы, и, исходя из этих скудных знаний о святости, считают, что православный человек не должен за собой следить, то есть не только прихорашиваться, но просто следить. И что если человек в чистой, выглаженной и красивой одежде, значит, он неправославный.

Ответ прот.

Максима Козлова: У меня перед глазами фотография царственных страстотерпцев незадолго до революции: царя-мученика Николая, царицы-мученицы Александры, Великих княжон… Мне кажется, святая царица Александра являет для многих наших современниц дивный пример того, как пройти средним, и в данном случае в прямом смысле слова царским путем. С одной стороны, выглядеть достойно того положения, которое она занимала, с другой стороны, никогда не переходить грани в том, что ей было так доступно и легкодостижимо применительно к условиям того времени. Но в ее внешнем облике несомненны такт, чувство меры, корректность. Равно можно сказать и по отношению к государю, традиционно изображаемому в военном мундире, так украшающем каждого, с честью его носящего, и так приличествующем, как всякая форма, каждому мужчине, – вот образец, на который нам хорошо равняться. Одно дело – юродивые и монашествующие, у которых, впрочем, тоже есть своего рода внешняя форма и есть необходимость ей соответствовать, в том числе и форма одежды, которую надо в достойном виде содержать, а другое дело – человек, живущий в миру. «Ничего слишком» – это общее правило для православного человека, которое распространяется даже на внешний облик.

[2] Однажды к владыке Никодиму (Ротову) подошла на причастие женщина. «Как тебя зовут?», – спросил владыка. «Светлана», – сказала он. «Не Светлана, а Фотиния», – поправил ее рядом стоящий диакон.   «Твою жену как зовут? – спросил диакона митрополит, – Вера? Вот и зови ее теперь Пистис!»

Источник: https://www.pravmir.ru/ty-zhenshhina-ili-vstrechayut-po-odezhke/

Почему у многих священнослужителей длинные волосы?

Диакон Иоанн Иванов

Длинные волосы у священнослужителей — это традиция. Скорее всего, она пришла с православного Востока под влиянием монашества.

Во всем православном мире, в том числе и у восточных славян, ношение бороды и удлиненных волос у священников являлось нормой.

«Короткие волосы у женщины — это срам»: почему там считают православные

Причащение в домовом храме Православной классической гимназии «София»

Исключение составляли земли западной части христианского мира. Римская традиция предписывала стричься и бриться. Это было обусловлено гигиеническими нормами той эпохи.

Западноевропейская медицина тогда предписывала в целях личной гигиены для предотвращения болезней и появления вшей остригать волосы и брить бороду.

Купаться в реке, как это делаем мы сейчас, считалось антисанитарией, так как многие ученые доказывали, что в водоемах обитают разные источники инфекций. На Востоке же, напротив, омовение, в том числе и с погружением в воду, считалось обязательной каждодневной нормой.

В Русской Православной Церкви традиция ношения длинных волос священнослужителями пришла на смену другому обычаю — выстригать волосы на темени, что символизировало терновый венец Иисуса Христа. На Русь эта традиция пришла из Византии.

Читайте также:  Каких знаменитых людей дал миру город симбирск

Там обычай выстригать волосы существовал со времен раннехристианской Церкви, но окончательно утвердился в VII веке (21-е правило VI Вселенского собора 692 г.). Прическа клириков предполагала выстрижение волос сверху, на темени, и подстрижение их снизу «в круг».

На Руси выстриженная маковка клириков получила название гумёнцо. Выбритая часть покрывалась небольшой шапочкой — скуфьей. С XVII века в Русской Православной Церкви существовали уже две традиции вместе: не стричь волосы и выстригать гуменцо.

Об этом свидетельствует, например, архидиакон Павел Алеппский, который в 1656 году путешествовал в Москву вместе со своим отцом, Антиохийским патриархом Макарием: «Волос на голове они (священники — д.И.И.

) не бреют, за исключением большого кружка посредине, оставляя прочие длинными, как они есть» [Павел Алеппский, архидиакон. Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Москву в XVII веке. СПб., 1898. С. 97]. Как долго практиковалось выстрижение маковки, с точностью сказать невозможно, но к XVIII в. эта практика была совершенно оставлена.

Вероятно, с тех самых пор, как священники стали отпускать длинные волосы, последние для них превратились в предмет повышенного внимания. Так Церковь столкнулась с необходимостью выработать некоторые рекомендации относительно того, каким должно быть отношение к своим собственным волосам со стороны каждого отдельного иерея.

О внешнем виде священника, как и об уходе за волосами, говорит один из разделов пастырского богословия — науки о нравственных качествах и обязанностях иереев. Прическа священника, как и весь внешний его вид, должна свидетельствовать о его скромности и сдержанности.

Лохматые, непричесанные, грязные волосы, равно как и чрезмерно ухоженные и уложенные по светской моде, расцениваются как недопустимые для духовенства. В заботе о волосах требуется избегать крайностей.

В русской церковной традиции как борода, так и длинные или удлиненные волосы были и остаются отличительными признаками православного духовенства, что вполне согласуется и с богослужебным облачением, и с традиционным восприятием духовенства православным народом.

Если священник не носит бороды и удлиненных волос не по состоянию здоровья, а сознательно в соответствии со своим желанием, то у людей (не только верующих) возникает вполне обоснованная мысль, что священник стесняется своего служения и, в каком-то роде, «маскируется».

И у традиции выстригать гуменцо, и у традиции отпускать волосы до плеч были свои основания, но ни одно из них не имело силу закона. Предписание ап. Павла к Коринфянам (1 Кор.11:14-15) — это не закон или правило, требующие беспрекословного исполнения, это обычай, соответствующий эпохе и культуре первых христиан на Востоке.

От себя могу лишь добавить: если уж решил священнослужитель отращивать длинные волосы, то нужно за ними ухаживать и внимательно прислушаться к наставлениям, какие давал, например, профессор архимандрит Киприан (Керн): «Умеренно подстриженные волосы, подровненная борода и в меру укороченные усы никак не могут уменьшить духовности священника и подать повод к упреку в щегольстве» (Архимандрит Киприан, профессор. Православное пастырское служение. СПб., 1996. С. 92).

Геннадий Алексеев

Зачем нужно благословение священника?
О целовании руки священника

Перепечатка в Интернете разрешена только при наличии активной ссылки на сайт «КЛИН ПРАВОСЛАВНЫЙ».
Перепечатка материалов сайта в печатных изданиях (книгах, прессе) разрешена только при указании источника и автора публикации.

Источник: http://www.pravklin.ru/publ/pochemu_u_mnogikh_svjashhennosluzhitelej_dlinnye_volosy/11-1-0-963

Зачем священнику борода и длинные волосы?

«Короткие волосы у женщины — это срам»: почему там считают православныеДлинные волосы у священнослужителей — это традиция. Скорее всего, она пришла с православного Востока под влиянием монашества. Во всем православном мире, в том числе и у восточных славян, ношение бороды и удлиненных волос у священников являлось нормой. Исключение составляли земли западной части христианского мира. Римская традиция предписывала стричься и бриться. Это было обусловлено гигиеническими нормами той эпохи. Западноевропейская медицина тогда предписывала в целях личной гигиены для предотвращения болезней и появления вшей остригать волосы и брить бороду. Купаться в реке, как это делаем мы сейчас, считалось антисанитарией, так как многие ученые доказывали, что в водоемах обитают разные источники инфекций. На Востоке же, напротив, омовение, в том числе и с погружением в воду, считалось обязательной каждодневной нормой.

В Русской Православной Церкви традиция ношения длинных волос священнослужителями пришла на смену другому обычаю — выстригать волосы на темени, что символизировало терновый венец Иисуса Христа. На Русь эта традиция пришла из Византии.

Там обычай выстригать волосы существовал со времен раннехристианской Церкви, но окончательно утвердился в VII веке (21-е правило VI Вселенского собора 692 г.). Прическа клириков предполагала выстрижение волос сверху, на темени, и подстрижение их снизу «в круг».

На Руси выстриженная маковка клириков получила название гумёнцо. Выбритая часть покрывалась небольшой шапочкой — скуфьей.

С XVII века в Русской Православной Церкви существовали уже две традиции вместе: не стричь волосы и выстригать гуменцо. Об этом свидетельствует, например, архидиакон Павел Алеппский, который в 1656 году путешествовал в Москву вместе со своим отцом, Антиохийским патриархом Макарием: «Волос на голове они (священники — д.И.И.

) не бреют, за исключением большого кружка посредине, оставляя прочие длинными, как они есть» [Павел Алеппский, архидиакон. Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Москву в XVII веке. СПб., 1898. С. 97]. Как долго практиковалось выстрижение маковки, с точностью сказать невозможно, но к XVIII в.

эта практика была совершенно оставлена.

Вероятно, с тех самых пор, как священники стали отпускать длинные волосы, последние для них превратились в предмет повышенного внимания.

Так Церковь столкнулась с необходимостью выработать некоторые рекомендации относительно того, каким должно быть отношение к своим собственным волосам со стороны каждого отдельного иерея.

О внешнем виде священника, как и об уходе за волосами, говорит один из разделов пастырского богословия — науки о нравственных качествах и обязанностях иереев.

Прическа священника, как и весь внешний его вид, должна свидетельствовать о его скромности и сдержанности. Лохматые, непричесанные, грязные волосы, равно как и чрезмерно ухоженные и уложенные по светской моде, расцениваются как недопустимые для духовенства. В заботе о волосах требуется избегать крайностей.

В русской церковной традиции как борода, так и длинные или удлиненные волосы были и остаются отличительными признаками православного духовенства, что вполне согласуется и с богослужебным облачением, и с традиционным восприятием духовенства православным народом.

Если священник не носит бороды и удлиненных волос не по состоянию здоровья, а сознательно в соответствии со своим желанием, то у людей (не только верующих) возникает вполне обоснованная мысль, что священник стесняется своего служения и, в каком-то роде, «маскируется».

И у традиции выстригать гуменцо, и у традиции отпускать волосы до плеч были свои основания, но ни одно из них не имело силу закона. Предписание ап. Павла к Коринфянам (1 Кор.11:14-15) — это не закон или правило, требующие беспрекословного исполнения, это обычай, соответствующий эпохе и культуре первых христиан на Востоке.

От себя могу лишь добавить: если уж решил священнослужитель отращивать длинные волосы, то нужно за ними ухаживать и внимательно прислушаться к наставлениям, какие давал, например, профессор архимандрит Киприан (Керн): «Умеренно подстриженные волосы, подровненная борода и в меру укороченные усы никак не могут уменьшить духовности священника и подать повод к упреку в щегольстве» (Архимандрит Киприан, профессор. Православное пастырское служение. СПб., 1996. С. 92)

диакон Иоанн Иванов

Источник: http://dishupravoslaviem.ru/zachem-svyashhenniku-boroda-i-dlinnye-volosy/

Простые вопросы — православный журнал "фома"

Почему женщине нужно покрывать голову в церкви, а мужчине — нет?

Эта традиция опирается на слова святого апостола Павла в Послании к коринфянам, где он говорит, что мужчине следует молиться с  непокрытой головою, а женщине, напротив, с  покрытой.

В античной культуре женские волосы считались наиболее ярким элементом женской привлекательности, и прикрывать их было проявлением женской скромности. Греческие гетеры ходили простоволосыми, в то время как почтенные семейные женщины покрывали голову, показывая этим, что они принадлежат мужу.

Но есть еще одна причина, связанная именно с духовной практикой: при языческих радениях, когда жрицы или прорицательницы впадали в исступление, они часто оказывались простоволосыми, как бы демонстрируя этим, что они настолько охвачены мистическим экстазом, что совершенно не беспокоятся об общественных условностях.

Апостол заботится о том, чтобы христиане ни в коем случае не подражали такому поведению — как он пишет в другом месте, богослужение должно совершаться «благопристойно и чинно».

Мы живем в другой культуре, где открытые волосы не вызывают таких ассоциаций, но нам важно помнить общий смысл наставления апостола — одежда верующего человека (будь то мужчина или женщина) должна быть скромной, сдержанной и не служить ни для кого источником смущения или соблазна.

Кроме того, хранение устоявшихся в Церкви обычаев помогает нам настроиться на молитву, выразить наше благоговение перед святостью храма и совершающейся в нем Литургии. Поэтому — традиционно — верующие мужчины считают неуместным находиться в храме в головном уборе, а женщины — без платка.

Как в православной стране, где самоубийство считалось грехом, было возможно, что офицеры пускали себе пулю в висок, чтобы сохранить честь?

Из того, что Россия — православная страна, не следует, что все обычаи и традиции, существовавшие в разное время в тех или иных социальных кругах, были православными. Некоторые из этих обычаев не только не связаны с Церковью, но и прямо ей осуждались — например, обычай дуэлей.

Еще худшим грехом является самоубийство; человек, который совершил позорный поступок, должен принести покаяние, там, где это возможно, возместить вред тем, кто пострадал, и жить дальше, не совершая ничего подобного в дальнейшем.

Самоубийство, которое в некоторых кругах рассматривалось как способ «сохранить честь», на самом деле есть проявление гордыни и малодушия, нежелания принять неприятную или унизительную ситуацию. Как учит Церковь, наша жизнь принадлежит Богу, и мы не имеем права пресекать ее самовольно.

Из того, что Россия — православная страна, не следует, что все обычаи и традиции, существовавшие в разное время в тех или иных социальных кругах, были православными. Некоторые из этих обычаев не только не связаны с Церковью, но и прямо ей осуждались — например, обычай дуэлей.

Еще худшим грехом является самоубийство; человек, который совершил позорный поступок, должен принести покаяние, там, где это возможно, возместить вред тем, кто пострадал, и жить дальше, не совершая ничего подобного в дальнейшем.

Самоубийство, которое в некоторых кругах рассматривалось как способ «сохранить честь», на самом деле есть проявление гордыни и малодушия, нежелания принять неприятную или унизительную ситуацию. Как учит Церковь, наша жизнь принадлежит Богу, и мы не имеем права пресекать ее самовольно.

Есть вопрос, ответ на который Вы хотели бы  увидеть в этой рубрике? Пишите: vopros@foma.ru

(4 votes, average: 3,00

Источник: https://foma.ru/prostyie-voprosyi-3.html

Сила волос: почему русским женщинам нельзя было стричься

Все русские женщины, независимо от возраста и сословия, носили косы, и по ним можно было определить их статус. Так, девочкам с семи лет заплетали косу из трех прядей, символизировавшую триединство.

Читайте также:  «раф-2203-01»: как расшифровывались индексы советских автомобилей

У славян это были три мира – Явь, Правь и Навь, а у христиан – Бог-Отец, Бог-Сын и Святой Дух.

Заплеталась коса строго по направлению позвоночника, так как наши предки считали, что именно через хребет человека наполняют жизненные силы.

Незамужние девушки носили одну косу, в которую вплетали ленты и другие украшения. Замужние женщины должны были носить две косы, которые иногда укладывали на голове короной. Одна коса символизировала, что женщина вверяет себя Богу, вторая – мужу. Существовала также примета, что если замужняя женщина будет носить одну косу, она может овдоветь.

Замужние должны были закрывать косы кокошником или повойником. Фольклористы считают, что это делалось в защитных целях, чтобы женщина, входя в чужой род, не могла повредить ему своей магической силой, сосредоточенной в волосах. Таким образом в браке она становилась собственностью мужа.

Коса символизировала женскую честь. Даже просто дернуть девушку за косу считалось оскорблением для нее. Оскорбительно для женщины было и сорвать с нее головной убор. А если кто-то отрезал у девушки или женщины волосы, то мог заплатить солидный штраф. Обрезать женщинам волосы разрешалось разве что при монашеском постриге, и то обычно ограничивались одной или несколькими прядями.

Иногда девушка или женщина самостоятельно обрезала себе волосы. Например, она могла сделать это в память о погибшем муже или женихе. Такой поступок указывал на глубокую скорбь и нежелание больше выходить замуж.

В каких случаях волосы девушке или женщине могли обрезать насильственно? Например, если она расставалась с невинностью до брака, если ее обвиняли в чем-то неблаговидном – скажем, в колдовстве. Обрезать косу могла и ревнивая соперница.

Кроме того, в отдельных регионах существовал обычай, когда девушке отрезали косу перед вступлением в брак, после чего она дарила ее суженому, а сама начинала отращивать новую. Это символизировало, что она отныне вручает свою жизнь мужу.

К тому же, девичья коса жены служила, по поверьям, оберегом от сглаза и несчастий. Воины часто брали ее с собой как талисман, отправляясь сражаться с половцами и печенегами.

Зато враги, ворвавшись в поселение, нередко отрезали женщинам волосы – в знак покорения.

В XV—XVI столетиях новгородское духовенство пыталось бороться с языческим обычаем бритья головы замужними женщинами.

Источник: https://russian7.ru/post/sila-volos-pochemu-russkim-zhenshhinam-ne/

Как короткая стрижка влияет на энергетику женщины

Короткие волосы уже давно не являются только мужской прерогативой. Сегодня любая представительница прекрасного пола может не только позволить себе самую смелую стрижку, но и узнать, как прическа влияет на энергетику и биополе.

Наши предки придавали огромное значение энергетике длинных волос и считали косу главным оберегом девушки. Но со временем короткие стрижки перестали быть чем-то необычным в женском образе. Как длинные, так и короткие волосы на энергетическом уровне имеют свои достоинства и недостатки. Бывают случаи, когда короткая стрижка может существенно улучшить состояние энергетики женщины.

Отрезать прошлое

Биоэнергетики и эзотерики считают, что длинные волосы не только украшение женщины, но и ее связь с Космосом и космической энергией. Вся энергетика женщины собирается в ее волосах, которые работают как проводник.

К сожалению, далеко не все события нашей жизни несут в себе только позитивную энергию. Случаются предательства, потери и трагедии, и энергия этих событий тоже остается на «проводниках». Если не убрать негатив из своего энергетического поля, то велика вероятность повторения гнетущих событий в будущем.

Чтобы этого не произошло, можно коротко обрезать волосы, а вместе с ними — негативное прошлое.

Избавиться от страха и сомнений

Скромность и беззащитность, конечно же, украшают женщину. Но иногда скромность превращается в робость, а беззащитность становится фобией, мешающей жить. Наряду с медитациями, позволяющими развить в себе уверенность в завтрашнем дне, короткая стрижка и изменение цвета волос помогут стать более смелой и решительной.

Страх перед будущим всегда приходит из прошлого. Отрезая ненужную информацию, вселившую в вас страх, вы делаете шаг к гармонии и доверию Вселенной.

Чем опасна короткая стрижка

Разумеется, помимо положительных моментов, короткая стрижка имеет и отрицательные. При несоблюдении правил лунного календаря стрижек или слабой личной энергетике можно навредить себе, обрезав волосы.

В первую очередь, не рекомендуется делать стрижку во время болезни или личного горя. Этим вы не обратите болезнь вспять и не перестанете чувствовать душевную боль, но можете энергетически сильно ослабить себя и спровоцировать новый удар Вселенной.

Также эзотерики и практики не рекомендуют позволять обрезать себе волосы человеку болеющему, завистливому или просто неприятному вам. Это может привести к тому, что проблемы и болезни вашего парикмахера перейдут на вас.

Помимо кардинальной перемены внешности, справиться с негативной энергией помогут техники, избавляющие от негативного мышления. Мы желаем вам красивой стрижки, удачи во всех начинаниях, и не забывайте нажимать на кнопки и

Консультант по фэн-шуй Наталья Правдина рассказала о том, как волосы, их форма и цвет влияет на жизнь женщины. Если в делах …

С лунным календарем стрижек на 2019 год проще планировать поход ко стилисту. Зная, какие дни …

Экстрасенс Аза Петренко считает, что волосы представляют собой некий энергетический мост между организмом человека и …

Говорят, что когда меняешь внешний образ, меняется и жизнь. Это действительно так. Внешние изменения ведут …

Источник: https://dailyhoro.ru/article/kak-korotkaya-strizhka-vliyaet-na-energetiku-zhenschinyi/

Ищите женщину… в церкви, или почему православные женщины выглядят так уБого?

Светлый образ Фотинии

Готовя к публикации этот текст, набираю в поисковой системе интернета слова: «православные женщины».

Вижу многократно растиражированную новость одного солидного информагентства: «Из храма Оптиной пустыни изгнали темнокожего паломника».

Оказывается, активные прихожанки выставили из храма православного африканца, «сказав ему, что он еретик, поскольку новостильник, и поэтому не должен причащаться в этом монастыре». Весь процесс выдворения сопровождался руганью и оскорблениями в адрес «еретика».

Описанное выглядит как антиклерикальный анекдот, — хотя едва ли мы имеем дело с фальсификацией. Действительно, невежество и дикость встречаются в нашей церковной жизни. Однако тревожной является сама тенденция: в каком ключе о верующих женщинах чаще всего говорят в СМИ. А ведь, как правило, именно в таком — «выставили из храма такого-то», «обругали такого-то»…

Можно списать все на излюбленную манеру светских журналистов преувеличивать, но не получается: образ озлобленной православной женщины, уже де-факто принятый массовым сознанием, формирует само церковное сообщество.

Именно в церковных или околоцерковных СМИ сегодня публикуется больше всего информации о страшных «церковных бабушках» и невежественных «верующих массах». А светские СМИ лишь копируют и популяризируют эти образы.

Следует задуматься: зачем мы так причудливо «выносим сор из избы», способствуя формированию карикатурного образа Церкви? Образ православной женщины — такой, каким он представлен в СМИ, — за последние два десятилетия религиозной свободы в нашей стране обогатился рядом устойчивых деталей. Итак, это женщина невежественная, но при этом очень активная, а подчас и агрессивная. Внешний облик у нее крайне непривлекательный: нечесаные волосы, выбивающиеся из-под темного платка, забрызганная дорожной грязью юбка «в пол», спортивный рюкзак на плече…

Квинтэссенцией таких представлений является, уже ставшая «притчей во языцех», Фотиния — героиня творчества московского журналиста Пелагеи Тюренковой.

«Фотиния (в миру Светлана, можно просто Света) оглядывается по сторонам, не находит в округе ни одного храма, яростно крестится на Макдоналдс, подбирает в охапку юбку и ныряет в московскую подземку.

Там она достанет из рюкзака замасленный, обернутый в позапрошлогодний „МК“ молитвослов и начнет почти бесшумно шевелить губами…».

Безусловно, практически каждый из нас знаком или хотя бы встречал на приходе таких «Фотиний». Почему-то именно подобные типажи чаще всего оказываются под прицелом фото- и телекамер и светских, и церковных журналистов.

Святейший Патриарх Кирилл, еще в бытность свою митрополитом Смоленским и Калининградским, на встрече с журналистами рассказал, как был потрясен, получив от зрителей своей программы «Слово пастыря» письмо с вопросом: «Почему православные женщины так убого выглядят?». «Мы не должны производить впечатление странных, придурковатых людей, если хотим быть Церковью народа, а не замыкаться в гетто. Мы должны показать пример народу, в том числе и своим внешним обликом», — напомнил владыка Кирилл.

Увы, реальное большинство православных женщин России сегодня остается вне страниц не только массовых, но и внутрицерковных изданий. Об этом несоответствии мифа и реальности давно пора задуматься церковному сообществу.

Считать, что женщина в храме обязательно рискует превратиться в «Фотинию», столь же необоснованно и смешно, сколь отговаривать детей ходить в школу, чтобы они не превратились в двоечников. Но православным христианам нашей страны еще предстоит приложить большие усилия, чтобы доказать это своим соотечественникам.

И тогда при словах «православная женщина» в сознании русских людей будет возникать действительно величественно-прекрасный образ, а не фольклорная страшилка.

Впрочем, работа это непростая — ведь и у реальных православных женщин немало проблем.

Быт или не быт?

Вопрос для современных верующих семей не праздный: есть разные обстоятельства, способствующие выходу на работу женщины, имеющей даже маленьких детей. В первую очередь, это невозможность содержать семью только на доходы мужа.

Немаловажную роль играют и взгляды современных мужчин: мужья желают видеть в своих женах интересных собеседниц, разумных советчиц в делах и, наконец, просто хотят, чтобы они тоже смогли реализоваться в профессиональном плане.

Процессы эти носят общемировой характер, и Россия едва ли отличается здесь от остальных стран. Тем важнее прислушаться к голосу Церкви в этой ситуации.

К слову, для большинства женщин-католичек вопрос «работать или не работать?» на сегодняшний день не стоит.

Катехизис РКЦ четко предписывает: «Женщина всегда должна осуществлять материнскую и семейную функцию.

[…] Если работа вне дома мешает исполнению семейных функций, то таковая является опасным делом для стабильности семьи и одной из главных причин разрушения семьи как основной институции общества».

Главный документ Русской Православной Церкви, разъясняющий этот же вопрос, «Основы социальной концепции РПЦ», не содержит столь однозначных формулировок.

Согласно ему Церковь лишь в целом приветствует политическое, культурное, социальное равноправие женщин и мужчин, но противостоит умалению роли супруги и матери и упразднению естественных различий между мужчиной и женщиной. Иными словами, работа не противопоставляется дому столь уж однозначно.

В условиях такой свободы действий православная мать семейства испытывает порой огромные трудности. Ведь ей все чаще приходится делать выбор: «только дом» или «дом + работа».

На практике женщин, выходящих на работу после рождения ребенка, все больше, и далеко не всегда их примеры отрицательны. Для многих работающих православных мам примером является история Ульяны Сергеевны Шмеман, жены протопресвитера Александра Шмемана, воспитавшей троих детей и девятерых внуков и при этом успешно преподававшей в вузах иностранные языки.

Из числа наших современниц православные женщины прислушиваются к мнению популярных писательниц Майи Кучерской, Олеси Николаевой, многих других известных женщин — актрис, режиссеров, журналистов, сочетающих православный взгляд на женское призвание и заботу о доме и семье с творческой и интересной работой.

Работа вне дома для них отнюдь не является следствием стремления к «гендерному равноправию» или увлечения феминизмом. Это лишь одна из допустимых форм осознания себя как женщины-христианки. «Сейчас, в конце длительной эпохи патриархата, женщина стремится утвердить себя как человеческая личность во всей полноте, как свободный и ответственный субъект.

Это действует евангельский фермент, освобождающийся, наконец, от древних языческих наслоений», — образно писал об этом процессе Оливье Клеман.

Однако все же не стоит рисовать чересчур радужную картину. И конфликты в семьях, связанные с выходом женщин на работу, и внутренние конфликты женщин, разрывающихся между «бытом» и «не бытом», нельзя сбрасывать со счетов. Вот характерный рассказ, размещенный в интернете:

«Я знаю много женщин, которые ради самореализации оставляют дома детей и идут на работу, хотя муж в состоянии их обеспечить. Они переживают по этому поводу, но находят себе кучу оправданий.

Читайте также:  Иглу и каяк: что еще русские позаимствовали у эскимосов

Вот и я в том числе — оставила трех детей дома, хоть и с бабушкой, но все равно они скучают по мне, а я чувствую себя виноватой. Проработав полгода, я понимаю, что смысла в этом нет никакого, только потеха самолюбию.

Хотя я и имею православный взгляд на это, и муж тоже, но как незаметно давит на нас современная „мораль“ о преуспевающей женщине! Не каждая может это осознать.

И страхи тоже — навязанные нам… А вдруг мужу станет со мной неинтересно? А вдруг дети не будут уважать? А вдруг пенсию не заработаю? От маловерия своего мы поддаемся этим сомнениям. Милые женщины! Желаю всем понять истинные мотивы своих поступков.

Слава Богу, мой отдел сокращают, и я вернусь домой, буду с детьми. Но сколько еще нужно душевных и духовных сил приложить, чтобы не только понимать все вышесказанное, но и быть в этом твердо убежденной. Помоги нам Господи!»

Встречая подобные признания, поневоле задумываешься о будущей судьбе всей Православной Церкви: смогут ли православные люди сохранить собственный взгляд на мир, в частности на природу женщины, в условиях современной «постхристианской» цивилизации? Как на практике различить подлинно-христианское «утверждение себя» и проявление гордыни, тщеславия, себялюбия? Эти вопросы остаются открытыми.

Мамы римские 

Ситуация с «женским вопросом» в «малой Церкви» во многом определяет положение дел в Церкви в целом. С начала XX века тема женского участия в жизни Русской Православной Церкви остается источником споров и конфликтов в церковной среде.

Действительно, даже в церковной ограде современная женщина нередко де-факто занимает мужское место — конечно, не в плане священнослужения (что все-таки остается «табуированным» вопросом), но в плане пастырского руководства уж точно. Происходит это, как и в семье, — отчасти из-за реальной невозможности поддерживать церковный организм силами одних мужчин, отчасти — из-за женского тщеславия и самолюбия.

Не без основания возникла известная «церковная шутка»: «У католиков только один папа — Римский, а у православных на каждом приходе „папа римский“. И еще несколько „мам римских“ в придачу». Как известно, именно ревностная прихожанка, а не священник встречает в храме неофитов и разъясняет им основы православной веры.

Увы, в своем стремлении блюсти «чистоту Православия» верующие женщины намного чаще мужчин проявляют «ревность не по разуму». Так, у местной «мамы римской» всегда можно узнать, от какой болезни какая икона помогает («от головы» — молиться «Иван-Крестителю», «от зубов» — Антипе).

Можно также получить советы о том, как «пользоваться» святынями («земелька с Матренушкиной могилки от всего помогает, и, если соседям или сослуживцам на столы чуть подсыпать, они болеть начнут и от тебя отстанут»)… Следует заметить, что в противовес «мамам римским» из числа приходских бабушек в последние годы поднимается новая когорта «православных мам» — молодые, образованные, но, увы, ничуть не реже заблуждающиеся женщины. Их активность носит иной, более светский характер. Нередко это действительно героини-подвижницы, несущие на себе огромное бремя забот — в сфере благотворительности, образования, просвещения. Их вклад в современное церковное строительство несомненен — многие нынешние церковные проекты без их труда были бы просто немыслимы. Однако и здесь не все просто.

В книге одной монахини встретила любопытное наблюдение: многие современные женщины-лидеры приходов, увы, чересчур стремятся быть заметными. Образно выражаясь, «нам хоть перекувыркнуться, но чтобы похлопали».

В своем стремлении руководить, направлять, вести за собой они требуют от окружающих (то есть от братьев и сестер на приходе, от церковного начальства, от журналистов) непременного признания своих подвигов и заслуг.

Отсюда — коллекционирование почетных грамот и фотографий себя с настоятелем, себя со старцем, себя с митрополитом. Отсюда — страсть к созданию всевозможных женских организаций, посещению съездов и симпозиумов.

Знакомая верующая женщина на этот счет справедливо заметила: «Возможно, проблема в том, что „высокие“ подвиги на приходе, на глазах у батюшек и братьев-сестер по вере намного привлекательнее. Если человек просто добросовестно выполняет свои обязанности (дома, на работе), тешить ему себя особо нечем».

В самом деле, многие «активные прихожанки» буквально не любят сидеть дома, так как там им скучно и «нет места подвигу». Любопытная параллель. Светские дамы ходят по выставкам и премьерам, стремятся попасть за кулисы, увидеть своими глазами знаменитых художников и артистов.

Но точно так же многие церковные женщины столь же истово посещают архиерейские богослужения и престольные праздники, знают в лицо всех маститых священников, пытаются «прорваться» на исповедь к «заслуженным» духовникам, хвалятся своей посвященностью в «высшие церковные секреты»… Пожалуй, разница между первыми и вторыми неочевидна.

Наблюдая за современным «женским православным движением», поневоле замечаешь контраст между нынешним женским подвижничеством и жизнью православных женщин из совсем недавнего нашего прошлого.

Жизни, известной по житиям святых новомучениц XX века, а также по биографиям всех тех сестер и матушек, которые не жалели сил, а зачастую и жизни ради сохранения Церкви в эпоху гонений, ради спасения святынь, да и просто ради того, чтобы помочь чем-то одному конкретному ближнему. Невозможно предположить, что они думали о почетных грамотах и церковных наградах.

Имена большинства из них не найти не только в святцах, но и в обычных архивах — скорее всего, они стерлись из людской памяти безвозвратно. Сегодня, изучая скудную информацию о них, мы удивляемся, что большая часть из этих женщин не совершала подвигов в собственном смысле слова.

То, что их гонители называли «антисоветской пропагандой», на практике означало лишь христианский образ жизни, который они продолжали вести вопреки обстоятельствам времени. Наверное, нам, живущим в третьем тысячелетии, нужно почаще вспоминать о них.

Без глянца 

Возвращаясь к теме «образа современной православной христианки», какой ее видит мир, стоит отметить одну неоднозначную тенденцию. Ряд активных прихожанок столичных храмов в последние годы всерьез озабочен формированием в обществе адекватного, положительного образа православной женщины.

«Мы должны поставить перед собой глобальную цель конкурировать с такими популярными женскими медиаобразами, как „Cosmo-girl“ и „женщина-Vogue“.

На арену журнального рынка, который, будем честны, уже воспитывает и будет воспитывать наших дочерей, должен выйти образ „ortho-woman“: консервативной девушки (женщины), которая отлично вписывается в современные реалии, но опирается на вечные ценности, проповедуемые Православием», — отметила уже упомянутая Пелагея Тюренкова на недавнем Всероссийском форуме православных женщин.

Впрочем, верующие мужчины, обсуждающие этот проект, отзываются о нем скорее скептически. Вот встреченный мной в сети отклик пользователя Ильи: «Честное слово, надоели уже разговоры про „православный гламур“.

Ну, да, не мешают джинсы спасению, и ногти не мешают, и плетение волос, и золото, и жемчуг, и многоценная одежда очень даже способствуют возрастанию благочестия. Если взять модель из фотобанка и пририсовать ей в фотошопе юбку, то это и будет та самая „ortho-woman“, в природе не существующая и главное — нежизнеспособная.

В конце концов, в фотошопе можно и модель из „Плейбоя“ облечь в великую схиму. Только вот какой в этом толк?»

И в самом деле, соперничать с современным глянцевым идеалом православной женщине не так- то просто. И дело не только в том, чтобы убедить других, что правда лучше лжи. Дело в том, чтобы бороться с ложью в себе самих.

Чтобы самим избежать того самого «глянцевого» мировосприятия, симптомом которого, на мой взгляд, в равной степени являются и упомянутая Фотиния, и нарождающаяся «ortho-woman».

Проще говоря, в том, чтобы уйти от штампов и ярлыков в собственной картине мира.

Ведь и вправду: можно носить только черную бедную одежду «для смирения». А можно посещать дорогие магазины «для православных дам» и носить расписные платки исключительно ручной работы.

И в том, и в другом случае одинакова опасность лицемерия, притворства, попытки саму себя и окружающих убедить в том, что делаешь все, «как настоящая христианка».

Мне кажется, именно в этом стремлении «делать все, как положено» и соответствовать тому или иному образцу внешнего благочестия и таится главная опасность для современной православной женщины.

Помните, как фарисеям, вопрошающим о знаках наступления Царствия Божия, Господь отвечает: «… не придет Царствие Божие приметным образом, и не скажут: вот, оно здесь, или: вот, там. Ибо вот, Царствие Божие внутрь вас есть».

Возможно, наилучший путь для нас сегодня — это сделать так, чтобы словосочетание «православная женщина» ассоциировалось не с каким-то конкретным зрительным образом, единым для всех, но с определенными человеческими и чисто женскими моральными качествами, с очевидным нравственным идеалом.

С Царствием Божиим, проявленным в жизни, делах и поступках человека. Чтобы слова «православная женщина» означали не «женщину в черном неопрятном платке» и не «женщину в белом аккуратном платке», но просто добрую, отзывчивую, порядочную женщину, сердце которой наполнено любовью к Богу и людям.

Чтобы понятие «православная женщина» означало на самом деле просто «хорошая женщина», «настоящая женщина». В соответствии с современными реалиями, а если нужно, — то и вопреки им.

Журнал «Вода Живая»

Источник: http://osa-pokrov.prihod.ru/2015/02/26/ishite-zhenshinu-v-tcerkvi-ili-pochemu-pravoslavnie-zhenshini-viglyadyat-tak-ubogo/

8 ошибок в прическе, которые добавят возраста даже обладательницам шикарных волос

  • 11 небанальных фильмов 2019 года, которые обязан посмотреть каждый, кто разбирается в кино
  • 17 наглядных доказательств того, что все познается в сравнении
  • Как Конан Дойл доказал, что может раскрывать не только вымышленные преступления, но и настоящие
  • 18 безобидных привычек, из-за которых вы можете состариться раньше времени
  • Как живут люди с «синдромом стервозного лица» и почему не стоит советовать им улыбнуться
  • 5 парадоксальных объяснений фильма «Матрица», которые стоит узнать до выхода 4-й части
  • 20 популярных фраз, от которых учитель русского языка может упасть в обморок
  • Как выглядят и чем занимаются братья и сестры 15 знаменитостей
  • 20+ вещей, которые казались людям сущим пустяком, но на деле вышло иначе
  • 20 заезженных персонажей голливудских фильмов, которые уже перестали быть оригинальными
  • 27 лет назад маленькая девочка выступила в ООН, чтобы обвинить взрослых в изменении климата. Вот только мир о ней забыл
  • История человека, пережившего инсульт, которая научит вас быстро распознавать его симптомы
  • 18 наглядных доказательств того, что в мире существует лишь 2 типа девушек
  • 15 вырезанных сцен, которые раскрывают культовые фильмы с совершенно иной стороны
  • 13 всем знакомых ситуаций, когда родители, сами того не понимая, вредят своим детям
  • 11 способов живо привести себя в порядок, когда буквально ни на что нет сил

Источник: https://www.adme.ru/tvorchestvo-dizajn/8-oshibok-v-pricheske-kotorye-dobavyat-vozrasta-dazhe-obladatelnicam-shikarnyh-volos-1851465/

Ссылка на основную публикацию