Левират у чукчей: в чем его плюсы

В суровом Заполярье, вообще, никогда не было много людей, а холостых и незамужних среди них – поискать.

Не говоря о том, чтобы встретить кого-то по сердцу. Так что даже просто подходящие по возрасту парни и девушки – большая ценность.

Именно поэтому жители Крайнего Севера заключали браки между родственниками, путем обмена женщинами, а также если зять отработал положенное время на будущего тестя и при усыновлении мальчика семьёй будущей жены.

Левират у чукчей: в чем его плюсы

Обмен

Интересно, что обмен женщинами производился даже в случае похищения невесты. Рассерженные родственники девушки, выяснив личность коварного вора, могли потребовать взамен какую-то из его родственниц в качестве компенсации. Понять этих людей можно: рабочие руки всегда нужны, и потеря помощницы может серьёзно испортить и без того непростой быт людей, вот и требуется замена украденной девушке.

Так поступали и в том случае, если будущая невеста просто сбежала от суровых родителей, отказавших милому ей парню при сватовстве. Но обычно люди просто договаривались между собой, что поженят своих детей, когда они вырастут. Например, семья может отдать замуж в соседнее стойбище свою дочь и получить оттуда взамен невесту для сына.

Жена и олени

Левират у чукчей: в чем его плюсы

Бедный чукча, не имеющий возможности расположить к себе родственников невесты дорогими подарками, как правило, был вынужден буквально батрачить на будущего тестя, чтобы доказать, что он достоин руки его дочери.

Время такой отработки могло затянуться на несколько лет, все зависело от отношения к парню потенциальных родственников.

Обычно после свадьбы молодой муж увозил жену к себе, в придачу получив оленей – как оплату за свой труд. Если работник не планировал переезд, он мог быть просто усыновлен будущим тестем, тогда он женился на приглянувшейся девушке без отработки.

Левират у чукчей: в чем его плюсы

  • Чукчи, в основном, моногамны.
  • Но в старину богатые оленеводы могли позволить себе двух и более жен из практических соображений: за каждым отдельным стадом следила конкретная женщина, руководя работниками и выполняя свои хозяйственные обязанности.
  • Обычно первая супруга считалась хозяйкой, а вторая – ее помощницей.
  • У товарищей всё общее

Левират у чукчей: в чем его плюсы

Среди чукчей был распространен обычай так называемого группового брака, когда несколько родственников или просто друзей формировали подобие шведской семьи. Таких мужчин представители этого народа называли «товарищи по жене». Они буквально обменивались своими супругами, уступая место друг другу на брачном ложе.

Не исключено, что этот обычай также возник благодаря тяжёлым условиям жизни на Крайнем Севере, поскольку кочующий по тундре оленевод мог найти кров и домашний уют на соседнем стойбище, если там жил его товарищ по жене.

Групповой брак еще больше связывал между собой людей, поскольку рожденные в нем дети считались общими. Они могли рассчитывать на поддержку и внимание со стороны всех членов своей большой семьи.

Разумеется, бедные чукчи часто стремились к подобным отношениям с богатыми родственниками или соседями. К тому же, групповой брак был настоящим спасением для бездетных пар, поскольку бесплодие одного товарища по жене вполне могло быть компенсировано другим.

А рождение ребенка всегда приветствовалось чукчами как радостное событие, независимо от того, кем был его отец.

Вдова покойного брата

Левират у чукчей: в чем его плюсы

Часто даже опытные оленеводы погибали в тундре от мороза, голода, при нападении хищников. В таких суровых условиях к летальному исходу может привести небольшая травма или несчастный случай. Тогда женщина, у которой несколько маленьких детей, становилась вдовой.

Она могла бы остаться без поддержки и средств к существованию, если бы у чукчей не был распространен обычай левирата, когда обязанность жениться на вдове и усыновить её детей возлагалась на брата почившего мужа. Причем, это обязательно должен быть младший родственник усопшего. При отсутствии у покойного родных братьев на вдове женился его племянник или кузен.

Обычай левирата распространен у многих народов Азии, Крайнего Севера и эскимосов Америки. Он обусловлен необходимостью обеспечить женщине и осиротевшим детям защиту и финансовую поддержку.

Примечательно, что старший брат покойного освобождался от обязанности жениться на его вдове, это был долг исключительно младшего родственника.

Источник: http://monitorfm.ru/obychai-i-obraz-zhizni-chukchej.html

ЧУКЧИ

Левират у чукчей: в чем его плюсы  Ближайшими соседями юкагиров на северо-востоке Сибири были чукчи. В одном из ранних донесений ленских казаков сообщалось: «… а живут те чюхчие промеж Алазейскою и Колымою реками на тундре, сказывают их человек с 400 и больше». Они же занимали устье р. Колымы. К востоку от Колымы чукчи были встречены у мыса Шелагского, откуда далее на восток их поселения располагались по побережью Ледовитого океана вплоть до мыса Дежнева. На побережье Берингового моря поселки чукчей находились начиная от мыса Дежнева на севере и до зал. Креста на юго-западе. На всем этом пространстве чукотские оседлые поселения перемежались с эскимосскими. По всей видимости, уже тогда были поселки со смешанным чукотско-эскимосским населением. К югу от зал. Креста лишь в низовьях р. Анадыря, в устье р. Канчалана жили чукчи. Эти данные подтверждаются также археологическими находками. В XVII в. на самой р. Анадыре, по-видимому, не было постоянных поселений чукчей. Следовательно, на юго-востоке граница расселения чукчей начиналась у устья р. Канчалана, на северном берегу Анадырского лимана. Следуя на северо-запад, граница их расселения проходила примерно по среднему течению рек, впадающих в Анадырь слева (Танюрэр, Белая). Далее она проходила северо-восточнее верховьев Большого и Малого Анюя, спускаясь ближе к Чаунской губе через вершины рек, впадающих в нее, и выходила к р. Колыме ниже устья Анюя. На всем очерченном пространстве внутренних районов сохраняется чисто чукотская топонимика, тогда как на побережье Берингова и Чукотского морей — и чукотская, и эскимосская. Никаких статистических данных о количестве чукчей в середине XVII в. нет. Однако, опираясь на сведения начала и середины XVIII в., можно предположить, что всех чукчей тогда было около 8—9 тыс.

  Авторы первых известий о чукчах XVII в. делят их по роду занятий на оленеводов и оседлых морских охотников и в то же время указывают на то, что обе эти группы чукчей усиленно занимались охотой на диких оленей. Однако уже тогда четко обозначилась специализация одной части чукчей в области оленеводства, а другой — в области морского зверобойного промысла.

  В 1647 г. М. Стадухин так характеризовал хозяйственные занятия чукчей: «Чукчи такоже, что и самоядь, оленные, сидячие ж». Несколько ниже в том же сообщении говорится, что чукчи переезжают на оленях на Медвежьи острова и там «они побивают морской зверь морж». Судя по сообщению М. Стадухина, западные чукчи вели тогда комплексное хозяйство.

У них сочеталось оленеводство с морским зверобойным промыслом и, видимо, сухопутной охотой. К востоку от Колымы было более отчетливым разделение между оленными чукчами и оседлыми морскими зверобоями. Последние в течение всего года жили на побережье моря, где вели охоту на морских млекопитающих: моржей, тюленей и китов.

В летние месяцы они предпринимали дальние охотничьи экспедиции на Колыму, Амгуему, Анадырь и другие реки, где охотились на диких оленей во время переправы их с одного берега на другой. Известно, что огромные стада диких оленей совершали регулярные миграции с юга на север и обратно.

Весной они двигались на север и переходили реки по льду, а в августе-сентябре, возвращаясь с Севера, переплывали реки в определенных местах. Особенно много было таких промысловых мест на реках, текущих в меридиональном направлении (Анадырь и его притоки). К таким местам и собирались чукчи.

Они приплывали на больших байдарах вместе со своими семьями в сопровождении маленьких одноместных байдарок, в которых плыли охотники. По данным середины XVIII в., к концу июля на Анадырь приплывали чукчи в «байдарах во сте в пятидесяти и более, в каждой человек по 15 и по 20 и больше». Таким образом, на Анадырь приплывало с побережья Берингова моря более 2 тыс.

чукчей, включая сюда женщин и детей. К этому же времени собирались на побережье Анадырского лимана оленные чукчи. Они также принимали участие в этом большом коллективном промысле. Охота производилась в тот момент, когда стадо диких оленей переплывало реку.

Когда олени достигали середины реки, из засад стремительно выезжали чукчи на одноместных байдарках, окружали оленей и кололи их специальными «поколючами» на «плаву». Покольщиками были сильные и ловкие мужчины, тогда как другие чукчи, в том числе и женщины, ловили уносимые течением туши убитых и раненых оленей. По-видимому, добывали оленей много. По данным первой половины XVIII в.

, «когда хорошая плавь бывает, то, не выключая и младенцев, на каждого достается оленей по двадцати». Осенняя охота давала мясо, высокого качества шкуры, необходимые для зимней одежды, обуви и для изготовления частей жилища. Мясо оленей отделяли от костей и вялили. Кости, оленей мелко дробили и вытапливали из них костный жир, который шел в пищу вместе с вяленым мясом и употреблялся для освещения. Занимались чукчи охотой на диких оленей и в другое время года, применяя при этом лук и стрелы.

  Охота на диких оленей была занятием как кочевых, так и оседлых чукчей. Это их традиционное занятие, уходящее своими корнями в глубокую древность. К середине XVII в.

оно уже начало утрачивать свое былое значение как для оленных чукчей, так и для тех, которые жили преимущественно за счет морского зверобойного промысла. Оленеводство чукчей было еще слабо развито. Оно только приобретало характер пастушеского оленеводства. Стада оленей у чукчей того времени были небольшие.

Олени использовались главным образом как средство передвижения и в охотничьих целях. Существовали же оленеводы главным образом за счет охоты, отчасти рыболовства.

  К середине XVII в. чукчи, заселявшие побережье Берингова и Чукотского морей, жили преимущественно за счет морского зверобойного промысла.

От охоты на морских млекопитающих они получали основные продукты питания (мясо, жир); кожи моржей шли на обтяжку каркасов байдар (кожаных лодок), на приготовление ремней, нужных для упряжи, для такелажа байдар, для линей к гарпунам, использовались для кровли летних яранг. Из кишек моржа шились дождевики.

Шкуры тюленей (нерп, лахтаков) использовались для пошивки одежды, обуви, мешков для хранения разных хозяйственных предметов и некоторых продуктов, бурдюков для хранения жира; из них же вырезались разного сечения ремни, которыми крепились части нарт, вязались ременные сети для промысла тюленей, изготовлялись лини для гарпунов.

  Жир морских животных употреблялся в пищу, шел на освещение и отопление жилища. Из клыков моржа изготовлялись орудия охоты, наконечники стрел, гарпунов, пешней, насады для гарпунов, охотничьи санки, части парусного такелажа для байдар, некоторые предметы домашнего обихода (черпаки, ложки). Моржовый клык служил также материалом для изготовления предметов искусства (костяная скульптура).

  Китовый ус использовался для подбивки полозьев нарт, из его волокон плели сети и лески для удочек. Из китового уса изготовляли чашки, вкладыши для наконечников гарпунов. Кости китов использовались в качестве строительного материала (балки и перекладины землянок, вешала, лабазы).

  Охота на китов и отчасти на моржей производилась с байдары при помощи гарпунов и носила коллективный характер, в то время как охота на тюленей и белых медведей была индивидуальной. Орудиями охоты на морских животных являлись в основном разные по размерам и назначению гарпуны, копья, ножи.

Читайте также:  Почему женщинам на руси нельзя было спать голыми

  Наибольшее значение в жизни приморских чукчей имел моржовый промысел; моржи, помимо мяса и жира, давали высокой прочности шкуры. Особенно ценными для приморских охотников были клыки моржей. Уже в первых сообщениях о приморских чукчах подчеркивалось значение моржового клыка в качестве материала для изготовления орудий. В 1647 г.

 Исай Игнатьев и Семейка Алексеев на коче дошли до Чаунской губы, «а в губе нашли людей, а называются чукчами, а с ними торговали небольшое место… вывезли к ним товарцу на берег, положили, и они в то место положили кости рыбья зуба (так называли тогда моржовые клыки) немного, а не всякой зуб цел; деланы у них пешни да топоры из той кости».

  Рыболовством, как видно, чукчи занимались мало. Рыбу ловили костяными крючками, короткими сетями, сплетенными из сухожилий оленя или волокон китового уса. Сети ставили с берега.

  При охоте на сухопутных животных чукчи использовали сложные луки, стрелы с различными наконечниками и копья. При охоте на морских млекопитающих пользовались метательными копьями (гарпунами) с отделяющимися наконечниками, к которым были прикреплены длинные лини. Лук со стрелами и копье составляли также вооружение чукотских воинов.

  Широкое применение в качестве материала для орудий и предметов хозяйства имели рога и кости оленей. Из них делали наконечники стрел, проколки, части упряжки, рукоятки, копылья для оленных нарт, ложки, крючки для подвешивания, ножи, пластинки для панцирей и многое другое.

  Основным средством передвижения чукчей по суше в XVII в. служили олени. Они запрягали их в нарты. Оседлые чукчи, по-видимому, использовали и собак. Тогда у них был распространен веерный тип упряжки собак, который сохранился до недавнего времени.

  У чукчей было два типа жилищ — переносное и постоянное. Переносным жилищем пользовались оленные чукчи во все времена года, а оседлые — только летом. В зимний период они жили в полуземлянках, тип и конструкция которых были позаимствованы ими от эскимосов. Строительным материалом служили челюстные кости и ребра китов, дерево, дерн.

Не случайно один из видов полуземлянки назывался «валка-ран» — жилище из челюстей. В полуземлянках жило по нескольку семей близких родственников. Летние жилища были наземными. Их остов покрывался шкурами моржей или оленей. Внутри они имели полога, сшитые из шкур оленей, а у оседлых чукчей — из шкур белых медведей. В пологах горели лампы-жирники.

Они освещали жилище и давали тепло.

  Домашняя утварь чукчей отличалась простотой и немногочисленостью предметов. Лампы-жирники выдалбливались из песчаника или делались из глины. Необходимые для варки пищи котлы изготовлялись глины с примесью грубого песка.

Как рассказывается в чукотских преданиях, глина и песок замешивались на крови добытых животных, для вязкости в эту смесь добавлялась собачья шерсть. Помимо глиняной они имели деревянную посуду, главным образом блюда, на которые выкладывалось мясо. Огонь добывали трением с помощью специального лучкового снаряда.

Приморские чукчи зимой пищу готовили на лампах-жирниках, а летом — в специальных помещениях, где жгли кости китов, поливая их жиром.

  Основной общественной ячейкой как кочевых, так и оседлых чукчей в середине XVII в. была большая патриархальная семья со многими пережитками более древних общественных отношений, в частности с пережитками группового брака, левирата, сорората, многоженства и т.д.

Уже тогда у них уживались одновременно частная и общинная собственность: частная собственность на оленей, общинная — на пастбища, охотничьи угодья, жилища и т.п. Они переживали процесс разложения первобытнообщинного строя.

Судя по данным фольклора, у них существовала начальная форма патриархального рабства.

  По представлениям чукчей, окружающий мир был одухотворен. Каждый предмет жил жизнью, подобной жизни человека, хотя имел другую материальную форму. Окружающая чукчей природа была наполнена благожелательными к человеку существами — ваыргыт и злыми, вредоносными, духами — кэлет. Благожелательные существа помогали человеку в его трудовой деятельности, а злые вредили ему.

Они, например, вызывали падежи оленей, вселялись в человека, приносили ему болезни и смерть. Солнце и звезды — это благожелательные ваыргыт. Наиболее важнейшим существом считалось наргынэн («вселенная», буквально «все наружное пространство»). Представления об этих существах были неопределенны, расплывчаты. У них искали покровительства, помощи и защиты.

Поскольку успехи или неудачи в трудовой деятельности, в охоте зависели от благожелательного расположения ваыргыт, чукчи задабривали их путем жертвоприношений, практиковавшихся по самым различным поводам. Моржи, киты, олени служили наиболее распространенными среди чукчей объектами культа. Едва ли не самое раннее сообщение по этому поводу дошло до нас от 1647 г.

, составленное известным землепроходцем северо-востока Сибири М. Стадухиным. Он рассказывает, что около р. Чукочьей (к западу от р. Колымы) живут чукчи.

«И те чукчи по сю сторону Калымы от своего жилья с той речки зимою переезжают на оленях на тот остров одним днем, и на том острову они добывают морской зверь морж и к себе привозят моржовые головы со всеми зубами, а по своему они тем моржовым головам молятца».

  Следы широкого распространения культа моржей и китов прослеживаются по настоящее время не только на побережье Ледовитого океана, но и Тихого. Следы культового собирания моржовых голов И. С.

Вдовину удалось наблюдать около мыса Шелагского, у селений Рыркайпий (мыс Шмидта), Энурмин (мыс Сердце-Камень) и в других местах.

Таким образом, этот культ был широко распространен не только среди чукчей и эскимосов, но также среди коряков.

Левират у чукчей: в чем его плюсы Левират у чукчей: в чем его плюсы Левират у чукчей: в чем его плюсы

Источник: http://ruhistor.ru/arktika_history008_02.html

Культура, обычаи и традиции чукчей

Что мы знаем о представителях такой национальности, как чукча? Большинство людей составляют мнение о них, основываясь на многочисленных анекдотах, где жители Севера представлены малообразованными и нелепыми. Действительно ли это так? Какие у них обычаи и традиции? Если ли достояния культуры? Давайте вместе разберемся в этих вопросах и возможно, мнение о северном населении в корне изменится.

Быт чукчей

Левират у чукчей: в чем его плюсы

Найдя подходящую территорию, где много корма для оленей, чукчи разбивают временный лагерь и обитают там до тех пор, пока не закончится еда для «питомцев». После этого они покидают насиженное место и отправляются на поиски нового пастбища.

Есть и другие представители народа, которые ведут оседлый образ жизни. Они специализируются на рыболовстве и охоте за морскими обитателями. На сегодняшний день численность нации составляет пятнадцать тысяч человек.

Основная часть проживает на российской Чукотке. Если верить древним преданиям, то чукчи относятся к избранной расе. Остальные народы Севера (эвенки, коряки) сотворены лишь в качестве «помощников».

Считается, что создателем нации стала ворона по имени Куркыль. Также аборигены Чукотки свято верят в тот факт, что к сотворению мира имеют непосредственное отношение северные животные.

Язык

Наречие удивительного народа входит в группу чукотско-камчатской языковой семьи. Ближе всего к нему корякский и алюторский языки. По типологии наречиt относится к инкорпорирующим, т.е. сочетающим в себе несколько разных языков.

В 1930 году пастух с Чукотки по имени Теневиль создал идеографическую письменность, но широкого распространения она не получила. На сегодняшний день аборигены Севера используют алфавит, созданный на основе кириллицы, но с добавлением нескольких специфичных символов.
Основная часть чукотских произведений искусств, в частности книги, создается только на русском языке.

Яранга

Это жильё чукчи. «Строение» представляет собой шатер большого размера, который сверху покрыт шкурами оленей и укреплен большими булыжниками. Посредине жилища располагается кострище, которое используется для согрева и приготовления пищи. Вокруг яранги размещают многочисленные сани с хозяйственным скарбом.

В задней части чукотской «квартиры» меховыми шкурами отделяют маленькую комнатку, которая одновременно выполняет роль спальни и столовой.

Одежда

Левират у чукчей: в чем его плюсы

Для пошива вещей северные жители применяют пыжики (шкуры молодых оленей). Зимняя одежда чукчей состоит из двух слоев: внутренний – мехом к телу, а внешний – «опушкой» наружу.

Мужчины одеваются двойные рубахи и штаны, дополнительно натягивают чулки, сапоги и шапку-капор. У девушек вещи для зимнего периода также состоят из двух слоев. Однако в отличие от представителей сильной половины человечества, милые чукотские барышни наряжаются в меховой комбинезон. Наряд имеет широкие рукава и глубокий вырез спереди.

В летний сезон чукоты надевают свободную одежду, пошитую из замши оленя или лёгкой материи, оформленной национальным декором. Малыши тоже имеют «фирменные» вещи. Это наглухо зашитый со всех сторон комбинезон.

Ручки и ножки надежно спрятаны, а вот сзади имеется небольшой разрез. Он предназначен для того, чтобы мамочки вытаскивали грязные «пеленки» и заменяли их на чистые. Хотя мох, соединенный с шерстью оленя сложно назвать пеленкой в классическом смысле этого слова. Лучше именовать аксессуар чукотским памперсом.

Жительницы Чукотки имеют и национальную прическу – косы, декорированные бусинками и пуговицами.

Еда

Рацион северных обитателей сложно назвать полноценным. В основном они кушают в разном виде мясо китов, оленей. Также не брезгуют ливером, кровью, моллюсками, корой и ягодами.

У народа имеется национальное блюда. Правда, навряд ли кто-то захочет его пробовать, узнав, как готовится сей деликатес. Итак, рецепт чукотского блюда под названием моняло.

Оленя, которого планируют пустить на изготовление кулинарного шедевра, тщательно подкармливают мхом. Затем выжидают некоторое время, пока он начнет перевариваться. В этот момент животное убивают, распарывают брюхо и достают содержимое. Моняло готово! Его применяют для приготовления первых блюд, употребляют в свежем виде или пускают на консервы.

Пьют чукчи в основном травяные отвары. Они не прочь пропустить пару рюмашек алкогольного напитка, но им категорически запрещено спиртное. Поскольку организм жителей Севера не способен переваривать этиловый спирт.

Источник: https://7kul.ru/traditsii/obryady/kultura-obychai-i-traditsii-chukchej

Зачем чукчи обмениваются женщинами

В суровом Заполярье, вообще, никогда не было много людей, а холостых и незамужних среди них – поискать. Не говоря о том, чтобы встретить кого-то по сердцу. Так что даже просто подходящие по возрасту парни и девушки – большая ценность.

Именно поэтому жители Крайнего Севера заключали браки между родственниками, путем обмена женщинами, а также если зять отработал положенное время на будущего тестя и при усыновлении мальчика семьёй будущей жены.

Обмен

Интересно, что обмен женщинами производился даже в случае похищения невесты.

Рассерженные родственники девушки, выяснив личность коварного вора, могли потребовать взамен какую-то из его родственниц в качестве компенсации.

Понять этих людей можно: рабочие руки всегда нужны, и потеря помощницы может серьёзно испортить и без того непростой быт людей, вот и требуется замена украденной девушке.

Так поступали и в том случае, если будущая невеста просто сбежала от суровых родителей, отказавших милому ей парню при сватовстве. Но обычно люди просто договаривались между собой, что поженят своих детей, когда они вырастут. Например, семья может отдать замуж в соседнее стойбище свою дочь и получить оттуда взамен невесту для сына.

Жена и олени

Бедный чукча, не имеющий возможности расположить к себе родственников невесты дорогими подарками, как правило, был вынужден буквально батрачить на будущего тестя, чтобы доказать, что он достоин руки его дочери. Время такой отработки могло затянуться на несколько лет, все зависело от отношения к парню потенциальных родственников.

Обычно после свадьбы молодой муж увозил жену к себе, в придачу получив оленей – как оплату за свой труд. Если работник не планировал переезд, он мог быть просто усыновлен будущим тестем, тогда он женился на приглянувшейся девушке без отработки.

Читайте также:  Запрет на посещение женщиной афона: что будет, если его нарушить

Чукчи, в основном, моногамны. Но в старину богатые оленеводы могли позволить себе двух и более жен из практических соображений: за каждым отдельным стадом следила конкретная женщина, руководя работниками и выполняя свои хозяйственные обязанности. Обычно первая супруга считалась хозяйкой, а вторая – ее помощницей.

У товарищей всё общее

Среди чукчей был распространен обычай так называемого группового брака, когда несколько родственников или просто друзей формировали подобие шведской семьи. Таких мужчин представители этого народа называли «товарищи по жене». Они буквально обменивались своими супругами, уступая место друг другу на брачном ложе.

Не исключено, что этот обычай также возник благодаря тяжёлым условиям жизни на Крайнем Севере, поскольку кочующий по тундре оленевод мог найти кров и домашний уют на соседнем стойбище, если там жил его товарищ по жене.

Групповой брак еще больше связывал между собой людей, поскольку рожденные в нем дети считались общими. Они могли рассчитывать на поддержку и внимание со стороны всех членов своей большой семьи.

Разумеется, бедные чукчи часто стремились к подобным отношениям с богатыми родственниками или соседями. К тому же, групповой брак был настоящим спасением для бездетных пар, поскольку бесплодие одного товарища по жене вполне могло быть компенсировано другим. А рождение ребенка всегда приветствовалось чукчами как радостное событие, независимо от того, кем был его отец.

Вдова покойного брата

Часто даже опытные оленеводы погибали в тундре от мороза, голода, при нападении хищников. В таких суровых условиях к летальному исходу может привести небольшая травма или несчастный случай. Тогда женщина, у которой несколько маленьких детей, становилась вдовой.

Она могла бы остаться без поддержки и средств к существованию, если бы у чукчей не был распространен обычай левирата, когда обязанность жениться на вдове и усыновить её детей возлагалась на брата почившего мужа. Причем, это обязательно должен быть младший родственник усопшего. При отсутствии у покойного родных братьев на вдове женился его племянник или кузен.

Обычай левирата распространен у многих народов Азии, Крайнего Севера и эскимосов Америки. Он обусловлен необходимостью обеспечить женщине и осиротевшим детям защиту и финансовую поддержку.

Примечательно, что старший брат покойного освобождался от обязанности жениться на его вдове, это был долг исключительно младшего родственника.

Левират у чукчей: в чем его плюсы

Поделитесь этим постом с друзьями

Источник: http://interesno.cc/article/12487/zachem-chukchi-obmenivajutsja-zhenshhinami

Как я уехала на Чукотку и офигела

Валентина Тимонина

Эту ту самую историю нам прислала наша читательница Валентина Тимонина.

Валентина, спасибо вам! Дорогой читатель, пожалуйста, бери пример с Валентины и тоже присылай свою ту самую историю, потому что мы их собираем: весь ад, жесть, боль, ужас и счастье, лучшие и самые невероятные воспоминания — всё это к нам. Спасибо!

Однажды я уехала работать на одну маленькую и, естественно, гордую радиостанцию в Анадыре на Чукотке. Об этом месте я не знала ничего, а решение о поездке было принято и исполнено в течение трёх дней.

Поэтому в начале сентября я внезапно обнаружила восемнадцатилетнюю себя в самолёте, летящем девять часов на самый край земли. Рядом со мной сидел мужчина с бородой, который сопровождал девятерых своих приёмных детей и жену из поездки по российским монастырям.

Ко мне он тоже сразу проникся отеческими чувствами и предложил звонить, если понадобится чайник или занавески. А также дал полезный совет: есть много моркови, иначе вернусь без зубов.

Все мои знакомые в Анадыре потом оказались людьми с полным комплектом зубов и проблем не испытывали. Кроме одного коллеги, которому зубы выбили недовольные чукотские радиослушатели.

Мою трёхлетнюю жизнь на Чукотке я люблю иллюстрировать несколькими историями. Первая — про пургу.

Пурга на Чукотке — это настоящее стихийное бедствие, правда, привычное. Все знают, что делать, как себя вести и как не теряться. Правда, всё равно регулярно теряются. Во время пурги становится тепло, около минус трёх, поднимается сильнейший ветер, который швыряет во все стороны снег, подоконники, маленьких собачек.

Впервые я столкнулась с пургой как-то утром, когда шла на работу. Сначала между домов идти было сносно. Сложно, конечно: казалось, ветер собьёт с ног, но я продвигалась вперёд. Когда же я подошла к главному (одному из двух) городскому перекрёстку, я поняла, что сделать шаг не могу.

Если я оторву хоть одну ногу от земли, то меня унесёт на другой конец города (не так уж далеко, честно говоря). Я обхватила светофор руками и решила ждать конца пурги (он наступит через двенадцать часов). Мимо меня прошёл огромный мужчина, к которому верёвкой был привязан крошечный школьник. Перпендикулярно мне женщина переходила дорогу на четвереньках.

Только я решила полностью отдать себя в руки панической атаки, как меня оторвало от земли: другой огромный мужчина схватил меня в охапку (одной ручищей) и понёс через дорогу. Возможно, он и сказал мне что-то вроде: «Позвольте пронести вас сквозь этот разрывающий лёгкие ветер», — но во время пурги шум стоит невозможный.

Короче, он донёс меня до сплошной линии, когда ветер сбил с ног нас обоих. Далее мы передвигались на четвереньках. На другой стороне от ветра нас немного скрыл дом, и мы расползлись по своим делам.

Пожалуй, лучшее, что я привезла с Чукотки — это умение править собачьей упряжкой. Гуляла как-то неподалёку от Анадыря и увидела ярангу, поставленную на берегу лимана. В яранге обнаружился сухой старичок Владимир. В глаза первой бросалась его борода. Она была заплетена в две косички, связанные узлом.

Владимир пояснил, что он дал себе слово не состригать бороду до тех пор, пока не закончит свой перевод «Слова о полку Игореве». Дело в том, что Владимир уверен: чукотский язык — это малоизменённая версия древнерусского. И если исходить из этого, смысл всего текста «Слова» становится совершенно иным.

Переводом он занимался, когда не был каюром, то есть хозяином и водителем собачьей упряжки. Владимир напоил чаем с тундровыми ягодами, сыграл на баяне, прочитал кое-что из своего перевода. И предложил прокатиться. У упряжки, которая досталась мне, было два вожака: Бочка и Борода.

Как они неслись! Ездовые собаки начинают чувствовать усталость только через сто первых километров, а бег по снежной равнине — любимое их занятие.

Краткий курс управления собачьей упряжкой: направо — кричишь «поть-поть», налево — горловое «кххх», быстро прямо — любые громкие весёлые звуки. Поэтому мы в своих катаньях представляли собой удивительное зрелище: трое нарт, пятьдесят собак, люди кричат, поют, хохочут.

Первый раз мне разрешили поехать самой только после нескольких тренировок. Всё шло хорошо, пока я не спрыгнула с нарт, чтобы бежать рядом с упряжкой: это, по заверениям Владимира, снимает нагрузку с собак, они будут двигаться быстрее. Попробуйте спрыгнуть с нарт, когда они несутся на полной скорости! Я сразу же упала.

А потом побегайте-ка по снегу в костюме, который достаточно большой и тёплый, чтобы в минус сорок было ок. Наконец, думаю, Бочка и Борода изначально планировали от меня избавиться. Я лежу на снегу, мои собаки убегают вдаль. Слева, по идее, база, там их может поймать Владимир.

Надо только сказать собакам, чтобы шли налево! Ага, теперь попробуйте громко крикнуть горлом: «Кххх!» Короче, Владимир догнал их на другой упряжке, но меня даже не ругал.

А однажды зимой у Владимира стали замерзать щенки. И он на время холодов раздавал их знакомым. Мне досталась Альфа. Она бегала по квартире двадцать часов без остановки, сожрала весь линолеум и выросла вожаком упряжки, в чём я вижу прямую свою заслугу.

Анадырь отделён от посёлка, где находится аэропорт, лиманом. Летом его можно пересечь на пароме, который сопровождают белухи. Как-то в августе мы с моим спутником отправились на ту сторону лимана на романтическое свидание. Гуляли по холмам и заброшенным посёлкам, дремали в ароматной тундре и не следили за временем. И оказалось, что мы пропустили паром.

Августовская ночь на Чукотке всё же холодна, но мой спутник был опытным путешественником, так что мы решили ночевать на берегу. С собой у нас было несколько сосисок и половина батона. Мы накидали веток на палет, который нашли тут же, — получилась кровать. С одной стороны у нас был лиман, с трёх других мы разожгли костры.

Я бы не стала советовать повторять эту схему на свидании, потому что холодно было нечеловечески. Утром мы пожарили свои сосиски и хлеб и пошли на паром. На берегу мы встретили очень толстого мужчину в трусах. Он валялся на одеяле, загорал. На нём была кепка ЛДПР, рядом был воткнут флаг ЛДПР. Он подарил нам значки ЛДПР и сказал, что уверен, что у нас будут красивые дети.

Учитывая его партийную принадлежность, у меня не было никаких сомнений, что это подлая ложь.

В Анадыре немного людей. Поэтому единомышленники стараются держаться друг друга. Заведений особенно никаких нет, так что собирались мы традиционно на кухне. У нас был чрезвычайно интеллигентный кружок: фотограф, литератор, врач, музейный работник, журналисты и школьницы (для красоты). Ну и вот, стоим мы с врачом и беседуем о литературе.

И мне так хорошо. Я чувствую себя героиней кино. Или даже романа. И все эти люди так прекрасны. К реальности меня вернули слова врача:— Понимаешь, мы должны хранить связь.— Угу.— Для этого ты должна вступить в наше общество.— Общество?— Да, там человек шесть-семь, мы раз в неделю собираемся, чтобы очиститься от той темноты, которая в нас копится.

— Очиститься?

— Ну, да. Естественно, через секс.

Через несколько минут он уже пытался осуществить поцелуй трёх людей одновременно (это возможно, кстати). Но я всё равно чувствовала себя очень довольной, хоть и полной тьмы.

Последняя моя история — про мусорку. Вот она. Однажды я пошла выкидывать мусор, а около бака лежала отрубленная голова оленя.

Источник: https://batenka.ru/explore/chukotka/

Левират

Левира́т (от евр.

деверь) — понятие, указывающее на норму закона, действовавшего во времена Ветхого Завета в Израиле, согласно которой, в случае смерти мужа, не оставившего после себя детей, вдову должен был взять замуж его брат, деверь; при этом первородный сын от такого брака признавался по закону сыном покойного мужа (Втор.25:5-6). Это должно было соблюдаться, если семьи братьев проживали ранее совместно.

Если деверь отказывался исполнить эту религиозно-нравственную обязанность, то вдова получала право вступить в новый брак с посторонним человеком, при этом совершался обряд «разувания», заключавшийся в том, что вдова в присутствии старейшин города снимала с деверя сапог и плевала ему в лицо, после чего такой деверь, не пожелавший восстановить семя брату своему, считался ошельмованным и дом его назывался «домом разутого» (Втор.25:7-10). Установление о левиратном браке в составе Синайского законодательства имело цель предотвратить вымирание рода.

В результате левиратного брака родился, например, св. Иосиф Обручник. У евангелиста Матфея отцом Иосифа Обручника назван Иаков (Мф.1:16), а у евангелиста Луки — Илий (Лк.3:23). Последний умер бездетным. Его брат женился на вдове. У них родился Иосиф, который по закону левиратного брака считался сыном Илия, а реально происходил от Иакова.

Читайте также:  Турецкая украина: что это было

***

протоиерей Владимир Воробьев
Нигде в новозаветных текстах не говорится о деторождении как о цели или как об оправдании брака.

Особенно ясно это из тех евангельских текстов, где рассказывается, как Христос отнесся к закону левирата: «В Царствии Божием не женятся и не выходят замуж, но пребывают как ангелы Божии» (Мф. 22:23-32).

Вопрос о том, чьей женой в Царствии Божием будет женщина, имевшая семь мужей на земле, лишен смысла. Сама постановка вопроса, которая исходила из понимания брака как состояния, предназначенного лишь для деторождения, Христом отвергается.

Это не значит, что Христос учит о временности брака и отвергает единство мужа и жены в вечности. Здесь говорится о том, что в вечности не будет тех земных, плотских отношений, которые иудеи отождествляли с браком, — они будут другими, духовными.
Источник

***

протопресвитер Иоанн Мейендорф
В рассказе синоптиков (Мф.22:23-32; Мк.12:18-27; Лк.

20:27-37) об отношении Христа к закону левирата: интересно, что это отношение определяется в связи с Его учением о личном бессмертии, отменяющем беспокойство о бессмертии через потомство… На вопрос саддукеев, чьей женой будет женщина, вышедшая последовательно за семь братьев, — Христос отвечает, что в Царстве Божьем «ни женятся, ни выходят замуж», а живут «как ангелы». Очевидно, что в этом рассказе речь идет о невозможности в будущей жизни тех отношений между мужчиной и женщиной, к которым сводился в иудействе институт брака: половое сочетание и деторождение. Часто (например, в католичестве) эти слова также приводятся как доказательство чисто временного характера брака, даже христианского, и безоговорочного поощрения брака после вдовства. Если бы это было так, то отношение Христа к левирату прямо противоречило бы учению апостола Павла о вдовстве и вообще о всем учении Церкви о браке как Таинстве, о чем будет речь ниже. В действительности, пользуясь случаем вопроса о левирате, Христос просто утверждает, что, в свете истины бессмертия, брак не может оставаться в Царстве Божьем утилитарным институтом для деторождения; положительного учения о браке как о новой христианской реальности Он в своем ответе не дает.
Источник

Источник: https://azbyka.ru/levirat

Про чукчей в историческом аспекте

?

Category:

Но, скорее всего, вас бы просто убили. При этом большая часть современного оружия вряд ли бы помогла, окажись вы против столь опасного врага.

  •  На самом деле трудно отыскать более воинственный  народ чем чукчи.
  • Спартанское воспитание было куда мягче и «гуманнее»  воспитания будущих чукотских воинов.
  • «Настоящие люди»
  • Чукчи – это искаженное «чаучи» – оленеводы, индейцы Севера.
  • Сами они называют себя луораветланы – «настоящие люди».

Да, они – шовинисты, которые считают остальных второсортными. Они шутят над собой, называя себя «потным народцем» и в подобном роде (но только между собой). При этом нюх чукчей не особо уступает нюху собак, а генетически они от нас ой как отличаются.ДетствоКак и у индейцев, у чукчей суровое воспитание мальчиков начиналось с 5-6 лет. Спать с этого времени кроме редких исключений позволялось лишь стоя, опершись на полог яранги. При этом юный чукотский воин спал чутко: для этого взрослые подкрадывались к нему и обжигали то раскаленным металлом, то тлеющим концом палки. Маленькие воины (мальчиками как-то язык не поворачивается их назвать), в итоге, начинали молниеносно реагировать на любой шорох…Бегать приходилось за оленьими упряжками по снегу десятки километров, а не ездить на санях, прыгать – с привязанными к ногам камнями. Лук был неизменным атрибутом: у чукчей вообще зрение – не в пример нашему, дальномер практически безупречен. Именно поэтому чукчей со Второй мировой войны так охотно брали в снайперы.

Была у чукчей и своя игра с мячом (из оленьей шерсти), сильно напоминавшая современный футбол (только играли луораветланы в эту игру задолго до «основания» футбола англичанами). А еще любили здесь бороться.

Борьба была специфической: на скользкой моржовой шкуре, дополнительно смазанной жиром, надо было не просто одолеть соперника, а кинуть его на острые кости, расставленные по краям. Именно таким противостоянием уже взрослые юноши будут выяснять отношения со своими врагами, когда почти в каждом случае проигравшему грозит смерть от куда более длинных костей.

Путь во взрослую жизнь лежал для будущего воина через испытания. Т.к. ловкость ценилась этим народом особо, то и на «экзамене» делали ставку на нее, да на внимательность. Отец посылал сына на какое-то задание, но не оно было главным.

Отец незаметно выслеживал сына, и как только тот садился, терял бдительность или попросту превращался в «удобную мишень», то в него тут же выпускалась стрела. Стреляли чукчи, как уже упоминалось выше, феноменально. Так что среагировать и уйти от «гостинца» было делом не простым. Пройти экзамен можно было лишь одним способом — выжить после него.

Ах да… Не стоит считать отцов такими уж жестокими: стреляя по сыну, глава семейства не смазывал наконечник ядом, так что ранение оставляло шансы выжить. На войне же без яда стрелы не летали…

Смерть? А что ее бояться?Существуют записи очевидцев, которые описывают шокирующие прецедентны из жизни чукчей даже начала прошлого века. Например, у одного из них стал сильно болеть живот. К утру боль только усилилась, и воин попросил товарищей убить его. Те незамедлительно выполнили просьбу, даже не придав особого значения случившемуся.

Чукчи верили, что у каждого из них есть 5-6 душ. И для каждой души может быть свое место в раю — «Вселенной предков».

Но для этого следовало выполнить некоторые условия: достойно погибнуть в бою, быть убитым от руки друга или родственника, или умереть своей смертью. Последнее – слишком большая роскошь для суровой жизни, где на заботу других уповать не стоит.

Добровольная смерть для чукчей – обычное дело, достаточно лишь попросить о таком «убийстве себя» родственников. Так же поступали при ряде тяжелых болезней.

Проигравшие бой чукчи могли перебить друг друга, а про плен особо не думали: «Если я стал тебе оленем, то чего медлишь?» — говорили они победившему врагу, ожидая добивания и даже не думая просить пощады.

Война – это честь

Чукчи – прирожденные диверсанты. Малочисленные и свирепые, они были настоящим ужасом для всех, кто жил в зоне досягаемости.

Известным фактом является то, что отряд коряков – соседей чукчей, присоединившихся к Российской империи, насчитывавший полсотни человек, бросался врассыпную, если чукчей было хотя бы два десятка.

И не смейте обвинять в трусости коряков: их женщины всегда имели с собой нож, чтобы при нападении чукчей убить детей и себя, лишь бы избежать рабства.

Если же чукчи шли в грабительские рейды, то они просто резали мужчин и брали в плен женщин. С пленными обращались достойно, но гордость не позволяла корякам сдаваться живыми. Мужчины живыми в руки чукчей попадать тоже не хотели. В таких случаях враг привязывался к вертелу, и методично прожаривался над костром.

Чукчи и Российская империя

Русских казаков в 1729 году искренне просили «не чинить насилия над немиролюбивыми народами севера». То, что чукчей лучше не злить, их соседи, присоединившиеся к русским, знали на своей шкуре.

Однако у казаков, видимо, взыграли гордыня и зависть к такой славе «некрещенных дикарей», поэтому якутский казачий голова Афанасий Шестаков и капитан Тобольского драгунского полка Дмитрий Павлуцкий пошли на земли «настоящих людей», уничтожая все, что встречали на своем пути.

Несколько раз чукотских вождей и старейшин приглашали на встречу, где их попросту подло убивали. Для казаков все казалось просто… Пока чукчи не поняли, что играют не по тем правилам чести, к которым привыкли сами.

Через год Шестаков и Павлуцкий дали чукчам открытый бой, где у последних шансов было не так много: стрелы и копья против порохового оружия – не лучшее оружие. Правда, Шестаков и сам погиб. Луораветланы начали настоящую партизанскую войну, в ответ на которую сенат в 1742 году распорядился уничтожить чукчей начисто.

Последних было менее 10 000 человек с детьми, женщинами и стариками, задача казалась такой простой.

До середины XVIII века война была жесткой, но вот уже и Павлуцкого убили, и отряды его разбили. Когда российские чиновники разобрались, какие потери они несут, то ужаснулись.

Кроме того, прыти у казаков поубавилось: стоило победить чукчей неожиданным набегом, как оставшиеся в живых дети и женщины убивали друг друга, избегая плена.

Сами чукчи смерти не боялись, пощады не давали и могли истязать крайне жестоко. Испугать их было нечем.

В срочном порядке издается указ, запрещающий вообще злить чукчей и лезть к ним «со злым умыслом»: за это решено было ввести ответственность. Чукчи вскоре тоже стали успокаиваться: захватить Российскую империю нескольким тысячам воинам было бы слишком обременительной задачей, смысла в которой сами луораветланы не видели. Это был единственный народ, который военным способом запугал Россию, невзирая на свою ничтожную численность.Спустя пару десятилетий империя вновь вернулась на земли воинственных оленеводов, боясь, что с теми «заведут опасный мир» французы и англичане. Чукчей брали подкупом, уговорами, ублажениями и водкой. Дань чукчи платили «в том размере, который сами выберут», т. е. не платили вовсе, а «помощь государеву» им возили так активно, что легко было понять, кто кому на самом деле платит дань. С началом сотрудничества в лексиконе чукчей появился новый термин — «чуванская болезнь», т.е. «русская болезнь»: с цивилизацией к «настоящим людям» пришел и сифилис и алкоголизм.

Отношения с другими народами.

Веяния Европы чукчам были – как зайцу стоп-сигнал. Они торговали со многими, однако наибольшее обоюдное уважение в торговле проявляли… с японцами. Именно у японцев чукчи закупали свои металлические латы, которые были точь-в-точь как у самураев.

Я, кстати, видел про это фильм: молодой чукча отбивал стрелы десятка стрелков, стрелявших метров с 15ти. Отбил все. А последнюю, подпрыгнув от радость, схватил рукой и сломал об колено.

Анекдоты

Советская власть, решив нести огонь коммунистической идеологии и цивилизации в далекие чукотские яранги, радушного приема не получила.

Попытка надавить на чукчей силой оказалась непростой задачей: сначала все «красные» с близлежащих территорий наотрез отказывались воевать с чукчами, а потом смельчаки, прибывшие сюда издалека, стали пропадать отрядами, группами, лагерями. В основном пропавших не находили.

В редких случаях удавалось разыскать останки перебитых колонистов-неудачников. В итоге «красные» решили пойти проторенным при царе путем подкупа. А чтобы чукчи не стали символом независимости, их просто-напросто превратили в фольклор.  Страх и восхищение перед чукчами сменили на образ эдакого недоумка.

 Так поступили с Чапаевым, сделав ставку на анекдоты про «Василия Ивановича и Петьку», переделывая образ образованного и независимого, в смешного и потешного.

 Чукчи – это Воины. И пусть смеются над  анекдотоми про чукчу,  – настоящий Воин всегда бесконечно выше и тех, и других.

Это Великие Воины севера, о которых мы так мало знаем.

Источник: https://bulochnikov.livejournal.com/3298232.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector