Литвины и литовцы: почему это не одно и то же

Одна из стержневых идей украинского радикального национализма заключается в том, что украинцы якобы являются «эксклюзивными» прямыми потомками древних русичей, антов и трипольцев.

А вот русские, по версии украинских патриотов, к Древней Руси никакого отношения не имеют, их корни надо искать среди монголо-татар и угро-финнов. Похожие голоса в последнее время все чаще начали раздаваться и в Белоруссии.

Правда, там патриотическая фолк-хистори имеет свои «национальные особенности».

Идеи «расовой исключительности» белорусов, к счастью, не признаны в Минске официальной наукой, но они становятся все более популярны среди представителей прозападной части интеллигенции и в радикальной среде — в частности, фанатской. Активно продвигают их пресса и издательства с неоднозначной репутацией.

«Литвинизм» и «белорусскую исключительность» отстаивают, в частности, «историк» (а по совместительству — специалист в сфере аномальных явлений и вампирологии) Вадим Деружинский, книгоиздатель и популяризатор боевых искусств Анатолий Тарас и некоторые другие не менее «авторитетные» авторы.

Литвины и литовцы: почему это не одно и то же Украинская карта в тайных схватках Рокфеллеров с Ротшильдами

События 1991 года и «незалежность» в контексте противостояния двух кланов

  • В произведениях большей части сторонников идей «особого происхождения белорусов» можно найти следующие тезисы:
  • — во времена Древней Руси предки белорусов не были частью одной народности с предшественниками русских и украинцев, а являлись самостоятельным этносом — кривичами (кстати, именно с этим сомнительным утверждением согласны и некоторые представители официальной белорусской науки);
  • — со временем предки современных белорусов приобрели этноним «литвины» и под этим именем стали ключевым этносом Великого княжества литовского;
  • — предки русских («московиты») — это смесь татар с финно-уграми, не имеющая с предками белорусов ничего общего, более того, московиты постоянно нападали и притесняли литвин;
  • — после присоединения литвинских земель к Российской империи цари, дабы литвины забыли о своем славном прошлом, навязали им имя «белорусы» и представления об «общей истории».
  • На самом деле ни одно из перечисленных утверждений не выдерживает ни малейшей критики.

Рассказывать о «кривичах», как об «эксклюзивных» предках белорусов, может только человек, совершенно далекий от истории. Пытаться увязывать конкретный славянский племенной союз с происхождением отдельного восточнославянского этноса — вообще дело неблагодарное.

Помимо кривичей, несомненными предками белорусов являются еще и дреговичи. Причем кривичи одновременно являются предками русских, а дреговичи — украинцев.

Сделали свой вклад в формирование белорусского народа и радимичи, являющиеся, судя по всему, в некоторой мере предками и для русских.

Если отвлечься на минуту от белорусов, то с украинцами история получается похожая. Северяне — «прапрапрадеды», как для украинцев, так и для русских. Это же в известной мере касается и полян. Они изначально жили в районе современного Киева, однако со временем их потомки массово мигрировали на северо-восток, в бассейн Оки. Это, кстати, подтверждается антропологическими данными.

Судя по историческим и лингвистическим материалам, в рамках Древнерусского государства существовала единая (русская или руськая) народность, а субэтносы, ставшие русскими, украинцами и белорусами, выделились в ней лишь в послемонгольский период.

Что же касается «Литвы», то на днях была 1008-я годовщина упоминания этого термина. 14 февраля 1009 года в Кведлинбургских анналах была сделана запись об убийстве на границе Пруссии, Руси и Литвы миссионера Бруно Квертфуртского (Бонифация).

Как видим, даже авторы западных источников все три термина четко дифференцировали.

Причем, исходя из банальных географических соображений, можно смело утверждать, что под границей Руси в данном случае имеется в виду территория северо-запада современной Белоруссии…

Упоминается Литва неоднократно и в «Повести временных лет». Вне всяких сомнений, речь идет о «литве», как о балтском племени.

Действительно, балты (в частности, литва и ятвяги) жили на северо-западных территориях современной Белоруссии, но здесь они были ассимилированы двигавшимся с юга восточнославянским населением, послужившего затем основой для белорусского этногенеза. Балтские же племена, жившие к северу, со временем начали объединяться в единый литовский этнос.

В XIII веке, воспользовавшись центробежными тенденциями в Древнерусском государстве и родственными связями с некоторыми русскими княжескими родами, вожди литовских племен захватили власть над большей частью славянского населения, проживающего на территории современной Белоруссии. А затем, на протяжении примерно полутора столетий распространяли свое влияние на землях современной Украины.

Так Великое княжество Литовское расширилось от Балтийского до Черного моря за счет бывших владений Рюриковичей. А термин «литвин» обрел двойное значение. Основное — этническое — потомок «литвы» и предок современных литовцев. Вспомогательное — политическое — подданный ВКЛ вне зависимости от «национальности».

Во втором значении в «литвины» записывали и предков литовцев, и предков украинцев, и предков белорусов. Причем, хоть кому-то, наверное, это и не очень приятно осознавать, но в ВКЛ восточные славяне имели сугубо подчиненную роль.

«Господами» были балты-литовцы, хоть и воспринявшие более высокую русскую культуру и русский язык…

Из восточнославянских народов быстро создать свое независимое государство смогли только предки современных русских, которые, нужно сказать, не забыли, что к западу от них проживают такие же русские («прапрадеды» современных украинцев и белорусов), и в конечном итоге помогли собратьям освободиться из-под власти «инородцев».

О том, что литвины (в этническом понимании) и предки современных белорусов (местная часть русинов, русских) — это два разных народа, свидетельствуют многочисленные источники того времени.

В Статуте ВКЛ фигурировал русский язык, а Василь Тяпинский упоминал русский народ, Мелетий Смотрицкий обобщенно называл российским народом жителей современных Белоруссии и Украины. Полоцк в «Хронике Польши» за 1382 год именуется «крепостью Белой Руси».

Многие авторы называли территорию Белоруссии и Украины «Литовской Русью» в противовес исторической «Литве», бывшей «центром» ВКЛ. Во французских изданиях XVII — XVIII веков ставится знак равенства между Литовской и Белой Русью, и подчеркивается, что Московия и Великая Русь (Великая Россия) — это одно и то же.

Четко разделяются понятия «Литва» и «Литовская Русь» на немецких и английских картах. То есть вся Европа прекрасно знала, что Литовская Русь — это Русские земли, захваченные литовцами (если хотите — литвинами), но населенные русскими людьми.

Литвины и литовцы: почему это не одно и то же Польский реванш: Пилсудский атакует Россию

Получив независимость, Варшава решила отомстить Москве

Что же касается мифов о «московской орде», происходящей якобы от татар и угро-финнов, то подобные лживые утверждения могли восприниматься кем-то во времена Гитлера, но не сегодня, когда на помощь этнологии пришла генетика.

Проведя в последние годы ряд исследований, ученые убедительно доказали, что никаких ощутимых генетических различий между русскими, украинцами и белорусами — нет. Последних от жителей центральной полосы России — просто не отличить. Кстати, очень близки к восточным славянам по крови… поляки.

Никаких заметных «восточных» примесей в крови россиян тоже нет. Львиная доля населения России, Украины и Белоруссии является носителями гаплогруппы R1a, распространение которой ученые связывают с миграциями индоевропейских народов. Вот так просто разбиваются сказки об отдельной «белорусской расе» и утраченном «славном литвинском» прошлом.

Однако разыгрывающие ультраправую карту пропагандисты не унимаются. Они, как и мастера информационной войны в Киеве 2013 — 2014 года, делают ставку на неграмотных людей, не представляющих себе, что такое генетика или археология и готовых поверить из соображений «собственной важности» в любую ахинею.

Ну а затем эта «вера» будет чревата тем же, чем чреват любой национал-радикализм (вспоминаем опять Украину-2014).

*17 ноября 2014 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Украинской повстанческой армии», «Правого сектора», УНА-УНСО и «Тризуба им. Степана Бандеры», организации «Братство». Их деятельность на территории России запрещена.

Источник: https://svpressa.ru/society/article/166563/

История Великого княжества Литовского: взгляд из Вильнюса — Анатолий Матвиенко

Литвины и литовцы: почему это не одно и то же

Если перелистать кучу националистических книжек, «украшающих» полку государственного магазина «Академкнига» на перекрёстке улицы Сурганова с проспектом Независимости в Минске, можно убедиться: многоголосый хор, восхваляющий наследие «белорусского» государства ВКЛ не утихает, более того – прирастает новыми глотками. Часть этих книг печатается в Прибалтике. Если латышам ВКЛовские разборки до лампочки, то литовцы относятся к белорусизации истории княжества довольно болезненно. Для них Миндовг и Витовт – исключительно литовские (т.е. относящиеся к современной литовской нации) всенародные герои, великие князья-правители, столь же почитаемые, как Шарль де Голль во Франции, Джордж Вашингтон в США и Иозеф Пилсудский в Польше. Претензии белорусов затрагивают основы национальной исторической мифологии.

В концентрированном виде литовское возмущение белорусскими посягательствами «на святое» содержится в книге Зенонаса Норкуса «Необъявленная империя: Великое княжество Литовское среди исторических империй с точки зрения сравнительной социологии».

Норкус встревожен тем, что «всё больше молодых белорусов искренне верят, что именно они являются настоящими литовцами, в то время как жители современной Литвы – это потомки жемайтийцев (жемайтов, жмуди), которые украли у белорусов название страны и её историю. Может быть, что через 20-30 лет на политической карте Европы будут две страны с похожими названиями: Lithuania и Litva».

То есть название Lithuania сохранится за нынешней Литовской Республикой, а Litva – наименование Республики Беларусь после «геополитических потрясений» (по Норкусу).

Если честно, то я литовцам несколько сочувствую. В научных дискуссиях они пытаются действовать в рамках приличий, апеллировать к документам, фактам, здравому смыслу… А что же получают взамен? Приведу один из любимых «аргументов» белорусской историко-националистической братии.

«В книге исторических драм “Здрапежаная зямля” беларуского писателя, кандидата исторических наук А.Л. Петрашкевича приведена литературно обработанная выдержка из указа Екатерины ІІ (стр. 251):

“Отныне Великое княжество Литовское, Русское и Жемойтское именовать Белой Русью, а население – белоруссами, чтоб навеки привязать к России. За Жемойтией же и жемойтами пусть себе остаются названия Литва, литовцы…”».

Я взял цитату отсюда, текст неоднократно цитирован в Сети, «литературно обработанную» выдержку упрямо совали под нос литовским историкам. Несложно убедиться, обратившись к оригинальным нормативным документам, что подобных глупостей великая императрица не подписывала. Имеет место быть очередная подделка в духе фальсификатора Ластовского.

Более того, я вообще не обнаружил ничего у Екатерины о присоединении к России земель Великого княжества Литовского, только польских, включая современную Беларусь.

Почему? Потому что ВКЛ в качестве государственного субъекта или самостоятельного субъекта истории к 1795 году давно не существовало. Остались воспоминания, этнические отличия населения, в деревнях сохранившего литвинский русский язык.

В общем – всё это были польские территориальные единицы. Соответственно, вознёй с литовской памятью императрица себя не утруждала. Незачем.

Вот ещё один уморительный, очень аргументный аргумент. «Если беларусов не было, — вопрошает Андрей Котлярчук, — а были литвины, то с какой стати литвины должны были говорить на беларуском языке? Это был литвинский язык, и Статуты ВКЛ были написаны вовсе не беларуском языке, а на литвинском».

Причём тут, спрашивается, белорусский? Причём литвинский? А также польский, французский и язык племени команчей, если в Статуте ВКЛ и в Библии Скорины он прямо и недвусмысленно именуется русским! Зачем домыслы, фантазии? Подчеркну – тот русский ближе к современному русскому, чем московский старославянский XV и первой половины XVI века – когда ВКЛ ещё существовало в виде суверенного государства. «После унии ВКЛ с королевством Польским оно было «вторым изданием Польши», признал Эдвардас Гудавичюс.

Надо отдать должное, литовцы не сдаются под напором белорусских энтузиастов, вооружённых «доказательствами» вроде приведённых выше. Историк Артурас Дубонис:  «Вольное использование парадигмы “Литва” позволяет беларуским ученым так интерпретировать историю и антропологию, что беларусы превращаются и не в литовцев, и не в славян.

Читайте также:  Какой была древняя русь до 1237 года

Новая беларуская историография исполняет задачи политологии. Концепция ВКЛ вызвана проблемами становления национального сознания и государственности современного беларуского народа.

Собирается все, что способствует усилению слабого национального самосознания и прокладывает беларусам путь на Запад – от славян до балтов, от великорусской до европейской цивилизации».

Дубонис прав: историография заполняет пустующую нишу. Добавлю, что в исполнении белорусских псевдопатриотов делает это настолько коряво, что лучше бы ничего не делалось совсем.

Лично мне очень понравилось интервью профессора Вильнюсского университета Альфредаса Бумблаускаса, где он рассуждает о национализации истории ВКЛ.

«— В школах Беларуси при изучении истории делается акцент на том, что ВКЛ начинается с белорусских земель, а точнее с Новогрудка. В литовских школах учат, что зарождение ВКЛ имеет свое начало с литовских земель. То есть во время преподавания истории в белорусских и литовских школах расставляются абсолютно разные акценты. Почему так происходит?

— Потому что оба государства «блуждают в тумане» в источниковедческих подходах. Да, очень мало источников. Но все-таки никто ещё не доказал, что основатель ВКЛ Миндовг — это не литовец. Никто не доказал (смеётся).

Этнический характер конечно не такой, как был в межвоенное время, не та «литовскость», но мы и не знаем, какая, так как своей письменности не было. На мой взгляд, наилучшая концепция создана профессором Э. Гудавичюсом: литовцы в белорусско-украинских просторах как франки в Галлии. Варвары пришли на территории, которые культурно развитее.

Как франки пришли в Галлию, так и литовцы пришли в белорусско-украинские просторы, где уже было христианство и письменность, монашество и культура».

Ещё одно интервью с Бумблаускасом:

« В Беларуси приходилось слышать мнение, что Литва узурпировала историю Великого княжества Литовского. Как Вы прокомментируете подобные высказывания?

Можно назвать это «детскими болезнями» национализма. После крушения коммунистической идеологии такие концепции опираются на потребность общества в так называемой национальной идентичности. Но когда это делается не творчески, а с помощью старых идеологем, мы получаем этнонационализм».

Среди литовцев, надо отметить, достаточно много историков, не пытающихся отождествлять современных литовцев с литвинами и Литовскую Республику считать прямой и единственной наследницей ВКЛ.

Антанас Кулакаускас о Литве в период между мировыми войнами: «Прямой связи между вновь учреждаемым Литовским государством и Великим княжеством Литовским не было, связь была лишь исторически-символическая».

Данная точка зрения расходится с официально-государственной, отражённой в школьных учебниках. Ей в большей степени подходит выражение «узурпация истории».

Спокойный, взвешенный подход, когда история ВКЛ объективно изучается учёными всех государств, на территории которых остались куски бывшей средневековой державы – Литвы, Польши, Беларуси, Украины и России, просматривается гораздо реже, чем попытки что-либо доказать по политическим мотивам с использованием ссылок на древность.

Последнее. История – это традиции. И опыт, порой – отрицательный.

  • Я могу сформулировать, чем белорусы в историческом аспекте отличаются от литвинов, польско-литовской шляхты и литовцев.
  • Литвины погубили своё независимое государство, когда, убоявшись справедливой расплаты за столетия разбойных грабежей в Московской Руси, добровольно отказались от суверенитета и легли под Польшу.
  • Литовско-польская шляхта подписала раздел Речи Посполитой, утратившей в результате разделов суверенитет, и согласилась пасть ниц перед могущественными соседями.
  • Литовцы, проглотив наживку в виде Виленских земель, в 1940-м году добровольно-демократическим путём отказались от независимости и вошли в состав СССР.

Три раза… Это какая-то традиция! Не вызывающая восторга. В том числе – у современных литовцев.

Белорусы, в отличие от литвинов и литовцев, имеют отличный шанс сохранить государственную независимость.

Источник: https://politring.com/articles/18279-anatoliy-matvienko-istoriya-velikogo-knyazhestva-litovskogo-vzglyad-iz-vilnyusa.html

Почему Беларусь не Литва

Литвины и литовцы: почему это не одно и то же

В чем тут дело? Странноватая с первого взгляда (честно сказать, и со второго, и с третьего тоже), мысль о том, что Беларусь на самом деле Литва, а белорусы — литвины, имеет приверженцев, которые стараются найти своим убеждениям хоть какое-то обоснование.

Это течение в истории и политологии принято называть литвинизмом. На самом деле в науке проблема локализации названия «Литва» давно решена. В узком смысле это территория расселения литовских племен, чья восточная граница проходила примерно по линии Гродно — Новогрудок — Слоним — Браслав. Эти города возникли как древнерусские крепости — для защиты от литовских набегов.

В широком понимании «Литва», «литвины» были политонимами, то есть так называли всех подданных ВКЛ, не разбираясь особо в их этническом происхождении: кто они — белорусы, украинцы, литовцы, татары или евреи. Но это вовсе не означает, что литвинами считали себя наши предки. Так же было и во времена СССР, всех его граждан, без разбору, иностранцы называли советскими или попросту русскими.

Помните, знаменитую сцену в «Мимино», когда два японца, глядя на армянина (Фрунзика Мкртчяна) и грузина (Вахтанга Кикабидзе), причитают: «И как эти русские различают друг друга?».Но никакие научные доводы не могут убедить новоявленных литвинистов. С нарастающей активностью они плодят все новые гипотезы, не имеющие никакого отношения к действительности.

История превращается в программу «Максимум» или шоу «Ты не поверишь!». Одни заголовки чего стоят: «Миндовг был потомком полоцких князей», «Сусанин водил предков белорусов в болота».Так какое же имя носила Беларусь в средние века? Предположим, что наши земли действительно называли Литвой, а наших предков литвинами.

Тогда как назывался язык, на котором они говорили, тот самый старобелорусский, бывший одно время канцелярским языком ВКЛ? По логике вещей — литвинский. Но во всех источниках написано, что язык этот был русским. Вот и Скорина создавал не «литовские книги», а «Бивлию руску, словами рускими для братьев своих руских».

Кстати, когда Скорина с сыном Семеном жил в Праге, их именовали тоже не литвинами, а «русаками».Загадки здесь никакой нет: с древности нашу землю называли Русью. Кирилл Туровский писал, что «рожден и воспитан града та Турова в Руской стране». Сами полочане в своих грамотах и договорах неоднократно на протяжении всего средневековья обозначали свою землю как «Руськую».

Брест возникает в исторических документах как русский город. К середине XII века исчезают из летописей племенные названия «кривичи», «дреговичи» и «радимичи». Вся территория от Немана до Волги и от Балтики до Черного моря — «Русь», «Русская земля».

Наконец в 1432 году местная знать четко определила название своей страны, короновав в Полоцке Свидригайло великим князем Русским в пику великому князю Литовскому, сидевшему в Вильно. В актовых книгах Полоцкого, Витебского, Берестейского воеводств Литва неоднократно упоминается как внешняя территория: «з Литвы приехавши» и т.д.

Конечно, наследие Великого княжества Литовского является общим для народов Литвы, Беларуси, Украины и Польши. При этом наследием непростым и противоречивым. Здесь и победы над крестоносцами и Золотой Ордой, и кровавые завоевания славянских земель, например Смоленска, и расцвет культуры, и запрет старобелорусского языка в конце XVII века, и Магдебургское право, и гонения на православие.

Население белорусских земель в составе ВКЛ достигало 70%, но на долю выходцев из них приходилось не более трети рады ВКЛ. По подсчетам белорусских историков, в первых составах рады этнических литовцев было 84%. Этот случай вовсе не уникален в истории.

Монголы и маньчжуры на протяжении столетий властвовали в Китае, перенимая его культуру, но сохраняя при этом за собой все ключевые рычаги управления страной.Кстати, не выдерживает никакой критики и тезис некоторых отечественных историков об «отсталости» литовцев, которые якобы не могли создать своего государства.

Напомним, что литовский народ обзавелся печатной книгой на собственном языке в 1547 году, то есть всего через тридцать лет после первого скорининского издания, раньше начала книгопечатания в Москве. При этом литовская знать вполне искренне считала своим родным языком латинский, один из двух официальных языков ВКЛ.

Вот что пишет об этом автор известного трактата «О нравах татар, литвинов и московитов» Михалон Литвин: «Рутенский язык чуждый нам, литвинам, то есть итальянцам, которые происходят от итальянской крови». По его представлениям, Литва — это завоеванная некогда Юлием Цезарем провинция Рима, а литовская знать — потомки древнеримских патрициев.

С идеей о том, что наша страна на самом деле — Литва, возникает еще одна проблема: каким же образом она превратилась в Беларусь? Сторонники теории литвинизма находят простое объяснение: это название насадили в XIX веке российские имперские власти, чтобы вытравить память о славном литвинском прошлом.

Но ведь дело в том, что «Белую Русь» придумали не российские шовинисты, а немецкие хронисты. По утверждению отечественного исследователя Адама Мальдиса, этот термин (на латыни Ruthenia Alba, Alba Russia) появляется в источниках еще в XIII веке. Причины его возникновения и распространения — предмет давнего и, пожалуй, неразрешимого научного спора.

Однако название закрепилось, и уже в 1586 году Соломон Рысинский, человек западной идеологической ориентации, не имевший к Москве никакого отношения, впервые пишет о себе как о «leucorussus», то есть белорусе.

Если всерьез воспринять мысль о том, что название «Беларусь» для нас чуждое, насаждаемое из Москвы, то, очевидно, «агентом царского самодержавия» был основатель отечественной археографии Иван Григорович, издавший в 1824 году «Белорусский архив древних грамот».

Под стать ему и польскоязычный Ян Барщевский, выпустивший в 1844-46 годах свой знаменитый сборник «Шляхтич Завальня, или Беларусь в фантастических рассказах». Следуя этой логике, «проводником российского шовинизма» являлся Франтишек Богушевич со своими сборниками «Дудка беларуская» и «Смык беларускі».

И уж совсем «оголтелым мракобесом» выглядит Владислав Сырокомля, написавший в середине XIX века «Краткое исследование языка и характера поэзии русинов Минской провинции».

Чего-то недопонимал великий поэт! Какие русины? Ведь Минск — это центр «исторической Литвы»! С точки зрения сторонников литвинизма, недалекими людьми были абсолютно все деятели белорусского национального возрождения конца XIX — начала XX века, от Тётки до Янки Купалы и Якуба Коласа, не допускавшие мысли, что они не белорусы, а литовцы.

В действительности современники прекрасно представляли все отличия двух соседних народов и как они называются.

Читайте также:  Утерянный архив ермака: где он может находиться

Вот что утверждал Адам Мицкевич в своей «Лекции о литовском народе», прочитанной 24 марта 1843 года в Париже: «Стиснутый морем и реками Вислой, Неманом и Западной Двиной, отделенный цепью пущ, лесов и озер от финских и славянских племен, он всегда оставался для этих соседей чужим». Как видим, описание слабо подходящее для белорусов, но стопроцентно — для наших соседей.

И далее у Мицкевича: «Русских они называют gudai …, поляков — lenkai». Кто не в курсе, напомним, что «гудаи» — одно из традиционных наименований белорусов в литовском языке. Здесь следует особо отметить, что под русскими вплоть до конца XIX века понимали всех восточных славян: и великорусов, и белорусов, и украинцев, не отрицая их этнических отличий друг от друга. Так, историк Николай Костомаров, упоминая в своих трудах Украину и Беларусь, их жителей называет русскими.Зачем и кому понадобилась бредовая теория о Литве как о Беларуси? Не будем политкорректны. В данном случае мы имеем дело с классическим случаем обслуживания интересов определенных политических групп. Хорошо известны имена тех политиканов, которые последние лет двадцать были недовольны выбором белорусов, называли свой народ «дурным, несвядомым». В результате они пришли к по-своему гениальной идее — нужно изменить народ! Поменять его историко-генетический код. Объяснить, что никакие мы не восточные славяне, а балты — литвины, а соседние россияне — наши исконные враги. Вот и идут в ход всякие околонаучные побасенки вроде «каждого второго белоруса, убитого русскими солдатами в середине XVII века». В одном ряду с этими мифами стоят попытки наделить хоть какими-то чертами государственности абсолютно утопичный и провалившийся проект создания БНР, обелить коллаборационистов, сотрудничавших с нацистскими оккупантами, облить грязью историю БССР, Великой Отечественной войны. Уже договорились — и Беларусь им, видите ли, не Беларусь, а Литва. Ничего нового в этом нет. В свое время усташи (хорватские фашисты), стремясь отмежеваться от «славянских недочеловеков», провозгласили свой народ потомками готов. А фюрер Третьего рейха прямо заявил: «Неандерталец нашим предком не был. Когда нас будут спрашивать о предках, мы всегда должны указывать на греков».

Все это было бы смешно, если бы не было так грустно. Подобные псевдонаучные рассказы, попытки отказаться от своего этнического имени вызывают во всем мире лишь непонимание, дискредитируют нашу страну. Ни один серьезный ученый не разделяет постулатов литвинизма.

Да и как вообще можно называться белорусским патриотом, отказываясь от самого имени «белорус»? Это уже что-то абсолютно дикое, за гранью не только научной и политической этики, но даже добра и зла. Впрочем, «литвинская пена» рано или поздно сойдет.

А сторонники литвинизма так и останутся маленькой группкой чудоковатых фанатиков, этакой субкультурой, вроде поклонников Гарри Поттера, «Властелина колец» и прочих фэнтези. Белая Русь как стояла, так и будет стоять на отведенной ей Богом и историей земле.

Лично я горжусь тем, что являюсь именно белорусом, никогда не считал себя ни литвином, ни литовцем и не вижу никаких оснований чувствовать какой-то дискомфорт по этому поводу. Чего и вам желаю!

  • Вадим Гигин
  • Газета «7 дней»

Уважаемые посетители! На сайте закрыта возможность регистрации пользователей и комментирования статей.

Но чтобы были видны комментарии под статьями прошлых лет оставлен модуль, отвечающий за функцию комментирования. Поскольку модуль сохранен, то Вы видите это сообщение.

Источник: https://zapadrus.su/zaprus/filzr/563-2012-02-01-19-28-52.html

История ВКЛ: не литовцы, не поляки, а литвины

За 300 лет, с середины XIV до второй половины XVII века, между Московским княжеством и Великим княжеством Литовским (исторической Беларусью) произошли 12 полномасштабных войн, не считая множества мелких пограничных столкновений и усобиц. Известный русский историк Ключевский писал в свое время, что за неполное столетие (с 1492 по 1582 год) на войны между двумя государствами приходится не менее 40 лет, пишет сайт inbelhist.org.

Разное «собирание»

Становление Великого княжества Литовского и Московского государства происходило примерно в одно и то же время: середина XIV—начало XV веков. Причем и ВКЛ, и Москва соперничали в пресловутом «собирании русских земель». Другими словами, обе державы претендовали на порубежные территории.

Различие было лишь в том, что большая часть восточных земель ВКЛ вошла в его состав мирным путем — через династические союзы и соглашения с местной элитой. Например, территории Витебского, Полоцкого, Новгород-Северского, Смоленского, Брянского, Бельского, Стародубского и ряда других княжеств.

Напротив, большинство территорий, присоединенных к Москве, были захвачены силой (Тверь, Рязань, Новгород, Псков и т.д.) в союзе с золотоордынскими и заволжскими ханами.

Отношения между двумя соперниками накалялись по мере того, как «буферная зона» между ними сокращалась. Уже в начале XIV века произошли первые военные конфликты между Москвой и Литвой (нападение московитов на Смоленск, ответные походы литвинов на Можайск), но время открытого противостояния еще не наступило.

Важную роль в расширении Литвы на восток играло то, что при включении новых княжеств гарантировались их автономия и нерушимость границ, сохранялись в полном объеме местные законы, права и владения феодалов, духовенства, мещан. Княжества вели самостоятельную торговую деятельность.

Другими словами, соблюдался принцип «старины не рушить».

Кроме того, добровольное вхождение порубежных княжеств в состав ВКЛ во многом было обусловлено эффективным противодействием литвинов агрессии со стороны Золотой Орды и орденов рыцарей-крестоносцев.

Мало кто в России знает о битве на Синей Воде, произошедшей в 1362 году, когда войска великого князя литовского Альгерда разгромили татар и покончили с их владычеством на днепровском правобережье.

В летописи есть запись об этих событиях: «Коли пак князь великыи Витовт поехал з Литвы до великого Луцка, a князь великыи Олькгирд пошол в поле з литовским воиском и побил татаров на Синеи Воде, убил трех братов, татарьских князеи, Хачебея, Сакутлубуга a Дмитрея.

A тыи тры браты, татарские князи, отчичи и дедичи Подолское земли были, a заведали от них отаманы, a приежчаючи у отаманов дань бирали c Подолское земли».

Золотоордынцы впервые потерпели столь сокрушительное поражение. Земли в междуречье Дона и Днепра навсегда вышли из-под их подчинения.

Под властью ВКЛ оказалась огромная территория, населенная славянами (Киевщина, Подолье, Волынь). А сама Орда развалилась, на ее обломках появились Крымское ханство, Ногайская орда, Заволжская орда и другие.

В 50-е годы XIV века пограничным литовским городом на востоке стал Ржев!

Именно с того времени между Москвой и ВКЛ началась эпоха длительной ожесточенной борьбы. Маятник побед качался из стороны в сторону.

Кульминацией натиска Московского государства явился захват в 1514 году крупнейшего административного и экономического центра восточных земель ВКЛ — Смоленска.

Ослабленная к тому времени беспрерывными набегами крымских татар и бесконечными внутренними распрями Литва постепенно стала уступать в противостоянии с набиравшим силу восточным соседом.

Особое место в истории противоборства между Москвой и Вильней (столицей ВКЛ) занимают Ливонская война (1558—1583 годы), боевые действия во времена «Великой смуты» (1609—1614 годы), а также битвы 1654—1667 годов, известные в российской историографии под названием «война за освобождение белорусского и украинского народов от польского ига».

Что было в последующие времена?

В конце концов, Россия силой оружия, денег и при помощи дипломатии захватила Великое княжество Литовское (имеются в виду печально знаменитые «три раздела Польши» в конце XVIII века). По приказу Екатерины II литвинов переименовали в белорусов, по приказу Николая I превратили из униатов в православных.

Историкам же было велено соответствующим образом все это преподать. Они и преподали. Дескать, белорусы со времен окончания ледникового периода только и делали, что мечтали о воссоединении с матушкой Русью. А коварные литовцы, вместе с еще более коварными поляками, их всячески угнетали и не пущали.

Официальная российская историческая наука до сих пор утверждает, что в XIII—XIV веках воинственные балтские племена захватили земли современной Беларуси и Правобережной Украины, подчинив живших здесь славян, и основали древнелитовское государство. Предки же белорусов и украинцев, страдая от жесткого социально-экономического гнета, вплоть до конца XVIII века боролись за свое освобождение и стремились к «воссоединению» с Москвой. Большей нелепицы трудно себе представить.

Для многих россиян станет открытием тот факт, что средневековые литвины имеют весьма далекое отношение к жителям современной Литвы. Белорусские историки предлагают сугубо славянское объяснение термина «Литва».

Они установили, что территория средневековой Литвы охватывала бассейн верхнего и среднего течения реки Неман и центральную часть современной Беларуси, где доминировало славянское население.

Еще бискуп (епископ) Христиан, который при князе Миндовге (1253 год) возглавлял Литовское бискупство, отмечал: «Литва, или Литвания, — это славянская страна».

Литвинами называли подданных ВКЛ

Нынешняя Лиетува восточных балтов к славянской Литве отношения не имеет. В старину она называлась Жемойтией (Низкой землей) и Аукштайтией (Высокой землей), а не Литвой.

Например, составитель «Хроники Быховца» отмечал в 1345 году: «И в тот час княжил на Литве и в Руси великий князь Ольгерд», а про великого князя Кейстута, владения которого находились в Жмуди и Аукштайтии, хроника говорит, что он владел «в Троках и землей Жемойтской». То есть Жмудь и Аукштайтия тогда Литвой не считались.

Великое княжество Литовское являлось полиэтнической страной. В течение нескольких столетий здесь шли процессы взаимной ассимиляции племен, в результате чего складывалась новая нация.

Балты на территории современной Беларуси постепенно славянизировались, сначала знать, а потом и простой люд переняли славянский язык, крестились по православному или католическому обряду. Вместе со славянами центральной и западной частей ВКЛ они идентифицировались под общим наименованием литвины.

Читайте также:  Зачем в 1863 году русский министр финансов повысил градус водки до 40

Литвинами в XV веке называли уже всех подданных ВКЛ, кроме евреев. На современном языке это примерно равнозначно выражению «гражданин Российской Федерации или гражданин Беларуси».

За пределами литвинского этноса

В стороне от процесса формирования нации литвинов остались жемойты и часть аукштайтов, присоединившаяся к ним.

Компактное проживание значительной части балтского этноса на севере ВКЛ, отсутствие там славянского субстрата, особенности исторической судьбы (пребывание в подчинении у крестоносцев до 1411 года) привели к тому, что Жемойтия сохранила не только административную автономию, но и культурные, этнические отличия.

За пределами литвинского этноса осталось и население Украины, освобожденной от господства Золотой Орды и присоединенной к ВКЛ. Южные окраины были почти безлюдными, более заселенными были Галиция, Волынь, Подолия, Киевщина.

Жители этих регионов придерживались наименования русины. Русинами звали также жителей Полоцкой земли и Поднепровья. В данном случае русины — это не национальная принадлежность. Термины «русские» и «русины» совсем разные.

Русинами в ВКЛ называли людей православного вероисповедания.

О нациях до середины XVII века вообще не стоит вести речь (в том числе и о русской нации). В те времена определяющими были иные понятия — государь, подданство, вероисповедание.

В данной связи уместно сказать о трансформации названия «Литва».

Первоначально под ним подразумевалась этническая общность, затем оно преобразовалось в термин, определяющий государственную принадлежность (литвин — подданный великого князя Литовского).

Белорусская нация формировалась в рамках Великого княжества Литовского на основе смешения славянских и балтских племен. Предки белорусов составляли в ВКЛ этническое большинство (свыше 80%), а старославянский язык был языком государственного делопроизводства и повседневного обихода.

Вследствие незнания указанных фактов заявления белорусов о том, что Вильня (нынешний Вильнюс) и в средние века, и в составе Российской империи была городом с преимущественно славянским населением, что старославянский (белорусский) язык являлся в ВКЛ государственным, вызывают у россиян удивление. Между тем даже по переписи 1897 года население этого города на 56% состояло из белорусов, на 11% из поляков, на 2% из русских, на 12,7% из евреев и только на 17,6% из литовцев (в современном понимании данного этноса).

Впрочем, для русских и конфедеративное государство Речь Посполитая (Республика Обоих Народов) — это Польша, они знать не знают каких-то литвинов. А потому предки нынешних белорусов в российских изданиях поголовно выступают в роли либо литовцев (в современном смысле термина), либо поляков.

Nvo.ng.ru

Источник: https://www.sn-plus.com/ru/page/history/8279/

О белорусских «литвинах», русского родства не помнящих — фонд стратегической культуры

Как обосновалась Литва на белорусских землях

В настоящее время нередко можно услышать от иных белорусов, что в оные славные времена их предки назывались «литвинами» и владели они обширными землями от Балтийского моря до Чёрного.

Действительно, образовавшееся в позднем Средневековье Великое княжество Литовское (ВКЛ) охватывало территории проживания нескольких балтских племен и простиралось далеко на восток и юг, где проживали восточные славяне, называвшиеся «Русью».

Государство литовской династии Гедиминовичей по этническому составу было литовско-русским и официально называлось «Великое княжество Литовское и Русское» (после 1410 г. ещё и «Жемайтское»).

На это обстоятельство обращается внимание и в образовательном стандарте базовой школы, утвержденном постановлением Министерства образования РБ № 125 от 26 декабря 2018 г (п. 6.3.4), и в современных белорусских учебниках для 6 класса.

Учитывая исторические факты, было бы гораздо естественнее искать своих предков среди русских жителей ВКЛ. Однако белорусским националистам это не по душе. Так в литературе начинают фигурировать некие «русины» (чтоб не путать с «русскими» Московской Руси) и «литвины» (будто бы самоназвание белорусов).

Откуда всё это появилось?

Для начала терминологическое пояснение. В языке древнерусском употреблялись собирательные названия, обозначающие как народы-племена, так и землю их проживания –  «Русь», «Литва».

От этих слов добавлением суффикса «-ин» (от числительного «един») образовывались имена «рус-ин», «литв-ин» для указания на отдельного представителя «Руси», «Литвы» (точно также «витеблянин», «москвин»).

Необходимо учесть ещё, что в древности писали как слышали и говорили, поэтому прилагательное от имени «Русь» записывалось с одним «с»: «Руский», «Руський». Такое написание называют фонетическим.

Однако с развитием школьного обучения и появлением грамматик русского языка написание «русский» стало этимологическим с сохранением корневого согласного «с» и суффикса «-ск-». Так что между фонетическим написанием «руский» и этимологическим «русский» нет никакой разницы, этими двумя способами обозначается  на письме одно и то же.

Повесть временных лет, древнейший летописный памятник русского летописания, помещает «Литву» среди других неславянских народов, которые «дань дают Руси». То же чёткое различие прослеживается и в последующих памятниках, включая те, которое были написаны на белорусских землях.

Например, «Хроника Литовская и Жмойтская», созданная в XVI в.

(возможно, в Вильно), рассказывает о том, что «литовский народ» сначала был малочисленным и платил дань Руси, но когда русские князья ослабили друг друга междоусобными войнами и подверглись монгольскому нашествию, литовские князья Миндовг и Гедимин «скинули ярмо руское» и сами начали дань собирать в Руси.

Затем и сами литовцы, продолжает Хроника, стали переселяться за реку Вилию, в «Завилейскую землю», которую прежде русские князья держали, и там селиться на пустых местах, расширяя сферу влияния литовских князей все далее на восток.

Известны слова литовского князя Миндовга, сказанные его родственникам: «Кто что захватит, пусть тем и владеет» (Галицко-Волынская летопись под 1252 г.).

Так постепенно стали литовскими владениями Гродно, Новогрудок, Слоним, а затем Полоцк, Витебск, Минск, Пинск, Брест.

Конечно, было бы неверно утверждать, что земли западной Руси попросту завоевывались «огнём и мечом». Подчинение власти литовских князей имело свои выгоды для жителей этих русских областей. Гедиминовичи выполняли те же функции, что и князья из Рюриковичей: судили и защищали согласно сложившимся традициям.

Более того, литовские князья принимали православную веру, переходили на русский язык и охотно брали местных бояр к себе на службу. Установление сильной власти при условии сохранения старины обеспечивало спокойствие и прекращение междоусобий прежнего удельного периода.

Так что в основе расширения ВКЛ на восток лежала не только военная сила, но и договор.

Однако рядом с литовским князем стояли его ближайшие помощники – военные соратники (нобили, бояре). Собираясь под знамёна своих предводителей, они также рассчитывали на новые приобретения в русских областях и хотели владеть обширными землями на востоке.

Пока граница ВКЛ продвигалась всё далее вглубь исторической Руси, внутри самого литовского государства росла на восток территория, подконтрольная власти литовских князей и литовской знати.

Это хорошо видно на примере расширения владений князей виленского и трокского.

После внезапной кончины действительного основателя ВКЛ князя Гедимина (1341 г.) два его сына Ольгерд и Кейстут в 1345 г. устранили младшего брата Явнута и разделили власть между собой.

Ольгерд стал великим князем и поселился в столице (Вильно), а Кейстут остался князем трокским (совр. Тракай). Они заключили между собой договор делить все приобретённые земли поровну.

Области ВКЛ стали делиться таким образом, чтобы одна часть была приписана к Вильно, а другая к Трокам. Так в составе виленского удела оказались Полоцк, Витебск, Логойск, Минск, Слуцк, Мстиславль, а в составе трокского – Брест, Каменец, Волковыск, Новогрудок, Слоним.

Свислочское княжество с Бобруйском было поделено пополам на «виленскую» и «трокскую» части. Практически вся территория современной Беларуси оказалась под управлением двух литовских князей.

Заведовать такими обширными владениями князья назначали своих приближённых, которые правили в качестве наместников. В 1413 г. Виленский и Трокский уделы были переименованы в воеводства во главе с назначенными воеводами по польскому образцу.

Хотя некоторые области из этих воеводств в XV в. были выделены и получили отдельное управление, в военном отношении они продолжали быть крупными административными единицами.

С того времени ведут свое начало приставки в названии городов: Брест-Литовский, Новогрудок-Литовский, Браслав-Литовский и другие.

Во главе Виленского и Трокского воеводств стоят в XV – начале XVI в. выходцы из пяти литовских фамилий: Монвиды, Довгерды, Гаштольды, Кезгайлы и, чаще всего, Радзивиллы. Все они выдвинулись на службе литовским князьям со времен Ольгерда и особенно Витовта.

Своё право на высокие назначения они отстояли благодаря известному правилу Городельского привилея 1413 г.

, согласно которому в великокняжеском совете (Раде) могут заседать только католики; этим устранялись от должностей представители местных православных княжеских родов (исключения были единичными).

Удерживая десятилетиями в своих руках должности наместников-воевод, представители литовской знати не только приобрели политический вес и влияние, но и богатства (земли). Не удивительно, что, согласно войсковому реестру 1528 г., литовская знать выставляла больше воинов, чем знать из русских земель.

Неравное и даже подчинённое положение удельных князей и бояр Руси не раз приводило к внутриполитическим конфликтам: междоусобной войне 1432-1439 гг., заговору Олельковичей 1481 г., отпадению верховских и северских князей в ходе войны с Москвой в 1500-1503 гг., мятежу князя Михаила Глинского в 1508 г.

Естественным выходом из создавшейся ситуации было образование одного шляхетского сословия, которое впитало в себя разнородные этнические группы (литовцев и русских), нивелировало конфессиональные различия (кому сохранялось католичество латинского обряда, кому предлагалась католичество восточного обряда – уния. Постепенно образовался новый «политический народ-шляхта», стоявший горой за свои привилегии. Идеалом «народа-шляхты» были польские образцы.

Сегодняшние белорусские «литвины» не хотят знать и помнить своих русских корней, им милей имена литовских магнатов, подобравших под себя земли бывших удельных западнорусских княжеств и устроившихся господами среди подчинённого населения – настоящих предков современных белорусов и украинцев.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl+Enter, чтобы отослать информацию редактору.

Источник: https://www.fondsk.ru/news/2019/10/20/o-belorusskih-litvinah-russkogo-rodstva-ne-pomnjaschih-49277.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector