Осада рингена: как 140 русских оборонялись от 10 тысяч ливонцев

140 лет назад завершилась оборона Шипкинского перевала, ставшая одним из ключевых эпизодов Русско-турецкой войны 1877—1878 годов.

Императорская армия выбила османов с Шипки 19 июля 1877 года и почти полгода героически удерживала высоту, сковывая значительные силы противника и открывая русским войскам кратчайший путь на Константинополь.

9 января 1878 года турки потерпели поражение под Шейново и на следующий день оставили подступы к Шипке. Как русским и болгарам удалось отстоять стратегически важный перевал — в материале RT.

Взятие и успешная оборона Шипкинского перевала сыграли огромную роль в победоносной русско-турецкой войне 1877—1878 годов. Контроль высоты (1185 м) мешал перегруппировке армии Османской империи и открывал русским войскам самый короткий путь на Константинополь. 

Закрепиться на позициях

Захват Шипки входил в планы передовых частей русской армии, которые форсировали Дунай в начале июля 1877 года. Русско-болгарский отряд генерал-лейтенанта Иосифа Гурко численностью 10 500 человек освободил Тырново (7 июля), а затем совершил непростой переход через Хаинкиойский перевал.

Этот манёвр позволил русским войскам неожиданно выйти в тыл противника, находившегося на подступах к Шипке. Русские и болгары разбили османов у деревни Уфланы и города Казанлыка, расчистив путь в сторону перевала.

В середине июля к отряду Гурко присоединились части генерал-майора Валериана Дерожинского. Это обеспечило необходимое численное превосходство для штурма Шипки, которую удерживали около 5000 турок под командованием Хулюсси-паши.

В ночь на 19 июля под градом ожесточённых атак русских и болгар османские войска покинули перевал, отступив на юг к Пловдиву.

Русское командование осознавало невозможность дальнейших наступательных операций до окончания форсирования Дуная. В связи с этим было решено укрепить оборону Шипкинского и Хаинкиойского перевалов. 

Русская армия и болгарские ополченцы заняли расположенные к юго-востоку от Шипки населённые пункты Нова Загоре (23 июля) и Стара Загоре (30 июля). Тем временем турки подтянули к перевалу мощную 37-тысячную группировку под командованием Сулеймана-паши.

Несмотря на героические усилия, русские и болгары были вынуждены отступить из занятых ранее населённых пунктов, влившись в отряд  генерала Фёдора Радецкого, который отвечал за южный фланг обороны Шипки.

В августе русское командование возложило управление обороной Шипки на генерал-майора Николая Столетова. Как уточняет Научно-исследовательский институт Военной академии Генштаба ВС РФ, отряд Столетова включал Орловский пехотный полк, Брянский полк и пять болгарских дружин.

Общая численность обороняющихся составляла 6000 человек, треть из них — болгарские ополченцы.

«Критический бой»

В бой за южный подступ к Шипке Сулейман-паша бросил 12 000 человек. Турки перешли в наступление 21 августа и не прекращали атак и обстрелов до 27 августа. Беспокоясь за редеющие силы защитников южного фланга, Радецкий отправил подкрепление в виде двух пехотных бригад. 

«Бой 11 (23) августа, ставший самым критическим для защитников перевала, начался с рассветом; к десяти часам утра русская позиция была охвачена противником с трёх сторон. Атаки турок, отбиваемые огнём, возобновлялись с ожесточённым упорством. В два часа дня черкесы зашли даже в тыл нашего расположения, но были отброшены», — описывает ход сражения институт Военной академии Генштаба ВС РФ.

Осада Рингена: как 140 русских оборонялись от 10 тысяч ливонцев

  • «Сражение на Шипкинском перевале 11 августа 1877 года» (1893), Алексей Кившенко

К вечеру 23 августа турецкой армии удалось провести удачную атаку с запада, завладев так называемой Боковой горкой. Под угрозой прорыва оказались центральные позиции русско-болгарских войск. Практически безнадёжную ситуацию удалось выправить благодаря прибывшему на помощь 16-му стрелковому батальону и другим подразделениям 4-й стрелковой бригады.

Ближе к ночи османы были выбиты с Боковой горки. Также удалось не допустить прорыва на других участках. С учётом прибывшего подкрепления «гарнизон» южного фланга обороны Шипки составил 14 200 человек при 39 артиллерийских орудиях.

Также по теме

Осада Рингена: как 140 русских оборонялись от 10 тысяч ливонцев «Славная победа над Осман-пашой»: 140 лет назад русские войска взяли крепость Плевна

10 декабря 1877 года русско-румынские войска и болгарские ополченцы взяли крепость Плевна (Плевен). Покорение этой цитадели обеспечило…

24 августа русские и болгары перешли в наступление на высоты западного кряжа (Лесной курган и Лысую гору) с целью обезопасить тыл. Одновременно турки атаковали центральные позиции обороняющихся. В итоге ни одна из сторон успеха не достигла.

25 августа русско-болгарские войска повторили попытку штурма высот западного кряжа. В результате османы были выбиты с Лесного кургана, но Лысая гора осталась неприступной. 26 августа располагавшиеся на Лесном кургане защитники Шипки понесли большие потери и были вынуждены отступить, сосредоточившись на защите более важной Боковой горки.

Во второй половине августа 1877 года русские войска потеряли 2850 человек, болгарские дружины — 500 человек. Погибли 109 русских офицеров, включая генерала Дерожинского. Армия Османской империи потеряла около 8200 человек.

«Шипкинское сидение» 

27 августа в стан защитников Шипки прибыла 14-я пехотная дивизия Михаила Петрушевского. Понесшие наибольшие потери Орловский и Брянский полки были выведены в резерв, а болгарские дружины переброшены на западный фланг к деревне Зелено Древо.

Измотанные боями русские и турки отказались от активных действий и сосредоточились на укреплении позиций. Этот период обороны перевала историки назвали «Шипкинским сидением».

Единственное крупное боестолкновение произошло 17 сентября за скалистый мыс Орлиное гнездо. Турки смогли овладеть им, атакуя с южной и западной сторон. Но русские в рукопашной схватке отбили Орлиное гнездо.

Суровым испытанием для русских и болгар стали холодные ветра, туманы, морозы и метели. Наиболее тяжёлый период пришёлся на ноябрь и первую половину декабря 1877 года. С 17 сентября по 5 января жертвами болезней стали 9500 русских воинов, хотя в боях и перестрелках с противником погибли 700 человек.

Осада Рингена: как 140 русских оборонялись от 10 тысяч ливонцев

  • «Снежные траншеи (Русские позиции на Шипкинском перевале)» (1878—1881), Василий Верещагин

Положение гарнизона Шипки резко изменилось после взятия русско-румынскими войсками и болгарскими ополченцами крепости Плевна (10 декабря). В плен к победителям попали 10 генералов, 2128 офицеров и 41 200 солдат Османской империи.

Окончание затяжной блокады Плевны высвободило 100-тысячное русское войско. 7 января 1878 года по турецким позициям на подступах к Шипке ударили 19-тысячная группировка, которой командовал генерал Пётр Святополк-Мирский, и 16-тысячный отряд генерала Михаила Скобелева.

9 января 1878 года османы потерпели от русских поражение под Шейново (в 3 км от Шипки). Вессель-паша, который на тот момент командовал турецкими войсками, отдал приказ о капитуляции. 10 января в плену у защитников перевала оказались 23 тыс. турок.

Символ боевого братства

Победа под Шипкой открывала кратчайший путь на Адрианополь и Константинополь, делая дальнейшее сопротивление турок бессмысленным. Уже 19 января Порта согласилась подписать Адрианопольское перемирие.

Также по теме

Осада Рингена: как 140 русских оборонялись от 10 тысяч ливонцев Символ «советской оккупации»: кто в Болгарии борется с памятниками солдатам-освободителям

60 лет назад в болгарском городе Пловдив торжественно открыли памятник «Алёша». Монумент посвящён советскому солдату, принимавшему…

  • Шипка стала символом боевого братства и благодарности болгарского народа русской армии за освобождение от турецкого владычества.
  • «Шипка — одно из наиболее известных имён в истории Болгарии, святыня болгарских патриотов», — отмечают сотрудники института Военной академии Генштаба ВС РФ.
  • В настоящий момент на перевале расположены несколько монументов  освободителям и кладбище русских солдат.

В беседе с RT научный директор Российского военно-исторического общества (РВИО) Михаил Мягков отметил, что подвиг защитников Шипки сложно переоценить. Если бы русские и болгары не смогли удержать перевал, то турки ударили бы в тыл переправившейся через Дунай императорской армии.

Читайте также:  Дмитрий вишневецкий: почему основатель запорожской сечи служил нескольким странам одновременно

«По сути, эта битва решила исход войны. Именно поэтому обе стороны столь яростно сражались за контроль над высотой. Важным фактором в сражении стали сложные климатические условия. Санитарные потери в период осенне-зимнего «стояния» кратно превышали боевые. Русским воинам приходилось мужественно терпеть морозы, ветра, туман и сырость», — пояснил Мягков.

Эксперт назвал настоящим подвигом переход отряда Гурко через Хаинкиойский перевал в июле 1877 года. По его словам, этот манёвр нередко сравнивают со знаменитым переходом войск Александра Суворова через Альпы. 

«Сами бои за Шипку были очень жестокие. Легенды гласят, что когда у защитников перевала заканчивались патроны, то в ход шли камни, а иной раз даже трупы: мёртвых турецких воинов сверху сбрасывали на головы нападавших», — рассказал Мягков.

По мнению историка, в сражении за Шипку особенно ярко проявился полководческий талант Валериана Дерожинского и Михаила Скобелева. Также эксперт отметил храбрость и отвагу болгарских ополченцев и подчеркнул, что окончание обороны Шипки стало важнейшей вехой на пути к национальному самоопределению и независимости Болгарии.

Источник: https://russian.rt.com/science/article/468769-oborona-shipka-voyna

Героическая оборона Рингена

Михаил Филин 20 декабря 2018 Осада Рингена: как 140 русских оборонялись от 10 тысяч ливонцев

в октябре 1558 года, завершилась героическая оборона Рингена. Русский гарнизон замка Ринген, состоявший из 140 человек под командованием Русина Игнатьева, был осаждён армией ливонского полководца Готхарда Кеттлера и своей мужественной обороной сорвал вражеский удар по Юрьеву.

Предыстория

Начало Ливонской войны было крайне успешным для России. В течение мая—июля 1558 года русская армия сумела осадить и взять Нарву (Ругодив) и Дерпт (Юрьев). Среди значительного числа прочих замков и крепостей был взят Ринген (Рынгол), где был оставлен немногочисленный гарнизон.

Разрядная книга сообщает лишь о 40 детях боярских и 50 стрельцах (вместе со слугами всего русских было 140 человек, по ливонским данным в замке было более 400 русских). Основная часть русской армии отошла в пределы России на «зимние квартиры».

Пока русские праздновали победу, делили добычу и, оставляя немногочисленные гарнизоны во взятых городах и замках, уходили на зимний отдых, готовясь к новой кампании, ливонцы готовились к контрнаступлению. Подготовку к контрнаступлению магистр ордена В. фон Фюрстенберг, его заместитель Г.

Кетлер (престарелый магистр во время русского наступления вёл себя пассивно, поэтому Кетлер возглавил орденские войска), рижский архиепископ Вильгельм и командующий войсками Рижского архиепископства Ф. фон Фелькерзам начали ещё летом 1558 года. Из ганзейских городов в Ливонии везли порох и свинец. В Германии наняли несколько тысяч наемников – рейтар и кнехтов.

Ближе к линии фронта свозили провиант, фураж и прочие припасы. В итоге ливонцы подготовили армию к контрнаступлению. В составе войска Кетлера было 2 тыс. конницы, 7 тыс. кнехтов (пехоты) и 10 тыс. человек ополчения (по другим данным, 4 тыс. конницы, 4 – 7 тыс. пехоты). Русские источники сообщали, что с магистром было более 10 тыс. ратников.

Таким образом, ливонцы подготовили около 10 тыс. или даже более профессиональных воинов. В Европе для того времени это была серьёзная армия. Для сбора и содержания такого количества рейтар и ландскнехтов требовались немалые средства. Для неё нужна была и достойная задача – ливонцы планировали отбить Юрьев.

При этом ливонский военачальник не включил в своё войско артиллерию, рассчитывая взять город с помощью внезапности и помощи лояльных горожан. Расположенную на подступах к Дерпту малую крепость Ринген планировалось взять с ходу.Приготовление ливонцев к контрнаступлению для русского командования осталось неизвестным, как и начало вражеского наступления.

Русские считали, что противник наголову разбит и уже неспособен к контрудару. Мелкие русские отряды в это время продолжали набеги, захватывали мелкие замки, поселения, приводили к присяге государю местных «черных людей».

Так, в августе 1558 года, согласно воеводским сообщениям, были взяты Везенберг (Раковор), Борхольм (Порхол), Лаис (Лаюс), Толсбург (Толщбор), Поддес и Адсель, в конце сентября – Кавелехт (Киневель) и Оберпален (Полчев). Небольшие русские силы успешно опустошали окрестности самого Ревеля-Колывани. Таким образом, казалось, что неприятель повержен и с его стороны ожидать каких-либо неприятностей не стоит. Осада Рингена: как 140 русских оборонялись от 10 тысяч ливонцевРуины Рингенского замка

Оборона Рингена

26 сентября 1558 года Кеттлер с передовыми силами выступил из Вольмара и 1 октября вышел к Рингену. Видимо, тогда же командир гарнизона Русин Игнатьев послал гонца в Дерпт к тамошнему наместнику с тревожной вестью. Получив известие о вражеском наступлении, князь Д. И. Курлятев отправил вестника в Москву. Тем временем 4 октября к Рингену с юга подошёл, от Шваненбурга, с 600 всадниками и 3 тыс. пехоты (в основном оплченцами) Фелькерзам. Очевидно, ливонцы планировали, что небольшой русский гарнизон быстро капитулирует и они смогут с ходу выйти к Дерпту и взять его с помощью «пятой колонны» внутри города. Однако гарнизон Русина Игнатьева отказался сдаваться и сел в осаду. Оставлять в тылу небольшой, но отважный русский отряд, ливонское командование не решилось и было вынуждено начать осаду крепости. А для правильной осады нужны были дополнительные силы и прежде всего – осадная, тяжелая артиллерия, которой у Кеттлера не было. В Венден, к магистру, было отправлено сообщение с просьбой о присылке подкрепления и артиллерии. В свою очередь, Фелькерзам отправил гонца за тяжелой артиллерией в Дюнамюнде. 6 октября 1558 года Фюрстенберг выслал Кеттлеру около 1 тыс. кнехтов , несколько сотен всадников и артиллерию. Но пока они по размытым осенними дождями дорогами доберутся до заместителя магистра Кеттлера и примутся за свою разрушительную работу – прошло не мало времени. А это было на руку русским. План по внезапному нападению на Дерпт срывался.В это время, пока ливонцы укреплялись под Рингеном, русские приступили к организации отпора врагу. В начале октября в Москву к царю Ивану Васильевичу прибыл гонец ют юрьевского наместника Курлятева. Воевода писал, что «маистр собрався и арцыпискуп со всеми людми и Заморские люди с ними пришол к Рынголу городку». Также юрьевский воевода учинил в городе розыск для поимки «маистровых» доброхотов и отправил к Рингену разведку с целью захвата «языков» и установления постоянного наблюдения за действиями противника. Юрьев спешно готовили к осаде. В столице весть о вражеском наступлении прогремела как гром среди ясного неба. Не так уж давно праздновали победу над противником, раздавали награды, из Ливонии продолжали поступать победные сообщения об успешных действиях отдельных русских отрядов, и вдруг такой неприятный сюрприз от, казалось бы, уже полностью разгромленного и деморализованного врага. Для отпора ливонцам и деблокады Рингена стали собирать войско, его должен был возглавить раковорский воевода князь М. П. Репнин (формальным командующим был князь Иван Черкасский). В Москве не решились снимать людей с гарнизонов взятых летом – в начале осени 1558 года ливонских город и замков, ограничившись сбором людей с Псковщины и Шелонской пятины – непосредственно прилегающих к району боевых действий. Всего собрали около 1 тыс. служилых татар и черкасс, более 1 тыс. псковских и шелонских помещиков. Это позволяло ускорить мобилизацию и сбор войск, но ограничивало боевые возможности воевод. Со столь небольшими силами, без пехоты и артиллерии, они могли вести только «малую» войну, тревожа тылы вражеской армии и не имея возможности нанести поражение Кеттлеру и заставить его снять осаду. Не совсем понятно, почему против врага направили такой небольшой и слабый отряд. Видимо, или юрьевский воевода Курлятев не сообщил в столицу о размерах вражеской армии или русское правительство недооценивало противника. В результате против 8 – 10 тыс. ливонской армии, имеющей профессиональную конницу, кавалерию и артиллерию, была отправлена 2-тыс. легкая конная русская рать. Не удивительно, что, когда собранный наспех в псковской и новгородской земле двухтысячный отряд воеводы Михаила Репнина попытался прорваться к осаждённым, он потерпел неудачу. Не имея пехоты и артиллерии, русская конница не могла штурмовать хорошо укрепленный лагерь противника (магистр «окопался великим рвом и обозом одернувся кругом»). Русским воеводам оставалось только «щипать» ливонцев, рассчитывая, что Кеттлер, разозлившись, вышлет часть своих сил для уничтожения вражеского отряда. Однако все попытки воевод заставить врага принять «прямое дело» успеха не имели. Кеттлер не стал рисковать, ожидая новые подкрепления и артиллерию.

Читайте также:  Что не стоит рассказывать священнику

К 11 октября 1558 года ливонцы, получив подкрепления, надежно обложили Ринген. Ждали прихода осадной артиллерии. В это время ливонцы вели огонь по замку из легких пушек и перестреливались с осажденными из аркебуз.

«Маистр по городу бьет и приступает ежеден к Ринголу, — писал летописец, пересказывая воеводские отписки, — И Русин Игнатьев в приступех у них людей побивает, а наряду с маистром много…». Насчёт наряда воеводы, конечно, преувеличивали.

Если бы у ливонской армии сразу была осадная артиллерия – «большой наряд», то небольшому гарнизону пришлось бы быстро сложить оружие перед угрозой полного разрушения стен, или с честью погибнуть на руинах замка.

22 октября под Ринген доставили тяжелую артиллерию. Ливонцы установили пушки и немедленно открыли огонь. Старые стены крепости сильно пострадали. После этого ливонцы пошли на штурм. Они сумели ворваться внутрь замка и захватили несколько пленных, но защитники Рингена, по словам ливонского хрониста Реннера, готовые быть погребенными под руинами замка, но не сдаться, стояли насмерть и отбросили противника. Обозленный неудачей, магистр Фюрстенберг приказал присланных к нему пленных повесить, в отместку за казненных Курлятевым по подозрению в шпионаже дерптских горожан. Отражение штурма 22 октября стало последним успехом людей Русина Игнатьева. Гарнизон в боях понес серьёзные потери – не меньше трети, возможно, и больше, от первоначального состава. 29 – 30 октября 1558 года после нескольких дней непрерывного обстрела ливонцы снова пошли на решительный штурм Рингена. На этот раз штурм был успешен. Ливонцы смогли ворваться в замок и перебить его защитников. По ливонским данным, 50 пленных защитников повесили, ещё 95 человек, среди которых был знатный боярин (видимо, Русин Игнатьев) с сыном, отправили в Венден к магистру. Из участь была не менее печальной. Пленных и рингенского «ротмистра» (Русина Игнатьева) бросили в темницы и «гладом и зимою поморил». Однако их гибель не была напрасной. План ливонского военно-политического руководства с ходу взять Дерпт-Юрьев не имел успеха. Ливонская армия потратив на Ринген больше месяца, из-за утрата фактора внезапности и наступающих холодов не смогла развить свой успех и продолжить запланированный поход. Оставив Ринген, Кеттлер отступил к Риге. Ливонцы только смогли оттеснить отряд Репнина и совершить набег на псковское пограничье. Русское же командование немедленно нанесло ответный удар. Разгневанный падением Рингена царь Иван Грозный повелел организовать зимний поход в Ливонию. Уже в январе 1559 года царская рать во главе с князем С. И. Микулинским подвергла беспощадному опустошению земли Рижского архиепископства и ордена. При этом Передовой полк русского войска во главе с воеводой Василием Серебряным-Оболенским в битве при Тирзене разгромил большой отряд Ливонского ордена, возглавляемого рыцарем Фридрихом фон Фелькерзамом. В битве пало 400 рыцарей, в том числе сам Фелькерзам. Значительная часть ливонского войска попала в плен. После этой победы русское войско совершило рейд по землям Ливонского ордена до самой Риги, где сумела сжечь стоявший на рейде ливонский флот. В феврале войско вернулось в пределы Русского царства с огромной добычей и большим количеством пленных.Осада Рингена: как 140 русских оборонялись от 10 тысяч ливонцев

Русские всадники. Немецкая гравюра. Немецкое издание Герберштейна

Источник: http://rodovich.ru/blog/geroicheskaya-oborona-ringena/

✔ БОИ ПОД РИНГЕНОМ, ОСАДА РИНГЕНА – ВЪ ЛѢТЪ ҂ЗѮЅ ОТЪ СМЗХ

✔ БОИ ПОД РИНГЕНОМ, ОСАДА РИНГЕНА – ВЪ ЛѢТЪ ҂ЗѮЅ ОТЪ СМЗХ.

«Родина, я умираю, но не сдаюсь!»
Надпись на Брестской крепости

В VI веке на московском престоле находился царь Иван IV, являющийся верным радетелем Державы Русов*. Он активно предотвращал дробление русских земель и противостоял серым. После взятия Казани и Астрахани Иван IV выступил против западной экспансии и решил уничтожить Ливонскую конфедерацию, проводящую онемечивание Русов в Прибалтике.

В лѣтъ ҂ЗѮЅ Ѿ СМЗХ началась Ливонская война, целью которой была ликвидация Ливонского ордена и возвращение оккупированных прибалтийских земель. Активно продвигаясь вперед, русские войска заняли многие города и крепости, где местные жители их принимали с радостью.

К оусени русское войско было отозвано на зиму из Ливонии, в занятых землях оставлены гарнизоны. Этим отходом воспользовались коадъютор Ливонского ордена Готхард Кетлер и командир рижского епископата Фридрих Фелькерзам, собравшие 19-тысячное войско из 2 тысяч конников, 7 тысяч ландскнехтов и порядка 10 тысяч ополченцев.

Ливонское войско осадило Ринген, где затворился маленький гарнизон из 300 стрельцов под началом стрелецкого головы Русина-Игнатьева. Русы оказали яростное сопротивление западному (серому) воинству. В помощь гарнизону выступил 2-тысячный отряд воеводы Репнина, разбивший между Рингеном и Дерптом передовой ливонский отряд командира Иоганна Кетлера.

Брат коадъютора был взят в плен с 260 немецкими рыцарями. Однако, подтянувшиеся новые силы ливонцев оттеснили отряд Репнина, принудив его к отступлению. Продвинувшись за отступающими, войска Кетлера были остановлены у Дерпта подошедшими основными силами русского войска.

Тем временем гарнизон Рингена из 300 стрельцов, пребывая в осаде, героически держался 5 недель, отбив два приступа и сковав вражеские силы. Только когда у стрельцов кончились боеприпасы, ливонцы смогли пробиться в крепость и захватить её.

После взятия Рингена и поражения под Дерптом численность вражеского войска сократилась до 6 тысяч воинов и потрепанный враг, надорвавшись, отступил к Риге. Контратака ливонцев захлебнулась.

После при новом русском наступлении Ливонский орден был окончательно разбит и, вступив в протекторат к Польше, прекратил свое существование. При осаде Рингена враг потерял 2 тысячи воинов убитыми.

Весь гарнизон крепости в 300 стрельцов героически погиб. Вечная Слава павшим Русам!

* — В отношении Ивана IV Грозного стоит сказать, что это был достойный и сильный правитель из рода Рюриковичей, который собирал вокруг себя части тогда потерянных русских земель.

Он остановил продвижение христианства западного (ромейского) толка, начатое во времена Ивана III, оставляя христианство Сергия Радонежского, был организатором сокрытия большой библиотеки, куда попали и уцелевшие ведические книги.

Оказывал содействие казачеству, при нём Ермак изгнал бухарского ставленника Кучума, захватившего исКОНные русские земли в Сибири. Вернул земли Казанского и Астраханского ханств, которые под стать Крымскому ханству стремилась подчинить своему влиянию Османская империя.

Серые стремятся опорочить царя в глазах потомков, отбирая у них реальное прошлое.

Многие обвинения против Ивана IV являются простой клеветой, а относительно «опричнины» нужно сказать, что под этим искажённым ныне понятием скрывают борьбу царя и преданных ему людей с прозападной партией в управлении царством, с помощью которых серые планировали организовать заговор.

Читайте также:  Краснобородые хунхузы: почему они грабили только русских

Новгород же был действительно жестоко наказан, поскольку в неём зрел крупный мятеж, организованный среди новгородских бояр и купеческих кругов по иудейским каналам. Многие из заговорщиков имели еврейских жён, что явилось причиной жестокого подавления заговора с убийством целых семей заговорщиков. Именно благодаря всем этим мерам Ивана IV, Русское Царство было крепким весь 16 векъ.Осада Рингена: как 140 русских оборонялись от 10 тысяч ливонцевОсада Рингена: как 140 русских оборонялись от 10 тысяч ливонцев

Источник: https://rutraditions.ru/news/boi-pod-ringenom-osada-ringena-v-let-1000zksdz-ot-smzkh

Читать

ВОЙНЫ МОСКОВСКОЙ РУСИ С ВЕЛИКИМ КНЯЖЕСТВОМ ЛИТОВСКИМ И РЕЧЬЮ ПОСПОЛИТОЙ В XIV–XVII ВВ

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

Я написал эту книгу с той целью, чтобы познакомить российских читателей с неизвестными им событиями нашей истории, о которых они знают много меньше, чем о войнах с Наполеоном или Гитлером. Например, существует тезис «все славяне — братья».

Вдохновляясь им, многие россияне думают, что те или иные проблемы, возникающие в нынешних взаимоотношениях между Россией, Украиной, Беларусью и Польшей обусловлены исключительно амбициями отдельных политиков, либо пресловутыми «происками Запада».

Увы! Причины этих трудностей надо искать в целом ряде факторов, в том числе и в истории, которая была весьма далека от дружбы, братства и любви.

Моя книга начинается с рассказа о возникновении Великого княжества Литовского и завершается описанием разрушительной войны Москвы с Речью Посполитой в середине XVII века. При этом я стремился к тому, чтобы пролить свет истины на историю русско-беларуских, русско-украинских и русско-польских отношений. В какой-то мере она просто забыта, но большей частью подается в извращенном виде.

Во-первых, для сочинений не только дореволюционных, но и современных русских историков характерен принципиально неверный тезис. Суть его в том, что литвинов — исторических предков беларусов — в ряде случаев они считают предками современных литовцев, но чаще всего называют их то поляками, то русскими.

Мы, беларусы, категорически не согласны с тем, что веками российские историки (иногда по невежеству, чаще по политическим и религиозным соображениям) называют литвинов (а заодно и беларусов периода XIX–XX веков) то поляками, то русскими. Кстати, такова же позиция польских авторов.

Те и другие с давних пор относят к числу «своих», соответственно, православных жителей Великого княжества Литовского и униатов (дескать, это «русские»), либо католиков и протестантов (это, ясное дело, «поляки»).

При подобном подходе остается лишь удивляться, откуда вдруг появились какие-то «беларусы».

Во-вторых, несмотря на то, что все рассматриваемые в книге войны полностью, либо большей частью, происходили на территории Великого княжества Литовского (ВКЛ), российские историки почти во всех случаях отождествляют это государство с Польшей.

Они явно не понимают того исторического факта, что Речь Посполитая, возникшая в 1569 году, являлась конфедерацией двух суверенных государств — Великого княжества Литовского и Польского королевства.

А до этой даты называть литовское (древнебеларуское) государство «Польшей» вообще нет никаких оснований.

В-третьих, их сочинения, как правило, выражают типично имперские и шовинистические взгляды на рассматриваемые исторические события. Чтобы не быть голословным, приведу всего один пример. В ходе войны 1654–1667 годов, развязанной против Речи Посполитой царем Алексеем» Михайловичем, численность населения ВКЛ сократилась более чем вдвое!

Однако никто из русских историков ни в одном труде не сказал ни слова об этом геноциде. Более того, упомянутая война получила в русской исторической литературе принципиально неверное название «войны за освобождение Белоруссии и Украины от польского ига»!

В-четвертых, многие российские авторы до сих пор рьяно отстаивают так называемую «москвоцентричную» концепцию.

Согласно ей, все славянские государства, существовавшие одновременно с Великим княжеством Киевским, либо после него (Господин Великий Новгород, Господин Великий Псков, Великое княжество Литовское, Великое княжество Тверское, Великое княжество Рязанское, Великое княжество Галицкое) непременно «должны были» признавать ведущую роль «старшего брата» — Великого княжества Московского и Владимирского, только его считать «единственным законным преемником» Киевского княжества.

Например, в книге «История России с древнейших времен до конца XVIII века», изданной не в «период расцвета эпохи застоя», а в 2001 году, сказано: «со второй половины XIV века явственно проявляется лидирующая роль Москвы и стремление ее князей к объединению русских земель под своим главенством» (с. 12). Столь изящно некоторые современные авторы обосновывают и оправдывают задним числом все завоевания Московской Руси.

Соответственно, земли Великого княжества Литовского российские историки всегда считали «исконно русскими» территориями (на том основании, что они якобы входили в состав Киевского княжества), захваченными коварными литовцами, воспользовавшимися «слабостью» Москвы!

* * *

Отмечу в данной связи, что в 1930-е годы большевики физически уничтожили тех беларуских историков, писателей, филологов, преподавателей высшей и средней школы, журналистов, чиновников, общественных и церковных деятелей, которые пытались что-то говорить о национальной самобытности беларусов, об их истории и культуре. Десятки тысяч людей погибли либо провели много лет в концлагерях. Наиболее образованная и сознательная часть беларуского этноса была удалена — одни «на тот свет», другие — в Сибирь, на Север, на Колыму! Именно с тех пор в России прочно утвердилось мнение, что беларуский язык — всего лишь диалект русского (в самом деле, говорят «карова» вместо «корова»), никакой «истории» у беларусов нет (жили в лесах и болотах, одевались в шкуры животных), а христианскую религию, культуру, вообще цивилизацию им подарил великий и добрый русский народ.

В результате сегодня мы можем читать такие перлы: «Смоленск — известен с 862 года, с конца IX века в составе Киевской Руси, с XII века центр княжества, в 1404–1514 гг. в составе Великого княжества Литовского, в 1611–1667 гг. в составе Речи Посполитой, затем возвращен России по Андрусовскому перемирию 1667 года».[1]

Но как может быть возвращено то, что раньше никогда не принадлежало?! Русь Киевская и Русь Московская — это совершенно разные государства. Смоленское княжество до 1404 года являлось независимым, не входило в состав Московской Руси, не было даже ее вассалом.

Сначала его завоевали литвины, и лишь через 260 лет — московиты! (Термин «московиты» автор использует в отношении жителей феодальной Руси — предков современных этнических русских.

Точно так же термин «литвины» обозначает предков нынешних беларусов, а не современных литовцев).

Смоленская область ряд лет входила в состав БССР именно потому, что большинство ее населения даже через три века составляли беларусы. Нынешние жители области — их русифицированные потомки.

Точно так же Московская Русь завоевала Новгородские земли, Тверское княжество, ВКЛ, Польшу, Правобережную Украину, Сибирь, Дальний Восток, Среднюю Азию и Кавказ.

Российская империя создавалась — как все империи — «железом и кровью». Об этом я и рассказываю.

ЧАСТЬ I

ВОИНЫ МОСКОВСКОЙ РУСИ С ВЕЛИКИМ КНЯЖЕСТВОМ ЛИТОВСКИМ В XIV–XVI ВЕКАХ

Глава 1

ВОЗНИКНОВЕНИЕ ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ЛИТОВСКОГО

Древняя Литва

К началу XIII века на землях древней Литвы (исторической Беларуси), которые сейчас входят в состав не только Беларуси, но и Лиетувы, Латвии, Белостокского и Люблинского воеводств Польши, Псковской, Тверской (Калининской), Смоленской и Брянской областей России, украинской части Полесья, жили несколько десятков славянских и балтских племен.

Известны названия наиболее крупных славянских племенных союзов того времени: радимичи (люди одного рода), кривичи (люди одной крови), лютичи (лютые воины) и дреговичи (жители болот, от беларуского слова «дрыгва» болото). Они явились предками современных беларусов. Здешние балты, называя себя, говорили, что они — жемойты или аукшайты. Они были предками теперешних литовцев.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=554837&p=40

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector