«ошеломляющий удар»: каким оружием его наносили русские воины

«Ошеломляющий удар»: каким оружием его наносили русские воины

  • ———————————————
  • «Меч-сто-голов-с-плеч»

«Ошеломляющий удар»: каким оружием его наносили русские воины

Правда или сказка, но русские богатыри могли мечом разрубить напополам врага вместе с лошадью. Неудивительно, что за русскими мечами велась настоящая «охота». Однако в отличие от меча, добытого у врага в бою, изъятый клинок из кургана никогда не приносил удачи своему хозяину. Выковать же меч могли себе позволить только состоятельные воины. Самым известным, например, в IX веке считался кузнец Лютода. Мастер ковал высококлассные булатные уникальные мечи. Но преимущественно все же мечи делали заграничные мастера, и самыми популярными были каролингские мечи, клинок которых преимущественно представлял собой стальные лезвия, наваренные на металлическую основу. Ратники скромного достатка вооружались более дешевыми цельножелезными мечами. По лезвию оружия пускали долы, которые облегчали его вес и повышали прочность. Со временем мечи стали короче (до 86 см) и чуть легче (до килограмма), что не удивительно: попробуй-ка порубись минут 30 полуторакилограммовым метровым мечом. Правда, встречались особенно выносливые дружинники, которые орудовали двухкилограммовым мечом длиной 120 см. Оружие вкладывали в обитые кожей или бархатом ножны, которые декорировались золотыми или серебряными насечками. Каждый меч получал при «рождении» имя: Василиск, Горыня, Китоврас и др.

«Сабля острее, так и дело спорее»

«Ошеломляющий удар»: каким оружием его наносили русские воины

С IX-X века русские войны, преимущественно конные, начинают применять более легкую и «проворную» саблю, которая приходит к нашим предкам от кочевников. К XIII веку сабля «покоряет» не только юг и юго-восток Руси, но и ее северные пределы. Сабли знатных воинов украшались золотом, чернью, серебром.

Первые сабли русских ратников достигали метровой длины, их кривизна доходила до 4,5 см. К XIII веку сабля вытягивается на 10-17 см, а кривизна порой доходит до 7 см. Эта кривизна позволяла наносить скользящий удар, от которого оставались более длинные и глубокие раны.

Чаще сабли были цельностальными, их выковывали из заготовок науглероженного железа, после чего подвергали многократному закаливанию по очень сложной технологии. Иногда делали немонолитные клинки – сваривали две полосы или вваривали одну полосу в другую.

К XVII веку в ходу были сабли как отечественного, так и импортного производства. Однако наши мастера равнялись на иностранцев, в первую очередь, на турок.

«Ошеломляющий удар»

«Ошеломляющий удар»: каким оружием его наносили русские воины

Кистень появился на Руси в X веке и прочно удерживал свои позиции вплоть до XVII века. Чаще оружие представляло собой короткий ременной кнут с закрепленным на конце шаром. Иногда шар «украшали» шипами.

Австрийский дипломат Герберштейн вот как описывал кистень великого князя Василия III: «на спине за поясом князь имел особое оружие – палку чуть длиннее локтя, к которой прибит кожаный ремень, на его краю находится булава в виде какого-то обрубка, украшенного со всех сторон золотом».

Кистень при своей массе в 250 грамм был отличным легким оружием, которое оказывалось очень кстати в самой гуще схватки. Ловкий и внезапный удар по шелому (шлему) противника, и дорога свободна. Отсюда и берет свои истоки глагол «ошеломить». В общем, умели наши воины внезапно «изумлять» врага.

«Секир башка, мотай кишка»

«Ошеломляющий удар»: каким оружием его наносили русские воины

На Руси секира использовалась в первую очередь пешими ратниками. На обухе секиры располагали прочный и длинный шип, часто загнутый вниз, при помощи которого воин легко стаскивал противника с лошади. Вообще, секиру можно считать одной из разновидностей топоров – очень распространенного рубящего оружия.

Топорами владели все: и князья, и княжеские дружинники, и ополченцы, как пешие, так и конные. Разница заключалось только в том, что пешие воины отдавали предпочтение тяжелым топорам, а конные – топорикам. Еще одной разновидностью топора является бердыш, которыми вооружалась пехота. Это оружие представляло собой длинное лезвие, насаженное на длинное же топорище.

Так, в XVI веке стрельцы бунтовали именно с таким оружием в руках.

«Была бы булава, будет и голова»

«Ошеломляющий удар»: каким оружием его наносили русские воины

Родительницей и булав, и палиц можно считать дубину – древнерусское оружие «массового поражения». Дубину предпочитали ополченцы и бунтующий люд. Например, в войске Пугачева были люди, вооруженные только дубинами, которыми они с легкостью крошили черепушки врагов.

Лучшие дубины изготавливались не абы из какого дерева, а из дуба, на худой конец – из вяза или березы, при этом брали самое прочное место, где ствол переходил в корни. Для усиления разрушающей силы дубины ее «декорировали» гвоздями.

Такая дубина уж не соскользнет! Булава же представляла собой следующую «эволюционную ступень» дубины, наконечник (навершие) которой делали из медных сплавов, а внутрь заливали свинец.

Отличается палица от булавы геометрией наверший: грушевидное шипованное оружие в руках богатырей – это палица, а оружие с кубическим навершием, «украшенное» крупными треугольными шипами – это булава.

«Рука бойцов колоть устала»

«Ошеломляющий удар»: каким оружием его наносили русские воины

Копье – оружие универсальное, военно-охотничье. Копье представляло собой насаженный на прочное древко стальной (булатный) или железный наконечник. В длину копье достигало 3 метров. Иногда часть древка заковывалась в металл, чтобы враг не смог перерубить копье.

Интересно, что наконечник мог достигать в длину полуметра, были случаи и применения целого «меча» на палке, при помощи которого не только кололи, но и рубили. Любили копья и всадники, но они использовали другой способ ведения боя, нежели средневековые рыцари.

Следует заметить, что таранный удар появился на Руси только в XII веке, что было вызвано утяжелением доспехов. До этого момента всадники наносили удар сверху, предварительно сильно замахнувшись рукой. Для метания воины использовали сулицы – легкие копья длиной до полутора метров.

Сулица по своему поражающему эффекту была чем-то средним между копьем и стрелой, выпущенной из лука.

«Тугой лук – то сердечный друг»

«Ошеломляющий удар»: каким оружием его наносили русские воины

Владение луком требовало особой виртуозности. Недаром стрелецкие дети изо дня в день тренировались, стреляя из лука по пням. Нередко лучники обматывали руку сыромятным ремнем, что позволяло избежать значительных травм – неловко выпущенная стрела забирала с собой внушительный кусок кожи с мясом.

В среднем лучники стреляли на 100-150 метров, при великом старании стрела улетала в два раза дальше. В середине XIX века при раскопках кургана в Бронницком уезде нашли захоронение воина, в правом виске которого крепко засел железный наконечник стрелы. Ученые предположили, что ратник был убит лучником из засады.

В летописях описывается поразительная скорость, с которой лучники выпускали стрелы. Существовала даже такая присказка «Стрелять, как прядь делать» — стрелы летели с такой частотой, что образовывали сплошную линию.

Лук и стрелы были неотъемлемой частью иносказательности речи: «Как стрела с лука спрянула», значит, «быстро ушла», когда говорили «как из лука стрела», имели в виду «прямо». А вот «поющая стрела» — это не метафора, а реальность: на наконечниках стрел делали отверстия, которые в полете издавали определенные звуки.

Источник: http://aligency.ru/blogs/Luxadm/7-vidov-oruzhiya-russkogo-ratnika/

Как советский Рэмбо топором уничтожил два десятка фашистов

«Ошеломляющий удар»: каким оружием его наносили русские воины Дмитрий Овчаренко. Источник: Youtube.com

  • Дмитрий Овчаренко всегда носил с собой топор, однажды спасший ему жизнь и о котором с ужасом рассказывали уцелевшие от расправы фашисты
  • Начало Великой Отечественной войны было катастрофическим для Красной армии, бойцы которой в любой момент могли встретить неприятеля, как на линии фронта, так и в своем глубоком тылу.
  • Одна из таких неожиданных встреч прославила уроженца Луганщины Дмитрия Овчаренко, который с помощью простого топора и нескольких гранат заставил панически бежать 50 гитлеровцев, при этом «порубив в капусту» двух офицеров и 21 солдата.

Хороший плотник

«Ошеломляющий удар»: каким оружием его наносили русские воиныАлександр Осьмеркин. «Плотник», 1921 год

Дмитрий Овчаренко родился в селе Овчарово Харьковской губернии (ныне Троицкий район Луганской области) в семье деревенского плотника, получившего фамилию по названию своего населенного пункта. Было это в 1919 году.

Мальчик никогда не отличался желанием учиться и бросил школу уже после окончания 5-го класса. Руки-ноги на месте, читать-писать умеет, что еще нужно для советского колхозника?

Дмитрий еще с ранних лет начал помогать в работе отцу, а уже к 20 годам слыл хорошим мастером, умеющим виртуозно обращаться с любым плотницким инструментом. С помощью любимого топора молодой человек делал столы, лавки и табуретки, помогал строить дома односельчанам, а в местном колхозе на него возлагали большие надежды.

Начало войны

В 1939 году Дмитрия призвали на действительную военную службу, где он стал членом пулеметного расчета.

Начало Великой Отечественной войны боец встретил на Западной Украине, где Дмитрий Овчаренко в одном из первых же боев получил легкое ранение. Помогать пулеметчику он временно не мог, поэтому командиры направили солдата в обоз, где Дмитрию доверили доставку боеприпасов в свое подразделение.

13 июля 1941 года ставший временно ездовым боец должен был доставить патроны и гранаты в свою часть, дислоцированную у города Бельцы (современная Молдавия).

Поскольку это был глубокий тыл наших войск, Дмитрий отправился в дорогу без сопровождения, имея при себе лишь винтовку … и верный топор, с которым он почти никогда не расставался.

Роковая встреча с «русским Рэмбо»

Встреча с немецкой диверсионной группой произошла на проселочной дороге совершенно неожиданно для обеих сторон. Выскочивший из военного грузовика офицер без труда отобрал у красноармейца его винтовку. Приказав солдатам, а их в машине было около 50 человек, сидеть в кузове, он потребовал показать, что Дмитрий везет в подводе.

Это было роковой ошибкой гитлеровца, который не знал, что Дмитрий Овчаренко всегда возит с собой топор и на всякий случай подготовил несколько лежавших в подводе гранат Ф-1 к применению.

«Ошеломляющий удар»: каким оружием его наносили русские воиныГраната Ф-1. Источник: wikimedia.org

Неожиданный удар топором расколол голову фашиста, как орех, не дав тому произнести ни единого слова, после чего красноармеец метнул в машину три гранаты.

От охватившей паники немцы, понявшие, что попали в советскую засаду, начали разбегаться в разные стороны, как крысы, оставив в кузове 21 бойца убитыми и ранеными. Еще больший ужас наводил разъяренный красноармеец, бежавший на них с окровавленным топором в руках.

Почти всем фашистам удалось благополучно бежать. Но не их командиру, которого Дмитрий все-таки догнал и убил, отрубив голову топором. Поразительно, но из-за нереальности происходящего ни один из прошедших огонь и воду немецкий солдат даже не подумал использовать для защиты свое штатное оружие.

Покончив с офицером, Дмитрий Овчаренко вернулся к машине, где своим топором добил всех подававших признаки жизни немцев (в то суровое время пощады к врагу не было никакой). Затем боец собрал документы и ценные вещи, после чего, как ни в чем не бывало, продолжил свой путь в часть.

Звание Героя

«Ошеломляющий удар»: каким оружием его наносили русские воиныТекст представления к присвоению Дмитрию Овчаренко звания Героя Советского Союза. Источник: wikimedia.org

Командование сначала не поверило в рассказанную Дмитрием историю. Но документы и карты убитых офицеров, а также показания отправленных на место происшествия разведчиков убедили в обратном.

За проявленный героизм Дмитрия Овчаренко восстановили в должности пулеметчика. Уже 27 июля на высоте 239,8 он проявил очередные чудеса героизма, сдерживая наступление превосходящих сил противника.

Рассказывают, что, когда чаша весов в сражении уже начала склоняться на сторону немцев, точный пулеметный огонь Дмитрия позволил нашим бойцам перегруппироваться и нанести ошеломляющий удар, отбросивший врага от этой высоты.

В начале августа в Москву было направлено представление о присвоении рядовому Дмитрию Овчаренко звания Героя Советского Союза, а в ноябре 1944 боец получил заслуженные Орден Ленина и Золотую Звезду.

В дальнейшем он героически воевал на различных фронтах. Но в боях за освобождение Венгрии Дмитрий Овчаренко получил тяжелое ранение и скончался от ран во фронтовом госпитале 28 января 1945 года. Всего за три месяца до Великой Победы, которую он ежедневно приближал вместе с миллионами других советских граждан.

Источник: https://www.eg.ru/society/564379/

Могут ли США нанести «ошеломляющий» удар по Ирану

Дональд Трамп продолжает накалять и без того напряжённую ситуацию вокруг Ирана. В ответ на заявление иранского президента Хасана Рухани, назвавшего Белый дом «умственно отсталым», он пообещал «ошеломляющий» удар в случае атаки иранцев на американские объекты.

Слова эти прозвучали на фоне новых, разной степени достоверности сведений о переброске Вооружённых сил США поближе к Ирану. В России за ситуацией в регионе следят крайне внимательно, и пока действия Вашингтона приводят лишь к усилению антиамериканской риторики Москвы.

Любая атака Ирана на любой американский объект повлечёт мощный и ошеломляющий ответ. В некоторых областях «ошеломляющий» будет означать «уничтожающий». Никакого больше Джона Керри и Обамы! — написал в своём микроблоге Трамп после обвинений от Рухани в слабоумии.

Ранее Вашингтон уже рассматривал возможность точечных ударов по иранской территории, однако президент США, по его словам, решил повременить с ними. В то же время американцы, судя по имеющимся данным, наращивают военный потенциал в зоне, из которой могут быстро атаковать Иран.

Так, на днях на испанскую авиабазу Морон из США прибыли 12 истребителей F-22A, которые потом, как предполагается, будут переброшены на базу в Катаре или ОАЭ. Эмираты, как сообщалось ещё в апреле, уже приняли дюжину американских истребителей F-35A.

А в Катаре некоторое время базировались четыре стратегических бомбардировщика B-52H, переброшенные недавно на базу Диего-Гарсия в Индийском океане. Кроме того, в начале июня в район Персидского залива вошёл американский авианосец «Авраам Линкольн».

Читайте также:  Абрам ганнибал: кем по происхождению был прадед пушкина на самом деле

Тем не менее, считает военный аналитик Юрий Лямин, пока что США не очень готовы к полномасштабной войне с Ираном — для этого американцам желательно осуществить как можно более мощную первую атаку, чтобы в условиях противодействия иранской ПВО максимально ослабить ответный удар.

«Ошеломляющий удар»: каким оружием его наносили русские воиныF-22AWikimedia

Имеющихся сейчас у США в регионе ресурсов для этого, по-моему, недостаточно. Что касается «точечных атак», то на них, конечно, силы есть.

Но любая попытка удара по территории Ирана может быстро перерасти в полномасштабный конфликт.

В ответ на «точечный» американский удар по какому-то иранскому объекту Иран так же «точечно» может нанести ракетный удар по какой-нибудь американской базе или кораблю, — отмечает эксперт.

На фоне усиливающегося давления США на Иран Россия всё более откровенно выступает на стороне Исламской Республики.

Аналитики уже отметили изменения в риторике Москвы: если раньше Тегеран воспринимался как ситуативный партнёр, то теперь его называют союзником — достаточно вспомнить слова Владимира Путина на прямой линии или выступление Николая Патрушева в Иерусалиме. Сближение с Ираном ожидаемо приводит и к ужесточению антиамериканских заявлений.

Так, выступая на площадке дискуссионного клуба «Валдай» 26 июня, директор Второго департамента Азии МИД России Замир Кабулов назвал действия США на иранском направлении «рискованным блефом» и обвинил Вашингтон в непонимании ситуации.

Главная проблема американского руководства в том, что они не понимают политические элиты Ирана. Не понимают иранский менталитет. Это американцы должны хорошо просчитывать, перед тем как принимать решения относительно Ирана, — подчеркнул он.

Данное заявление не ново по своей сути. Спор относительно того, могут ли западные оценки переноситься на Восток, ведётся очень давно, напомнил в беседе с News.ru главный научный сотрудник Института Европы Александр Шумилин.

Однако, по его мнению, американцы на самом деле очень хорошо знают ситуацию в ближневосточном регионе, включая и Иран. И не только за счёт того, что внимательно изучают эти государства, но и благодаря огромным диаспорам в США, вышедшим из этих стран.

Речь идёт о носителях этой культуры, ментальности, которые зачастую становятся консультантами американских политиков.

«Ошеломляющий удар»: каким оружием его наносили русские воиныSobhan Farajvan/Global Look Press

Важно и то, что в подходах, например, США, Израиля или Саудовской Аравии к иранской проблеме мы не видим цивилизационных различий. Саудовцы что, в таком случае тоже могут быть обвинены в непонимании ситуации в Иране? Да, эти страны — противники, но они хорошо знают друг друга и знают, чему противостоят, — отмечает Александр Шумилин.

Более интересна другая мысль, высказанная российскими экспертами в ходе дискуссии на «Валдае»: по их мнению, взрывы танкеров в Оманском заливе, серьёзно поднявшие градус напряжения, могли быть устроены радикальной иранской оппозиционной организацией «Муджахедин аль-Хальк» («Народные муджахедины Ирана»).

Группа действует ещё с шахских времён. Её идеология сочетает леворадикальную и исламскую составляющие, напомнил в беседе с News.ru старший научный сотрудник ИМЭМО РАН, соавтор книги «Террор во имя веры» Андрей Яшлавский.

Поначалу она положительно восприняла свержение шаха в результате Исламской революции, но потом перешла в радикальную оппозицию режиму, ею были совершены ряд крупных терактов против сторонников власти. Тем не менее в 2009 и в 2012 годах она была исключена из списков террористических организаций ЕС и США.

Несмотря на декларировавшийся группировкой антиимпериализм (и, соответственно, антиамериканизм), определённые круги в Вашингтоне (включая многих высокопоставленных политиков и силовиков, например, помощника Трампа Джона Болтона) лоббировали вывод её из списка террористических: видимо, они рассматривали организацию как единственную реальную силу, которая может быть противопоставлена иранскому режиму, так как в США идея его смены с повестки не снята, отмечает эксперт.

Здесь опять-таки действует принцип «враг моего врага — мой друг».

Но могла ли группировка осуществить нападение в Заливе? Полностью, конечно, нельзя этого исключать, однако я придерживаюсь версии, что за провокацией с большой долей вероятности могли стоять региональные державы, враждующие с Тегераном — и желающие американскими руками нанести удар по иранскому режиму, — заключает Яшлавский.

Источник: https://news.ru/near-east/hvataet-li-u-ssha-sil-dlya-oshelomlyayushego-udara-po-iranu/

7 видов оружия русского ратника

Сегодня в России отмечается День оружейника. От булавы до ракетно-зенитного комплекса — русское оружие всегда вызывало страх  и трепет недругов. В честь праздника вспомним 7 видов оружия русского ратника.

Правда или сказка, но русские богатыри могли мечом разрубить напополам врага вместе с лошадью. Неудивительно, что за русскими мечами велась настоящая «охота». Однако в отличие от меча, добытого у врага в бою, изъятый клинок из кургана никогда не приносил удачи своему хозяину.

Выковать же меч могли себе позволить только состоятельные воины. Самым известным, например, в IX веке считался кузнец Лютода. Мастер ковал высококлассные булатные уникальные мечи.

Но преимущественно все же мечи делали заграничные мастера, и самыми популярными были каролингские мечи, клинок которых преимущественно представлял собой стальные лезвия, наваренные на металлическую основу. Ратники скромного достатка вооружались более дешевыми цельножелезными мечами.

По лезвию оружия пускали долы, которые облегчали его вес и повышали прочность. Со временем мечи стали короче (до 86 см) и чуть легче (до килограмма), что не удивительно: попробуй-ка порубись минут 30 полуторакилограммовым метровым мечом.

Правда, встречались особенно выносливые дружинники, которые орудовали двухкилограммовым мечом длиной 120 см. Оружие вкладывали в обитые кожей или бархатом ножны, которые декорировались золотыми или серебряными насечками. Каждый меч получал при «рождении» имя: Василиск, Горыня, Китоврас и др.

«Сабля острее, так и дело спорее»

С IX-X века русские войны, преимущественно конные, начинают применять более легкую и «проворную» саблю, которая приходит к нашим предкам от кочевников. К XIII веку сабля «покоряет» не только юг и юго-восток Руси, но и ее северные пределы. Сабли знатных воинов украшались золотом, чернью, серебром.

Первые сабли русских ратников достигали метровой длины, их кривизна доходила до 4,5 см. К XIII веку сабля вытягивается на 10-17 см, а кривизна порой доходит до 7 см. Эта кривизна позволяла наносить скользящий удар, от которого оставались более длинные и глубокие раны.

Чаще сабли были цельностальными, их выковывали из заготовок науглероженного железа, после чего подвергали многократному закаливанию по очень сложной технологии. Иногда делали немонолитные клинки – сваривали две полосы или вваривали одну полосу в другую.

К XVII веку в ходу были сабли как отечественного, так и импортного производства. Однако наши мастера равнялись на иностранцев, в первую очередь, на турок.

Кистень появился на Руси в X веке и прочно удерживал свои позиции вплоть до XVII века. Чаще оружие представляло собой короткий ременной кнут с закрепленным на конце шаром. Иногда шар «украшали» шипами.

Австрийский дипломат Герберштейн вот как описывал кистень великого князя Василия III: «на спине за поясом князь имел особое оружие – палку чуть длиннее локтя, к которой прибит кожаный ремень, на его краю находится булава в виде какого-то обрубка, украшенного со всех сторон золотом».

Кистень при своей массе в 250 грамм был отличным легким оружием, которое оказывалось очень кстати в самой гуще схватки. Ловкий и внезапный удар по шелому (шлему) противника, и дорога свободна. Отсюда и берет свои истоки глагол «ошеломить». В общем, умели наши воины внезапно «изумлять» врага.

«Секир башка, мотай кишка»

На Руси секира использовалась в первую очередь пешими ратниками. На обухе секиры располагали прочный и длинный шип, часто загнутый вниз, при помощи которого воин легко стаскивал противника с лошади. Вообще, секиру можно считать одной из разновидностей топоров – очень распространенного рубящего оружия.

Топорами владели все: и князья, и княжеские дружинники, и ополченцы, как пешие, так и конные. Разница заключалось только в том, что пешие воины отдавали предпочтение тяжелым топорам, а конные – топорикам. Еще одной разновидностью топора является бердыш, которыми вооружалась пехота. Это оружие представляло собой длинное лезвие, насаженное на длинное же топорище.

Так, в XVI веке стрельцы бунтовали именно с таким оружием в руках.

«Была бы булава, будет и голова»

Родительницей и булав, и палиц можно считать дубину – древнерусское оружие «массового поражения». Дубину предпочитали ополченцы и бунтующий люд. Например, в войске Пугачева были люди, вооруженные только дубинами, которыми они с легкостью крошили черепушки врагов.

Лучшие дубины изготавливались не абы из какого дерева, а из дуба, на худой конец – из вяза или березы, при этом брали самое прочное место, где ствол переходил в корни. Для усиления разрушающей силы дубины ее «декорировали» гвоздями.

Такая дубина уж не соскользнет! Булава же представляла собой следующую «эволюционную ступень» дубины, наконечник (навершие) которой делали из медных сплавов, а внутрь заливали свинец.

Отличается палица от булавы геометрией наверший: грушевидное шипованное оружие в руках богатырей – это палица, а оружие с кубическим навершием, «украшенное» крупными треугольными шипами – это булава.

«Рука бойцов колоть устала»

Копье – оружие универсальное, военно-охотничье. Копье представляло собой насаженный на прочное древко стальной (булатный) или железный наконечник. В длину копье достигало 3 метров. Иногда часть древка заковывалась в металл, чтобы враг не смог перерубить копье.

Интересно, что наконечник мог достигать в длину полуметра, были случаи и применения целого «меча» на палке, при помощи которого не только кололи, но и рубили. Любили копья и всадники, но они использовали другой способ ведения боя, нежели средневековые рыцари.

Следует заметить, что таранный удар появился на Руси только в XII веке, что было вызвано утяжелением доспехов. До этого момента всадники наносили удар сверху, предварительно сильно замахнувшись рукой. Для метания воины использовали сулицы – легкие копья длиной до полутора метров.

Сулица по своему поражающему эффекту была чем-то средним между копьем и стрелой, выпущенной из лука.

«Тугой лук – то сердечный друг»

Владение луком требовало особой виртуозности. Недаром стрелецкие дети изо дня в день тренировались, стреляя из лука по пням. Нередко лучники обматывали руку сыромятным ремнем, что позволяло избежать значительных травм – неловко выпущенная стрела забирала с собой внушительный кусок кожи с мясом.

В среднем лучники стреляли на 100-150 метров, при великом старании стрела улетала в два раза дальше. В середине XIX века при раскопках кургана в Бронницком уезде нашли захоронение воина, в правом виске которого крепко засел железный наконечник стрелы. Ученые предположили, что ратник был убит лучником из засады.

В летописях описывается поразительная скорость, с которой лучники выпускали стрелы. Существовала даже такая присказка «Стрелять, как прядь делать» — стрелы летели с такой частотой, что образовывали сплошную линию.

Лук и стрелы были неотъемлемой частью иносказательности речи: «Как стрела с лука спрянула», значит, «быстро ушла», когда говорили «как из лука стрела», имели в виду «прямо». А вот «поющая стрела» — это не метафора, а реальность: на наконечниках стрел делали отверстия, которые в полете издавали определенные звуки.

Фаина Шатрова

Оригинал записи и комментарии на LiveInternet.ru

Источник: https://algre.livejournal.com/1251334.html

Хопеш: оружие воинов древнего Египта, как появилось, какие особенности конструкции, как применялось в бою, серповидный клинок и форма рукояти

29.04.2019

Об исторических событиях мы часто судим по найденным уникальным археологическим находкам. Благодаря старинным артефактам мы имеем представление о том, как развивались государства древности, насколько была развита их культура, экономика и как выглядело политическое устройство.

Не последнее место в списке артефактов занимают предметы военного назначения и оружие. Сегодня археологи и историки по найденным находкам, могут судить о том, каким оружием обладали люди в древнюю эпоху, и каких успехов сумела добиться та или иная цивилизация на военном поприще.

Самая богатая коллекция артефактов, которая сегодня представлена во многих музеях мира, принадлежит эпохе Древнего Египта. Именно это государство было самым мощным и крупным в древности.

Благодаря своему экономическому и общественно-политическому устройству Египетское Царство доминировало на протяжении двух тысячелетий. Египтяне были не только искусными земледельцами и строителями.

Своему возвышению Египет во многом обязан военным успехам.

Читайте также:  Почему при екатерине ii крепостные крестьяне стали «рабами»

Египтяне сумели создать одну из сильнейших армий древности, в которой особое место занимали элитные подразделения. Войско фараона имело на оснащении разное оружие, однако наиболее известным был хопеш — меч египетского спецназа.

Это холодное оружие считается наиболее известным, дошедшим до наших дней. В музеях это наиболее частый экспонат в экспозиции древнего Египта.

Созданы десятки фильмов о легендарной стране фараонов, где воины сражаются на мечах кривой, серповидной формы.

История появления оружия хопеш

Египетский солдат, искусно владеющий копьем и мечом, представлял на поле боя в древние времена грозного противника. Пехотинцы, вооруженные острыми кривыми мечами, в ближнем бою наносили противнику ошеломляющий удар, поэтому принято считать хопеш основным вооружением пехоты в Древнем Египте.

Легендарное оружие пришло в Египет где-то в середине II тысячелетия до нашей эры, в эпоху Среднего Царства. Египтяне столкнулись с грозными мечами во время сражения с гиксосами, вторгнувшимися в страну фараонов с территории нынешней Палестины.

Эти кочевые племена в отличие от египтян были вооружены кривыми и острыми мечами. В то время как египетская пехота сражалась булавами и бронзовыми топорами, кочевники в ближнем бою наносили разящие удары своими кривыми ножами.

После поражения египтяне взяли на вооружение тактику боя своих победителей. Основным орудием на поле боя стали колесницы и воины, вооруженные серповидными мечами.

После того, как кривой и острый меч стал основным оружием египетского войска, фараоны не только отвоевали свои территории, но и сумели покорить соседние страны.

Кривые, серповидные мечи в былые времена были едва ли не основным оружием древних армий. Во много это объясняется социальным составом боевых подразделений, где большую часть армии составляли крестьяне. Однако, по мнению историков-египтологов, металлическое оружие было предметом роскоши.

Не каждый рядовой воин мог иметь у себя бронзовый меч. Вероятнее всего, такие мечи принадлежали элитным боевым подразделениям, дворцовой гвардии или охраны фараона. Происхождение формы клинка имеет и другие версии.

Более правдоподобной версией считается трансформация боевого топора под тип оружия, способный наносить секущие удары, а не только рубящие и точечные. Нельзя сбрасывать со счетов теорию, в которой прародительницей хопеша считается саппара, оружие древних ассирийцев.

В отличие от египетского меча, ассирийская саппара имеет острую кромку на внутренней части изгиба, что говорит в пользу сельскохозяйственной функции.

Согласно последней версии, хопеш имел серповидную форму, взятую от крестьянского серпа. Такие мечи достаточно часто встречаются при раскопках древних поселений других цивилизаций.

Вероятно, сказывается не только принадлежность этого оружия к цивилизации государств земледельцев, но и высокие боевые качества, которыми обладали мечи такой формы. Мечи подобной формы одинаково удобны для рубки и для резания.

В сравнении с боевым топором и обычными мечами прямой формы, серповидный клинок наносит более глубокие раны и порезы.

Название меча, который стал символом Древнего Египта, в переводе с египетского означает буквально «нога животного». Уже позже в других армиях древних государств можно встретить на вооружении воинов схожее оружие. Мечи и кинжалы в армии Александра Македонского имели кривую форму и назывались кописами. Кривые и изогнутые мечи также были излюбленным оружием в Персидской армии царя Ксеркса.

Описание хопеша

Для боевого оружия в древности использовалась бронза. Это был единственный доступный металл, который можно было добывать практически открытым способом и для переплавки которого не требовалось особых технологических усилий.

Несмотря на это, металлическое оружие считалось прерогативой богатых людей. Только высокие военные чины могли себе позволить иметь бронзовые ножи и мечи.

Бронза достаточно тяжелый металл, поэтом бронзовый хопеш — это тяжелое и одновременно с этим прочное оружие.

Во время раскопок в среднем течении Нила были найдены древние захоронения, принадлежащие членам воинской египетской знати. В гробницах были найдены серповидные мечи в хорошо сохранившемся состоянии.

При более детальном углеводородном анализе в составе бронзы были выявлены примеси. Такие элементы как ферросцилий и ферросиликомарганец принято использовать в металлургии для придания металлу особой прочности и устойчивости.

Такие результаты исследований говорят о том, что в Древнем Египте оружейное мастерство стояло на высоком технологическом уровне.

Меч серповидной формы затачивался только с внешней стороны. Реже находили обоюдоострые мечи, заточенные не только с внешней стороны, но и имеющие режущую кромку с внутренней стороны.

Очевидно, способ применения такого оружия в бою предполагал не только нанесение рубящих ударов, но и отсечение головы, конечностей поверженного противника. Длина рукояти клинка говорит о том, что хопеш являлся двуручным мечом. Длина меча составляла в средне 50-70 см.

Среди находок встречаются артефакты, у которых имеется длинная рукоять, а само лезвие достигает длины около метра.

Форма меча предполагает и способ ношения оружия. На многих древних фресках можно встретить изображения древнеегипетских воинов, которые несут кривой меч на плече.

В некоторых случаях, когда клинок имел небольшие размеры, его носили у бедра, на поясе. Оружие хранилось без ножен. Вес меча составлял примерно 2 кг. Встречаются артефакты с большим весом, достигающим 3-4 кг.

Однако это, скорее всего, ритуальное оружие, которое использовалось в различных церемониях.

Для справки: в результате исследований, проведенных сотрудниками лондонского исторического музея, удалось выяснить эффективность боевого применения хопеша. Мечом наносились удары по свиной туше из разных положений.

В ходе осмотра и изучения повреждений было установлено, что грамотное применение серповидного меча в бою не оставляло противнику никаких шансов. Раны были глубокие и длинные.

Края раны имели практически идеально ровную линию, что затрудняло последующее заживление тканей.

Боевое применение хопеша

Массового применения хопеш не получил. Основная причина — отсутствие дорогого металла в таких количествах, чтобы вооружить тысячи воинов.

Основная боевая сила древних армий – это пехота, набранная из самых бедных слоев населения. Пехотинцы, как правило, вооружались луками, пращами, копьями и боевыми топорами.

Только на оснащении элитных подразделений и конницы имелись бронзовые мечи, топоры и кинжалы.

Владение мечом требовало специальных навыков и умения, поэтому серповидные мечи стояли на вооружение только у подготовленных отрядов. Форма меча и его размеры позволяли использовать его, как в пешем строю, так и на боевых колесницах и в отрядах конницы.

Массивный и тяжелый хопеш, как правило, использовался для нанесения скользяще-рубящего удара в области головы и шеи. При достаточной силе удара кривым клинком можно было пробить шлем и разрубить деревянный меч.

Дворцовая охрана и предводители колесниц имели оружие больших размеров, способное наносить сокрушающие удары по противнику.

Помимо боевого применения хопеш являлся одним из самых распространенных в Древнем Египте орудием казни. На фресках и рельефах в гробнице фараона Рамзеса III встречаются сюжеты, на которых изображена казнь. Пленникам или преступникам с помощью серповидного меча отсекали голову.

Следует сказать, что в древности у многих народов излюбленным приемом сбора доказательств в окончательной победе над врагом, было принято отсекать поверженным противникам и пленникам голову. Хопеш, со своей кривой серповидной формой, можно считать идеальным орудием для этих целей.

Оружие, ставшее символом Древнего Египта, было в почете и у знати. На изображениях часто встречаются царские процессии, в которых принимали участие фараон, жрицы и воины личной охраны.

Все они вооружены кривыми мечами, которые покоятся у них на плечах. Судя по количеству орудий, найденных в древних захоронениях, кривые мечи использовались в похоронных церемониях.

В древности часто имела место традиция укладывать в могилу вместе с предметами обихода и оружие.

На вооружении войск и в ритуальных целях хопеш использовался вплоть до IV века до нашей эры. В более позднее время подобное оружие можно наблюдать на вооружении других армий.

Несмотря на свою эффективность в бою, египетские мечи модно считать региональным этническим оружием. Массового распространения кривые мечи в древнем мире не получили.

Сказалось неудобство формы клинка и особая специфика применения подобного оружия в бою.

Если у вас возникли вопросы — оставляйте их в х под статьей. Мы или наши посетители с радостью ответим на них

Источник: https://MilitaryArms.ru/oruzhie/holodnoe/xopesh/

Читать

Василий Соколов

Вторжение

НАРОД НА ВОЙНЕ

Эпос Великой Отечественной… Сердце советского читателя истосковалось по нем! Не спорю, есть, и немало уже, художественно сильных и правдивых произведений, посвященных грозным, незабываемым и неизгладимым в истории всего человечества битвам и подвигам советского народа–освободителя; немало написано ценного и о том, что совершалось в те дни в сердце отдельного человека, — а и все же, читая и перечитывая множество так называемых военных рассказов и повестей, я неизменно думал, что вот нет же еще произведения, где бы сочетались в нерасторжимом единстве личное и всенародное; лучи сердцеведения, проницающие душевный мир особи, индивида, — и здесь же, в том же самом произведении, эпос, именно эпос войны!

События войны гражданской давно уже обрели могучее эпическое отображение. Достаточно назвать такие произведения, как «Чапаев», «Железный поток», «Тихий Дон»). «Хождение по мукам».

Выставить равновеликое в эпосе Великой Отечественной войны мы все еще не можем. Однако ошибочно мнение, что здесь непременным условием, и даже независимо будто бы от степени дарования, является большое отдаление во времени от сотрясавших планету событий.

И не более как парадоксом надо считать мнение Бальзака, будто бы изображение больших сражении является задачей, выходящей за пределы возможностей художественного слова.

Нет, панорамно–эпическое изображение исполинских битв, даже и нашего времени, под силу русскому художественному слову! В этом, в частности, с чувством большой отрады, убедился я, прочитав и «Вторжение» и «Крушение», — оба замечательных романа, созданных писателем–воином, участником Великой Отечественной войны от первых и до последних ее дней Василием Соколовым. Это — крупнозернистая проза!

Первый из названных романов напечатан в 1963 году; второй — в 1970–м. Завершением всей триединой военно–исторической эпопеи должен явиться третий роман.

Свыше четверти века трудился над своей художественной трилогией Василий Дмитриевич Соколов. Замысел эпопеи возник у него еще на полях сражении. От первого дня Великой Отечественной и вплоть до самого дня победы автор «Вторжения» и «Крушения» был участником многих боев и сражений.

Нет возможности дать их перечень, да и не входит в мою задачу. Участвовал он и в битве под Москвой, и в битве за Сталинград.

Ранения и обширная колодка правительственных наград — боевых орденов и медалей — на груди этого седоголового писателя–воина свидетельствуют о мужестве и доблести, с которыми прошел он свой боевой путь. Все испытания и ужасы боевой страды изведаны этим человеком до дна.

Но ведь каждому понятно, что, опираясь, например, на опыт не то что ротного или батальонного командира, а и на опыт военачальника крупнейших воинских соединений, писателю не создать вещи, которая в полном смысле могла бы называться эпопеей великой войны: ибо есть горизонты и горизонты! Ни из какого дзота, тапка или окопа не увидишь того, что происходит в Ставке Верховного Главнокомандующего или в штабе маршала Г. К. Жукова. Но Василий Соколов не только сам видит и слышит это, по и нас, читателей заставляет видеть и слышать — первейшее условие, чтобы иметь право называться художником слова!

Вполне обладает он виденьем — знанием и всего, что совершалось в те миропотрясающие дни и в стане врага, в логове Гитлера. А это, как понятно каждому, могло быть достигнуто лишь тщательным, многолетним изучением источников: отечественных и зарубежных. Порою труднодоступный.

  • Художественное претворение мировых, глобальных событий писатель может создать только через воссоединение, через синтез лично испытанного, виденного и слышанного — с глубинным, социологическим осмыслением опыта народа и человечества.
  • Таким именно путем и шел автор…
  • Глубокую народность, историческую правдивость книг Василия Соколова отметили в своих откликах советские читатели и почать множеством самых положительных рецензий.
  • * * *
  • Василий Дмитриевич Соколов родился в пылающем 1919 году в селе Ивановка Воронежской области, на земле, которая вскормила и дала живительные соки народной речи будущему писателю. Видимо, что–то роднит главного героя романа–эпопеи Алексея Кострова с самим писателем: в дорогу большой жизни и тяжких военных испытаний оба выходили, переступая через порог ивановской избы…
  • Воссозданный не только силой воображения, но и наделенный реальными, почти осязаемыми деталями, ситуациями, судьбою, которую пережил сам автор, главный герой Алексей Костров воспринимается как живой человек, со своим адресом, привычками, речью, внешними приметами. Этому самобытному герою присущи многие черты русского национального характера: стойкость, долготерпение, решительность и твердая воля в достижении цели, гражданское мужество и убежденность в правоте дела, неприхотливость во дни лишений и невзгод…
Читайте также:  Проклятие египетских сфинксов в санкт-петербурге: как оно работает

Писатель в создании образа Алексея Кострова пользуется многогранной палитрой: в родном доме и на границе, в предвоенные дни на плацу и в первый час сражений, в кругу однополчан и среди незнакомых ему, но одинаково близких сердцу местных жителей, — шаг за шагом реально и непринужденно создается характер. Мы видим, как в первый день войны вместе с комиссаром Костров выносит детей из подожженного немецким пиратом пионерского лагеря, и невольно вспоминаем: да, так было! Вот Костров волею судеб оказывается в окружении, делит с товарищами и сухарь пополам, и беду пополам. Напряжение наше достигает предела, когда мы видим изморенного, голодного, в одной гимнастерке ползущего по снегу Кострова, и его первый миг жданной и вместе с тем такой неожиданной встречи с бойцом, который и годами–то ровня ему, но который называет обросшего, бородатого Кострова папашей. У нас невольно навертываются слезы…

Читатель с волнением следит за сложной, интересной и — чего греха таить! — порой противоречивой судьбой главного героя и невольно думает: «Да, это присуще только Кострову и никому иному!» В этом сила художественного изображения действительности и лепка характера.

Причем Костров не одинок в своих благородных и высоконравственных поступках.

Рядом с ним живут и действуют и его однополчане; особенно запоминаются Степан Бусыгин, являющийся олицетворением русской силы и советского воина того времени, и старшие товарищи — талантливый военачальник Шмелев, пламенный комиссар Гребенников, у кого учится и от кого, надо полагать, примет эстафету жизни и борьбы Алексей Костров…

Мятущаяся Наталья, нежная, как цветок повилики, Верочка, чудесные, неповторимые сваты Игнат и Митяй, которых и в радости и в горе не покидает народная мудрость и усмешка, гордая Юлдуз, дед Силантий со своей непоколебимой верой в справедливость, в Советскую власть (ради ее защиты он и превратил свою каменную хибару в редут!), и отрицательные, так сказать, уходящие в прошлое типы, словно списанные с натуры, — да мало ли добрых и злых людей шествует по романам «Вторжение» и «Крушение»!

…Сваты Игнат и Митяй решают строить для молодоженов дом. Они обмозговывают, спорят, как сделать его красивее и на каком месте лучше сложить…

Война обрывает извечную заботу. Враг вторгается в страну, являющуюся огромным и светлым нашим домом, порушена жизнь. Собирая силы, народ поднимается на священную войну, и у читателя от главы к главе крепнет вера: скоро, скоро придет час суровой и справедливой расплаты.

Такова главная философия романов Василия Соколова. Философия не надуманная, а реальная, продиктованная самой жизнью.

Простая справедливость побуждает сказать, что в романах В. Соколова исполинские события безмерных фронтов отнюдь не подавляют изображении тыла с его трудовыми подвигами и тягчайшими испытаниями. Величайшую в истории войн победу над фашистским чудовищем одержал весь советский народ. Урал и Кузбасс были кузницами победы.

Колхозы и совхозы стали неиссякаемыми житницами Отечественной войны. Миллионы и миллионы советских женщин заступили место мужей и отцов, ушедших на фронт. И закономерно и прекрасно, что военно–историческая эпопея В. Соколова выводит перед нами целый ряд этих «воинов трудового фронта» — женщин, подростков и стариков.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=251563&p=63

Читать онлайн Меч сквозь столетия. Искусство владения оружием страница 4. Большая и бесплатная библиотека

Рыцарский меч

Лорд Тернан приветствует выбор гостя и изящно благодарит его, обещая должным образом проинформировать его об оружии, которое намеревается использовать, а именно: в пешем бою это будут копье, эсток и боевой топор, а в конном — копье и меч. Добрый герцог же в это время распоряжается, чтобы бой состоялся в городе Аррас в апреле 1446 года, дабы дать Галиоту время съездить обратно в Милан, собрать доспехи и подготовиться должным образом.

Настал долгожданный день. На рыночной площади подготовлена просторная арена, рядом с ней — большая крытая трибуна для доброго герцога и его двора. С одной стороны арены возведен шатер (мы сегодня назвали бы его раздевалкой) лорда Тернана — большой и пышный, из синего и черного дамаста, увенчанный гербом его владельца и обставленный множеством знамен и вымпелов.

С другой стороны — не менее пышный шелковый шатер Галиота. Через час после полудня добрый герцог, в сопровождении сына, графа Шаролуа, графа Эстампа и множества других знатных господ, восходит на трибуну, с белым судейским жезлом в руке, и садится на трон.

Пропели рога, и на арену выходят восемь стражников, в доспехах с ног до головы, но в руках у них лишь белые жезлы: их задача — растаскивать бойцов в случае необходимости. Первым из рыцарей на арене появляется, как и положено бросившему вызов, лорд Тернан. Он верхом. Попона лошади рыцаря украшена его вышитым гербом, а сам он в плаще поверх доспехов.

На голове лорда — шлем с поднятым забралом. Это темноволосый человек с густой черной бородой, весь его вид внушает уважение. Сопровождают его в качестве секундантов и советников лорд Божо и граф Сен-Пол. Он сходит с коня, кланяется доброму герцогу и проходит в свой шатер. Теперь на арену въезжает Галиот де Балтасин. Он тоже полностью облачен в доспехи.

Галиот нарочито демонстрирует свое проворство, спрыгивая с коня так легко, как будто на нем не надето ничего тяжелее шелкового камзола. Он тоже кланяется герцогу и удаляется в свой шатер готовиться к поединку.

Турнир начинается с пешего боя. Вот закончились положенные ритуалы, и распорядитель турнира идет в шатер к Тернану за копьями, которые тот должен был приготовить для сражения. Два копья абсолютно одинаковы, и распорядитель несет их Галиоту на выбор.

В три часа поет рог, и бойцы выходят из шатров, полностью облаченные в доспехи, с опущенным забралом. Тернан медленно наступает, держа копье обеими руками.

Галиот работает в более оживленной манере — он держит оружие одной рукой, действует им играючи, как будто оно не тяжелее стрелы лучника; один-два раза он подпрыгивает в воздух, и видно, что броня ему не помеха.

Бой начинается столь яростно, что Галиот ломает наконечник копья о нагрудную пластину панциря Тернана, а последний в свою очередь наносит такой удар в голову Галиота, что крепление забрала шлема не выдерживает и открывается. Подбегают стражники с белыми жезлами и заставляют бойцов разойтись на несколько шагов.

Когда амуниция приведена в порядок, они вновь сходятся; процедура повторяется после того, как у копья Тернана отломался наконечник, а копье Галиота переломилось пополам. Оговоренное количество ударов нанесено, и бойцы расходятся по шатрам — критерием для завершения каждого боя является обмен определенным количеством ударов.

И вот они снова сходятся, на этот раз — с длинными жесткими эстоками. Из другой истории мы узнаем, сколь ужасно это оружие в смертельном бою, но не будем забывать — наши бойцы сейчас сражаются лишь за рыцарскую честь (как мы иногда по-дружески фехтуем в зале).

Галиот снова первым выбирает себе оружие из предложенной пары, и бой начинается. Лорд Тернан, известный щеголь, сменил свою накидку, надетую поверх доспехов, на другую, с золотым шитьем.

Прикрываясь круглым щитом, он наступает и вновь наносит столь жестокий удар, что шлем его противника опять не выдерживает и открывается; но, когда они снова сходятся, Галиот протыкает наручь Тернана и срывает ее с руки — она остается нанизанной на меч. Мастера снова приводят доспехи в порядок. Сойдясь в третий раз, оба бойца ломают друг о друга наконечники клинков.

Им приносят новые мечи. Теперь Тернан работает уже осторожнее, и ему удается нанести Галиоту поистине ошеломляющий удар; тот пошатнулся, но, оправившись, отвечает столь мощным колющим ударом в рукавицу противника, что она сгибается пополам, и зрителям кажется, что запястье рыцаря или сломано, или вывихнуто; к счастью, травма не серьезна.

Бойцы расходятся по своим шатрам, и Тернан пользуется короткой передышкой для того, чтобы в очередной раз переодеться. Распорядитель турнира раздает сражающимся по боевому топору; это два одинаковых боевых топора около пяти футов длиной; острого наконечника на них нет, так как было заранее обговорено, что в этом бою предстоит обмен лишь рубящими ударами.

Галиот свирепым натиском атакует противника, Тернан делает шаг назад и в тот момент, когда атакующий подается вперед, наносит ему мощный удар по затылку шлема. Галиот вновь пошатнулся, однако опять приходит в себя и осыпает Тернана таким градом ударов, что тому приходится отступить на четыре-пять больших шагов.

За схваткой наблюдают очень внимательно, и, как только нанесено необходимое количество ударов, добрый герцог выбрасывает свой белый жезл, объявляя таким образом окончание поединка. Стражники разводят бойцов, те поднимают забрала и, не выпуская из рук топоров, предстают перед герцогом, который выражает похвалу их доблести и отправляет отдыхать.

Однако турнир на этом не окончен — ведь вскоре предстоят еще конные бои с копьем и мечом. Днем, подходящим для завершения состязания Галиота и Тернана, добрый герцог назначил понедельник, 2 мая 1446 года.

Чуть позже полудня герцог и его придворные занимают свои места, восемь стражников выезжают на арену на лучших конях, какие только нашлись в герцогских конюшнях, и вновь у каждого в руке прочный белый жезл.

Первым на арену выезжает Тернан в полном боевом облачении, естественно, что и он сам, и его конь с ног до головы в великолепных украшениях, в гриву и хвост последнего вплетены золотые нити. Тернан кланяется герцогу и занимает свое место на краю арены. Теперь появляется Галиот де Балтасин на мощном боевом коне, покрытом попоной из бычьей кожи.

На наголовнике и нагрудном доспехе коня огромные стальные шипы. Распорядитель турнира, заметив шипы, указывает на них герцогу, который, на правах хозяина, посылает главного герольда к Галиоту с сообщением о том, что в герцогстве использование такого оружия недопустимо; Галиот приносит учтивые извинения, и вызвавшие протест шипы снимают с конского доспеха.

Он салютует герцогу и занимает место напротив Тернана. Распорядитель турнира берет предоставленные инициатором боя копья и мечи и предлагает Галиоту на выбор. Выбор сделан, рога протрубили, бой начинается. Рыцари быстро сближаются, сжав в руках копья. Меч Тернана висит в ножнах на поясе, как положено; но Галиот уже обнажил свой меч и держит его наготове в левой руке вместе с поводьями.

По тому, как они сближаются, видно, что Тернан намеревается поразить противника копьем, а крепко сидящий в седле Галиот явно рассчитывает на сшибку коней, в которой ему неплохо помогли бы те самые, вышеупомянутые шипы. Бойцы сталкиваются с ужасным грохотом, и конь Тернана отшатывается назад.

К несчастью для Тернана, застежка ремня, на котором висел его меч, лопается от удара, и рукоять меча выскальзывает из ножен на круп коня. Нельзя, правда, сказать, что боец остается совсем уж безоружным, поскольку меч не выпал из ножен полностью, а ножны еще более-менее держатся на самом рыцаре; он пытается достать оружие, но не дотягивается.

Воспользовавшись этим, Галиот обрушивает на соперника град ударов лезвием, острием и рукоятью меча. Тернан отбивается, как может, своей латной рукавицей, пришпоривает коня, заставив его подпрыгнуть, в результате чего меч Тернана выскальзывает из ножен и падает наземь. Вот теперь он совсем обезоружен, и приходит черед вмешаться стражникам. Они вручают рыцарю потерянный меч.

Теперь Тернан переходит в наступление; он наносит два мощных удара по шлему противника, а затем проводит колющий удар в суставное сочленение доспеха Галиота, но поддетая под панцирь кольчуга оказывается вполне надежной, и травмы удается избежать. К этому моменту оговоренное число ударов оказывается уже нанесенным, и добрый герцог выбрасывает свой белый жезл, прекращая тем самым схватку. Бойцов подводят перед очи правителя, он хвалит их за умение и храбрость, приказывает обняться и расстаться друзьями, завершив тем самым их поединок, прошедший столь яростно и завершившийся столь благородно, что заслужил внесения в древние хроники.

Источник: https://dom-knig.com/read_154094-4

Ссылка на основную публикацию