Почему дмитрия пожарского хотели сделать новым русским царём

Могло ли такое быть?

Почему Дмитрия Пожарского хотели сделать новым русским царём Объявление решения Земского собора об избрании Михаила Романова царем

Большинство историков сходятся во мнении, что кандидатура Михаила Романова выиграла по очень простой причине. Это была компромиссная фигура, которая устраивала абсолютно всех. Во-первых, Михаил был молод и «в делах государственных несмышлен».

В принципе царю, наверное, стоило бы смыслить в государственных делах, но, когда речь идет о боярском выборе, эта «несмышленость» идет, скорее, в плюс, чем в минус, ибо на 16-летнего неопытного юношу проще влиять.

Во-вторых, отец молодого Романова — Филарет -пользовался несомненным уважением как в кругах священнослужителей, так и среди вечно неспокойных казаков. А так как Романов-старший некоторое время находился в лагере Лжедмитрия II, то казаки не боялись того, что, придя к власти, он начнет сводить с ними счеты за былые грехи.

В-третьих, род Романовых в меньшей степени, чем все прочие знатные фамилии, запятнал себя сотрудничеством с поляками. Не то, чтобы они были совсем чисты, но, все же, в отличие от Куракиных или Мстиславских, не входили в Семибоярщину и не присягали Владиславу Польскому.

Впрочем, именно эта неполная чистота Романовых в польских делах и давала им необходимое преимущество на выборах. Теперь можно было не бояться возмездия за «дела польские» и рассчитывать на амнистию. Словом, Михаил Романов действительно оказался идеальным кандидатом.

Не выиграть эти выборы, на которых он сам не присутствовал и, по большому счету, даже и не участвовал в них, Михаил мог только при одном условии: если бы какая-нибудь группа бояр взяла власть силой. В этом случае, разумеется, победить мог бы любой другой кандидат.

Всего их было довольно много, но мы рассмотрим три наиболее любопытных варианта. Если бы на трон выбрали кого-то из видных бояр: Ивана Воротынского, Василия Голицына, Дмитрия Пожарского или Дмитрия Черкасского. Если бы на трон возвели кого-то из иностранцев, а здесь, помимо все того же Владислава, предлагались кандидатуры шведского принца Карла Филиппа и английского короля Якова I. И, если бы бояре вдруг избрали бы царем сына Марины Мнишек от Лжедмитрия II. Итак, поехали.

  • Бояре.
  • Почему Дмитрия Пожарского хотели сделать новым русским царём Дмитрий Пожарский — герой Смутного времени, который не стал претендовать на престол
  • Василий Голицын.

Этот боярин находился в самом расцвете сил. Сорок лет, огромный политический и военный опыт, знатное происхождение, высокий авторитет среди бояр — вот его основные преимущества. Правда, водились за Голицыным и грешки. Во-первых, он удивительным образом всегда оказывался на стороне победителя.

В 1604-м году он был назначен воеводой армии, отправленной Борисом Годуновым против Лжедмитрия. Голицын, однако, сдался самозванцу, приказав связать себя, чтобы имитировать пленение. Больше того, он запятнал свою репутацию тем, что принял участие в убийстве Федора Годунова и его матери. По одной информации, Голицын не просто участвовал, а руководил убийством.

В дальнейшем он точно также поддерживал заговоры против Лжедмитрия и Василия Шуйского. Впрочем, главный его минус заключался не в этом. Дело в том, что Голицын находился в польском плену. Избрать на царство пленника было бы самоубийственным шагом. Бояре просто не могли дать Речи Посполитой такой мощный козырь, как царя-заложника.

Впрочем, если бы не этот плен, Голицын был бы очень сильным противником Романовых на Земском соборе.

Михаил Романов был той фигурой, которая устроила всех

Что было бы со страной? Скорее всего, Голицын немедленно заключил бы мир с Польшей и Швецией. Нет сомнений, что он пошел бы на любые уступки, ради власти. Московское царство получило бы на пару лет мира больше, чем в реальности.

С другой стороны, за это пришлось бы заплатить землями и, скорее всего, частичной утратой независимости. Кроме того, с его смертью, несомненно, начался бы новый политический кризис, ибо Василий Голицын не оставил наследников.

Иван Воротынский.

Видный, знатный и уважаемый боярин. Точный его возраст на момент Земского собора неизвестен, но Воротынский был старше Голицына, ибо в 1573-м уже состоял на царской службе. Был одним из лидеров заговора против Василия Шуйского и видным членом Семибоярщины.

Правда, обладал лучшей репутацией, чем прочие бояре, входившие в нее. Дело в том, что Воротынский был противником признания Владислава русским царем. Кроме того, этого боярина и воеводу активно поддерживало духовенство. Воротынский был сподвижником патриарха Гермогена.

Имел он, конечно, и грандиозное пятно на репутации. В апреле 1610-го на пиру в его доме внезапно заболел, а вскоре умер, молодой воевода Михаил Скопин-Шуйский, который до этого спас Московское царство от польского завоевания и был любим народом.

Ни у кого не было сомнений в том, что Скопина-Щуйского отравили по приказу Василия Шуйского. И многие полагали, что Воротынский был непосредственным исполнителем этого приказа.

Что было бы со страной? Воротынский едва ли пошел бы на немедленный мир с Польшей. Скорее всего, Москва воевала бы с ней до последнего. То есть, мир не был бы подписан ни в 1617-м, ни в 1618-м году. Зато Воротынский вполне мог бы договориться о мире со Швецией.

Дмитрий Черкасский.

В отличие от Воротынского и Голицына, он не мог похвастаться по-настоящему высоким происхождением. Первый был потомком Рюриковичей, второй происходил от литовского князя Гедимина. Дмитрий Черкасский, как следует из фамилии, был знатного черкесского рода. Его отец Мамстрюк Темрбкович был правителем кабардинцев и шурином Ивана Грозного.

Мамстрюк присягнул Москве на верность в обмен на помощь в борьбе с другими кабардинскими князьями. Дмитрий Черкасский, прославивший свое имя во время освобождения Москвы вторым ополчением, все же, не имел такого авторитета, как Голицыны и Воротынские. Героя ряда сражений с поляками и их непримиримого врага не поддержали бы просто из-за происхождения.

Немногие жаждали видеть черкеса на русском престоле.

В лице Черкасского Россия могла получить царя, не умевшего писать

Что было бы со страной. Черкасский был, как раз, из тех, кто вполне мог использовать власть для сведения личных счетов. И нет сомнений в том, что головы старых аристократов полетели бы в немалых количествах, а на высокие места поднялись бы представители черкесских и кабардинских родов. Заодно Москва получила бы царя, не умевшего писать. Подписи за Черкасского ставил Дмитрий Трубецкой.

Дмитрий Пожарский.

Освободитель Москвы, любимец народа, несомненный герой времен Смуты. С учетом того, что на момент собора Пожарскому еще не было сорока лет — кандидатура в цари вырисовывалась просто идеальная. Однако свои подводные камни нашлись и здесь.

Во-первых, Дмитрий Пожарский не состоял в родстве с Рюриковичами, а стало быть не имел царского происхождения. Во-вторых, против князя дружно выступили все бывшие члены Семибоярщины и казаки.

Пожарский не запятнал себя сотрудничеством с поляками, что породило опасения в том, что он может начать репрессии против тех, кто призывал Владислава на русский престол. В-третьих, Пожарский сам не выдвигал свою кандидатуру на Земском соборе.

Что было бы со страной. Пожарский, несомненно, отодвинул бы старую боярскую аристократию подальше от престола. Опирался бы он на тех, кто помогал ему в войне с Польшей.

На высокие государственные должности выдвинулись бы Дмитрий Трубецкой, Дмитрий Черкасский и, конечно, Кузьма Минин. А это могло бы привести к расколу элит и новой смуты.

Ибо Воротынские, Голицыны и Мстиславские создали бы альянс против Пожарского.

  1. Иностранцы.
  2. Почему Дмитрия Пожарского хотели сделать новым русским царём Знал ли английский король Яков I, что его кандидатуру выдвигали на русский престол
  3. Владислав Сигизмундович.

Это, правда, было бы весьма занятно. Сперва присягнуть Владиславу, затем изгнать его людей из Москвы, отказавшись от присяги, а затем вновь призвать его на царство. Очевидно, что Земский собор 1613-го года собрался для того, чтобы выбрать царя из своих, а не звать иностранцев. Тем не менее, кандидатура Владислава рассматривалась на соборе в течение как минимум двух-трех дней.

У того еще оставались сторонники в Московском царстве. Вот только сам польский королевич не торопился приезжать в Москву. В 1612-м многие успели присягнуть ему, но он так и не появился перед своими новыми подданными. Старший сын Сигизмунда III, видимо, всерьез опасался за свои права на польскую корону, боясь потерять ее в случае отъезда в Москву.

А Речь Посполитую он явно ценил больше Московии.

Странно призвать человека на царство, изгнать, и снова присягнуть ему

Что было бы со страной? Нет сомнений, что Московское царство вошло бы в унию с Польшей, став частью огромного государственного образования. Это государство заняло бы почти всю восточную Европу, превратившись в потенциально очень грозную силу.

Вот только внутренние противоречия, скорее всего, быстро развалили бы это колоссальное государство. Не говоря уже о разных религиях. От русской элиты, несомненно, требовали бы перехода в католицизм, на что могли пойти далеко не все.

И тут мы скорее получили бы цепь религиозных войн, чем мирное сотрудничество.

Карл Филипп Шведский.

Его кандидатуру предлагали сторонники союза со Швецией. Нет сомнений, что шведский король Карл IX поддержал бы эту идею. Вот только Карлу Филиппу было в 1613-м году всего 12 лет.

Наверное, бояре рассчитывали как-то влиять на мальчика, который сел бы на престол. Вот только отец не отправил бы сына в Москву одного. С ним прибыли бы десятки советников, помощников, личная гвардия и так далее.

При троне находились бы шведы, а не русская элита. Причем шведы не самые знатные и видны, те остались бы в Стокгольме.

Что было бы со страной? История показала, что это был далеко не самый удачный выбор. Карл Филипп умер в 20 лет, после взятия Риги. Наследников он оставить не успел. Нет сомнений, что после его смерти на русском престоле, в стране снова началась бы смута.

Яков I.

Из разряда полного безумия. Тем не менее, кандидатура Якова действительно была предложена Собору. Выдвинули ее, видимо, новгородцы, имевшие связи с Англией.

Избрание Якова дало бы им определенные экономические преимущества при торговле на Балтийском море. Кандидатуру Якова Собор отмел сразу же.

Этого человека в Москве абсолютно никто не поддерживал, а влияния Новгорода было недостаточно, чтобы пролоббировать английского короля.

Что было бы со страной? Ничего, ибо Яков, наверняка, отказался бы от русского престола. Зачем ему далекая Россия, когда тут, в Англии, своих проблем хватает.

  • Неожиданный поворот.
  • Почему Дмитрия Пожарского хотели сделать новым русским царём Марина Мнишек
  • Марина Мнишек.

Точнее не столько Марина Мнишек, сколько ее сын от Лжедмитрия II, так называемый Воренок. Никто всерьез не воспринимал их как серьезную силу. Не могло быть и речи о каком-либо высоком происхождении и «царских кровях».

Просто многие из сторонников Лжедмитрия теперь входили в Земский Собор. И у них были серьезные поводы для опасений за свою судьбу, в связи с тем, что в недавнем прошлом они поддержали самозванца. Собор кандидатуру Мнишек отмел сразу.

Впрочем, войска Марины еще стояли под Москвой, а верные ей люди действительно объявили Воренка наследником престола. Вот только войска Мнишек вскоре потерпели несколько болезненный поражений. Марина отступала на восток, пока, наконец, на Яике ее не захватили стрельцы.

В 1614-м ее малолетний сын был казнен, а сама жена двух Лжедмитриев вскоре умерла.

Войска Марины Мнишек стояли недалеко от Москвы, и многие боялись ее

Что было бы со страной? Революция и новая чреда восстаний. Элита не признала бы Марину Мнишек и не приняла бы ее людей из казаков и поляков. Впрочем, Воренок мог стать царем лишь в том случае, если бы войска его матери действительно взяли Москву.

Источник: https://diletant.media/articles/34072129/

Почему Михаила Романова избрали царем?

Естественно, что за 300 лет правления династии Романовых появилась масса «достоверных» обоснований всенародности избрания Михаила и его выдающейся роли в прекращении смуты на Руси.

А как все происходило на самом деле? К сожалению, многие документальные свидетельства избрания Романова на царство были или уничтожены, или основательно подредактированы.

Но, как говорится, «рукописи не горят», отдельные свидетельства сохранились, а кое-что можно прочитать и между строк официальных документов, например «Повести о Земском соборе 1613 года».

22 октября 1612 года ополчение под руководством князя Дмитрия Пожарского и казачьи отряды князя Дмитрия Трубецкого штурмом взяли Китай-город. Участь польского гарнизона и его приспешников была предрешена.

Сначала из Кремля вышли русские бояре, ранее присягнувшие польскому королевичу Владиславу, которым Пожарский пообещал неприкосновенность. Среди них был и молодой Михаил Романов с матерью, сразу же уехавшие в свою вотчину под Костромой.

Затем Кремль покинул и польский гарнизон, сложивший оружие.

Почему Дмитрия Пожарского хотели сделать новым русским царём

Главной задачей в этот период стало избрание нового русского царя.

В ноябре совещание всех московских сословий, проведенное триумвиратом, постановило созвать к 6 декабря в Москву на Земский Собор депутатов от всех сословий земли Русской, кроме боярских и монастырских крестьян.

За дальностью расстояний депутаты продолжали прибывать до конца января, когда Собор уже активно работал. Всего собралось около 800 человек.

Почему Дмитрия Пожарского хотели сделать новым русским царём

В конце концов, Собор отверг кандидатуру иностранца и сосредоточился на обсуждении русских кандидатур, среди которых были князья, бояре и даже татарские царевичи. К согласию долго прийти не удавалось.

Тогда и была выдвинута кандидатура Михаила Романова, активно поддержанная казаками, многие из которых ранее были сторонниками «Тушинского вора».

Видимо, сыграло свою роль то, что казаки считали Романовых своими ставленниками, так как отец кандидата был возведен в патриархи в лагере Лжедмитрия второго.

Почему Дмитрия Пожарского хотели сделать новым русским царём

Определенное мнение в пользу Михаила создать удалось. Утром 21 февраля, когда были назначены выборы, в Кремле, говоря современным языком, митинговали казаки и простолюдины, требовавшие избрания Михаила.

Видимо, «митинг» был умело срежиссирован, но впоследствии именно он стал одним из фактов обоснования всенародности выдвижения Романова на престол. Роль казаков в избрании нового царя не была секретом и для иностранцев.

Поляки еще долго называли Михаила Романова «казачьим ставленником».

Источник: https://ShkolaZhizni.ru/culture/articles/26471/

Праздник войны и мошны — Журнал "Коммерсантъ Власть" — Издательский Дом КоммерсантЪ

Почему Дмитрия Пожарского хотели сделать новым русским царём
Ключевые события последнего периода Смутного времени: слева — Козьма Минин предлагает князю Пожарскому возглавить ополчение против засевших в Кремле поляков; в центре — князь возглавляет ополчение и получает ранение; справа — ополченцы освобождают Москву (рисунки Бориса Чорикова, русского художника XIX века, иллюстрировавшего Николая Карамзина)

       Официальное празднование 4 ноября ограничилось возложением венков к памятнику Минину и Пожарскому и показом фильмов про Смутное время по центральным каналам, причем отнюдь не в прайм-тайм. И это неудивительно: слишком уж запутанна история с этим праздником.        В последний год историки неоднократно обращали внимание на многочисленные неточности в датах и трактовках событий 1612 года, когда русское ополчение освободило Москву от польско-литовских незаконных вооруженных формирований (НВФ).        Совершенно справедливо отмечается, что взятие Китай-города — переломное событие в ходе боевых действий — произошло 1 ноября по григорианскому календарю (новому стилю) или 22 октября по юлианскому календарю — в XVII веке разница между этими календарями составляла всего 10 суток. Собственно 4 ноября (или 25 октября по старому стилю) 1612 года никаких важных событий не произошло. Поляки, засевшие в Кремле, капитулировали на день позже — 5 ноября (или 26 октября). Дата 4 ноября взята из православного церковного календаря, это праздник Казанской иконы Божией Матери. Считается, что эта икона помогла ополчению при штурме Москвы, однако ряд ученых подвергают сомнению эту теорию.        Официально Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин считаются лидерами русского патриотического движения, стремившегося изгнать из России оккупационные НВФ и положить конец иноземному игу. При этом забывают, что вожди освободившего столицу второго, так называемого земского, ополчения, в том числе и Минин с Пожарским, изначально предполагали сделать царем российского государства шведского принца Карла Филиппа из династии Ваза, родного брата короля Швеции Густава Адольфа: «Хотети б нам на Российское государство Царем и Великим князем Всея Руси государского сына Карла Филиппа Карловича, чтоб в Российском государстве была тишина и покой и крови крестьянской перестатие». Затем царствовать в России предложили брату германского императора Рудольфа Габсбурга Максимилиану. Избрание царем Михаила Романова в 1613 году было отчасти вызвано затянувшейся реакцией иноземных кандидатов на престол, которые не успели внятно сформулировать свою позицию к началу Земского собора.

Читайте также:  Что не так с национальностью российского императора николая ii
Почему Дмитрия Пожарского хотели сделать новым русским царём

Существует также устоявшееся представление о единении русского народа в деле борьбы с иноземными НВФ. Однако многие российские регионы или занимали в 1612 году выжидательную позицию, или поддерживали поляков и литовцев. Степень народного единства косвенно характеризует историк Сергей Соловьев, который после патетичного описания сбора пожертвований на ополчение среди жителей Нижнего Новгорода скромно замечает: «Кто не хотел давать волею, у тех брали силою» (кстати, интересно, не идея ли «третьей деньги», то есть жертвования на ополчение трети дохода, руководила нынешним Кремлем, который посвятил большую часть дня 4 ноября теме благотворительности).        Степень осведомленности граждан России о событиях 1612 года можно проиллюстрировать на примере Владимира Путина. 31 октября в интервью голландским журналистам президент РФ заявил буквально следующее: «У нас был такой период Смутного времени, когда из сегодняшнего Татарстана были собраны основные части русского войска, которые освободили от захватчиков Москву». Как известно, земское ополчение было сформировано осенью 1611 года в Нижнем Новгороде. В боях, несомненно, принимали участие и выходцы из других регионов, однако известно, что в ополчении Минина—Пожарского было лишь около 20 татарских князей и мурз.        Представления об истории Смутного времени и, соответственно, о празднике 4 ноября у остальных граждан России не сильно отличаются от воззрений главы государства.        Собственно, героизация образов Минина и Пожарского началась в начале XIX века. С 1803 года велся сбор пожертвований на установку памятника на Красной площади. Сильно способствовало формированию имиджа освободителей Москвы их упоминание в высочайшем манифесте Александра I от 6 июля 1812 года — спустя две недели после начала войны с Францией. «Ныне взываем ко всем Нашим верноподданным, ко всем сословиям и состояниям духовным и мирским, приглашая их вместе с Нами единодушным и общим восстанием содействовать противу всех вражеских замыслов и покушений. Да найдет он на каждом шаге верных сынов России, поражающих его всеми средствами и силами, не внимая никаким его лукавствам и обманам. Да встретит он в каждом дворянине Пожарского, в каждом духовном Палицына, в каждом гражданине Минина»,— писал царь. Любопытно, что в документе наряду с Мининым и Пожарским фигурирует Авраамий Палицын — духовный деятель, который входил в число руководителей ополчения, однако сейчас упоминается лишь в глубоко специальных исторических трудах.

Почему Дмитрия Пожарского хотели сделать новым русским царём

В вышедшей в 1816 году первой части «Истории государства Российского» Николая Карамзина среди героев Смутного времени фигурирует исключительно Пожарский, а Кузьма Минин вообще не упомянут.        Публичными фигурами Минин и Пожарский стали в 1818 году, когда был открыт известный памятник на Красной площади. В середине XIX века именами двух героев были названы весьма передовые по тем временам военные корабли — казематные броненосцы. А официальная научная оценка деятельности Минина и Пожарского как «народных героев» была закреплена в 1851 году в «Истории России с древнейших времен» Сергея Соловьева, а в 1902 году — в «Курсе русской истории» Василия Ключевского.        После революции историческая наука резко изменила мнение о действиях Минина и Пожарского. Кратко эту позицию сформулировал поэт Джек (Яков) Алтаузен во вступлении к поэме «30 дней»: «Случайно им мы не свернули шею./ Я знаю, это было бы под стать./ Подумаешь, они спасли Расею!/ А может, лучше было б не спасать?»        Один из наиболее авторитетных историков того времени Михаил Покровский называл Минина и Пожарского предводителями реакционного «купеческо-помещичьего ополчения». В школьном учебнике по истории СССР под редакцией другого авторитетного советского историка Исаака Минца ополчение Минина—Пожарского характеризовалось как «контрреволюционная армия». Это определение удивило даже Иосифа Сталина, который наложил на него краткую резолюцию: «Что же, поляки были революционерами? Ха-ха. Идиотизм».        После такой резолюции историческая наука вернулась к классической оценке деятельности Минина и Пожарского. В конце 1930-х годов известный режиссер Всеволод Пудовкин по сценарию не менее известного литератора Виктора Шкловского снял фильм «Минин и Пожарский». Премьера состоялась в октябре 1939 года. Впрочем, и здесь не обошлось без корректировок и уточнений. Поскольку в августе 1939 года СССР заключил пакт о ненападении с Германией, в фильме всех немецких наемников пришлось быстро переделать в шведов. Вышло очень удачно — Германия даже приобрела кино для антипольской пропаганды.

МИХАИЛ АЛЕКСЕЕВ

       

«Защита родины и защита своей мошны у этих людей, как у буржуазии всех времен, сливались таким образом в одно»        Как правило, «общепринятую» трактовку тех или иных исторических событий дают школьные учебники. Именно из них формируется общественное мнение о тех или иных исторических мифах. «Власть» решила выяснить, как оценивалась деятельность Минина и Пожарского в учебниках разных стран и лет.         М. Тымовский, Я. Кеневич, Е. Хольцер. «Historia Polski». Учебное пособие для учителей и учащихся средних школ Польши. Утверждено министерством народного образования Польши.        1991 год.        «В связи с неудачами запланированных реформ Сигизмунд III попытался укрепить свои позиции успехами на международной арене… В связи со свержением Василия Шуйского и смертью очередного Дмитрия Самозванца перед поляками открылась возможность получения царской короны. Об этом думал шедший на Москву гетман Жолкевский, возможно, на это рассчитывала часть бояр в надежде получить привилегии польской шляхты. В Москве была достигнута договоренность об условиях передачи трона королевичу Владиславу, который для этого должен был принять православие. Эта идея была изначально утопией. Вне зависимости от позиции Сигизмунда III, который видел в уме путь для введения в России католицизма и сам стремился к власти. Все это не имело достаточной поддержки со стороны шляхты и не отвечало московским интересам. В марте 1612 года (так в тексте, на самом деле речь идет о 1613 годе.— 'Власть') на царский трон был возведен Михаил Романов».         «Pasaulio ir Lietuvos Istorija VI-XVII a.» («История мира и Литвы VI-XVII веков»).        2004 год.        «Летом 1610 года гетман Станислав Жолкевский разбил русское войско и их союзников шведов, в Москве был свергнут царь Василий. Бояре пригласили на трон сына польского короля и князя Великого княжества Литовского Сигизмунда III. Польское войско заняло Москву… Казалось, что России грозит потеря независимости. Страну уничтожали не только чужеземцы, но также казаки и банды различных грабителей. Спасать Россию взялись отряды призванных людей, которые организовал горожанин Кузьма Минин. Военачальником был назначен князь Димитрий Пожарский. В 1612 году польский гарнизон в Москве был вынужден сдаться».         Проф. С. Ф. Платонов. «Учебник русской истории». Для средней школы. Курс систематический. Ученым Комитетом Министерства народного просвещения седьмое издание допущено в качестве руководства для средних учебных заведений. Учебным комитетом Св. Синода четвертое издание одобрено в качестве руководства для духовных семинарий и женских духовных училищ.        1916 год.        «Во дни общего уныния и растерянности духовенство подняло свой голос и громко звало к борьбе за родину… Почин взяли наконец нижегородцы. Во главе их городской общины, как и везде, стояли земские старосты. Один из них, Козьма Минин Сухорук, отличался громадным умом и железной волей… Он начал дело народного объединения тем, что предложил своим согражданам собрать казну и на нее устроить войско. Нижегородцы согласились… Решили сбирать ополчение и выбрали в его начальники князя Дмитрия Михайловича Пожарского… В зиму 1611-1612 года… у Пожарского собралось большое войско, с которым он мог выступить в поход…        Казаки, бывшие в таборах под Москвою, относились к Пожарскому настолько враждебно, что даже подсылали к нему убийц… Поэтому земское ополчение, подходя к Москве, очень остерегалось казаков и стало отдельно от казачьего лагеря… Шла жестокая битва, казаки вообще действовали вяло и в решительную минуту не думали помочь Пожарскому. Только тогда, когда Авр. Палицын усовестил их, они опомнились, и русские отбили гетмана. Хоткевич ушел обратно, не успев оказать польскому гарнизону в Кремле никакой помощи. Русские же рати помирились и дружно повели осаду…        Через два месяца, именно 22 октября 1612 года, русские взяли приступом Китай-город. Истощенные голодом и борьбою, поляки не могли долее сопротивляться: они дошли в осаде даже до людоедства. Вскоре после потери Китай-города польский начальник Струс сдал Пожарскому и Кремль. Москва была таким образом освобождена. В память великого события ополчение… установило праздновать день 22 октября…»         М. Н. Покровский. «Русская история в самом сжатом очерке. Части I и II. От древнейших времен до конца XIX столетия». Пятое посмертное издание. Утвержден коллегией Наркомпроса РСФСР как учебник для средней школы. М., Учпедгиз.        1934 год.        «По мере того как росла демократическая революция, верхи казацкой рати начали чувствовать себя так же неуютно, как чувствовали себя бояре и дворяне, составлявшие вначале двор тушинского царя. Им также хотелось, этим верхам, положить конец междоусобной войне для того, чтобы закрепить за собой то, что им удалось захватить во время этой войны, когда все они понабирали себе вотчин и денег. Для того чтобы привлечь их на свою сторону окончательно, людям торговым, купцам пришлось только сделать еще одно усилие, окончательно и уже широко развязав свою мошну. Нижегородский купец Минин стал собирать ополчение 'для освобождения Москвы от поляков и иноверцев' и притом — в том-то и состояла его гениальная выдумка — стал обещать тем, кто пойдет в это ополчение, такое жалование, какого в прежнее время не получала и царская гвардия… Купечество в воззваниях призывает встать не только за православную веру, но и за свою землю и, прибавляют они, за достояние, которое нам дал господь бог. Защита родины и защита своей мошны у этих людей, как у буржуазии всех времен, сливались таким образом в одно…»         М. В. Нечкина, П. С. Лейбенгуб. «История СССР. Учебное пособие для 7 класса». Издание третье. М., «Просвещение».        1968 год.        «Осенью 1610 года польские войска заняли Москву. Наступило трудное и мрачное время. Столица государства Москва была во власти иноземных захватчиков, польские паны укрепились в Кремле…        Спасти страну мог только народ. Он и спас ее… Русские воины не потеряли мужества… Козьма Минин с отрядом в несколько сотен человек неожиданно для врагов переправился через реку и нанес сокрушительный удар польским резервам с фланга. Одновременно на штурм лагеря Ходкевича двинулись главные силы ополченцев под командованием Пожарского. Вновь на помощь им подоспели казаки и крестьяне. Переплыв реку, босые, полуголые, они бесстрашно бросились на врага…        После победы над польскими захватчиками в Москву съехались в 1613 г. из всех городов представители бояр, духовенства, помещиков и купцов для выборов нового царя… Земский собор 1613 г. выбрал царем Михаила Романова».         А. Л. Юрганов, Л. А. Кацва. «История России XVI-XVIII веков. Учебник для VIII класса средних учебных заведений». Рекомендовано Министерством образования Российской Федерации. М.        1998 год.        «Нижегородский земский староста Кузьма Минин обратился к жителям города не пожалеть средств на ополчение, чтобы освободить Москву. Он убеждал отдать на это святое дело «все злато и серебро и, если надо будет, продать имущество, заложить жен и детей своих». Народ без раздумий откликнулся на призыв. Люди жертвовали нередко последним.        Во главе ополчения был поставлен князь Дмитрий Михайлович Пожарский…        В марте 1612 г. об ополчении уже знали по всей стране. На пути к столице люди радостно встречали ополченцев и присоединялись к ним… 22 октября ополчение освободило Китай-город, а 26 октября 1612 г. капитулировал польский гарнизон в Кремле. Москва обрела свободу.        Добившись этого важного успеха, люди хотели одного: восстановить прежний, казавшийся им незыблемым порядок… Прежняя неограниченная царская власть казалась лидерам ополчения идеалом государственного устройства России».
Читайте также:  Секта русских душителей: почему «бегуны» практиковали такой ритуал

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/624212

Роковая ошибка Минина и Пожарского

Сегодня в стране отмечается День народного единства. Можно спорить о том, какая же конкретно дата была бы точнее для этого праздника – 4-е ноября или 7-е – но факт в том, что ноябрь 1612 года стал судьбоносным для истории России. Победа объединившегося народа над засевшими в Кремле захватчиками, безусловно, является серьёзнейшей вехой в истории России. Но не менее важно и учесть горькие исторические уроки – когда уже после всех славных битв и героических подвигов русских людей, спасших страну от развала, руководить государством стало не руководство народного ополчения, а чёрт знает кто. А ведь тогда у России был реальный шанс попытаться – раньше даже, чем в Англии (где такая попытка имела место в 1649-1653 гг.) – перейти от монархии хотя бы к какому-то подобию республики, благо, у нас были не менее авторитетные общественные деятели, чем Оливер Кромвель. Речь, конечно, идёт о гражданине Минине и князе Пожарском.Предлагаю совершить краткий экскурс в историю. Заодно, может, кто-то почувствует параллели с той ситуацией, что складывается в России сегодня.

Состояние русского государства в 1611-1612 гг. стало катастрофическим. Армия польского короля Сигизмунда захватила Смоленск. В Московском Кремле уже стоял польский гарнизон. Шведы взяли Новгород. По стране свободно рыскали иноземные и местные шайки, грабившие население. Высшее руководство оказалось в плену или на стороне захватчиков. Государство осталось без реальной центральной власти. «Еще немного — и Россия сделалась бы провинцией какого-либо западноевропейского государства, как это было с Индией«, — писал немецкий исследователь Шульце-Геверниц.

Правда, поляки, ослабленные долгой и неудачной войной со шведами и осадой Смоленска, не могли всерьёз приступить к завоеванию русских земель.

В условиях краха центральной власти и армии последним рубежом обороны России стало народное сопротивление с идеей общественного сплочения во имя спасения Родины.

Имевшиеся ранее сословные противоречия уступили место национально-религиозному движению за территориальную и духовную целостность страны. Сплотившей все социальные группы силой выступила Русская православная церковь, ставшая на защиту национального достоинства.

Патриарх Гермоген распространял через своих сподвижников обращения — грамоты, призывая соотечественников бороться с захватчиками и изменниками. Центром патриотической пропаганды стал и Троице-Сергиев монастырь, где воззвания составляли архимандрит Дионисий и келарь Авраамий Палицын.

Одна из грамот попала к нижегородскому земскому старосте, мясному торговцу Кузьме Минину. Тот — человек, обладавший даром слова и умевший убеждать, сняв шапку, собрал всю свою волю и обратился к народу:

«Люди нижегородские! Не обессудьте, что в будний день велел звонить в колокола, что созвал вас, да сроки не терпят. Вы видите конечную гибель русских людей. Видите, какой позор несут русскому народу поляки.

Не всё ли ими до конца опозорено и обругано? Где бесчисленное множество детей в наших городах и селах? Не все ли они лютыми и горькими смертями скончались, без милости пострадали и в плен уведены? Враги не пощадили престарелых возрастом… Проникнитесь же сознанием видимой нашей гибели, чтобы нас самих не постигла такая же участь… Без всякого мешканья надо поспешать к Москве… Если мы хотим помочь государству, то не пожалеем жизней наших, да не только животов… чтобы спасти Отечество. Дело великое, но совершим его. Я знаю — как только мы на это поднимемся, другие города к нам пристанут, и избавимся от чужеземцев…»

Почему Дмитрия Пожарского хотели сделать новым русским царём

После речи своей Минин вынес принадлежавший ему ларец, окованный железом, и первым объявил: «Вот моя доля. Всё, что скопил, отдаю на рать».

Ни один человек не возразил против того, чтобы внести в общую казну денежный или вещественный взнос. Население не только Нижнего Новгорода, но и других городов отдавало на ополчение от 1/5 до 1/3 своих доходов.

Руководить ополчением пригласили князя Дмитрия Пожарского.

В январе 1612 г. ополчение двинулось к Ярославлю, устанавливая в северо-восточных районах страны свою власть. Оно состояло преимущественно из служилых людей Северо-Восточной Руси. Ополченцы не пошли сразу на Москву, а остановились в Ярославле, чтобы укрепить тылы и расширить базу своего движения.

Но вскоре им стало известно, что к столице на подмогу польскому гарнизону идет крупный отряд гетмана Ходкевича. Тогда Пожарский заторопился к Москве.

Подойдя к столице, ополчение (примерно 10 тыс. чел.) заняло позиции близ Новодевичьего монастыря, на левом берегу реки Москвы. На правом берегу, в Замоскворечье, находились казачьи отряды князя Трубецкого (2,5 тыс. чел.).

Вскоре к столице приблизился отряд Ходкевича (до 12 тыс. чел.), с которым ополченцы 22 августа (здесь и далее даты — по старому стилю) вступили в бой у Новодевичьего монастыря. Постепенно поляки оттеснили ополченцев к Чертольским воротам (район улиц Пречистенка и Остоженка).

В этот критический момент боя часть казаков из лагеря Трубецкого переправилась через реку и атаковала отряд Ходкевича, который не выдержал натиска свежих сил и отступил к Новодевичьему монастырю.

Однако в ночь на 23 августа небольшая часть отряда Ходкевича (600 человек) все же сумела проникнуть в Кремль к осажденным (3 тыс. чел.) и утром те сделали удачную вылазку, захватив плацдарм на берегу Москвы-реки. 23 августа отряд Ходкевича переправился в Замоскворечье и занял Донской монастырь.

Поляки решили пробиться к осажденным через позиции Трубецкого, надеясь на неустойчивость его войск и разногласия русских военачальников. Кроме того, сгоревшее от пожаров Замоскворечье было плохо укреплено. Но Пожарский, узнав о планах гетмана, успел переправить туда часть своих сил в помощь Трубецкому.

24 августа разгорелось решающее сражение. Наиболее жестокий бой завязался за Климентовский острог (Пятницкая улица), который не раз переходил из рук в руки. В этом бою отличился келарь Авраамий Палицын, который в критическую минуту уговорил казаков не отступать.

Вдохновленные речью священника и обещанной наградой, они перешли в контратаку и в ожесточенной схватке отбили острог. К вечеру он остался за русскими, но решительной победы не было. Тогда в Замоскворечье с левого берега реки переправился отряд во главе с Мининым (300 чел.).

Неожиданным ударом во фланг он атаковал поляков, внеся замешательство в их ряды. В это время русская пехота, засевшая в развалинах Замоскворечья, также поднялась в атаку. Этот двойной удар решил исход сражения. Ходкевич, потеряв в трехдневных боях половину своего отряда, отступил от Москвы на запад.

«Поляки понесли такую значительную потерю, — писал польский историк XVII в. Кобержицкий, — что её ничем нельзя было вознаградить. Колесо фортуны повернулось, и надежда овладеть целым Московским государством рушилась невозвратно«.

Окружив плотным кольцом Китай-город и Кремль, ополченцы начали их общую осаду. Осада затянулась на два месяца. Ратники забрасывали ядрами из осадных пушек гарнизон, засевший в Кремле. Поляки не хотели сдаваться. Уже томимые невыносимым голодом, но, ещё не понимая, что обречены, они надеялись на помощь короля Сигизмунда.

Когда выпал снег и осаждённым уже не хватало сил подниматься на стены, им оставалось либо умирать от голода, либо начинать вести переговоры о сдаче. Ополченцы требовали безоговорочной капитуляции. Поляки выговаривали себе всяческие уступки. Осада слишком затянулась. 22 октября народ ударил в колокола, и возмущённые ополченцы и казаки единым приступом захватили Китай-город.

Часть гарнизона поляков, оставшихся в живых, перешла в Кремль.Поляки, убедившись в бесполезности дальнейшей борьбы, вступили в переговоры о своей сдаче. Штурм Кремля на этот раз оказался практически не нужным, настолько слабы от голода были осаждённые в нем. 25 октября, спустя три дня после взятия Китай-города, был, наконец, подписан договор.

В нем оговаривалось условие — сохранить пленным захватчикам жизнь, если бояре, которые были с ними, вернут в русскую казну государевы и земские ценности.

Сдача гарнизона началась 27 октября. Ополченцы и казаки съехались у Каменного моста, против Троицких ворот Кремля, откуда должны были выходить осажденные.

Пожарский принимал шедших из Кремля бояр, среди которых были Федор Мстиславский, Иван Романов, его племянник Михаил Романов (будущий русский царь, чёрт побери!) с матерью, Борис Лыков, Федор Шереметев, Иван Воротынский.

Когда поляки и изменники, включая будущего царя, выходили из Кремля, а собравшиеся на Красной площади люди рвались их растерзать за то, что эти предатели привели поляков в Москву и целовали крест польскому королевичу. Только благодаря князю Пожарскому, не допустившему расправы, они остались в живых.

Почему Дмитрия Пожарского хотели сделать новым русским царём

Как же так могло получиться, что менее чем через 5 месяцев после этого руководить государством стали не Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин, а некто, до последнего отсиживавшийся заодно с иностранными захватчиками, едва не растерзанный народом прямо на Красной площади в числе прочих изменников, выдавленных из Кремля?!

Естественно, что за 300 лет правления династии Романовых появилась масса «достоверных» обоснований всенародности избрания Михаила и его выдающейся роли в прекращении смуты на Руси. Многие документальные свидетельства избрания Романова на царство были уничтожены и основательно отредактированы.

Но, как говорится, «рукописи не горят», отдельные свидетельства сохранились, а кое-что можно прочитать и между строк официальных документов, например «Повести о Земском соборе 1613 года».

Трудно понять, чем руководствовался Пожарский, отказавшись от преследования бояр-предателей, но именно этим и были созданы предпосылки для развития всех последующих событий.

В этот период вся власть была в руках триумвирата, состоящего из Пожарского, Трубецкого и Минина, но реальным главой государства был князь Дмитрий Пожарский. Естественно, что он и должен был формально возглавить страну.

Но князь Пожарский совершил свою основную и самую непростительную ошибку – распустил ополчение, оставив в Москве только несколько своих отрядов. С этого момента главной военной силой в столице стали казачьи отряды князя Трубецкого. Расходиться им собственно было некуда, да и возможность основательно поживиться удерживала их в Москве.

Главной задачей в этот период стало избрание нового руководителя государства. Уже изначально не было и речи о какой-либо иной форме правления, кроме монархии — хотя народ был готов к тому.

В ноябре совещание всех московских сословий, проведенное триумвиратом, постановило созвать к 6 декабря в Москву на Земский Собор депутатов от всех сословий земли Русской, кроме боярских и монастырских крестьян.

За дальностью расстояний депутаты продолжали прибывать до конца января, когда Собор уже активно работал. Всего собралось около 800 человек. Этот Собор, созванный в условиях полной анархии, не представлял русские земли и сословия в сколь бы то ни было справедливой пропорции.

В работе Собора приняли участие и большинство бояр, ранее присягнувших польскому королевичу. Под их давлением и были заблокированы кандидатуры Пожарского и Трубецкого.

К согласию долго прийти не удавалось. Стремясь разрядить обстановку, приверженцы Пожарского предложили сделать с 7 февраля в работе Собора перерыв на две недели, чтобы обсудить возможных кандидатов с жителями Москвы и близлежащих регионов.

Читайте также:  Смирнов: загадка самой популярной в россии фамилии

Это была вторая стратегическая ошибка Пожарского, так как казаки и боярская группировка имели намного больше возможностей для организации агитации.

Основная агитация развернулась за Михаила Романова, которого поддерживали многие бояре, считавшие, что его будет легко держать под своим влиянием, так как он молод, неопытен, а главное, как и они, «замаран» в присяге врагу.

Основным аргументом при агитации бояре выдвигали то, что в свое время царь Фёдор Иоаннович перед кончиной якобы хотел передать царство своему родственнику Федору Романову («патриарху» Филарету, получившему сан из рук Лжедмитрия I). А посему, трон надо отдать его единственному наследнику, каковым является Михаил Романов.

Определенное мнение в пользу Михаила им создать удалось. Утром 21 февраля 1613 г., когда были назначены выборы, в Кремле, говоря современным языком, митинговали казаки и простолюдины, требовавшие избрания Михаила Романова.

Митинг был умело срежиссирован, и впоследствии именно он стал одним из фактов обоснования всенародности выдвижения Романова на престол. Роль казаков в избрании нового царя не была секретом и для иностранцев.

Поляки ещё долго называли Михаила Романова «казачьим ставленником».

В этот день в выборах не участвовали Пожарский и ряд его сторонников, которых заблокировали казаки в их домах. Кроме того, боярами были предъявлены Собору челобитные из нескольких городов о поддержке избрания Михаила. Чтобы усилить давление на Собор, казаки даже ворвались на его заседание, требуя избрать Романова

Источник: https://chest-i-razym.livejournal.com/481858.html

Почему Пожарский отказывался возглавлять ополчение? / Православие.Ru

Почему Дмитрия Пожарского хотели сделать новым русским царём wikipedia.org     

День народного единства – это, в первую очередь, память о подвиге русского народа, выбросившего в 1612 году из Москвы иноземных захватчиков. Та давняя драгоценная победа придала слову «единство» несколько толкований. Вспоминая те события, историки чаще всего обсуждают военно-политическое, религиозное и нравственное единство русского народа. Но есть еще одно толкование, о котором говорят не столь часто. Лидеры земского освободительного движения должны были встать выше той роли, которую с юных лет предопределило их происхождение. В старомосковском обществе считалось благом, когда всякий человек наилучшим образом выполнял свой долг, полученный от Бога, не выходя за рамки того, кем он был по крови, по рождению. На выскочек смотрели косо.

Однако само перекошенное время потребовало от главных людей земского движения как будто… встать на цыпочки и дотянуться до ролей, им в принципе не предназначенных, до ролей, которые должны были играть люди, стоящие гораздо выше них в общественной иерархии.

Тот же Козьма Минин, торговец, провинциальный выборный староста, занялся работой, которая предназначалась тогда исключительно для дворян. А князь Дмитрий Пожарский, дворянин из захудалого рода получил от нижегородцев пост, который в иное время должен был занимать большой вельможа, великий человек Российского царства.

Конечно, Пожарские были Рюриковичами, происходили из древнего семейства Стародубских князей. Пожарские – потомки знаменитого Всеволода Большое Гнездо, могучего властителя конца XII – начала XIII века.

Родоначальник их семейства, князь Василий Андреевич Пожарский, владел обширной местностью Пожар, т.е. был очень богат.

Его отец, богатый князь Андрей Федорович Стародубский, участвовал в битве на поле Куликовом.

Но при столь значительных предках сами Пожарские в эпоху господства Москвы оказались на задворках.

Со времен создания Московского государства при Иване Великом их семейство никогда и не выдвигалось в первые ряды военно-политической элиты. Пожарские были знатны, но слабы службою.

Не храбростью, не честностью уступали они другим аристократическим семействам, нет. Прежде всего, умением «делать карьеру».

В 1560-х – 1580-х годах род Пожарских пришел в упадок, потерял старинные вотчины. Младшие ветви Стародубского княжеского дома – Палецкие, Ромодановские, Татевы, Хилковы – обошли Пожарских по службе.

Такое «захудание» приключилось от разделов имущества между множащимися наследниками, щедрых пожертвований родовой земли монастырям и от опал, наложенных при Иване Грозном.

Пожарские выглядят не столько как аристократы, сколько как знатные дворяне без особых перспектив при дворе и в армии. Высший слой провинциального дворянства – вот их уровень.

В те времена показателем высокого положения любого аристократического рода было пребывание его представителей на лучших придворных должностях, в Боярской думе, назначения их воеводами в полки и крепости, а также наместниками в города. Для того, чтобы попасть в Думу, требовалось получить от государя чин думного дворянина, окольничего или боярина.

У Пожарских ничего этого не было. Их назначали на службы более низкого уровня — не воевод, а «голов» (средний офицерский чин), не наместников, а городничих (тоже рангом пониже).

Многие из Пожарских в разное время погибли за отечество. Не вышли они ни в бояре, ни в окольничие, ни даже в думные дворяне, несмотря на знатность. Таким образом, в детские годы князя Д.М.

Пожарского его семейство находилось в униженном состоянии.

Дмитрий Михайлович в первые годы Смуты имел придворный чин стольника и командовал отрядами по несколько сотен человек, не более того. Царь Василий Шуйский ценил князя и за его заслуги дал ему почетную должность – воеводы в городе Зарайске.

Там находился… самый маленький каменный кремль России. Но и это была великая честь для Пожарского.

Если переводить его воинские посты в категории более понятной для современного человека лестницы должностей Российской империи, то Пожарский возвысился до уровня… полковника.

Отчего же нижегородцы именно ему, одному из многочисленных «полковников» того времени, предложили возглавить войско, предназначенное для спасения Москвы? Были тогда в Нижнем Новгороде и соседних городах люди гораздо более знатные, гораздо более известные при дворе, безусловно превосходившие Пожарского в чинах. «Генералов» хватало. А пришли все же к полковнику…

Да, нижегородцы могли выбрать себе иного воеводу. Но они безошибочно призвали именно того человека, который оказался идеальным командующим.

И дело не только в том, что в годы правления Василия Шуйского за Дмитрием Михайловичем закрепляется репутация умелого и твердого полководца. Другое важнее. За все время Смуты Пожарский никого не предавал, не бежал с поля боя, не терял чести. Он оставался прям, и это самое главное.

Весной 1611 года в Москве разразилось большое восстание против иноземного гарнизона. Жестокая борьба не принесла восставшим победы, враг тогда победил. Но Пожарскому, который был одним из вождей восстания, битва за Москву принесла добрую славу мужественного патриота.

Он дрался до последней крайности, получил тяжелые ранения, его едва вынесли с поля боя.

Вот что сделало князя привлекательной фигурой в глазах руководителей нижегородского земства.

В годы Смуты нижегородцы жили иначе, нежели большая часть России. Важно понимать: их край сохранил свободу от чужеземного владычества. Порой волю Нижегородчины приходилось отстаивать вооруженной рукой.

И тамошние жители хотели бы взять себе в воеводы не только полководца, овеянного лаврами побед, но еще и «прямого» человека.

В этом смысле Пожарский оказался духовно родственен всему нижегородскому обществу: и он не уклонялся в кривизну, и он не боялся поляков.

Пожарский несколько раз отказывался от такой чести. Не только потому, что был едва жив от ран. Ему требовалось преодолеть себя, взяться за дело, которое должен был делать человек гораздо более высокого общественного положения. Это было не в обычае. Так не полагалось! Это выглядело нелепо! Да будут ли ему подчиняться люди более высоких родов?

Но в отчаянных обстоятельствах того времени других «прямых» не нашлось. И Дмитрий Михайлович взялся за дело, привел ополчение в Москву, одолел неприятеля.

Почему он все-таки решился?

В сущности, единство земского освободительного движения означало одну очень важную вещь: оно двигалось к цели, которую народ считал «своей», «родной», «истинной». Которую он сам себе поставил. И перед лицом этого общенародного стремления разрушались родовые и социальные перегородки, сгорали те общественные различия, которые в мирное время казались непреодолимыми.

Только таким и может быть подлинное народное единство.

Хоть тогда, хоть сейчас.

Источник: https://pravoslavie.ru/87412.html

Пожарский Дмитрий Михайлович 1578 — 1642: биография кратко, годы жизни, деятельность

Князь, государственный и военный деятель, русский национальный герой

Князь Д. М. Пожарский прославился как руководитель Второго ополчения и освободитель Москвы от поляков.

Он принадлежал к роду Стародубских Рюриковичей, родоначальником которых был младший сын великого князя Владимирского Всеволода Большое Гнездо – Иван.

Род Стародубских князей был разветвленным, Пожарские считались в нем старшей ветвью, но им не удалось дослужиться до высоких чинов. Отец Дмитрия Михайловича рано умер, поэтому его воспитанием занималась мать из рода Берсеневых-Беклемишевых.

Первые сведения о службе Пожарского относятся к 1593 году: он «стряпчий с платьем», т.е. должен подавать одежду царю Федору Ивановичу. После воцарения Бориса Годунова в 1598 году он получил должность стольника, мать стала боярыней в свите царевны Ксении. Первое боевое крещение князь получил в 1608 году.

Ему было поручено доставить продовольствие из Коломны в окруженную тушинцами столицу. Пожарский с успехом справился с заданием. Заметив воинские таланты молодого князя, Шуйский отправил его воеводой Зарайска, жители которого хотели перейти на сторону Тушинского вора. Пожарский пресек измену, а в конце 1610 года поддержал П.

Ляпунова, собиравшего Первое ополчение. Но предварительно он отправился в Москву, где жила его семья. Там в марте стихийно вспыхнуло восстание против поляков, и Пожарскому пришлось вступить с ними в бой. Он был тяжело ранен и вывезен слугами из столицы в Мугреево.

Там с ним встретились посланцы Кузьмы Минина и уговорили возглавить Второе ополчение.

В марте 1612 года численность нового ополчения достигла 3 тысяч, и войско двинулось к Ярославлю. Там была сделана остановка, поскольку к патриотам присоединялись новые отряды из городов. Вскоре войско достигло 10 тысяч человек. Для руководства им было создано временное правительство «Совет всей рати». Его возглавили Пожарский и Минин.

В июле в Ярославль прибыли посланцы Трубецкого с просьбой о помощи, так как к столице двигалось большое войско гетмана Хоткевича. Пожарский со Вторым ополчением сразу же выступил в поход и поспел вовремя. В августе сразу же начались ожесточенные бои с поляками. Общими усилиями войско Хоткевича было разбито. В конце октября был взят Китай-город, сдался Кремль.

После этого Пожарский с Трубецким занялись организацией Избирательного земского собора. Они рассылали по городам грамоты с просьбой прислать к определенному сроку выборщиков. К началу января 1613 года в Москве собралось около 500 делегатов, и собор начал работу.

После дебатов собравшиеся члены собора пришли к выводу, что лучшей кандидатурой на престол является Михаил Федорович Романов. Он был ближайшим кровным родственником царя Федора Ивановича, отличался молодостью и не запятнал себя связями ни с самозванцами, ни с поляками.

К тому же многие представители знати состояли с ним в родстве и могли стать опорой его трона. 21 февраля имя всенародного избранника было официально объявлено.

Новый царь оценил заслуги Пожарского в борьбе с поляками и усилия по избранию его на престол, за что и присвоил ему боярский чин. Во время венчания на царство он доверил ему нести яблоко-державу.

В царском войске он стал ведущим полководцем. В 1618 году ему пришлось встать на пути королевича Владислава, двигающегося к Москве, и защищать Можайск.

Потом он оборонял Арбатские ворота, и королевич был вынужден вернуться в Польшу ни с чем.

В разные годы Пожарский возглавлял Ямской, Разбойный и Судный приказы. При подготовке похода на Смоленск в 1632 году, царь хотел поставить Пожарского во главе войска, но князь отказался из-за подорванного ранениями здоровья. В 1633 году ему все же пришлось спасать попавшего в тяжелое положение главнокомандующего М. Б. Шеина.

В течение всей жизни Дмитрий Михайлович активно занимался церковным строительством, покровительствовал иконописцам в своих селах Палех и Холуй, переписчикам книг, музыкантам и даже скоморохам, разыгрывающим смешные сценки. Перед смертью он принял постриг под именем Кузьма в память о своем соратнике. 

Вся Москва во главе с царем Михаилом Федоровичем участвовала в его похоронах, гроб проводили до выездных ворот Белого города, ведущих к Суздалю. Полководец был похоронен в Спасо-Евфимиевом монастыре.

Л.Е. Морозова, доктор исторических наук

Источник: https://histrf.ru/lichnosti/biografii/p/pozharskii-dmitrii-mikhailovich

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector