Почему казаки на кавказе одевались как их противники

У чеченцев, как и у любого народа, есть свой кодекс поведения.Он выработан в течение столетий»Кадыров

Если кто не помнит, это было сказано в ответ на неуклюжие попытки российской общественности придумать кодекс поведения в обществе для чеченцев и других диких народов с гор.

Данное предложение возникло после побоища в детском лагере отдыха, в котором подростки из Чечни, отдыхавшие на деньги российского бюджета, сексуально домогались до русских девочек, которые были на несколько лет младше их, и избили заступившихся за детей воспитателей. Вмешались местные жители (а не милиция!) и чеченским подросткам дали по рогам.

Правозащитники вопили об избитых бедных чеченских детях. Отдельно отметим, что скандал тихо замяли, так как среди местных жителей, давших отпор чеченцам, оказались в основном армяне, а не русские экстремисты.

Кодекс поведения чеченцев действительно есть — это кодекс насилия, грабежа и неприкрытого хамства по отношению ко всем чужим, но к тем, кто слабее.

Причем со времен работорговли похищенными славянскими девушками этот кодекс не претерпел никаких изменений, что и подтвердило очередное преступление с сексуальной подоплекой горячих горских парней.

Сложно описывать произошедшее. Все как обычно на юге России.

Оборзевшие от вседозволенности и безнаказанности чеченцы пытались затащить в салон своей машины несовершеннолетнюю девочку. За нее вступились казаки и были немедленно расстреляны прямо на улице.

Подоспевшая собирать гильзы милиция отчиталась перед СМИ и властью, что ею предотвращена дальнейшая «эскалация конфликта и межнациональные столкновения», сообщив общественности о возбуждении уголовного дела по факту хулиганства.

Мы всегда думали, что хулиганство это когда стекла в школе подростки побьют, но назвать хулиганством попытку похищения несовершеннолетней девочки, попытку изнасилования, расстрел безоружных прохожих на улице, нанесение тяжких телесных повреждений… может только позорный пес режима. Но гавканье псов в погонах было поддержано и журналистами. Обычно вполне нейтральная Лента.

ру превзошла себя в преклонении перед чеченцами и властью — огнестрельное проникающее ранение в печень одного из пострадавших ими сверхполиткорректно названо «траинвмой». Травма — это когда сам себе коленку ушиб, поскользнувшись. Если тебе дубиной по коленке дали, это уже классифицируется как побои с применением предмета, используемого в качестве холодного оружия.

Но если тебя расстреляли, то это называется «огнестрельным ранением», но никак не травмой. Даже Кавказ-узел написал о расстреле казаков более информативно. Блаженный епископ Феофан, как водится, призвал диаспоры к миру. Заместитель председателя правительства Ставропольского края Ушаков сообщил следующее: «Я не вижу никакой межнациональной подоплеки, это было чистой воды хулиганство.

Дальнейшую квалификацию дадут следственные органы».

Все вроде сходится к тому, что мы, русские националисты, должны как минимум гневно осветить это событие. Но у меня сидит такой «червячок». Не хочу описывать произошедшее. Не хочу. Почему? Потому что казакам плевать на русских. Потому что во всех без исключения казачьих сообществах в Интернете они позиционируют себя отдельным народом и считают себя «белой костью».

  Модераторы таких сообществ откровенно пишут, что им по хрену, если все русские сдохнут. Их «интересуют только казаки».  Недавние события в Кущевской также подтвердили это. Казачий атаман буквально разрешал бандитам насиловать русских девушек, но горой вставал на защиту казачек. И не постеснялся об этом заявить журналистам. Атамана тоже «интересуют только казаки».

Тогда почему русских националистов должны интересовать проблемы казаков? Если пришло время всем разбредаться по национальным углам, то почему бы и нет. Казаки примут на себя удар с Кавказа первыми. Они же и пострадают больше русских от них. Кавказцы вспомнят им все за все века военного противостояния.

Только раньше за казаками стояла регулярная армия Российской Империи (то есть презираемое ими русское мужичье-рекруты). Но сейчас времена иные — казаки будут преданы российской властью, обезоружены как в Чечне 90-х ментами, а сами менты и российские военные уйдут, как ушли из Чечни.

Ставрополье и Краснодарский край Кремль и РПЦ сдаст чеченцам… Уже собственно частично сдало.

Единственный естественный союзник немногочисленного и разрозненного разбросанного по станицам казачества — это русский мужик. Который долго запрягает, но быстро едет.

Я бы ни минуты не тратил на национальное движение, если бы не верил в то, что русский медведь встанет из берлоги и порвет шакалов с Кавказа, псов режима и сам режим вместе со всеми, кто его защищает. Кстати, о тех, кто антирусский режим защищает.

Не потому ли казачество дистанцируется от русских, что снова за хорошую собачью пайку хочет подавлять русские бунты как при царе, снова хочет стать карательными отрядами, нагайками и шашками загоняющими в болота и рабство русских мужиков?!

Подлость современного казачества по отношению к русским еще и в том, что они, служившие царю, будучи его основным карательным отрядом по отношению к подвластному русскому населению, загнанному в оковы крепостного права, теперь попрекают русских якобы в природно присущем им рабстве. Да крестьянские и рабочие бунты вспыхивали повсеместно в царской России, но всегда были жестоко подавляемы при непосредственном участии казаков.

И напоследок о воинском духе казаков.

На всех казачьих сообществах, которые я просматривал, военной теме уделяется минимум времени, противостоянию русского населения Кавказу – также минимум и очень беззубо, но зато бурное общение протекает в темах-рассусоливаниях о том, какие у казаков есть адаты и как они отличаются от русских, и почему их российское государство не признает отдельной нацией. Даже слово это “адаты” в свой “казачий” язык позаимствовали. Одна из любимых тем в рассуждениях казаков – пьянство, якобы особо свойственное русским. В общем и целом казаков наравне с чурками и евреями-правозащитниками можно считать русофобами. Во всяком случае, откровенно русофобская позиция казаков является превалирующей в их среде. По сравнению с открыто дружелюбной позицией русских по отношению к казакам эта русофобия также выглядит подлостью, и ею является. И никак иначе.

Сравнение уровня пассионарности  русских пятнадцатилетних скинхедов и умудренных жизненным опытом сорокалетних казачьих атаманов будет явно не пользу последних, откровенно “плавающих” и бездействующих в национальном вопросе. Вернее действующих на стороне врагов русского народа. Казалось бы, живешь на Кавказе, должен видеть и знать всю эту ситуацию досконально.

Но в том то и соль. Казачество пропиталось кавказским духом. Переженились,  передружились, одели кавказскую одежду, обросли экономическими связями с уже давно местными инородцами и стали составлять с ними почти одно целое. А тут с гор еще приехали, молодые и злые. Не собирающиеся жить в относительном добрососедстве, насилующие девушек и расстреливающие их защитников.

Позиция казаков по отношению к чеченцам местечковая по своей сути, в ход идут обвинения о том, что чеченцы заняли их земли. Но речь не идет о войне самих казаков за свои земли.

По мысли казаков вернуть им станицы вместе с признанием казачества как отдельной нации должна Россия, то есть «на русских штыках принесите нам свободу». Опять мы всем должны.

И эти все готовы только пинать русских мужиков в благодарность. Их любимая присказка «я не русский, я — казак!»

Сгинут казаки без русских. Государство поставило на Кавказ, а не на казаков, как при царе. Казаки в этом геополитическом раскладе явно лишнее, досадное и никому не нужное недоразумение, эдакая отрыжка царских времен.

И выбросить жалко, и продать пока не получалось. До недавнего времени объединения в СКФО. Теперь продали.

Можно ждать только продолжения репрессий руками кавказоидов и двойными стандартами со стороны правоохранительных органов и СМИ.

“За что?”, — будут вопрошать изумленные казаки. Да такое вот попущение Господне, говоря понятным им языком. За грехи тяжкие. За то, что голос крови забыли.

Сокол

http://via-midgard.info/news/article/6926-o-rasstrelyannyx-chechencami-kazakax.html

Источник: https://terskiykazak.livejournal.com/258804.html

Казаки в ХХI веке: часть жизни, связанная с Кавказом

Письменные источники утверждают, что впервые казаки появились на Кавказе в 1582 году. Были это казаки гребенские — так, по крайней мере, их называли современники. До прихода на Кавказ были они казаками донскими, проживали в междуречье Северского Донца и Калитвы, у возвышенности, называемой Гребенские горы.

Три сотни казаков под предводительством некоего атамана Андрея перешли через Маныч, Куму, Терек и поселились в урочище Гребени на реке Акташ.

Они и стали основным ядром гребенцов, что весьма вероятно, потому как казаки всегда отличались избыточной пассионарностью, когда дома становилось тесновато, были готовы «мир поглядеть, новых землиц поискать».

Эта так называемая «донская версия» событий, ведь исследователям удалось подобрать археологические материалы , свидетельствующие о проникновении в центральные и восточные районы Северного Кавказа выходцев с Дона в ранний золотоордынский период. 

Есть и другой взгляд на историю. Будто бы в 1520 году, после присоединения Рязанского княжества к Великому княжеству Московскому, часть городовых казаков, живших в Червленом Яре и служивших князю Рязанской земли, потеряли своего сюзерена.

Они спустились на судах по Волге в Хвалынское море (ныне Каспийское). Затем высадились в устье Терека, где разделились на две общины. Одна из них заняла земли у Терека, местные казаки стали называться, соответственно, терскими.

Вторая община разместилась ближе к отрогам Большого Кавказа, ее представителей стали называть гребенскими.

На мой взгляд, обе эти теории имеют право на существование и нисколько не противоречат друг другу. Возможно, не только два отряда казаков поселились в горах. Вместе с тем доподлинно известно, что расселившаяся вдоль реки Сунжи община не теряла связи с родиной.

В 1555 году несколько атаманов из нее участвовали в посольстве от князей Кабарды в Москву, где кабардинцы «били челом» царю Ивану IV Грозному о принятии их в русское подданство.

Существует предание, что помимо кабардинцев, царь принял и гребенских атаманов, причем принял их милостиво и пожаловал вольною рекою «Терекомъ Горыновичемъ».

Но это было позже. А пока казаки обживались на новом месте, знакомились с соседями. А те были довольно беспокойными. Кавказ плотно заселен множеством самых различных народов и народностей. Каждый со своей историей, традициями, обычаями и верованиями. Народы, в свою очередь, дробятся на роды, тейпы и иные мелкие образования.

 А условия жизни такие, что люди разделены горами и труднопроходимыми ущельями. Здесь каждый сам за себя. Крупные объединения горцев недолговечны. Они постоянно воюют. Все со всеми. Убежден, что в основе всех войн и противостояний, от крупных до мелких, от мировых до ссоры соседей по дачному участку, лежат экономические причины.

Кавказ не исключение. Природные ресурсы здесь очень ограничены. Земли, пригодной для выращивания хлеба, мало, территорий для пастбищ тоже немного, и они труднодоступны. Проблема даже найти ровную поляну, на которой можно построить дом. Отсюда и постоянная вражда. Это в Центральной России спор на меже может закончиться банальной дракой.

На Кавказе за метр земли могут убить.

Тем не менее, казаки выживали в этих условиях. Более того, именно они стали неким стабилизирующим фактором во взаимоотношениях горцев. Случилось это не сразу, но случилось. Казаки постепенно обзаводились хозяйством, создавали семьи. Брали невест с соседних территорий, объединяясь с другими родами.

Возможно, это кровосмешение объясняет особенность терских казачек, поражающая ум и воображение современников. Имею в виду знаменитую геройскую оборону станицы Наурской в 1774 году.

Тогда восьмитысячное скопище татар, кабардинцев и турок под предводительством крымских султанов пыталось застать станицу врасплох, зная, что казаки еще не вернулись из похода. Там находились только старики и женщины. Целый день длилась неравная борьба наурских казачек и озверевших татар, которые не ожидали такого сопротивления.

Атаку яростно отражали, в ход шло все: от серпов, вил и лопат до свежесваренных щей! Так родилась у казаков обидная поговорка, относящаяся к воинствующим горцам: «Ну что, Дос (приятель), похлебаешь щей наурских?». 

В Чеченской Республике есть тейп Гуной, он имеет родство с терскими казаками, и причем это глубокое родство. Со многими горцами казаки стали кунаками. А кунак на Кавказе — это не просто друг, это ближе, чем кровный родственник. У казаков и горцев возник обычай алатычества.

Это когда мальчик-горец воспитывался в семье казака, а казачонок, соответственно, в семье горца. В межплеменных или межродовых спорах казаки часто выступали посредниками, помогали конфликтующим сторонам примириться. Потому как ровно и равно относились ко всем. Имело значение и твердое слово казака.

Читайте также:  Что происходит у русских с некрещеными младенцами

Дело в том, что на Кавказе ложь вовсе не грех, а элемент военной хитрости. Казаки же, люди православные, старообрядческого толка, не лгали. И горцы знали: раз казак сказал, то так оно и есть, так оно и будет.

Ислам тогда только еще начинал проникать на Кавказ, антагонизма к христианству, так же как и к другим верованиям, не было, а доверие к людям было.

Многие, возможно, удивятся моим словам, но древнейшие в современной России христианские храмы находятся вовсе не в Угличе, Ярославле или Ростове Великом. Они находятся на Кавказе! Например, в горах Карачаево-Черкесии. Еще совсем недавно, по историческим меркам, черкесы, как и другие народы Кавказа, были христианами.

Аланская епархия занимала территорию почти всего Кавказа и Закавказья. Но постепенно в регион начал приходить ислам, он стал проникать и в племена казачьих соседей. Эта религия не могла не наложить отпечаток на взаимоотношения казаков и горцев, они стали более напряженными. А тут еще и политика вмешалась.

Когда говорят, что казаки на Кавказе постоянно воевали с горцами, то упускают из виду, что воевали не казаки с горцами, а три, как сказали бы сегодня, «геополитических игрока», три империи.

С одной стороны старая, дряхлеющая на глазах, но еще сильная Персия, с другой — могучая Османская империя, находившаяся в полном расцвете сил, и с третьей — юная, только заявляющая свои права Российская империя, которая и империей-то еще не стала.

Я думаю, что первым российским императором был не Петр Первый, как принято считать, а Иван Грозный. Именно при нем московское царство выросло из национального государства русских в империю. Он объединил множество царств, ханств, королевств и княжеств.

Только из скромности, пожалуй, царь не именовал себя императором, а может, считал, что царский титул выше всяких там заморских «ампираторов». Как бы то ни было, Россия издавна проявляла интерес к славянскому православному анклаву, затерянному в горах Кавказа.

Государство в период правления Ивана IV, царя Федора, Алексея Михайловича и последующих русских самодержцев снабжало вольных казаков оружием и боеприпасами с целью усиления своего влияния в регионе.

Проводя политику защиты южных границ, расширяя экспансию в этом направлении, Русь поддерживала гребенских казаков в местных конфликтах с горцами, использовала гребенцов в своих целях при конфронтации с основными геополитическими противниками на Кавказе — Ираном и Турцией.

Особенно казаки понадобились во времена персидских и турецких походов молодого императора Петра Первого. Именно с этого времени начинается постоянная действительная служба гребенских казаков русскому государству. В 1712 г.

Петр Великий, желая провести с юго-востока оборонительную линию от Турции и Крыма, переселил гребенцов на левый берег Терека, где стояла крепость Тарка. Можно сказать, что тогда и родилось Терское казачье войско — третье по старшинству среди казачьих войск Российской империи.

Старшинство считается с 1577 года, когда терские казаки впервые действовали под царскими знаменами.

В Терское войско входят гребенцы, низовые терцы, аграханцы, терцы-семейцы, кизлярцы, волгцы, моздокцы, владикавказцы и сунженцы. В разные периоды времени и по разным причинам появились эти группы казаков на Кавказе. Сегодня это единая казачья семья, имеющая серьезное влияние в регионе.

Были попытки приписать к казакам местное население, они касались крещеных калмыков, православных осетин и черкесов, бежавших от османского и персидского гнета грузин и армян. За редким исключением попытки эти были безуспешными. Не получалось казаков из кочевников и крестьян, правда, это не коснулось осетин.

Аланский отдел и сегодня одно из наиболее боевых подразделений Терского казачьего войска. Например, казаки-осетины очень достойно, можно сказать, героически проявили себя во время вероломного нападения Грузии на Южную Осетию. Именно Аланский отдел войска первый встал на защиту мирного населения республики в 2008 году.

Более 700 терцев участвовали в сдерживании грузинской агрессии.

Рядом с Терским войском располагается войско Кубанское. Началось оно, как водится, с донских казаков. Старшинство свое ведет от 1696 года, когда хоперские казаки войска Донского отличились в разгроме турецкого флота. Из них был сформирован Первый Хоперский полк Кубанского казачьего войска. Вместе с ними к войску были причислены и другие линейцы.

Однако основную массу кубанцев составляют потомки черноморских казаков, бывших запорожцев, которым Екатерина Великая пожаловала земли на Тамани и Кубани «в вечное и потомственное владение».

К 1793 году черноморцы в составе сорока куреней, а это около двадцати пяти тысяч человек, переселились на кубанские земли. Главной задачей нового войска стало создание оборонительной линии вдоль всей области и развитие хозяйства.

Бывшие черноморские казаки, ставшие казаками кубанскими, составляли и составляют большую часть казачества в Ейском, Екатеринодарском и Темрюкском отделах Кубанского войска. 

Кубанские казаки известны всему миру , это отдельная каста казачества, представляющая собой особое культурное и историческое общество. Именно кубанцы и терцы были личной охраной российских императоров, служа им верой и правдой.

Было такое кубанское разведподразделение, в которое входили так называемые пластуны — они двигались бесшумно, как кошки, и могли проводить крайне успешные вылазки в стан врага.

И, конечно, все мы помним Кубанский казачий хор, несущий в массы народную культуру казаков всех войск. 

В средние века близкое соседство с кавказскими горцами, смешанные браки способствовали взаимопроникновению культур. Многие казаки часто свободно владели несколькими языками.

Лев Толстой, некоторое время живший среди казаков, писал: «Молодец-казак щеголяет знанием татарского языка и, разгулявшись, даже с своим братом говорит по-татарски» (русские в те времена почти все языки Кавказа объединяли словом «татарский»). В то же время удавалось не терять самобытность, свой язык.

Тот же Лев Николаевич говорил, что казаки, живя долгое время на Кавказе, несмотря на удаленность от России, «удержали и там во всей прежней чистоте русский язык и старую веру». 

Однако он еще вот что писал: «Влияние России выражается только с невыгодной стороны: стеснением в выборах, снятием колоколов и войсками, которые стоят и проходят там.

Казак, по влечению, менее ненавидит джигита-горца, который убил его брата, чем солдата, который стоит у него, чтобы защищать его станицу, но который закурил табаком его хату. Он уважает врага-горца, но презирает чужого для него и угнетателя солдата.

Собственно, русский мужик для казака есть какое-то чуждое, дикое и презренное существо, которого образчик он видал в заходящих торгашах и переселенцах-малороссиянах, которых казаки презрительно называют шаповалами».

 Это четкое отделение себя от так называемых «великороссиян», жителей центральных областей России, казаки сохранили и по сей день. Да, мы русские по природе своей, но казаки — люди свободные, и этим все сказано. 

Как я уже говорил, казаки всегда вносили свой вклад в стабильность на Кавказе. Во время «парада суверенитетов», когда воинствующие, националистически настроенные мародеры разных мастей пытались отобрать у русских на Кавказе не только имущество, но и жизнь, только казаки сумели организовать им достойное сопротивление.

В 1996 году удалось направить в Чечню для участия в контртеррористической операции 694-й отдельный казачий мотострелковый батальон им. Ермолова. Он был сформирован по большей части из терских казаков. Батальон насчитывал 800 добровольцев, они с честью выполнили все поставленные перед ними боевые задачи.

Кроме того, терцы участвовали в событиях в Приднестровье, Абхазии, Северной и Южной Осетии, в Крыму. И, конечно, они не остались безучастны к происходящему на юго-востоке Украины в 2014 году.

Терская волчья сотня противостояла националистически-фашистским батальонам укрокарателей, которые, как известно, действовали крайне жестоко по отношению к мирному населению Донбасса. 

Кубанские казаки, поддерживаемые правительством края, тоже способны погасить многие конфликты, возникающие на межнациональной и межконфессиональной почве. Они были в Крыму, когда нужно было блокировать попытки украинских националистов помешать проведению референдума, свободному волеизъявлению народа. В том, что Крым воссоединился с Россией, есть, несомненно, и заслуга кубанских казаков.

Казаков всегда уважали, уважают и будут уважать на Кавказе. Казаки пришли сюда не вчера и не позавчера, они живут здесь веками! И они такие же кавказцы, как и прочие народы, населяющие регион.

А еще они всегда выступают за мир и добрососедство. В силу того, что впитали в себя множество кровей соседних народов, казаки по определению не могут быть националистами.

При этом казачьему сообществу удается веками сохранять свои традиции, обычаи и любовь к отечеству.

                                                                                                                                                                                                                                                                           Василий Ящиков, подъесаул Терского казачьего войска

Источник: https://antimaidan.ru/article/6891

Что на самом деле носили казаки? Разрушаем современные стереотипы о казачьем костюме — Свет станиц

Разрушаем современные стереотипы о казачьем костюме

В настоящее время народная одежда окутана множеством стереотипов и мифов. Снимающиеся кинофильмы, сценическая культура и массовое распространение в сети неподтвержденной информации способствуют сложению ошибочного представления человека об образе казака.

Существует мнение о том, что в старые времена казаки не имели собственной культуры и только лишь заимствовали ее части у других народов в результате «походов за зипунами», набегов и межэтнических браков, и от этого четких правил одежда не имела. Другие представляют казаков исключительно как сочетание шаровар с лампасами, гимнастерки и фуражки. Обе позиции не совсем верны.

  • Попробуем разобрать где миф, а где правда на примере одежды некрасовских и донских казаков и одежды терско-гребенских, линейных и черноморских казаков.
  • (нажмите на казака, чтобы узнать о его костюме)

Одежда некрасовских и донских казаков

Первые авторы, давшие описание мужской одежды донских казаков, называют ее то черкесской, то польской, то татарской, однако их тексты рисуют некий определенный образ казака того времени. Рассмотрим подробнее.

Мужская одежда представляла собой сочетание шаровар, рубахи и нескольких видов кафтанов. Шили одежду преимущественно из сукна, а в нижней части Дона предпочитали щеголять в парчовых, штофных (из плотного шелка), бархатных или атласных кафтанах.

Бешмет (кафтан или полукафтан) был длиной ниже колен, на груди застегивался на «площи» — род вислых серебряных или позолоченных пуговиц, служивших украшением. Подпоясывался вытканным поясом – «кушаком» с бахромою. [1] За пояс прятался кинжал, висевший на гайтане.

Поверх бешмета носили кафтан с разрезными рукавами и «заковражьями» (обшлагами), который некоторые авторы назвали «черкеской» [1,2].

Чекмень – род кафтана с «несходившимися» полами. Обычно серого или черного цвета, а в праздники — белого. [2]

Рубахи предпочитали с разрезными полами, застегивали на дорогую запонку. [1]

Образ дополняли сапоги из красного и желтого сафьяна Астраханского покроя. Шапки с собольим околышем, верх из красного или голубого бархата вышивали золотом в узор, затем обкладывали позументом. Зимой — шубы из лисьих и собольих мехов, покрытые бархатом и по краям опушенные бобром или соболем. [1]

Осенью сверх черкески носили еще другие виды кафтанов: «киреи» — с шелковыми петлицами и мохрами; «азямы» — длинные и широкие по типу бекеши с прямыми рукавами; а также черные бурки из овечьей шерсти; а на шапке черкесский башлык. [1]

Некрасовские казаки, покинувшие Дон в начале 18 века в условиях изоляции в Турции, сохранили частично образ казаков того времени.

К примеру, основной одеждой некрасовского казака был тот же бешмет длиной ниже колен, который на груди украшался вислыми пуговицами из металла.

Под бешметом – рубахи с вышивкой на груди и широкие шаровары («порты») красного или синего цвета, а на голове барашковая шапка с золотым галуном, а иногда и с золотой кисточкой.

Читайте также:  Кто помог матери николая ii бежать в англию

Старинная одежда казаков позднее стала прототипом для форменного обмундирования казаков на службе в Российской империи, которое нам уже более-менее знакомо и привычно глазу. Повседневная одежда казаков походила на справу, потому как обычно донашивалась после службы, либо изготавливалась по образцу формы, но не так строго, как по Уставу.

Вопреки стереотипам о том, что казаки не носили рубах с вышивкой, которые характерны для русской и украинской культур, именно такие рубахи были частью праздничного гардероба казака.

Их редко можно встретить на старинных фотографиях, в основном по причине того, что большинство фотографий сделаны во время службы. Тем не менее, и такие фотографии казаков в вышитых рубахах имеются.

Кроме того, фонды некоторых донских музеев хранят некоторые исторические экземпляры.

Вышивка на рубахах располагалась на планке (называлась «манишка» или «наличка»), на стоячем воротнике, подоле и манжетах. Застежка находилась сбоку ворота и планки. Ещё одним вариантом было расположение застёжки по центру.

Техники для вышивки использовали разные – как гладью, так и «крестик». Подвязывали такие рубашки вязаным кушаком — пояском с кистями. Пояски вязали из шелковых или шерстяных ниток, длиной в полтора метра, толщиной в палец.

В середине была основа — несколько простых ниток, которые обвязывались шелковыми или шерстяными. На обоих концах делали пышные кисти. [4]

Алёна Яблокова
автор и владелец ателье современной казачьей одежды «Меланья»
исследователь казачьей культуры
терская казачка (ст. Троицкая)

Список источников, использованных в статье

  1. Броневский В.Б. История Донского Войска, описание Донской земли и Кавказских минеральных вод. Часть третья. СПб., 1834 год.
  2. Котельников Е. Историческое сведение Войска Донского о верхней Курмоярской станице, составленное из сказаний старожилов и собственных примечаний Евлампием Котельниковым, 1818 год.
  3. Ригельман А. История, или повествование о Донских казаках, 1778 г., Чтения в Обществе Истории и Древностей Российских, 1846 год.
  4. Одежда казаков Верхнего Дона конца XIX-начала XXвеков. Каталог. Государственный музей-заповедник М.А. Шолохова. 2010 год.

Одежда терско-гребенских, линейных и черноморских казаков

Жарков М.П., ст. Уманская, 1911 год. Одет в черкеску с украшениями и бешмет

Из всего многообразия мужской казачьей одежды в наши дни наиболее востребован и популярен костюм, бытовавший у кавказских  горцев и казаков Терского и Кубанского войск.

Сегодня черкески с бешметами, башлыками и папахами носят артисты песенных и танцевальных коллективов, представители реестровых казачьих обществ и этнических казачьих общин.

На сегодняшний день существует немало мастерских по пошиву «казачьей мужской справы», которые работают как на территориях исторического проживания терских и кубанских казаков, так и за их пределами.

  1. Но часто ли то, что нам доводится видеть на артистах ансамблей, реестровых и этнических казаках, соответствует этнографическим образцам?
  2. Существует ли в наши дни культура пошива и ношения этого вида одежды?
  3. И как на самом деле должна выглядеть черкеска?  

В старину пошивом одежды занимались женщины. И горянки, и казачки обшивали всю семью: себя, мужа и детей. В конце XIX века в крупных станицах так же работали профессиональные портные и швеи, услугами которых пользовались, как модницы-казачки, так и щеголи-казаки.

«В отношении чистоты одежды, ее цельности, сохранности и аккуратности работы наурцы очень прихотливы. «Сшил, как слил» — говорят они, самодовольно улыбаясь про портного, от которого только что принесли черкеску или бешмет» [1].

Черкески шились из суконной ткани различных цветов: черного, коричневого, серого и т.д. «Костюм его (казака — прим.авт.) — белая или желтая черкеска из верблюжьего сукна, род широкого свободного полукафтанья, без воротника, открытый на груди; из под черкески виднеется щегольской бешмет» [2].

Черкески темных тонов казаки носили в будни, а светлых — по случаю: в большие церковные праздники, на свадьбы и т.д.

Казаки 2-го Сунженско-Владикавказского полка Терского казачьего войска. Нач. XXв.

И у казаков, и у кавказских горцев существовала культура ношения черкески. В ней не принято было работать на скотном дворе или в поле. Торсовая часть черкески непременно должна была плотно сидеть на фигуре мужчины, подчеркивая его стать и выправку.

Черкески, не соответствующие размеру, носила лишь кавказская беднота, о чем пишет в своей монографии Е.Н.

Студенецкая: «Мешковатые черкески «на вырост» шились, в основном, в среде небогатых кавказских крестьян, что служило поводом для насмешек со стороны щеголей князей и дворян» [3].

Черкески имели глубокий V-образный вырез и застегивались на крючки. С обеих сторон от выреза располагались гнезда для газырей «в количестве 14 штук с каждой стороны» [4], хотя их число могло варьироваться.

Украшением для праздничных черкесок служили: серебряные цепочки с подвесками в виде месяца, крепившиеся к газырям; китицы («декоративные шнуры с кисточкой из шелковых нитей и конского волоса» [5]); ленты из галунного шнура, которые казаки носили через плечо («дорогой галунный поясок, переброшенный назад через плечо, дополняет красоту костюма» [5]).

Юбка черкески имела ярко выраженный запах, т.е. одна пола заходила на другую. Что же касается длины черкески, то в разные времена она варьировалась: чуть ниже колена, до середины икры, в пол.

Терско-гребенские и линейные казаки носили черкески поверх бешметов. «Бешмет — вид верхней одежды, шился из плотной, покупной, чаще всего темной материи. С воротником — стойкой закрывавшим горло, в талии, делавшийся отрезной»[6]. Бешметы шились из «ситца, бумазеи, рипса, дыма, атласа»[7].

Стеганные на вате бешметы использовались, как теплая одежда для прохладной погоды. Как и черкеска, бешмет кроился в талию и должен был строго соответствовать размеру, подчеркивая фигуру мужчины или юноши. Застегивался бешмет, так же как и черкеска, на крючки, реже на мелкие серебряные пуговицы и воздушные петли.

Обычно бешмет шился из ткани, цвет которой был контрастным цвету черкески. Это придавало костюму казака большую красочность и изящество.

Юные казаки из ст. Старовеличковской, 1915 год. Одеты в бешметы.

Помимо черкесок и бешметов казаки носили исподнее белье (рубахи и порты) и штаны-шаровары, заправленные в сапоги или ноговицы: «… под черкеску надевается бешмет; белье составляет ситцевая в праздник и холщевая в будни рубаха; обувь — сапоги; прежде казаки носили чувяки, бахилки и ноговицы[8]».

Таким образом, одежда казака отвечала сразу нескольким требованиям: удобство, как в бою, так и в быту; тепло в холодное время года и комфорт в теплое; красота и лоск, ведь казаки были известные щеголи. Соответствуют ли этим требованиям современные образцы казачьей мужской одежды? Увы, но далеко не всегда.

Одной из наиболее грубых ошибок в работе современных мастеров по пошиву бешметов и черкесок, является неверный выбор ткани.

Ни черкеска, ни бешмет, ни какой либо другой предмет народного костюма, не может быть сшит из синтетической ткани! Из приведенных выше источников следует, что черкески традиционно шились из сукна, а бешметы из натурального атласа, ситца, рипса и других не синтетических тканей.

Синтетика для народной одежды не приемлема и противоестественна. Черкески из габардина и бешметы из недорого низкокачественного атласа выглядят бутафорски.

Из-за неверного кроя и неправильно подобранной ткани ни черкеска, ни бешмет не сидят по фигуре мужчины, как влитые, а, напротив, висят мешковато; кроме того, материал в таких случаях зачастую начинает «пузыриться». Не менее бутафорски и нелепо на национальной одежде выглядит тесьма или нашитые полосы синтетической ткани, вероятно, имитирующие галунный шнур.

Кроме того, в черкеске, как и в любой другой национальной одежде, абсолютно не уместно наличие подплечников и молний. Черкеска должна застегиваться только на крючки, а бешмет, в свою очередь, на воздушные петли, но не на прорезные.

Ни черкеска, ни бешмет не должны иметь крой халата или пиджака с юбкой.

Печален тот факт, что среди образцов современной «казачьей справы» чаще попадаются именно «пиджаки с юбками» и «халаты с газырями», выдаваемые за этнографическую одежду.

Ответить утвердительно на вопросы, заданные в начале статьи, при таком положении дел нельзя.

Культура ношения и пошива казачьей одежды в наши дни практически утрачена, а продукция, производимая подавляющим большинством мастерских, не соответствует тому уровню, который задали когда-то наши предки.

Массовому производству недоброкачественной национальной одежды сегодня противостоят немногочисленные очаги народной культуры в лице отдельных мастеров или ателье, которые в своей работе ориентируются на бесценный опыт наших предков.

Екатерина Гобозова
Искусствовед, преподаватель истории искусства
исследователь казачьей культуры
терская казачка (ст. Наурская)

Список источников, использованных в статье

  1. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа, вып. 33. Станица Наурская, Терской области. П. А. Востриков, 1904 год.
  2. А.Беляев, Воспоминания декабриста о пережитом и перечувствованном, 1805-1850 гг. СПб, 1882 год.
  3. Е.Н. Студенецкая, Одежда народов Северного Кавказа XVIII-XX в.в., 1989 год.
  4. М. Абрамчик, Справа казака. К дедам на экзамен. Краснодар: Гиппогриф, 2014 год.
  5. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа, вып. 33. Станица Наурская, Терской области. П. А. Востриков, 1904 год.
  6. Т.С. Безусько. Кавказ — моя Родина. (Быт и культура майкопских казаков). Исторические очерки., 2001 год.
  7. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа, вып.7. Станица Бороздинская, Терской области, Кизлярского Округа. — Учительницы Бороздинского станичного училища, Е. Бутовой, 1889 год.
  8. Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа, вып.3. Станица Темижбекская и песни, поющиеся в ней. — Учит. Баталпашинского городского училища Е. Передпольский, 1883 год.

Источник: https://xn--80adjnyuchb7b.xn--p1ai/kostum1/

Что кубанские казаки позаимствовали у кавказских народов

admin 12.12.2018     Нет комментариев    

С освоением плодородных земель Кубани казаками постепенно развивались культурные и хозяйственные связи с местным горским населением. Две культуры, казачья поселенческая и местная горская взаимопроникали и обогащали друг друга.

Развивалась меновая торговля с горцами, казаки покупали у горских народов конскую сбрую и седла, бурки и папахи, изделия из кожи и войлока, кабардинских и черкесских коней, разный скот, дагестанские кинжалы, мед и шерсть, хлеб и молочные продукты.

Горцы получали взамен ружья и порох, соль и чай, сахар и рыбу, икру и ткани.

Заимствования в костюме 

Характерной особенностью военного костюма казаков стали кавказская черкеска и бурка. Костюм современных казаков иногда удивляет своим непривычным кавказским видом.

Именно практичная черкеска стала наиболее удобной одеждой для жизни в суровых условиях гор. Сначала черкеска понравилась российским офицерам, и они с удовольствием переняли удобную горскую одежду в свою амуницию.

За офицерами русской армии черкеску взяли в обмундирование кубанские казаки. 

Теплая бурка является безрукавным длинным плащом из хорошо выделанного тонкого войлока из мягкой козьей шерсти. Бурка традиционно стала неотъемлемой частью одежды горцев пастухов и охотников.

При защите казаками рубежей государства, многие из них долгое время проводили в походах и военных операциях. Здесь, вне родного дома, в военном походе теплая, мягкая и удобная бурка пришлась, как нельзя кстати.

Бурки казаки покупали у горцев, пользовались при необходимости сами, как ценнейший подарок, бурку дарили лучшим друзьям

Некоторые другие предметы казачьего военного и повседневного гардероба пришли именно с Кавказа, это папахи, бешметы и башлыки. Традиционным казачьим кафтаном или полукафтаном является бешмет.

Он одевается на нижнюю рубаху, аналог современного пиджака у казаков может быть стеганным и (барским) нарядным. Казачью меховую папаху казаки переняли тоже у горцев, с которыми они жили рядом, временами воевали.

Простого кроя узкий капюшон, называемый казачьим башлыком, помогает казакам защитить при непогоде шею.

Заимствования в оружии 

В вооружение кубанских и позже терских казаков был принят так называемый боевой комплекс горцев, состоящий из шашки, ружья и кинжала. Это обусловлено хорошей приспособленностью данного оружия к проведению боев в горной местности.

Казачья шашка является разновидностью сабли, но от сабли она отличается отсутствием на рукояти, защищающей руку гарды. Одним из любимых видов оружия горцев является кавказский кинжал, искусство изготовления которых здесь доводится до совершенства.

Кавказские ружья обладают легкостью и чрезвычайной меткостью, поэтому тоже понравились казакам. Оружие постепенно стало неотъемлемой частью казачьего костюма. 

Источник: https://karatu.ru/chto-kubanskie-kazaki-pozaimstvovali-u-kavkazskix-narodov/

Мужская и женская казачья одежда – история и традиции

История казачьего костюма уходит  корнями в далекое прошлое. Формирование казачества как особой народной группы, происходило столетиями и наложило отпечаток на обычаи, традиции, язык, одежду.

Казаки, представляли «беглый вольный люд», вобрали в элементы своей одежды традиционные мотивы, аксессуары тех народов, рядом с которыми они селились или контактировали, в силу исторических причин.

Читайте также:  Сколько денег пожертвовала рпц на великую отечественную войну

Первоначально казаки выглядели достаточно живописно: широкие шаровары, рубашка-вышиванка,  сапоги и кобур – суконную красную шапку с меховой опушкой. Поверх надевался жупан (зипун) длиной до колен, но удобный, чтобы можно было передвигаться верхом на коне.

Особенности женского наряда

Со временем крой костюма и его элементы изменялись. Они наиболее ярко видны в мужской одежде.

Женский казачий костюм мало менялся с течением времени, зато в нем более выражены этнические особенности отделки и формы одежды, обуви, головных уборов. Это объяснялось тем, что женщины долго сохраняли в своей одежде традиционные черты наряда тех мест, из которых они пришли на Дон.

Кроме того, среди новоявленных казачек было много татарок, турчанок, ногайских женщин, которые попадали к казакам как пленницы. Они вносили в женские костюмы элементы своих народов, что делало одежду яркой и неповторимой. Головные уборы казачьих костюмов женщин тоже были разнообразны, порой, самых причудливых форм.

И только в XIX веке старинные казачьи костюмы женщин уходят в прошлое. Под влиянием городской моды им на смену приходит так называемая парочка: наряд, состоящий из юбки и кофты.

Места расселения казаков было довольно широки, но особенно велика их концентрация была на Дону и Кубани; позднее их поселения появились и на берегах бурного Терека. С точки зрения целесообразности их расселения, выбор этих мест был полностью оправдан. Долгое время юг России был недосягаем для императорской власти.

Казачья вольница, объединившая беглых крестьян, бунтарей, обездоленный люд представляла серьезную опасность для власти. Они не только хотели ей подчиняться, не выполняли указы, и распоряжения, но могли и физически уничтожить приехавшего к ним чиновника, если в его лице подозревали опасность ущемления своих прав. Поэтому чиновничье племя не стремилось лишний раз появляться здесь.

Влияние кавказских традиций

Близость Кавказа, который также был довольно закрытым для властей пространством, оказал непосредственное воздействие на вид казачьего национального костюма. Особенно заметны эти изменения были в одежде казачьего войска. Выяснилось, что  наряд воина-горца значительно удобнее казачьего. Он не сковывал действий при передвижении верхом на коне, не мешал обращению с оружием.

Очень удобной оказалась бурка, которая согревала в холода, могла использоваться как надежное укрытие в холода. Кроме того, она стирала социальные грани: независимо от положения в обществе и достатка, она была у каждого горца и казака

Казачьи папахи

Привлекал внимание и головной убор. У кавказцев и казаков любимой была шапка – папаха. Шили ее из овчины. Она не была нарядной, но удобной и надежно защищающей голову. Казачья папаха выглядела иначе: низкой, с плоским верхом, или высокой конусообразной.

Для богатых казаков ее шили  из собольего или куньего меха. Верх выполнялся из синего или красного бархата, расшивался золотом. Казаки победнее носили барашковую папаху или изготовленную из стриженого меха овчины, а верх изготавливался из цветного сукна.

Во время боевых действий казаки носили шапки, сшитые из меха волка, медведя или барана – только этот мех смягчал удар по голове.

Хоть у горцев и казаков шапки отличались по форме, они были обязательной принадлежностью и гордостью мужчины.

Казачьи папахи, называвшиеся в простонародье кубанками, высоко ценились, а их потеря считалась позором. В интернет-магазине КавказСувенир Али Аскерова можно выбрать в подарок папаху на любой вкус,  которая станет достойным атрибутом настоящему казаку.

Черкеска – удобство и красота

Со временем претерпела изменения верхняя одежда казаков. Поверх зипуна (жупана) обычно надевался кафтан, но со временем ему на смену пришла элегантная, сидящая точно по фигуре черкеска. Украшенная газырями, которые первоначально имели не декоративное, а практическое назначение: в них вкладывались ружейные патроны – придавала вид воинской одежды.

Элегантность черкески покорила казаков, и они стали использовать ее как свой элемент одежды. Мода на черкески в начале XIX века пришла и в русскую армию. Ношение офицерами казачьего мужского костюма, куда входила черкеска, считалось особым шиком, а женщины были без ума от подтянутых молодых офицеров, щеголявших на балах в черкесках.

Широкие шаровары, которыми хвалились первые представители казачества, со временем стали значительно уже, что не только добавляло удобств при передвижении пешим ходом и на коне, но и значительно экономило деньги: ткани на шитье затрачивалось значительно меньше.

Удобство и красота горской мужской одежды привели к тому, что уже в 80-е годы XVIII века она почти полностью заменила прежний воинский костюм казака.

Единая форма одежды казачьего войска  Азовского, Таганрогского полков и крепости Дмитрия Ростовского стала состоять из кафтана, бешмета с узкими длинными рукавами и воротником-стойкой, шаровары, которые легко заправлялись в сапоги и кубанок с суконным верхом.

Как одевались на свадьбу

Казачий свадебный наряд был достаточно строгим. Невеста одевалась в «парочку» из однотонной светлой ткани, а голову покрывала кружевным платком или головной накидкой.  

Значительно позже казачки стали надевать длинные белые платья, а волосы украшать восковыми белыми цветами.

Оружие воина-казака

Жених наряжался в военный казачий костюм с кинжалом. На ногах — кожаные сапоги со скрипом.

Экипировку воина-казака невозможно представить без оружия. В его арсенале было огнестрельное, но характерным считалось холодное: казачьи шашки, сабли, ножи. Выбрать в подарок оружие ручной работы можно в интернет-магазине Али Аскерова КавказСувенир.

Обязательной принадлежностью казака была нагайка – не менее страшное и эффективное боевое оружие, использование которого могло выбить противника из седла, обезоружить и даже нанести смертельные раны. Она отличалась компактностью, изготавливалась из кожи с мягким плетением, отличалась прочностью. Для удобства ее носили за голенищем.

В бою она висела на  руке: темляк был сделан не в торце ручки, а в месте перехода рукояти в плеть. Это не мешало держать поводья лошади, в случае необходимости, плетка в любой момент могла оказаться в руке.

Использовали нагайки и в быту, как весьма эффективное «воспитательное средство»: непослушных детей и неверных жен не раз ими «охаживали» по спине и пониже. Не стеснялись и принародно  наказать плетью и провинившихся казаков. Носить нагайку имел право только женатый мужчина.

Не являлась холодным оружием, но, в случае необходимости, могла защитить своего владельца от неожиданного нападения волчатка – более короткая нагайка. Ею первоначально действительно отбивались от нападения волков, а позднее стали использовать для самообороны.

За столетия казачий национальный костюм изменился незначительно, сохранил исторические и этнические особенности. Приобрести его элементы в качестве подарка любителям истории и этнографии можно в интернет-магазине КавказСувенир Али Аскерова.

Читайте также

Вас может заинтересовать

Источник: https://kavkazsuvenir.ru/blog/muzhskaya-i-zhenskaya-kazachya-odezhda

Почему русские офицеры и казаки предпочитали горский костюм (черкеска) и в последствии казаками переняли его у горцев

Готовя пост о папахах, я попросил своих знакомых поделиться рисунками или фото, и получил столько материала, что можно было бы сделать из этого отдельную серию постов, комментируя каждый рисунок или фото. Особо хочу поблагодарить историка из Нальчика Тимура Дзуганова, поделившегося уникальными рисунками из своей личной коллекции.

Уже разместив эти рисунки в блоге, я нашел статью известного питерского историка Якова Гордина “Русский человек и Кавказ”, опубликованную в 2006 году в Альманахе “Культура и общество”.

Рассуждения Якова Аркадьевича о влиянии горского костюма на русского офицера и казака, служившего на Кавказе в период Кавказской войны, мне кажутся идеально вписывающимися в тему горского костюма вообще и горской папахи, в частности…Поэтому привожу фрагмент статьи:

“Одним из глубоко осмысленных парадоксов русского мира Кавказа было отношение русских офицеров к внешним атрибутам, присушим горцам.

Горский костюм, который, очевидно, с ермоловских времен стали носить русские офицеры и казаки (со временем некоторые части Кавказского корпуса получили горскую одежду как официальный военный костюм), изначально имел куда более серьезное значение, чем просто удобная боевая одежда.

Одежда Кавказского корпуса с тех же ермоловских времен была не менее удобной. И тем не менее… Мы располагаем массой свидетельств о том, какую роль играл горский костюм в самоощущении русского офицера.

Лермонтов писал в том же очерке: “Он (русский офицер – Я.Г.

) легонько маракует по-татарски; у него завелась шашка, настоящая гурда, кинжал – старый базалай, пистолет закубанской отделки, отличная крымская винтовка, которую он сам смазывает, лошадь – чистый Шаллох и весь костюм черкесский, который надевается только в важных случаях и сшит ему в подарок какой-нибудь дикой княгиней. Страсть его ко всему черкесскому доходит до невероятия”.

Аристократ Печорин одевался так, что казаки принимали его за кабардинца.

Зиссерман, прослуживший на Кавказе четверть века, писал в воспоминаниях: “Сами чеченцы не усомнились бы признать меня своим земляком, так преобразился я несколько-летним пребыванием среди горцев и увлеченный поэтическою стороною их воинственной полудикой жизни; ну, а наружно и говорить нечего: бритая голова, маленькая русая козлиная бородка, загорелое лицо, костюм, оружие и все ухватки до тончайшей подробности не уступали оригиналу”.

Русские завоеватели высшим достижением считают максимальное отождествление себя с горцами.

Когда Лермонтов писал, что Печорин гордился своим неотличимым сходством с кабардинцем, то он знал, что говорил: “С тех пор, как я выехал из России… изъездил линию всю вдоль, от Кизляра до Тамани, переехал горы, был в Шуше, в Куба, в Шемахе, в Кахетии, одетый по-черкесски”. Это – из письма другу С. Раевскому в 1837 году.

Можно с достаточной вероятностью предположить, что насмешки Лермонтова над Мартыновым, в мирной обстановке носившем утрированный горский костюм – “горец с большим кинжалом”! – были вызваны именно этой профанацией обычая, глубокую суть которого Лермонтов понимал.

Зиссерман гордится тем, что его не отличить от чеченца. Причем, это не только самооценка. Наместник Кавказа Воронцов, выросший и воспитанный, как мы знаем, в Англии, был в восторге от вида Зиссермана. Генерал Засс, прославившийся своими набегами на горские аулы, не только сам носил черкесский костюм, но и все его окружение одевалось так же.

Ношение горского костюма русскими офицерами было явлением знаковым. Оно означало стремление влиться в исконный мир Кавказа, отделиться таким образом от русского мира (при этом не теряя чувства имперского патриотизма).

Это стремление могло возникнуть и проводиться с такой настойчивостью только в том случае, если мир Кавказа воспринимался как нечто более значительное, чем русский мир. И, стало быть, горец, которого копировали русские офицеры, воспринимался как личность с более высоким экзистенциальным статусом.

Горец воспринимался как носитель свободы, русскому человеку недоступной.

Любовь славянофилов к русскому платью – допетровской эпохи: платье это они носили как вызов, как символ отрицания европеизма. Это было осознанное оппозиционное действие, но достаточно поверхностное и искусственное.

Славянофилы не пытались, да и не могли вжиться в мировосприятие допетровского русского человека. Черкесское платье русского “кавказца” было, по сути дела, таким же вызовом, но скорее подсознательным и потому более глубоким.

Русский офицер органично воспринимал мир Кавказа как свой мир.

Черкесское платье, верховая посадка, оружие – имитация облика джигита. Джигит – концентрация достоинств свободного человека и высшая похвала как для горца, так и для русского.

И здесь снова нужно вспомнить о принципе “психологической компенсации”, о котором уже шла речь.

Литератор, публицист Евгений Марков, автор лучшего анализа толстовских “Казаков”, путешествовавший по Кавказу и хорошо его понимавший, писал в 1880-х годах: “Когда смотришь в одно время на лезгина и на нашего брата вахлака-русского, то русский производит впечатление неуклюжего травоядного животного рядом со статным и смелым хишником. У лезгина пестрота наряда какой-нибудь пантеры или барса, грация и гибкость ее движений, ее страшная сила, воплощенная в изящные стальные формы”.

Разумеется, Марков преувеличивает контраст. Казаки-линейцы часто не уступали горцам в боевой выучке и сноровке. Но очевидно, что русский офицер осознавал разницу своих возможностей и возможностей горца.

И дело было отнюдь не только в чисто военном соревновании. Горец идеально вписывался в окружающий мир, что создавало основу его высокого самосознания.

Имитируя внешние формы, русский офицер сознательно или подсознательно стремился сравняться с горцем именно во взаимоотношениях с миром”.

23 ноября 2013

Источник: http://www.moidagestan.ru/blogs/49287/35983

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector