«раф-2203-01»: как расшифровывались индексы советских автомобилей

Новым микроавтобусом в Риге стали заниматься вскоре после того, как начался серийный выпуск РАФ-977.

Уже в 1963 году конструкторы РАФа занялись разработкой новой модели, кузов которой планировали выполнить не из традиционного металла, а из армированного стекловолокна.

Подобное направление в те годы было достаточно популярным – можно вспомнить и мелкосерийный микроавтобус Старт, и другие экспериментальные модели со стеклопластиковыми кузовами.

Альтернативный материал был выбран по нескольким причинам. Во-первых, химическая промышленность СССР в это время активно занималась инновационными материалами для широкого применения – а это значило, что стеклопластику могло найтись применение и в автомобильной отрасли.

Во-вторых, применение пластика вместо традиционного листового металла теоретически сделало бы автомобиль не только гораздо легче, но и долговечнее – ведь с точки зрения коррозионной устойчивости пластмассовый кузов получился бы «вечным».

Наконец, такой приём сулил неплохую экономию стального листа, что в масштабах всей страны казалось весьма перспективным вариантом для снижения себестоимости продукции.

«РАФ-2203-01»: как расшифровывались индексы советских автомобилейНа фото: РАФ-982-0

Однако по ряду причин освоение стеклопластика в качестве материала для изготовления кузовных деталей было приостановлено.

Смена руководства страны означала и пересмотр приоритетов и направлений – в том числе, это касалось и химической промышленности.

К тому же эксперименты со стеклопластиком показали, что этот материал не обладает достаточной механической прочностью и проигрывает металлу в стабильности характеристик.

Два варианта

После того, как работы по стеклопластику были окончательно свернуты, конструкторы вернулись к более традиционному металлу, из которого и должен был изготавливаться кузов будущего микроавтобуса.

Техническое задание в конце шестидесятых годов еще не было конкретно сформировано, но все на Рижской автобусной фабрике понимали, что автомобиль должен базироваться на агрегатной базе все той же «двадцать первой» Волги.

Единственное ограничение – пассажировместимость: микроавтобус в итоге должен был получиться двенадцатиместным.

В специально организованном конкурсе приняли участие две творческие группы заводских конструкторов, каждая из которых должна была построить по два опытных образца собственной конструкции. Прототипы отличались только «добавочной» цифрой в индексе: группа А. Миезиса строила РАФ-982-1, а команда А. Бергса – РАФ-982-2.

Коллектив Миезиса пытался уйти от вагонной компоновки к полукапотной – примерно по такой же схеме был выполнен новейший Ford Transit образца 1965 года.

Важное отличие такой схемы – водитель и пассажир сидели не «на колесе», как у первого микроавтобуса РАФ, а за передней осью (как на современных ГАЗелях). При этом микроавтобус по виду получился довольно тяжеловесным и устаревшим.

Эффект лишь усиливался небольшой площадью остекления и высоко поднятой боковой линией.

А вот вариант, который спроектировала группа Бергса, получился совершенно другим. Не отступая от привычной вагонной компоновки с расположением водителя и пассажира над передней осью, второй команде удалось создать очень необычный внешне однообъемный автомобиль, который благодаря большой площади остекления и сильному наклону лобового стекла выглядел нетрадиционно и при этом очень современно.

В конце шестидесятых нарисованный членом Союза художников СССР Артуром Эйсертом РАФ-982-2 смотрелся этаким «пришельцем из будущего» – микроавтобусом, опередившим своё время.

Действительно, даже зарубежный автопром на тот момент не выпускал автомобили со столь смелой и самобытной внешностью. И удивительнее всего, что при всей нетривиальности микроавтобус получился очень привлекательным – гармоничным эстетически и попросту красивым.

Межведомственная комиссия Минавтопрома на показе первых экземпляров каждой группы внимательно изучила оба варианта и вместе с представителями Министерства здравоохранения и специалистами НАМИ пришла к выводу, что более традиционный и привычный вариант Миезиса с точки зрения запуска в серийное производство выглядит предпочтительнее. Однако к следующим «смотринам» в 1971 году группа Бергса смогла подготовить усовершенствованный вариант РАФ-982-2, избавив по возможности свой прототип от самых очевидных недостатков. При этом внешность машины намеренно слегка «приземлили», что впоследствии благоприятно сказалось на восприятии «концепта».

«РАФ-2203-01»: как расшифровывались индексы советских автомобилейПредсерийный прототип РАФ-2203

«Второе издание» было принято лучше первого, и комиссия вынесла свой вердикт: в Латвии будет выпускаться автомобиль, созданный на основе именно прототипа 982-2.

Правда, для этого сначала нужно было… построить новый завод, поскольку Рижская фабрика по уровню технологий и производственным мощностям никак не соответствовала требованиям, которые закладывались еще на стадии разработки проекта нового микроавтобуса.

Поэтому РАФ второго поколения должны были выпускать не в самой Риге, а в соседней Елгаве, где вскоре началось строительство нового автозавода.

«РАФ-2203-01»: как расшифровывались индексы советских автомобилей

Будущий РАФ-2203 появился на обложке журнала «За Рулем» уже в 1974 году, но еще в 1971-м фото прототипа мелькало на страницах издания!

Поскольку в начале семидесятых годов автомобильная промышленность была на подъеме, на новом предприятии устанавливали самое современное прессовое, штамповочное и окрасочное оборудование.

В это время в Армении как раз активно меняли оснастку для производства ЕрАЗ-762, но завод в Елгаве если и не превосходил Ереванский завод по уровню технологий, то по объемам будущего производства был на порядок выше, в один миг став самым крупным производителем микроавтобусов в СССР.

Но на момент начала строительства нового автозавода в Латвии работы над самим микроавтобусом еще не были закончены. Для доводки новой конструкции были подключены специалисты из НАМИ, задачей которых было сделать машину «самой-самой» по техническим характеристикам, надежности и даже конкурентоспособности на внешних рынках.

Наконец, нужно было охватить всю гамму модификаций, ведь будущему микроавтобусу предстояло освоить массу профессий и предстать в самых различных ипостасях.

В отличие от прежних РАФов и уже упоминавшихся ЕрАЗов, микроавтобус нового поколения также должен был стать самым массовым автомобилем такого типа – а это значит, что и технология его производства, и конструкция должны были «затачиваться» под этот важный нюанс.

В процессе доводки микроавтобус далеко ушел от своего прототипа – в серийном РАФ-2203 угадывается первый вариант Бергса с индексом 982-2, но – не более того.

При этом за время разработки новой модели и цикла доводочных работ у РАФа появился новый «донор агрегатов» – в Горьком вместо привычной и уже устаревшей ГАЗ-21 начался выпуск более современной Волги ГАЗ-24.

Разумеется, для латвийской новинки решили использовать узлы и агрегаты «двадцать четверки» – благо, конструктивно они отличались от компонентов предшественницы не настолько значительно, чтобы это потребовало серьезных изменений в конструкции или компоновке микроавтобуса.

Новый «рафик»

По сравнению с РАФ-977Д, микроавтобус второго поколения стал не только современнее внешне, но и комфортабельнее.

Читайте также:  Каждение ладаном: что оно символизирует

Благодаря другим пропорциям у автомобиля заметно понизился центр тяжести, что благоприятно сказалось на развесовке и, как следствие, управляемости и устойчивости.

За безопасность РАФ-2203 отвечала более современная двухконтурная система привода тормозов, а в салоне появились удобные раздельные кресла для всех пассажиров; металлические элементы салона прикрыли мягкими накладками.

Интересная деталь: новый микроавтобус получил собственную… эмблему, состоявшую из стилизованного силуэта машины, в который латиницей «вписали» заводскую аббревиатуру RAF. Поэтому некоторые советские граждане поначалу были уверены в том, что этот микроавтобус изготовлен «за границей», а эффектный дизайн новинки лишь усиливал подобное впечатление.

«РАФ-2203-01»: как расшифровывались индексы советских автомобилей

Десять лет конвейерного стажа

В конце 1975 года в Елгаве была собрана первая партия микроавтобусов РАФ-2203, а уже с 1977 года в серию запустили и модификацию скорой медицинской помощи РАФ-22031. Ведь именно «скорая» по объемам выпуска планировалась в качестве основной модификации новой модели.

Ранние микроавтобусы (выпуска до 1979 года) отличаются от более поздних «рафиков» некоторыми деталями отделки.

Визуально опознать такую машину можно по круглому корпусу боковых зеркал и плавным углам переднего бампера без отдельных «клыков», парой небольших бамперов по углам задней части, «подфарникам» от ГАЗ-24 и хромированным колпакам от «двадцать первой» Волги.

Также машины первых выпусков оснащались оригинальной панелью приборов, от которой впоследствии отказались в пользу стандартной детали ГАЗ-24.

Более поздние РАФ-2203 легко отличить по «автобусным» указателям поворотов под передним бампером. Именно такая версия «рафика» выпускалась почти 10 лет (вплоть до 1987 года) без особых изменений.

«РАФ-2203-01»: как расшифровывались индексы советских автомобилей«Рафик» использовался не только на рейсовых маршрутах, но и в качестве такси

Несмотря на то, что в 1979-м продукция Рижской автобусной фабрики была удостоена государственного Знака качества, уже с начала восьмидесятых на уровень изготовления и сборки маршрутных такси и карет скорой помощи поступало немало нареканий.

Когда уровень брака превысил 10% от количества выпущенных автомобилей, руководство завода сменили, а для модернизации микроавтобуса были выделены немалые государственные средства.

В результате усовершенствований РАФ планировали сделать не только современнее, но и качественнее.

Еще в начале восьмидесятых годов в Риге создали опытный образец РАФ-22038 – как сказали бы сейчас, рестайлинговую версию первой модели.

В ходе обновления планировалось усиление кузова, улучшение вентиляции салона благодаря наличию люка и дополнительных форточек, более современная ходовая часть с другой конструкцией передней подвески и новый интерьер.

Однако к середине восьмидесятых годов стало понятно, что завод не в состоянии сразу внедрить все новшества, поэтому в 1987 году началось производство «переходной» модели под индексом 2203-01. Её главное техническое отличие – двигатель ЗМЗ-402.

10 от Волги ГАЗ-24-10, а внешне модель легко отличить от первой итерации «рафика» по ряду характерных признаков.

Так, передние «поворотники» переехали под решетку радиатора, вместо «круглых» бамперов на машине появились детали из алюминиевого профиля с черными боковыми клыками, передние двери лишились форточек и получили большие пластиковые зеркала, а вместо хромированных колпаков по центру колёсных дисков появились пластиковые вставки.

«РАФ-2203-01»: как расшифровывались индексы советских автомобилейРАФ-2203-01 выпуска после 1987 года

Кроме основных модификаций (маршрутное такси и скорая помощь), в Риге были разработаны и другие версии микроавтобуса специального назначения – передвижной пожарный штаб или машина для оперативной службы МВД СССР. Однако впоследствии такие «спецверсии» в Латвии не выпускались, а различные ремонтные предприятия по заказу переделывали таким образом обычные пассажирские РАФ-2203.

В 1979 году было выпущено несколько «олимпийских» модификаций РАФ-2203, которые должны были обслуживать грядущую Олимпиаду-80. Рижский завод подготовил спецверсии и до начала 1980 года изготовил в цехе малых серий около 300 экземпляров «олимпийских рафиков».

Так, почетное сопровождение олимпийского огня из Греции в СССР (дань древнегреческой традиции) было возложено на РАФ-2907, в котором ответственные хранители вместе с запасными факелами сопровождали бегунов.

Разумеется, специфика такой езды с низкой скоростью на протяжении длительного времени потребовала серьезной доработки системы охлаждения, однако РАФ с честью справился с «олимпийской миссией».

Самым необычным вариантом был РАФ от финской компании TAMRO, которая по заказу СССР занималась переоборудованием «рафиков» в реанимобили скорой помощи. В Финляндии было сделано не так уж и много «реанимаций», однако в восьмидесятые годы на улицах многих городов можно было встретить микроавтобусы лимонно-желтого цвета с ярко-красными полосами и высокой стеклопластиковой надстройкой крыши.

Советские водители общественного транспорта и работники «неотложки» быстро полюбили небольшой, но достаточно комфортабельный и маневренный микроавтобус.

«РАФ-2203-01»: как расшифровывались индексы советских автомобилей

Конечно, у РАФ-2203 были недостатки – кроме огрехов изготовления и сборки, конструктивно микроавтобус получился не слишком безопасным для водителя и переднего пассажира. Ведь при фронтальном ДТП лишенная зон деформации машина с несущим кузовом слабо поглощала энергию удара.

Да и «волговская» платформа при максимальной загрузке была слабовата, поэтому постоянно работавшие на маршрутах «рафики» уже через 4-5 лет интенсивной эксплуатации требовали капитального ремонта.

При этом из-за вагонной компоновки микроавтобус был не слишком удобен в обслуживании, а доступ к двигателю был возможен только со стороны салона, поэтому любое серьезное вмешательство требовало демонтажа силового агрегата.

Несмотря на все это, РАФ-2203 стал одним из немногих советских микроавтобусов, активно экспортирующихся за рубеж – прежде всего, в страны Совета Экономической Взаимопомощи. «Рафики» в достаточно больших количествах поставлялись в Чехословакию, Польшу, Венгрию, Болгарию, ГДР и даже в такие страны, как Финляндия, Монголия, Вьетнам, Куба, Панама, Ирак, Афганистан и Китай.

«РАФ-2203-01»: как расшифровывались индексы советских автомобилейРАФ-2203 в роли «технички» ВО Автоэкспорт

До распада Советского Союза в Латвии выпускали около 15 000 экземпляров ежегодно, благодаря чему РАФ-2203 стал самым массовым советским микроавтобусом «всех времён и народов».

«РАФ-2203-01»: как расшифровывались индексы советских автомобилейСтотысячный РАФ-2203 в цехе фабрики (г. Елгава). Фото из архива Алексея Чуйко

В 1992 году для Рижской фабрики наступили тяжелые времена: государственная поддержка резко и полностью прекратилась, а прежние рынки сбыта практически сразу закрылись. Вдобавок завод столкнулся с неприятными гримасами того времени – цены на комплектующие резко взлетели, а покупатели за сильно подорожавшими «рафиками» в очередь отнюдь не выстраивались.

Вдобавок в бывшие советские республики хлынул поток автомобильного «секонд-хенда» из Европы – в том числе и подержанных микроавтобусов.

А еще многие покупатели отдавали предпочтение «рафикам», но не новым, а списанным из различных госучреждений – в первой половине девяностых годов у многих советских автомобилистов наконец-то появилась возможность на деле «прикоснуться к прекрасному», став владельцем изрядно потрепанного микроавтобуса.

Читайте также:  Где на байкале искать «престол чингисхана»

РАФ пытался удержаться на плаву и даже пробовал провести очередную модернизацию своего микроавтобуса, который после обновления получил индекс 22038-02.

Увы, усовершенствованные тормоза, другой карбюратор, более эффективная система вентиляции и отопления, новая приборная панель – вот, пожалуй, и все изменения, которые удалось воплотить в реальность.

Не были внедрены ни новая передняя подвеска, ни запланированные изменения по кузову.

Пытаясь найти новых покупателей, в Риге создали несколько необычных «коммерческих» модификаций – грузовик с двойной кабиной и бортовой платформой, а также пикап.

«РАФ-2203-01»: как расшифровывались индексы советских автомобилей

Однако продукту другой эпохи и прежнего государства это уже не помогло: после выхода на рынок нижегородской «ГАЗели» в Риге были вынуждены полностью прекратить производство своих устаревших и окончательно бесперспективных микроавтобусов. Произошло это в 1997 году – таким образом, РАФ-2203 и его наследники продержались на конвейере ровно 20 лет. А уже год спустя, в 1998-м, стала достоянием истории и сама Рижская автобусная фабрика.

Опрос

Как вы относитесь к РАФ-2203?

Источник: https://www.kolesa.ru/article/universalnyj-latysh-kak-raf-2203-smog-stat-samym-massovym-mikroavtobusom-sssr

РАФ‑2203-01: хорошо забытое новое

9 марта 2015 годаРАФ‑2203–01

Здание на улице Дунтес в Риге работы архитектора Гуревича, где некогда располагались НТЦ и экспериментальный цех Рижской автобусной фабрики и возле которого мы фотографировали РАФ-2203-01, выпущенный в 1990 году, появилось куда позже модели 2203. И все же у микроавтобуса и кирпичного корпуса есть много общего. И тот и другой выглядят необычно, оригинально. А все потому, что проектировали их с душой…

РИГА — МОСКВА — ЕЛГАВА

Жил-был небольшой завод на рижской улице Дунтес. Делали там около трех тысяч микроавтобусов РАФ‑977 в год. Конвейер — ручной: кузова перекатывали на тележках по рельсам, уложенным на бетонный пол. Конечно же, руководители завода — директор Илья Иванович Позняк и главный инженер Реджинальд Альбертович Баллод-Наградов — понимали: чтобы получить добро на строительство нового мощного предприятия (на Дунтес расширяться было некуда), нужно показать в Москве совсем новую модель. «Совсем новую» — конечно, относительно, поскольку узлы и агрегаты могли быть заимствованы только у серийных советских машин.

Рижане выбрали не самый обычный для СССР способ создания нового автомобиля — соревнование двух независимых групп художников и инженеров. В 1967‑м увидел свет микроавтобус группы Мейзиса с условным названием РАФ‑982‑I. Машина выглядела вполне современно, но неоригинально — напоминала Ford Transit.

Группа Артура Эйсерта закончила РАФ‑982‑II лишь в 1968‑м. Зато ее угловатый микроавтобус с прямоугольными фарами выглядел если и не пришельцем из другой галактики, то уж точно не менее смело, чем иные западные концепты.

Агрегаты и узлы у обоих автобусов были, конечно, серийные.

Кстати, на второй образец, футуристический, поначалу поставили не волговский двигатель, а совсем новый тогда 75‑сильный агрегат от «Москвича‑412», который мощностью не уступал мотору ЗМЗ‑21.

Первый прототип РАФ‑982 На самых дальних подступах к новому РАФу стоял первый прототип РАФ‑982, созданный в 1965 году на узлах ГАЗ‑21 группой Мейзиса. В 1967‑м построили два следующих прототипа, которые отличались от первого внешними элементами. Прототип группы Эйсерта Прототип группы Эйсерта появился в 1968 году. На футуристической машине стоял двигатель от «Москвича‑412». Оба микроавтобуса погнали в Москву, где показали межведомственной комиссии, в которую входили даже медики — РАФы были основными санитарными машинами СССР. Начальство тогда одобрило образец с более традиционным дизайном, что не понравилось рижанам. Им был милее авангардный автомобиль. Кроме того, они считали, что именно под такую машину разрешат-таки построить большой и современный завод. В итоге рижане победили. Немного приглаженный (в прямом смысле — линии кузова стали менее резкими) РАФ‑2203 с газовскими двигателем, коробкой передач и подвесками встал на конвейер нового завода в Елгаве, нареченного, как было принято в те времена, в честь ХХV съезда КПСС. Первые машины выпустили в 1975‑м, а крупносерийное производство начали в феврале 1976 года. РАФ‑2203–01

ПУТЕВОЙ ЛИСТ

Сегодня он на своих узеньких колесиках в широких арках выглядит немного странно: с некоторых ракурсов — очень современно, с иных — наивно и смешно. Но уж точно узнаваемо. Вот ведь как повернулась жизнь! Еще совсем недавно такие машины вызывали интерес разве что у самых отъявленных автобусолюбителей.

Теперь даже в Латвии, где советское автомобильное наследство исчезает с дорог особенно быстро, наш полосатый «рафик» вежливо пропускали при перестроениях. Чтобы поприветствовать, даже высовывали руку из прохладного салона в небывалую для Риги жару. К слову, у нас в РАФе для борьбы с ней — лишь не до конца опускающиеся стекла дверей да сдвижные сзади.

Чтобы быстро занять или покинуть водительское место, нужны определенные навыки: кресло-то — над самым колесом. Но удобное: спина за пару сотен километров совсем не устала. К рычагу коробки передач, сильно смещенному назад (оригинальную крышку к стандартной волговской коробке делали в Риге), привыкнуть тоже недолго.

Не очень сподручно включать четвертую и заднюю, но и с этим свыкнуться можно. Особенно учитывая, что конструкции четыре десятка лет. Динамика, конечно, совсем не современная. Стосильный нижневальный заволжский мотор, подстегиваемый частым включением пониженных передач, как может удерживает автомобиль в городском потоке ХХI века.

Но на шоссе идти на разрешенных правилами 90–100 км/ч нетрудно. Вот только машина шумит всем, чем может, — да так, что более-менее спокойным голосом можно разговаривать лишь с сидящим рядом. На пол идет неприятная вибрация — вероятно, от посредственно отбалансированного карданного вала.

А если перевалить за 100 км/ч, автомобиль на вполне ровной дороге начинает плавать. Справедливости ради: на более низких скоростях РАФ‑2203 ведет себя вполне прилично. РАФ‑2203–01. Ни с точки зрения безопасности, ни по части удобства расположение замка зажигания отнюдь не идеальное. Ну, не нашли другого… Пластмассовая площадка с бортиками, закрепленная на кожухе двигателя, — заводская комплектация поздних машин.РАФ‑2203–01. Ни с точки зрения безопасности, ни по части удобства расположение замка зажигания отнюдь не идеальное. Ну, не нашли другого… Пластмассовая площадка с бортиками, закрепленная на кожухе двигателя, — заводская комплектация поздних машин. Бывшие рафовцы говорят, что для обычной конвейерной машины (этот РАФ‑2203–01 выпущен в 1990 году, пробег 24 500 км) всё это нормально. Испытатели и наиболее дотошные и трудолюбивые водители дорабатывали машины под себя: пристраивали дополнительную шумоизоляцию, балансировали и регулировали всё и вся.РАФ, как и большинство советских автомобилей, соткан из противоречий. Плавность хода даже с четырьмя ездоками — отличная. А ведь машина рассчитана на двенадцать человек. Только вот волговская передняя подвеска родом из 1950‑х со шкворнями и резьбовыми втулками изнашивалась очень быстро. На негруженой машине тормоза работают вполне прилично, но если взять на борт те самые двенадцать персон, барабаны и колодки от «Волги» справляются со своей работой уже с трудом. Хотя под фанерным полом трудятся аж два москвичовских гидровакуумных усилителя (мягко говоря, далеко не самые надежные узлы в истории советского автопрома): один — на передний контур, другой — на задний. Ну и последний штрих к беглому портрету: ноги водителя и переднего пассажира защищены лишь тоненькой стенкой с модными в 1970‑х прямоугольными фарами. Впрочем, в этом смысле современные автобусы уехали от «рафика» не очень далеко. РАФ‑2203–01. Нынешний владелец снял несколько сидений, чтобы зарегистрировать автомобиль как легковой.РАФ‑2203–01. Нынешний владелец снял несколько сидений, чтобы зарегистрировать автомобиль как легковой.

ОТ СЪЕЗДА ДО РАЗЪЕЗДА

Для СССР середины 1970‑х годов РАФ‑2203 — вполне современный автомобиль, как и завод в Елгаве. Кстати, даже в самые застойные семидесятые в стране строили заводы (вспомним также ВАЗ и КамАЗ), пусть и не столь интенсивно, как нынче — торговые центры.

Читайте также:  Зачем на самом деле александр ii продал аляску

Новый «рафик» (к началу 1970‑х это прозвище устоялось еще по отношению к модели 977) с надписью Latvija на капоте казался, как и многое прибалтийское, немного заграничным. Ну, например, как латвийский трикотаж, архитектура югендстиля в центре Риги, маленькие уютные кафе и невозмутимый Раймонд Паулс с его «Желтыми листьями», ставшими одним из советских хитов 1975 года.

Именно с этой песни началась всесоюзная слава композитора. Завод, рассчитанный на 16 тысяч машин, в год делал иногда под 18 тысяч. Потребность в микроавтобусах была огромна, поскольку у «рафика» аналогов в СССР, по сути, не было.

Маршрутки и санитарки, спецмашины для милиции и просто «разгонные» автомобили на предприятиях… Чуть позже к ним прибавилась куча модификаций для Олимпиады‑80, опытные электромобили. Рижане лучше других понимали, что машину надо модернизировать. Новые фонари и бамперы, рулевое и панель приборов (их постепенно все же внедрили) — это хорошо.

Но машине нужен был более мощный двигатель, иная подвеска (хотя бы спереди) и тормоза. Пробовали импортные дизели, ЗМЗ‑406 и даже вазовский роторный мотор. В НАМИ под руководством конструктора В.А. Миронова создали оригинальную подвеску типа McPherson, но с вынесенными амортизаторами, прозванную в Риге «Мак-Мироном».

Сделали образцы с дисковыми тормозами спереди с двумя суппортами от «Нивы». Таким вполне мог стать РАФ‑22038. Но не стал. В СССР никто не брался делать оригинальные узлы для столь небольшого автозавода с относительно скромными объемами выпуска. РАФ‑2203–01. Багажник, в общем-то, условный. Зато запаска, к счастью, не под брюхомРАФ‑2203–01. Багажник, в общем-то, условный. Зато запаска, к счастью, не под брюхом Багажник, в общем-то, условный. Зато запаска, к счастью, не под брюхом А вскоре СССР стал распадаться, как сильно изношенный и плохо ухоженный «рафик». Завод в Елгаве сотворил массу самых разных, порой причудливых модификаций. Скажем, грузовички с бортовой платформой и сомнительной управляемостью, передвижные лавки и другие спецмашины. Проектировали и совсем новые модели, но к середине 1990‑х предприятие фактически погибло. Грустная, но, в общем-то, логичная для той эпохи история. Казалось бы, в неблагоприятном климате последних десятилетий оставшимся рижским микроавтобусам суждено было сгнить окончательно. Но некоторые из них сохранились, а этот, напомню, и 25 тысяч километров не прошел! Получается, он — почти новый РАФ. Вспомним, что так эти машины называли в 1970‑х, и порадуемся: на свете и сегодня есть рижский автобус, заслуживающий такого же эпитета. Редакция благодарит Андриса Дамбиса за предоставленный автомобиль и Валдиса Бранта за помощь в подготовке материала.

На берегах Лиелупе

Город Елгава (латыши говорят Ялгава, с ударением на первом слоге; по-русски прежде назывался Митава) основан в 1573 году. В ХVI-ХVIII вв. был столицей Курляндии. Среди достопримечательностей — Митавский (Елгавский) замок, построенный Растрелли и датским архитектором Северином Йенсеном для герцога Курляндии Эрнста Бирона.

Еще до постройки РАФа в Елгаве были небольшие металлообрабатывающие и машиностроительные предприятия. С 2005‑го работает завод АMO-Plant, дособирающий импортные автобусы и тракторы. Основной владелец — департамент имущества правительства Москвы.

Выше, длиннее, сложнее

За долгую жизнь РАФ‑2203 обзавелся десятками модификаций, начиная от всем известных маршрутных такси и карет скорой помощи. Только для Олимпиады‑80 сделали полтора десятка версий. Вспомним некоторые, особенно интересные. (1) РАФ‑2909 — автомобиль сопровождения велогонок. (2) РАФ‑2921 — прототип с высокой крышей для перевозки инвалидов. (3) РАФ‑3407 с прицепами РАФ‑9225 и —9226 для обслуживания Олимпийской деревни. Позднее автопоезда работали на ВДНХ СССР. (4) Реанимобиль с высокой крышей, построенный совместно с финской фирмой Tamro. (5) РАФ‑2911 — судейский автомобиль для московской Олимпиады 1980 года.(1) РАФ‑2909 — автомобиль сопровождения велогонок. (2) РАФ‑2921 — прототип с высокой крышей для перевозки инвалидов. (3) РАФ‑3407 с прицепами РАФ‑9225 и —9226 для обслуживания Олимпийской деревни. Позднее автопоезда работали на ВДНХ СССР. (4) Реанимобиль с высокой крышей, построенный совместно с финской фирмой Tamro. (5) РАФ‑2911 — судейский автомобиль для московской Олимпиады 1980 года. (1) РАФ‑2909 — автомобиль сопровождения велогонок. (2) РАФ‑2921 — прототип с высокой крышей для перевозки инвалидов. (3) РАФ‑3407 с прицепами РАФ‑9225 и —9226 для обслуживания Олимпийской деревни. Позднее автопоезда работали на ВДНХ СССР. (4) Реанимобиль с высокой крышей, построенный совместно с финской фирмой Tamro. (5) РАФ‑2911 — судейский автомобиль для московской Олимпиады 1980 года.

Место рождения Latvija

РАФ‑2203 дебютировал в 1975 году. Крупносерийно микроавтобус выпускали с 1976‑го. На нем стояли 95‑сильный двигатель, четырехступенчатая коробка передач, передняя подвеска и задний мост от «Волги» ГАЗ‑24.

Модернизированный РАФ‑2203–01 имел 100‑сильный мотор и измененные детали экстерьера и интерьера, а версия РАФ‑22038- 02 — еще и иное рулевое управление, а также систему отопления.

Помимо микроавтобусов выпускали санитарные машины, маршрутные такси, версии для спецслужб, автопоезда для парков, мелкосерийные машины для спортсменов, электромобили, позднее — модификации с высокой крышей, бортовые грузовики. Производство окончательно прекратили в 1997 году. За все время выпустили около 180 тысяч РАФ‑2203 всех модификаций.

Фотогалерея

РАФ‑2203–01: хорошо забытое новоеРАФ‑2203–01: хорошо забытое новое РАФ‑2203–01: хорошо забытое новоеРАФ‑2203–01: хорошо забытое новоеОшибка в тексте? Выделите её мышкой! И нажмите: Ctrl + Enter

Источник: https://www.zr.ru/content/articles/762124-raf2203-01-xorosho-zabytoe-novoe/

«РАФ-2203-01»: как расшифровывались индексы советских автомобилей

Про длинные названия советских автомобилей раньше шутили: мол, что это за цифры после аббревиатуры завода, номер телефона директора или цена? Действительно, ВАЗ-2101-94 или РАФ-2203-01 кого угодно введут в ступор индексами, которые кажутся просто набором цифр. На самом деле во всем этом была своя строгая логика.

Как было раньше

Как рассказывает И. С. Антонов в своей книге «Краткая история автомобилестроения», до Великой Отечественной войны никакой системы в названиях моделей советского автопрома не существовало.

Каждый автозавод, начинавший серийный выпуск транспортного средства, давал ему порядковый номер и иногда какую-то букву в качестве дополнительного индекса. Так, перед войной в стране появилось огромное множество «единичек»: ГАЗ-М1, НАМИ-1, ЯТБ-1, ЯС-1.

Стало очевидно, что в скором времени дороги страны заполонят «копейки», «двушки» и «тройки» разных заводов-производителей.

Но решить проблему до войны не удалось, и вспомнили о ней только в 1945 году. Была принята единая система классификации (ЕСК) транспортных средств.

Согласно ей, каждому автопроизводителю был выделен цифровой диапазон, в котором он и мог выбирать индексы для моделей. Причем, чем крупнее был завод, тем больше цифр ему досталось.

Так, например, для ГАЗа — с 1 до 99, для ЗиЛа — с 100 до 199, а для «Москвича» поменьше — с 400 до 449. Еще меньше доставалось совсем небольшим заводам: АРТ (Тарту) — 940-949, а ЛАЗ — с 695 по 699.

Поначалу казалось, что проблема действительно решена, но порядка все равно не получилось. Производители давали моделям внутризаводские обозначения в доступном цифровом диапазоне и оставляли их же для автомобилей, пошедших в серию.

При этом в массовое производство запускалось далеко не все. Так, за ГАЗ-12 следовал ГАЗ-21, а за ним — ГАЗ-66. Еще сложнее было с моделями, которые разрабатывались на одном заводе, а их серийное производство осуществлялось на другом.

К тому же индексы не давали никакого представления о технических характеристиках авто. Назревала новая реформа.

Отраслевой норматив 1966 года

Если вы учились на права в СССР или в первое постсоветское десятилетие, то наверняка еще помните эту четырехзначную систему индексов, каждая цифра которой имела свое значение. Эта система подробно описана в документе «ОСТ 37.001.269-96. Транспортные средства.

Маркировка». Начнем со второй, так как именно она определяла тип транспортного средства: 1 — легковой автомобиль; 2 — автобус; 3 — грузовой автомобиль; 4 — тягач; 5 — самосвал; 6 — автоцистерна; 7 — фургон; 9 — спецтранспорт.

«Восьмерку» решили оставить в качестве резерва.

Первая цифра в индексе обозначала класс транспортного средства в своей категории. Для легковушек он определялся объемом двигателя, для грузовых машин — полной массой, а для автобусов — габаритными размерами. Существуют специальные таблицы, помогающие в этом разобраться. Что касается последних двух цифр, то это был порядковый номер модели — внутризаводской или серийный.

В любом случае, теперь разобраться с техническими параметрами автомобиля не представляло сложностей, даже если вы никогда не видели его. Например, ВАЗ-2101 — это легковушка с двигателем 1200—1800 см3, ставшая первой серийной моделью Тольяттинского автозавода.

Видео дня. Что изменит электронная сертификация молочки

Источник: https://finance.rambler.ru/markets/42067005-raf-2203-01-kak-rasshifrovyvalis-indeksy-sovetskih-avtomobiley/

Ссылка на основную публикацию