Русские староверы орегона: как они попали на аляску

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

кадр видео

На Аляске живут чуть больше 740 тысяч человек, и помимо индейцев и эскимосов здесь обитают русские старообрядцы. В 1968 году, после эмиграции из Сибири, они на Аляске построили церковь, а потом и основали деревню – Николаевск.

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

кадр видео

Как пишет «Настоящее время«, проповеди и молитвы в американском Николаевске с населением в 300 человек до сих пор звучат на старославянском языке. Женщины здесь носят сарафаны, которые шьют сами, а мужчины – косоворотки и длинные бороды.

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

кадр видео

Старообрядцев отлучили от Русской православной церкви еще в конце XVII века, после того, как те отказались принять церковные реформы патриарха Никона, которые должны были унифицировать богослужебные обряды и «книжную справу» – переводы Священного писания. После раскола старообрядцы попали в немилость церкви и российских монархов. Противников реформы наказывали ссылкой, а некоторых – даже смертной казнью.

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

кадр видео

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

кадр видео

Старообрядчество делится на два основных течения: поповцы и беспоповцы. То есть на тех, у кого есть священники, и остальных. Жители Николаевска долгое время относили себя к беспоповцам, но потом все-таки приняли священство.

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

кадр видео

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

кадр видео

Перед тем как переехать на Аляску семья Марии Фефеловой вместе с общиной старообрядцев долгое время жила в Китае. Но когда там к власти пришли коммунисты, они бежали: сначала в Бразилию, а потом и в Штаты. В США уехавшая из Китая община раскололась надвое: одни остались в штате Орегон, другие уехали на Аляску.

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

кадр видео

«Везли детей в горы, чтобы сохранить Христову веру», – объясняет Мария.

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

кадр видео

Себя Мария считает русской, но ее дети уже называют себя американцами. При этом детей Марии удалось обучить русскому языку, а с правнуками женщина найти общего языка уже не может: те говорят только на английском.

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

Работы в американском Николаевске немного. Мужчины раньше занимались рыбалкой и судостроением, но сейчас бизнес пошел на спад. Но в городке все еще работает небольшое кафе-магазин, где можно заказать блюда русской кухни, а также купить матрешку или, например, кокошник.

  • При этом все попытки обратить их в другую веру жители Николаевска пресекают на корню: «правильной» верой они считают только свою.
  • кадр видео

Источник: https://maxpark.com/community/5652/content/5953601

Русские староверы на Аляске. Часть первая

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

Последний, оторванный от всего мира, не заплеванный угол земли. Даже США, передавая прогноз погоды, игнорируют свой 49-й штат. Территория, информация о которой всеми почерпнута в основном из книг Джека Лондона. Что-то дальнее, холодное, пустынное, страна сильных и выносливых людей. Сами аляскинцы культивируют этот дух. На всех без исключения автомобильных номерах надпись: «The last frontier» — «Последний рубеж», последняя неизведанная территория. Это выражение является вторым названием штата Аляска.

И вот мы на самолете, летящем в Анкоридж. Горы с заснеженными вершинами, темно-зеленая тайга, озерные блюдца, многочисленные изгибы рек и полное отсутствие каких-либо признаков человека. Начинаем снижаться. С самолета Анкоридж выглядит огромным пятном, окруженным горами и океаном. По площади — один из самых крупных городов мира, но население — всего лишь около 250 тысяч человек.

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

Передвигаясь по Анкориджу, невозможно понять, в городе ты или находишься за его пределами: сосновые перелески сменяются лиственными, и везде разбросаны 1—2-этажные дома.

Ночью в город часто забредают лоси, очевидно, тоже не понимающие, где город, а где пригород, создавая по утрам трудности для полиции и водителей. На что, впрочем, никто не обращает большого внимания — привыкли. Изобилие животных и рыбы на Аляске поражает.

Даже начинающий охотник или рыболов, впервые взяв в руки ружье или спиннинг, при таком количестве живности чувствует себя профессионалом, и успех ему гарантирован.

Наш путь лежит в Хомер, на полуостров Кенай. Отъехав на несколько десятков километров от Анкориджа, мы неожиданно остаемся одни на шоссе. Только редкие встречные машины, еще реже какое-либо жилье, и если бы не хайвей, то сложилось бы впечатление, что мы остались на земле одни.

Дорога вьется в окружении 2—3-километровых гор. Неожиданно впереди появляется какая-то тень. Резко тормозим, тень с огромной скоростью приближается и преобразуется в задумчиво стоящего лося с размахом рогов не менее метра. Поразмыслив еще немного, лось медленно скрывается в придорожных кустах.

Снижаем скорость, и не зря: на 400-километровом пути нам встречаются еще два лося, и оба тоже, почему-то не спеша, с остановками, переходят дорогу.

Интересно, что за такие философские тяжелые мысли у них в голове? Да, столкновение с такими гигантами на скорости ничего хорошего ни нам, ни им не принесло бы.

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

Опять горы, леса и километров через 200 от Анкориджа дорога выходит на берег океана. За весь путь попадается лишь 5-6 небольших поселков. Вот и Хомер, маленький прибрежный городок, с трех сторон окруженный горами, а с юга омываемый Тихим океаном.

В городе несколько гостиниц, где можно арендовать любое рыболовное снаряжение: от спиннинга до 20-30-метрового рыболовного судна. Здесь же протекает река Кенай, Мекка всех рыболовов мира. Лососевые начинают идти на нерест в мае и, сменяя друг друга, идут до конца сентября.

Горбуша, кета, кижуч, нерка, чавыча, — есть все и в таких количествах, что хочется воскликнуть вслед за Станиславским: — Не верю!

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

В Хомере нас встречает богатырь с густейшим басом и добродушнейшим характером. Дионисий — русский американец. Капитан рыболовного судна, удачливый охотник и уставщик русской старообрядческой церкви. Еще 30 минут по дороге, уходящей в горы, и мы на месте. На высоте 700 метров над уровнем моря, в горном распадке, расположился поселок Николаевск, община старообрядцев.

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

Начатые в 1654 году патриархом Никоном реформы привели к расколу церкви. Никон провозгласил свою церковь православной, а своих противников — раскольниками. На самом же деле противники никоновских нововведений не совершили никакой крамолы, они лишь остались верны своим древним церковным преданиям и обрядам.

Впрочем, точка в этой истории была поставлена лишь в 1971 году. На поместном Соборе православная церковь признала ошибку, сделанную патриархом Никоном, и засвидетельствовала, что старые обряды «равночестны и спасительны», а реформы Никона незаконны, так как «не имели ни канонических, ни исторических оснований».

Но это сейчас, а в XVII веке старообрядцы стали уходить в Керженец и дальше на восток. Предки Дионисия осели на Амуре. Но в 1920 году пришлось его покинуть, далее — Харбин, жизнь с нуля. Когда в 1945 году Красная армия пришла в Китай, сразу были арестованы все взрослые мужчины. Женщин с детьми выслали в Гонконг.

Затем — Бразилия, и, наконец, в начале 60-х — США.

Размещаемся в маленькой гостинице при церкви. Дионисий приглашает на вечернюю службу. Небольшая церковь с тремя луковицами куполов. Мужчины в кафтанах, женщины — в платьях, сшитых по моделям XVII века. Вся служба ведется на старославянском, церковь заполняется гулкими раскатами стоящего на клиросе мужского хора.

Если бы не шорох современной системы кондиционирования с тепловыми завесами, то — полное ощущение перехода в допетровские времена. В голову приходят грустные мысли. Такие же, как и мы, православные, смогли обогнуть половину земного шара, пройти «сквозь дыбы изгибы», но сохранить веру.

Когда же, как и где, мы растеряли ее?

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

После службы нас приглашает матушка Ирина на блины. Несколько видов копченого лосося, крабы, пироги с грибами и ягодами, французское белое вино. Блины с икрой, охлажденная водка, фрукты (любопытно, у них такие же сковородки для блинов как у нас?).

И хлеб, испеченный в русской печи по рецепту, которому уже несколько сотен лет. После него любой другой хлеб кажется суррогатом. Матушка Ирина — довольно моложавая женщина, даже не верится что у нее 11 взрослых детей. Она живет с мужем — священником местной церкви отцом Кондратием — в огромном двухэтажном доме.

Канализация, центральное отопление, русская печь, сделанная как дань прошлому и используемая только для выпечки хлеба. Разоткровенничавшись, матушка Ирина рассказала о своей любви к езде «с ветерком» на автомобиле.

Мы подумали — шутит, но через несколько дней она встретилась нам сидящей за рулем огромного серебристого «форда», едущего со скоростью никак не менее 80 км в час.

Продолжение следует.

Владимир Сенькин.

Источник: http://waking-up.org/religii-mira/russkie-staroveryi-na-alyaske-chast-pervaya/

Мвд рф помогает легализоваться старообрядцу из сша, прожившему в тайге 15 лет без документов

ГУ МВД по Приморскому краю помогает получить российский паспорт старообрядцу-переселенцу из Аляски Иосифу Реутову. Американский гражданин прибыл в Россию 15 лет назад вместе с женой и двумя дочерьми.

Всё это время он жил без документов в труднодоступных районах Восточной Сибири и Дальнего Востока, пока в 2017 году не обратился к руководству Приморья с просьбой помочь ему легализоваться на территории РФ.

Чиновники помогли ему уехать в США, чтобы, вернувшись в Россию с действительной визой, он смог стать участником госпрограммы по переселению соотечественников.

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

За свою жизнь старообрядец Иосиф (Джозеф) Реутов успел пожить в четырёх странах, расположенных на трёх континентах. Он родился 61 год назад в китайской Маньчжурии, куда его предки бежали из Приморья после Гражданской войны.

Через несколько месяцев после его рождения семья Иосифа покинула Китай и вместе с другими старообрядцами перебралась в Бразилию. Однако и там семья Иосифа не задержалась надолго — через три года переселенцы оказались в американском городе Вудберн, штат Орегон, значительную часть населения которого до сих пор составляют русские старообрядцы и их потомки.

Несмотря на наличие большой развитой общины, часть приехавших старообрядцев продолжила искать себе новую обитель, соответствующую их запросам. Некоторых из них на дальнейшие поиски толкала нехватка земли в Орегоне. Другие опасались близости цивилизации с её соблазнами, угрожающими устоям их жизни.

Для последних идеальным местом стала Аляска. В 1972 году Реутовы переехали в Николаевск, небольшое поселение на Кенайском полуострове, основанное за пару лет до этого другими орегонскими старообрядцами.

О своей жизни в Америке Реутов рассказывает неохотно. В США он окончил шесть классов школы, где выучил английский язык. Пожалуй, на этом его связь с окружающим миром вне общины и ограничилась.

«В Вудберне люди в основном работают на полях. Кто ягоды собирал, кто полянки сеял, — рассказывает Иосиф о своей жизни в Америке. — На Аляске всё больше промышляли на море. Кто не мог — уходил на стройки».

Назад к корням

В мае 2004 года Иосиф вместе с женой и двумя дочерьми по туристической визе прибыл в Россию, на историческую родину. Своё решение он объяснил тем, что в РФ ему и его семье «будет проще жить по вере, так как там больше всего осталось».

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

Реутовы отправились на Енисей, в Туруханский район Красноярского края, где находится духовный центр старообрядцев-беспоповцев часовенного согласия — Дубчёсские скиты. Именно там, в дикой заболоченной местности, куда можно добраться только по реке, в таёжных лесах расположились небольшие старообрядческие скиты, заимки и монастыри.

Прожившие долгие годы на Аляске переселенцы без труда обосновались на новом месте. Иосиф промышлял охотой и рыбной ловлей, остальные члены семьи занимались домашним хозяйством.

«Мы жили в глухой местности, и с государством пересекаться нам не приходилось, — рассказал RT Реутов. — Когда истекла виза, я понимал, что без документов у меня могут быть неприятности. Но я точно не знал, что делать, да и боялся, что меня могут депортировать».

Через несколько лет после приезда в Туруханский район жена Иосифа ушла в монастырь, где впоследствии скончалась. Сам Реутов вместе с детьми перебрался в Хабаровский край, в другое старообрядческое поселение. Именно там три года назад произошло событие, после которого он был вынужден всерьёз заняться вопросом своего статуса.

Читайте также:  Аляскинские «толмачи»: кого русские первопроходцы делали переводчиками

«Старшая дочь Елена к тому моменту побрачилась и поехала рожать в Комсомольск-на-Амуре. Там в роддоме всё и разоблачилось, что у неё нет документов, — вспоминает переселенец. — Приехала «миграционка», начала оформлять всё это. Потом уже, после родов, назначили суд. Дочь оштрафовали на две тысячи рублей и сказали, что ей надо выехать в США в течение года».

Спустя шесть месяцев Елена вместе с ребёнком была вынуждена улететь в Америку. Впоследствии ей удалось оформить приглашение на въезд для мужа — гражданина РФ, и в настоящее время она проживает вместе с ним в старообрядческой общине штата Орегон.

Знакомство с законом

Осенью 2017 года по общинам Дальнего Востока пошла весть о грядущем визите митрополита Русской православной старообрядческой церкви Корнилия и временно исполняющего обязанности губернатора Приморья Андрея Тарасенко в староверческое село Дерсу, расположенное в Красноармейском районе Приморского края.

Узнавший об этом Иосиф понял, что эта встреча может стать для него шансом легализоваться на территории России. Приехав в Дерсу, Реутов обратился к главе региона с просьбой решить его проблему без депортации из России. Тарасенко, в свою очередь, его выслушал и обещал помочь.

Русские староверы Орегона: как они попали на Аляску

  • Визит митрополита Корнилия и врио губернатора Приморья Тарасенко в Дерсу
  • © Фото из личного архива

Заниматься делом Реутова поручили Агентству по развитию человеческого капитала на Дальнем Востоке, сотрудники которого на протяжении последних лет решают в том числе и проблемы дальневосточных старообрядцев. Специалисты агентства отправили запрос в ГУ МВД по Приморью относительно вариантов урегулирования статуса Иосифа.

В ведомстве ответили, что Реутов может легализоваться в России только в случае наличия у него действительной визы. Соответственно, для этого ему было необходимо вылететь в США и снова вернуться в Россию.

Летом 2018 года при посредничестве агентства Иосифу и его 19-летней младшей дочери Варваре в Генеральном консульстве США удалось восстановить свой просроченный американский паспорт, после чего уже в ноябре прошлого года Реутовы по транзитной визе смогли отправиться в Орегон, где оформили новые российские визы.

«В целях сохранения очагов русских традиций»

В прошлом месяце Реутовы вернулись на Дальний Восток, где в настоящее время собирают документы для получения разрешения на временное проживание на территории РФ. Старообрядцы планируют стать участниками государственной программы по оказанию содействия добровольному переселению в Приморский край соотечественников, проживающих за рубежом.

В региональном главке МВД RT сообщили, что именно эта госпрограмма является основным механизмом привлечения в Россию соотечественников из числа старообрядцев «в целях сохранения очагов русских традиций и воссоздания исчезающих деревень».

«Приморский край является одним из регионов, привлекательным для переселения староверов, край привлекает староверов наличием территорий, удалённых от крупных населённых пунктов и пригодных для занятия сельским хозяйством и животноводством.

В настоящее время староверы, переселившиеся в Приморский край в рамках государственной программы (кроме семьи, прибывшей в сентябре 2018 года), приняты в гражданство Российской Федерации и документированы российскими паспортами», — указывается в ответе ведомства.

В МВД также пояснили, что данная госпрограмма подразумевает выплаты единовременных пособий её участникам, а также членам их семей. Кроме того, им будут компенсированы денежные расходы на уплату госпошлин за оформление документов.

В настоящее время Реутов проживает в приморском посёлке Кавалерово вместе со второй женой, свадьбу с которой он справил в рамках старообрядческой традиции. По словам переселенца, в случае получения российского паспорта в первую очередь он планирует зарегистрировать свой брак и в государственных органах, чтобы «смог спокойно жить с женой без всяких недоразумений».

«Мы до этого ещё ходили в ЗАГС, но из-за того, что у меня нет документов, нас отказались регистрировать, — рассказал Реутов. — Я тогда даже доказать не смог, что моя первая жена умерла».

Источник: https://russian.rt.com/russia/article/599686-starover-grazhdanstvo-primorye

Староверы на Аляске

Ассошиэйтед Пресс о жизни русских староверов на Аляске

Кондратий Фефелов проехал более 32 000 км, чтобы заявить о своих претензиях на кусок земли здесь, где кончается североамериканская автомагистраль, и таким образом оказаться на почтительном расстоянии от остального мира. Он и несколько сот религиозных диссидентов, известных как староверы в Русской православной церкви, потратили десятилетия, переезжая с места на место каждый раз, когда им казалось, что их укладу жизни, сохранившемуся с XVII века, что-то угрожает.

Часовня русских староверов на Аляске

«Мы бежали от коммунистов, от Сталина, – говорит 67-летний Фефелов. – Мы все время переезжаем. Никто нам не помогал. У нас не было денег, мы просто неустанно трудились и нашли хорошее место».

Теперь, 36 лет спустя после приезда в Николаевск, староверы больше не боятся преследований.

Но другие факторы – культурная интеграция, внутренние разногласия, переживающее упадок рыболовство – меняют тот образ жизни, который сложился у них за несколько веков.

Революция в России вынудила многих староверов уехать, поскольку Советы стремились уничтожить их религию, а колхозы угрожали их привычному существованию. Примерно 300 староверов, в том числе и Фефелов, которой был еще совсем мальчиком, покинули Сибирь в 1945 году в надежде заработать на жизнь в Маньчжурии, в Китае.

Но эта страна также стала коммунистической, и они вновь отправились на поиски нового дома. Несколько стран Южной Америки приютило староверов. Фефелов переехал в Бразилию, где, по его словам, правительство не вмешивалось, но многим верующим оказалось трудно заработать на жизнь.

Они переехали в Соединенные Штаты в начале 1960-х, осев в основном в долине Уиламетт, штат Орегон. Прожив там почти шесть лет, некоторые из них ощутили, что американская культура оказывает слишком большое влияние на их детей, поэтому они устремили свои взоры на север, на Аляску.

Фефелов и другие семьи приехали в Николаевск на полуострове Кенай на Аляске в конце 1960-х. Они сами построили деревню и занялись коммерчески доходным рыболовством.

Чтобы сохранить старые традиции, первые поселенцы пытались ограничить свои контакты с внешним миром, установив в конце грязной дороги знак: «Деревня Николаевск. Частная собственность. Дорога закрыта». Сегодня этого знака уже нет, дорога открыта, и сама деревня стала более открытой.

Там есть гостиница и кафе, в котором подают горячий борщ, и туристы могут купить матрешек. Есть планы строительства пожарной станции и дома для одиноких и престарелых. «Это обычный городок. Он не похож на тот, каким был прежде, – заявил Грег Якунин, рыбак и давний житель Николаевска. – Все стало более современным, американизированным.

Что касается меня, то я – обычный американский парень».

Эта новая открытость явилась следствием религиозного раскола, произошедшего в деревне примерно 20 лет назад. Фефелов и некоторые жители деревни решили восстановить духовенство.

Это было важной переменой, поскольку священники-староверы вымерли несколько столетий назад, и не стало священников, способных воспитывать новую смену в соответствии с традициями.

Но группа Фефелова нашла священника-старовера в Румынии в начале 1980-х и восстановила духовенство, что вызвало раскол в общине.

Священники, обеспечивающие духовное руководство, способствовали интеграции, сказал Ричард Моррис, профессор из Центра русских и восточноевропейских исследований при Орегонском университете.

Некоторые отвергали возвращение священнослужителей. Многие из таких староверов, которых называли «беспоповцы», переехали и создали свои общины в глубине полуострова Кенай. В одну из таких деревень – село Качемак – можно добраться только по труднопроходимым дорогам, проходящим по скалам вдоль побережья залива Качемак.

«Было очень много эмоций, иногда даже дело доходило до драки», – сказал Алекс Басаргин, 29-летний «беспоповец», который преподает в школе Николаевска. Трудно подсчитать число староверов в США, сказал Моррис.

В результате исследований и поездок по поселениям, он считает, что их до 7000 в Орегоне, примерно 1500 на Аляске, 500 в Канаде и примерно 50 семей в Миннесоте, а также отдельные очень небольшие группы в Пенсильвании, Нью-Джерси и Нью-Йорке.

Эти люди склонны к перемене мест – уезжают и приезжают на Аляску, в Орегон, Южную Америку, Россию и Австралию. Молодежь часто приезжает в другие общины староверов, чтобы найти себе пару.

Нина Фефелова, владелица кафе «Самовар» в Николаевске, работающая также учительницей, русская, приехала сюда, чтобы выйти замуж. Преподавая русский детям, которые знают только Соединенные Штаты, она опасается, что деревня утратит русский язык и культуру, поскольку новое поколение активно воспринимает культуру их новой родины. «Ученики просто не хотят учить русский», – сказала она.

Кира Типкин, работающая на почте в Николаевске, говорит, что у нее двое детей – дочь учится в средней школе, а сыну 10 лет, они не хотят говорить по-русски и не интересуются церковью, потому что не понимают старославянский язык, на котором идут службы. «Если это будет утрачено, мы ничего не сможем поделать, – сказала она. – Но мы будем пытаться сделать все возможное, чтобы сохранить наши традиции».

Нестабильность рыболовной отрасли, где наблюдаются резкие колебания цен, привела к тому, что все большее число староверов ищут другую работу, например, в строительстве, и переезжают в другие места за пределами Аляски.

Экономическая нестабильность также привела к тому, что родители дольше держат детей в школе, и все большее число детей заканчивают среднюю школу. «Идеи и убеждения родителей в отношении образования меняются из-за того, что происходит с рыболовной отраслью, и из-за других проблем, – сказал Басаргин.

– Чтобы получить работу, достойную работу, нужен аттестат о среднем образовании, и они это понимают. Поэтому они разрешают школьникам закончить, по крайней мере, среднюю школу».

Моррис сказал, что староверы адаптируют свою культуру к среде, в которой они живут, чтобы выжить, но это необязательно означает, что они растворятся в американском населении.

«Экономически и политически они интегрированы, – сказал он. – Однако социально они отличаются, у них очень долгие посты. Они свято верят в чистоту ритуалов.

Хотя они вежливы и очень гостеприимны, у них все равно есть ощущение, что они социально отделены».

Источник:

http://www.starover.religare.ru/article6147.html

Источник: https://falyosa.livejournal.com/3360073.html

Старообрядцы Аляски пытаются сохранить связь с исторической родиной

НИКОЛАЕВСК (Аляска), 30 мар – РИА Новости, Татьяна Лукьянова.

Сохранение родного языка и культуры как части национального наследия является важнейшей задачей русскоговорящего населения на Аляске, считает жительница деревни старообрядцев Николаевск Варвара Феофанова — спустя 150 лет после того, как 30 марта 1867 года Российская Империя продала Аляску США, на территории штата по-русски почти не говорят.

В редких поселениях потомков первых русских поселенцев на Кенайском полуострове только среди старшего поколения еще можно услышать русскую речь: их дети и внуки уже общаются исключительно на английском.

«Русский язык помнить надо обязательно, как иначе?» — разводит руками Варвара. Одета она в традиционном русском стиле, типичном для староверов – сарафан, кокошник. Рядом муж Абрам – длинная борода, кафтан с воротом.

В Николаевск русские приехали лишь в конце шестидесятых годов прошлого столетия – семьи старообрядцев, бежавших из России после революции семнадцатого года и перебравшихся на Аляску из штата Орегон после полувека неудачных попыток основаться в Маньчжурии и Южной Америке.

В 1967 году русская община купила на Кенайском полуострове квадратную милю земли и спустя год основала город Николаевск, названный в честь покровителя и святого заступника церкви города Святого Николая.

Сегодня, впрочем, в поселении, разросшемся за полвека до масштабов целого города, проживает больше американцев, чем русских. Дома построены в типичном североамериканском стиле.

Функционирует американская школа.

Варвара вспоминает, как учила английский. В семидесятых правительство открыло в поселении американскую школу, прислали американских учителей.

«Дети все говорили на русском, по-английски вообще никто не понимал. А учителя говорили только на английском. За общение на русском в школе пороли. Приходилось шептаться.

Так очень быстро язык учится», — смеется Варвара. Русский она, впрочем, забывать не намерена.

Институт религии играет решающую роль в попытках местного населения сохранить родную культуру. В Николаевске до сих пор есть действующая православная церковь, службы ведут на русском. Однако с годами прихожан все меньше.

Читайте также:  «отец-благодетель»: почему так прозвали адмирала нахимова

«Телевизор я почти не смотрю, церковную литературу читаю на славянском, — говорит Варвара. — Так и не забываю языка». И добавляет: «В России я никогда не бывала, а русской себя все-таки считаю».

Такая самоидентификация встречается все реже; после полувека жизни на Аляске, многие староверы утратили родной язык и связь с культурой, считают себя полноправными американцами.

«Мы же живем здесь, должны говорить на этом языке», — заявляет Кира, работница на почте. Она тоже приехала сюда маленькой девочкой, когда семья перебралась из Орегона в конце шестидесятых. По-русски сама говорит с сильным американским акцентом, а ее дети и вовсе языка не знают. «Мне на английском тоже удобнее», — замечает она.

Источник: https://ria.ru/20170330/1491112343.html

Наша Аляска. Русские на краю Земли

США

23 декабря 2015, 01:00

АляскаАмерикаРелигияФотоФотопоездкиЧеловеческий факторстарообрядцыРусских на Аляске сегодня не встретить. О нашем бывшем присутствии напоминают названия мест. Очаг русской культуры на этой земле вновь разожгли староверы, переехавшие сюда из Южной Америки.В России они не жили последние лет сто. И всё равно считают себя русскими.Я побывал в гостях у нескольких семей и хочу показать, как живёт город Николаевск в штате Аляска.Староверам никогда не жилось спокойно. В России их преследовали во все времена, им пришлось покинуть Родину и скитаться по свету. Сначала они жили в Китае, в Харбине, сбежав туда ещё до революции. После прихода коммунистов и зачистки им снова пришлось убегать. Ещё дальше, в Бразилию и Аргентину. Там они не прижились, и сорок лет назад, скинувшись и купив по дешёвке эту землю, они переехали на Аляску.1 Лишь только поворот на Николаевск, а знак уже предупреждает: дорожное покрытие заканчивается.2 Так и есть, дороги здесь — одно название. Укатанная грунтовка в две колеи. Машины разойдутся, но по весне забуксуют.3 Добро пожаловать в город Николаевск, штат Аляска! Население — 400 человек, большая часть из которых верующие и набожные старообрядцы.4 Меня встречает симпатичная и улыбчивая женщина, Нина Фефелова. Мы списались по электронной почте и я попросил помощи, показать город. Без неё не справиться, местные жители представляют собой очень закрытое общество, с чужаком и разговаривать не станут.5 Мы садимся в машину и едем по улицам. Застёгиваю ремень безопасности за спиной, останавливаться приходится каждые сто метров. Пешком бы пройти, да лютый холод не позволяет. Вот типичная дорога Николаевска, И не скажешь даже, что город. Так, деревня.6 И тем более не скажешь, что в Америке. Дома же точь-в-точь наши, российские. Участок порос бурьяном, никто за ним не следит.

7 Кроме русских переселенцев, в Николаевске живёт какое-то количество американцев. Самых обычных таких американцев. И если вы попробуете угадать в каком из этих двух домов кто живёт, скорее всего ошибётесь.

8 Живут по-разному. Домик со странным фасадом принадлежит американке, она его сама разрисовала. А там, где наш герб и “Хозяин” — хотя на вид, классический сарай реднека.9 Нина показывает на дом одного из соседей, который проложил себе к участку хорошую асфальтовую дорожку. Это при том, что сама улица покрыта крупным щебнем. “Это нам в прошлом году государство отсыпало, а так вообще ямы да ухабы были, в распутицу застревали”. В этот момент было полное ощущение, что я в России. Как такое возможно, ведь староверы уехали ещё до создания СССР, никогда не знали его порядков.10 Но тогда откуда здесь такие знакомые теплицы?11 Откуда злые собаки на цепи?12 И этот фанерный уличный сортир, наскоро обмазанный краской?13 Есть генетическая память, но ведь у этих людей должен отсутствовать такой ген? Они не знали прелестей Союза.14 Топят, как правило, дровами. Так дешевле. А пожарные гидранты, так популярные по всей стране, вообще ставить не хотели. Тоже государство помогло. Николаевцы называют их по смешному, “шишками”.15 Вся община делится на две части, поповцы и беспоповцы. Вторые, ещё во время церковного раскола, решили, что священников у них более не будет, и строят молельные дома, наподобие синагог. Поповцы молятся в церкви.

16 Когда был основан Николаевск, русские попробовали себя в качестве мастеров по строительству рыбацких лодок. У них это отлично получалось, и скоро вся округа ходила в море именно на лодках из Николаевска.

Со временем производство сошло на нет, сегодня выгоднее покупать катера в других местах. На окраинах города ещё можно встретить такие каркасы. Это форма для изготовления основы лодки, называется колып.

17 Один из первых николаевских домов, чем-то неуловимо напоминает русскую архитектуру, хотя по форме же совершенно другой.

    18 На окраине есть холм, с которого открывается потрясающий вид, весь Николаевск, как на ладони. И снова дежа-вю, прямо дачный посёлок в Подмосковье: разноцветные крыши, разномастные дома, теряется стройность улиц.19 А места — нереально красивые. Я вытянул задний план, как мог. Чтобы вы ахнули и удивились, до чего же невероятные там природы. Просто не повезло с погодой.20 Николаевское кладбище. Умирают здесь, к счастью, не так рано: за сорок лет не так много могил.21 Хотя, есть даже детские.22 Зашли в гости к матушке Ирине. Вдове бывшего священнослужителя, отца Кондрата. Это его могилу показывал двумя фотографиями ранее. Матушка ни разу не была в России, как и большинство николаевцев. Она родилась ещё в Китае, в детстве переехала в Бразилию. Эти языки совсем не знает, но на русском говорит свободно, хоть и со странным выговором.

    Этот материал размещён в блоге macos.livejournal.com и его нельзя копировать без разрешения автора. Отнеситесь с уважением;

    23 Её дом похож на другие дома русских бабушек. Самовар, иконы, старые вышивки. Вот только вышивки она делала вручную. А кенгуру здесь не случайно. В Австралии тоже живут староверы, они поддерживают связь, дальние родственники шлют сувениры.24 В углу каждой комнаты обязательно есть уголок с рушниками и иконами. Когда в помещении люди, нужно зажечь лампаду.25 Староверы на самом деле носят традиционные одежды. Каждый день, без исключения, а не для показухи или по праздникам. И все платья они шьют сами.26 Вы, наверное, уже представили деревянную избу с нафталиновым шкафом и продавленной тахтой с клопами? Очень зря. Матушка живёт в добротном американском доме, с хорошей кроватью и мебелью. И рушниками в углах, да.27 Туалет, как видите, не на улице. Стиралка и сушилка.28 Но при этом, в доме есть подвал поленница с дровами на зиму, подвал с картошкой на весну и “чёрная” баня на любой сезон.29 Какие магниты на холодильнике староверов? Многочисленные дети-внуки-правнуки присылают фотографии бабушке Ирине. Они давно разъехались по разным частям Америки.30 Но они съезжаются в Николаевск и собираются вместе. Не часто, но непременно.31 В гараже висит вышитый ковёр с портретом Кеннеди. Ведь они американцы, как ни крути.32 А в шкафу на кухне, спрятаны святые книги, ими ещё отец Кондрат владел. Книги для староверов очень важны, ведь новые найти почти невозможно.

    Этот материал размещён в блоге macos.livejournal.com и его нельзя копировать без разрешения автора. Отнеситесь с уважением.

    33 Они переписывают книги вручную. Как столетия назад. Эту толстую книгу сделал сам отец Кондрат, когда они с семьёй бежали из Китая, целый год им пришлось сидеть в Гонконге почти под арестом. Староверы не имели права работать, сидели как на цепи.

      34 Мы идём в гости к другому жителю. Его зовут Антон, и он выглядит как типичный русский поп, ожившая иллюстрация к сказкам Пушкина. Но его дом — полная противоположность внешности. Это жилище типичного американского реднека. Бейсболки на каждый день, правосудие по техасски по телевизору, остатки пиццы на кухне. Но и здесь в углу иконы, а на стене церковный календарь.35 Антон ездит на старом пикапе и делает лодки. Делал, до недавнего времени, пока здоровье позволяло. Поверх вышитой рубахи спортивная куртка, а на стекле наклейка: Боже, храни Америку. Антон русский старовер, но он американец. Одно другому не мешает.36 Как я писал, они никогда не жили в Союзе и даже не были там. Но названия этих рыбацких лодок более, чем говорящие.37 А теперь пойжём в гости к самой Нине. Этот домик — единственный работающий бизнес в городе. В Николаевске нет ни вездесущих макдоналсов, ни заправок, ни кафе или магазинов. Не прижились. Все ездят в соседние города. Для Америки это нетипично.38 Внутри “теремка” у Нины настоящие сокровища. Все сувениры можно купить. Самовары-матрёшки-кружева. Всё то, что представляет иностранец в воображении о русской культуре.39 Летом, когда сезон, Нина часто устраивает обеды в русском стиле. Кормит заезжих туристов, подпитывает русским духом. Специально к моему приезду сварила борщ и напекла пирогов.40 Откуда только не приезжали гости в Николаевск. Все проходят через Нину: когда она гуляет и видит иностранца, сразу в дом зовёт. Борщом отобедать, матрёшку купить. А это как раз то, чего ищут на Аляске. И не находят.Кстати, Нина единственная “чужачка” из всех жителей города. Она родилась в Хабаровске, ходила в общину старообрядцев и работала в “Аэрофлоте”. А в 1991 году приехала сюда в гости на неделю. Влюбилась в Ивана, сына священника, да так и осталась жить.41 Николаевская церковь. Скоро достроят новую, и эту придётся разобрать.

      Этот материал размещён в блоге macos.livejournal.com и его нельзя копировать без разрешения автора. Отнеситесь с уважением.

      42 У староверов не принято пускать в церковь чужих.43 Но видимо, я понравился Нине и она уговорила супруга открыть храм для меня.44 А мне очень понравилась их семья. Посмотрите на взгляд Ивана. Он уже не молодой и не очень здоровый человек, но этот взгляд: добрый, и даже в чём-то наивно-детский. Как удалось сохранить и пронести его через отнюдь не простую жизнь?

      45 Они хранят свои традиции сотни лет, несмотря на притеснения и гонения. Мало какой верующий православный знает, что в руках у Фефеловых. Нет, не чётки.

      Это лестовки, важнейший ритуальный элемент старообрядцев. Внутри спрятаны маленькие скрученные листочки с молитвами.

      Они, как ниточки в костюме иудея, напоминают о заповедях божьих, о святых, об Иисусовой молитве, о лестнице духовного восхождения с земли на небо.

      46 Староверы Николаевска. Эти люди никогда не были в России, не видели своей исторической Родины. Но они несут в себе русскую культуру. Настоящую, искреннюю, не разбавленную и не извращённую революциями и коммунизмом. Они и есть настоящая Россия. Которую мы, в ней живущие, сами не знаем.

      Добавляйте мои группы в социальных сетях, там много интересного!

      Остаюсь на связи в любой стране мира благодаря туристической сим-карте Гудлайн! Подключайтесь!

      Источник: https://macos.livejournal.com/1205111.html

      «Здесь, в Боливии, староверы прекрасно сохраняют русский язык»

      Это просто мечта фоторепортера: джунгли, «много-много диких обезьян» и на этом диковинном фоне — она, голубоглазая девушка в сарафане и с русой косой до пояса.Там после долгих скитаний нашли пристанище староверы в своем стремлении сохранить веру и жизненные устои предков. В итоге им удалось сберечь не только это, но и русский язык прошлых веков, за которым, как за сокровищем, в Южную Америку едут лингвисты. Старший научный сотрудник Института русского языка РАН Ольга Ровнова недавно вернулась из очередной, уже девятой по счету экспедиции в Южную Америку. На этот раз она побывала в Боливии, в деревне Тоборочи, основанной староверами в 1980-х годах. Лингвист рассказала порталу «Русская планета» о жизни русского языка на другом конце земли.

      Расскажите в двух словах, как вообще в Южной Америке оказались староверы?

      Их предки бежали из России в конце 1920-х — начале 1930-х годов в Китай от советской власти. В Китае они жили до конца 1950-х годов, пока и там не начали строить коммунизм и сгонять всех в колхозы.

      Читайте также:  В чем отличия древних славян от современных

      Ямадзоэ Сабуро» src=»https://www.perunica.ru/kultura/8958-zdes-v-bolivii-starovery-prekrasno-sohranyayut-russkiy-yazyk.html»>Староверы в Манчжурии, 1930-е годы. Ямадзоэ СабуроСтароверы снова снялись с места и перебрались в Южную Америку — в Бразилию и Аргентину.

      А почему они перебрались в Боливию?

      Не все смогли прижиться в Бразилии на тех землях, что выделило им правительство. Это были джунгли, которые надо было выкорчевывать вручную, плюс почва имела очень тонкий плодородный слой — их ждали адски тяжелые условия. Поэтому через несколько лет часть староверов начала искать новые территории.

      Кто-то уехал в Боливию и Уругвай: здесь им тоже предложили участки джунглей, но зато почва в Боливии более плодородная. Кто-то узнал, что земли продают и США, в штате Орегон.Русские Староверы из штата ОрегонОтправили делегацию на разведку, те вернулись с самыми благоприятными впечатлениями, и часть староверов переехала в Орегон. Но поскольку семьи у староверов большие и им надо много жизненного пространства, то из Орегона они со временем отправились в Миннесоту и дальше, на Аляску, где издавна проживало некоторое количество русского населения. Кто-то уехал даже в Австралию. Пословица «Рыба ищет, где глубже, а человек — где лучше» очень подходит к нашим староверам.

      Чем они занимаются на новых местах?

      В Боливии и в Латинской Америке в целом — сельским хозяйством. В деревне Тоборочи, где мы были в этом году, они выращивают пшеницу, бобы, кукурузу, а в искусственных прудах разводят амазонскую рыбу паку. И знаете, у них хорошо это получается.

      Труд на земле дает им неплохой доход. Конечно, есть разные ситуации, но, преимущественно, латиноамериканские староверы — весьма зажиточные люди. В США ситуация немного другая — там часть семей работает на заводах и в сфере обслуживания.

      Какой он, русский язык латиноамериканских староверов?

      Это живой диалектный русский язык, на котором говорили в России в XIX веке. Чистый, без акцента, но это именно диалект, а не литературный язык. Налицо редкая ситуация: лингвистам хорошо известно, что в случае эмиграции люди теряют родной язык уже в третьем поколении. То есть внуки уехавших уже обычно не говорят на родном языке своих бабушек и дедушек.

      Мы видим это на примерах и первой, и второй волны эмиграции. А здесь, в Боливии, староверы прекрасно сохраняют язык: четвертое поколение говорит на чистом русском языке. В этот раз мы записывали мальчика 10 лет. Его зовут Дий, в школе он учится по-испански, но дома говорит на русском диалектном языке.При этом важно, что язык староверов не законсервирован.

      Он живой, он развивается. Правда, в отрыве от России он развивается другим путем. В их речи очень много слов, заимствованных из испанского языка. Но они их встраивают в систему русского языка — лексически, морфологически. Например, автозаправку они называют «газолинка» от испанского слова gasolinera.

      У них нет словосочетания «сельское хозяйство», поэтому про себя они говорят: «Мы занимаемся агрикультурой, агрикульторы мы». И эти заимствования идут в их речи вперемешку с устаревшими словами, которые уже не встретишь в нашем языке. Например, дерево у них — лесина.Старообрядцы в США, 1963 годЭта ситуация характерна для всех староверов, живущих в Южной Америке. В то время как в США или Австралии ситуация обратная. Там уже второе поколение полностью переходит на английский. Например, если бабушка живет в Боливии, а внук — в штате Орегон или на Аляске, то они уже не могут общаться напрямую.

      А почему русский язык лучше сохраняется в Южной Америке, чем в Северной?

      Есть общая тенденция: чем богаче страна, тем более сильное влияние она оказывает на староверов — и экономическое, и лингвистическое.В том же Орегоне женщины вовлечены в экономическую деятельность. Как правило, они работают — в сфере услуг или на производстве. И, естественно, они сами активно учат язык страны пребывания. Дети ходят в англоязычную школу, смотрят телевизор на английском языке. Родной язык постепенно уходит.В Латинской Америке не так. Задача зарабатывать деньги лежит полностью на мужчине. Женщины не обязаны работать и, следовательно, они меньше общаются с местным населением. Задача женщины — вести домашнее хозяйство и воспитывать детей. Они не только хранительницы очага, но и хранительницы языка.Имеет значение и населенный пункт, где живут староверы. Здесь, в Боливии, староверы живут в своей деревне, полностью в своей среде. Их дети посещают школу, где им преподают на испанском языке, но что характерно: и в Боливии, и в Бразилии староверы стараются построить школу у себя в деревне — зачастую за свои деньги — и договариваются, чтобы к ним ездили учителя, вместо того, чтобы отправлять детей в чужую деревню или в город. Поэтому дети постоянно находятся в деревне, в которой — за исключением школы — везде говорят только по-русски. Кстати, и в России хранителями диалектов являются именно сельские женщины. Мужчины теряют диалект гораздо быстрее.

      • Все-таки на диалекте какой именно местности говорят староверы?
      • А что это за диалект?
      • А есть ли различия в языке у разных общин американских староверов?
      • Кстати, а что староверы думают о нашем с вами русском языке?

      В основном они увезли с собой язык той местности, откуда бежали за границу. Например, в Эстонии, на берегу Чудского озера, живут староверы, когда-то пришедшие с Псковщины. И псковский диалект по-прежнему прослеживается в их речи.Боливийские староверы попали в Китай через два коридора. Одна группа пришла в провинцию Синьцзян с Алтая. Вторая группа бежала из Приморья. Они перебрались через Амур и осели в Харбине, и в их речи есть отличия, о которых я скажу чуть позже.Но что интересно, и синьцзянцы, и харбинцы, как они сами себя называют, в своей основной массе — это кержаки, потомки староверов из Нижегородской губернии. При Петре I они вынуждены были бежать в Сибирь, и в их речи прослеживается диалект Нижегородской губернии. Мне придется вам буквально в паре слов рассказать про русские диалекты. Есть две большие группы диалектов — Северное наречие и Южное наречие. Самые известные различия в произношении таковы: на севере «окают», а на юге — «акают», на севере звук [г] взрывной, а на юге — фрикативный, в слабой позиции произносится как [х]. И между этими двумя наречиями проходит широкая полоса среднерусских говоров. Они очень пестрые, но каждый взял что-то от Северного наречия, а что-то от Южного. Например, московский говор, который лег в основу русского литературного языка, — это тоже среднерусский говор. Для него характерно южное «аканье» и при этом северное взрывное [г]. Говор южноамериканских староверов — среднерусский, но он отличается от московского.Они тоже «акают», но от северного говора они взяли, например, так называемое стяжение гласных, то есть они говорят «Така красива девка», «Таку красиву девку в жены взял». Есть. И эти различия обусловлены не тем, кто в какой местности сейчас проживает, а тем, из какой части Китая они уехали в Америку. Хотя их речь очень похожа, но все же в речи синьцзянцев есть черты, которые вызывают усмешку у харбинцев. Например, синьцзянцы вместо звука [ц] говорят [с]. Вместо цыпленка у них «сыпленок», «сарь» вместо царя. А [ч] они произносят как [щ]: сынощек, щайник, лавощка. Это очень режет слух, особенно в начале общения. И харбинцы, у которых всего этого нет, считают свою речь более правильной, более похожей на российскую. Вообще для староверов очень важно осознавать свою близость к России. Они очень за него переживают. Они не понимают многих слов, которые появились в России за последние годы. Характерный пример, были мы в одном доме, а там к хозяевам приехали родственники с Аляски. Один из них спрашивает, на каком языке сейчас говорят в России. На русском, отвечаю я. «Какой же это русский язык, если они куфайку называют sweater!»У староверов не в чести телевизор, но они все равно смотрят русские фильмы, а потом начинают задавать мне вопросы. Однажды меня спрашивают: «А что такое любовница?». Я им объясняю, а они говорят: «А! Так это по-нашему «ухажерка»!» Или девушка, которая очень любит готовить, посмотрев наши кулинарные форумы, спрашивает меня, что такое пирожные — «пироги знаю, и пирожки, а пирожных не знаю». Действительно, казалось бы, что староверы должны избегать всех этих современных технологий, однако они даже интернетом пользуются?Это не поощряется, но и не запрещается. В работе они используют современную технику: в полях у них — тракторы и комбайны John Deer. А дома — скайп, с помощью которого они поддерживают связь с семьей по всему миру, а также находят своим детям невест и женихов — в обеих Америках и в Австралии.

      Я как раз хотела спросить про браки, ведь для закрытых сообществ характерны близкородственные союзы и, как следствие, нарастание генетических проблем.

      Это не про староверов. Не зная генетики, их предки установили правило восьмого колена: браки между родственниками до восьмого колена запрещены. Они прекрасно знают свою родословную на такую глубину, всех своих родственников. И интернет им важен, чтобы находить новые семьи в условиях, когда староверы расселились по всему миру.

      Впрочем, они допускают и браки с чужаками, при условии, что те примут веру и выучат молитвы. В этот приезд мы видели молодого человека из местных, который ухаживал за девушкой из деревни. Он очень интересно говорит: на диалектном русском языке с испанским акцентом.

      А в какой степени сами староверы владеют испанским языком?

      В достаточной, чтобы жить в стране. Как правило, лучше языком владеют мужчины. Но когда я с одной из женщин зашла в магазин и поняла, что моего испанского явно не хватает, чтобы объясниться с продавщицей, моя спутница оказалась очень бойкой переводчицей.

      Какова, на ваш взгляд, дальнейшая судьба русского диалектного языка в Южной Америке? Будет ли он жить дальше?

      Мне очень хотелось бы приехать к ним лет через 20 и посмотреть, каким станет их русский язык. Конечно, он будет другим. Но знаете, у меня нет тревоги за русский язык в Боливии. Они говорят без акцента. Их диалект чрезвычайно живучий. Это совершенно уникальное сочетание архаики и инноваций.

      Когда им надо назвать новое явление, они с легкостью изобретают новые слова. Например, мультфильмы они называют словом «поскакушки», гирлянды лампочек — «помигушки», ободок на волосы — «одевашка». Они знают слово «кредит», но сами говорят «взять на выплатку».Староверы очень широко используют метафоры для обозначения новых предметов или понятий.

      Например, я показываю мальчику на дерево в их деревне — это большое дерево с крупными душистыми ярко-красными гроздьями цветов. Спрашиваю: как оно называется? «Не знаю, сестра сиренькой зовет», — отвечает мне мальчик. Другие цветы, другой аромат, но похожая форма гроздьев — и вот тебе сиренька. А мандарины они называют «мимозкой».

      Видимо, за их круглую форму и яркий цвет. Спрашиваю у девочки, где ее брат. «Фадейка-то? Мимозку очишшат». Вон, мандарины чистит…Не зная ничего о такой науке, как социолингвистика, староверы в Боливии делают ровно то, что надо делать, чтобы сохранить язык. Живут обособленно и требуют, чтобы в деревне, дома говорили только по-русски.

      И я очень надеюсь, что русский язык будет звучать в Боливии еще долго.

      Беседовала Милена Бахвалова

      Источник: https://www.perunica.ru/kultura/8958-zdes-v-bolivii-starovery-prekrasno-sohranyayut-russkiy-yazyk.html

      Ссылка на основную публикацию
      Adblock
      detector