Русский дьявол: как рука казацкого атамана защищала его войско

Сейчас  я  хочу  рассказать  о  роде  моих  бабушек  Гладких: Анастасии  Васильевны  (по  отцу)  и  Ирины  Васильевны (по  матери).  Исторически  известным  родоначальником  является   Осип  Михайлович  Гладкий (1789—1866) – последний  кошевой  атаман  Задунайской  запорожской  Сечи.

  Осип  Михайлович  происходил  из  коренной  украинской  семьи.  Его  предок  был  в  числе  реестровых  казаков  Богдана  Хмельницкого.

В  «Реєстрі  усього  війська  запорозького  після  Зборівського  договору  з  королем  польским  Яном  Казиміром  складеним  1649  року  жовтня  16  дня»   упоминается    по  меньшей  мере  о двух Гладких,  которые  вполне  могли    быть  предками  Михаила  Григорьевича,  отца  Осипа  Михайловича.

Это  казак  Бужинской  сотни  Чигиринского  полка  Иван  Гладкий  и  казак  Медведевской  сотни  того  же  полка,  опять  же  Иван  Гладкий.  Оба  этих  населенных  пункта,  именами  которых  названы  сотни, расположены  невдалеке  от  села  Мельники,  где  жил  отец  Осипа  Михайловича  с  семьей.

Отец  Осипа  Михаил  Григорьевич  более  30  лет  исправлял  должность  войта  (сельского  старосты)  села Мельники  Золотоношского уезда  Полтавской  губернии  (ныне  Черкасская  область). Осип,  его  младший  сын,  выгодно  выделялся  статью, удалым  характером  и  веселым  нравом.

  Он  женился  на  Федосье   Андреевне  Мазур, этнической  польке,  но  по  понятиям,  как  пишет  о  ней  Д. И. Яворницкий  в  «Поездке  по  запорожским  пепелищам», истой  украинке.

После наследования  имущества  отца тремя  сыновьями,  а  старше  Осипа  были  Афанасий  и  Максим,  Осип  прокутил  все  свои  достатки  и  оставил  на  попечении  брата  Максима   в   деревне Краснохижинцы, той же  губернии  и  уезда,  жену  Федосью  Андреевну  с  четырьмя  детьми —  сыновьями  Василием и Демьяном,  дочерьми  Еленой  и  Наталией.  Осип   Михайлович  подался  на  заработки  в  Одессу  и  устроился  на  работу   к  немцу-колонисту  Гаффу  в  имение  Блюменталь, в 60 верстах от города.  Осип  Михайлович, кроме  всех  своих  достоинств, был  грамотеем.  Можно  предположить,  что  у  Гаффа  он  занимал  какую-то  руководящую  должность.  История  умалчивает  о  причинах,  которые  вынудили  Осипа  спешно  оставить  службу  и  уехать  в  Одессу.   В одном  из  многочисленных  шинков города он  познакомился  с  делегацией  задунайских  запорожцев,  прибывших  по  торговым  делам.  Осип  Михайлович  наврал  им  с  три  короба,  убедив  запорожцев  в  своем  холостяцком  состоянии.  Он  понравился «братчикам»  и  с  радостью  принял  предложение  вступить  в  славное  Войско  Запорожское. Так  Осип Гладкий  стал  казаком  Платниривского  куреня   Задунайской  запорожской  Сечи, подвластной турецкому султану.

Через  некоторое  время  восстали угнетённые  Оттоманской  империей  греки.  Султан  Махмуд II  приказал  кошевому  атаману  задунайцев снарядить  карательный  отряд  числом  500  сабель  для  участия  в  подавлении  восстания. В  число  карателей  попал  и  Осип  Гладкий.  Можно  себе  представить,  какими  методами «ублаготворяли» греков казаки.

  Вскоре  восстание  было  жестоко подавлено,  и  отряд  возвратился   в  Сечь. Я знал, что  в то время на стороне восставших сражался и погиб замечательный английский поэт лорд Байрон.  Меня постоянно угнетала мысль о том, что прапрадед-казак  и свободолюбивый лорд могли встретиться на поле сражения. Будем надеяться, что эта встреча не состоялась.

Источник: http://azovcozak.info/pryamoj-potomok-poslednego-atamana-zaporozhskogo-azovskogo-kazackogo-vojska.html

О том, как донские казаки лишились национальной автономии, предав атаман степана разина

О ТОМ, КАК ДОНСКИЕ КАЗАКИ ЛИШИЛИСЬ  НАЦИОНАЛЬНОЙ АВТОНОМИИ, ПРЕДАВ  АТАМАН СТЕПАНА РАЗИНА

Часть первая

     28 августа 1671 года Войско Донское присягнуло на службу царю Московии Алексею Тишайшему.

Эта присяга, в соответствии со статусными представлениями Средневековья, навсегда лишала донских казаков национальной автономии и передавала территорию Войска Донского под «высокую руку московского самодержца». Такой стала расплата за предательство мужественного борца за свободу Дона атамана Степана Разина.

«И знает четыре языка инородческих, а может и более того…»

     Степан Разин родился весной 1630 года в станице Зимовейская на Дону. В детстве его называли «тумой», что на языке казаков означало – ребенок, родившийся от брака казака и женщины нерусского (кавказского или азиатского) происхождения. Представления этнических казаков о войсковой ценности молодых казачат были в ХVII веке весьма любопытны.

«Тума» –  сын казака и, например, карачаевки – не имел никаких ограничений в личных гражданских правах и мог быть свободно избран на любую войсковую должность наравне с сыном казака и казачки.

«Болдыри» – казацкие дети от великорусских жен – получали подобные же права не с рождения, а только по достижении 21 года – в том случае, если их личные воинские качества, прежде всего поведение в бою, не вызывали у казаков нареканий.

    Как это было принято в семьях этнических казаков, Разин получил хорошее домашнее образование, в первую очередь языковое.

Как сообщают источники, он свободно владел калмыцким и татарским языками, достаточно хорошо мог изъясняться по-турецки и на фарси.

Даже враждебный Разину русский хронограф был вынужден признать, что «Стенька-вор грамоте зело премного обучен и знает четыре языки инородческих, а может боле того…».

Великий русский и украинский историк Николай Костомаров оставил замечательную характеристику Разина. «Это был человек чрезвычайно крепкого сложения, предприимчивой натуры и гигантской воли.

Своенравный, столько же непостоянный в своих движениях, сколько и упорный в предпринятом раз намерении, то мрачный и суровый, то жестокий до бешенства, то преданный пьянству и кутежу, то готовый с нечеловеческим терпением переносить всякие лишения; некогда ходивший на богомолье в отдаленный Соловецкий монастырь, но впоследствии хуливший имя Христа и святых его».

«Характерник» и колдун

      Разин, несмотря на свое донское происхождение, был убежденным поборником идеалов и традиций Запорожской Сечи. Став атаманом, он последовательно стремился унифицировать локальные традиции донской вольницы с казацким «запорожским стандартом».

Как отмечает Костомаров, Стенька завел в своем войске даже такой непопулярный у донцов запорожский обычай, как наказание смертью казака, допустившего физическое насилие над христианской женщиной или интимную связь с замужней казачкой. Одним из запорожских заимствований Разина стали, по-видимому, мистические практики «характерства».

Воинский орден «характерников», рудименты которого сохранялись в среде кубанского казачества вплоть до конца ХIХ века, являлся одним из самых таинственных институтов Запорожской Сечи.

«Характерство» посвященных в него казаков – это сложные, по сути языческие (ведические) заговорные практики, призванные защитить казака от пули, горячего коня от запала, их обоих от укуса змеи и тому подобное.

«Характерники» могли осуществлять – и в средневековых источниках отмечается немало фактов этого – наговор на пушки и ружья противника, когда неожиданно и по непонятной причине всегда надежное оружие вдруг не могло стрелять.

Они были способны исчезать из вида –  «яко дым» – на совершенно открытой местности, легко «замовляли» кровь, льющуюся из глубокой раны.

Разин, бесспорно, обладал какими-то практиками «характерников».

В самых отчаянных ситуациях он никогда не терял самообладания, над его умом и телом было бессильно спиртное, он был способен увидеть точное месторасположение потерянной вещи за много десятков верст, мог неожиданно потеряться из вида в чистом поле на глазах у сотен людей. «В его взгляде было что-то повелительное, – пишет Костомаров, – толпа чувствовала в нем присутствие какой-то сверхъестественной силы, против которой невозможно было устоять, и называла его колдуном».

Русские народные предания повествуют, что «чародей Стенька останавливал плывущие суда своим ведовством». У него была якобы заветная буддийская кошма, на которой атаман мог свободно переплывать любые водные пространства и даже летать по воздуху.

От гневного взгляда Разина люди якобы каменели, а перед ласковым взором атамана не могла устоять даже самая убежденная нравственница. В эпоху Средневековья некоторые поступки Разина действительно могли вызывать в простонародье мистический ужас.

Например, случай поднесения «в дар» Волге персидской княжны, запечатленный в народной песне, был реальным событием, причем, видимо, далеко не единственным.

Источники свидетельствуют, что именно таким способом Разин успокоил разбушевавшийся Каспий во время возвращения казацкого войска после победоносного рейда к берегам Персии.

Уже первый выход атамана Разина на историческую авансцену сразу же дал повод для слухов о его «чародействе». Когда струги Разина в первый раз спускались по Волге к Каспию, воевода Царицына князь Андрей Унковский отдал приказ расстрелять казацкие суда из крепостных пушек. Московитские стрельцы резво бросились исполнять приказание.

      Казацкие струги медленно приближались – вот они уже на дистанции огня. Пушкари навели хоботы стволов и приложили запалы.

Увы, выстрелов не последовало! Пороховые заряды рвались вверх через запальные окна, уродуя стволы орудий, – ни одна пушка толком не выстрелила! Пораженный этим событием воевода Унковский безропотно выполнил все требования атамана Разина, главное из которых – выдать войску походную наковальню, кузнечные меха и необходимую корабельную снасть.

Непреодолимые противоречия

     Известный историк Александр Станиславский в своей докторской диссертации детально исследует относительно недавно обнаруженный манускрипт «Повесть о Земском соборе 1613 года». В этом документе содержатся сведения о состоявшемся зимой 1613 года казацком вооруженном перевороте в Москве, в результате которого древний престол Московии достался ставленнику рода Романовых.

В специальной главе исследования «Михаил Романов – казачий ставленник» Станиславский указывает, что воцарение «отрока Михаила» стало безусловной политической победой казаков, которым удалось после многолетней ожесточенной борьбы с польским шляхетством и великорусской знатью посадить на престол Московии «своего царя».

Новый «самодержец всея Руси» Михаил Романов первоначально стремился как можно полнее удовлетворить все требования этнических казаков. Молодой государь щедро наградил казацкое войско в Москве, выслал на Дон богатый «государев отпуск» и личное «жалованное» знамя.

Казацкий народ с высокого престола был публично назван «великим рыцарским войском», а для оперативного решения всех возникающих вопросов во взаимоотношениях с казачеством спешно учредили особое министерство – Казачий приказ.

     Вместе с тем, Московская Русь ни на минуту не сомневалась в том, что влияние казаков – как онтологически чуждого великорусам воинственного народа – на политическое бытие московского государства следовало всемерно ограничить.

Мысли московитской политической элиты не расходились с делом: уже к 1619 году все поселения этнических казаков на собственно великорусских землях были ликвидированы.

Московские дьяки, щедро задабривая льготами и привилегиями этнических казаков (только им, например, была разрешена беспошлинная торговля на Руси), провели силами правительственных войск жесткую люстрацию так называемых «воровских казаков», то есть великорусских людей, пытавшихся войти в состав казачества.

«Ворят» преследовали поистине безбожно: вздергивали на дыбу, казнили без суда, ссылали в Сибирь, морили в подвалах монастырей – все великорусские люди, по мнению царской администрации, должны были вернуться после Смуты в свои исконные сословия.

    Политика подведения всех возможных вольнодумцев под «высокую руку государеву» должна была, по логике, в конце концов, затронуть и этнических казаков как главных инициаторов «бунташного воровства». В 1632 году была предпринята попытка привести Войско Донское к присяге царской власти Романовых.

Попытка окончилась для московитов позорным провалом: донцы наотрез отказались присягать, невзирая ни на какие «государевы отпуски». Ожегшись на донцах, царская власть даже не пыталась приводить к присяге Терско-гребенское и Яицкое (Уральское) казацкие войска, разумно понимая всю нереальность такого шага.

Все резко изменилось после 1641 года, когда после «пирровой победы» над Турцией в пятилетней (1637–1641) казацко-турецкой войне донское казачество оказалось ослабленным настолько сильно, что уже не могло вести переговоры с Московией с позиций необсуждаемого суверенитета.

Уже в 1642 году правительство Московии в полном объеме начинает реанимировать былую политику царя Бориса Годунова по сдавливанию казацкого «Дикого поля» в кольце воссоздаваемых великорусских крепостей со стрелецкими гарнизонами.

Наиболее активно усиление военного присутствия Москвы происходит на нижней Волге — наименее населенной казаками части Присуда Казацкого. Вновь возникают все более настойчивые требования Посольского приказа о персональной переписи этнических казаков Волги и Яика, а также о выдаче с низовых рек на Москву всех «беглых холопей».

      Разин, которому были свойственны не только умение виртуозно владеть саблей, но и несомненные способности стратегического предвидения, сумел понять главное: государство царей Романовых перешло в медленное, но исключительно упорное наступление на исконные казацкие вольности. Понял атаман и другое: если не остановить это наступление на Волге и Яике, то его не удастся остановить ни на Дону, ни на Днепре. К сожалению, столь прозорливо мыслящих людей среди казацкой старшины Черкасска и Запорожья оказалось очень немного.

«Я пришел дать вам волю!»

       Совокупность известных исторической науке фактов позволяет считать, что действия Разина против правительства царя Алексея Михайловича изначально преследовали не тактическую (оттеснить московитов с казацких земель), а стратегическую цель – перелицевать государственную систему Московской Руси на казацкий лад.

Главный политический лозунг атамана – «Я пришел дать вам волю!» – мог вызвать энтузиазм скорее в великорусской крестьянской среде, нежели среди этнических казаков, которые и без того обладали всей полнотой личной, а во многом и внешнеполитической воли. В этой апелляции к русскому крестьянскому большинству была и сила, и слабость Разина.

Сила заключалась в той, по существу всеобщей, поддержке, которую атаман получал в среде «скудных многих людей» неказацкого происхождения – у русских стрельцов, крестьян, посадских чинов.

Слабость же состояла в явной настороженности к разинской идее всеобщей вольности «старых», то есть этнических казаков Дона и Яика, с трудом представлявших себе, как можно перелицевать великорусский «черный люд» в казаков, да еще и перестроить государственный механизм Руси по образу и подобию казацкой войсковой управы.

Трезвомыслящая сиюминутно, но стратегически недальновидная казацкая старшина не понимала, что, только сплотившись воедино вокруг Разина, пусть даже под самыми фантастическими лозунгами, казаки получали реальный шанс остановить превращение великорусского национального государства в мощный, неумолимый к идее народоправства механизм наднациональной империи.

Читайте также:  В каких случаях священник отказывал в венчании хантам

       Разин меж тем целенаправленно готовился к войне с Московией. Поздней весной-летом 1667 года он уходит с Дона на Яик (Урал), где легко добивается расположения немногочисленных, но весьма воинственных яицких казаков.

Воронежский воевода Василий Уваров сообщал 25 апреля 1668 года в Разрядный приказ, что атаман Разин, перезимовав на Яике, сильно укрепился войском, поскольку к нему постепенно стекаются отряды донских и запорожских казаков.

«Да они, казаки-де, говорят итти по городам пройматца на Волгу к Стеньке Разину, – докладывал воевода, – а ис коих городков-де казаки с ними не пойдут, то те городки им нещадно ломать».

В этот же период к Разину подошло и наиболее желанное для него подкрепление: его давний друг, атаман Сергей Кривой привел около 700 донцов, а запорожский есаул Боба пришел с Днепра с четырьмя сотнями сечевиков. Весной 1668 года разинцы покинули Яицкий городок и направились в боевой поход к западному побережью Каспия. Для грядущей борьбы с Московией Разину необходимы были деньги и слава удачливого полководца, столь важная в среде этнических казаков. Успешный «персидский поход» принес ему и то, и другое.

«Иду судами и конями на Царицын»

     Вернувшись с Каспия, Разин не распустил свои отряды, как это традиционно делали атаманы по возвращении из похода. Казаки-разинцы отпускались в свои городки для свидания с родственниками только «на срочные дни за крепкими поруками». Черкасск, столицу Войска Донского, Разин фактически держал в блокаде.

Даже своих посыльных в Москву донской старшине приходилось направлять «тайным обычаем», чтобы об этом не узнали разинцы и «в Войске Донском смуты-де не учинилось». Степан Разин фактически повторял на Дону те же жесткие, но необходимые меры по обузданию своеволия казацкой старшины, которые до него успешно применял в Запорожье гетман Богдан Хмельницкий.

Сила и авторитет атамана Разина стремительно росли. По возвращении на Дон его отряд насчитывал 1,5 тысячи сабель, к ноябрю 1669 года полностью боеготовых казаков в стане Разина насчитывалось около трех тысяч, а в начале 1670 года число разинцев превышало уже 4 тысячи человек. В начале мая 1670 года атаман собрал в Паншине-городке войсковой круг Дона.

Здесь Разин впервые открыто призвал казаков «идтить в Русь Волгою, а там с бояры повидатца». Казаки радостно согласились со своим вождем.

      15 мая 1670 года казацкое войско, выросшее до семи тысяч человек, вышло на Волгу выше Царицына. Подойдя к городу, Разин оставил своего товарища, атамана Уса, осаждать Царицын, а сам «пошел громить улус едисанских татар». Разбив вскоре татарские рати, Разин захватил «всякой полон», а главное –  столь нужных для похода к Москве верховых лошадей.

Поскольку атаман Ус самостоятельно взять Царицын не смог, Разин лично возглавил штурм и, ворвавшись в город, –  «московитских стрельцов и жителей, в башню загнав, в той башне порубил , а воеводу велел вкинуть в воду».

     В Царицыне немедленно были введены казацкие порядки. Жители города вместо воеводы избрали на всеобщем сходе «атамана городового». Крепость стали всемерно укреплять на случай осады московскими ратями, в нем оставили специальный гарнизон – «казаков с десятку по человеку».

Московское правительство направило против разинцев карательное войско во главе с князем Семеном Львовым.

Одновременно 8 июля 1670 года в Черкасск на Дон была отправлена из Посольского приказа грамота войсковому атаману с одобрением за неприсоединение низовых казаков к «Стеньке-вору».

При этом царские дьяки уверяли «верных» казаков, что как только «воровские ссоры на Дону перестанут и казаки в послушании будут, и с Воронежа к вам на Дон все запасы без задержанья будут отпущены». Казацкой старшине царь Алексей Михайлович недвусмысленно предлагал взятку.

«Красное колесо» цареискательства

     Успех сопутствовал Разину. У Черного Яра его войско встретилось с  отрядом князя Львова. Устроив засаду, казаки наголову разгромили передовой отряд астраханских стрельцов, а основная часть правительственного войска просто бросила оружие.

Участник этого похода, немецкий офицер Людвиг Фабрициус, в своих «Записках» подробно описал, как это произошло: «Простые воины генерала (князя Львова. –  Н.Л.) тотчас перешли к врагу с развернутыми знаменами и барабанным боем.

Там они стали обниматься и целоваться, и договорились стоять друг за друга душой и телом, чтобы, истребив изменников-бояр и сбросив с себя ярмо рабства, стать вольными людьми». Офицеры отряда ничего не могли сделать с этим единодушным порывом простых русских людей к свободе.

«Нас было всего человек 80 офицеров, дворян и писарей, – с горечью отмечает Фабрициус, – генерал глядел на офицеров, офицеры на генерала, и никто в растерянности не знал, что нужно предпринять».

    Укрепив тылы армии, Разин стремительным броском подошел к Астрахани. Штурм крепости был решительным: в ночь с 21 на 22 июня казаки ворвались в город.

Несмотря на большой гарнизон (свыше шести тысяч человек) и наличие на стенах мощной артиллерии (около 500 пушек), сопротивление царских войск было сломлено быстро.

Воевода Иван Прозоровский был схвачен и немедленно убит, казаки перебили также всех других «московитских начальных людей», общим числом около 500 человек.

От Астрахани Разин повернул на север, к Москве. Наступление развивалось очень успешно. Пали Чугуев, Острогожск, Саратов, Самара, Саранск, Пенза, Алатырь. Казаки осадили Тамбов и Шацк, их передовые отряды уже действовали в тульских и рязанских уездах.

Общее число повстанцев, как считают историки, достигло 200 тысяч человек. Фактически весь бассейн Волги, вплоть до Казани, был очищен от русских помещиков, а их имения были сожжены.

Среди русских крестьян поползли слухи о том, что внезапно умерший в возрасте 15 лет (17 января 1670) царевич Алексей Алексеевич, второй сын царя Алексея Михайловича, на самом деле чудом спасся и примкнул к Разину.

По Руси медленно покатилось страшное в своей неумолимой силе «красное колесо» цареискательства. А в Кремле и в Боярской думе многие в отчаянии схватились за голову.

Продолжение следует.

Источник: http://www.xn--80ajpc0b.xn--p1ai/stati/o-tom-kak-donskie-kazaki-lishilis-nacionalnoy-avtonomii-predav-ataman-stepana-razina

Задунайская сечь – последний атаман

Летом 1775 года по велению императрицы Екатерины II была упразднена Запорожская сечь. Вскоре после этого более пяти тысяч запорожских казаков ушли на территорию османской империи. Турецкий султан, рассчитывая сформировать из этих отчаянных рубак боеспособное войско, принял их в своё подданство. Для заселения запорожцы получили земли за Дунаем, где они основали, хотя и не сразу, свой лагерь (кош) – Задунайскую сечь.

Последний атаман задунайских казаков

Здесь соблюдались обычаи и традиции Запорожской Сечи, сохранилась даже прежняя система 38 куреней, с их старыми названиями. Вместе с тем на чужбине «рыцарское братство» постепенно меняло свой облик.

  • Большинство казаков занималось земледелием, рыболовством и торговлей.
  • Население этой казачьей республики росло также за счёт новых беглецов из Малороссии, не желавших служить русскому царю в ущерб былым вольностям.
  • Однако набирал силу и обратный процесс.

В ту историческую эпоху Россия и Турция воевали между собой часто, и каждая война вызывала отток на север сотен задунайских казаков.

Как писал украинский историк Грушевский, «мучила совесть запорожцев, что приходилось помогать басурманам воевать против христиан».

Эти «муки совести» стали ещё острее после того, как султан бросил казаков против восставших в 1821 году за свою независимость православных греков.

К середине 1820-х годов Задунайская Сечь фактически размежевалась на две группировки. Одна выступала за верную службу султану, твердя, что на родине, под властью «москалей», у казачества нет будущего. Другая, напротив, выражала уверенность, что русский царь простит за старые грехи и позволит основать Сечь на новом месте.

В 1822 году в Сечи появился мужчина цветущего возраста, невысокий, но крепкий, с удалым характером и весёлым нравом, да ещё грамотный.

Звали его Осип Михайлович Гладкий.

Объявивший себя холостым, он был принят в Платнировский курень, поведав новым товарищам невероятную историю своих похождений, которые якобы и привели его в эти края. Действительность, однако, была куда прозаичнее.

Родился Осип в состоятельной семье на Полтавщине, получил в наследство крупные земельные наделы, но с хозяйством не управился и вынужден был продавать участки один за другим.

Оставшись, что называется, на бобах, он решил отправиться на заработки. Между прочим, к этому моменту он был женат и имел четверых детей. Два года он скитался по югу, берясь за любую работу, и везде ощущал себя лишним.

А вот в Задунайской Сечи сразу же пришёлся ко двору!

Участвуя в походе против греческих повстанцев, Гладкий проявлял чудеса отваги, военной смекалки и деловой хватки. Казаки избрали его куренным атаманом, а на Покров 1827 года – кошевым! Султан в своём фирмане утвердил его в правах двухбунчужного паши (генеральский чин).

Однако Осип Гладкий уже размышлял о возвращении на историческую родину, причём вместе с казаками.

Надо полагать, не последнюю роль в формировании его позиции сыграли тайные связи, которые он регулярно поддерживал с русским градоначальником Измаила генералом С.Тучковым.

Однако заявлять открыто о своих планах кошевой, по понятным причинам, не мог. Ему оставалось лишь опираться на группу заговорщиков из верхушки казачества.

Момент истины» настал весной 1828 года, когда между Россией и Турцией вспыхнула очередная война. Русская армия стояла в Дунайских княжествах, при ней находился сам император Николай Павлович.

Уйти к «москалям» заговорщикам не составляло труда, однако такой переход без согласия общей казацкой рады воспринимался бы как позорное бегство.

Нет, непременно требовалось заручиться решением казачьего круга, а также забрать, невзирая на смертельный риск, атрибуты власти, канцелярию, казну, церковные святыни… Но как быть, если среди казаков немало сторонников союза с турками? Да и султанские шпионы-доносители не дремали.

Атаман ловко использовал сложившуюся ситуацию.

Как раз накануне султан приказал собрать запорожское войско в Силистре.

Гладкий отобрал две тысячи казаков протурецкой ориентации и лично отвёл этот отряд в назначенный пункт. А затем якобы за пополнением вернулся в Кош, где теперь его сторонники составляли большинство. Согласие Рады было получено, но всё же уходили в большой спешке, опасаясь преследования со стороны турок.

10 мая Осип Гладкий встретился с Николаем I, сложив к его ногам булаву, клейноды (войсковые регалии), а также саблю и шапку – подарок турецкого султана. Император сказал: «Бог простит вам, родина простила вас, и я прощаю». Без передышки казаки включились в боевые действия.

В то время русская армия пыталась овладеть крепостью Исакчи, считавшейся неприступной. Сильный турецкий гарнизон простреливал все подходы, кроме непролазного болота. Однако Гладкий знал про старинную дамбу, что вела через топь.

Воспользовавшись этой тайной тропой, русские солдаты вместе с украинскими казаками вышли туркам в тыл. Крепость была взята. За этот ратный подвиг Николай I произвёл атамана в полковники.

Наград удостоились и многие отличившиеся казаки.

Император проникся таким доверием к казакам, что переправился через Дунай на их лодке-чайке, безо всякой охраны. Кормчим был Гладкий, а гребцами – куренные атаманы. Всего в русский лагерь переправились порядка тысячи казаков.

А вот участь тех, кто остался в Сечи, была трагична. Узнав о случившемся, султан послал в Сечь карательные войска. Один из очевидцев резни вспоминал: «Убивали с большой жестокостью всех, кто попадал под руку, спасения не было никому, кровь лилась рекой. Отчаянные крики, истошные вопли и причитания не останавливали изуверов». Хлебнули лиха и те, кто собрался в Силистре.

Хотя все эти казаки готовы были воевать на стороне турок, но всё равно их разоружили и заключили под стражу, а позднее использовали на каторжных работах.

И всё же значительной части казаков удалось унести ноги – прежде всего тем, кто находился на заработках. Одни укрылись в плавнях, другие растворились среди немусульманского населения крупных городов, третьи тайными тропами ушли в дальние края. Султан издал указ о запрете восстанавливать Задунайскую Сечь под страхом смертной казни.

Между тем император Николай Павлович распорядился сформировать из задунайских казаков Отдельное Запорожское Войско, в котором Гладкий стал наказным атаманом. Эта боевая единица участвовала во многих сражениях войны 1828-29 годов. Отличившиеся казаки получили награды и поощрения.

А полковник Осип Гладкий и вовсе стал любимцем императора.

Отправляясь в 1829 году в поездку в Одессу, Николай I взял бравого атамана с собой и представил его императрице. Гладкий понял, что надо ковать железо, пока горячо. Его мечтой было сохранить казачье войско после войны, а вместе с ним и свой статус военачальника. Что ж, к этой его просьбе император также отнёсся благосклонно.

В конечном итоге наказной атаман присмотрел незаселённую в ту пору Бердянскую пустошь, на северном побережье Азовского моря. Здесь в 1832 году и обосновались казаки, сформировав Азовское казачье войско.

К тому времени Гладкий уже был награждён несколькими орденами и бриллиантовым перстнем, а также произведён в дворянство. На его гербе была изображена лодка-чайка между двумя берегами. Ещё в 1829 году он разыскал после 9-летней разлуки свою семью и воссоединился с ней. По распоряжению императора младшие дети атамана были приняты в привилегированные учебные заведения за казённый счёт.

В 1843 году Осипу Гладкому было присвоено звание генерал-майора.

Он владел крупными земельными участками, поместьями, имел хороший дом в городе, прислугу, несколько экипажей.

Среди своих подчинённых слыл не только строгим начальником, но и умелым организатором, создавшим на голом месте прибыльное хозяйство, позволившее казакам перейти на полное самообеспечение.

Читайте также:  Могут ли «проснуться» супервулканы, расположенные на территории россии

Азовское войско участвовало во всех войнах, которые вела империя на своих южных рубежах. В 1851 году Гладкий вышел в отставку, но так велик был его авторитет, что казаки по-прежнему обращались к нему за помощью и советом.

Ситуация начала меняться после кончины Николая Павловича. Александр II, не слишком-то благоволивший к казацким вольностям, велел перевести азовцев на Кавказ, на опасный участок российской границы. Переселение, растянувшееся до конца июля 1866 года, привело к упразднению Азовского казачьего войска.

А в начале того же июля Осип Гладкий скончался от холеры в городе Александровске (ныне Запорожье). Его супруга Феодосия Андреевна пережила его на один день.

В современной Украине отношение к памяти казацкого атамана и генерала русской армии Гладкого неоднозначно. Одни историки считают, что на нём лежит вина за гибель Задунайской Сечи, осуждают его и за то, что он передал клейноды русскому царю без согласия общей казацкой рады.

По мнению других, у атамана не оставалось иного выбора, кроме как принять сторону России в войне между двумя империями. Падение Задунайской Сечи было лишь вопросом времени.

В октябре 2010 года в Запорожье, на месте предполагаемого захоронения (заказать венок на могилу) О.М. Гладкого установлен в его честь 5-метровый бронзовый памятник.

 via

Источник: https://taynikrus.ru/zagadki-istorii/zadunajskaya-sech-poslednij-ataman/

Горькая судьба еврейского казачества ©

Этот снимок 1919 года с изображёнными на нём еврейскими казаками практически единственное документальное свидетельство существования столь экзотического воинского подразделения Красной армии.

Разумеется, такой интересный факт из нашей истории не смог остаться незамеченным, и послужил источником вдохновения для юмористического народного творчества.

Наиболее талантливый стёб, по моему мнению, удался ансамблю «Слобода». В 2009 году на передаче «В нашу гавань заходили корабли» они исполнили песню «Еврейское казачество восстало». Затем тему подхватили в интернете. Получилось довольно смешно.

P.S.: Прослушивание песни и чтение дальнейшего текста категорически не рекомендуется людям с атрофированным чувством юмора и индивидуумам имеющим болезную реакцию на любой упоминание «еврейского вопроса».

Вперёд, друзья! Вперёд — пора настала!Канун исхода празднует народ.Еврейское казачество восстало —В Биробиджане был переворот.

Как мы видим автор, в первой же строке описывает огромное возбуждение, охватившее простой народ и еврейских казаков. «Вперёд, друзья, вперёд» прочь из векового рабства, разрушим цепи, сковывающие нас и после падения царской власти. Канун исхода, упомянутый во второй строке не что иное, как начало выселения евреев из Европы.

Эта кровавая страница истории затмила собой даже библейские страдания. Но хватит! Еврейский народ устал от порабощения. Казачество восстало, в Биробиджане переворот. Белое правительство свергнуто, и Еврейский Революционный Комитет в радиообращении к Красной Армии призывает своих революционных товарищей прийти на помощь восставшим.

В казачий круг сошлись мы втихомолку,

Блюдя законы всех великих смут.

Как мы видим, восстание сопровождалось серьёзной подготовкой и истинно народной демократией.

Никто не шёл на должность атамана —

Ведь атаман поскачет первым в бой!Потом избрали Лёву Пейзермана,Он взял за это денег Б-же ж мой!

Но ничто не бывает идеально. Во имя исторической справедливости нужно остановиться и на причинах поражения еврейского казачества. Первая и главная в издевательской форме изложена в данном куплете. После восстания и ликвидации казацкой верхушки, запятнавшей себя сотрудничество с белыми, началась грызня за власть.

«Никто не шёл на должность атамана» — пожалуй, более ироничного описания ситуации и придумать сложно. В то время, когда на подавление восстания спешно выдвинулись каппелевские и унгерновские каратели, казаки не могла выбрать главу из десятка претендентов. В конечном итоге атаманом стал печально известный Лев Пейзерман. Запомнился он не своими боевыми подвигами, а повальным воровством.

«Он взял за это денег Б-же ж мой!» Именно так. Только деньги и интересовали этого человека.

А есаулом выбрали мы Каца

За твердость духа и огромный нос.

Здесь же неизвестный автор рассказывает про другого командира восставшего еврейского казачества. Многие уже догадались, что речь идёт о будущем Маршале Советского Союза Самуиле Моисеевиче Каце. Уже тогда двадцатилетний Кац прославился своим железным характером и огромным носом. Впоследствии последняя черта стала объектом множества карикатур, как дружелюбных, так и враждебных.

Вот грянул бой — а что мы можем сделать?!

Кругом враги — а вдруг они сильней?!

И вот, наконец, бой. Беляки бросили против евреев все свои свободные силы и даже сняли фронта несколько дивизий. Это в результате серьёзно облегчило задачу Красной Армии, но погубило еврейское казачество.

Наш атаман догнал нас на кобыле:

«Я умоляю в бой вернуться вас!»,А кони были в перхоти и в мыле,И казаки не слухали приказ.

А это уже переломный момент в битве за Бирбиджан. Пейзерман пытается уговорить казаков вернуться в бой, но его авторитет уже не значит ничего. И тут вперёд выходит молодой Кац:

Тут вышел Кац: «Шалом, браты казаки!

Кто в бой пойдёть — представлю к орденам!А тот, кто откупился от атаки,Тот подвозить снаряды будет нам!»

Непререкаемый авторитет, который Самуил Моисеевич успел получить среди казаков, на какое-то время сделал своё дело, и Кацу удалось превратить беспорядочное отступление в организованный отход. Надо дать ещё одно пояснение – «откупившимися от атаки» называли легкораненых.

На нас врагов надвинулась лавина:

Ряды штыков, огня свинцовый шквал!

А вот и конец героической обороны Биробиджана. Беляки задавили еврейских казаков массой, закидали трупами и в конце концов взяли город.

Но враг силён – и были мы разбиты,

Едва успевши распродать обоз.

Здесь автор в очередной раз упоминает свою самую большую боль — воровство в тыловых частях было неописуемо, и даже во время последнего наступления в центре Биробиджана вполне открыто действовал черный рынок, где продавали и покупали военное имущество.

Мы записались все в антисемиты —   

Так был решён еврейский наш вопрос.

И поминальный звон. Антисемитами называли популярный способ казни, придуманный белыми палачами. По аналогии с «антиподами», пойманных евреев связывали по рукам и ногам и подвешивали вниз головой и оставляли на улицах Биробиджана. Еврейский «вопрос» был «решён» тщательно.

Когда Красная Армия освободила Биробиджан из 200 тысяч человек там оставалась в лучшем случае пятая часть жителей. И тысячи трупов, подвешенных вверх ногами. Хотя не все умерли. Среди выживших был и Кац. Его подвесили на главной площади всего за день до прихода Красной Армии.

После реабилитации Самуил Моисеевич получил Орден Красной Звезды и записался в Красную Армию. Но это уже совсем другая история.

Источник: https://kolhozsity.livejournal.com/21009.html

Легендарный Донский Атаман Сары-Азман

О первом донском казачьем атамане Сары-Азмане известно немного. М.Карамзин в своей «Истории государства Российского» по этому поводу кратко заметил: «Казаки гнушались зависимостью от магометанского царства … и в 1549г.

вождь их Сарыазман, именуясь подданным Иоанна, строил крепости на Дону».

Более подробные сведения о первом донском атамане даются в грамоте ногайского князя Юсуфа русскому царю Ивану Грозному. В этой грамоте, датированной1550г.

, князь пишет: «Холопи твои, нехто Сарыазман словет, на Дону в трех и в четырех местах городы поделали, да наших послов и людей наших, которые ходят к тебе и назад, стерегут, да забирают, иных до смерти бьют…

Этого же году люди наши, исторговав в Руси, назад шли, и на Воронеже твои люди – Сарыазманом зовут – разбойник твой пришел и взял их».

Царь Иван Грозный дипломатично ответил князю, что «те разбойники, что гостей ваших забирают, живут на Дону без нашего ведома, от нас бегают. Мы не один раз посылали, чтобы их переловить, да наши люди добыть их не могут. Вы бы сами велели их переловить и к нам прислали, а мы приказали бы их показнить. Гостей

ваших в своей земле мы бережем, а дорогою береглися бы они сами.

Тебе известно, что на Поле всегда лихих людей много разных государств, и тех людей кому можно знать: нам гостей ваших беречь на Поле нельзя, а бережем и жалуем их в своем государстве».

Далее царь добавлял, что хотел бы с Юсуфом «дружбу свою крепкую держати, а то что Сары-Азман Князевых людей побил, тут царь ему ничем помочь не может, но если Юсуф поймает Сары-Азмана и пришлёт его в Москву, то царь «велит его казнити».

В ответном письме Ивану Грозному князь с упреком замечает что «дружба ли то, что на Дону твои холопи, Сарыазманом зовут, наших послов и гостей разбивают и грабят.

Царь ответил в неопределенном тоне…

Кто же такой Сары-Азман, откуда родом, как жил и — чем знаменит? На все эти вопросы определенно ответить сейчас практически невозможно, ибо документы, которые позволили бы сделать это, исчезли в пламени войн, восстаний и революций, осталось только имя донского атамана – Сары-Азман…

Да и имя ли это… Донской дореволюционный историк Е.П.Савельев, автор трехтомной истории донского казачества, пишет, что «Сары-Азман – слово персидское, бывшее в употреблении у ногайцев и означающее «удальцы». Вот одним из таких удальцов и был первый донской атаман.

Более определенную точку зрения на сей счет высказали современные ростовские ученые Н.С.Коршиков и В.Н.Королев.

«Сары-Азман, – считают они, – возможно, был татарином, азовским или мещерским, но мог быть и русским, носившим татарское прозвище», и добавляют к вопросу о возможном местонахождении городков Сары-Азмана, что «наиболее вероятным представляется их расположение на Верхнем Дону, откуда казакам Сары-Азмана удобнее всего перехватывать ногайских послов и купцов на реке Воронеже; именно эта река как место «разбоя» атамана фигурирует в источнике».

Вот и все, что можно сказать о П Е Р В О М донском атамане.

Из книги Михаила Астапенко «Донские казачьи атаманы»

http://kazak.clan.su/photo/14-0-142

Источник: https://kazak-nation.livejournal.com/115568.html

Публикации

В многовековой истории российского казачества есть слово, вобравшее в себя многие понятия и значения. Более того, оно стало одним из определяющих символов казачества. Это слово – АТАМАН.

Слово «атаман» переводится с древнетюркского буквально как «отец мужчин». То есть «ата» – «отец», «ман» – «мужчина». Термин этот существует издревле и знаком практически всем сейчас. Слово созвучно не только термину военного вождя, но и главы гражданской администрации на территории, заселённой казаками.  

Традиционно из глубины веков в атаманской должности скрещивались две составляющие: военно-административная и командная. Обе были направлены на сохранение казачьей общины в военное и мирное время. Интересен тот факт, что  в древности походом мог руководить не обязательно атаман, а казак, которого Круг (общее собрание) выбирал на эту должность.

Такой избранный военным вождём казак назывался походный атаман. В современной России это административная должность в первичной казачьей организации (хуторское, станичное, городское казачье общество). На время похода он был непререкаемым вожаком, ослушание которого грозило смертью.

Атаман же оставался в станице и продолжал руководить оставшимися членами казачьей общины. Походный атаман на Круге подбирал себе есаулов, сотников, десятников. По окончании похода все выборные командиры слагали с себя полномочия. Существует поверие, что военный вождь казаков, который после похода никак не мог перейти к мирной жизни, получал прозвище Волчий атаман.

Как правило, он заканчивал плохо. Чтобы избежать лишних осложнений в казачьем поселении, его убивали.

Хотелось бы рассмотреть ещё одну старинную казачью должность кошевого атамана. Эту должность казак получал также на Круге и исполнял обязанности в походных условиях. В обязанности кошевого атамана входило накормить людей, коней и прочих.

Обеспечить их временным ночлегом, обеспечить охранение лагеря, выпас коней и скота. По возможности заменить неисправное оружие, обеспечить боекомплектом и т.д. На время отдыха походный атаман передавал полномочия кошевому атаману.

В современном казачьем обществе это административная должность вроде старшины роты.

Не совсем обычная для современного человека временная, назначаемая атаманом первичной казачьей организации должность гулевого атамана. Назначается гулевой атаман при проведении массового гуляния казаков, сопровождающегося застольем.

Гулевой атаман должен вести праздничное застолье, руководить очерёдностью выступлений, тостов, здравиц, речей. Следить, чтобы никто из гуляющих не переходил рамок приличия. По окончании застолья обеспечивал убытие всех по домам и приведение в надлежащее состояние места массового гуляния.

Гулевой атаман выбирал себе помощников – приставов – по необходимости. Эта казачья должность спустя века мало чем изменилась.

В древности атаман был исполнителем воли Круга. До сих пор при выборе атамана старик казачьей общины порет атамана нагайкой со словами: «Из казаков вышел, в казаки вернёшься».

Начиная со времён Петра Первого войсковых атаманов Круг не выбирал. Волею императора войсковой атаман назначался. Это явление получило название наказного атамана.

С 1838 года, после передачи управления казачьими войсками Военному министерству, оно стало назначать атаманов отделов и округов. Такой порядок просуществовал вплоть до 1917 года. Российские императоры понимали, что перегибать палку с казачеством опасно.

Тому в истории много примеров: Кондратий Булавин, Емельян Пугачёв, Степан Разин. Но и лишать себя столь необходимых, опытных, неустрашимых и верных воинов не могли. С 1827 года Верховным атаманом всех казачьих войск становится наследник престола Российского.

Первым Верховным атаманом стал будущий император Александр Второй, последним – царевич Алексей, сын императора Николая Второго.

То, что атаманы казаков люди весьма неординарные, показала вся российская история. Не обязательно эти люди были со знаком плюс. Время покажет, кто из них совершил какие деяния и какой эффект произведён. Находясь в XXI веке, многие события мы ещё не можем причислить к плюсовым или минусовым. Время покажет.

Читайте также:  Чернобог: почему его называют славянским дьяволом

Но почему атаманы столь неординарны? Предлагаю совершить небольшой экскурс в историю на эту тему и попытаться установить причину.

Из известной нам истории, которая подтверждается многими исследователями, в период татаро-монгольского  ига казачьи общины Дона не были ещё организованны в многочисленные сообщества.

И поэтому в атаманы этого исторического периода выходили наиболее удалые представители небольших казачьих общин за свои личные боевые и организаторские заслуги. Но в период  XV–XVIвеков мелкие казачьи объединения стали объединяться в крупные отряды. Такие объединения стали называться войсками.

Пример тому – Всевеликое войско Донское. Это обусловлено сложившимся тогда положением, чтобы успешно противостоять ударной мощи сопредельных кочевых народов.

Источник: http://www.szko-vvko.ru/e/3241634-ataman-simvol-kazachestva

Казацкие атаманы

  • Подвиги запорожского казачества и казацких атаманов были широко известны во многих европейских странах, и немало правителей старались привлечь эту могучую силу на свою сторону или использовать ее для достижения собственных политических целей.
  •  
  • В данной статье хотелось бы вспомнить жизнь и судьбу таких казацких атаманов (или, как писал Pen-Pen, «атаманов сечевых удальцов») как Дмитрий Вишневецкий, Иван Пидкова, Северин Наливайко, Петр Конашевич Сагайдачный и Самойло Кишка.
  • ***

За три столетия казачество внесло значительный вклад в избавление Европы от ига Османской империи. Многочисленные посольства прибывали на Сечь, были среди них и такие, как посол австрийского цесаря Эрих Лясота, который оставил одно из самых подробных и содержательных описаний жизни, нравов и быта запорожцев и казацких атаманов.

 
Отчаянно смелые походы запорожцев сеяли панику и ужас в турецких владениях, а правители Анатолии и Балкан обращались к султану с петициями, требуя, чтобы он защитил их от казаков, иначе им придется признать их власть.

Казачьи вожди присоединились к антитурецкой «Лиге христианской милиции» — союзу Франции, Персии, Польши, Ватикана, Грузии, Мингрелии и Абхазии.

И в то же время они вели тонкую дипломатическую игру с Польшей, которая, видя рост могущества Войска Запорожского, стремилась ограничить казацкий реестр и независимость казачества.

 
Речь Посполитая оказалась в сложном положении — в это время шла затяжная война с Московской державой, и без помощи запорожцев поляки не могли обойтись.

Поэтому казакам удалось сохранить многие вольности и собственную военную и политическую организацию. Больше того, власть казацких вождей и титул гетмана были признаны польской короной.

 ***

Дмитрий Вишневецкий (Байда)

(? — 1563)

Одним из первых легендарных героев украинского казачества стал каневский староста Дмитрий Вишневецкий, получивший прозвище Байда. Вишневецкий происходил из рода волынских князей Гедиминовичей и состоял на службе у польских королей, однако в душе он был истинным казацким атаманом.

Его жажда воинской славы и полководческий талант не находили себе применения, пока князь не решился начать действовать на свой страх и риск. Замысел его состоял в том, чтобы построить на острове Малая Хортица укрепленный замок и поместить в него сильный гарнизон для защиты рубежей украинских земель.

Байда быстро стал одним из выдающихся предводителей казачества и прославился отчаянно смелыми походами против турецких и татарских поработителей. Он не раз предпринимал попытки объединить силы христианских государств Европы в борьбе против турок и Крыма, но в ответ получал пустые обещания.

Однако каневский староста был человеком действия, и его сухопутные и морские походы держали татар и турок в постоянном страхе.

В 1558 году восемь тысяч казаков на легких суденышках — «чайках» под командованием лихого казацкого атамана Вишневецкого обрушились на Крымское ханство, а в 1559 году Байда попытался захватить главную турецкую твердыню — крепость Азов.

 
Опасаясь ответных ударов с юга польский король запретил Байде действовать самостоятельно, и тогда князь вместе с отрядом казаков перешел на службу московскому царю Ивану Грозному, за что получил в «кормление» город Белев с уездом. Однако в 1561 году Вишневецкому пришлось бежать из Москвы и вернуться в Украину, где польский король вернул ему его владения.

В 1563 году во время одного из походов в Молдавию, находившуюся в зависимости от турецкого султана, князь потерпел поражение — его отряд из четырех тысяч казаков был разгромлен, а сам Байда попал в плен.

Его доставили в Стамбул и в 1564 году предали мученической смерти — казацкий атаман был сброшен с крепостной стены на железные крюки, на которых провисел еще три дня, оставаясь в сознании.

  1.  
    Благодарная память о походах и ратных подвигах Байды сохранилась во многих исторических хрониках и народных песнях.
  2. ***
  3. Иван Пидкова
  4. (? — 1578)

В 1839 году молодой Тарас Шевченко начал писать романтическую поэму «Иван Пидкова». Выбор героя был не случайным — в образе легендарного казацкого атамана соединились самые характерные черты украинского характера: осторожность и безграничная отвага, народная хитрость и удивительная доверчивость, презрение к смерти, благородство, широта поступков и мыслей.

 
О происхождении казацкого атамана существует две версии. Согласно первой, он был простым крестьянином, выдвинувшимся благодаря своему полководческому таланту и многочисленным успешным рейдам на суше и на море против турок и татар, а вторая утверждает, что Пидкова принадлежал к знатному роду.

 
Польские хроники описывают события этого времени так: подданные господаря Молдавии Петра, возмущенные его жестокостью, коварством и раболепием перед турками, послали гонцов к казацкому отряду, которым командовал Пидкова, с предложением стать господарем вместо Петра. Принять такое предложение для казака было делом чести — так открывался путь к славе, а заодно возникала возможность освободить многих единоверцев из-под турецкого ярма.

Однако вскоре казацкий атаман убедился, что действовать придется на свой страх и риск, так как кроме присоединившегося к его казакам небольшого отряда гетмана Шаха, помощи ждать было неоткуда, а свержение господаря Петра означало неминуемую войну с турками. Да и на первых порах казаки вынуждены были отступить перед превосходящими силами турок. Тем временем Петр направил жалобу польскому королю Стефану Баторию, и король повелел схватить «бунтовщика».

Пидкова, который в это время находился в городе Нежине, успел собрать свежие силы и подготовиться к новому, более успешному рейду. Казаки вторглись на территорию Молдавии и осадили город Яссы. Повсюду казацкого атамана встречали как освободителя. Он выпускал из тюрем православных узников, распределял между беднотой имущество молдавской знати, а пленных освобождал без выкупа.

 
Яссы пали в декабре 1577 года.

Иван Пидкова написал турецкому султану, требуя признать его законным господарем Молдавии, и в то же время поддался уговорам брацлавского воеводы Яна Збаражского отдаться на «милость и суд» короля Стефана Батория — признание его действий правомерными могло обеспечить казацкому атаману поддержку польской короны. Однако король вел в это время изнурительную войну с московским царем Иваном Грозным, и ссориться с могущественной турецкой державой ему было не с руки.

 
Стефан Баторий распорядился схватить Ивана Пидкову и доставить во Львов. Весной 1578 года после нечеловеческих пыток казацкий атаман был казнен.

  • ***
  •  
    Северин Наливайко

    (? — 1597)

Судьба руководителя народного восстания в Украине и Белоруссии против польского владычества — одна из самых удивительных для своего времени. Наливайко родился в местечке Гусятине на Подолье в семье ремесленника.

После смерти отца, замученного слугами магната Калиновского, переехал с матерью в Острог. Получил блестящее по тем временам образование: закончил Острожскую школу, был членом Острожского братства, руководителем Дерманской типографии.

Позднее преподавал в Острожской школе, приняв духовный сан, стал придворным священником князя Константина Острожского.

Что заставило этого одаренного и образованного человека оставить блестящую карьеру и в начале 90-х годов 16 столетия отправиться на Запорожье и принять участие в походах казаков против турок и татар — остается неизвестным. Можно предположить, что им двигали обостренное чувство справедливости, патриотизм, ненависть к угнетателям.

В 1594 году Наливайко собрал на Брацлавщине отряд нереестровых казаков, связался с Сечью и предложил совместно повести борьбу с польской шляхтой и турецко-татарскими набегами.

Осенью того же года восставшие крестьяне вместе с отрядами Наливайко разбили на Южном Буге польское войско, а в следующем году выступили в поход против турок в Молдавию и Венгрию.

В конце 1595 года восстание охватило не только Брацлавщину, но и Белоруссию и Галичину.

24 марта 1596 года повстанцы нанесли сокрушительное поражение полякам под Белой Церковью, а вскоре Северин Наливайко был избран казацким атаманом.
Однако поляки сумели подтянуть свежие силы, и повстанцам пришлось отступить.

Битва в урочище Солоницы близ Лубен закончилась их поражением. Начались раздоры в лагере повстанцев, в результате которых самого Наливайко и его ближайшего сподвижника М. Шаулу выдали полякам.

Во время этих событий враги неожиданно напали на лагерь повстанцев и разгромили его.

11 апреля 1597 года Наливайко после жестоких пыток был публично казнен в Варшаве. Восстание под его руководство стало драматическим прологом к великой освободительной войне украинского народа за независимость, вспыхнувшей в следующем столетии.

  1. ***
  2. Петр Конашевич Сагайдачный

(ок. 1560 — 1622)
Один из самых выдающихся вождей казачества Петр Сагайдачный родился в городе Самбор на Галичине. Он происходил из семьи небогатого шляхтича и получил отличное образование — учился в Острожской школе, как и Северин Наливайко, а затем в школе Львовского братства. В юности Сагайдачный служил домашним наставником у родовитого магната в Киеве. В 1596 году после Брестской унии, которая фактически поставила православие вне закона, он написал полемическое произведение «Пояснение об унии», а вскоре оказался на Сечи, так как повсюду начались преследования православных.

Очень скоро он выдвинулся среди своих соратников и стал предводителем. Под руководством Петра Сагайдачного казаки совершили немало удачных походов на Крым и Турцию. В 1616 году отряд под командованием казацкого атамана взял Варну, Синоп и Кафу — крупнейший рынок рабов того времени. Были освобождены десятки тысяч пленных.

В 1618 году гетман Сагайдачный в составе войска королевича Владислава принял участие в походе на Москву, захватив ряд городов и разбив ополчение князей Пожарского и Волхонского.

Но не только воинская удача сопутствовала гетману. Сагайдачный был известен как покровитель и защитник православия, гонения на которое под властью польской короны усиливались год от года.

Вместе со всем Войском Запорожским он вступил в Киевское братство, а в 1620 году при содействии казацкой старшины, православной шляхты и Киево-Печерского монастыря, тайно восстановил православную иерархию, во главе которой был поставлен Иов Борецкий.

Как и многие другие казацкие атаманы, гетман всегда стремился восстановить роль Киева как главного центра культурной и духовной жизни украинских земель.

Казаки во главе с Сагайдачным сыграли решающую роль в отражении турецкого нашествия на Польшу в 1621 году.

Войско турецкого султана, которое тот двинул в поход против поляков, насчитывало 300 тысяч турок и 100 тысяч татар.

Во время решающей битвы под Хотином, где сорокатысячный отряд казаков принял на себя главный удар турок, Сагайдачный получил тяжелое ранение отравленной стрелой, оказавшееся смертельным.

Великий гетман, получивший прозвание «наставника казачества» похоронен в Богоявленской церкви киевского Братского монастыря. Перед смертью он завещал все свое имущество на нужды православной церкви, образования и благотворительности.

  • ***
    Самойло Кишка

    (? — 1602)

Самойло Кишка, прославившийся как «казацкий адмирал», происходил из брацлавского шляхетского рода. Родился он в Каневе и получил хорошее образование — как и большинство предводителей украинского казачества. В юности Кишка принимал участие в походах знаменитого Байды-Вишневецкого, где приобрел большой воинский опыт и авторитет среди боевых товарищей. Не случайно после гибели Вишневецкого в 1564 году Самойло Кишка был избран гетманом.

В первую очередь будущий «казацкий адмирал» (в отличие от многих других казацких атаманов) считал необходимым открыть запорожцам путь к морю, откуда можно было не только успешно атаковать прибрежные крепости и города, но и наносить удары в самое сердце Османской империи. Гетман Кишка впервые вышел на просторы Черного моря в 1567 году и на протяжении двух лет штурмовал города Козлов, Измаил, Килию, Белгород-Днестровский и Очаков, а заодно беспощадно громил турецкие суда на море.

Разъяренный султан подтянул к Очакову весь военный флот империи и пригрозил польскому королю Сизизмунду II Августу войной, если тот не остановит казаков и их предводителя. Перепуганный Сигизмунд издал указ, повелевающий казакам покинуть Запорожье, поселиться вблизи приграничных крепостей и записаться в реестр на королевскую службу.

За это была обещана высокая плата. Часть казаков согласилась — именно тогда было положено начало казацкому реестру.
В 1573 году эскадра Самойло Кишки потерпела поражение от турецкого флота, а сам гетман попал в плен и был прикован цепью к веслу на турецкой галере.

Больше 26 лет он провел в неволе, но в 1599 году несгибаемому воину удалось поднять восстание, перебить команду и вернуться в Украину.

Здесь он был снова избран гетманом. Одним из его важнейших свершение в эти годы стала отмена «баниции» — указа короля Сигизмунда ІІІ Вазы, ставившего казачество вне закона.

В 1600 году казацкий атаман Кишка возглавил запорожцев в совместном украинско-польском походе на Крым, а затем принял участие в польско-шведской войне в Ливонии, где и погиб под местечком Феллином от вражеской пули. Тело гетмана было перевезено в Канев и похоронено со всеми почестями.

Источник: http://vsenichego.ru/?p=4405

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector