Сколько можно было купить крепостных на современную зарплату

Более чем 150 лет назад, в 1860 году, в Российской империи полным ходом шла подготовка крестьянской реформы, которая предусматривала прежде всего освобождение крепостных. Именно поэтому процветавший всего годом ранее выкуп крестьян на волю практически прекратился — и тем самым в России фактически завершилась торговля людьми.

Правила купли-продажи крепостных и их цена менялись много раз. В 1782 году, например, годовалая девочка оценивалась в 50 коп., что было дороже свиньи, но дешевле старой лошади. Дороже всего стоили повара, парикмахеры и иные мастера своего дела, а также те, кого продавали в рекруты. Так что торговля будущими солдатами превратилась в отдельный и самый доходный сегмент человеческого рынка.

«В царствование Екатерины,— писал академик В. Ключевский,— еще больше прежнего развилась торговля крепостными душами с землей и без земли; установились цены на них — указные, или казенные, и вольные, или дворянские. В начале царствования Екатерины при покупке целыми деревнями крестьянская душа с землей обыкновенно ценилась в 30 руб.

, с учреждением заемного банка в 1786 г. цена души возвысилась до 80 руб., хотя банк принимал дворянские имения в залог только по 40 руб. за душу. В конце царствования Екатерины вообще трудно было купить имение дешевле 100 руб. за душу. При розничной продаже здоровый работник, покупавшийся в рекруты, ценился в 120 руб. в начале царствования и в 400 руб.

— в конце его».

Эти приблизительные оценки сделаны Ключевским веком позже — по всей видимости, на основе газетных объявлений и мемуаров. Однако сохранились и точные сведения о цене крестьян в екатерининскую эпоху.

В 1782 году по требованию капитана второго ранга Петра Андреевича Борноволокова была произведена опись имущества его несостоятельного должника — капитана Ивана Ивановича Зиновьева.

Чиновники скрупулезно записали и оценили все — от ветхого помещичьего дома до утвари, живности и крестьян.

«В Чухломской округе в волости Великой Пустыне в половине усадьбы Мальцовой…

В оном дворе скота: мерин рыжий, летами взрослый, по оценке 2 рубля, мерин пегий 12 лет, по оц. 1 руб. 80 коп., мерин чалый 9 лет — 2 руб. 25 коп., мерин рыжий 5 лет — 3 руб. 50 коп., кобыла вороная, летами взрослая — 75 копеек; кобыла чалая, летами взрослая — 95 копеек. Рогатого: 6 коров, каждая корова по 2 рубля 10 коп., по оценке на 12 руб.

60 к., 7 подтелков, каждый по 25 копеек, по оценке 1 руб. 75 коп.; 10 овец, каждая по 40 к., по оценке на 4 руб.; 9 свиней, каждая по 20 коп., на 1 руб. 80 к. Птиц: гусей 3, по оценке 75 коп.; кур индейских 2, петух 1, по цене 75 коп., уток 2, селезень 1, каждая по 7 копеек; кур русских 15, петухов два, каждые по 2 коп. с половиною, на 45,5 коп.

На том дворе амбар хлебный, крыт по бересту драницами, по оценке 1 руб. 50 коп.; в нем разных родов хлеба: ржи 5 четвертей, по оценке 4 руб. 80 коп., пшеницы 1 четверть — 2 руб., овса 6 четвертей — 4 руб. 80 коп.».

Подробнейше оценили и всех крепостных капитана Зиновьева:

«Во оном дворе дворовых людей: Леонтий Никитин 40 лет, по оценке 30 р. У него жена Марина Степанова 25 лет, по оценке 10 рублей. Ефим Осипов 23 лет, по оценке 40 р. У него жена Марина Дементьева 30 лет, по оценке 8 рублей. У них дети — сын Гурьян 4 лет, 5 рублей, дочери девки Василиса 9 лет, по оценке 3 р., Матрена одного году, по оценке 50 к.

Федор 20 лет по оценке 45 руб. Кузьма, холост, 17 лет, по оценке 36 рублей. Дементьевы дети. У Федора жена Ксенья Фомина 20 лет, по оценке 11 рублей, у них дочь девка Катерина двух лет, по оценке 1 руб. 10 к. Да перевезенный из Вологодского уезда из усадьбы Ерофейкова Иван Фомин, холост, 20 лет, по оценке 48 рублей.

Девка Прасковья Афанасьева 17 лет, по оценке 9 рублей.

Во оной усадьбе Мальцове крестьян: во дворе Июда Матвеев 34 лет, по оценке 24 руб. 50 коп. У него жена Авдотья Иванова 40 лет, по оценке 4 руб. 25 коп. У них сын Лаврентий 4 лет, 1 руб. 60 коп. Дочери: девка Дарья 13 лет, по оценке 4 рубля, Татьяна 9 лет, 3 руб. 70 коп.

Да перевезенный из Белозерского уезда из деревни монастырской, во дворе, Василий Степанов 25 лет, крив, по оценке 18 руб. 40 коп. У него жена Наталья Матвеева 40 лет, по оценке 3 руб. 50 коп. У них дети, сыновья: Григорий 9 лет, по оценке 11 руб. 80 коп., Федор 7 лет, по оценке 7 руб. 90 коп.

Да оставшийся после умершего крестьянина Никиты Никифорова сын Григорий 13 лет, по оценке 12 руб. 25 коп.».

Столь низкие цены, возможно, объяснялись тем, что волость была захолустной, а деревня — захудалой. Но очевидно, что такой порядок цен существовал во всей российской глубинке. В столицах и крупных городах, где оборачивались крупные капиталы, цены на крепостные души стояли гораздо выше. Причем цена крепостного зависела от рыночной ситуации и потребительских качеств товара.

Так, очень дорого, в несколько тысяч рублей, ценились искусные повара. За опытного куафера, парикмахера, запрашивали не менее тысячи. Особой статьей были крепостные, склонные к торговле. Владельцы обкладывали их значительным оброком, и некоторые из этих торговых мужиков приносили дохода не меньше, чем большое поместье.

Один из таких молодцев вспоминал, что крепостное состояние его не только не тяготило, но и помогало в делах. Знатный барин с большими связями служил неплохим прикрытием от набегов мелкого чиновничества. Но когда оброк стал непомерно отягощать его, отнимая оборотные средства и разрушая торговлю, он решил выкупиться и предложил за свою свободу 5 тыс. руб.

На что получил ответ: «И думать забудь».

История отечественной коммерции знала случаи, когда крепостные торговцы выкупали себя с семьями за умопомрачительные суммы — 25 тыс. руб. и выше. За эти деньги можно было купить весьма значительное по количеству душ имение. Так, крепостной С.

Пурлевский в воспоминаниях писал, что в конце царствования Екатерины II испытывавший нужду в деньгах владелец его родного села князь Репнин предложил крестьянам отпустить всех на волю с землей, если они соберут по 25 руб. за каждого живущего в селе человека. Крестьяне подумали и отказались. А потом горько сожалели об этом.

Четверть века спустя один из следующих владельцев запросил с крестьян разом в обмен на отмену податей на десять лет 200 тыс. руб. Таких денег у крестьян не было уже точно, и барин получил деньги в Дворянской опеке, заложив село. Как оказалось, душу оценили в 250 руб.

, а после полного расчета вышло, что каждый крестьянин в погашение долга должен за те же десять лет помимо податей выплатить по 350 руб. А еще через три десятилетия Пурлевскому за выкуп на свободу сына пришлось заплатить 2,5 тыс. руб.

Мемуаристы вспоминали, что способы продажи людей разделялись на домашние и ярмарочные.

В первом случае покупатель сам приезжал в дом или имение продавца и на месте решал все вопросы купли-продажи, которая затем регистрировалась в соответствующих государственных канцеляриях с выплатой пошлины в несколько рублей за каждого проданного.

Если же продажа осуществлялась оптом или покупателей по объявлению не находилось, приглашался специальный маклер, отправлявшийся с товаром на рынок или, если хотел получить больший барыш, на ярмарку, нередко на Нижегородскую.

Только с воцарением Александра I на торговлю людьми начали накладывать некоторые ограничения. Так, в 1801 году император запретил публиковать в газетах объявления о продаже людей. Но рекламоносители и рекламодатели тут же нашли выход: в объявлениях стали писать о сдаче крепостных в аренду. А в 1808 году прекратились продажи людей на ярмарках.

Дальнейшие ограничения пришлись на эпоху Николая I. В 1833 году было запрещено разлучать при продаже семьи. Затем покупку крестьян запретили безземельным дворянам. А в 1847 году крестьяне получили право покупать себе волю, если их владелец обанкротился.

  • https://cont.ws/post/397693
  • ПыСы: Несколько объявлений в газетах Российской империи о продаже крестьян:

Источник: https://historicaldis.ru/blog/43548273476/prev

Сколько можно было купить крепостных в царской России на современную зарплату

158 лет назад в России произошла крестьянская реформа. Крепостные наконец-то получили свободу. Теперь они могли работать только на себя. Больше никто не имел права продать их или обменять на какой-нибудь товар.

История крепостничества

К этой реформе Россия шла в течение многих десятилетий. Еще в начале девятнадцатого века Павел Первый издал приказ, согласно которому крепостные крестьяне могли теперь быть проданы только со своей семьей.

А при императоре Александре Первом был введен запрет на торговлю живым товаром на рынках и через объявления в газетах. Таким образом, страна постепенно подходила к освобождению крестьян.

Разгар крепостного права

Но в восемнадцатом столетии о таких изменениях могли мечтать только самые прогрессивные люди своего времени. Тогда в прессе можно было встретить объявления о том, что некий помещик продает лошадь вместе с тридцатилетней женщиной или стадо овец с искусным кузнецом и так далее.

То есть крепостные люди приравнивались к вещам или домашним животным.

Цены на людей

Интересно, что стоимость дворовых людей была неодинакова. Цена могла колебаться от нескольких копеек до двух-трех тысяч рублей.

От чего она зависела?

Прежде всего, от возраста человека, его пола и состояния здоровья. Учитывались и профессиональные умения и навыки крепостного.

Кроме того, со времен Екатерины Второй цены на крепостных постоянно росли. В годы царствования Павла Первого в одной из популярных московских газет можно было найти объявления о продаже сапожника и его жены-прачки.

Эта семейная пара тогда стоила полтысячи рублей. За людей с более редкими профессиями можно было заплатить и дороже.

Например, крепостной, обладавший навыками резьбы по дереву, и его жена, умеющая шить, стоили 600 рублей. Женщин рабочих профессий продавали за 150-170 рублей, горничных — за 250. Мужчина, который мог пойти служить, ценился весьма дорого — 400 рублей и больше.

Внушительную сумму нужно было отдать и за повара, и прачку. Они обошлись бы новому хозяину в 800 рублей. А кучера с кухаркой мог приобрести только помещик, готовый заплатить за них тысячу рублей.

Читайте также:  Зачем большевики продали сокровища романовых на запад

Местность влияет на цену

Такие расценки действовали в столице и крупных городах. В провинции крестьяне ценились гораздо дешевле. Например, в Новгороде в девятнадцатом веке крепостная женщина иногда стоила не больше пяти рублей.

А в самых отдаленных уголках Российской империи за «живой товар» порою рассчитывались не деньгами, а продуктами питания, кормом для скота и прочим.

Сколько же стоили крепостные?

Но приведенные выше цифры мало что говорят современному человеку. Поскольку, не существует курса, по которому можно было бы перевести тогдашние деньги в современные рубли.

Некоторые исследователи пытались вычислить стоимость крепостных, сравнив ее с ценами на другие товары и услуги.

Так за месячное проживание в квартире в центре столицы нужно было отдать около десяти рублей. Примерно столько же стоила крепостная женщина в провинции. Сегодня такое жилье можно снять примерно за 50 — 100 тысяч рублей.

Но это сравнение не точное. Ведь стоимость аренды жилья могла снизиться или повыситься.

В переводе на серебро

Но есть и другой способ сравнения цен. Серебряный рубль эпохи Екатерины Второй весил 18 граммов серебра. Сейчас грамм этого металла оценивается примерно в 30 рублей. Вот и получился курс исторической валюты. Соответственно за кучера с женой кухаркой помещики платили примерно 30 тысяч рублей (в переводе на современные деньги).

А женщина-крестьянка в провинции стоила около 2500 рублей. Поэтому на современную зарплату в царской России можно было купить от десяти крепостных в провинции. А жители самых отдаленных уголков могли бы обзавестись несколькими сотнями слуг.

Источник: https://HochyVseZnat.ru/skolko-mojno-bylo-kypit-krepostnyh-v-carskoi-rossii-na-sovremennyu-zarplaty-2.html

Простой способ посчитать, сколько крепостных можно купить на современную зарплату

Крепостное право в нашей стране – не та страница истории, которой можно гордиться. Сведений о нем сохранилось немало: в документах можно найти, в числе прочего, сведения о том, сколько стоил один крепостной. Это позволяет пересчитать цену в современных деньгах.

Крепостничество, как явление, осуждали прогрессивные представители русской общественности, но делали это не ради борьбы, а только для признания факта.

Тяготило оно и Екатерину II, но она не взяла на себя ответственность отменить крепостничество.

Использовать вместо соотечественников рабов с других континентов в качестве рабочей силы, как поступали в США и Франции, в России не могли, так как это было слишком дорого.

Торговлю людьми в стране поставили на поток на рубеже XVIII-ХIХ веков. Тогда никого не смущало, что крепостных продавали вместе со скотом и предметами домашнего обихода. При покупке целыми деревнями стоимость крестьянской души с землей составляла 30 рублей, после учреждения заемного банка в 1786 году цена повысилась до 80 рублей, а в конце правления Екатерины II – до 100 рублей.

Когда царствовал Павел I, крепостные стоили еще дороже. К примеру, сапожника с женой-прачкой можно было купить за 500 рублей, а резчика с супругой-швеей – за 400 рублей. Вообще, профессия сильно влияла на стоимость.

По объявлениям в «Санкт-Петербургских ведомостях» можно понять, что в коне XVIII века «рабочие девки» стоили 150-170 рублей, горничные «искусные в рукоделии» – 250 рублей, а рекруты – 400 рублей.

За повара, парикмахера и любого другого мастера своего дела вместе с женой и сыном пришлось бы отдать 800 рублей, а за кучера, у которого была жена-кухарка – 1000 рублей.

Мальчиков продавали тогда за 150-200 рублей, а девочек – за 5 рублей.

Современные цены

Чтобы вам было понятнее, сколько тогда стоили люди, можно сопоставить номиналы нынешней российской валюты и денег в эпоху Екатерины II.

Эталоном можно считать более ходовой в царские времена серебряный рубль, в котором содержалось около 18 граммов серебра.

Сейчас грамм этого драгоценного металла стоит около 30 рублей, то есть один екатерининский серебряный рубль соответствует 540 современным российским рублям.

Выходит, что «крестьянская девка» во второй половине XVIII века стоила 2700 рублей, а повар с женой-прачкой – 432 тысячи рублей. Если интересно, можете посчитать стоимость всех перечисленных выше категорий крепостных. Будет вам занятие на вечер.

Источник

Источник: https://v-kadre.com/prostoj-sposob-poschitat-skolko-krepostnyh-mozhno-kupit-na-sovremennuju-zarplatu/

Это рабство? Крестьян можно было бить? Стыдные вопросы о крепостном праве И калькулятор вашей стоимости до 1861 года! — Meduza

19 февраля 1861 года в России закончилось рабство: Александр II подписал манифест об отмене крепостного права. «Медуза» попросила просветительский проект InLiberty, который считает тот день одной из семи ключевых дат в истории России, ответить на стыдные вопросы о крепостном праве, а также рассчитать, за сколько можно было бы купить или продать читателей «Медузы», если бы они жили в Москве два века назад и были бы крепостными.

Сначала — калькулятор

Крепостное право — это рабовладение?

Да, как минимум для многих современников крепостного права. В знаменитом «Путешествии из Петербурга в Москву» Радищев писал: «Земледельцы и доднесь между нами рабы; мы в них не познаем сограждан нам равных, забыли в них человека».

Было ли крепостное право похоже на американское рабовладение? Не совсем. Закон формально (но далеко не всегда на практике) защищал крепостных от чрезмерных поборов и насилия владельца.

Крепостные, в отличие от рабов, которые находились в полной личной собственности владельца, содержали себя сами, отдавая часть своего дохода — деньгами или продуктами — владельцам земли, к которой были прикреплены.

Слово «рабство» со временем заменяют «крепостным состоянием», а затем — «крестьянским вопросом». Однако сути дела это не меняет — если человека можно купить или проиграть в карты, для описания его статуса не нужно искать сложных слов.

В основе крепостного права не было какого-то одного закона, оно складывалось постепенно и в итоге так глубоко укоренилось в сознании и повседневной жизни людей, что помыслить иное положение вещей для многих было очень сложно.

В том числе поэтому его было так трудно отменить. Можно сказать, что крепостное право было следствием специфической ситуации с собственностью в России: вся земля принадлежала князю и раздавалась в качестве вознаграждения за военную или гражданскую службу.

Крестьяне, жившие и работавшие на этой земле, закреплялись (именно отсюда происходит слово «крепостной») за ее хозяином.

Окончательно крепостное право сложилось к середине XVII века — по Соборному уложению 1649 года владельцы земли получили право на бессрочный розыск беглых крестьян. Так у крестьян появились хозяева.

Практики продажи крестьян без земли Уложение еще не фиксирует, но у государства того времени не было ни необходимости, ни желания ей препятствовать. Уже в конце XVII века продажа, обмен или дарение людей стали обычным делом.

Сколько людей в России были крепостными? Крепостными были только подданные Российской империи или можно было себе купить африканских рабов?

К 1861 году в России 23 миллиона крепостных крестьян. Были и другие — «государственные», прикрепленные к земле, которая принадлежала казне, или «удельные», принадлежавшие императорской семье.

По данным ревизии 1857 года, их было еще 29 миллионов человек, а всего в стране проживало немногим больше 60 миллионов.

В некоторых губерниях крепостных было почти 70%, как в Смоленской и Тульской, в других их почти нет (в Сибири крепостных — около 4 тысяч человек).

Закон никак не регламентировал владение чернокожими рабами, хотя известно, что в аристократических семьях в XVIII веке было модно иметь чернокожих слуг.

Однако поскольку юридически института «рабства» в империи не существовало, находились они на положении лично зависимых домашних слуг, то есть дворовых. Впрочем, некоторые выходцы из Африки имели и статус свободных людей.

Все знают про прадеда Пушкина, «арапа» Петра I Абрама Петровича Ганнибала, который служил царю в качестве секретаря и камердинера, а затем дослужился и до одного из высших генеральских чинов.

Крепостного можно было бить — и ничего не будет? А разделять семьи? А насиловать?

Битье крепостных было скорее в порядке вещей. Закон формально запрещал жестокое обращение с крепостными, но правительство закрывало на это глаза.

Со времен Елизаветы Петровны дворяне получили право наказывать крепостных, ссылая их в Сибирь, и это была распространенная практика. В 1827–1846 годах помещики сослали в Сибирь почти четыре тысячи человек. Сосланные засчитывались за рекрутов, то есть помещик был волен «очищать» свои владения от тех, кто ему не нравился, и еще и ничего при этом не терять.

Телесные наказания крепостных (особенно порка) были широко распространенной практикой.

Свод законов 1832–1845 годов смягчил возможные наказания крепостных — за помещиками оставили следующие: розги — до 40 ударов, палки — до 15 ударов, заключение в сельской тюрьме до 2 месяцев и в смирительном доме до 3 месяцев, отдача в арестантские роты на срок до 6 месяцев, а также в рекруты и удаление навсегда из имения с предоставлением в распоряжение местной государственной администрации.

Государство наказывало помещиков за злоупотребление властью и крестьян за неповиновение примерно в одинаковых масштабах — в 1834–1845 годах по всей России было осуждено 0,13% крестьян и 0,13% помещиков от общего числа тех и других в стране.

Перечислять разнообразные способы издевательств не хочется — достаточно сказать, что среди них — изнасилования, домашняя пыточная, домашний тир с непосредственным участием крепостных, травля собаками и так далее. Но особые зверства и садизм были скорее исключением.

Здесь больших «успехов» добилась помещица Дарья Салтыкова, замучившая разными способами несколько десятков крепостных.

Среди излюбленных средств наказаний были порка, обливание кипятком, горячие щипцы для завивки волос, вырывание волос, а также избиение провинившихся поленом.

Екатерина II решила сделать из следствия по делу Салтыковой пример. Следствие велось в отношении 138 возможных убитых и покалеченных крестьян, точно доказанными считались 38 смертей от руки Салтыковой. Приговор писала сама императрица — после публичного наказания у позорного столба Салтыкову поместили в монастырь, где она и умерла, проведя в заточении 33 года.

Крепостной мог быть богатым человеком? Как можно описать уровень жизни среднего крепостного крестьянина? Мог ли он сам себя выкупить и перестать быть крепостным?

История знает примеры разбогатевших крестьян. Одним из них был крепостной Николай Шипов, оставивший после себя мемуары (это большая редкость).

Шипов обладал, судя по всему, немалым предпринимательским талантом: вместе с другими крестьянами из своей слободы Шипов перевелся на оброк и отправился в башкирские степи, чтобы покупать и перегонять оттуда стада овец.

Это принесло ему такой доход, что он — вместе с другими крестьянами — предложил помещику выкупиться из зависимости. Барин отказался. Шипов вспоминал:

«Однажды помещик, и с супругою, приехал в нашу слободу. По обыкновению богатые крестьяне, одетые по-праздничному, явились к нему с поклоном и различными дарами; тут же были женщины и девицы, все разряженные и украшенные жемчугом.

Барыня с любопытством все рассматривала и потом, обратясь к своему мужу, сказала: „У наших крестьян такие нарядные платья и украшения; должно быть, они очень богаты, и им ничего не стоит платить нам оброк“. Недолго думая, помещик тут же увеличил сумму оброка.

Потом дошло до того, что на каждую ревизскую душу падало вместе с мирскими расходами свыше 110 руб. асс оброка».

Слобода, в которой жил Шипов, платила помещику 105 тысяч рублей ассигнациями в год. Это огромная сумма — по ценам начала XIX века, времени, о котором рассказывает Шипов, крепостного можно было купить за 200–400 рублей рублевыми ассигнациями (за 125 рублей Пущин в это время купил телегу, а Пушкин получил за «Евгения Онегина» 12 тысяч рублей гонорара).

В книге «Беседы о русской культуре» Юрий Лотман приводит эпизод из воспоминаний Николая Шипова и пишет:

«Интересно, однако, что помещик стремится не столько к своему обогащению, сколько к разорению крестьян. Их богатство его раздражает, и он готов идти на убытки ради своего властолюбия и самодурства.

Читайте также:  Почему при екатерине ii крепостные крестьяне стали «рабами»

Позже, когда Шипов убежит и начнет свою „одиссею“ странствий по всей России, после каждого бегства с необычайной энергией и талантом вновь изыскивая способы развивать начинаемые с нуля предприятия, организовывая торговлю и ремесла в Одессе или в Кавказской армии, покупая и продавая товары то у калмыков, то в Константинополе, живя то без паспорта, то по поддельному паспорту, — барин будет буквально разоряться, рассылая по всем направлениям агентов и тратя огромные деньги из своих все более скудеющих ресурсов, лишь бы поймать и жестоко расправиться с мятежным беглецом».

С подписанием в 1803 году Александром I Указа о вольных хлебопашцах крестьяне получили право выкупаться у помещиков сразу целыми деревнями и вместе с землей.

За время царствования Александра I была заключена 161 сделка и освобождено около 47 тысяч человек мужского пола, или менее 0,5% всего крестьянского населения. За 39 лет, с 1816 по 1854 год, свободу получили 957 тысяч человек.

Как пишет историк Борис Миронов, всего за первую половину XIX века коллективно и индивидуально от крепостного права освободились около 10% помещичьих крестьян.

В 1842–1846 годах, в период новых скромных попыток законодательно облегчить жизнь крепостных, крестьяне получили право выкупаться на волю как при согласии помещика, так и без его согласия, правда лишь в том случае, если помещичье имение продавалось на аукционе.

Почему часть общества считала, что крепостные — это в порядке вещей? Какие у этого могут быть аргументы? А были случаи, что крестьяне хотят оставаться крепостными?

На самом деле разговор о том, что крепостное право аморально и неэффективно, начинается довольно рано.

Екатерина II разделяла мнение, что человек не может владеть человеком, при Александре I дискуссия принимает еще более очевидный оборот, а ко времени царствования Александра II в необходимости отмены крепостного права уже почти никто не сомневался, спорили в основном об условиях и сроках.

Другое дело — что сто лет дискуссии о крепостничестве никак не приводили к ощутимым результатам. Аргументов тут было несколько: и пресловутая неготовность людей к свободе, и экономическая сложность процесса (неясно было, где крестьянам взять деньги на выкуп), и размер империи.

Попадались случаи совсем причудливой логики. В 1803 году Дмитрий Бутурлин, дипломат и вольтерьянец, пишет: «Есть что-то такое отеческое и нежное во взаимных отношениях барина и крепостного, в то время как отношения хозяина и нанятого слуги кажутся мне чисто корыстными.

Свободный рынок — это обмен услуг на мои деньги, и, едва заплатив, я нахожу, что полностью освобожден от любых обязательств, поскольку выполнил все, что обещал. Мимолетная сделка, которая проходит, не оставляя по себе малейшего следа.

Она не несет ни для одной из сторон ни воспоминаний о прошлом, ни надежды на будущее. Наш обычай велит признавать за детьми услуги, оказанные их отцами, — вот вам и прошлое. Обеспечивать существование старым слугам, которые не трудятся уже по возрасту, — вот и будущее.

Все это куда человечнее и добрее, чем простой денежный рынок».

К середине XIX века к дискуссии императорского дома и либерального дворянства подключается даже охранка. С 1827 года созданная Николаем I политическая полиция готовит для императора ежегодный отчет о положении в стране. Если читать эти отчеты подряд, хорошо видно, с какой скоростью отношение к «крестьянскому вопросу» менялось в среде высшей российской бюрократии:

  • 1827 год. Среди крестьян циркулирует несколько пророчеств и предсказаний: они ждут своего освободителя, как евреи своего Мессию, и дали ему имя Метелкина. Они говорят между собой: «Пугачев попугал господ, а Метелкин пометет их».
  • 1839 год. Толки всегда одни и те же: царь хочет, да бояре противятся. Дело опасное, и скрывать эту опасность было бы преступлением. Простой народ ныне не тот, что был за 25 лет перед сим. Вообще крепостное состояние есть пороховой погреб под государством…
  • 1847 год. …Главным предметом рассуждений во всех обществах была непонятная уверенность, что Вашему Величеству непременно угодно дать полную свободу крепостным людям. Эта уверенность поселила во всех сословиях опасение, что от внезапного изменения существующего порядка вещей произойдут неповиновения, смуты и даже самое буйство между крестьянами.
  • 1857 год. Дворяне беспоместные, писатели и люди разных сословий… все с восторгом прославляют мысль об уничтожении крепостного права. Они доказывают — и весьма справедливо, — что положение крепостного человека есть состояние неестественное, противное разуму и христианской вере, что человек в рабстве перестает быть человеком и делается вещью…

Сами крепостные относились к происходящему по-разному: 23 миллиона человек довольно сложно считать однородной группой. Среди крепостных были более или менее предприимчивые люди, более или менее готовые к радикальной смене в своей каждодневной жизни, более или менее знающие, что делать дальше; были те, кто любил своих господ и предпочитал продолжать службу.

Крестьянскую реформу называют «ущербной» и видят в этом одну из предпосылок революции. Что в ней было ущербного? Это вообще хорошая реформа или плохая?

Манифест и «Положение о крестьянах» даровали крепостным личную свободу, но являлись компромиссными (и потому половинчатыми) результатами почти четырехлетней работы над законопроектом губернских комитетов, специально учрежденного Главного комитета по крестьянскому делу и так называемых Редакционных комиссий (предполагалось, что комиссий будет две — общая и региональная, но на самом деле работа шла в одной комиссии, которой от первоначального замысла досталось множественное число в названии).

Реформа считалась для царской России почти безупречной: более-менее впервые в процесс были вовлечены совсем разные люди с разными идеологическими взглядами — Александру II было важно, чтобы инициатива реформы исходила не от него, а от дворян.

Так она и началась: 30 марта 1856 года, выступая перед уездными и губернскими предводителями московского дворянства, Александр в первый раз пытается внушить им эту мысль: «Слухи носятся, что я хочу дать свободу крестьянам; это несправедливо, и вы можете сказать это всем направо и налево; но чувство враждебное между крестьянами и их помещиками, к несчастию, существует, и от этого было уже несколько случаев неповиновения к помещикам. Я убежден, что рано или поздно мы должны к этому прийти. Я думаю, что вы одного мнения со мною, следовательно, гораздо лучше, чтобы это произошло свыше, нежели снизу».

Так начинается реформа — не вполне снизу, но настолько, насколько можно себе представить: роль инициаторов реформы берут на себя литовские дворяне, отчасти вдохновленные самим императором через виленского генерал-губернатора Владимира Назимова.

20 ноября 1857 года, в ответ на прошение дворян, император направляет Назимову рескрипт, разрешающий дворянству заняться разработкой проектов «об устройстве и улучшении быта помещичьих крестьян», что предполагало создание в губерниях специальных комитетов во главе с дворянским предводителем.

Законы 19 февраля 1861 года дали крестьянам основные гражданские права и освободили их от унизительной личной зависимости от помещиков. Но вот найти простое решение земельного вопроса реформаторам не удалось.

Предполагалось, что крестьяне могут выкупить у помещика надел земли, получив на 49 лет от государства ссуду под 6% годовых. Но до перехода на выкуп бывшие крепостные считались «временнообязанными», то есть, по сути, «арендовали» землю у помещика и продолжали платить за нее плату в виде барщины или оброка.

Переход к выкупу земли занял в целом более 20 лет — с 1883 года оставшиеся временнообязанные в основном переводились на выкуп принудительно.

Дополнительную пикантность ситуации придавало и то, что, освободившись по манифесту 1861 года от помещиков, крестьяне остались «зависимы» от крестьянской общины, которая регламентировала их хозяйственную деятельность, часто запрещала переезжать (из-за круговой поруки в платеже податей и выкупных платежей) и так далее.

Возможность получить землю в настоящую личную собственность и оставить ее в наследство своим детям пришлось ждать очень долго — до закона 14 июня 1910 года.

Была ли реформа «плохой» или «хорошей»? Наверное, можно себе представить какой-то более правильный процесс с более точным результатом, но очевидно одно: после 19 февраля людей уже нельзя продать и купить — и это ее главный итог.

Говорят, что окончательно крестьяне освободились в 1974 году, когда им впервые дали паспорта, говорят, что реформа и ее неполноценность явились предпосылками революции 1917 года, — это все так, но где-то должно быть начало, и это начало — 19 февраля, когда в России наконец отменили рабство.

«Медуза» и InLiberty благодарят за консультацию Игоря Христофорова, профессора Высшей школы экономики и старшего исследователя Принстонского университета, и старшего научного сотрудника НИУ ВШЭ Елену Корчмину

Источник: https://meduza.io/feature/2018/02/19/eto-rabstvo-krestyan-mozhno-bylo-bit-stydnye-voprosy-o-krepostnom-prave

Что можно было купить за копейки в царской России

Ни для кого не секрет, что в царской России главными платежными средствами были медные копейки, так как большая часть населения была крестьянами и серебро из-за своей дороговизны было только у знати.

Лишь в 19 веке, когда страну наводнило большое количество бумажных денег, а позже и билонных монет , начинается рост цен, но с сегодняшней инфляцией тот период все равно не сравнится.

Так что же можно было купить за копейки и рубли в разный период времени в царской России?

  • Так как во времена Петра Россия вела многочисленные войны, цены определялись потребностями содержания войск, сохранились сведения что солдат получал 3 копейки в день, которых хватало на 9 кг хлеба, в то время как обычный работник получал 5-8 копеек в день, что было равноценно 2,5-4 кг мяса.
  • При Петре II на 1 рубль можно было купить около ста фунтов (45 кг) говядины или двадцати фунтов (9 кг) свинины, 450 грамм икры были не дороже 7,5 копеек, а пуд (16,4 кг) ржаной муки стоил 5,5 копеек, пшеничной муки лучшего сорта — 30 копеек.
  • Так как Анна Иоанновна правила чуть больше 10 лет, сохранилось куда больше информации о ценах того периода и здесь уже заметен рост стоимости пуда пшеничной и ржаной муки, связано это с острым кризисом в финансовой системе страны, который был преодолен только в самом конце правления императрицы. Цены на основные продукты:
  • фунт (450 грамм) блинов на гречневой муке стоил 1 копейку
  • пуд пшеничной муки – 40 копеек
  • пуд судака или щуки – 60 копеек
  • пуд лосося – 1 рубль 20 копеек
  • пуд (16,3 кг) ржаной муки стоил 27 копеек
  • пуд масла животного происхождения — 1 рубль 30 копеек
  • пуд говядины — 80 копеек
  • пуд сахара — 8 рублей
  • пуд сала, свинины — 1 рубль 20 копеек
  • пуд сельди — 30 копеек

При Иване VI, так принято его считать от Ивана I Калиты, цены ничем не отличались от Анны Иоанновны. Зарплата квалифицированного рабочего было около 5 рублей в месяц, а например пуд осетрины можно было купить всего за 4 копейки, а за 1 рубль — 25 пудов!

При Елизавете

Царствование Елизаветы Петровны историки отмечают как положительное, проводились реформы и укрепление власти, основаны первые банки и налажены торговые связи между регионами, все это дало ощутимые сдвиги в жизни страны, особенно в финансовом плане. Так например пуд сахара стал стоить 2,5 рубля вместо 8 рублей при Анне Иоанновне.

Интересны данные по стоимости крестьян, так к концу царствования императрицы крепостная девочка стоила около 50 копеек, чуть дороже стоила свинья, зато дешевле чем девочка была старая лошадь. В целом же стоимость крепостных людей была в диапазоне 10 — 30 рублей.

  • аршин (7,1м) привозной ткани — менее 7 рублей
  • пуд масла — 2 рубля 14 копеек
  • бутылка шампанского – 1 рубль 30 копеек
  • фунт чая — 2 рубля
  • пуд ржаного хлеба — 26 копеек
  • пуд пшеницы — 64 копейки
  • пуд солонины — 12 копеек

Александр I

Именно при Александре I многие рабочие начинают получать заработную плату бумажными деньгами, а в обороте появляется все больше и больше серебряных монет. Так до начала войны 1812 годы ежемесячное жалование рабочего составляло 6,67 копеек ассигнациями, то есть 33,35 рублей серебром.

С началом войны и большой нагрузкой на экономику отмечается рост цен, так 1 кг ржаной муки стоил 28 копеек серебром, 1 кг коровьего масла – 4 рубля серебром, 1 кг мяса – 1,4 рубля серебром, а 1 кг гречки – 35 копеек.

Читайте также:  Чем раиса горбачева пугала поваров кремля

Николай I

Рост цен начавшийся при Александре I был еще заметен и в начале правления Николая I, потому что серебряный рубль был уже не такой большой суммой как столетие назад, но все же ощутимой для большинства населения.

  • пуд постного масла и мыла, согласно «Псковским губернским ведомостям» от 1838 года — 16 рублей
  • пуд меда — 20 рублей.

Зарплаты в то время разнились в зависимости от престижа работника.

  • Стоимость билета в театр была 20 рублей, но чтобы попасть на спектакль известной иностранной труппы, нужно было отдать 500 рублей
  • Пошив платья у портнихи стоил 14 рублей, а вот модельеру за его эскиз нужно было отдать 25 рублей
  • Роскошная карета стоила 3000 рублей, доходы некоторых помещиков равнялись 40 тысячам рублей в год.
  • Зарплата лакея и няни была 50 и 25 рублей соответственно.

Во времена Александра II географический атлас стоил 3,60 копеек, литр хорошей водки – 15 копеек, а шкура медведя – 2 рубля. Зарплата земского врача составляла 15-20 рублей.

Александр III

Пуд муки в 1890 году стоил 30-40 копеек, а зарплата рабочего в день составляла около 2-х рублей серебром.

Николай II

В начале 20 века именно при Николае II экономика страны вышла на ощутимо новый уровень, был установлен золотой стандарт рубля, который прошел успешно и без потрясений. В стране установилась благоприятная финансовая ситуация.

Статистика 1913 года информирует, что средняя зарплата в России составляла 23 рубля в месяц, а квалифицированный рабочий мог получить до 100 рублей в месяц, учителя в гимназии – до 80 рублей.

Цены на продукты:

  • фунт телятины — 14 копеек,
  • фунта сливочного масла – 35 копеек
  • фунт хлеба – 4 копейки
  • фунт судака — 25 копеек
  • фунт гречки — 10 копеек
  • фунт капусты — 5 копеек
  • фунт помидор,шпината или цветной капусты — 20 копеек
  • ведра творога – 30 копеек
  • пуд говядины — 2,40 копеек
  • хороший обед в ресторане 15 — 20 рублей.

Несколько примеров того, на что можно было потратить медные и серебряные копейки в то время:

  • Место на балконе в Большом театре — 50 копеек
  • Квадратный аршин съемного жилья — 25 копеек
  • Поездка на извозчике — 20 копеек
  • Проезд тарифного участка на трамвае (две версты, а это около 2 км) — 5 копеек

Технологически современным видом связи в то время становится телефон и чтобы поговорить по нему 3 минуты, нужно было отдать рубль, а чтобы приобрести корову нужно было выложить аж 8-10 рублей.

Ну а что случилось дальше знают все, причем СССР в плане цен ничем не отличался от Российской империи, так как все необходимое стоило копейки, а зарплаты измерялись в рублях.

Источник: http://mycoins.info/chto-mozhno-byilo-kupit-za-kopeyki-v-tsarskoy-rossii/

Крепостных крестьян в 18 веке продавали по 5 руб

Крепостные крестьяне в 18 веке активно продавались и покупались. Стоимость рабочего без квалификации в Петербурге составляла 150 руб. (83 700 руб. по современному курсу), а в некоторых губерниях не превышала 5 руб. (2 790 руб.).

На эти деньги можно было купить 205 кг уже приготовленной свинины или 4-5 мешков пшеничной муки. Цены росли в зависимости от квалификации. Рукодельница в столице стоила 250 руб., столяр или плотник – 600 руб., писарь – 300 руб.

В редких случаях платили даже 1 000 руб.

В 18 веке в России еще существовало крепостное право и люди, являющиеся, по сути, собственностью господ, подлежали купле-продаже. Крепостные крестьяне в 18 веке стоили по-разному в зависимости от места проживания, пола, возраста и умений. Кроме того, в течение века стоимость существенно менялась.

Цены 18 века

В газетах, выпускаемых в больших и малых городах России в 18 веке, часто можно было встретить объявление о продаже крепостных и животных или вещей.

Например, «мальчика, умеющего чесать волосы, и дойной коровы», «лет 30 девка и молодая гнедая лошадь» и т.д.

Их было много, часто они сопровождались разными эпитетами: «горничная: услужливая и расторопная, но очень уж умна: в барыни захотела» (“СПБ. Ведомости”).

Продавали крестьян не только через объявления в газетах, но и на аукционах. Однако Екатерина II, будучи достаточно просвещенной, запретила продажу крестьян без земли или за долги хозяев.

Александр I, придя к власти, запретил также продажу крестьян без земли и по объявлениям в газете. Однако это никому не помещало – просто вместо слова «продается» стали писать «отпускается в услужение».

Цены на крепостных крестьян в 18 веке менялись. Особенно сильно они увеличились во второй половине 18 века. Как пишет в своей книге «Пушкинский Петербург» А. Яцевич (издание 1931 года), в 1747 году можно было купить за 60 рублей двух людей и двух лошадей. Однако уже через 10 лет цены изменились и за молодого здорового мужчину просили 300-400 руб., а за девушку – от 100 до 200 руб.

Справка! Андрей Григорьевич Яцевич (1887 – 1942) – искусствовед, краевед, пушкинист.

Рис. 1. А.Яцевич. «Пушкинский Петербург» как источник сведений о ценах в 18 веке

По сведениям из «Пушкинского Петербурга», цены к концу 18 века в столице могли доходить до 1 000 руб. При этом в Новгородской губернии можно было купить крестьянку всего за 5 руб.

П.Н. Столпянский, российский журналист, активно писавший в 18 веке об истории Петербурга и других городов, решил провести исследование по опубликованным в «СПБ. Ведомости» объявлениям. Результаты таковы:

  • 150-170 руб. рабочие девушки;
  • 250 руб. горничные и рукодельницы;
  • 150-200 руб. мальчики;
  • 300 руб., умеющие хорошо писать, т.к. российское крестьянство было малообразованно;
  • 500 руб. муж портной и жена кружевница;
  • 1 000 руб. муж конюх и жена повар.

Для сравнения со стоимостью рабов, также обратимся к А.Яцевичу. Согласно его книге «Пушкинский Петербург», француз Дюкре, оставивший много сведений о России, пишет, что крепостные в 1808 году стоили 400-600 франков, при том что владелец от их работы получал не более 50 руб. дохода. В эти же годы чернокожие рабы в колониях стоили 2 000 – 3 000 франков, но приносили 200-300 франков дохода.

Рис. 2. Крепостные крестьяне 18 века

Что можно было купить

Покупать и продавать крестьян могли только помещики и дворяне, поскольку нужны они были для работы и их нужно было кормить. Конечно, простой рабочий или учитель не мог иметь крепостных.

Рабочему не позволяла заработная плата, не превышающая 20 руб.

(по данным книги Гиляровского «Москва и москвичи»), учителя и врачи, как правило, нанимали горничных, поваров и прочий необходимый персонал, если в этом была необходимость.

В своих мемуарах адмирал П, В. Чичагов писал о том, что когда он решил продать своих крепостных-мужчин, цену на них назначило правительство – по 150 руб. за каждого. Одновременно с этим он продавал и английских коров-маток по 300-400 руб.

Справка! Павел Васильевич Чичагов, адмирал, сын Василия Яковлевича Чичагова – морского министра Российской Империи.

Таким образом, люди зачастую стоили дешевле, чем коровы и лошади. Учитывая заработную плату неквалифицированного рабочего в 20 руб. и стоимость мужчины (150-200 руб.), который не обладал особыми навыками, т.е.

, по сути, тоже должен был работать рабочим, например, в поле или конюхом, получается, что помещик отдавал за него 8-10 зарплат, а все остальное время он имел работающего на него за еду человека.

Но это касается только столичных цен.

Обратимся к воспоминаниям русских крестьян. Большой вклад в сборник «Воспоминаний» внес Леонтий Травкин.

Он родился крепостным крестьянином, но был хорошо обучен и к 54 годам получил право личного дворянства.

В своих «Записках» он неоднократно указывает на цены разных товаров и услуг 18 века в Псковской губернии, где цены на рядового крепостного, не отличающегося особыми навыками, составляли 5-10 руб.

  • пуд пшеничной муки – 30 коп.;
  • пуд свиного окорока – 40 коп.;
  • зарплата наемного столяра – 50 руб.

Рис. 3. «Записки» Леонтий Травкин. Входит в сборник воспоминаний крепостных крестьян

Теперь посчитаем. Пуд равен 16,38 кг, следовательно, на 5 руб. (минимальная стоимость) можно было купить 273 кг пшеничной муки или 205 кг свиного окорока, т.е., по сути, одну уже приготовленную свинью или 4-5 мешков муки.

Что касается наемного столяра, то приобрести крепостного столяра было гораздо выгоднее. Так, если в Петербурге обычного мужчину можно было купить за 150 руб., а специалиста в каком-то деле за 600 руб., то столяр в Псковской губернии обошелся бы всего в 20-40 руб. – и не надо платить никакой зарплаты.

Это интересно! Точные сведения о ценах на продукты в России в 19 веке

По современному курсу

В 18 веке в Российской Империи наибольшее распространение получил серебряный рубль, в котором содержалось 18 грамм серебра. На 01.08.2019 стоимость серебра составляет 31 руб. Следовательно, 1 царский серебряный рубль сегодня стоил бы 18 * 31 = 558 руб. Пересчитаем стоимость крепостных крестьян в 18 веке по современному курсу.

Таблица 1. Цены в современных рублях

Кого продавали Цена, руб. царский Цена, руб. современный
Простые рабочие не в столице 5-10 2 790 – 5 558
Рабочий-специалист не в столице 20-60 11 160 – 33 480
Рабочий в Петербурге 150 83 700
Горничные в Петербурге, рукодельницы 250 139 500
Писари, обученные рабочие 300 167 400
Специалист 400-1 000 223 200 – 558 000

Источник: П.Н. Столпянский, исследование «СПБ. Ведомости» за 18 век», расчетно

Такими образом, если раньше рабочий без квалификации в Петербурге получал 20 руб., а крепостной без квалификации стоил 150 руб.

(разница в 6 раз), то по современным ценам рабочий в Петербурге должен получать 83 700 / 6 = 13 950 руб. Но учитывая, что таких зарплат сегодня нет, т.к. минимальная заработная плата в Санкт-Петербурге равна 18 000 руб.

, можно сделать вывод, что крепостной должен был бы стоить в современной России 108 000 руб., а не 83 700 руб.

Можно сказать, что цены снизились, однако крепостное право было отменено еще в 1861 году императором Александром II.

Смотрите видео о правилах продажи крепостных крестьян:

Источник: https://yakapitalist.ru/finansy/stoimost-krepostnykh-v-18-veke/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector