Соляные воды и заброшенные месторождения: что уничтожает соликамск

  • Оглавление:

Людмилинская соляная скважина – одна из достопримечательностей Соликамска и, пожалуй, главный символ этого уральского города. Сам Соликамск расположен в северной части Пермского края в 185 км к северу от краевой столицы. Название города связано с соляными промыслами, которые были организованы вологодскими купцами еще в XV веке.

Людмилинская соляная скважина расположена на берегу реки Усолки вблизи исторического центра Соликамска в северо-восточном направлении от Соборной площади города. Точное расположение – пересечение улицы Герцена и Набережной реки Усолки. Ближайшие ориентиры – расположенные вблизи Культурно-досуговый центр и Дворец спорта «Калиец».

Как добраться Людмилинской скважина

Аэропорт Соликамска давно не принимает воздушные судна, поэтому у путешественников есть лишь два способа добраться до города: автотранспортом или воспользоваться железнодорожными перевозками.

Соликамск не имеет прямого железнодорожного сообщения с Пермью, зато сюда можно без пересадок добраться из Екатеринбурга.

Поезд №603E Екатеринбург – Соликамск курсирует по особому графику – от 2 до 4 раз в неделю. Состав выходит из Екатеринбурга вечером (17:21 по московскому времени, 19:21 – по екатеринбургскому) и прибывает в Соликамск утром (06:45 по московскому времени или 08:45 – по екатеринбургскому).

От железнодорожного вокзала Соликамска до соляной скважины можно доехать на автобусах маршрутов №11, №11У, №20, №22, №24, №27. Нужная остановка – «Сберкасса» на улице 20 лет Победы. От остановки надо двигаться по улице Герцена в сторону Набережной Усолки, где и расположена скважина.

Поездку на личном автомобиле рационально начинать из Перми. Расстояние между двумя городами по дорогам — около 212 км. Необходимо выехать из Перми на Восточный обход, который переходит в Соликамский тракт.

Время в пути – около 3 часов 30 минут. После приезда в город необходимо двигаться по улице 20 лет Победы до пересечения с улицей Герцена, после чего повернуть на последнюю и ехать до Набережной реки Усолки.

Из Перми также можно добраться до Соликамска на междугороднем автобусе.

Города соединяет прямой маршрут Пермь – Соликамск, также можно добраться до пункта назначения на проходящих автобусах Пермь – Красновишерск и Пермь – Ныроб.

Периодичность движения автобусов – примерно раз в полчаса, начало движения — в 06:25, окончание – в 20:00. Расчетное время в пути – от 3 часов 45 минут до 4 часов 30 минут.

Автобусы прибывают на автостанцию Соликамска, от которой нужно пройти 250 м в южном направлении до остановки «Центр» на улице 20 лет Победы. Далее следует сесть на один из проходящих автобусов и доехать до остановки «Сберкасса».

История скважины

Долгое время Соликамск оставался лидером в соледобывающей промышленности России, однако к середине XIX отрасль пришла в упадок. Модернизация отрасли потребовала строительства новых заводов, одним из которых был Троицкий солеваренный завод И. Рязанцева.

В 1906 году работнику завода Н. Рязанцеву было поручено на территории предприятия пробурить скважину для определения глубины залегания солевых пластов.

Обнаруженная на глубине почти 100 метров соль оказалась непригодна для употребления в пищу, поэтому образцы соли были посланы на анализ для определения точного химического состава.

Результат исследования показал, что в образцах соли имеется повышенное содержание хлорида калия.

В 1910 году бурение было завершено, а скважина была оборудована насосом. В честь супруги владельца завода Людмилы скважина получила имя Людмилинской. Добытая соль после выварки выдавала рассол крепостью 24% и использовалась в промышленных нуждах.

Срок работы скважины был не велик – сразу после революции Троицкий завод еще продолжал работу, а в 1923 году он был закрыт из-за невозможности полного восстановления. Постройки завода были снесены, единственное, что сейчас напоминает о некогда работавшем предприятии – Людмилинская скважина.

Однако сама скважина не была заброшена. В 1925 году новый анализ образцов соли из скважины обнаружил в породе сильвинит – сырье для производства калийных удобрений.

Дальнейшие исследования позволили открыть самое крупное месторождение калийно-магниевых солей на Верхней Каме. Оказалось, что Соликамск буквально расположен на поверхности месторождения размерами 140 на 60 км.

Именно с этой небольшой скважины берет свое начало крупнейший промышленный район Верхней Камы, лидерами которого ныне являются такие компании-гиганты, как «Уралкалий» и «Сильвинит».

Людмилинская соляная скважина в наши дни

В наше время от полноценной солевой скважины осталась только матичная труба, составленная из толстых сосновых бревен с внутренним диаметром в 50 см.

Рассолоподъемная башня высотой 12 м, которая возвышалась над скважиной, давно утеряна. Людмилинская скважина остается действующей – на ее поверхность продолжает поступать вода.

В целях безопасности скважина была затампонирована песчано-гравийной смесью.

Несколько лет назад территория вокруг скважины была благоустроена для облегчения доступа туристов.

Была обустроена небольшая парковка, перед скважиной была установлена небольшая деревянная скульптура русалки, а пространство вокруг отверстия оборудовано деревянными тротуарами.

Важность калийной промышленности для Соликамска позволила превратить Людмилинскую скважину в настоящий символ города.

Желающие могут попробовать пахнущую сероводородом воду на вкус либо вовсе искупаться в ней. Местные жители считают, что обогащенная калийными солями вода из скважины полезна для здоровья, так что многие решаются искупаться в ней. Благо что вода в скважине не замерзает круглый год, а доступ к скважине открыт 24 часа в сутки.

Конечно, Людмилинская соляная скважина внешне не особо впечатляет и больше напоминает обычный технический колодец. Однако если знать, что отверстие уходит в землю на целых 100 метров, и именно от этой скромной скважины берет свое начало мощная отрасль промышленности, то становится понятна важность этого памятника для Соликамска и всего района Верхней Камы.

Источник: http://SnovaDoma.ru/interes/Rest/lyudmilinskaya/

Как глубоко падать в Соликамский провал

  • С этими мыслями я решил облетать его ещё раз, применив научно-исследовательский подход.
  • Напомню, ранее я уже летал и даже делал виртуальный тур по березниковско-соликамским дырам в земле.
  • В этот раз пришла пора 3д модели:

Немного истории

В ноябре 2014, на шахте «Соликамск-2», произошла авария — начали поступать грунтовые воды, а в нескольких километрах от Соликамска, на территории заброшенного поселка Ключики был найден провал (в то время размерами 20 на 30 метров).

Первая версия провала, фото с perm.kp.ru

Провал с того времени неизменно растёт,вот уже на моём снимке весна 2017ого:

А 2018 у провала появляется младший брат:

август 2018

Ну всё хватит истории, приступим к замерам!

Съёмка

Для того, чтобы построить модель, необходимо выполнить последовательную фотосъёмку поверхности. После этого софт проанализирует положения камер, рассчитав оптические свойства камеры, и сможет собрать облако точек отснятой поверхности.

Эти пирамидки — положения и ориентация исходных снимков

  1. По хорошему, для точной модели, необходимо пройти ножками с геодезическим оборудованием, и связать эти данные с данными полёта.
  2. Начнём, пожалуй, с глубины
  3. Ну всё, модель готова, что мы можем хорошего с ней поделать? А много чего, например построить карту высот:

Не буду томить. 67 метров. Это «глубина» от уровня поверхности земли до поверхности воды. Сколько ещё там под водой — никто не знает.

Это сравнимо с новыми 20 этажными высотками, которые активно плодятся у нас в Перми (их скроет без следа). А если вы визуально помните «Родину-мать», что в Волгограде, то из провала торчал бы исключительно меч.

«Младший» провал в среднем 16 метров от поверхности,а судя по мусору внутри — глубина воды не более пары метров. Итого 18 — высота пятиэтажки.

Ширина

Младший 70-80 в диаметре и это про него всё.

А вот самое широкое место старого — 185м. Самое узкое где-то 140. А если вы захотите прогуляться по периметру, пройти придётся 1.3 километра (ровно столько же вы пройдете, если прогуляетесь от Драмтеатра до Цума)

Самое широкое место 185м

Поскольку в реальной жизни мы с такими ямами не встречаемся, я взял кусочек модели Перми, от наших коллег из FPVPerm и на скорую руку прикрепил к краю модели провал (естественно сохраняя масштаб).

Альма-матер, политех прости, но удобно разместился провал именно на твоей территории:

На фото Октябрьская площадь, комсомольский проспект… соликамский провал

Довольно крупный городской квартал, вполне мог бы уйти под землю, случись такое в крупном городе (Березники, держитесь!).

Объём:

Хорошо, а много-ли туда влезет? Очертим периметр провала и посчитаем объем.

Вообще, именно такие исследования представляют наибольшую коммерческую ценность — провал активно подсыпается, грузовики с песчаной смесью, снуют постоянно. Но в нашем случае (как я говорил, без наземных измерений) точность ограничена и какой-то серьёзной маркшейдерии тут нет.

Тем не менее смотрим:

Нас интересует графа «под плоскостью»

Итак: 735 тысяч кубических метров.

Чтобы из провала сделать озеро потребуется около 300 бассейнов по типу «Олимпия». В ваннах и вёдрах считать даже не просите!

А где модель?

Покрутить модель, можно на sketchfab, она слега упрощена для веба, кликайте ниже… и спасибо за внимание:

Источник: https://je-jenya.livejournal.com/174905.html

Ошибка при добыче или тектонический сдвиг? Что могло стать причиной подтопления рудника в Соликамске

Так выглядит провал в Соликамске

Василий Вахрин

Ситуация с подтоплением калийного рудника № 2 в Соликамске взволновала весь край и город. В социальных сетях пишут, будто рассолы начали поступать в шахту из-за ошибки при добыче, рудник скоро закроют, а город рискует покрыться провалами.

Чтобы разобраться, справедливы ли эти опасения, и лучше понять, что именно происходит на предприятии, из-за чего это началось и чем грозит, мы пообщались с профессором, заведующим кафедрой гидрогеологии, инженерной экологии и геоэкологии Уральского государственного горного университета Сергеем Николаевичем Тагильцевым.

Примечание редакции: ранее мы говорили о ситуации с другим ученым-«горняком», руководителем горного института УрО РАН Игорем Санфировым. Однако информация, которую он смог нам предоставить, ограничивается договором с самим «Уралкалием».

— В шахту СКРУ-2 в Соликамске поступает вода. Нормально ли это, и откуда она взялась?

— Вода — это кровь земли. Она существует везде. В природе водоносные слои или горизонты переслаиваются с водоупорами — слабопроницаемыми породами. Под влиянием тектонических процессов, естественных движения земной коры в этих водоупорах могут возникать трещины, из-за чего возникает гидравлическая связь между горизонтами, т. е.

водоупор даёт «течь». Соликамск находится на территории, сравнительно богатой на тектонические события. Они не несут разрушительной силы, но вызывают движения и деформации в массивах горных пород. Например, таким событием было землетрясение 1995 года. Оно также могло оказать свое влияние и отчасти стать причиной притока воды в шахту.

Разработка недр делает движения в земной коре более активными, а породу — более проницаемой для воды. То есть в Соликамске поступлению воды в шахту могут способствовать сразу и естественные, и техногенные процессы.

Но наличие воды в шахте — это данность для всех рудников. Она поступает и туда, где добывают уголь, железную руду, медь.

Объемы притока разные — от минимальных, когда под землей образуются небольшие лужицы, до очень значительных, когда рудник оказывается под угрозой затопления.

Мини-завод по изготовлению тампонажного раствора

Василий Вахрин

— Могла ли течь возникнуть из-за ошибки маркшейдеров, неверно определивших место, в котором можно вести работы? Или, например, комбайнера, который случайно вырубил больший участок породы, чем нужно?

— Теоретически такое возможно, потому что у сотрудников предприятий мог возникнуть соблазн добыть как можно больше полезного ископаемого. Но оснований утверждать, что именно это произошло на СКРУ-2, сейчас нет. К тому же такие нарушения проектных решений должен был отслеживать горный надзор.

Здесь могло сыграть роль еще одно важное обстоятельство.

До недавних пор прочность целиков — участков невыработанной породы, оставленных, чтобы держать на себе своды горных выработок и все то, что находится над ним, — в шахтах по добыче соли во всем мире рассчитывали не совсем верно.

Раньше не полностью учитывалось, что соль — это пластичный, а не хрупкий и прочный материал. Проще говоря, предприятия и ученые считали, что прочность целиков выше, чем она есть на самом деле. Также на несущей способности целиков могли сказаться те самые движения земной коры.

— Судя по документам, на СКРУ-2 в Соликамске поступает тысяча кубометров воды в час. Много это или мало?

— Для рудника, где добывают железную руду или медь, — не очень много. Имея такие объемы притока, рудники спокойно функционируют, испытывая лишь единственное неудобство — им необходимо откачивать воду из шахты, тратя деньги на электричество.

В случае с месторождениями калийной соли тысяча кубометров в час — это не так уж мало. Вода имеет свойство растворять соль, а значит, и целики. Растворение и ослабление целиков может приводить к обрушениям в шахте.

Читайте также:  Была ли на самом деле матрёшка привезена в россию из японии

По моему мнению, тысяча кубометров в час для такого рудника, как СКРУ-2, это предаварийное значение.

Но точный вывод о том, насколько серьезна ситуация в Соликамске, могут сделать только специалисты «Уралкалия» и пермского горного института УрО РАН, которые должны проводить мониторинг.

Важно не только знать объем поступающей в шахту воды, но и то, сколько соли она вымывает. Для этого у воды, попадающей в рудник и откачанной на поверхность земли, определяется степень минерализации. Эти наблюдения необходимо проводить постоянно.

Если степень минерализации большая и возрастает, значит вода приносит целикам значительный урон. Наиболее опасно положение, когда растет и минерализация, и объемы притока. Также нужно отслеживать проседание земной поверхности. Если в шахте есть проблемы — над ней будут деформации.

Я думаю, в Соликамске такие исследования проводили и проводятся, потому что вода начала поступать на рудник не вчера, это происходит уже на протяжении нескольких лет.

Более того, третий рудник в Березниках затопило еще в 1986 году, были проблемы и на других рудниках.

У всех профильных служб и ведомств было время, чтобы изучить все местные особенности и выработать алгоритмы работы в аварийных и предаварийных ситуациях.

— Есть ли риск, что СКРУ-2 в Соликамске тоже будет затоплен?

— Чтобы ответить на этот вопрос, нужно знать, откуда поступает вода. Если вода идет из вышележащего водоносного горизонта, не связанного с наземным водоемом, который регулярно пополняется благодаря дождям, то есть вероятность, что приток не будет возрастать. Если у водоносного горизонта есть связь с водоемом — источник воды бесконечен, и рано или поздно работу рудника придется прекратить.

— Если рудник затопит, как много запасов солей будет потеряно?

— Это зависит от того, насколько выработаны запасы рудника. Если они почти истощены, потери будут небольшими. В случае если потери большие, остается шанс начать разработку этих пластов с других направлений.

— Второй рудник Соликамска раньше был связан с первым. Позднее их разделили перемычкой. Выдержит ли она, если СКРУ-2 затопит?

— Любая перемычка рассчитана на определенное давление. Возможно, именно эта создана так, что способна справиться в такой ситуации. Если нет — со стороны первого рудника можно реализовать другие современные инженерные решения. В таком случае СКРУ-1 сможет продолжит работу.

— Может быть, проблемную зону на СКРУ-2 тоже можно отделить перемычками?

— Возможно это или нет, могут ответить только те, кто тщательно изучил ситуацию именно на этом руднике. Я знаю обстановку только в общих чертах.

Василий Вахрин

— Что предпочтительней для города: затопить рудник или откачивать из него воду?

— С одной стороны, при заполнении рудника водой есть шанс, что удержится толща горных пород, которая находится над шахтой. С другой стороны, мы имеем пример Березников, когда затопление не помогло избежать провалов.

Поэтому однозначно ответить на этот вопрос должны специалисты из Пермского края, которые имеют большой опыт работы с подобными проблемами. Но прогнозировать, как ситуация будет развиваться, здесь достаточно сложно.

Кстати, даже затопление рудника может не отменить необходимость откачивать насыщенную солями воду. В ряде случаев она может выходить на поверхность через шахтные стволы. Тогда ее тоже приходится откачивать.

— «Уралкалий», который владеет СКРУ-2, просит правительство разрешить сливать рассол в Камское водохранилище. Опасно ли это для окружающей среды?

— Конечно, лучше, чтобы этого не происходило. Но даже если решение о сливе в водохранилище будет принято, не стоит бояться экологической катастрофы.

Все годы существования рудников в Соликамске и Березниках соль уже попадала в местные водоемы в больших количествах. Например, вместе с дождями, льющимися на горы породы, добытой попутно с солью и складированной под открытым небом.

Такую гору, содержащую в себе и частицы соли, можно заметить при въезде в Соликамск.

Также снизить отрицательное воздействие может строительство резервуаров, где вода из шахты будет отстаиваться перед попаданием в водохранилище. Благодаря этому на дно осядут нерастворимые взвеси. Уменьшить количество соли может банальное замораживание. При этом лед будет относительно пресным, а значительная часть соли будет выпадать в осадок.

— Куда еще можно слить воды из СКРУ-2?

— Существует вариант отвода (закачки) рассола в водные горизонты, лежащие над и под соляными горизонтами. Но реализация этих проектов требует тщательного гидрогеологического обоснования.

— Как вы думаете, жителям Соликамска стоит бояться за свою безопасность и ждать появления провалов?

— Подземные горные выработки есть далеко не под всеми районами Соликамска. Там, где их нет — беспокоиться не о чем. Если выработки есть — риск возрастает.

Добыча соли в Соликамске и Березниках должна была производиться с закладкой выработанного пространства той самой «лишней» породой в сухом или влажном виде, которая должна удерживать своды горных выработок. И, повторюсь, любые проблемы под землей отражаются и на поверхности.

Провалы не появляются внезапно, им всегда предшествуют проседания (деформации) земной поверхности, которые относительно просто фиксируются при проведении специальных наблюдений.

Источник: https://59.ru/text/gorod/65252391/

Соль соликамская

Соляной ларь. Его возраст перешагнул столетие.

Соликамск с высоты соборной колокольни.

Центр соляного города и один из храмов — Троицкий собор, построенный в 1682—1697 годах. Его колокольня поднялась на 60 метров. В 1783 году город Соликамск получил свой герб. Изображение в нижней части герба говорит о главном занятии горожан.

Верстовой столб отмечает первую версту государевой Бабиновской дороги в Сибирь, официально открытой в 1597 году.

Людмилинская скважина. Когда в 1906 году её бурили, то обнаружили цветную соль. Так дали о себе знать пласты калийных солей — их разрабатывают и сегодня.

Подлинные, сохранившиеся до наших дней строения старого завода.

Рассолоподъёмная башня высотой более 10 метров.

Механизмы, поднимающие соляной рассол.

Над печью в варнице устанавливали огромные сковороды с рассолом.

Макет сковороды — плоской ёмкости для выпаривания соли.

Посетителей музея встречает фольклорный коллектив.

Солеварением на русской земле впервые занялись в старинном городе Тотьме. На высоком берегу просторной реки Сухона поднялись в XIII веке свежесрубленные золотистые варницы. В них выпаривали пищевую поваренную соль из добытых под землёй соляных рассолов.

Соль — товар всем необходимый, а потому прибыльный. Смекалистые люди в северных, предуральских местах издавна вели поиски подземных соляных запасов и перерабатывали их. Целые семьи связывали свою жизнь с этим занятием.

Так, успешные купцы братья Калинниковы организовали соляной промысел в Прикамье, на реке Усолка, где места славились подземными рассолами. Казалось, копни на метр-другой, и откроется солёное озеро.

В 1430 году братья здесь обосновались, а поселение получило название Соль Камская, позднее оно стало именоваться Соликамском.

Постепенно Соликамск становится заметным городом. Этому способствовали не только его богатые недра, но и то, что находился он на Бабиновской — государевой — дороге, единственной в течение почти двух столетий связывавшей Европу с Азией.

В городе вырастают нарядные храмы, строятся каменные дома, принимает гостей постоялый двор, а из труб новых варниц поднимается дым. В 1613 году здесь учреждают особое воеводное правление, а с 1636 года Соликамск на столетие становится столицей Верхнего Прикамья. Позже он вошёл в состав Пермской губернии.

В 1783 году Соликамску был пожалован герб. В нижней части щита изображён колодец с «опущенным в него ведром для вынутия соли и с означенными на оном соляными потоками». И это не случайно. Ещё в XVIII веке здесь производили соляных кристаллов больше, чем все остальные центры солеварения, вместе взятые.

В 1882 году купец А. В. Рязанцев на северной окраине города Соликамска, на берегу Камы, построил Усть-Боровский солеваренный завод. Для того времени это было современное, хорошо оснащённое предприятие, работающее по передовым технологиям и на новом оборудовании. Более того, стремясь развивать производство, на заводе проводили различные исследования.

Много интересного можно и сегодня увидеть на этом промысле, хотя давно потушены печи в варницах и не дымят их трубы. Завод превратился в музей солеварения, названный «Усть-Боровский солеваренный завод».

Его экспозиция рассказывает о том, как в старые времена добывали важнейший продукт — соль. Всё начиналось с поиска в глубинах земли соляных рассолов. Солеискатели владели своими приметами, по которым определяли, где могут залегать желаемые запасы. Их связывали и с определёнными растениями, и с бурлящими ключами, бьющими из земли.

К рассолам добирались с помощью колодцев-скважин. Их глубина нередко превышала 150 метров. Однако известно: чем глубже скважины, тем крепче рассолы.

Тот, кто хотя бы раз видел, как сооружается не соляной, а обычный колодец, сразу убеждался, что занятие это трудоёмкое и, главное, — непредсказуемое.

Можно рыть, бурить, а до воды так и не докопаться: либо она оказывается в стороне, либо запасы её ничтожно малы. Всё надо начинать сначала.

С соляными скважинами-колодцами ещё сложнее. Случалось, что при их рытье натыкались на водоносный слой. Чтобы вода не попала в выкопанную яму, в неё вставляли деревянную трубу — матицу — шириной «в локоть» и уже через неё продолжали бурить.

Металлический бур с зубьями бросали в матицу и вращали его — чаще руками, а иногда приспосабливая для этого лошадь. Затем бур поднимали на поверхность, очищали от породы и снова кидали в подземелье.

Так месяцами, а то и годами добирались до цели — соляных рассолов.

После окончания земляных работ скважину укрепляли по бокам и на глубине, а на поверхности сооружали из очищенных от коры брёвен и тяжёлых камней что-то похожее на прямоугольную клеть или толстую трубу.

Когда скважина была готова, над ней собирали квадратный, в несколько этажей бревенчатый сруб с дощатой крышей. Внешне это строение напоминало крепостную башню. Да и называлось сие сооружение башней, только рассолоподъёмной.

Для её устойчивости концы брёвен нижних венцов не обрезали, оставляя их длинными, — они выступали наружу в виде наклонных контрфорсов. Такие сооружения выдерживали даже сильные ураганы. В башне мастерили подъёмник — журавль.

Для работы ему требовался простор, а потому внутреннюю часть рассолоподъёмной башни делали довольно широкой — от 8 до 9 метров.

Журавлём таскали из подземелья деревянную бадью или кожаное ведро с рассолом. Но со временем техника развивалась. Сначала появились поршневые насосы на конной тяге, затем паровые машины, а позже их сменили электрические.

Добытый рассол с помощью поршневой системы по трубам поднимали на высоту третьего этажа башни, а оттуда через жёлоб он стекал в рассолопроводную трубу и самотёком попадал в большую бревенчатую двухэтажную избу — соляной ларь. В нижней части строения стояла громадная деревянная ванна — собственно ларь.

До 17,5 тысячи вёдер рассола (около 210 м3) вмещала в себя эта ёмкость. А чтобы под тяжестью она не разорвалась, её стягивали бревенчатыми и металлическими креплениями. В ларе добытый рассол хранился, отстаивался, набирая бóльшую концентрацию. Здесь же его очищали от заметных примесей, а затем по подземным деревянным трубам отправляли на переработку в варницы.

По их количеству, кстати, определяли состояние владельцев заводов.

В центре варницы находилась печь. Над ней крепилась 50-пудовая металлическая сковорода-жаровня — её называли «цырен». Несложно представить размеры этой посудины: длина — 12, ширина — 10 метров, а высота небольшая — около полуметра.

Топилась печь, по жаровым ходам тепло добиралось до ёмкости, жидкость кипела, вода выпаривалась. Над цыреном были прикреплены дощатые трапециевидные полати, где сушили горы соляных кристаллов. За сутки (в зависимости от крепости рассола) получали по несколько десятков пудов такой труднодобываемой поваренной соли.

Её собирали в мешки и переносили в сухие амбары, сделанные из хорошего леса. Размеры их были огромными: длина достигала 52, ширина — 19, а высота — 15 метров. Амбар делился на отсеки — закрома, в которых хранилась соль. К весне такой склад бывал полон. Лишь с приходом большой воды изменялся привычный ритм работы. Теперь соль грузили на плоскодонные баржи и отправляли вниз по Каме.

Соленосы — а такая профессия была на всех промыслах — таскали при погрузке тяжеленные мешки: мужики носили по пять с половиной пудов, бабы — по три пуда.

Соль разъедала не только спину и шею соленоса, но добиралась и до ушей, отчего те становились красными, воспалёнными. Уверяют, что пермяков, работавших на промыслах, узнавали повсюду по ушам.

Читайте также:  Брал ли богдан хмельницкий дюнкерк

Появилось даже выражение: «Пермяк солёные уши пожаловал».

В центре Перми, в одном из скверов, стоит скульптурная композиция, посвящённая «солёным ушам». На постаменте — овальная рамка, внизу на ней — галстук-«бабочка», а по бокам — большие уши. И можно, вставив голову в овал, примерить их к своему лицу.

Источник: https://www.nkj.ru/archive/articles/18845/

Соликамск — соляная столица России. — 2 Соляная шахта

?

Ленивый Доктор (doktoryuga) wrote, 2010-03-16 00:10:00 Ленивый Доктор doktoryuga 2010-03-16 00:10:00 Categories: Ну тогда про шахту :-)После приезда и регистрации нас разделили на группы — 3 группы поехали по шахтам и одна большая группа поехали по городу и на старый соляной завод в Усть-Боровск (гостей и журналистов было вообще много). Причем многие отказывались от экскурсии в шахты — ну и их проблемы 🙂

Немного фактов:

  • Стволы шахт располагаются довольно далеко от центра города, сами ходы простираются на десятки километров
  • По всей шахте проложена принудительная система вентиляции
  • Под сам город шахтные ходы не идут, раньше туда копали, но сейчас в целях безопасности ходы заполнены и больше не разрабатываются (так что повторения Березниковского провала теоретически быть не должно).
  • Глубина залегания 300-400 метров.
  • В настоящее время выработанные проходки стараются заполнить пустыми породами, но это слишком дорого и не всегда получается.
  • Температура внизу постоянна — 10 градусов выше нуля
  • В шахте строго запрещено курить, потреблять алкоголь и прочее (в лихие 90-е говорят на все это мягко говоря положили, в результате чего резко увеличился травматизм, сейчас с этим все строго).
  • Продолжительность смены 8 часов (хороший способ бросить курить), поднимался вопрос о продлении смены до 12 часов! Причем со слов мастера сами работники были не против (!) (поскольку очень много времени уходит на подготовку смены).

Ботинки — носки — нижнее белье (трико и футболка), плотная рубаха (как ее зовут?), штаны, куртка, шлем, ремень для фонаря.

Комплект для Мильграма (проигнорировавшего мероприятие)

Кроме комплекта одежды были так же выданы 2 важных гаджета

  • Самоспасатель изолирующий (на фотографии серебряный цилиндр) — как понятно из названия предназначен для дыхания в случае задымления, возгорания и прочее — когда в воздухе не хватает кислорода. Как я понимаю работает по принципу полузамкнутого контура (т.е. вдох из системы генерирующей кислород, а выдох в атмосферу)
  • Шахтерский фонарь с аккумулятором — раньше были на лампочках накаливания, нынче на светодиодах — говорят зарядки хватает а смену смело — но не кто их пока не садил до конца 🙂 Светит мощно и далеко, хочу такой на велосипед 🙂 Вопреки сложившемуся стереотипу сам эффектор (ну в смысле фонарь) на шлем крепят редко, ибо освещение в шахте есть, а фонарем подсвечивают недоступные места в механизмах и на стенах, что проще сделать руками.

Вот собственно и весь комплект подземного фотографа 🙂

За фото со мной спасибо Екатерине Симон — прекрасной представительнице Соликамской прессы 🙂

Sic! Для фотоаппаратов нахождение в шахте достаточно вредно из-за соляной пыли — со слов Екатерины они уже один объектив убили внизу. Ну в общем то ладно — не страшно один разочек то :-)Спуск в шахте само собой начинается с лифта. В лифт входит по нормам — 30 человек (это достаточно плотненько забивается людей — но мы не шахтеры — мы не худые и места много заняли 🙂 ), можно засунуть и 40 и даже будет работать — правилам ТБ нельзя.

Верхняя часть ствола выложена стальными тюбингами — во избежание так сказать обвала.Нижняя же часть залита бетоном.Спуск занимает около минутыВнизу находится пост, несколько производственно-необходимых помещений и медпункт (на нем сидит фельдшер, ЗП у него для среднего мед персонала совсем не плохая и пенсия в 45 лет)Там же уже скучал в ожидания нас  вот такой агрегат для транспорта любопытных в район выработки.Раньше по шахте бегали уазики, теперь вот это красное чудо.Чудо полностью открыто, шумит, но бегает бодро километров 40 точно носится по узким коридорам, те кто сидел с водителем говорят реально как американские горки :-)В тесной компании мы проехали около 7 километров до нашей цели.(кстати на второй фото видно трубу воздуховода)На стенах шахты висят вот такие телефончики с системой громкого оповещения.Ходы в шахте достаточно высокие — метра 3-4. На срезах просто иногда чудо какие красивые :-)От экскурсируещего руководства сразу же были продвинуты мысли об украшением такими узорами стен домов.А вот это чудесное образование шахтеры называют…думаете как?Правильно — «Титьки»Разработка ведется само собой уже не отбойными молотками, а вполне себе автоматизированно — комбайном.Который вгрызается в породу своими бурами. Опытные же операторы могут по цвету породы определить куда править что бы не выйти из жилы в итоге шахта не совсем ровная — в ней есть и горки и повороты.Когда комбайн начинает работать — такая пылища соляная встает…жуть…Вообще как работает комбайн почти не видно — видно результат: пыль, шум (кстати вполне приемлемый) и порода — которая сыплется в специальный грузовичок (как и в обычном комбайне)Грузовичок отвозит руду к специальному отверстию в полу шахты…как оказалось внизу под выработкой проходит конвейер который транспортирует руду к выходу.

    Пыль при этом тоже стоит страшнаяПыль что характерно белая (странно да? 🙂 ) Поэтому шахтеры выходят из шахты радикально осветленные :-)Вообще соляная пыль штука вредная как для людей так и для механизмов.

    Получается так, что техника после выработки ресурса дороже стоит как металлолом, чем как запчасти. В итоге ее оставляют тут же в шахте и когда выработку засыпают — технику и шахтеров засыпают там же…

    Источник: https://doktoryuga.livejournal.com/156034.html

    Заглянуть в провал

    «Уралкалий» сообщил о притоке рассола (смесь пресной воды и солей) в шахту рудника «Соликамск-2» вечером 18 ноября, в тот же день 120 горняков были эвакуированы с объекта.

    Но первые признаки разрушения породы в зоне аварии начали фиксироваться почти за два месяца до этих событий – еще 20 сентября, рассказал РБК гендиректор Горного института УрФО Александр Барях (вместе с учеными еще двух институтов он входит в рабочую группу по расследованию причин чрезвычайной ситуации на руднике).

    «20 лет там была тишина, а когда что-то застучало, это вызвало беспокойство специалистов. Но вода появилась только 17–18 ноября», – сказал Барях.

    Затопление калийной шахты – случай не уникальный. Всего в мире затоплено около 90 рудников. Похожих аварий на предприятиях, которые сейчас входят в «Уралкалий», с советских времен было три – в 1986, 1995 и 2006 годах.

    Все дело в том, что слои породы над рудником – не однородны: над пластами, где добываются калийные соли, большой пласт каменных солей, над ним – 100-метровая толща породы, насыщенная пресными водами, объясняет Барях. Именно эта толща из растворенных в воде солей защищает рудник от проникновения пресной воды. Однако за эти годы в породе могли образоваться трещины, и вода в итоге смогла пробить себе дорогу.

    В день, когда «Уралкалий» объявил об аварии, вода в рудник «пошла уже потоком», говорит ученый: на максимальных значениях приток жидкости составлял 8–10 тыс. куб. м в час.

    Почему система гидрозакладки не выдержала – еще предстоит установить. Но приток рассола во второй шахте был обнаружен всего в 250 м от места аварии 1995 года, отмечает Барях. Ее официальной причиной было названо землетрясение мощностью до четырех баллов. Тогда под землю ушло целое озеро и питавшие его родники. «20 лет назад рудник чудом удалось спасти.

    Но сегодня мы наблюдаем поступление масс воды, которые копились под глинистыми слоями почвы годами, а теперь – хлынули в шахту», – говорит Барях. Если течь прекратится, воду в пределах горного отвода можно откачать.

    Но окончательное решение о том, можно ли спасти второй рудник, будет принято после мониторинга ситуации со стороны ученых: на это потребуется от недели до двух месяцев, утверждает он.

    Крупнейшие аварии на месторождениях калия

    Добыча калийных солей ведется в Соликамске и Березниках с середины 1930-х годов. За это время здесь случились три крупные аварии.

    1986 год

    В январе на третьем руднике в Березниках рабочие обнаружили струйки рассола. В марте шахта была затоплена. В конце июля на ее месте образовался провал, который в августе заполнился водой. Сейчас там находится небольшое озеро радиусом примерно 150–200 м.

    1995 год

    5 января за несколько секунд в Соликамске образовался провал глубиной более 4 м площадью 950 на 750 м. Под землю ушли озеро и питавшие его родники.

    Причиной провала названо землетрясение мощностью четыре балла. Под угрозой затопления оказались первый и второй рудники, соединенные выработкой, и жилые дома в Соликамске.

    Разрушений и затопления второго рудника удалось избежать.

    2006 год

    В октябре на одном из участков первого рудника в Березниках было обнаружено увеличение притока рассола. Спустя 10 дней скорость притока достигла 1,2 тыс. куб. м в час.

     Руководство «Уралкалия» пыталось возобновить работы, но безуспешно, в результате было решено затопить рудник. В июле 2007 года на месте рудника образовался провал.

    В ноябре комиссия, исследовавшая причины и последствия аварии, оценила прямой ущерб государства примерно в 1 млрд руб.

    Властям пришлось потратить около 1,4 млрд руб. на переселение жителей Березников из аварийного района, а РЖД – строить новую железнодорожную ветку в обход провала. Весной 2009 года государство потребовало от «Уралкалия» выплаты компенсации расходов, связанных с аварией, в размере 7,8 млрд руб.

    Подтопление – главная угроза для калийных шахт во всем мире. По всему миру затоплено в общей сложности несколько десятков рудников. Две крупные аварии случились относительно недавно.

    1980 год, США

    При бурении шахты на озере Пенер в Луизиане рабочие случайно повредили свод калийной шахты, расположенной непосредственно под озером. Вода полностью затопила месторождение, в образовавшуюся воронку засосало несколько барж. В результате аварии озеро превратилось из пресного в соленое.

    1989 год, ГДР

    Обрушились подземные пустоты под городом Фелькерсхаузен в Тюрингии. Смещение подземных пластов вызвало сильное землетрясение, город был почти полностью разрушен. Комиссия выявила ошибки при проектировании калийного рудника.

    Реакция «Уралкалия»

    За два дня с момента появления новостей об аварии «Уралкалий» на биржах в Москве и в Лондоне подешевел примерно на 30%. Инвесторы не забыли, как в 2006 году – сразу после неудавшейся попытки IPO в Лондоне – «Уралкалий» лишился рудника в Березниках. На тот момент на него приходилось около 20% мощности и примерно 30% запасов компании.

    Вскоре после того, как шахту начало затапливать рассолом, «Уралкалий» объявил, что рудник не спасти. Через девять месяцев на месте аварии образовался провал размером 50 на 70 в диаметре. В зону риска обрушения почв попали ТЭЦ и железнодорожная ветка.

    Примерно 25 многоквартирных домов в Березниках дали трещины, компании пришлось за свой счет переселять около тысячи человек.

    Эта авария дорого обошлась компании: в 2008 году причинами инцидента, который первоначально был объявлен форс-мажором, снова заинтересовались власти.

    После повторной проверки, которую проводила комиссия под руководством тогда еще вице-премьера Игоря Сечина, было объявлено, что компанию могут попросить компенсировать убытки от потери запасов месторождения.

    Это грозило «Уралкалию» многомиллиардными выплатами. В итоге в общей сложности компании пришлось выплатить около 7,8 млрд руб.

    Соликамский рудник «Уралкалий» пока не спешит списывать со счетов. По состоянию на пятницу приток рассола в шахту был практически остановлен, из рудника откачано 5 тыс. куб. м воды, заявил РБК глава Росприроднадзора Пермского края Николай Яшин. Если вода перестанет прибывать, появится шанс восстановить рудник, при негативном сценарии он может быть поэтапно затоплен, говорит он.

    Как оценивает шансы на спасение рудника руководство самого «Уралкалия» – не ясно. В понедельник ТАСС со ссылкой на гендиректора компании Дмитрия Осипова сообщил, что «Уралкалий» думает запустить в работу западную часть аварийной шахты и обсуждает эту возможность с Ростехнадзором.

    Этих новостей хватило для того, чтобы котировки акций компании в Москве взлетели почти на 6% к уровню закрытия торгов в пятницу, в Лондоне – на 8,8%.

    Но позднее компания разъяснила, что изучает только возможность закладки шахтных пустот рудника отработанной горной породой, а «о возобновлении полной штатной или частичной работы рудника в данной момент речи не идет».

    Читайте также:  Могут ли «проснуться» супервулканы, расположенные на территории россии

    В итоге на закрытие торгов в Москве «Уралкалий» подорожал в понедельник на 3,8%, капитализация компании составила 394,9 млрд руб.

    Екатерина Кузьмина / РБК

    Риски

    Аварийный рудник – это почти 18% общих мощностей «Уралкалия» (13 млн т) и около 486 млн т запасов (общие подсчитанные и предполагаемые запасы компании – почти 8,6 млрд т).

    Технологически он связан горными отводами с рудником «Соликамск-1» (мощность – 1 млн т в год, здесь же добывается карналлит, который поставляется на «ВСМПО-Ависма» для производства титановой губки). Почти сразу после новостей об аварии появились сообщения, что подтопление «Соликамска-2» угрожает и соседней шахте.

    Представители «Уралкалия» это опровергают, объясняя, что шахты изолированы друг от друга специальными «перемычками» – бетонными пробками.

    Первая и вторая шахты расположены примерно в 200 м друг от друга. В 60-е годы планировалось, что эти рудоуправления будут единым производственным комплексом, и 200-метровый целик, разграничивавший два шахтных поля, был разрезан.

    Когда была пройдена одна выработка, в целях безопасности шахты разделили 40-метровым бетонным блоком. После аварии 1995 года была построена еще одна перемычка толщиной в 60 м. Их прочность специалистов не беспокоит, они выдержат давление порядка 30 атмосфер.

    Проблема в другом – участки на границе бетона и соли могут постепенно подмываться. Сейчас готовится вариант локализации этой зоны, чтобы «обезопасить ее раз и навсегда», – рассказал в интервью радиостанции «Комсомольская правда в Перми» председатель правительства Пермского края Геннадий Тушнолобов.

    Между двумя шахтами планируется построить третью перемычку, а две первые – укрепить, добавляет начальник управление гражданской защиты Соликамска Андрей Воложанинов.  

    На следующий день после объявления об аварии на второй шахте выяснилось, что в 3,5 км от нее произошел провал грунта – в районе заброшенного дачного поселка «Ключики» образовалась воронка 20 на 30 м (несколько строений, судя по фотографиям, ушли под землю).

    «Уралкалий» сообщил, что провал произошел на месте заброшенного рудника. По словам Тушнолобова, за три дня границы провала выросли и теперь составляют 50 на 60 метров в диаметре. Отсюда до жилых районов – несколько километров.

    Сейчас все подступы к провалу по заданию «Уралкалия» оцеплены сотрудниками охранной структуры «Шериф». Но местные власти повторяют, что угроз жилому фонду ни в городе, ни в его окрестностях нет.

    Но на домах устанавливаются сейсмодатчики, ведется мониторинг почв на предмет появления трещин и осадочных явлений, говорит Яшин.

    «Уралкалий» о возможных потерях, связанных с аварией, не сообщает. Пока понятно лишь то, что часть работников со второго рудника (на нем было задействовано 1100 человек, из них – 360 работали непосредственно под землей) компания отправила в вынужденные отпуска с сохранением 2/3 зарплаты (об этом говорят двое источников в компании).

    • Прогнозы
    • На показатели 2014 года приостановка рудника серьезно не повлияет, говорит аналитик Raiffeisenbank Константин Юминов: «Уралкалий», скорее всего, компенсирует добычу за счет более высокой загрузки по другим рудникам и выполнит годовой план производства в 11,5 млн т.

    В следующем году, в самом худшем сценарии, который предполагает потерю рудника, добыча компании может упасть до 9,8–10 млн т, считает аналитик Renessaince Capital Владимир Скляр.

    «В этом случае мы ожидаем, что выручка уменьшится примерно на $570 млн или на 15% к 2014 году, показатель EBITDA упадет на $375 млн или на 21,5%», — говорит Скляр.

    По его расчетам, чистая прибыль «Уралакалия» в следующем году из-за потери рудника может снизиться на 33% до $750 млн. Согласно дивидендной политике, «Уралкалий» платит акционерам не меньше 50% прибыли по МСФО.

    В мировом производстве калия на рудник «Уралкалия» приходится не больше 4%, в долгосрочной перспективе возможное выпадение этих объемов вряд ли серьезно повлияет на цены. Но авария может упрочить позиции «Уралкалия» на текущих переговорах с китайскими потребителями, считает Скляр. Это важно, потому что цена на калий для Китая служит индикатором для всего остального рынка.

    Сейчас контрактная цена «Уралкалия» с потребителями в Китае – около $305 за одну тонну, на спотовом рынке Китая калий торгуется примерно за $330, но на нем продается только около 10% удобрений, отмечает Скляр. По его словам, до аварии «Уралкалий» хотел поднять цену до $335–340, но Китай соглашался на цену только на $315.

    Представитель «Уралкалия» отказался от комментариев.

    Екатерина Кузьмина / РБК

    Авторы: Людмила Подобедова, Эльдар Ахмадиев

    Источник: https://www.rbc.ru/business/24/11/2014/5472f367cbb20f47fd664aa1

    Соль Прикамья земли Пермской | История России | Багира

    Все знают выражение «пермяк солёны уши», но не всем известно его происхождение. А появилось оно много веков назад, когда на пермской земле были открыты месторождения каменной соли. У пермяков, которые носили на своём горбу мешки с солью, снабжая ею всю Россию, уши были всегда припорошены ею.

    Когда-то, 200 миллионов лет назад, на севере Пермского края плескалось древнее море. Потом оно исчезло, оставив после себя огромные залежи калийных и каменных солей. Последние добывали здесь только до 1970-х годов, хотя запасы её по-прежнему велики. Однако более выгодным оказалось добывать пищевую соль на озере Баскунчак в Астраханской области и в Соль-Илецке — в Оренбургской.

    Пермяки пожаловали!

    Небольшой городок Соликамск на севере Прикамья на протяжении нескольких — веков считался главной «солонкой» России — здесь добывали до 70 процентов «пермянки»: так называли пермскую соль.

    Оценили её вкусовые качества и в Европе, однако при царе Алексее Михайловиче вывоз пермской соли за границу запретили, назвав её стратегическим запасом России. Во многих местах Верхней Камы, где подземные воды близко подходили к пластам каменной соли, образовались так называемые рассолы и соляные источники.

    Полакомиться вкусной солью-лизунцом наведывались дикие животные, натаптывая тропы, а потом уже по ним приходили люди. Узнав об этом природном богатстве Прикамья, в XV веке сюда прибыли новгородские купцы братья Калинниковы. На берегах рек Боровой и Усолки они организовали добычу соли, построив несколько солеварен.

    Так появилось поселение Соль Камская, ставшее потом городом Соликамском. К рассолам добирались с помощью колодцев-скважин. Их глубина нередко превышала 150 метров: чем глубже скважины, тем крепче были рассолы. Чтобы вода не попала в выкопанную яму, в неё вставляли деревянную трубу-матицу и уже через неё продолжали бурить.

    Металлический бур с зубьями бросали в матицу и вращали его, чаще руками, но иногда использовали лошадей. Таким образом добирались до цели — соляных рассолов. Когда скважина была готова, её укрепляли, сооружая над ней бревенчатый сруб. Внешне это строение напоминало крепостную башню. Впрочем, и называлось это сооружение башней — рассолоподъёмной.

    В башне устанавливали подъёмник — журавль, с помощью которого из подземелья вытаскивали деревянную бадью с рассолом. Добытый рассол с помощью поршневой системы по трубам поднимали на высоту третьего этажа башни, а оттуда через жёлоб он стекал в рассолопроводную трубу и самотёком попадал в большую бревенчатую избу — соляной ларь.

    В нём добытый рассол отстаивался, набирая большую концентрацию, после чего по подземным деревянным трубам его отправляли на переработку в варницы. В центре варницы находилась печь, над ней крепилась Офомная металлическая сковорода-жаровня, которую называли «цирен».

    Печь растапливали, рассол кипел и выпаривался, образуя кристаллы соли, которую затем перебрасывали на полати и сушили. За сутки получали по нескольку десятков пудов поваренной соли, её собирали в мешки и переносили в сухие амбары. Весной, с приходом большой воды, соль грузили на баржи и отправляли вниз по Каме, в Нижний Новгород — главный центр соляной торговли.

    Мешки с солью носили соленосы, при этом соль разъедала не только их спины и шеи, но и уши, от чего те воспалялись, покрываясь коростами. Пермяков, работавших на промыслах, узнавали везде потом по этим ушам. Так и появилось выражение: «Пермяк — солёные уши пожаловал».

    Богаче Строганова не будешь

    Прознав о том, что купцы Калинниковы находят на берегах Камы богатые солью места, основатель династии промышленников Строгановых Аника в 1558 году выпросил у Ивана Грозного эти полупустые, малообжитые земли в аренду. К тому времени Строгановы уже контролировали большую часть сольвычегодских солеварен в Архангельской области.

    Царь согласился, предоставив им право владеть этими землями и освободив от налогов, но обязал при этом «городки ставить, сечь лес, пашни пахать и соль варить».

    Льготы от повинностей и другие вольности, данные Строгановым для успешной колонизации края, привлекли многих простых людей, которые стали заселять эти места и работать на соляных варницах. Дело успешно развивалось. Помимо добычи и производства соли Аника выстроил оптовую и розничную торговую сеть.

    Склады и дворы были открыты в Москве, Коломне, Калуге (через которую шла торговля с Европой), Рязани, Великом Устюге. В начале XVII века Строгановы владели почти 85 процентами имеющихся в Прикамье соляных варниц, вываривая до 7 миллионов пудов соли в год.

    Солеварным делом занимались в Прикамье и другие промышленники, к примеру, московский купец Никитников, которому в 1639 году удалось завладеть по просроченной кабале пятью строгановскими варницами «со всяким варничным заводом и с крестьянами» и даже составить Строгановым солидную конкуренцию.

    Другими крупными солеварами были братья Шустовы. Им в последней четверти XVII века принадлежали солеварни на реке Ленва — Ленвенский промысел, настолько крупный, что его владелец тоже начал конкурировать со Строгановыми.

    Однако Григорий Строганов, получив по наследству 15 варниц, построил более 30 новых и сумел прибрать к рукам Ленвенские промыслы, превратив Новое Усолье в крупнейший после Соликамска центр соляной промышленности.

    Тогда-то и появилась здесь поговорка «Богаче Строганова не будешь».

    Последний завод Прикамья

    В 1878 году на севере Соликамска на средства купца Александра Рязанцева начал строиться Усть-Боровской солеваренный завод, а спустя четыре года здесь была выварена первая соль. Интересно, что технология производства практически полностью повторяла старинный процесс, известный ещё с XV века.

    То есть все промышленные сооружения были выполнены из дерева и включали рассолоподъёмные башни, соляные лари, варницы и амбары. К началу XX века здесь работали около двухсот человек, и это было одно из крупнейших промышленных предприятий Прикамья.

    Рассол выкачивали из-под земли уже при помощи паровой машины, однако соль по-прежнему собиралась вручную, её также перегружали и складировали в амбарах, расположенных на берегу Камы. До революции 1917 года заводом владели несколько представителей семьи Рязанцевых, которые мало что изменили в его облике и в технологических процессах производства соли.

    Вместе с шестью другими солеваренными заводами Прикамья Усть-Боровской сользавод после революции был объединен в трест «Пермсоль». В 1923-1924 годах некоторые конные солеподъёмники заменили электрическими, штанговые приводы на отдельных скважинах сменили электромоторы, внедрили подогрев воздуха в варницах и искусственную тягу в топках.

    Мало что изменилось на заводе и с переходом его в 1930 году в систему «Уралсольтреста». При этом себестоимость выварочной соли росла, производство её становилось всё более нерентабельным, но завод продолжал работать и после Великой Отечественной войны.

    С начала 1950-х годов Усть-Боровской завод оказался единственным действующим солеваренным предприятием Прикамья — остальные были закрыты в связи со строительством Камской гидроэлектростанции. Добыча соли сохранялась практически на дореволюционном уровне: ни технология производства, ни оборудование, ни основные производственные сооружения не претерпели никаких кардинальных изменений.

    В 1960 году Усть-Боровский завод, называвшийся тогда Соликамским сользаводом, был передан на правах цеха оборонному заводу «Урал», а в 1963 году вошёл в структуру Соликамского калийного комбината — мощного современного предприятия, лидера бывшего СССР по производству калийных удобрений. Однако его руководители не были заинтересованы в модернизации нерентабельного производства, и последним техническим нововведением оказался переход ещё в 1950-е годы с древесного топлива на каменный уголь.

    1 января 1972 года Усть-Боровской солеваренный завод был закрыт. А в октябре 1986 года на территории бывшего предприятия был открыт Музей истории соли, воссоздающий старинную технологическую цепочку солеварения. Ежегодно этот музей посещают сотни туристов со всей России.

    Здесь проходят различные мероприятия, такие как «Солёный свадебный обряд» для молодожёнов, Масленица, «Солёный тимбилдинг» и другие. А накануне Пасхи проводится народный праздник «Чистый четверг на Сользаводе». В этот день сотрудники музея, кроме всего, дарят посетителям мешочек с чёрной четверговой солью, приготовленной по старинным технологиям.

    Издавна считается, что эта соль обладает мощными обережными, защитными и лечебными свойствами.

    • Журнал: Загадки истории №29, июль 2019 года Рубрика: Люди и вещи
    • Алина Данилова
    • Tags Загадки истории богатство море соль месторождение Пермь купечество Кама Строгановы солеварня Соликамск

    Источник: https://www.bagira.guru/russian-history/sol-prikamya-zemli-permskoj.html

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector