«царские деньги»: какие сокровища остались у николая ii за границей

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границей

Сколько денег было у царской семьи? Оценки разнятся: от такой, что Романовы были богатейшими людьми своего времени до такой, что им приходилось экономить. В любом случае интересно, куда подевались деньги царской семьи после революции.

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границей

В 2012 году американский портал Сelebrity Net Worth составил рейтинг двадцати пяти самых богатых людей тысячелетия. В этом рейтинге Николай II оказался на пятом месте в общем списке. Его состояние Сelebrity Net Worth оценил в 300 миллиардов долларов (в пересчете на современные деньги). Так как царская семья была канонизирована, то Николай Второй в рейтинге значится как «самый богатый святой».Сразу оговоримся, американский портал не приводит каких-либо документов, подтверждающих капитал Николая Второго в 900 миллионов долларов (до пересчета). Поэтому проверим цифры сами.

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границей

После февральской революции одной из первейших задач Временного правительства стала дискредитация царской семьи. Необходимо было рассказать народу о том, как вольготна и роскошна была жизнь царя и его семьи, какие басноловные капиталы лежат на их заграничных счетах.

За дело взялся первый глава Временного правительства князь Георгий Львов. Чиновники Кабинета были в своем большинстве лояльны новой власти, поэтому искать долго не пришлось. В 1920 году, во время допроса по делу о расстреле царской семьи, который вел следователь по особо важным делам при Омском окружном суде Николай Соколов, князь Львов вспоминал: «Разрешался также вопрос о средствах, принадлежавших Царской Семье. Семья, конечно, должна была жить на свои личные средства. Правительство должно было нести лишь те расходы, которые вызывались его собственными мероприятиями по адресу Семьи. Их личные средства были выяснены. Они оказались небольшими. В одном из заграничных банков, считая все средства Семьи, оказалось 14 миллионов рублей. Больше ничего у Них не было».

В книге историка Игоря Зимина «Царские деньги. Доходы и расходы семьи Романовых» дается следующий расклад:1 мая 1917 года у царской семьи было:  в процентных бумагах – 12 110 600 рублей; на текущих счетах – 358 128 рублей 27 копеек, наличными — 3083 руб. 42 копеек. Общая сумма: 12 471 811 рублей 69 копеек. По курсу доллара того времени (1/11) — 1,13 миллионов долларов.

Аноним сообщает

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границей

В августе 1917 года в Петрограде вышла книга анонимного автора «Падение Романовых». Личность анонима не установлена, но очевидно, что он был близок к комиссару Временного правительства Головину, который был ответственен за прояснение сведений о капиталах царской семьи.

В этой книге указаны следующие цифры личных средств августейшей семьи: Николай II – 908 000 руб.; Александра Федоровна – 1 006 400 руб.; Цесаревич – 1 425 700 руб.

; Великая княжна Ольга Николаевна – 3 185 500 руб.: Великая княжна Татьяна Николаевна – 2 118 500 руб.; Великая княжна Мария Николаевна – 1 854 430 руб.

; Великая княжна Анастасия Николаевна – 1 612 500 руб. Итого: 12 111 030 рублей.

Как можно видеть, никаких миллионов долларов не было у царской семьи и по этим подсчетам, хотя автор «Падения Романовых» также писал о таинственных счетах в зарубежных банках. Что же это за счета?

Счета в заграничных банках

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границей

Были ли у царской семьи счета в заграничных банках? Ответ на этот вопрос лучше искать в трудах исследователей, а не на американских сайтах с сомнительными источниками данных.

Самое серьезное исследование на эту тему провел британский историк и финансист Сити Уильям Кларк, автор бестселлера «Потерянные сокровища царей».

Он выяснил, что крупные суммы семья Александра III хранила в Bank of England.

Вступивший на престол в 1894 году Николай Александрович решил закрыть заграничные счета по понятной причине: страна в то время была вынуждена прибегать к зарубежным заимствованиям, из-за чего складывалась достаточно абсурдная ситуация: царь давал Российской империи деньги под солидный процент. В то время закрытие счета и перевод средств было непростым делом, поэтому процесс растянулся на целых шесть лет.

Историк Олег Будницкий, занимавшийся поисками информации о царских счетах в заграничных банках, в одном из английских архивов нашел папку с говорящим названием «О заграничных имуществах покойного императора». В ней были рассказы по данной теме лиц, имевших непосредственное отношение к финансам Российской империи.

Князь Сергей Гагарин, который работал в министерстве Двора рассказывал: «Во время бывших в России в 1905-1906 годах беспорядков по распоряжению министра императорского двора были переведены за границу принадлежавшие августейшим детям государя императора суммы в размере, кажется, около 4-4,5 миллиона рублей. Средства эти образовались путем накопления отпускавшихся, согласно основным законам, ассигнований на содержание детей царствующего императора. Деньги эти были помещены на хранение в банкирский дом Мендельсона в Берлине».

Гагарин, таким образом, прямо говорит о том, что в 1905 году Николай II перевел за границу средства, предназначавшиеся детям.

О счетах в немецком банке Мендельсона писал и один из распорядителей средств русской эмиграции, атташе в США Угет: «Насколько мне известно, лишь у Мендельсонов в Берлине остались небольшие вклады русскими процентными бумагами, сделанные государыней на имя каждого из ее детей. Если не ошибаюсь, нарицательная сумма каждого из вкладов составляла 250 000 рублей».

«Анастасия» и комиссия

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границей

Вопрос о зарубежных счетах Николая II вынужденно был поднят уже в 20-е годы, в связи с появлением в Германии первой «Анастасии», которая заговорила о якобы причитающихся ей деньгах.

Русскую эмиграцию взбудоражило это «воскрешение». В Европе находилось много бывших чиновников и приближенных августейшей семьи. В конце концов было решено созвать комиссию и раз и навсегда прийти к согласию по щепетильному вопросу.

Такая комиссия была собрана 26 февраля 1929 года. Вердикт её был однозначен: «Государь император и его августейшая семья никаких имуществ за границей не имели, кроме небольших капиталов дочерей государя, около одного миллиона марок на каждую, в банке Мендельсона в Берлине».

Бывший советник министра иностранных дел Борис Нольде подчеркнул, что в связи с Первой мировой войной «суммы эти были секвестрированы и затем, невостребованные, подверглись, вероятно, всем последствиям инфляции и превратились в ничто».

В марте 1930-го протокол этого совещания был опубликован в парижской газете «Возрождение».

 Наследники

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границей

В 1934 году суд Центрального района Берлина признал и наследников царских денег. Ими стали великие княгини Ксения и Ольга, графиня Брасова, и родственники покойных княжон по линии императрицы Александры Федоровны.

Как и говорил Борис Нольде, инфляция обесценила вклады. Суд выдал официальные бумаги на право наследства только через четыре года после определения наследников, в 1938 году.

Сумма оказалась действительно смехотворной: меньше 25 тысяч фунтов стерлингов. Разделенные между всеми наследниками, эти средства не представляли почти ничего.

Великая княгиня Ксения Александровна даже не стала забирать причитавшуюся ей долю.

Кроме денежных средств, были у царской семьи ещё и драгоценности. Они достались большевикам, многое было продано за границу. Об этом вы можете прочитать наш материал  ЧТО БОЛЬШЕВИКИ ПРОДАЛИ НА ЗАПАД.

Источник: http://nikoaskas.blogspot.com/2015/03/blog-post_149.html

«Царские» деньги Революции или мошенничество в особо крупных размерах. часть 2.. Статьи. Монеты и Медали

Ирина Сабинина 16.09.2016 15:00

Аукцион 103 Лот 627

Список финансовых афер молодого советского правительства вовсе не исчерпывался чеканкой монет царского периода параллельно с собственными червонцами. Не только псевдомонархическое золото годилось для разнообразных нужных закупок за границей — бумажные деньги тоже частенько оказывались не лишними.

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границей

Тут надо вспомнить, что бумажные деньги высоких номиналов, выпускавшиеся в течение последнего десятилетия Российской империи, почти не подделывались фальшивомонетчиками: слишком качественными и хорошо защищенными были эти банкноты. «Русский рубль в то время очень высоко котировался и в Европе, — пишет С. Романов в своей книге «Фальшивомонетчики. Как распознать фальшивые деньги».

— Особенно большой популярностью русская валюта пользовалась в Германии. Солдаты и офицеры немецких войск, расквартированные в Польше, все расчеты за постой производили в германских марках, а за товар и услуги расплачивались только русскими деньгами. За кредитный билет 100-рублевого достоинства финские перекупщики платили по 130 марок, а продавали царскую «сотню» шведам уже за 200».

Правда, репутация российских купюр оказалась подпорчена еще до большевиков: из-за нехватки денег и роста цен решительно на все Временное правительство и Государственная дума уже в марте 1917 года озаботились выпуском новых банкнот.

Непочтительный народ живо окрестил их «думками» — но даже несмотря на запуск печатного станка чуть ли не в круглосуточном режиме и выпуск исключительно купюр крупных номиналов (самой мелкой была 250-рублевка) «думок» — и тех не хватало.

Следующей волной в обращение пошли «керенки» — билеты достоинством в 20 и 40 рублей, печатавшиеся буквально на чем угодно, от этикеточной едва ли не до обойной бумаги.

Инфляция и полная бессмысленность ничем не обеспеченных и никак не защищенных денег привели к тому, что подделки ходили наравне с «государственными» билетами, и все эти тонны макулатуры выпускались сперва листами, а затем рулонами. Предполагалось, что владелец способен самолично отрезать нужную сумму ножницами и отдать за товары или услуги.

Эта «игра в фантики» происходила в том числе и в первые послереволюционные годы — но, разумеется, только внутри страны. Для зарубежных расчетов не годились ни билеты Временного правительства, ни, тем более, «керенки». Как мы помним, дефицит «царских», качественных купюр начался еще до Великой Октябрьской революции — логично было бы предположить, что в первые послереволюционные годы этих денег станет еще меньше. Вывоз из страны денежной массы, естественный износ и утрата купюр и прочие совершенно предсказуемые процессы должны были бы, по идее, почти полностью «искоренить наследие проклятого царизма».

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границей

Но на деле все было наоборот. Количество находившихся в обороте чистеньких, новых, подлинных николаевских купюр и куда менее ценных, но имевших активное хождение внутри страны денег Временного правительства понемногу росло.

Ничуть не смущаясь, Советская власть, равно как и Временное правительство до нее, продолжала заниматься эмиссией, печатая «царские» деньги с оставшихся в ее распоряжении матриц. Сколько времени продолжалась эта вакханалия государственного фальшивомонетничества и на какую именно сумму было напечатано казначейских билетов уже не существовавшей Империи, неизвестно.

Вполне возможно, печатный станок работал, пусть и с перерывами, до самой реформы 1924 года. «К денежной реформе мы приступаем почти через десять лет после начала мировой войны, вместе с которой началась и «порча» наших денег.

Только через десять долгих и тяжелых лет денежного расстройства удается приступить опять к созданию прочных, устойчивых, надежных денег», — писал о ней Яков Федоров, вероятно, даже не подозревая, что вполне «прочными» и «устойчивыми» все эти годы оставались допечатываемые Советским правительством царские купюры.

  • Официально считается, что последние партии «царских» денег были отпечатаны в 1920 году — по крайней мере, официальная бумага, предписывающая выдать некому товарищу Хак-Матараджи Заде почти два миллиона кредиток дореволюционного образца без последующей ревизии, датирована 30 ноября 1920 года и выглядит так:
  • УДОСТОВЕРЕНИЕ
  • Дано Отделом денежных и расчетных знаков Хак-Матараджи Заде в том, что ему согласно распоряжения Замнаркомфина тов. Чуцкаева выдано по ассигновке Наркомвнешторга один миллион девятьсот тридцать пять тысяч восемьсот семьдесят пять (1 935 875) рублей кредитными билетами дореволюционного образца достоинством:
  • 500-рублевого достоинства — 1 500 000 рублей, 25-рублевого достоинства — 100 000 рублей, 10-рублевого достоинства — 335 800 рублей, 5-рублевого достоинства — 75 рублей.
  • Указанные деньги на основании действующих на сей предмет законоположений ревизии не подлежат.

Заведующий отделом денежных и расчетных знаков. Подпись.

Читайте также:  Какие кони помогли чингизхану завоевать полмира

Заведующий распорядительной частью. Подпись.

(РГАЭ, ф. 2324, оп. 16, д. 19, л. 7.)

Обращает на себя внимание наличие в списке как купюр максимального номинала, существовавшего в царской России (500 рублей), так и мелких расходных купюр по 5, 10 и 25 рублей.

Неизвестно, на что пошли полученные товарищем со сложной фамилией деньги, зато по воспоминаниям очевидцев и участников, прекрасно известно, с какой блистательной лихостью расшвыривались свежеотпечатанные царские купюры в советских посольствах и торгпредствах за рубежом.

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границейМ. Я. Лазерсон (1887–1951)

Вспоминает М. Я. Лазерсон:

«…В отношении денежных вопросов в посольстве царил, действительно, непростительный беспорядок. Однажды Иоффе нужны были деньги, и он попросил меня разменять ему крупную сумму в царских рублях на германские марки. Германская марка тогда еще высоко стояла.

Английский фунт стерлингов стоил тогда, правда в частном обороте, около 35 марок. Я сказал Иоффе, что принятая в посольстве система размена царских рублей с помощью посредников или же в мелких разменных конторах очень нецелесообразна. Обмен крупных сумм таким путем несомненно ведет к потерям.

Я бы счел нужным обратиться непосредственно в один из крупных банков и предложить ему деньги для обмена.

Иоффе в моем присутствии открыл денежный шкаф, вынул оттуда несколько перевязанных пачек с царскими сторублевками (в каждой пачке было 100 бумажек), передал мне пачки и сказал: «Хорошо, будьте так любезны, обмените деньги. Поступайте, как Вы находите нужным».

  1. Я конечно, собирался начать обычную процедуру счета денег и выдачи квитанции. Но Иоффе улыбнулся и сказал:
  2. «Оставьте это, от Вас мне не нужно никаких квитанций, Вы в общем взяли 10 пачек, все остальное в порядке».
  3. Когда я ему возразил, что может случиться, что в отдельных пачках не будет доставать бумажек, Иоффе только рукой махнул и сказал:
  4. «Бросьте, все будет, как следует».
  5. Я отправился с деньгами в банк, за мной шел служащий посольства с заряженным револьвером, чтобы защитить меня в случае нападения.

Я обменял деньги в банке по курсу, приблизительно на 25 % более высокому, чем тот, который кассе посольства до сих пор удавалось получить за царские рубли в маленьких разменных конторах и через посредство агентов. Я вместе с тем попросил банк выдать мне расчет, из которого явствовало, сколько марок было получено при размене рублей.

Когда я с деньгами вернулся в посольство и вручил их Иоффе, я захотел также передать ему расчет и пересчитать, как полагается, принесенные мною деньги. Иоффе же мне только сказал:

«Оставьте это, все в порядке, все очень хорошо». На это я ему возразил:

«Но, тов. Иоффе, Вы должны же пересчитать деньги, это ведь крупная сумма, я хочу быть уверенным, что я передал Вам сумму полностью».

Иоффе: «Но я же знаю, с кем я имею дело, все обстоит благополучно».

Иоффе взял у меня всю сумму из рук и положил ее в денежный шкаф. Лишь с трудом удалось мне убедить его положить туда же и расчет.

Вся эта сцена произвела на меня самое удручающее впечатление, ибо Иоффе в моем присутствии ни при выдаче царских рублей, ни при получении суммы в марках не сделал никакой пометки в какую бы то ни было книгу. Было ясно, что деньги, врученные мне Иоффе, не проходили через кассу посольства.

Эта касса принимала и выдавала деньги по письменным ордерам, в чем я сам несколько раз имел случай убедиться. Я обратил внимание Иоффе на то, что я обменял деньги по значительно более высокому курсу, чем касса и что в дальнейшем подобные потери на курсе не должны быть допущены.

На это Иоффе спокойно мне ответил:

«Ну, хорошо, в таком случае Вы будете всегда менять в дальнейшем деньги».

И, действительно, я несколько раз менял царские деньги для Иоффе в банках, причем вся процедура происходила всегда так же как описано выше».

Товарищи, занимавшиеся обменом царских денег на западную валюту, вывозили из страны банковские билеты в прямом смысле слова чемоданами. Там же, у М. Я.

Лазерсона, читаем: «Чемоданы были наполнены в присутствии Гуковского и моем царскими рублями; это были 500-рублевые и 100-рублевые билеты, совершенно новые, упакованные в пачки по сто билетов каждая.

Что касается 500-рублевых билетов, то можно было с легкостью упаковать два миллиона рублей в маленький чемодан, для сторублевок же требовалось, конечно, помещение в пять раз большее.

Все чемоданы были наполнены и заперты. Всего там было наверное не менее десяти миллионов рублей. Царские рубли котировались тогда еще в Стокгольме по хорошему курсу, так что эти чемоданы с русскими бумажными деньгами представляли даже в высокой валюте значительную ценность».

Чемоданы с деньгами уходили за границу безвозвратно, возвращались в обменянном на валюту виде, тратились на взятки и бог весть на что еще. Отношение имевших доступ к этим деньгам и сопровождавший крупные и неподотчетные финансовые трансакции залихватский угар лучше всего описаны в книге, не имеющей ни малейшего отношения к нумизматике или историческим мемуарам:

«На галерке произошло движение, и послышался радостный голос:

— Верно! У него! Тут, тут… Стой! Да это червонцы!

Сидящие в партере повернули головы. На галерее какой-то смятенный гражданин обнаружил у себя в кармане пачку, перевязанную банковским способом и с надписью на обложке: «Одна тысяча рублей».

Соседи навалились на него, а он в изумлении ковырял ногтем обложку, стараясь дознаться, настоящие ли это червонцы или какие-нибудь волшебные.

— Ей богу, настоящие! Червонцы! — кричали с галерки радостно.

[…]

Поднимались сотни рук, зрители сквозь бумажки глядели на освещенную сцену и видели самые верные и праведные водяные знаки. Запах тоже не оставлял никаких сомнений: это был ни с чем по прелести не сравнимый запах только что отпечатанных денег.»

Узнаете? Да, это «Мастер и Маргарита» М. А. Булгакова. Если помните, деньги, в изобилии раскидываемые свитой Воланда по Москве, то превращались в доллары — причем именно тогда, когда к неудачливому взяточнику приходила с обыском милиция, то оборачивались бумажками от нарзанных бутылок или даже пчелами.

Точно так же со временем исчезли — частью были обменяны на валюту, частью истрачены, вывезены за рубеж или сгинули в «захоронках» и допечатывавшиеся по мере необходимости старые царские купюры.

От былого великолепия чемоданов свежеотпечатанных денег коллекционерам остались только расписки да разрозненные кредитки.

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границей

Но иногда бонистам все же улыбается удача, и на аукционах оказываются редкие лоты, словно попавшие в современную Москву прямиком из какого-нибудь немецкого или шведского посольства образца 1918 года: чистые нетронутые пачки купюр в банковских бандеролях. Правда, попадаются они все реже и реже, и более распространенными не станут: обладатели подобных сокровищ, в отличие от советских эмиссаров первых революционных лет, расставаться с денежками не спешат.

Использованная литература:

Романов С. Фальшивомонетчики. Как распознать фальшивые деньги. М., 2005.

Федоров Я. Старые и новые деньги. Денежная реформа 1924 г., 1924.

По страницам архивных фондов ЦБ РФ, выпуск 15. >>

Ларсонс (Лазерсон) М.Я. В советском лабиринте: эпизоды и силуэты. 1932.

Булгаков М. А. «Мастер и Маргарита».

Источник: https://www.numismat.ru/blog.shtml?id=501

Куда пропали богатства семьи Романовых

Семья последнего русского императора владела одной из самых больших коллекций ювелирных драгоценностей, сотнями шедевров искусства и уникальных книг.

После революции большая часть сокровищницы была разграблена и распродана. Какие предметы коллекции удалось в итоге вернуть в Россию, и куда ведут следы утерянного золота Романовых?

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границей

Специалисты, до сих пор по крупицам восстанавливающие наследство Романовых, говорят о том, что после Октябрьской революции за границу вывезли около 80% уникальный ценностей, причём не только императорской семьи, но русского народа вообще.

Большевикам, оказавшимся у власти, нужна была валюта — в первую очередь, для закупки продовольствия, а также на «нужды Коминтерна» и поддержки революционных идей во всём мире.

Специально для продажи и учёта драгоценностей Романовых и других уничтоженных семей было создано новое ведомство — Госхран. Его сотрудники сбывали предметы уникального наследия на европейских и американских аукционах.

Это было поистине варварское расхищение.

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границейПервая фотография, которую позволили сделать Советы после того, как имперские сокровища оказались в их руках

Некоторых «поклонников» коммунистических идей ловили на границе с целыми чемоданами сокровищ.

Один из самых известных и показательных скандалов того времени: при вывозе из Москвы нескольких килограммов драгоценных камней из ювелирной коллекции Романовых задержали американского журналиста Джона Рида.

Выяснилось, что ценности ему были «выданы» для поддержки революционного движения в США. Американского гражданина арестовали, а затем его обменяли в рамках дипломатических миссий на других задержанных.

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границейЭксперты изучают драгоценности Романовых, найденные случайно в нише стены их фамильного особняка в Москве в 1925 году

Распродажа российского культурного наследия не закончилась и в эпоху индустриализации. На вырученные за богатство Романовых средства в СССР завозили современную зарубежную технику и станки.

Например, за 7 миллионов долларов министру финансов США и коллекционеру Эндрю Меллону было продано 21 полотно кистей Рафаэля, Ван Дейка и других великих живописцев. Эти картины до сих пор находятся в Америке, в Национальной галерее искусств.

А в одном частном музее в Вашингтоне находится целый ряд драгоценностей: венчальная бриллиантовая корона Романовых, целая коллекция ювелирных украшений Екатерины Великой, а также несколько яиц Фаберже.

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границейОпубликованные в британском журнале «The Sphere» драгоценности российской короны, приобретённые английским синдикатом, а затем проданные на аукционе

Предметы искусства из коллекции Романовых разошлись по самым известным частным коллекциям мира.

Во второй половине XX века советским специалистам — руководителям музеев, докторам искусствоведения — удалось вернуть в СССР многие картины и ценные книги.

Большое количество предметов искусства было возвращено в Россию после развала Союза путём покупки их на аукционе «Сотбис». Например, несколько пасхальных яиц императорской семьи и картинное собрание Вишневской — Ростроповича.

Те драгоценности русских царей и императоров, которые большевики чудом не распродали и сохранили, представлены в Кремле.

Сегодня на кремлевской выставке Алмазного фонда представлена сотня изделий. Из пятисот яиц Фаберже, созданных специально для императорской семьи, в музее осталось 10. Архивные документы, к сожалению, также утеряны или уничтожены. Также до сих пор неизвестна судьба императорской мебели, дворцового фарфора, икон, гобеленов и книг.

Источник: https://www.factroom.ru/istoriya/kuda-propali-bogatstva-semi-romanovyh

Царские деньги

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границейВ свое время большевики, да и дореволюционные деятели, отлично поработали над тем, чтобы очернить последнего русского императора. Так возник и миф о том, что якобы гигантские суммы Романовы переправляли в иностранные банки, когда страна воевала и нуждалась в валюте. В результате, мало кто знает о том, что во время Первой мировой войны на текущем счету государя не было ни копейки: Николай II все свои личные деньги пожертвовал на содержание госпиталей и благотворительных организаций.

Патриот на троне

Сразу после вступления на престол в 1894 году Николай Александрович узнал, что значительная часть личных денег царской семьи, 20 миллионов фунтов стерлингов (200 миллионов рублей, тогда за один фунт давали десять целковых) хранится в Английском банке. Зная, что Россия прибегла к крупному займу на мировом финансовом рынке, он счел невозможным держать свои сбережения за границей. Англичане пребывали в шоке: они потеряли столь именитого клиента.

В дальнейшем министру двора и управляющему уделами император категорически запретил вкладывать деньги в какие бы то ни было иностранные или же российские предприятия, чтобы не провоцировать разговоры о том, что он заинтересован в той или иной отрасли промышленности.

Другой миф — о безумном богатстве государя и столь же сумасшедших тратах на собственные нужды – также развенчивают многочисленные документы. Выясняется, что траты действительно были огромные… но прежде всего на благотворительность.

Личные доходы Николая II составляли ежегодные ассигнования из государственных средств на содержание императорской семьи (порядка 11 миллионов рублей) и доходы от принадлежащей царю недвижимости (уделов). Министерство уделов управляло «сотнями тысяч десятин пахотной земли, хлопковыми плантациями, виноградниками, охотами, промыслами, рудниками, фруктовыми садами».

Читайте также:  Чем русский бардак отличается от турецкого

Общая стоимость этих имуществ, по оценке 1914 года, достигала 100 миллионов рублей, но не соответствовала их сравнительно скромной доходности. На то были причины, как ни странно, дипломатические и политические.

Например, министерство уделов всегда воздерживалось делать рекламу «удельному» шампанскому (широко известному ныне) Абрау-Дюрсо, так как опасалось, что это вызовет неудовольствие у союзника России — Франции.

Или же откладывали постройку железной дороги по южному побережью Крыма, чтобы радикальная печать не усмотрела в этом желания вывозить из императорских имений фрукты, которые в итоге приходилось продавать за бесценок на месте.

Царская бедность

В итоге, Николай II мог рассчитывать на получение в начале каждого года суммы, равной 20 миллионам рублей. Деньги громадные, но не для русского царя.

Император должен был заботиться о родственниках. Каждому великому князю полагалась ежегодная рента в 200 тысяч рублей. Великим княжнам выдавалось при замужестве приданое в размере одного миллиона рублей. Такую же сумму получали новорожденные Романовы. Эти выплаты часто расстраивали смету, так как зависели от постоянно меняющегося числа великих князей и княжон.

Помимо родственников, тяжелым бременем было содержание дворцов. Один Зимний дворец в Петербурге чего стоил: только его обслуживали 1200 придворных служителей и лакеев. Причем в течение последних 12 лет царствования император в Зимнем не жил, там устраивались только торжественные приемы и балы.

Императорская семья в основном проживала в Царскосельском дворце, который обслуживали шестисот человек. Летом Николай II отдыхал или в Петергофе, или в Ливадийском дворце, или же в плавании на яхте «Штандарт» по Финскому заливу или Черному морю.

Своего содержания требовали также Гатчинский дворец и Большой Кремлевский в Москве.

Тысячам дворцовых служащих нужно было платить ежемесячно жалованье, давать стол, обмундирование, а вышедшим в отставку — пенсии. К тому же все они ожидали два раза в год подарков от царской семьи: на Рождество и в день тезоименитства Николая II.

В итоге на праздники покупались многочисленные золотые часы с императорским вензелем из бриллиантов, портсигары, брошки, кольца.

Еще два миллиона ежегодно тратилось на «поддержку российского искусства». Так, Академия художеств, хоть и содержалась за счет казначейства, все время испытывала финансовые затруднения, и члены императорской семьи, числившиеся ее попечителями, поддерживали материально многих художников.

Крупные отчисления постоянно шли на благотворительность.

То общество Красного Креста собиралось достроить отделение госпиталя, но ему не хватало 150 тысяч рублей, то директор Пажеского корпуса докладывал о молодом паже, который нуждался в ежегодной ренте в 10 тысяч рублей.

Русский художник, имевший «большой моральный успех в Париже», вернулся в Россию и устроил выставку своих картин. Он уверен, что его карьера зависит от продажи хотя бы одного натюрморта членам царской семьи. И так далее…

За двадцать лет царствования Николая II в империи было возведено свыше 10 тысяч православных храмов и 250 монастырей. Причем на строительство многих император жертвовал свои личные средства.

Еще будучи цесаревичем, Николай Александрович получил наследство в 4 миллиона рублей. Тогда он решил отложить эти деньги и употребить проценты от капитала специально на нужды благотворительности. Впрочем, все было израсходовано за три года. Львиную долю цесаревич тогда пожертвовал на нужды голодающих (он возглавлял Комитет по борьбе с голодом 1891–1892 годов).

Скромный император

В итоге после всех выплат из 20 миллионов Николаю II оставалось на нужды своей семьи всего около 200 тысяч рублей! В итоге, самодержец каждый год испытывал материальные затруднения.

Когда в России появились автомобили, монарх мечтал об этом чуде техники, тем более что был завзятым автомобилистом и благодаря своим знаниям в этом деле пользовался уважением даже срели профессионалов: гонщиков и конструкторов. Но он не мог себе позволить в течение нескольких лет завести гараж, подобающий императору.

В Царскосельских и Петербургских конюшнях было несколько сот лошадей, за которыми ходило значительное количество конюхов, тренеров, кучеров, конюшенных мальчиков. И их существование нельзя было сбрасывать со счетов.

В итоге Николай II позволил себе заказать лишь два автомобиля французской фирме «Делоннэ-Бельвиль» и выписать из Бельгии шофера.

Для разрешения материальных затруднений у императора было два способа: или расходовать пресловутые 200 миллионов рублей, или прибегнуть к помощи министра финансов. Как правило, Николай II старался избегать подобных вариантов и просто говорил: «Мы должны жить очень скромно последние два месяца». Ему казалось, что тратить на себя и близких резервные деньги — это расточительство.

И в то же время, ни минуты не колеблясь, император пожертвовал во время Первой мировой войны все эти 200 миллионов рублей на нужды раненых, инвалидов и их семей, на содержание госпиталей и различных благотворительных учреждений, находившихся под личным покровительством царской семьи.

Широкой огласки этот поступок так и не получил. Да Романовы и не старались себя рекламировать.

Как вспоминал великий князь Александр Михайлович, «оглядываясь назад на жизнь, которую вела императорская семья, я должен признать, что этот образ жизни ни в какое сравнение с жизнью магнатов капитала идти не мог.

Сомневаюсь, удовольствовались ли бы короли стали, автомобилей или же нефти такой скромной яхтой, которая принадлежала государю.

И я убежден, что ни один глава какого-либо крупного предприятия не удалился бы от дел таким бедняком, каким был государь в день его отречения».

Действительно, сложно упрекнуть последнего монарха в алчности. Можно говорить лишь о слабом и нерешительном правлении Николая II, но не о его личной корысти.

Источник: http://nikolai2.ru/tsarskie-dengi.html

Читать онлайн Царские деньги. Доходы и расходы Дома Романовых страница 78. Большая и бесплатная библиотека

Во-вторых, если «государственные деньги» удалось вывезти из Германии, то были ли одновременно выведены из Германии в союзные страны «детские деньги» царской семьи? Если обратиться к мемуарным свидетельствам, то великий князь Александр Михайлович и великая княгиня Ольга Александровна упоминают в своих воспоминаниях об одном и том же примечательном «денежном» факте. По утверждению великого князя Александра Михайловича, министр Императорского двора граф В.Б. Фредерике «вопреки приказаниям государя незадолго до войны перевел за границу принадлежавшее государевым детям состояние. В качестве места хранения Фредерике избрал Берлин». Он указывает и сумму размещенную в Берлинском банке, – 7 000 000 руб.

Великая княгиня Ольга Александровна вспоминала об этой финансовой операции следующим образом: «Перед 1914 г. министр финансов вместе с двумя ведущими банкирами, вопреки желанию императора, вложили все эти средства в немецкие ценные бумаги. Императора заверяли, что средства размещены надежно и крайне выгодно. В годы войны все пропало».

Эти мемуарные свидетельства необходимо прокомментировать. Поверить утверждениям мемуаристов, что крупную сумму «детских денег» разместили в Берлине «вопреки приказаниям государя» совершенно невозможно.

Таким уровнем принятия самостоятельных решений по финансовым вопросам В.Б. Фредерике, конечно, не обладал. Но оба мемуариста, очень близко стоявшие к императорской семье, пишут об этом.

Причем почти одними и теми же словами.

Скорее всего, Ольга Александровна, которая надиктовывала свои воспоминания в 1950-х гг., просто воспроизвела соответствующий эпизод из воспоминаний Александра Михайловича, написанных в 1936 г.

и с которыми великая княгиня, вне всяких сомнений, была знакома. Еще раньше, в 1933 г., в Париже были изданы мемуары министра финансов В.Н. Коковцева.

Судя по всему, оба мемуариста просто «извлекли» этот эпизод из мемуаров министра финансов.

Так или иначе, для вышеупомянутых мемуаристов версия о «самовольном» решении Фредерикса объясняла факт наличия «детских денег» в Германских банках. Этот факт как совершенно достоверный обнародован еще в начале 1920-х гг.

В результате мемуаристы «сдвигали» факт размещения «детских денег» в Германии с 1905 г. (об этой секретной операции, описанной выше, они не знали) на 1914 г. и возлагали ответственность за это решение на министра Императорского двора В.Б. Фредерикса.

При этом государь Николай Александрович выглядит в их воспоминаниях как-то глуповато.

Как вариант, мы можем предположить, что если какие-то деньги могли быть переведены в Германию после 1906 г., то вряд ли накануне 1914 г., и уж тем более вряд ли «без ведома императора». Об этом свидетельствует документально подтвержденная сумма состояния царских дочерей, размещенная в Германии, на 1 июля 1914 г. Эта сумма на указанную дату составила 12 862 978 руб. (см. табл. 52).

Таблица 52.

Капиталы царских детей на 1 июля 1914 г.

«Царские деньги»: какие сокровища остались у Николая ii за границей

Деньги царских детей финансовый представитель Романовых в Берлине – банк Мендельсона, должен был перевести в немецкие и британские акции с постоянным процентом выплаты дивидендов. Эти сведения секретарь императрицы Александры Федоровны граф Я.Н. Ростовцев и обер-гофмаршал граф П.К. Бенкендорф представили комиссару Временного правительства В.Ф. Головину летом 1917 г.

После того как в июле 1914 г. из Германии стремительно вывели российские активы, «детские деньги» так и остались в Германии, обесценившись в ходе войны.

Возникает вопрос, почему из Германии вывели только государственные активы, а деньги царских детей так и остались лежать в германских банках? Можно предположить, что именно «детские деньги» послужили прикрытием для успешного вывода «государственных денег» из Германии.

Так же накануне войны не предпринималось никаких попыток вывести из Германии деньги императрицы Александры Федоровны.

Вполне возможно, что сам факт размещений крупных сумм на «детских счетах» в Германии «незадолго до войны» и «вопреки воле императора» был частью «плана прикрытия» действий Военного министерства и Министерства финансов по эвакуации государственных сумм из германских банков на случай возможного начала войны.

Эта операция могла быть проведена только с ведома императора Николая II, тот сознательно пошел на крупные «личные» финансовые потери во имя обеспечения государственных интересов.

Другими словами, Николай II вполне мог сознательно пожертвовать деньгами своих детей, для того чтобы обеспечить успешный вывод государственных миллионов из Германии.

Надо заметить, что такое решение вполне вписывается в психологический портрет императора, для которого интересы России всегда оставались важнее личных интересов. Он, конечно, не был ангелом во плоти, как его подчас изображают наши современники.

Он – политик, со всеми издержками этой сомнительной профессии, но в том, что он был патриотом, ставившим интересы Родины выше личных интересов, сомневаться не приходится. Самодержавие вообще по своей природе моральнее и «честнее» пресловутых демократических институтов власти.

Николай II был патриотом и государственником по статусу и рождению, а не тем глуповато-безвольным царем, чьи деньги, «вопреки его воле», разместил в германских банках министр Двора накануне большой войны.

Известно, что с началом войны Николай II и все его родственники на семейном совете Дома Романовых решили закрыть свои личные счета за границей и перевести все средства в Россию. Опять-таки инициатором этого решения выступил Николай II. Когда в 1920-х гг.

уцелевшие Романовы активно искали миллионы царя, то они запрашивали о них, прежде всего, последнего министра финансов царской России П.Л. Барка. И хотя Барк был профессионально крайне скуп на подобную информацию, один из мемуаристов приводит разговор между П.Л.

Барком и Павлом Чавчавадзе: «Барк сообщил моему отцу, что в Англии был счет под кодом ОТМА (Ольга, Татьяна, Мария, Анастасия). Во время войны Николай II велел Барку ликвидировать этот счет и вернуть средства в Россию, тем самым подав пример остальному русскому обществу.

Читайте также:  Почему на похоронах нельзя играть музыку

Барк попытался отговорить императора от такого решения, но, по его словам, впервые при нем император вышел из себя. Изъятие денег было осуществлено, и большинство представителей общества (но не все) последовали его примеру».

Впоследствии обесценившиеся «германские» деньги царских детей обнаружили наследники расстрелянной царской семьи в 1920-х гг. После длительного судебного процесса в январе 1934 г. царские «детские деньги» в Берлине признали к выплате.

Их должны были разделить Ольга Брасова (жена великого князя Михаила Александровича, младшего брата Николая II), великая княгиня Ольга Александровна, великая княгиня Ксения Александровна (младшие сестры Николая II), Виктория Баттенбергская и Ирэна Гессенская (сестры императрицы Александры Федоровны), а также герцог Эрнст Людвиг Гессенский (брат императрицы Александры Федоровны).

Возвращаясь к войне 1914 г., следует упомянуть и о данных, опубликованных в последние годы. Исследователь темы «царского золота» проф. В.

Сироткин, ссылаясь на книгу «Потерянное сокровище царей» английского бизнесмена, журналиста и историка-любителя Уильяма Кларка, упоминает о так называемом «залоговом золоте», которое царское правительство размещало в Англии, Франции и США во время Первой мировой войны для обеспечения военных поставок в Россию.

В своей книге У. Кларк упоминает о пяти «золотых посылках», отправленных царским правительством в банки стран-союзников: в октябре 1914 г. на английском военном транспорте «Мантуа» под охраной крейсера «Драк» через Архангельск и Белое море.

На корабле находилось золото на 8 млн ф. ст., или 75 млн 120 тыс. зол. руб.; в декабре 1915 г. – 10 млн ф. ст.; в июне 1916 г. – 10 млн ф. ст.; в ноябре 1916 г. – 20 млн ф. ст.; в январе 1917 г. – 10 млн ф. ст.

Всего с октября 1914 по январь 1915 г. за границу отправлено русского золота на 68 млн ф. ст. В последнем транспорте, отправленном в январе 1917 г., по утверждению У. Кларка, отдельными коносаментами (местами) грузилось и личное золото семьи Николая II. У.

Кларк ссылается на воспоминания близкой к императрице Александре Федоровне дамы Лили Ден, та в своих воспоминаниях упомянула о том, что Александра Федоровна, будучи уже под арестом весной 1917 г. в Александровском дворце Царского Села, говорила в присутствии А.А.

Вырубовой, что семья располагает отныне достаточными средствами «в золоте и ценных бумагах» за границей, чтобы жить безбедно и в эмиграции.

В январе 1917 г. 2244 ящика с золотом в слитках и в золотых монетах отправлялись в США из Владивостока на закупки оружия. При этом 5,5 т «личного золота» Николая II должны были быть переправлены из США в «Бразерс Бэрринг Банк» в Лондоне. Эти 5,5 т составляли 20 млн ф. ст., или 187 млн золотых рублей.

В накладной стоимость золота не была указана. Сама финансовая операция обеспечивалась секретной антанто-русской финансовой конвенцией № 3 (январь 1917 г.). Однако царское золото не дошло ни до США, ни до Англии, поскольку было 16–19 марта 1917 г.

захвачено Японией и вывезено в порт Майдзура на крейсерах «Касима» и «Катори» как военный трофей.

Источник: https://dom-knig.com/read_222625-78

Императорские регалии и коронные бриллианты после Октября 1917 г

Императорские регалии и коронные бриллианты после Октября 1917 г

События Октября 1917 г. по-разному отразились на судьбе царских ценностей в Петрограде и Москве. Во время штурма Зимнего дворца большевиками в ночь с 25 на 26 октября 1917 г. утраты были неизбежны. Следует отметить, что события этой ночи породили множество мифов как со стороны красных, так и со стороны белых.

Одним из самых устойчивых «белых» мифов стал миф о тотальном разграблении матросами и красногвардейцами Зимнего дворца. Так, один из очевидцев вспоминал: «Обивка на стульях была разодрана, глаза на семейных портретах выколоты, разбитый фарфор хрустел под ногами и несчетное количество вещей было украдено».

974

Здесь нужны некоторые пояснения. «Ползучее» растаскивание ценностей из Зимнего дворца началось после того, как 11 июля 1917 г. глава Временного правительства А.Ф. Керенский принял решение о превращении Зимнего дворца в свою резиденцию.

Еще до переезда А.Ф. Керенского в Зимний дворец для него начали готовить помещения. Со второго этажа северо-западного ризалита, где находились половины Николая II и Александры Федоровны, вынесли всю стильную дворцовую мебель.

Взамен нее в комнаты доставили обычную канцелярскую мебель, взятую со складов бывшего дворцового ведомства. Стены, обитые шелком, вместе с развешенными на них картинами затянули холстом.

Лишь кабинет Николая II сохранялся в качестве «мемориального».

Парадные гостиные Александры Федоровны и Николая II – «временные» – использовали для разных целей.

Например, в Малахитовой гостиной проводились заседания Временного правительства, в бывшем кабинете императрицы разместился заместитель Керенского.

В готической бибилиотеке Николая II Керенский обычно проводил совещания с военными. На третьем этаже северо-западного ризалита в бывших покоях Александра III разместились квартира Керенского и его аппарат.

Для охраны А.Ф. Керенского в Зимнем дворце разместили караул частей Петроградского гарнизона. К 25 октября 1917 г. юнкера и казаки охраны занимали все залы фасада второго этажа Зимнего дворца, от Александровского до Белого зала и Золотой гостиной.

Хотя драгоценные паркеты и накрыли холстиной, тем не менее парадные залы Зимнего дворца приобретали вид казармы. На полу были набросаны матрацы, на которых спали солдаты, в залах установили пирамиды для винтовок и разборные столы для пулеметов.

975

Это – не отборные части, охранявшие Николая II. Это была уже революционная вольница, которая считала, что царские резиденции просто обязаны понести «материальные потери». На большинство из этих «потерь» просто закрывались глаза. Поначалу пропадали мелочи, которым по инерции придавался характер «событий».

Но расследование, как правило, велось формально (да и велось ли вообще?), и дела заканчивались безрезультатно. Так, 17 мая 1917 г. в коридоре «Четвертой» запасной половины была срезана ткань с 5 секций ширм и с дивана. Следует напомнить, что именно в помещениях «Четвертой» запасной половины находилась Бриллиантовая комната.

При расследовании справедливо предположили, что это сделали караульные солдаты. В августе 1917 г. пропало белье (простыни, наволочки, полотенца) у офицеров, квартировавших в Зимнем дворце. Тогда же срезали кожу с кресел и дивана в квартире статс-дамы Нарышкиной. В дни «корниловщины» (24 августа 1917 г.

) в помещении, отведенном для гвардейского Петроградского полка, были сбиты замки и похищены наволочки для матрацев и одеяла (34 шт.). Выявить виновных, естественно, не удалось.976 29 сентября 1917 г. из квартиры № 15 Фрейлинского коридора пропали две пары оконных занавесей, но личные вещи фрейлины похитители не тронули. 2 октября 1917 г.

унесли две полузанавески из проходных комнат бывшей половины императрицы Александры Федоровны.

Но все это были, конечно, мелочи по сравнению с материальными потерями в ходе штурма дворца в октябре 1917 г. Сведения об ущербе обобщили к концу декабря 1917 г. Также специально сделали 66 снимков разрушений в комнатах, особо пострадавших во время штурма в ночь с 25 на 26 октября 1917 г. Смотрители подчеркивали, что «в продолжении целого дня 26 октября и до полудня 27 октября 1917 г.

почти во всех комнатах Зимнего дворца, за весьма редким исключением, произведен грабеж разного рода имущества, комнатной обстановки. А также много поломано из мебели и прочего, как просто из озорства, так и от орудийных снарядов, пулеметных и винтовочных выстрелов». Смотрителей возмущал бессмысленный и беспощадный «народный гнев».

Например, упоминается, что подчас «были налицо механизмы от часов, но не было корпусов, или были корпуса, но не находились механизмы… Мелкие кусочки разбитых ваз, части бронзовых канделябров валялись в кучах мусора и разного хлама в разных комнатах дворца… в целом ряде комнат была составлена мебель у окон и балконов для устройства баррикад, похищены шторы, подзанавески, занавеси, драпировки… украдены даже с карнизами, шнурами, грузами и медными подвесами».977 Уносили из Зимнего дворца не только «сувениры», но и вещи «для дома, для семьи». Смотрителей дворца возмущало, что были срезаны шнуры со штепсельными вилками от настольных ламп, у некоторых канделябров разобрана проводка. Из бильярдной комнаты Николая II украли бильярдные шары, разгромили кладовую, где хранились письменные приборы, умывальные, фарфоровые и другие приборы, каминные украшения.

Нельзя не сказать и об артиллерийском обстреле Зимнего дворца. Стреляли по Зимнему дворцу из артиллерийских орудий с нескольких точек: во-первых, с пляжа Петропавловской крепости, куда на руках выкатили три трехдюймовых полевых орудия образца 1867 г.

; во-вторых, с Нарышкинского бастиона, где находились четыре шестидюймовки; в-третьих, со стороны Дворцовой площади огонь вели две трехдюймовки. Следовательно, в обстреле участвовало 9 орудий. Всего по Зимнему дворцу сделали около 40 выстрелов боевыми снарядами. Большая часть снарядов была начинена шрапнелью.

Кроме этого, артиллеристы прекрасно знали, что в парадных залах Зимнего дворца находится госпиталь, в котором лежало около 1000 раненых. Поэтому наводчики стреляли преимущественно по северо-западному ризалиту дворца, и самые серьезные разрушения от обстрела дворца понесли комнаты Александра III.

В его приемную (угловую комнату на третьем этаже) попало два снаряда. В результате пострадали мебель, обивка стен и стекла. При обстреле шрапнелью с площади повредили штукатурку на крыльце левого подъезда и картину в Центральном зале, расположенном над главными воротами. Шрапнелью разбили несколько окон.

978 Этим и исчерпывались разрушения, причиненные Зимнему дворцу артиллерийским обстрелом. Крейсер «Аврора» боевыми снарядами по дворцу не стрелял.

Большевики «списали» весь материальный ущерб, нанесенный дворцу, на казаков и юнкеров, которые поначалу охраняли Зимний дворец, но накануне штурма сочли за благо его покинуть.

Понятно, что штурмовавшим дворец большевикам не было нужды сооружать баррикады из мебели у окон или неторопливо разбирать электрические лампы. Следует подчеркнуть, что в большинстве помещений Зимнего дворца в ночь его штурма не было ни одного солдата, матроса или красногвардейца.

Не говоря уже о залах Императорского Эрмитажа, которые совершенно не затронули штурмовавшие дворец.

Вместе с тем большевики во время штурма «прошлись» по личным комнатам Николая II и Александры Федоровны. Все ценности, хранимые на половинах императорской семьи, изъяли по распоряжению Временного правительства еще в середине мая 1917 г.

И тем не менее в комнате № 8 камер-юнгферского коридора, где хранились вещи, «лично принадлежавшие Их Величествам… подверглись хищению… Снаряд разорвался внутри секретарских комнат в помещении Александра III… разгромлены квартиры фрейлин… Всякого рода частичные хищения в Зимнем дворце начались с момента, когда во дворец были допущены различные общественные организации… кражи особенно усилились, когда значительное число помещений Зимнего дворца обслуживало потребности членов Временного правительства, и когда во дворец на жительство переехал бывший председатель Совета министров А.Ф. Керенский, и когда, с его переездом, во внутренние помещения дворца были допущены войска».979

Слухи о разграблении Зимнего дворца большевиками довольно быстро докатились до Крыма уже в мифологизированной форме. Уже 4 ноября 1917 г.

императрица Мария Федоровна записала в дневнике: «…Зимний дворец наполовину разрушен и разграблен, последнее в особенности касается покоев моего любимого Ники и Алики – какая подлость! Великолепный портрет Ники кисти Серова эти скоты вытащили из рамы и вышвырнули в окно, а когда какой-то мальчик поднял его, желая спасти, негодяи вырвали холст у него из рук и разорвали на куски».980

Источник: https://culture.wikireading.ru/7339

Ссылка на основную публикацию