«вековухи»: как на руси защищались от старых дев

Современной 20-летней девушке кажется ужасающим тот факт, что в прежние времена ее ровесница, не вышедшая замуж, вынуждена была жить в незавидном положении. Ее считали ведьмой и передавали по наследству одному из братьев как вещь.

Сегодня девушки в 20-25 лет считают, что жизнь только началась, лишь планируют будущую карьеру и только начинают задумываться о семье. На Руси в том же возрасте они уже получали клеймо «старой девы» и практически подвергались социальной изоляции – их старались обходить стороной как в прямом, так и в переносном смысле.

1. Незамужние девушки не принадлежали себе

«Вековухи»: как на Руси защищались от старых дев

Как бы печально это ни звучало, но представительницы слабого пола в прежние времена не имели права голоса и собственной точки зрения. До брака их судьбу определял отец, после – муж, которого выбрали родители. Если удачно выдать дочь замуж так и не получалось, после смерти близких она переезжала в дом старшего брата, где принимала на себя роль бесплатной прислуги, тихо доживая свой век.

2. От них старались избавиться как можно раньше

«Вековухи»: как на Руси защищались от старых дев

На Руси считалось постыдным «засидеться в девках», поэтому девочек выдавали замуж как можно раньше. Невесты, которым едва исполнилось 12 или 13 лет, не казались слишком юными ни родственникам, ни будущему мужу. Наоборот, их ценили намного выше девушек постарше: девочка-подросток во всем слушалась своего мужа и была более покладистой.

3. После достижения 20-летнего возраста незамужних называли «старыми девами»

«Вековухи»: как на Руси защищались от старых дев

Ранние браки были популярны, потому что родители знали, что на то, чтобы предотвратить превращение их дочери в старую деву, у них есть всего несколько лет. Уже к 18-ти девушке откровенно намекали на то, что она слишком долго не покидает отчий дом, а к 20-ти ее начинали называть старой девой.

4. …а также «вековухами» или «непетым волосьем»

«Вековухи»: как на Руси защищались от старых дев

«Вековухой» девушку, которой не повезло найти мужа, стали называть из-за словосочетания «вековать век». В объяснении оно не нуждается, а вот прозвище «непетое волосье» было куда более странным. Но и у него есть логичное объяснение: перед свадьбой невесте покрывали голову платком, а потому старая дева не могла его носить. С возрастом становились заметны седые волосы на ее голове, и ее начинали называть «седой макушкой».

5. Старые девы были очень несчастными

«Вековухи»: как на Руси защищались от старых дев

У них не было близких подруг – существовала примета, указывавшая на то, что от них можно «заразиться» одиночеством и прожить всю жизнь без мужа. Молодые замужние родственницы и знакомые тоже избегали тесного общения с вековухами, веря в то, что из-за него начнутся проблемы и скандалы в семье. Их не приглашали на застолья, устраивавшиеся в честь праздников, потому что предполагалось, что молодежи говорить со старой девой не о чем.

«Вековухи»: как на Руси защищались от старых дев

Общество считало, что вековухам просто неприлично носить яркие сарафаны и платья, горячо любимые молодыми девушками. Нужно было одеваться в соответствии со своим социальным положением: швеи шили для старых дев мешковатые наряды из тканей темных цветов, которые делали фигуру бесформенной.

Об украшениях вековухам тоже стоило забыть раз и навсегда: после того, как к ним прикреплялось прозвище «старая дева», им запрещалось всячески украшать себя бусами, браслетами и серьгами.

Опять же, делалось это и для того, чтобы лишний раз оставшаяся без жениха не привлекала к себе внимание мужчин.

7. Старых дев считали любовницами дьявола

«Вековухи»: как на Руси защищались от старых дев

Сделав жизнь вековух практически невыносимой, окружающие люди удивлялись тому, что они становились озлобленными и нелюдимыми. Это вызывало обратную реакцию – старых дев обвиняли во всех бедах вроде болезней, неурожая или невезения. Их называли ведьмами – считалось, что одинокая женщина обязательно умеет колдовать и наводить порчу. По ночам мимо дома вековухи старались не ходить – якобы они компенсировали дефицит мужского внимания половыми утехами с чертом и его приспешниками.

8. Им запрещали приближаться к роженицам

«Вековухи»: как на Руси защищались от старых дев

И речь идет не только о женщинах на сносях – о том, чтобы старая дева могла бы зарабатывать на жизнь в качестве повитухи, нельзя было и подумать. Им не разрешали даже подходить к рожающим животным, например, принимать телят или овец.

9. Вековуха ухаживала за родителями и домом одного из братьев

«Вековухи»: как на Руси защищались от старых дев

Но большинство девушек, не вышедших замуж, не могли жить отдельно. Найти мужчину, готового помочь с постройкой дома, вековухе было крайне проблематично. Пока были живы родители, она оставалась с ними, а после их смерти переходила в распоряжение к самому старшему из братьев: становилась приживалкой в его доме и использовалась как бесплатная рабочая сила – стирала, готовила и воспитывала детей.

10. Уважения были достойны только «большухи»

«Вековухи»: как на Руси защищались от старых дев

Единственным способом исправить сложившееся положение был сильный характер и выносливость, позволявшие добиться положения «большухи». Так называли женщин, принявших на себя управление хозяйством и уход за старыми родителями. Им приходилось трудиться не меньше, чем мужчинам, поэтому никому не приходило в голову попрекать их.

Источник: https://womanadvice.ru/10-uzhasayushchih-faktov-o-zhizni-staryh-dev-na-rusi

Судьба старых дев: что сулила встреча с вековухой

Женщин, так и не сумевших выйти замуж, в русских деревнях всегда обходили стороной. Их презирали и сваливали на них всю тяжёлую работу.

Выходили замуж на Руси очень рано и к 18 годам уже обзаводились парой-тройкой детишек. Тех же, кто остался без мужа и детей, считали практически отбросами общества.

Фактрум выяснил, почему встреч со старыми девами на Руси боялись как огня.

«Вековухи»: как на Руси защищались от старых дев

В русских деревнях было принято выдавать девушек замуж очень рано, в 12–15 лет, ведь к тому времени девица уже была способна к зачатию. Впрочем, и тем девушкам, которым исполнилось 18 лет, можно было найти жениха, если дать хорошее приданое. А тех, кто не нашёл своего мужчины после 20–23 лет, называли «перестарками» и «засидевшимися».

Если же все ровесницы незамужней девушки в селе уже пошли под венец, а она нет, то ей доставалось прозвище «вековуха» или «вековуша». Впоследствии такая женщина переходила в разряд «седых макушек», поскольку седых волос на её голове становилось всё больше и больше и их видели все. Носить головной убор таким женщинам было запрещено.

Как полагалось себя вести старым девам

Статус старой девы накладывал на женщину определённые запреты. Они должны были носить одну косу, а надевать головные уборы, положенные для замужних, им было категорически запрещено.

Не могли девки-«вековухи» носить и яркие сарафаны и платья, их одежда должна была быть неброской, тёмной и полностью скрывающей фигуру.

Нельзя было им носить и украшения: ленты для кос, серьги, браслеты и бусы.

Каждая засидевшаяся в девках должна была вести себя кротко и смирно, такая женщина не могла ни с кем спорить или вступать в перебранку. Жили старые девы на Руси обычно с родителями, а после их смерти уходили в семью старшего брата. Там на них взваливали множество обязанностей: им нужно было следить за детьми, убирать в избе, чистить хлев. О любых развлечениях она должна была забыть.

Общение со старыми девами было под запретом

Перестарки оказывались в социальной изоляции. Девицы моложе их по возрасту не хотели с ними общаться из-за поверья, что на них может перейти проклятье безбрачия. Да и сам возраст «вековух» не располагал к общению с двенадцати-пятнадцатилетними девицами, ведь общих тем у них было мало.

Так же обстояло дело и с замужними односельчанками. «Вековуши» не могли их понять, так как у них не было детей, а среди замужних разговоры шли в основном о них и о супругах. Старых дев не звали на посиделки, не приглашали водить хороводы на праздники или участвовать в застольях.

Почему так боялись «вековух»

Со старыми девами было связано множество плохих примет. Им не разрешали заниматься истинно женскими делами: замешивать тесто, печь хлеб, готовить для свадеб.

Не могли «вековухи» подходить к рожающим женщинам и даже животным, считалось, что они могут сглазить новорождённых детей и животных.

Строго запрещено было старым девам присутствовать на поле в день первой жатвы — собранное могло быстро испортиться.

Часто из-за социального изгнания незамужние женщины на Руси становились злыми и бессердечными. И из-за плохого характера их обвиняли во всех бедах, свалившихся на деревню, и называли ведьмами. Часто в деревнях ходили слухи, что «вековуши» умели колдовать и насылать порчу на неугодных.

А кое-где и вовсе существовало поверье, что старая дева является невестой сатаны. Поэтому от них защищались всеми силами, избу, где жила «ведьма», окуривали ладаном. а её постель посыпали маковыми зёрнами.

Иногда на «седую макушку» надевали пояс, пошитый из ризы попа, — амулет, защищающий других людей от её влияния.

Могли ли засидевшиеся в девках выбиться в люди?

В исключительных случаях старая дева могла изменить своё положение в обществе. Если она проявляла твёрдость духа и хорошо вела домашнее хозяйство, то заслуживала уважение в семье брата, с которым жила, и уважение односельчан. По-доброму относились и к тем, кто не выходил замуж, чтобы ухаживать за больными родителями, особенно за отцом, если он оставался вдовцом.

Спорых на ведение хозяйства «вековуш» называли «большухами», и они имели определённый авторитет. У них даже спрашивали совета по тому или иному вопросу.

Но сменить свой социальный статус было непросто, для этого требовался железный характер и хорошее здоровье, а этим старые девы похвастаться не могли.

Ведь на Руси брали в жёны только здоровых и красивых девушек, а несимпатичные и хворые были вынуждены доживать свой век, презираемые всеми.

 Каких девушек на Руси не звали под венец

Источник: https://www.factroom.ru/rossiya/sudba-staryh-dev-chto-sulila-vstrecha-s-vekovuhoj

Вековухи, старые девы… – как жилось им на Руси?

«Вековухи»: как на Руси защищались от старых дев

Быть несчастливой в браке – это печальная участь. Однако самым незавидным положением на Руси считалось остаться незамужней до скончания века. Если девушка до 20 лет не успела создать семью, то она имела шанс попасть в разряд старых дев – никому не нужных, социально изолированных женщин.

Прозвища, придуманные на Руси для определения старых дев

У наших предков считалось самым удачным возрастом для замужества лет 12-15. Сегодня это девочки средней и старшей школы. Беря в жены совсем юную барышню, муж рассчитывал на ее полное подчинение, покладистость и хозяйственность.

В 18-20 лет девушка уже воспринималась как засидевшаяся в родительском доме, но у нее еще был шанс найти жениха.

А вот после того, как ей исполнится 20, надежда на замужество быстро шла на убыль, и она начинала восприниматься как «старая дева».

Народ давал таким женщинам и иные прозвища. Например, «вековуха». Возникло оно от сочетания слов «век вековать».

Иногда для названия не вышедших замуж женщин использовалось выражение «неспетое волосье». Оно имеет отношение к обрядам, сопутствующим свадьбе. Когда девку брали в жены, подружки невесты пели грустные песни о конце девичества, о горестях и тяготах семейной жизни.

При этом на невесту надевали платок, принадлежавший замужней женщине. Ни песен, ни головного убора не было в жизни у старых дев. Им приходилось ходить с непокрытой головой, ибо платок могла надеть лишь замужняя баба.

С этой традицией связано еще одно прозвище – «седая макушка»: у женщины, ходившей без платка, хорошо проглядывали седые волосы.

Социальное положение незамужних

Положение старой девы сложно назвать комфортным. С молодухами, ищущими женихов, у них общих интересов не было, к тому же девчонки на выданье сторонились незамужних, боясь «заразиться». С теми бабами, кто имел семью и детей, вековухам тоже нечего было делать: ни поговорить, ни поделиться, ни время провести вместе. Так и жили не нашедшие своего семейного счастья женщины.

Отличались они и одеждой: платка не носили, да и украшения были предназначены не для них, а для молодых и завидных невест. Поэтому старым девам приходилось носить невзрачные наряды, скрывающие фигуру, дабы не привлекать внимания.

Оставшись практически навечно с родителями, девы досматривали их хозяйство. А после родительской смерти, переходили к старшему брату в приживалки – в работницы, бесплатно выполняющие домашнюю работу. Своего дома у них так и не появлялось.

Отношение общества вызывало озлобление у вековух, они становились мрачными и ненавидящими вся и всех. За это в народе поговаривали, что не нашедшие мужа девки, занимаются колдовством, имеют связь с нечистой силой.

Источник: https://www.abcfact.ru/8057.html

«Вековухи»: как на Руси защищались от старых дев

Женщины, которым не повезло попасть в категорию «старых дев», на Руси считались ущербными и в чем-то даже недостойными. Дочку обычно старались выдать замуж пораньше, лет в 12—15. Если она «засиживалась в девках» до 19—20 лет, шансы на замужество стремительно испарялись. Проходило еще пару лет, и несчастная получала клеймо «старая дева».

Читайте также:  Что стало с заграничными активами царской семьи

Старых дев на Руси пренебрежительно звали «вековухами» (от словосочетания «век вековать») или «непетым волосьём». Последняя фраза появилась от традиции надевать невесте на свадьбе платок замужней бабы. Присутствующие при исполнении обряда женщины распевали песни о том, что девичий век закончился, теперь новобрачную ждут семейные радости и горести.

Старым девам таких песен по понятным причинам не пели. Отсюда и — «непетое волосье». Никогда не бывших замужем холостячек в очень солидном возрасте также уничижительно звали «седыми макушками». По традиции, они не имели права носить головные уборы и платки, которые полагались только замужним.

Естественно, девушке приходилось ходить с непокрытой головой до глубокой старости, и ее седина была видна всем.

Вековухи не имели права носить не только платки, кички и другие традиционные головные уборы «бабы» (то есть замужней женщины). Им вообще было запрещено любое одеяние не по статусу. Старая дева должна была носить девичьи сарафаны, юбки и рубахи, но исключительно темных оттенков.

Ей также нельзя было как-либо украшать себя. Ленты в волосах, серьги и бусы носили юные незамужние девицы для привлечения женихов. Считалось, что вековухе это уже не нужно, поэтому и украшать себя не прилично.

В итоге и так обиженная судьбой женщина выглядела как вдова или старуха-отшельница.

Тут старой деве приходилось совсем несладко. Молодые девушки не брали ее в свою компанию, как будто боясь заразиться несчастьем и одиночеством. Да и по возрасту девка-«перестарок» явно не подходила для общения с молодежью.

Она не могла ходить на свидания, встречаться с 14—16-летними парнями, участвовать в забавах молодых. Общих тем для разговора не было. Точно так же старая дева не вписывалась и в коллектив замужних баб. Она «не познала жизни»: не жила с мужем, не рожала детей, не знает тягот семейной жизни.

Умудренные опытом замужние женщины не допускали вековуху в свое общество. По сути, она везде была изгоем. Столь плачевное положение старых дев на Руси было продиктовано традиционной крестьянской моралью. В русском обществе основной ролью женщины было рождение детей.

Если замужняя баба не смогла произвести на свет хотя бы одного малыша, ее пренебрежительно звали «пустоцветом».

Старая же дева не получила даже шанса выполнить свою главную миссию, не вышла замуж. Значит, есть в ней какая-то ущербность. Такую женщину старались избегать и периодически унижали разными презрительными высказываниями. Говорили, что она — «ни то, ни се», «как сорока на березке – все сидит и сидит».

В среде родственников старая дева тоже была не на лучших позициях. Жить своим домом она не имела права. Односельчане могли заподозрить в безнравственном поведении. Да и с хозяйством одной парой рук справиться было сложно.

Вековухе приходилось жить с родителями, которые порой и куском хлеба могли попрекнуть. После смерти отца и матери дева переходила жить приживалкой в дом к старшему брату. Никаких развлечений и радостей ей не полагалось.

Незамужняя женщина должна была много работать в поле, хлеву, у печи. Зачастую на ее плечи ложилось воспитание и обстирывание многочисленных племянников. Улучшить положение вековухи в доме могли только определенные черты ее характера.

Если женщина оказывалась безвольной, смиренной и к тому же не отличалась богатырским здоровьем, участь ее была незавидной. Любой, кому не лень, мог ее унижать и попрекать.

Волевая и хозяйственная дева вполне могла «поставить на место» юную невестку и стать более уважаемым членом семьи. Ухаживая за престарелыми родителями и управляя всем хозяйством, она также получала более высокий статус. Таких женщин в народе называли «большухами», то есть старшими. К ним относились вполне уважительно.

Незавидная женская доля вековухи налагала ряд ограничений и на ее роль в обрядовой жизни общества. Старым девам не полагалось участвовать в народных гуляньях, петь, танцевать, готовить еду для свадьбы и печь хлеб для своей семьи. Их не пускали в поле в первый день жатвы, чтобы не сглазили урожай.

Плохой приметой было и присутствие девушки-перестарка при родах женщины или отеле коровы. «Пустое» проживание жизни девы казалось русскому народу таким ненормальным, что эту несчастную женщину обвиняли во всех грехах, практически приравнивая к ведьме. Односельчане верили, что вековуха способна превращаться в нищенку, а затем просить подаяние у церквей и кладбищ.

Считали даже, что старая дева может сожительствовать с Нечистым и колдовать.

Чтобы защититься от чар вековухи, окуривали избу ладаном, постель посыпали маком или окропляли святой водой. Сама женщина об этом зачастую догадывалась. Иногда на нее специально надевали защитный амулет — сшитый из поповской ризы пояс. В такой обстановке суеверий, страхов и плохо скрываемого презрения старая дева и проживала свой век.

Источник: https://cyrillitsa.ru/tradition/100519-vekovukhi-kak-na-rusi-zashhishhalis-ot-s.html

«Вековухи», «непетое волосьё» и «пустоцвет»: почему так называли старых дев

Женщины, которым не повезло попасть в категорию «старых дев», на Руси считались ущербными и в чем-то даже недостойными. Дочку обычно старались выдать замуж пораньше, лет в 12—15. Если она «засиживалась в девках» до 19—20 лет, шансы на замужество стремительно испарялись. Проходило еще пару лет, и несчастная получала клеймо «старая дева».

Оскорбительные прозвища

Старых дев на Руси пренебрежительно звали «вековухами» (от словосочетания «век вековать») или «непетым волосьём». Последняя фраза появилась от традиции надевать невесте на свадьбе платок замужней бабы. Присутствующие при исполнении обряда женщины распевали песни о том, что девичий век закончился, теперь новобрачную ждут семейные радости и горести.

Старым девам таких песен по понятным причинам не пели. Отсюда и — «непетое волосьё». Никогда не бывших замужем холостячек в очень солидном возрасте также уничижительно звали «седыми макушками». По традиции, они не имели права носить головные уборы и платки, которые полагались только замужним.

Естественно, девушке приходилось ходить с непокрытой головой до глубокой старости, и ее седина была видна всем.

Табу на определенную одежду

Вековухи не имели права носить не только платки, кички и другие традиционные головные уборы «бабы» (то есть замужней женщины). Им вообще было запрещено любое одеяние не по статусу. Старая дева должна была носить девичьи сарафаны, юбки и рубахи, но исключительно темных оттенков.

Ей также нельзя было как-либо украшать себя. Ленты в волосах, серьги и бусы носили юные незамужние девицы для привлечения женихов. Считалось, что вековухе это уже не нужно, поэтому и украшать себя не прилично.

В итоге и так обиженная судьбой женщина выглядела как вдова или старуха-отшельница.

Положение в обществе

Тут старой деве приходилось совсем несладко. Молодые девушки не брали ее в свою компанию, как будто боясь заразиться несчастьем и одиночеством. Да и по возрасту девка-«перестарок» явно не подходила для общения с молодежью. Она не могла ходить на свидания, встречаться с 14—16-летними парнями, участвовать в забавах молодых. Общих тем для разговора не было.

Точно так же старая дева не вписывалась и в коллектив замужних баб. Она «не познала жизни»: не жила с мужем, не рожала детей, не знает тягот семейной жизни. Умудренные опытом замужние женщины не допускали вековуху в свое общество. По сути, она везде была изгоем. Столь плачевное положение старых дев на Руси было продиктовано традиционной крестьянской моралью.

В русском обществе основной ролью женщины было рождение детей. Если замужняя баба не смогла произвести на свет хотя бы одного малыша, ее пренебрежительно звали «пустоцветом». Старая же дева не получила даже шанса выполнить свою главную миссию, не вышла замуж. Значит, есть в ней какая-то ущербность. Такую женщину старались избегать и периодически унижали разными презрительными высказываниями.

Говорили, что она — «ни то, ни сё», «как сорока на березке — все сидит и сидит».

Положение в семье

В среде родственников старая дева тоже была не на лучших позициях. Жить своим домом она не имела права. Односельчане могли заподозрить в безнравственном поведении. Да и с хозяйством одной парой рук справиться было сложно. Вековухе приходилось жить с родителями, которые порой и куском хлеба могли попрекнуть.

После смерти отца и матери дева переходила жить приживалкой в дом к старшему брату. Никаких развлечений и радостей ей не полагалось. Незамужняя женщина должна была много работать в поле, хлеву, у печи. Зачастую на ее плечи ложилось воспитание и обстирывание многочисленных племянников. Улучшить положение вековухи в доме могли только определенные черты ее характера.

Если женщина оказывалась безвольной, смиренной и к тому же не отличалась богатырским здоровьем, участь ее была незавидной. Любой, кому не лень, мог ее унижать и попрекать. Волевая и хозяйственная дева вполне могла «поставить на место» юную невестку и стать более уважаемым членом семьи. Ухаживая за престарелыми родителями и управляя всем хозяйством, она также получала более высокий статус.

Таких женщин в народе называли «большухами», то есть старшими. К ним относились вполне уважительно.

Обряды и приметы

Незавидная женская доля вековухи налагала ряд ограничений и на ее роль в обрядовой жизни общества. Старым девам не полагалось участвовать в народных гуляньях, петь, танцевать, готовить еду для свадьбы и печь хлеб для своей семьи. Их не пускали в поле в первый день жатвы, чтобы не сглазили урожай.

Плохой приметой было и присутствие девушки-перестарка при родах женщины или отеле коровы. «Пустое» проживание жизни девы казалось русскому народу таким ненормальным, что эту несчастную женщину обвиняли во всех грехах, практически приравнивая к ведьме.

Односельчане верили, что вековуха способна превращаться в нищенку, а затем просить подаяние у церквей и кладбищ. Считали даже, что старая дева может сожительствовать с Нечистым и колдовать. Чтобы защититься от чар вековухи, окуривали избу ладаном, постель посыпали маком или окропляли святой водой. Сама женщина об этом зачастую догадывалась.

Иногда на нее специально надевали защитный амулет — сшитый из поповской ризы пояс. В такой обстановке суеверий, страхов и плохо скрываемого презрения старая дева и проживала свой век.

Видео дня. История «Боинга-747», сбитого советским пилотом

Источник: https://weekend.rambler.ru/crazy-world/41732945-vekovuhi-nepetoe-volose-i-pustotsvet-pochemu-tak-nazyvali-staryh-dev/

Про старых дев на Руси

?

Categories:

  • отношения
  • общество
  • Cancel

интересные места из мифологии и истории костюма старых дев

Уже не девка, еще не баба

http://www.booksite.ru/fulltext/girls/rus/san/7.htm#44

Мать дочерю родила,На белый свет пустила,Доли навек не дала.Девушку, которой, как говорили, «на долю не выпало замужество», называли обычно «старой девой», «вековухой», «непетым волосьём», «седой макушкой». Вековухой она объявлялась тогда, когда все ее ровесницы стали замужними женщинами.

Ее переставали приглашать на посиделки и гулянья: «Ну этой-то пора покойников мыть, а она все гуляет». Про нее говорили, что она «как сорока на березке – все сидит и сидит».

В конце концов девушка-«перестарка» исключалась из молодежного коллектива, но при этом не принималась и в женский, оказывалась одинокой, «как птица, отставшая от лебединой стаи и не взятая с собой другими птицами».

Маргинальность ее положения выражалась еще и в том, что старая дева должна была по-девичьи заплетать волосы в одну косу, носить девичью одежду, но только темных, как у старух, цветов, и не пользоваться никакими украшениями.

В русской деревне безбрачие считалось явлением ненормальным, противоречащим природе, а к старой деве относились как к человеку неполноценному, ущербному и даже грешному: она «не познала жизни», не реализовала свой жизненный потенциал, не исполнила свой долг перед Богом и людьми. Ее и жалели, и презирали, подвергая различным насмешкам, напоминая ей при случае, что она «ни то ни се».

Старая дева не могла жить самостоятельно, потому что для крестьянского хозяйства требовались и мужские, и женские руки.

Обычно она жила вместе с родителями, а после их смерти переходила в семью брата, выполняя все женские работы: участвовала в сенокосе, жатве, выращивании льна, пряла, ткала, нянчила племянников.

Если старая дева была хорошей работницей с твердым характером, то при больной матери или невестке она могла стать большухой, управляя всем хозяйством семьи. В большинстве случаев статус старой девы в семье был весьма невысоким, особенно если она была смиренна, невзрачна на вид, а еще хуже больна.

Читайте также:  Какие русские имена произошли от викингов

Люди приписывали старым девам, даже самым трудолюбивым, скромным и добрым, множество отрицательных черт: злая, вредная, завистливая, неуживчивая, сварливая, ленивая, некрасивая, с дурным глазом. «Поповой собаки, отставного солдата да старой девки злее нет», – говорит пословица. Считалось, что старые девы обладают способностью приносить вред своим односельчанам.

Например, могут сделать на поле так называемые заломы: прийти в полночь к созревающим хлебам и, сняв рубаху и распустив волосы, надломить часть колосьев или скрутить их в жгут. По поверью, после жатвы зерно перетечет в закрома старой девы, жница, сжавшая залом, погибнет, а люди, съевшие хлеб, испеченный из зерен залома, умрут.

В русских деревнях были также широко распространены представления о том, что старая дева, тоскуя, вступает в любовную связь с бесами и что она может превратиться в ведьму, которая «от коровушек молочко отдаивает, промеж межи полоску прожинывает, от хлебушка спорынью отымывает».

Верили, что черт в виде огненного змея прилетает в дом к старой деве через трубу и, обернувшись красивым мужчиной, ложится в ее постель. Вот, например, как об этом рассказывали в Ярославской губернии в конце XIX века: «В Давыдковской волости жили в одном доме две сестры-девицы. Одна из них была пожилая, другая – девушка-невеста. К старшей и прилетал каждую ночь огненный змей.

Нередко, подходя к избе, посторонние слышали разговор, причем, кроме голоса хозяйки, явственно слышался и посторонний мужской голос. Войдя в избу, они никого не видели, кроме самой хозяйки. Посещая эту пожилую девицу, змей приносил ей деньги, и она, не получая ниоткуда никаких средств, жила очень богато. Умерла эта девица в ужасных мучениях.

Говорят, что умирающую свою сожительницу змей хотел затащить под печку сквозь небольшое окошечко, но она не прошла и умерла тут» (АРЭМ, ф. 7, оп. 1, д. 1799, л. 5 об.).Люди верили также в связь тосковавшей по любви вековухи с домовым (дворовым) – мифологическим хозяином дома.

По поверью, полюбив вековуху, он проявлял заботу о ней, старался, чтоб ее не обижали, и даже мог избить невестку, которая плохо относилась к своей вековухе-золовке. Каждую ночь он приходил к своей избраннице, заплетал ей косу, ложился к ней в постель и был очень ревнив.

В старинной быличке, записанной в Кадниковском уезде Вологодской губернии, рассказывалось: «Жила у нас старая девка, незамужняя; звали ее Ольгой. Ну, все и ходил к ней дворовушко спать по ночам, и всякий раз заплетал ей косу и наказывал: „Если ты будешь ее расплетать да чесать, то я тебя задавлю». Так она и жила нечесаной до 35 годов – и не мыла головы, и гребня не держала.

Только выдумала она выйти замуж, и когда настал девичник, пошли девки в баню и ее повели с собой, незамужнюю ту, старую девку, невесту ту. В бане стали ее мыть. Начали расплетать косу и долго ее не могли расчесать: так-то круто закрепил ее дворовушко. На другое утро надо было венчаться – пришли к невесте, а она в постели лежит мертвая и вся черная: дворовушка ее и задавил» (Максимов С. В. 1996.

С. 27).Все эти поверья заставляли семью вековухи или деревенских баб, увидев огненный сноп над трубой или просто заподозрив старую деву в сожительстве с нечистой силой, предпринимать меры.

Чтобы отвадить огненного змея, избу окуривали ладаном, окропляли святой водой, посыпали пол и постель семенами льна или мака, втыкали в стены и наличники окон ветви рябины, чертополох, надевали на вековуху пояс, сшитый из ризы священника, на постель ей клали уздечку, оставляли на ночь зажженной пасхальную свечу.

Рассказывали, что огненный змей, увидев все это, кричит: «А, догадались!» – хлопает в ладоши, хохочет и тут же пропадает. Чтобы отвадить от вековухи домового, надо было или прочитать Молитву, или выбранить его матерными словами.

Крестьяне Новгородской губернии верили, что отваживать дворового от вековухи нужно с помощью ременной плети с прикрепленной к ней ниткой из савана мертвеца, обмазанной воском. В полночь надо выйти на двор, поджечь восковую нитку и бить плетью о стены хлева, приговаривая: «Вот тебе, вот тебе!»Жизнь вековух регламентировалась особыми правилами.

Считалось, что они не должны принимать участие в праздничной жизни деревни: ходить в гости, гулять вместе со всеми на улице, петь и плясать, что должны не веселиться, а замаливать грех безбрачия. Старым девам не полагалось также участвовать во всех продуцирующих обрядах.

Им, например, нельзя было работать на поле в первый день жатвы, сжинать первый и последний сноп, которые являлись, по мнению крестьян, залогом будущего урожая. Они не могли присутствовать при отеле коровы или окоте овец, так как это угрожало в дальнейшем плодовитости животных.

Вековухе запрещалось помогать женщине при родах: верили, что родовые муки от этого удвоятся, потому что старая дева их не испытала. Она не участвовала в приготовлении еды для свадебного пира, чтобы молодые не были бесплодны. Старым девам даже не разрешалось печь хлеб для всей семьи, так как хлеб считался символом семейного благополучия.

Вековухи, независимо от своего возраста, зачастую выполняли функции стариков: обмывали и обряжали умерших, читали молитвы по покойнику. Кроме того, участвовали в обрядах защиты людей и животных от болезней, вызывания дождя во время сильной засухи и др. По народным представлениям, эти обряды могли проводить старухи, вдовы и девушки как не имеющие половых отношений с мужчинами.

Судьба вековухи могла сложиться и более печально. Если ее ближайшие родственники были слишком бедны и относились к ней как к нахлебнице, она могла превратиться в «побируху», «побирашку». Вековуха жила отдельно в худенькой избушке, побираясь зимой, в голодное время, по окрестным деревням. Ее одежда была скудной, «нищему собраться – только подпоясаться».

Отправляясь в путь, она брала с собой иконку с образом Божьей Матери или Спасителя, котомку для подаяний и посох. На деревенских храмовых праздниках, кладбищах, папертях церквей раздавался ее жалобный крик: «Милостыньку Христа ради, поминаючи родителей ваших во Царствии Небесном».

Вековухи, ставшие профессиональными нищенками, просьбу о подаянии выражали более сложными формулами: «Помяни вас, Господи, во Царствии Небесном, запиши вас, Господи, во кануны светлые, в записи церковные, отвори вам, Господи, двери райские, дай вам, Господи, рай пресветлый» (АР9М, ф. 7, оп. 1, д. 1772, л. 14).

Обращение к людям со словами о Христе и милосердии помогало нищенке преодолеть отчуждение, возникавшее в первый миг встречи с ней. Нищим обычно всегда подавали, их воспринимали как людей, угодных Богу: «Нищими свет стоит, через них Господь терпел всему народу грешному, и считается нищий Божьим гостем, которого грешно не накормить и не подать ему» (АРЭМ, ф. 7, оп. 1, д. 470, л. 42).

Считалось, что подавшему милостыню Бог снимает часть грехов. Крестьяне подавали хлеб, пироги, блины, муку, яблоки, овощи и очень редко деньги.П.И.Кутенкова «Великорусская женская сряда»*»Одежда вековухи была проста и однообразна. Её нельзя назвать срядой, так как, по существу, вековуха была не сряжена и не наряжена.

В одежду входили белая, сухая рубаха, белая (синяя) зьдявалка, поясок (старухи же зьдявалки не подпоясывали), белый платок и лапти. Вздевалку носили девушки, оказавшиеся неспособными вовремя выйти замуж (до 24-27 лет). Носили они её до конца своей жизни. На праздники в Сядемке вековухам в 30-х годах прошлого столетия дозволялось надевать чёрный сарахван — одежду, подобную понёве с прошвой.

Состав одеяния вековухи обуславливался морально-нравственными нормами великорусов, считавших главной обязанностью для девушки выйти замуж, стать бабой и родотворить новые жизни. Девушка, не ввполнившая божественное предначертание, условно говоря, переходила и переводилась общиной на положение «отшельницы», некой «старухи-отшельницы».

Имела образ человека, близко стоявшего к черте перехода в иной мир, на положение человека, «прожившего целую жизнь» и как бы собравшегося уходить на тот свет, хотя при этом само время ухода отодвигалось довольно далеко.Переход этот был непосредственно связан и с изменением в её одежде. Вековуха надевала полагающуюся ей белую печальную старушечью рубаху и вздевалку.

С этого времени она не имела права на ношение своих девичьих одежд и заготовленного приданного — бабьих сряд. Это приданное раздавалось по сёстрам, свояченицам и подругам. Переход девки из состояния девки-невесты в состояние вековухи имел не одноразовый характер. Известная ушинская девка Проскунька так описывала свой переход в вековухи. С шестнадцати лет (родилась в 1919 г.) начала ходить на ссыпки — ежегодные двухнедельные осенние смотры-выставки невест. И посещала их в течении двенадцати лет. В 27 лет стало стыдно перед людьми и подругами ходить, плясать на ссыпках с 14-15-летними девчонками и на 28-м году жизни она уже не пошла. Естественно, что полноценно общаться со своими сверстницами она также не могла: они все стали бабами и имели своё сообщество; с молодыми же… они давно считали её перестарком. Вот таким естественным образом она стала вековухой и надела соответствующие одежды.Вне зависимости от своего возраста вековуха так и называется девкой. В 27 лет девка, и в 80-90 лет она всё девка. В исследуемых сёлах сегодня можно встретить 80-90-летних девок, вековух. Время для них как бы остановилось, а если быть точным, то переведено на другой уровень — духовный. В разговоре при обращении к ним соблюдается соответствующий порядок. Вековух называют Машкой, Варькой, Танькой и т.д. Детям запрещается называть их тётей, бабой, бабушкой. Поэтому и одежды вековухи отличались от сряд старухи, прошедшей через сварожьи и яргические времена жизни. Сегодня становится понятным и время перехода на вздевалки в 24-27 лет. Рождение первого ребёнка после этого времени таит в себе большую вероятность появления урода или трудность разрешения от бремени»* (с.55, в издании факультета филологии и искусств Санкт-Петербургского государственного университета, 2010 год.)В главе про понёвы говорится:

*»Вековуха по обычаю не имела права ношения заготовленных ею понёв и других бабьих и девичьих одежд. Это было основано на целесообразности и тысячелетних исконях.

В 20-м столетии и сегодня это воспринимается как само собой разумеющееся.

Девка, перешедшая в разряд перестарок, вековух, никогда не наденет сряду девицы, потому что она вышла из этого возраста, а бабью не наденет, потому что не стала таковой.»* (с. 65, там же)

Про старых дев на Руси

Спасибо kavery

Источник: https://olenenyok.livejournal.com/7558665.html

Почему на Руси было так страшно оказаться в рядах «старых дев»

На Руси так называемые «старые девы» вызывали общественное порицание, если не презрение.

При этом «старой» можно было стать довольно рано по сегодняшним меркам: девочку обычно старались выдать замуж пораньше — лет в 12–15. Если она «засиживалась в девках» до 20 лет, шансы на замужество стремительно испарялись. Проходило ещё пару лет, и несчастная получала клеймо «старая дева».

На Руси их пренебрежительно звали «вековухами» (от словосочетания «век вековать») или «непетым волосьём»

Последнее прозвище появилось от традиции надевать невесте на свадьбе платок замужней бабы. Присутствующие при исполнении обряда женщины распевали песни о том, что девичий век закончился и теперь новобрачную ждут семейные радости и горести. Старым девам таких песен по понятным причинам не пели.

Читайте также:  Главные предсказания нострадамуса о россии: что сбылось

А ещё не бывших замужем холостячек в пожилом возрасте уничижительно звали «седыми макушками».

По традиции, они не имели права носить головные уборы и платки, которые полагались только замужним. Естественно, девушке приходилось ходить с непокрытой головой до глубокой старости, и её седина была видна всем.

Вековухи не имели права носить не только платки, кички и другие традиционные головные уборы «бабы» (то есть замужней женщины) — им вообще было запрещено любое одеяние не по статусу. Старая дева должна была носить девичьи сарафаны, юбки и рубахи, но исключительно тёмных оттенков.

Украшения ей тоже не полагались: ленты в волосах, серьги и бусы носили юные незамужние девицы для привлечения женихов. Считалось, что вековухе это уже не нужно, поэтому и украшать себя неприлично.

Старой деве приходилось несладко

Молодые девушки не брали её в свою компанию, она не могла ходить на свидания (не встречаться же с 14–16-летними парнями!) или участвовать в забавах молодых. Общих тем для разговора не было.

Точно так же старая дева не вписывалась и в коллектив замужних баб. Она «не познала жизни»: не жила с мужем, не рожала детей, не знала тягот семейной жизни. Умудрённые опытом замужние женщины не допускали вековуху в своё общество. По сути, она везде была изгоем.

Столь плачевное положение старых дев на Руси было продиктовано традиционной крестьянской моралью.

В русском обществе основной ролью женщины было рождение детей. Если замужняя баба не смогла произвести на свет хотя бы одного малыша, её пренебрежительно звали «пустоцветом».

Кроме того, жить своим домом старая дева не имела права: односельчане могли заподозрить в безнравственном поведении. Да и с хозяйством одной парой рук справиться было сложно. Вековухе приходилось жить с родителями, а после их смерти она переходила жить приживалкой в дом к старшему брату.

Незавидная позиция вековухи налагала ограничения и на её роль в обрядовой жизни общества. Старым девам не полагалось участвовать в народных гуляньях, петь, танцевать, готовить еду для свадьбы и печь хлеб для своей семьи. Их не пускали в поле в первый день жатвы, чтобы не сглазили урожай, а также не разрешали присутствовать при родах или отёле коровы.

На Руси верили, что вековуха способна превращаться в нищенку, а затем просить подаяние у церквей и кладбищ.

Считали даже, что старая дева может сожительствовать с Нечистым и колдовать. Чтобы защититься от её чар, избу окуривали ладаном, постель посыпали маком или окропляли святой водой.

Сама женщина об этом зачастую догадывалась: иногда на неё специально надевали защитный амулет — сшитый из поповской ризы пояс. В такой обстановке суеверий, страхов и плохо скрываемого презрения старая дева и проживала свой век…

А вы знали о вековухах?

Nikita Skorobogatov
21 Aug, 2019

Источник: https://lifter.com.ua/pochemu-na-rusi-bylo-tak-strashno-okazatsya-v-ryadah-staryh-dev-12267

Холостяки и вековухи на Руси: Как к ним относились в обществе, и какие права они имели

«Старая девка — семейная язва»

Безбрачие в крестьянской среде не приветствовалось. Наличие семьи, как считали в Московском государстве много столетий подряд, — это признак порядочности и зрелости личности. Мнение неженатых мужчин не учитывали ни в семье, ни на сходе. А старым девам нельзя было присутствовать в одном помещении с роженицей и за свадебным столом. Зато незамужних женщин активно задействовали в погребальных обрядах.

Брак на Руси — это институт личный, церковный, общественный и экономический

В крестьянской среде к безбрачию относились крайне отрицательно. Многие молодые люди торопились вступить в брак, парню это давало влиятельность на сходе, уважение в сообществе.

А девушке — защищенность, возможность реализовать главную задачу — рождение и воспитание детей. Мешкать с выбором пары было рискованно.

Сельские девушки в 20-23 года считались засидевшимися в девках, их шансы выйти замуж были гораздо меньшими в сравнении с подругами 14-17 лет.

Семейное чаепитие.

Обязательность вступления в брак диктовалась экономическими условиями сельской жизни. Как отмечает историк права Н.С. Нижник, крестьянское хозяйство могло функционировать полноценно, если в нем принимает участие и мужчина, и женщина.

В обязанности хозяйки входило обслуживание членов семьи (шить одежду, кормить), уход за скотом, жатва. Мужские задачи — это заготовка дров, возведение и обслуживание построек, полевые работы.

Только так могло сформироваться полноценное хозяйство, способное развиваться и приносить доход.

Брак рассматривался не только как личный институт, но и как хозяйственная сделка. При выборе жениха обращали внимание на престижность его семьи и уровень достатка. При выборе невесты важными критериями были физическое здоровье и трудолюбие, так как молодая хозяйка переходила во двор семьи мужа, где и должна была трудиться под руководством большака и большухи (свекра и свекрови).

Нередко девушки со слабым здоровьем, если семья располагала достатком выше среднего, решались отказаться от замужества. Такой трудный выбор в пользу маргинального положения в обществе объяснялся страхом перед долей молодой снохи, которой предстояло быть в полном подчинении от членов новой семьи.

Родительское благословение перед свадьбой.

Для заключения брака взаимная симпатия жениха и невесты была желательной, но не обязательной. Это решение принималось с учетом многих факторов, главенствующим из которых была благосклонность родителей.

Церковь не одобряла браки между людьми с большой разницей в возрасте, а также состоящих в родственной связи. Девственность невесты не была обязательным условием для вступления в брак, как пишет историк и правовед Н. Тарусина.

Но семье мог быть назначен штраф, если было установлено, что девушка замуж пошла нечиста.

Что могло помешать созданию семьи

Причины, препятствующие вступлению в брак — это значительные физические изъяны (хромота, уродство), болезненность, глухота. Но нередко случалось, что и привлекательным здоровым людям было сложно найти пару.

Так происходило из-за переборчивости, когда девушка отказывала женихам, считая их недостойными. А между тем время играло не в ее пользу, да и потенциальные женихи начинали думать, что попытки посвататься тщетны.

И постепенно девушка становилась так называемой перестаркой, жениться на которой было вовсе не престижно.

Свадебное гулянье.

Также причиной безбрачия крестьяне считали порчу, неправильно проведенный обряд при рождении, слабоумие родителей. Еще одна помеха создать семью — это слухи односельчан о скрытых недостатках (или подозрениях о них).

«Холостой — полчеловека»

Мужчина, который не обзавелся женой, не считался полноправным членом крестьянского сообщества. К нему никто не относился серьезно, он был в глазах односельчан «малым», даже в зрелом возрасте после 30 лет. Ни в семье, ни на сходе к его голосу не прислушивались.

Семейный человек — полноценный член общества.

  • Не было зазорным среди односельчан в шутливой форме предположить, почему невесты его обошли вниманием, бесцеремонно перечисляя догадки о физических изъянах.

«Старая девка — семейная язва»

Многие сельские девушки, не смотря на сложности семейной жизни, предпочитали выйти замуж за парня с недостатками, но без промедлений. Пугала участь заработать репутацию излишне переборчивой невесты, которая тратит драгоценное время впустую. Каждый лишний год, проведенный в девичестве, делал реальнее перспективу стать вековухой (перестаркой, домовухой, браковкой).

Такая репутация снижала вероятность удачного замужества, так как считалось зазорным звать замуж перестарку.

На такое решались лишь те парни, которые и сами имели изъяны — плохой род, физические недостатки, бедность.

Можно было выйти за вдовца, но зачастую девушки их побаивались, так как считалось, что преждевременная смерть жены наступала не без помощи мужа или все всем виною родовое проклятие.

Старых дев особо не притесняли в отчем доме, иногда они даже занимали роль большухи в доме, если демонстрировали ловкость и предусмотрительность в хозяйственных делах. Но в случае неурядиц или имущественных споров решение принималось вовсе не в интересах вековух. Их жалобы в суде и на сельском сходе всерьез не воспринимались.

Отношение крестьянского сообщества к старым девам было неоднозначное — их боялись, уважали за сексуальное воздержание и осуждали за противодействие привычному укладу жизни.

Старых дев боялись, уважали, осуждали.

Строго воспрещалось старым девам принимать роды, участвовать в свадебных обрядах. Но вековухи были важным элементом других ритуальных действ.

Например, наряду с вдовами и пожилыми женщинами старые девы принимали активное участие в ритуале опахивания — суть его в том, чтобы не дать проникнуть в селение опасным для скота инфекционным заболеваниям. Женщины впрягались в соху и проводили борозду вокруг села.

Считалось, что это надежная защита от падежа скота. Также вековухи нередко становились знахарками, их помощь была востребована на погребальных обрядах.

А смерть самой старой девы оформлялась, как свадьба, пишет историк З. Мухина. Таким образом односельчане помогали выполнить прижизненную женскую задачу в символической форме. Могли даже выбрать суженого для супружеской жизни на том свете.

Источник: https://klikabol.mirtesen.ru/blog/43722097081/Holostyaki-i-vekovuhi-na-Rusi:-Kak-k-nim-otnosilis-v-obschestve,

Старые Девы на Руси

Женщину, не вышедшую замуж до определенного возраста, и не вступившую в связь с мужчиной, всегда было принято называть старой девой. Сегодня «старых дев» найти крайне сложно, но раньше такие девушки были в каждой деревне.

Замужество на Руси

В средние века на Руси девушек брали в жены в 14-15 лет! Подростки по сегодняшнему определению, эти девушки считались уже достаточно взрослыми для того, чтобы обрести статус семейного человека, стать женой и матерью.

На восемнадцатилетних девиц смотрели с сомнением: «Не старовата ли красавица?». Девушкам после двадцати практически не оставлялось шансов на замужество – «товар» устаревал.

К дамам после двадцати пяти лет накрепко привязывалось обидное прозвище «старая дева».

Такой странный, по мнению современников, подход объяснялся достаточно просто. Причина раннего замужества была не в фертильности женщин – и в двадцать пять девушка способна к деторождению.

 Корень раннего замужества крылся в стремлении мужчин сделать женой еще не оформившуюся в своих убеждениях девушку, сформировать из нее добрую супругу «под себя», согласно своим желаниям. Считалось, что юная девушка станет послушной во всем мужу женой, будет трудолюбива и чадолюбива.

Разумеется, в 25 лет она уже не могла быть такой же сговорчивой и покладистой. Матримониальные традиции древней Руси основывались на патриархальном подходе к образованию семьи.

Судьбы старых дев на Руси

Старых дев называли «седыми макушками». Если все ровесницы девушки уже обзавелись семьями и детьми, такая женщина становилась «вековухой».

Вековуха не могла участвовать в девичьих посиделках, при этом она была обязана заплетать косу, носить скромную, темную одежду, внешним видом не привлекая к себе внимания.

Она не участвовала в праздничных гуляньях, не веселилась с другими, лишь замаливала «грех» безбрачия. Судьбы старой девы была печальна.

Презираемая всеми, особенно, семейными подругами, она могла жить только со своими родителями или, после их смерти, с братом и его семьей. На ее плечи ложились обязанности по выполнению хозяйственных работ. Иногда вековухи управляли хозяйством, но чаще они становились изгоями, подвергающимися насмешкам и гонениям.

Старых дев побаивались, полагая, что те, в поисках нереализованной любви, могут вступать в половую связь с бесами, становиться ведьмами с дурным глазом и злыми намерениями. Стремясь избежать такой участи и насмешек, часть старых дев Руси уходила в монастырь, посвящая жизнь Богу.Источник: https://liwli.ru/history/kak-…

А теперь Самодостаточная Жжж… Ну, а я пока за хлебом…

Источник: https://azbyka.ru/znakomstva/blogs/171908/176720/starye-devy-na-rusi

Ссылка на основную публикацию