Зачем большевики продали сокровища романовых на запад

Утерянные сокровища – разворованные и распроданныеЗачем большевики продали сокровища Романовых на Запад

К началу ХХ века в России была богатейшая коллекция произведений искусства, которую собирали – покупали и получали в дар цари. Императорский дом покупал шедевры и хранил. Ну, и подарки, конечно. Коллекция была уникальной.И большевикам попало в руки потрясающее собрание сокровищ. Первую попытку продать драгоценности Романовых большевики предприняли в мае 1918 года. Тогда в Нью-Йорке на таможне задержали двух приезжих с драгоценностями (стоимостью в 350 тысяч рублей), принадлежавшими дочери Александра III Ольге.

В 1920 г., советская власть организовала хранилище царских сокровищ. Правда, прежде, чем хранить, большевики собирались… пошерстить. Разграбить.

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад

Главной задачей Гохрана было не хранение собранных сокровищ, а их «обезличивание» и «реализация». Большевикам нужны были деньги на разжигание пожара мировой революции и поддержку своей власти в разорённой стране. В ход пошли императорские ценности.Теперь большинство огромных богатств царской семьи широкой публике недоступно. Они осели в частных коллекциях.

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад

Картина Александра Литовченко «Иван Грозный показывает сокровища английскому послу Горсею» (1875 год).

В книге, которая вышла в свет в Москве (дек.

2000), с шокирующими подробностями рассказывается грустная история о том, как Ленин, Троцкий и Сталин распродавали российские художественные сокровища, пытаясь пополнить казну «первого в мире коммунистического государства».

Прежде всего, большевики разграбили церкви. Потом они взялись за короны, диадемы, ожерелья и яйца Фаберже. И, в конце концов, они продали полотна старых мастеров из музея «Эрмитаж»…

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад

Во второй половине 1920 года Советское правительство затопило международный арт-рынок сокровищами из музеев страны.

Такой крупномасштабный поток в истории искусства никогда не видели.

Сокровища из Алмазного фонда, Кремля, Эрмитажа и Третьяковской галереи были проданы или проданы непосредственно миллионерам из США и Европы.

«Были люди разные. Арманд Хаммер был дьявольской фигурой. Мне сказали, что было страшно быть с ним в одной комнате.

Он организовал продажу русского антиквариата (за что советское правительство дало ему 10-процентную комиссию), организуя продажу «Романовских сокровищ» (которые фактически не имели отношения к имперской семье) в крупнейшем универмаге Нью-Йорка, лорд И Тейлор», — сказала Наталья Семенова, историк и автор  « Сокровищ России» .

Королевские короны и бриллианты, иконы и другие религиозные объекты, редкие картины и скульптуры были проданы навалом для министра финансов США Эндрю Меллона, нефтяного магната Калуста Гулбенкяна, а также посла США Джозефа Дэвиса и его жены Марджори Пост. Многие художественные работы позже стали гордостью музеев всего мира — от Мет и Хиллвуда в Вашингтоне, в Музей Калуста Гулбенкяна в Лиссабоне.

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад

Император Николай II подарил это яйцо Фаберже из платины с бриллиантами, рубинами своей жене Александре Федоровне.  Оружейка Московского Кремля продала ее в 1927 году в галерее Вартски в Лондоне, а в 1970-х годах она стала частью коллекции Malcolm Forbes в Нью-Йорке.

Сегодня он экспонируется в музее Фаберже в Санкт-Петербурге в рамках коллекции российского миллиардера Виктора Вексельберга.

Пропажа последней коллекции яиц Фаберже — загадка века. К каждой Пасхе Фаберже делал яйца для всей царской фамилии. Работа огромная! Фактически она начиналась чуть не за год. По идее, к весне 17-ого коллекция была готова.

Но! В феврале Николай отрекается от престола. Коллекция остается «неподаренной». Где она? Что с ней? Неизвестно. Официально- ее и не было. Тогда откуда известно, что одно яйцо называлось » Бедуин», а другое» Соловей»?

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад

«Зимнее» — ювелирное яйцо, одно из пятидесяти двух императорских пасхальных яиц, изготовленных фирмой Карла Фаберже для русской императорской семьи. Создано по заказу императора Николая II в подарок его матери, Марии Фёдоровне, на Пасху 1913 года.

Хранится в Катаре, в коллекции эмира.Это самое дорогое яйцо из всех, заказанных Романовыми.

Также оно являлось самым дорогим императорским яйцом Фаберже ($9,5 млн), до тех пор, пока на аукционе «Кристис» не было продано «Ротшильдовское» яйцо за $18,5 млн.Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад

Царские кубки. Они вернулись. Не благодаря большевикам, скорее, вопреки.

Они были изготовлены в XVIII в., когда в Санкт-Петербурге появилось стекольное производство. Необычное и сложное дело находилось под покровительством Петра I и было поручено губернатору столицы князю Меншикову. После его опалы завод стал государст­венным предприятием.

На фото — редчайшие парадные царские кубки трёх эпох: царст­вования Анны Иоан­новны, Елизаветы Петровны, Екатерины II.Они из коллекции Вишневской — Ростроповича, которая была составлена на Западе. На родину кубки вернулись неожиданным образом. В 2007 г.

аукционный дом Sotheby's объявил о распродаже этого богатейшего собрания русского искусства, но публичные торги, которых ждали сотни коллекционеров со всего мира, не состоялись — накануне всю коллекцию купил Алишер Усманов и подарил Российскому государству.

Сейчас коллекция находится в резиденции Президента России — Константиновском дворце под Санкт-Петербургом.

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад

Огромная партия драгоценностей (9 кг!) была продана торговому агенту Вейсу, а в 1927 г. они оказались на аукционе «Кристи» в Лондоне. Было продано около 120 коронных ценностей. И среди них — уникальной красоты жемчужная диадема и венчальная корона последней императрицы Александры Фёдоровны.

Зачем большевики продали сокровища Романовых на ЗападЭто одна из самых скромных корон, проданных большевиками. Новинка последней русской императрицы Александры Федоровны по случаю ее свадьбы в 1894 году.

Корона была продана в 1926 году Гохраном Норманну Вейсу, который в 1966 году продал его через Сотбис. Сегодня это часть коллекции Hillwood в Вашингтоне, округ Колумбия.

Зачем большевики продали сокровища Романовых на ЗападДиадема с рубинами

Одно из тех сокровищ, которое мы никогда уже не увидим. Диадема изготовлена фирмой «Болин» в 1874 г. для дочери Александра II Марии. Царь выдавал любимую дочь за сына королевы Виктории герцога Эдинбургского. В качестве приданого он заказал драгоценную парюру — большой гарнитур украшений, в который обычно входили диадема, колье, серьги, брошь и браслеты.

Диадема погибла (предположительно после Второй мировой войны), как и многие изделия фирмы «Болин», отличающиеся крупными и редкими драгоценными камнями. Именно из-за этих камней старинные украшения беспощадно разламывали и использовали для более современных.

Колье из этого комплекта в 1990-х неожиданно появилось на аукционе. Покупатель сохранил инкогнито. Владельцы ювелирных раритетов в интересах безопасности часто предпочитают оставаться в тени. На больших аукционах они, как правило, совершают покупки по телефону.

Каминные часы из Аничкова дворца.

Эти часы из серебра и оникса высотой 70 см фирма Фаберже изготовила по случаю серебряной свадьбы Александра III и Марии Фёдоровны. Они украшены 25 ангелами.

До революции часы находились в Аничковом дворце, в покоях Марии Фёдоровны.

Из России их вывезли в 1920-х гг., когда имущество из дворцов царской семьи вагонами отправляли на Запад. Советское правительство в официальной прессе оправдывало эти сделки тем, что вырученные средства пойдут на нужды индустриализации.

Однако годы экономического кризиса были не самыми лучшими для массовой торговли антиквариатом — аукционы шли вяло и приносили совершенно ничтожные суммы.

В эти фатальные для русского ювелирного искусства годы в плавильных печах Гохрана тонны серебряных изделий были превращены в слитки.

Каминные часы из Аничкова дворца чудом дошли до наших дней. Дважды за последнее десятилетие их выставляли на аукционы Сhristie's.

Их нынешним обладателем является известный коллекционер Александр Иванов.

Пока в Лондоне продавали коронные драгоценности, заведующий Оружейной палатой Дмитрий Иванов (он также участвовал в каталогизации драгоценностей Романовых в 1922 году) умолял чиновников вернуть из Гохрана предметы музейного значения. Тщетно. В начале 1930 года стало известно о предстоящих изъятиях из музеев вещей для продажи за границей, а Иванов не выдержал — покончил жизнь самоубийством.

А потом, практически покончив с русским ювелирным искусством, эти дикари добрались до шедевров мировой живописи.

Рембрандт. Отказ Святого Петра. 1660

Продажа этой работы в Амстердаме в 1933 году стала настоящей трагедией для сотрудников Эрмитажа. Директор музея в то время Борис Легран писал: «… это наша единственная работа, в которой Рембрандт использует эффект искусственного освещения».

Николас Пуссен. Рождение Венеры (Триумф Нептуна и Амфитрита).  1638-1640

Один из четырех «триумфов», которые Пуссен написал для легендарного кардинала Ришелье, эта картина была куплена Екатериной Великой. В 1932 году он был продан Фонду Элкинса, и сегодня его можно найти в Художественном музее Филадельфии.

Рафаэль. Мадонна Альба. 1510

Эта картина была самой большой работой гения Ренессанса. В 1931 году он был продан Эндрю Меллону за тогдашнюю рекордную цену почти в 1,2 миллиона долларов. Сегодня он находится в Национальной галерее искусств в Вашингтоне, округ Колумбия.

Питер Пауль Рубенс. Portrait of Helena Fourment. 1630-1632

Екатерина Великая купила картину для Эрмитажа, но в 1929 году Советы продали ее Калусту Гульбенкяну. Сегодня он находится в музее Гулбенкяна в Лиссабоне.

Ян Ван Эйк. Две панели триптиха,  Распятие и Страшный суд . Около 1430

Панели из так называемых «татищевских складных икон» (они были куплены послом России в Испании Дмитрием Татищевым) — фрагменты триптиха, центральная часть которого была потеряна. В 1933 году они были проданы в Музею искусств Метрополитен в Нью-Йорке. После продажи этих панелей, а также «Благовещение», которое ушло в Меллон несколько лет назад, Эрмитаж был лишен всего своего Ван Эйка.

Винсент Ван Гог. Ночное кафе. 1888

Музей нового западного искусства в Москве (ныне Государственный музей Пушкина) продал работу Ван Гога в 1933 году Стивену Кларку, который завещал его в Художественном музее Йельского университета.

Тициан. Венера с зеркалом. Около 1555

Шедевр Тициана вошел в коллекцию Эрмитажа в 1850, но был продан Эндрю Меллону в 1931 году. В конце концов, он стал частью коллекции Национальной галереи искусств в Вашингтоне, округ Колумбия.

В 1934 г. разграбление прекратилось. Прибыли тогда получалось мало, а ущерб для репутации партии огромный. Русские эмигранты на Западе не молчали. В глазах Запада выглядеть варварами не хотелось…

Дальнейшая история Гохрана — достойная. Он сыграл выдающуюся роль в сохранении и приумножении сокровищ.

Куда прежде всего рвутся иностранцы в Москве? В Кремль! Увидеть легендарный Алмазный фонд, перед блеском которого всё меркнет.

О том, как сортировали драгоценности и определяли судьбу сокровищ мирового значения, сохранились интересные свидетельства, которые находятся в РГАСПИ (Российский государственный архив социально-политической истории).

Были использованы: 1, 2, 3

Источник: https://tanjand.livejournal.com/2259982.html

"Мы продали свои сокровища за копейки" — Журнал "Коммерсантъ Власть" — Издательский Дом КоммерсантЪ

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад
Драгоценности российской короны в 1923 году. Из 18 корон и диадем, некогда принадлежавших дому Романовых, в Алмазном фонде ныне хранятся только четыре

       Большевики с размахом продавали за границу бесценные картины, иконы, драгоценности — об этом давно известно. Но мало кто представляет себе истинные масштабы этой распродажи. С искусствоведом Натальей Семеновой, попытавшейся составить список утраченного, встретилась корреспондент «Власти» Татьяна Маркина.        — Вы один из авторов книги «Проданные сокровища России», которая недавно увидела свет. Это книга об искусстве или о политике?        — Все считают, что наша книга — это политический проект. Но, на мой взгляд, он лишен политических амбиций. Наша задача — не давать оценки, а предоставить читателю максимум материала для размышления. Я горжусь, что в библиографии книги не пропущено ни одной публикации, где есть хоть строчка о «сталинских распродажах».

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад
Икона «Чудо св. Георгия о змие» (XVII век). Продана из Третьяковской галереи. Сейчас в частной коллекции

       — Прочитав книгу, невозможно не изменить отношения к некоторым личностям. Ладно Горький, возглавлявший комиссию по отбору ценностей на продажу. Но меня поразил знаменитый художник и искусствовед Игорь Грабарь, выступивший в роли инициатора продажи за рубеж икон…        — После 1917 года эйфория овладела даже здравомыслящей частью деятелей культуры. В ожидании мировой революции продажа пары-тройки Рембрандтов казалась пустяком. «Зачем собирать и хранить метеоры прошлого, если у нас их столько в будущем»,— писал график-конструктивист Петр Митурич. «Если мы не будем иметь собраний, тем легче уйти с вихрем жизни»,— вторил ему разрушитель традиционной живописи Казимир Малевич. Весной 1919-го был издан декрет «О запрещении вывоза и продажи за границей предметов особого художественного значения». Частные лица не могли их вывозить: государство оставило это право за собой. И продавало — целыми дворцами: петербургские пригородные комплексы рассматривались как валютный резерв, интерьеры дворца княгини Палей в Детском (Царском) Селе были проданы оптом, гатчинский дворец-музей целиком готовили к отправке в Америку. Шла речь о продаже Эрмитажа — к лету 1929 года две тысячи полотен из Эрмитажа были намечены к реализации.

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад
Фаберже. Пасхальное яйцо «Коронационное» продано из Оружейной палаты в 1927 году. Впоследствии приобретена журналом Forbs

       — Можно ли теперь найти следы проданного?        — В нашей книге приведен далеко не полный перечень проданных шедевров. В основном мы взяли живопись из Эрмитажа, по которой есть документы. А ведь масса предметов, особенно церковных, ушли за границу без всяких описей. Если в зарубежном музее видишь икону или церковное серебро — почти наверняка из проданного, из России: до революции русским церковным искусством за границей мало кто интересовался.

       — Западные музеи чинили вам какие-нибудь препятствия?

       — Музеи — нет. Единственный, кто поначалу испугался,— это аукционный дом Christie`s: решили, что мы хотим обвинить их в нелегальной продаже произведений искусства. В 1926 году часть Алмазного фонда (измерявшаяся по весу — 9 кг) за полмиллиона рублей была продана английскому антиквару Норману Вейсу. Тот продал драгоценности аукционному дому Christie`s, который выставил их на торги в Лондоне в 1927 году. Самым ценным лотом аукциона был брачный венец императрицы Александры Федоровны. Тем не менее эти торги были вполне официальными: санкцию давало советское государство.

Читайте также:  Почему наполеон сжёг свои архивы при отступлении из россии
Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад
Антуан Ватто. «Меццетен». Продан из Эрмитажа в мае 1930 года. Сейчас в музее Метрополитен, Нью-Йорк

       — А с российскими музеями были проблемы?        — Директор Эрмитажа Михаил Пиотровский работать с архивом нам не позволил — он сам публикует свои материалы. Но я ему за это даже благодарна: мы бы там закопались. Потом оказалось, что в питерском ГАЛИ есть документы, касающиеся эрмитажных распродаж. Ими мы и воспользовались. Директор ГМИИ Ирина Антонова нас тоже не пустила в архив — у них он до сих пор закрыт для исследователей. Я сама там когда-то работала и знаю, что и документы там есть, и картины оттуда продавались, хотя не так много, как из Эрмитажа. К счастью, цены на импрессионистов, хранившихся в Музее нового западного искусства и попавших впоследствии в ГМИИ, были тогда на Западе невысоки. Ирина Антонова мне сказала: «Пока музей сам не опубликует, ничего не дам даже посмотреть». Это обидно. Другие музеи сами не знают, что из их коллекций продавалось. В некоторых есть документы, в музее-усадьбе «Архангельское» например, но ими никто не занимается. Если кто-то решит продолжать нашу работу, поле деятельности огромно.

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад
Питер Пауль Рубенс. «Портрет Елены Фурмен». Продан из Эрмитажа в 1929 году. Сейчас в музее Галуста Гюльбенкяна, Лиссабон

       — В предисловии к книге Михаил Пиотровский утверждает, что благодаря «сталинским распродажам» СССР получил доступ к западным оборонным технологиям и смог подготовиться к войне.        — У Пиотровского свой взгляд на многие проблемы. Здесь я с ним не согласна. Подсчитано, что доход от всех этих продаж составлял не более процента валового дохода страны. Можно было продать побольше пеньки и лаптей — и получился бы тот же результат.

       — Может быть, вырученные деньги терялись в кармане советских чиновников?

       — Коррупции не было в то время, был только страх. Это была политическая, а не экономическая акция. Ведь был мировой кризис, цены падали, а мы продолжали продавать свои культурные ценности за копейки. «Наступление пролетарской революции в Европе совершенно застопорит рынок ценностей. Вывод: нужно спешить до последней степени»,— писал Лев Троцкий в 1924 году.

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад
Ян ван Эйк. «Благовещение». Продана в июне 1930 года Эндрю Меллону за $502 899. Сейчас в Национальной галерее искусства, Вашингтон

       — Делят ли с большевиками ответственность за грабеж те, кто скупал произведения искусства?        — Это были разные люди. Арманд Хаммер — просто демоническая фигура: мне рассказывали, что с ним было страшно находиться в одной комнате. Он поставил продажу русского антиквариата на поток (за что получал от советского правительства 10% комиссионных) — вплоть до организации распродажи «сокровищ Романовых» (кстати, не имеющих к царскому дому никакого отношения) в крупнейшем нью-йоркском универмаге Lord & Taylor.        Совсем другой человек — министр финансов США Эндрю Меллон. Через американскую галерею Knodler & Co. он скупил прямо из экспозиции Эрмитажа массу шедевров, а потом подарил их Соединенным Штатам. Благодаря ему Вашингтонская национальная галерея — один из лучших музеев в мире. Шедевры Веронезе, Ван Дейка, Ботичелли, Перуджино из бывшего эрмитажного собрания и сейчас выставлены там. Меллон платил больше, чем кто-либо. Сумма в $1,166 млн, которую министр Меллон выложил за лучшую эрмитажную картину Рафаэля «Мадонна Альба», долгое время оставалась рекордной ценой, уплаченной за произведение искусства.

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад
Тициан. «Венера перед зеркалом». Продана из Музея изящных искусств Эндрю Меллону. Сейчас в Национальной галерее искусства. Вашингтон

       Нефтяной магнат Галуст Гюльбенкян уговорил своих партнеров из Shell торговать советской нефтью, за что получил право покупать из Эрмитажа. После серебряных сервизов и мебели времени Людовика XVI он приобрел пару полотен Гюбера Робера, после чего потребовал «Портрет Елены Фурмен» Рубенса и «Юдифь» Джорджоне. «Юдифь» ему не отдали, а все остальное господин Гюльбенкян купил по бросовым ценам (около 200 тыс. фунтов стерлингов). И вдобавок трех Рембрандтов, Терборха, Ватто.        — Можно ли вернуть утраченное Россией?        — Разговор о том, чтобы выкупить или как-то иначе вернуть эти шедевры, пустой. И потом, сегодня независимо от того, в каком музее мира находятся картины, их можно увидеть — через Интернет, например, или просто поехать и посмотреть. Они открыты. Наше крики «Давайте все вернем!» пугают западных коллег. Можно было бы сделать великолепную выставку проданных сокровищ. В Европе, но не в Москве, потому что сюда их никто не даст: нас боятся и нам не доверяют.        

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад
Искусство на вес        В 1917-1923 годах продано: 3 тыс. каратов бриллиантов, 3 пуда золота и 300 пудов серебра из Зимнего дворца; из Троицкой лавры — 500 бриллиантов, 150 пудов серебра; из Соловецкого монастыря — 384 бриллианта; из Оружейной палаты — золотого и серебряного лома 40 пудов. Но продажа русских церковных ценностей никого от голода не спасла: рынка на них в Европе не было. Полученный доход составил 4,5 тыс. рублей. На покупку хлеба для голодающих потратили 1 тыс., все остальное ушло на расходы и продуктовое довольствие самих комиссий по изъятию.        В 1925 году каталог ценностей императорского двора (короны, венчальные венцы, скипетр, держава, диадемы, ожерелья и другие драгоценности, в том числе знаменитые яйца Фаберже) разослали всем иностранным представителям в СССР. Часть Алмазного фонда была продана английскому антиквару Норману Вейсу. В 1928 году из Алмазного фонда были изъяты семь «малоценных» яиц Фаберже и еще 45 предметов. Все они были проданы в 1932 году в Берлине. Из почти 300 предметов в Алмазном фонде остался только 71.        К 1934 году Эрмитаж лишился около 100 шедевров живописи старых мастеров. Мебель, серебро и произведения искусства продавались десятками тысячами. Фактически музей оказался на грани гибели. Из Музея новой западной живописи были проданы четыре картины французских импрессионистов, из Музея изящных искусств — несколько десятков полотен. Третьяковская галерея лишилась части икон.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/171175

Тайны Гохрана. Как большевики разбазаривали сокровища царей

Зачем большевики продали сокровища Романовых на ЗападО том, как распродавали главную сокровищницу страны, рассказывает историк искусства Надежда Данилевич.

Бриллианты в каблуках

— Появлению Гохрана предшествовал указ о конфискации имущества царя и всей императорской фамилии. Коронные ценности (большая императорская корона, дер­жава, скипетр, алмазная цепь Андрея Первозванного) к тому моменту были в Кремле: их перевезли из Петербурга в Москву ещё в 1914 г.

А личные ценности императорской фамилии везли в Гохран из опустевших дворцов со всей страны. Какую-то часть сокровищ уцелевшим представителям дома Романовых удалось взять с собой за границу. Вывезла свой сундучок с драгоценностями мать Николая II, императрица Мария Фёдоровна.

Спасла свою богатую коллекцию и великая княгиня Мария Павловна: она долгое время отсиживалась в Кисловодске, где власть удерживали казаки, но в конце концов тоже была вынуждена эмигрировать. Несмотря на название, главной задачей Гохрана было не хранение собранных сокровищ, а их «обезличивание» и «реализация».

Большевикам нужны были деньги на разжигание пожара мировой революции и поддерж­ку своей власти в разорённой стране. Другие государства не признавали Советы и не хотели ни торговать с ними, ни давать кредиты. В ход пошли императорские ценности.

— Какими путями эти ценности уходили из страны?

— Вывозили контрабандой, через дипкурьеров, агентов Ком­интерна. Известный факт: на таможне попался Джон Рид, автор знаменитой книги «Десять дней, которые потрясли мир». Он прятал бриллианты в каблуках своих ботинок. Килограммами сокровища вывозили в Германию, где находилось Западноевропейское бюро исполкома Коминтерна.

Его возглавлял авантюрист по кличке Джеймс, который в Гохране по записочке Ленина горстями брал бриллианты и набивал чемоданчик. А поскольку он не был эстетом, то выбирал камни на глазок, покрупнее. От золота принципиально отказывался: слишком громоздкое. Положить конец этому «гнилому делу» пытался Красин, возглавлявший Наркомат внеш­ней торговли.

Его возмущало, что ценности уходят за рубеж за бесценок. Уникальные вещи разламывали, из них «вылущивали» бриллианты и жемчужины, золото шло в плавильные печи Гохрана. В архивах сохранились фотографии: рабочие и крестьяне грубо выковыривают драгоценные камни из роскошных диадем. Конечно, украшения Романовых от выдающихся ювелиров стоят очень дорого.

А просто караты россыпью — это товар для мелких спекулянтов. Впрочем, была попытка продать уникальное произведение искусства — Большую императорскую корону. Она была создана ещё при Екатерине Великой, которая хотела на коронации ослепить весь мир и показать, как богата и величава Россия. 5 тыс.

бриллиантов, более 70 восточных жемчужин безупречной формы и красная шпинель (драгоценный камень. — Ред.) в 400 каратов! Эта корона переходила с головы на голову всех Романовых, вплоть до Николая II.

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад Венчальная корона императрицы. РИА Новости

— Не нашли покупателя?

— Сделка была тайной. О ней узнали на Западе, подняли большой шум: большевики профукали золотой запас, хотят получить кредиты. А чем будут расплачиваться?! И тогда власти решились вроде бы на умное дело — продемонстрировать сокровища Гохрана народу.

Смотрите, цари нас грабили, а теперь всё награбленное принадлежит рабочим и крестьянам. Невиданное было зрелище, в декабре 1925 г. на трескучем морозе стояла очередь. А сверхзадача была другая — найти покупателя. Выставку посетил весь дипломатический корпус. Правда, интересных предложений не поступило.

И огромная партия драгоценностей (9 кг!) была продана торговому агенту Вейсу, а в 1927 г. они оказались на аукционе «Кристи» в Лондоне. С большим трудом мне удалось найти этот исторический каталог. Было продано около 120 коронных ценностей.

И среди них — уникальной красоты жемчужная диадема и венчальная корона последней императрицы Александры Фёдоровны.

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад Жемчужная диадема. РИА Новости

Под угрозой расстрела

— Как же удалось сохранить то, что мы сегодня видим в Алмазном фонде?

— За эти экспонаты боролись музейщики, порой ценой своей жизни. Процессом сбора и продажи ценностей руководили безграмотные люди, не испытывающие никакого пиетета перед историей и искусством. Наоборот, они люто ненавидели всё, что было связано с императорской фамилией.

Например, начальником Золотого отдела Гохрана был назначен главный палач царской семьи Яков Юровский. Гохран сотрясали неприятные истории — кражи, доносы, расстрелы. Специалисты не хотели работать в таких условиях. Большевики принуждали оценщиков к сотрудничеству радикальными методами.

Ювелира Агафона Фаберже 3 раза водили на расстрел! На третий раз у него сдали нервы и он согласился работать на новую власть. В составлении описи царских драгоценностей оценщики видели огромную пользу для истории. Судьбу задокументированных вещей можно будет проследить.

Составляя перечень произведений ювелирного искусства разных стилей и эпох, специалисты надеялись убедить большевиков не продавать их. Иногда это удавалось. Но много было неучтённого, пропавшего.

Тот же Юровский привёз с собой из Екатеринбурга личные драгоценности убитой царской семьи и передал их коменданту Кремля Малькову. И больше этих сокровищ никто не видел…

— Можно ли оценить масштаб потерь?

— Более или менее понятна ситуация только с коронными ценностями. В том списке, что составили эксперты, 773 предмета. В Алмазном фонде сегодня можно увидеть только 114 вещей. Сделать вывод о том, сколько личных ценностей было утрачено, невозможно. На аукционах «Сотби» и «Кристи» я видела их много раз.

— Когда большевики прекратили распродажу ценностей?

— Её остановил Сталин в 1934 г. Предполагаю, что он не думал о художественной или исторической значимости «цар­ских безделушек». Но увидел, что прибыли мало, а ущерб для репутации партии огромный. Русские эмигранты на Западе не молчали. Нужно было решать вопрос об индустриализации страны, выходить из политической и экономической блокады. В глазах Запада выглядеть варварами не хотелось…

Дальнейшая история Гохрана — достойная. Он сыграл выдающуюся роль в сохранении и приумножении сокровищ. Куда прежде всего рвутся иностранцы в Москве? В Кремль! Увидеть легендарный Алмазный фонд, перед блеском которого всё мерк­нет.

Источник: https://aif.ru/society/history/tayny_gohrana_kak_bolsheviki_razbazarivali_sokrovishcha_carey

Арманд Хаммер и сокровища Романовых

Архивный проект «Радио Свобода на этой неделе 20 лет назад». Самое интересное и значительное из архива Радио Свобода двадцатилетней давности. Незавершенная история. Еще живые надежды. Могла ли Россия пойти другим путем?

Диктор: Слава и бесславие Арманда Хаммера — американского мецената, связного Кремля. По странницам новой книги Эдварда Джея Эпстайна «Досье. Тайная история Арманда Хаммера». Передачу ведет Аркадий Львов.

Арманд Хаммер организует вывоз в Америку своей коллекции русского искусства. Операция по продаже ценностей по сговору с Микояном, мошенническая схема. Родственники Романовых обратились в суд. Впервые в эфире 8 апреля 1997.

Аркадий Львов: Итак, Анастас Микоян решил, что самой подходящей фигурой для реализации московских планов по продаже предметов русского искусства в США будет американский гражданин Хаммер.

У Арманда была уже наготове легенда, которая должна была представить его как страстного коллекционера, влюбленного в русское искусство. Этот коллекционер, как следовало из легенды, разъезжал по Руси в поисках затерянных или заброшенных, забытых шедевров.

Естественно, под эту категорию в первую очередь подходила всякая церковная живопись — иконы из монастырей и скитов, реликвии, сохранившееся в домах у заволжских и сибирских сектантов.

Диктор: Собственно, это была модель, которая отвечала традиционному представлению Запада о Руси: посконные, сермяжные, с вековыми, загадочными для европейца путями воображения и духа. Отрабатывая для публики первую версию своей биографии, Хаммер был уверен, что самым достоверным представится то, что найдет отзвук в информационных запасниках читателя.

У Арманда была уже наготове легенда, которая должна была представить его как страстного коллекционера, влюбленного в русское искусство

Частый гость на хаммеровских приемах в Москве, корреспондент «Нью-Йорк Таймс» Уолтер Дюранти помог Арманду в литературной обработке материала, и в своих корреспонденциях следовал той же модели.

В предисловии к хаммервской автобиографии журналист, у которого в те годы было весьма громкое имя, рекомендовал молодого бизнесмена как незаурядного человека, наделенного не только талантами, но и отвагой, какая необходима иноземцу в России, желающему узнать на самом деле, чем живы россияне.

Аркадий Львов: В армандовой легенде не нашлось ни единой строки для упоминания доктора Юлия Хаммера. Его как бы вовсе не было не только в жизни сына, но не было на белом свете.

Естественно, все обстоятельства первого вояжа молодого Хаммера в Советскую Россию представлялись в новом свете и, более того, в деталях, которые не имели никакого отношения к подлинным обстоятельствам приезда его в Москву в 1921 году.

Со страниц своей автобиографии Арманд являлся читателю как гуманист, самоотверженно служащий людям в годину тяжких лишений.

Американцы, весьма чувствительные к примерам такого бескорыстия, — их как соотечественников героя биографии возвышало это в собственных глазах, — принимали страницы повествования с доверием и той симпатией, какая невольно возникает к человеку, подвергшему себя ради блага ближнего испытаниям.

Диктор: Естественно, возникал вопрос: а откуда же, из какого источника черпались деньги для этой филантропии? И, вообще, для поездки, для бизнеса Арманда? Ответ на вопрос следовал вполне определенный.

Читайте также:  Как кирилл и мефодий смогли укрепить политический союз византии с хазарским каганатом

Прежде чем покинуть США в 1921 году и выехать для исполнения своей миссии гуманиста в Россию, Хаммер продал семейное дело, химико-фармацевтическую фирму, за сумму, превышающую миллион долларов (по нынешнему курсу — около десяти миллионов).

По всему перечню обстоятельств и дел, какие выпали на долю Арманда, само собою следовало, что не могло не остаться это незамеченным для провидения и, соответственно, не могло остаться незамеченным и для людей в России, где, хотя к власти пришли безбожные большевики, однако совесть вековая места своего не отдавала.

Аркадий Львов: Вековые сокровища, какие по расхожему мнению являются и вещественным выражением исторической памяти народа, и пусть не гарантом, но опорой его совести, должны были, по сокровенному ходу добра, как-то войти в жизнь благотворителя из-за океана. И вошли. Теперь обратимся к фактам этого вхождения, как представлял их Хаммер. «В 1929 году, — рассказывал он своим американским читателям, — мой дом превратился в настоящий музей».

В армандовой легенде не нашлось ни единой строки для упоминания доктора Юлия Хаммера. Его как бы вовсе не было не только в жизни сына, но не было на белом свете

Описание его, вкупе с братом Виктором, хождения по Руси в поисках художественных сокровищ, расцвеченное радужными красками былин и сказаний. Находки при чадном свете лампады или даже лучины, представлены, с одной стороны, чуть не как чудо, а, с другой стороны, как нечто вполне будничное, но будничное в царстве чудес.

Диктор: Одновременно с этим делались находки внезапно и в самом центре Москвы, в публичных местах, где только по неведению, а, вернее говоря, по невежеству обладатели этих ценностей не распознавали их и, следственно, не могли ими распорядиться.

Скажем, фамильные блюда Романовых использовались для обслуживания посетителей ресторана в какой-то маленькой московской гостинчике. Самое, однако, примечательное, что администратору гостиницы посуда эта не нравилась, поскольку, изготовленная из тонкого фарфора, она легко билась.

По словам Хаммера, договориться с администратором не составило никакого труда. Блюда он охотно продал, получив взамен посуду менее изысканную, но зато более прочную.

Аркадий Львов: При таких же обстоятельствах или сходных в руки братьев попадали и другие предметы из фамильных ценностей Романовых.

У всех этих приобретений была одна общая черта – почти все они достались Хаммерам за бесценок, и самое поразительное, чего не заметили поначалу и сами новые хозяева, это были уже не отдельные предметы, единичные, а сокровища Романовых.

Естественно, рассказывал в своей автобиографии Арманд, когда настала пора покидать Москву, он обратился к советскому правительству с просьбой разрешить ему вывоз этих, собранных им, по его словам, за долгие годы в России, предметов. Дело, понятно, было непростое. Какими бы хамами ни изображали большевиков, толк в ценностях они знали.

У Хаммера были заслуги перед Советской Россией, и в свое время сам Ленин в признание этих заслуг предоставил американскому бизнесмену асбестовую концессию. Но прошло с тех пор много лет, Ленина давно уже не было в живых, объясняться приходилось с новым хозяевами, которых поставил Сталин.

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад

«Красный крест с портретами» — одно из пасхальных яиц из мастерских Фаберже, проданное в 1930 году Хаммеру

Диктор: «В пакет по продаже советскому правительству моей карандашной фабрики, — писал Арманд, — я включил как обязательное условие право на вывоз моей личной художественной коллекции».

Что осталось делать правительству, которому бизнесмен Хаммер поставил такое условие? По контракту, какой был заключен, правительство должно было дать согласие на вывоз ценностей, приобретенных Хаммером.

Как оказалось, ценностей этих было столько, что вывезти вместе с другим семейным багажом не было никакой возможности. Чуть забегая вперед заметим, что на это понадобились годы. Вот это обстоятельство, что понадобились годы, требует объяснения.

Поиск объяснения неизбежно ведет к архивной полке, на которой хранятся документы, представляющие всю историю не только в ином свете, но и в деталях весьма далеких от тех, какие перечислял в своей автобиографии Хаммер.

Аркадий Львов: Упакованные в ящики и погруженные на пароход в Ленинграде картины и антиквариат стали прибывать в Нью-Йорк в 1931 году.

Книжка «Поиск сокровищ Романовых» еще не вышла в свет, но сама версия уже представлена была на страницах американских газет.

По договоренности с Микояном, на выставках-продажах, какие намечались в американских городах, Арманд Хаммер выступает как владелец всего, что будет там предложено покупателю.

Хаммер замешан в операциях по продаже ценностей, которые в действительности принадлежат не ему, и он служит лишь прикрытием для советских операций

Новые партии товара будут поставляться регулярно, по мере реализации Хаммер будет оставлять себе комиссионный процент, а выручка перечисляться на банковские счета «Амторга». Здесь, однако, сразу возникла угроза разоблачения.

Хаммер замешан в операциях по продаже ценностей, которые в действительности принадлежат не ему, и он служит лишь прикрытием для советских операций. Микоян сказал, что надо что-нибудь придумать еще. И придумали. Арманд будет закупать через «Амторг» дубовые доски, которые идут на бочки для пива.

Вместе с выручкой за дубовый этот материал на счета «Амторга» будет перечисляться и выручка за главный товар — картины и другие предметы искусства.

Все возвращалось на круги своя. Что было в минувшие годы, когда Хаммер делал свой бизнес в России или лишь наездами бывал в Нью-Йорке, то становилось на те же рельсы теперь, когда он воротился в США.

Сложная система банковских расчетов, порою столь запутанная, что нельзя было уже различить, где — камуфлированный ход, а где — просто неразбериха, как и прежде была подчинена важнейшей цели, важнейшей, разумеется, с точки зрения Старой площади и Лубянки – передачи средств агентам ГПУ и людям из Коминтерна. Великая депрессия вызывала не столько брожение умов, вообще свойственное всякой серьезной дестабилизации общества, но увеличивала симпатии к социалистическим идеалам. Полку тех, что склонны были отдать себя на служение этим идеалам, прибыло. Естественно, прибавилось и расходов Кремлю по статье, предусматривавшей не только поддержку соответственных настроений, но и вербовку новых адептов.

Диктор: Вопреки мнению разных спецов из Наркомвнешторга и Наркомфина, которые не высоко ставили коммерческие таланты Арманда Хаммера, он был по-прежнему нужен. Каковы бы ни были претензии, предъявлявшиеся ему, и, еще больше, какие можно было предъявить на протяжении десяти лет, он оставался надежным связным Кремля.

Как во всяком живом деле были здесь свои будничные, повседневные заботы, которые ложились на плечи тех, кто, находясь в общей упряжи, внезапно оказывался перед необходимостью напрячь все свои силы, чтобы, вывозя телегу, самому удержаться на ногах. Воротясь в Нью-Йорк, Арманд пришел в офис на 53-й улице в Манхэттене, где ждали его браться Гарри и Виктор.

На стене дома было множество табличек с золотыми буквами, выделявшими имена владельцев картинных галерей. От одного этого можно было впасть в уныние. Арманд, зайдя в комнату (эта комната и была весь офис) почувствовал, как сжалось сердце. Боже мой, после стольких лет, по сути, опять начинать сызнова! Но теперь была с ним Ольга, был трехлетний Юлиан, надо было обеспечить их жильем.

Отношения же с Ольгой были такие, что ему, Арманду, надо было приискать крышу и для себя.

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад

Братья Хаммер (слева-направо) Арманд, Виктор, Гарри. 1951

Аркадий Львов: На первых порах сложилось так, что Арманду пришлось ночевать на диване, на котором днем сидели посетители офиса, перед которыми, верный своей роли, он изображал преуспевающего коммерсанта, прибывшего из России чуть не с барскими замашками и манерами, какие в свое время были приняты там.

Родичи царя обратились в суд, требуя защиты своих прав как наследников…

Первая неприятность не замедлила заявить себя. Родичи царя обратились в суд, требуя защиты своих прав как наследников. Суд, в принципе, признал их права на имущество, которое принадлежало царской фамилии, однако по иску к Хаммеру решил дело в его пользу, поскольку ответчик представил свидетельство, что свою коллекцию собрал из предметов, принадлежавших разным частным лицам.

Диктор: Процесс, хотя и выигран был Армандом, однако потребовал и времени, и нервов, и расходов. Как в этом случае распределить затраты между ним и «Амторгом» — не вполне ясно. Однако совершенно очевидно, что положение его было весьма сложно.

Порой приходилось изыскивать средства, чтобы уплатить за хранение контейнеров с грузом, которые хранились в порту, потому что пока некуда было их перевезти. В этих условиях опять на передний план выступил Джейкоб Шапиро, тот самый Шапиро, который в свое время связал Арманда с бывшим своим боссом Генри Фордом. Теперь у Шапиро была своя банковская контора.

Правда, он был здесь не единственным хозяином, но главным. Обмануть Шапиро было невозможно. Арманд не стал обманывать. Он просто рассказал о Москве, о Советском Союзе, о грандиозных перспективах, которые всякий, кто имеет глаза, не может не видеть. Старик Шапиро имел глаза, но не видел.

Тем не менее, ясно было, что Арманд видит и знает больше, хотя бы потому, что в Москве у него связи на очень высоком уровне. Шапиро не был вполне уверен, но не исключал, что даже на самом высоком уровне.

Аркадий Львов: Но не это было главное. Главное было то, что большие перемены происходили здесь, в самой Америке.

Рузвельт, у которого были все шансы стать президентом, говорил о монополиях так, что в самой Москве могли бы чуть ни повторить – о рабочих, о фермерах, и вообще обо всех, кого давила нужда, говорил так, как будто сам был из их среды. Словом, решил Шапиро, Арманду надо помочь.

Дело идет к тому, что Америка вот-вот признает СССР, тут мешкать нельзя, надо поворачиваться быстрее. Арманд – молодец, у него нюх, его папа тоже в свое время был молодец. Но у папы идеи, убеждения, а у сына? Какие убеждения у сына? И вообще, есть ли у него убеждения?

Диктор: Нет, что ни говори, а он – бизнесмен, он настоящий бизнесмен, он еще покажет себя. Нет, помочь ему надо, но надо так, чтобы его счета, когда они будут проходить через банк, оправдывали риск, на который он, Шапиро, идет.

Половина профита, который будет у Арманда, должна оставаться в банке. Шапиро убедил своих компаньонов, что кредит, о котором просит Хаммер, надо ему дать. Условия, конечно, были жесткие — половину интереса отдавать банку. Но другого варианта не было.

Несомненное достоинство было в том, что кредитная линия, открытая для Хаммера, будет выходить на «Амторг». Это тоже своего рода прикрытие. Но достаточно ли этого? Арманд, поразмыслив, пришел к заключению, что не достаточно. Чем больше вариантов прикрытия, тем лучше.

Надо придумать еще что-то, чтобы с какой стороны ни зайдешь, а советское присутствие в его операциях никак не обнаружило себя.

Аркадий Львов: Да вот же оно! — вдруг озарило Арманда, — Еще одна фирма! «A.Hummer Super Rig» — дубовая клепка, которая прикроет его операции по сбыту предметов искусства из Советского Союза. Теперь когда будет открыта еще одна фирма по импорту клепки из России, это вполне оправдает все его контакты с «Амторгом».

Комбинация, в которой каждое последующее звено должно было легализовать предыдущее, и в конченом итоге легализовать все хаммеровское предприятие, потребовала для полного своего раскрытия десятков лет.

Именно тогда в операциях, где он был то партнером московского Наркомвнешторга, то связным Кремля, то доверенным ОГПУ, Арманд Хаммер обрел свою сноровку, способность плести столь сложные кружева, что в более зрелые годы редко кто в бизнесе мог с ним сравниться.

Ну, а теперь, когда дело его начало понемногу налаживаться, он стал искать ходы в Вашингтоне, где с января 1953 года в Белом Доме, как оказалось, на полные три срока, в президентское кресло сел Франклин Рузвельт.

Источник: https://www.svoboda.org/a/28575329.html

В британии раскрыта тайна "спасения сокровищ романовых"

Ольга Коробейникова bbcrussian.com, Москва — Лондон

Зачем большевики продали сокровища Романовых на Запад Image caption Владимирскую тиару Великой княгини Марии Павловны в Британии носят с изумрудами

В Великобритании в свет выходит книга, где впервые рассказывается о судьбе Альберта (Берти) Стопфорда – британского дипломатического курьера, который в 1917 году проник во Владимирский дворец в Петрограде и в саквояжах вынес драгоценности дома Романовых, переправив их впоследствии в Европу.

Сегодня тиара из коллекции Великой княгини Марии Павловны находится во владении британской королевы Елизаветы II.

Книга «Тайные сокровища Романовых. Спасая драгоценности королевской семьи» Уильяма Кларка (Hidden Treasures of the Romanovs. Saving the royal jewels — William Clarke: National Museums Scotland Enterprises LTD) посвящена судьбе той малой части личных сокровищ императорской семьи, которая избежала конфискации большевиками.

Хотя основная часть коронных ценностей после революции осталась в России, многие драгоценности из личных коллекций активно распродавались большевиками, отмечает Надежда Данилевич, исследователь исторической судьбы драгоценностей Романовых.

Чтобы не афишировать сделки, украшения из этих коллекций, по ее словам, обезличивались. «Камни выламывались и шли отдельными партиями, драгоценные металлы переплавлялись», — рассказала Данилевич в интервью bbcrussian.com.

  • Немногим российским аристократам в переломную эпоху удалось вывезти свои сокровища за рубеж.
  • Исключением стала коллекция Великой княгини Марии Павловны, которая была спасена для нее другом семьи и, как предполагают, агентом британской разведки Берти Стопфордом.
  • Книга о преданности
  • Автор книги о «спасителе сокровищ Романовых» Уильям Кларк — бывший корреспондент Guardian и Times, позднее сделавший карьеру в одном из банков лондонского Сити, — отмечает, что для него биография Стопфорда — это история человека, безмерно преданного царской семье.
Читайте также:  Армяно-грузинская война в 1918 году: кто же победил

«Я полагаю, что он был очень близок к российской царской семье – как во времена царской России, так и после революции. Он продолжал дружить с княгиней Мари, когда она покинула Россию и переехала на Запад», — отметил Кларк в интервью bbcrussian.com.

В своей книге он описывает, как в июле 1917 года Стопфорд вынес сокровища Марии Павловны (жены дяди Николая II) из ее дворца и переправил их за рубеж, где семья Великой княгини после эмиграции смогла распорядиться ценностями по своему усмотрению.

Как отмечает Надежда Данилевич, «целыми коллекциями из частного добра очень мало было вывезено. Поэтому пример Марии Павловны очень-очень редкий, счастливый можно сказать».

  1. «Она располагала громадными средствами и была страстной охотницей за сокровищами, обожала бриллианты, сапфиры и изумруды, собирала коллекцию со знанием дела», — говорит Данилевич.
  2. Секретная информация
  3. Несмотря на роль, которую Стопфорд сыграл в спасении фамильных драгоценностей Романовых, его имя практически не упоминается ни в российских, ни в западных источниках.

Очень мало людей в нашей стране, которые занимаются подобными исследованиями — их практический нет, потому что долгие годы вся информация была закрыта, поскольку она была связана с тайной убийства РомановыхНадежда Данилевич,
обозреватель антикварного рынка

  • Кларк рассказывает, что около 10 лет назад получил предложение от одной петербургской газеты опубликовать выдержки из своей первой книги «Утраченные сокровища царей».
  • Тогда, по его словам, у него сложилось впечатление, что в России ничего не знают о «ситуации со Стопфордом».
  • Данилевич, основавшая в Кисловодске вместе с бароном Фальц-Фейном музей русской эмиграции, объясняет это простым историческим фактом.

«Очень мало людей в нашей стране, которые занимаются подобными исследованиями — их практический нет, потому что долгие годы вся информация была закрыта, поскольку она была связана с тайной убийства Романовых, — отмечает Данилевич. — Эта информация перестала быть секретной в 1993 году, когда Генпрокуратура взялась расследовать дело об убийстве царской семьи».

По словам Данилевич, многие подробности о вывозе сокровищ она узнала «лишь потому, что вместе с прокуратурой занималась архивами, которые хранят тайну судьбы романовских драгоценностей».

«Но и этого мало для того, чтобы восстановить общую картину того, что случилось с конкретными коллекциями, — продолжает эксперт. — О Берти, например, я узнала за границей, от западных исследователей, на аукционах. На Западе я получила гораздо больше информации, чем в России».

Ульям Кларк, в свою очередь, объясняет безвестность английского друга царской семьи неожиданным поворотом в судьбе самого Стопфорда — вскоре после возвращения в Лондон тот был арестован.

Суд в Лондоне

В дореволюционное время Берти Стопфорд доставлял частную корреспонденцию английского короля Георга V императору Николаю II. Среди близких друзей британца были звезды «Русского балета» Дягилева — Вацлав Нижинский, Тамара Карсавина и Анна Павлова.

Ближайшими же друзьями он считал членов семьи Великой княгини Марии Павловны. По возвращении в Лондон, куда британец вывез ее драгоценности, Стопфорд был взят под стражу.

  1. Его обвинили «в крайне непристойных действиях по отношению к лицу мужского пола» и приговорили к 12 месяцам принудительных работ в тюрьме.
  2. Отбыв наказание, Стопфорд больше не вернулся в Россию и очень редко бывал на родине, а жил в основном в Париже и на Сицилии, поддерживая связь лишь с самыми близкими друзьями.
  3. Спасение драгоценностей
  4. До сих пор достоверно неизвестно, как Стопфорду удалось вынести сокровища из дворца и переправить их через границу.

Image caption Уильям Кларк исследовал архивы, личную переписку Великой княгини, дневники Стопфорда

Как предполагает Уильям Кларк, основываясь на дневниках и прочих документах времени, Стопфорд, видя панику друзей из окружения царской семьи, в какой-то момент «принял личное решение проникнуть во Владимирский дворец, чтобы спасти драгоценности Марии Павловны и деньги», прежде чем новые власти захватят ее резиденцию.

В тот период Великая княгиня находилась в Кисловодске, где, по словам Надежды Данилевич, «весь цвет нации пережидал ужасные времена, поскольку революция дошла до юга нескоро».

Получив от Марии Павловны точные инструкции о местонахождении драгоценностей и «потайной двери», ведущей в ее будуар, в конце июля 1917 года Стопфорд проник в здание. Доподлинно неизвестно – один или вместе с сыном княгини Борисом.

Передвигаясь по улицам мятежного Петрограда с двумя саквояжами, набитыми деньгами и драгоценностями, Стопфорд, несомненно, рисковал своей жизнью, пишет Кларк.

Британец лично доставил деньги княгине в Кисловодск, а драгоценности, по договоренности с ней, решил переправить в Лондон. То ли используя свой дипломатический статус, то ли при помощи знакомого из британских ВМС, выезжавшего из России, Стопфорд осуществил свой план.

Надежда Данилевич считает эту историю уникальной. «Кого интересовало, что он спас личные сокровища Марии Павловны? Ну спас и спас – наверное, комиссионные получил, считали тогда на Западе. То есть оставляют это на уровне бытового интереса, никто на это не смотрит с точки зрения спасения национальных ценностей», — говорит она.

«Очень мало кто судьбой Романовых интересовался, если это не приносило какую-то выгоду или сенсацию, — добавляет Данилевич. — Поэтому это уникальная история, что гражданин Англии так благородно поступил, с риском для жизни, из дружбы».

  • Владимирская тиара
  • Коллекция драгоценностей Великой княгини Марии Павловны состояла из подарков ее супруга Великого князя Владимира Александровича – 244 украшений, включая диадему с бриллиантами, и ее личных приобретений, сделанных в Петербурге, Лондоне и Париже.
  • В 1920-е годы дети княгини, оказавшись в эмиграции в сложном финансовом положении, приняли решение продать украшения.

Оценку стоимости проводили в Cartier, а покупателей подыскивали в индивидуальном порядке. Поэтому имена многих владельцев императорских украшений, вывезенных Стопфордом, сегодня известны.

Меня всегда удивляло, что наши коллекционеры, финансово одаренные люди, давно уже разбирающиеся в реалиях антикварного рынка, дважды в год толпами едут в Лондон на Русские аукционы, но их никогда не видно на аукционах драгоценностейНадежда Данилевич,
обозреватель антикварного рынка

В тот же период большевики выставили на продажу часть коронных ценностей.

По словам Данилевич, «был такой аукцион в Лондоне, и там было продано более ста лотов, которые выставили большевики. Это был 1927 год — накануне депрессии, когда не было смысла никакого продавать такие ценности, поскольку большевики искали оптового покупателя – во-первых, чтобы проще было продать, во-вторых, чтобы вывести эту продажу в тень».

«Тогда на Западе в эмигрантской прессе очень много писали о том, что большевики, пришедшие к власти, торгуют национальным достоянием, — добавляет Данилевич. — Ценности раскупили. Оптового покупателя не нашли, и по очень низкой цене распродали тем, кто хотел это купить».

  1. Что касается украшений, оказавшихся в свое время у Стопфорда, многие из них сегодня принадлежат членам королевских семей.
  2. Королева Мэри, бабушка нынешней британской королевы Елизаветы II, приобрела несколько украшений из коллекции Марии Павловны, в том числе так называемую Владимирскую тиару, сделанную ювелиром при российском императорском дворе в 1870 году.
  3. Королева Мэри часто носила Владимирскую тиару не с жемчужинами, которые изначально украшали тиару, а с «кембриджскими изумрудами».
  4. Национальный спрос
  5. Как бизнес-корреспондент и банкир, Ульям Кларк в своей книге пытается дать и денежную оценку «усилиям Стопфорда по спасению драгоценностей» Романовых (а также, предположительно, и семьи князя Оболенского).
  6. Кларк приходит к выводу, что Стопфорд вывез из России драгоценности на сумму, которая в пересчете на сегодняшний курс британской валюты исчисляется в десятках миллионов фунтов стерлингов.
  7. По наблюдению Надежды Данилевич, регулярно освещающий аукционные торги, пока национального спроса на драгоценности дома Романовых нет.
  8. «Меня всегда удивляло, что наши коллекционеры, финансово одаренные люди, давно уже разбирающиеся в реалиях антикварного рынка, дважды в год толпами едут в Лондон на Русские аукционы, но их никогда не видно на аукционах драгоценностей», — говорит эксперт.
  9. «Когда я прошу аукционные дома по результатам продаж дать мне сводки, какая страна покупала, я там очень редко вижу, чтобы там был покупатель из России – практически никогда», — резюмирует Данилевич.

Источник: https://www.bbc.com/russian/russia/2009/07/090630_romanov_jewels_book

Какие сокровища России большевики продали на Запад

По оценкам экспертов, ущерб советской казны от проданных большевиками за рубеж ценностей составил 50 миллиардов золотых рублей. За бесценок в Европу и США утекали бесценные произведения искусства, иконы и книги.

Непревзойденные произведения искусства, 36 драгоценных яиц русского ювелира Карла Фаберже почти все были проданы большевиками за границу. Показательна судьба одного из самых ценных экспонатов — яйца, подаренного императором Александром III своей супруге Марии Федоровне на Пасху в 1887 году.

Это яйцо изготовлено из золота и обильно украшено драгоценными камнями; его опоясывают венки из листьев и роз, инкрустированные бриллиантами, а дополняют всё это блистательное великолепие три крупных сапфира. Внутри спрятан швейцарский часовой механизм от мануфактуры Vacheron & Constantin. Во время революции подарок монарха был конфискован большевиками.

Однажды американский коллекционер увидел фотографию этого шедевра в старом каталоге аукционного дома Parke Bernet (сейчас Sotheby's) за 1964 год. Согласно каталогу, раритет ушёл с молотка как простое ювелирное изделие, в качестве изготовителя которого значился некий «Кларк».

Царский подарок был продан за смешные деньги — $2 450. Эксперты воспряли духом, так как стало известно, что яйцо в то время было в Великобритании, и вряд ли до сих пор вывезено за границы страны. Вероятнее всего, нынешние владельцы даже не подозревают об истинной ценности яйца.

По оценкам экспертов, его стоимость сейчас составляет порядка 20 миллионов фунтов.

Ювелирные украшения уходили за границу стремительно. Одна только супруга американского после Марджори Пост стала владелицей 80 сокровищ из коллекции Фаберже.

В последние годы наметилась тенденция возвращения яиц Фаберже «на Родину». Сегодня в России 19 яиц Фаберже: 10 — в Кремле и 9 — у олигарха Виктора Вексельберга.

За два месяца до расстрела царской семьи, весной 1918 года, на американской таможне были задержаны два контрабандиста, перевозившие в своих чемоданах ювелирные украшения Ольги Александровны, сестры Николая Второго. Эта «ручная кладь» была оценена в 350 тысяч рублей.

Сразу же после расстрела царской семьи началась уже вполне официальная распродажа драгоценностей императорского дома. Через 7 лет после революции, в 1925 году, по Европе стали ходить каталоги, хорошо изданные, иллюстрированные, с переводом на европейские языки, в которых были представлены ювелирные украшения из Алмазного фонда.

Нужно сказать, что большая часть украшений не пережила мятежные революционные годы, они были просто «раздербанены» на драгоценные камни, хотя тех, что сохранились, все же оставалось немало.

В ноябре 1926 года начались оптовые распродажи коронных бриллиантов. Они продавались в прямом смысле «в развес».

9 килограмм купил английский антиквар Норман Вейс, потратив на них 50 тысяч фунтов стерлингов (1,5 миллиона рублей). Антиквар сразу же перепродал их аукционному дому Кристи.

Драгоценности были разбиты на 124 лота и были выставлены на торги уже в марте 1927 года.

Самым ценным лотом был признан брачный венец последней русской императрицы Александры Федоровны, украшенный 1 535 алмазами старинной огранки.

Бриллиантовая диадема «Русская красавица» с жемчужными подвесками, которую заказывал лично Николай I в 1841 году, ушла с молотка за 310 фунтов стерлингов.

Диадема «Русское поле» в форме венка из золотых и платиновых колосьев с россыпью алмазов и центральным желтым бриллиантом весом более 35 карат — была продана за 240 фунтов.

Стоит ли говорить, что реальная цена этих драгоценностей исчислялась миллионами в любой валюте.

Распродажу шедевров Эрмитажа иначе как разграблением сложно назвать. Бесценные полотна Рембранта, Ботичелли, Ван Гога утекали за границу по бросовым ценам.

Министр финансов США Эндрю Меллон тайно купил 25 шедевров Эрмитажа. Об этом стало известно только в 1934 году, когда Меллона обвинили в уклонении от налогов (страшная для США статья!). Тогда ему пришлось расстаться с большей частью своей бесценной коллекции и передать её в Национальную художественную галерею в Вашингтоне.

Жадно вглядывался к картинным «сэйлам» СССР и британский нефтяной магнат армянского происхождения Галуст Гюльбенкян. Он даже хотел получить монополию на покупку всех полотен из коллекций советских музеев.

Хорошо известно, что большевики были не слишком щепетильны в вопросах библиографии. Старорежимные книги сжигались и продавались на вес. Среди них было множество по-настоящему бесценных изданий.

В отличие от тех же украшений, чья ценность очевидна без серьезной экспертной оценки, книги стоимостью в миллионы долларов оказывались в библиотеках, магазинах старьевщиков и ломбардах просто по недосмотру и малограмотности населения.

Множество антикварных книг разошлись по частным коллекциям европейских антикваров и библиофилов.

В 1933 году в Британском музее оказался Синайский кодекс (Codex Sinaiticus) — Евангелие, датирующееся IV веком нашей эры, рукопись которого на пергаменте была найдена на горе Синай. Старейшее издание Нового завета было продано за 100 000 фунтов стерлингов по личному распоряжению Иосифа Сталина. Деньги на покупку англичане изыскали за один день.

Источник: https://russian7.ru/post/kakie-sokrovishha-rossii-bolsheviki-pr/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector