Афанасий никитин: почему знаменитого русского путешественника считают мусульманином

Афанасий Никитин: почему знаменитого русского путешественника считают мусульманиномАфанасий Никитин: почему знаменитого русского путешественника считают мусульманиномАфанасий Никитин: почему знаменитого русского путешественника считают мусульманиномАфанасий Никитин: почему знаменитого русского путешественника считают мусульманином

Россияне гордятся своим соотечественником Афанасием Никитиным. Этот торговец и мореплаватель был одним из первых европейцев, ступившим на землю Индии. Знаменитый путешественник открыл восточную страну за четверть века до Васко да Гамы и других португальцев.

Путевые записки Афанасия Никитина, получившие название «Хождение за три моря», представляют собой подробное описание быта, политического устройства восточных государств. Рукописи Никитина были поистине новаторскими трудами.

Морское путешествие описывалось здесь не как паломничество, это было повествование о торговле. Афанасий считал свои записки греховными.

И только через несколько столетий историк и писатель Николай Карамзин опубликовал рассказы Никитина в своем труде, в «Истории государства Российского».

Сведений о детстве знаменитого русского путешественника крайне мало, поскольку его биографию стали записывать только в период экспедиций. Он родился в Твери, примерно в XV веке, в семье крестьянина.

Отца будущего торговца звали Никитой, по этой причине «Никитин» считается не фамилией, а отчеством. Афанасий уже в молодые годы стал купцом, много ездил по свету, по торговым делам бывал в Византии и Литве.

Товар молодого предпринимателя пользовался спросом, и вскоре он стал зажиточным человеком.

Купец, нуждающийся в новых рынках сбыта, решил начать торговлю в Астрахани. Для этого ему надо было заручиться поддержкой тверского князя, Михаила Борисовича III. Князь выдал такое разрешение, по этой причине многие исследователи считали Никитина тайным дипломатом. Но никаких данных на этот счет современным историкам найти не удалось.

Афанасий Никитин: почему знаменитого русского путешественника считают мусульманиномМаршрут экспедиции Афанасия Никитина

Заручившись поддержкой князя, торговец отправляется из Твери в Астрахань. Он плыл по Волге, первую остановку сделал в городе Клязин. В Клязине Никитин отправляется в монастырь, получает благословение у игумена. Чтобы опасное путешествие было благополучным, он возносит молитвы Святой Троице. После этого Никитин продолжил путешествие, пунктами которого был Углич, Кострома, Плес.

Сначала путешествие было исключительно благополучным. Но в Нижнем Новгороде торговцу необходимо было встретиться с Хасан-беком, послом Ширванского государства. Планы Никитина в то время уже были нарушены, он хотел продолжать свое путешествие вместе с русским посольством Василия Папина, но не успел догнать эту экспедицию.

Возле Астрахани путешественники подверглись нападению. На их экспедицию напали разбойники-татары, разграбившие корабль. Одно судно затонуло, торговцам пришлось продолжать путешествие на двух кораблях. Они остановились в городе-крепости Дербент, стали подсчитывать убытки.

Вернуться на родину многим путешественникам было просто невозможно. За потерянный товар нужно было держать ответ, а ценности были закуплен в кредит, на государственные деньги. Более состоятельные мореплаватели, которые могли отвечать по долгам, вернулись на родину. Другим пришлось искать себе новое пристанище, некоторые остались в Шемахе, были и такие, кто отправился работать в Баку.

Афанасий Никитин был большим оптимистом, никогда не теряющим надежду на лучшее. Рассчитывая поправить свое материальное положение, он решил продолжить плавание в южном направлении. Из Дербента путешественник отправляется в Персию, после этого пунктом его назначения стал Ормуз.

Это был оживленный портовый город, в котором пересекались торговые пути разных континентов. Из Ормуза можно было добраться до Египта, Китая, Индии, Малой Азии. В своих рукописях русский путешественник называет этот портовый город «пристанищем Гурмызьским».

Именно отсюда на Русь поставляли жемчуг.

Никитин был очень умным, дальновидным человеком, имеющим настоящую предпринимательскую жилку. Ему стало известно, что в Ормузе можно приобрести породистого жеребца, которых в Индии нет. Лошадь можно будет продать по заоблачной цене. Торговец приобрел жеребца и отправился в Индию. Эта страна уже была нанесена на карты, однако ни один из европейцев еще не успел побывать здесь.

В 1471 году Никитин приплыл в город Чаул. С возвращением на родину путешественник не торопился. В Индии торговец жил в течение трех лет. Он не терял времени даром, тщательно изучал быт и государственное устройство солнечной страны. Все свои наблюдения и выводы путешественник изложил в рукописных трудах.

В этой стране все было удивительным и непривычным. Индийские женщины и детишки разгуливали по улицам своих городов и селений абсолютно голыми. Князья в этой стране закрывали голову и бедра покрывалами.

Вначале путешественник думал, что ходить обнаженными женщин и детей заставляет нужда, но это было не так.

Очень многие жители удивительной и непостижимой страны носили золотые браслеты, что говорило о их неплохом материально положении.

Афанасий искренне не понимал, почему индийцы приобретают дорогие украшения и не могут позволить себе купить одежду. Его удивляло и количество населения, индийцев было очень много, и каждая вторая из женщин была в положении.

В Чауле путешественнику не удалось продать своего жеребца по выгодной цене. По этой причине с наступлением весны он отправился вглубь страны.

Через некоторое время на пути торговца оказалась северо-западная крепость Джуннар. Наместником ее был Асад-Хан. Породистый жеребец был хорош, но стоимость живого товара крайне не понравилась господину.

Наместник применил силу и отнял жеребца у русского путешественника.

Афанасий Никитин: почему знаменитого русского путешественника считают мусульманиномАфанасий Никитин в Индии

В ходе беседы с купцом Асад выяснил, что Никитин является приверженцем христианства, и предложил путешественнику принять ислам. За это он обещал вернуть жеребца, а в придачу дать золота. Если же торговец ответит отказом, то через 4 дня его ждет смерть.

В своей рукописи Афанасий утверждает, что от верной гибели его спас только счастливый случай. Не желая показать жестокость перед своим гостем, старцем Мухаммедом, оказавшемся в крепости, наместник помиловал Никитина.

Он отпустил чужестранца, и возвратил ему жеребца. Однако у исследователей есть некоторые сомнения по поводу окончания этой истории.

Они считают, Никитин мог принять магометанскую веру, поскольку его записки были буквально испещрены иностранными словами.

Афанасий Никитин: почему знаменитого русского путешественника считают мусульманиномФрагмент записей «Хождение за три моря»

Никитин удивлялся не только обычаям индийцев. Его поражала и природа этой страны, экзотический растения и животные. Здесь он в первый раз увидел змей и обезьян.

Он уехал из Индии, полным впечатлений, путешествие показалось ему ярким и красочным. Однако торговой выгоды он так и не получил, продажа единственного жеребца обернулась убытком и наложением штрафа.

Афанасий возвратился на родину с пустыми руками, увезти из Индии было нечего, кроме дешевого перца и красок.

Путешествие по солнечным странам утомило мореплавателя, он мечтал оказаться на Руси. Свой путь на родину он начинает из торгового порта Ормуз, плывет через Иран на север. Так Никитин оказался в турецком Трабзоне. Здесь его приняли за шпиона, изъяли все ценное, что находилось на судне. Рукописи были никому не нужны, поэтому они сохранились.

После Никитина освободили, и он добрался до Феодосии. Здесь купец встретился с русскими торговцами, занял денег, чтобы отдать долги. Зиму 1474 года он провел в феодосийском городе Кафе. С наступлением весны путешественник собирался отправиться в Тверь, однако ему не удалось добраться до своей малой родины.

Какой была личная жизнь мореплавателя – остается только догадываться, никаких сведений об этом не сохранилось. Но благодаря его запискам нетрудно составить словесный портрет этого человека. Он был настоящим оптимистом, не боящимся никаких трудностей. За время своего путешествия Никитин успел освоить несколько иностранных языков, в его записках много арабских, персидских, тюркских слов.

Внешне Афанасий выглядел как обыкновенный славянин, был кудрявым, светловолосым, голубоглазым. Путешественник носил короткую квадратную бороду.

Путешественник умер в Смоленске. Причина его смерти неизвестна, однако биографы утверждают, что долгое проживание в странах с разным климатом не пошло на пользу мореплавателю. Он отличался крепким здоровьем, но и оно не выдержало всех тягот, выпавших на долю путешественника.

Афанасий Никитин: почему знаменитого русского путешественника считают мусульманиномПамятник Афанасию Никитину в Твери

Торговцы, товарищи Никитина, сопровождавшие странника, доставили его записки в Москву. Они передали дневник мореплавателя советнику Ивана III. Рукописи путешественника в 1480 году были включены в летопись.

Ссылки

Для нас важна актуальность и достоверность информации. Если вы обнаружили ошибку или неточность, пожалуйста, сообщите нам. Выделите ошибку и нажмите сочетание клавиш Ctrl+Enter.

Источник: https://biographe.ru/znamenitosti/afanasiy-nikitin/

Юрий Максимов. Взгляд русского путешественника XV века на ислам / Православие.Ru

Афанасий Никитин: почему знаменитого русского путешественника считают мусульманином
Памятник Афанасию Никитину в Твери.

26 мая / 8 июня Русская Православная Церковь празднует обретение честных мощей преподобного Макария, Калязинского чудотворца. 546 лет назад именно у этого великого подвижника брал благословение на свое знаменитое путешествие Афанасий Никитин, русский купец, предпринявший в 1462–1472 годах путешествие в Индию, о котором составил записи, названные “Хождение за три моря”.

“Хождение за три моря” – по-своему уникальный памятник в контексте христианско-мусульманских отношений. Оно написано не богословом, не монахом, но простым мирянином, который, как он сам признается, в путешествии вел не вполне аскетическую жизнь. Но сочинение, помимо географического, имеет и ярко выраженный религиозный смысл: основной темой является вопрос, как христианину сохранить веру в мусульманском окружении. Афанасий считает своим долгом на собственном примере дать инструкцию последующим купцам-христианам, решившимся повторить его путь.

Только невнимательным знакомством с текстом памятника можно объяснить высказывания, что Никитин “вернулся на Русь полумусульманином”[1] или даже, что впал в отступничество[2]!

“Молитвами святых отцов наших, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, раба Своего”, – так начинает описание своего путешествия Афанасий, уже возвращаясь из него.

Это со всей очевидностью свидетельствует о чистоте его догматических воззрений.

Кроме того, на протяжении всего путешествия он подчеркивает, что молится Христу как Богу христианскими молитвами и избегает того, что может привести к обращению в ислам.

Последователей Мухаммеда Афанасий именует “неверными”, “псами-мусульманами”.

Он изображает их в негативном свете, здесь “Хождение” соприкасается с традицией древнерусской письменности на этот счет, но в данном произведении это не идеологический штамп, а свидетельство личного опыта.

Афанасий многократно описывает злоключения, которые претерпел он сам и его спутники от злобы мусульман – татар, кайтаков, турков, арабов: здесь и нападения, и неоднократные ограбления, и плен, и попытки насильственного обращения в ислам.

И само описание мусульманской земли красноречиво: “здесь люди все черные, все злодеи, а женки все гулящие, да колдуны, да тати, да обман, да яд, господ ядом морят”. Даже при поверхностном знакомстве с текстом видно, что индусов русский путешественник описывает с гораздо большей симпатией.

Но при этом только христианство для него – “путь истинный”, а христиане – “благоверные”.

Никитин дает целый перечень действий, призванных уберечь в пути от внутренних соблазнов относительно веры. Он описывает, как брал благословение на свое путешествие у игумена Калязинского монастыря Макария.

Он указывает, что специально брал с собой христианские книги, в том числе пасхалию, но они были отобраны у него мусульманами.

Годы своего пребывания на чужбине он считает по Пасхам даже тогда, когда не имеет возможности точно определить их даты, жизнь пытается строить в соответствии с праздниками православного календаря, хотя это не всегда ему удается.

Помимо этого он дает ряд указаний, как уберечь себя от внешней опасности со стороны мусульман. Афанасий указывает, что в пути он скрывал свою веру, называя себя “мусульманским именем – ходжа Юсуф Хорасани”.

Но конспирация была поверхностной и действовала преимущественно на немусульман – индусов.

Мусульмане же, как неоднократно видно из текста, легко определяли, что он не их единоверец, следовательно, русский путешественник отказывался делать то, что их в этом легко бы убедило – произносить шахаду и молиться в мечети.

Никитин описывает, как хан силой пытался обратить его в ислам, и избавление от этого испытания он считает чудом Христа-Бога: “И в том Джуннаре хан отобрал у меня жеребца, когда узнал, что я не мусульманин, а русский. И он сказал: «И жеребца верну, и тысячу золотых в придачу дам, только перейди в веру нашу – в веру Мухаммеда.

А не перейдешь в веру нашу, в веру Мухаммеда, и жеребца возьму, и тысячу золотых с твоей головы возьму». И срок назначил – четыре дня, на Спасов день, на Успенский пост. Да Господь Бог сжалился на Свой честной праздник, не оставил меня, грешного, милостью Своей, не дал погибнуть в Джуннаре среди неверных.

Накануне Спасова дня приехал казначей Мухаммед, хорасанец, и я бил ему челом, чтобы он за меня хлопотал. И он ездил в город к Асад-хану и просил обо мне, чтобы меня в их веру не обращали, да и жеребца моего взял у хана обратно. Таково Господне чудо на Спасов день.

А так, братья русские христиане, захочет кто идти в Индийскую землю, – оставь веру свою на Руси, да, призвав Мухаммеда, иди в Гундустанскую землю”.

Последний пассаж, разумеется, не прямая рекомендация[3], а указание на те опасности, к которым должен быть готов христианин-путешественник. Для самого Афанасия сохранение христианской веры несмотря ни на что – нерв его повествования.

В другом месте Никитин также предупреждает христиан-путешественников о внутренних духовных трудностях, которые настигают христианина, когда он долго находится в мусульманском окружении.

Читайте также:  Дочь николая i: почему ее никто не узнал на картине брюллова

“О благоверные христиане русские! Кто по многим землям плавает, тот во многие беды попадает и веру христианскую теряет. Я же, рабище Божий Афанасий, исстрадался по вере христианской.

Уже прошло четыре Великих поста и четыре Пасхи прошли, а я, грешный, не знаю, когда Пасха или пост, ни Рождества Христова не соблюдаю, ни других праздников, ни среды, ни пятницы не соблюдаю: книг у меня нет. Когда меня пограбили, книги у меня взяли.

И я от многих бед пошел в Индию… и тут много печалился по вере христианской”.

Для средневекового русского христианина точное исполнение всех обрядов было неотъемлемой стороной веры.

Именно поэтому Никитин так сокрушается, что не имел возможности точно определить время Пасхи, и самое страшное свое “отступничество”, которое он описывает, состоит в том, что постился он в одно время с мусульманами.

От этого он впал в уныние: “А иду я на Русь с думой: погибла вера моя, постился я мусульманским постом”.

Впрочем, и тут он подробно излагает свой опыт в такой ситуации, подразумевая его как пример. “Начал я пост с мусульманами в воскресенье, постился месяц, ни мяса не ел, ничего скоромного, никакой еды мусульманской не принимал, а ел хлеб да воду два раза на дню. И молился я Христу Вседержителю, Кто сотворил небо и землю, а иного бога именем не призывал”.

Совпадение с мусульманским постом ограничивалось только хронологическими рамками, ни о ритуальном, ни, тем более, доктринальном объединении и речи нет. И образ поста и молитвы – христианские.

И в другом месте путешественник сокрушается: “А со мной нет ничего, ни одной книги; книги взял с собой на Руси, да когда меня пограбили, пропали книги, и не соблюсти мне обрядов веры христианской. Праздников христианских – ни Пасхи, ни Рождества Христова – не соблюдаю, по средам и пятницам не пощусь. И живя среди иноверных, молю я Бога, пусть Он сохранит меня”.

Далее Афанасий описывает еще одну попытку обратить его в ислам, на этот раз – уговорами. “Мусульманин же Мелик сильно понуждал меня принять веру мусульманскую. Я же ему сказал: «Господин! Ты молитву совершаешь, и я молитву совершаю.

Ты молитву пять раз совершаешь, я – три раза. Я – чужестранец, а ты – здешний». Он же мне говорит: «Истинно видно, что ты не мусульманин, но и христианских обычаев не соблюдаешь».

И я сильно задумался и сказал себе: «Горе мне, окаянному, с пути истинного сбился и не знаю уже, по какому пути пойду. Господи Боже Вседержитель, Творец неба и земли! Не отврати лица от рабища Твоего, ибо в скорби пребываю.

Господи! Призри меня и помилуй меня, ибо я создание Твое; не дай, Господи, свернуть мне с пути истинного». Уже прошло четыре Пасхи, как я в мусульманской земле, а христианства я не оставил”.

Здесь Никитин также указывает пример, как поступать в столь щекотливой ситуации.

Он отклоняет предложение, не вступая в диспут о вере, но дипломатично ссылается на то, что он исповедует религию своего народа и делает акцент на то общее, что имеется в христианстве и исламе (“ты молитву совершаешь, и я молитву совершаю”).

Но проницательный мусульманин поражает Никитина в самое слабое для него место, указывая, что он не христианин, так как не соблюдает обычаев христианских. И Никитину нечего на это возразить.

Однако душевные сомнения и уныние, о которых он откровенно пишет, все же не привели Никитина в ислам. И здесь он также указывает противоядие от подобного искушения – молитва. Первая фраза его молитвы – цитата из Символа веры, вторая – из Псалтыри (см.: Пс. 101: 2).

Наконец, говоря о своем пребывании в г. Дабхол, русский путешественник помечает: “Тут я, окаянный Афанасий, рабище Бога вышнего, Творца неба и земли, призадумался о вере христианской, и о Христовом крещении, о постах, святыми отцами устроенных, о заповедях апостольских и устремился мыслию на Русь пойти”.

И в пути он также всеми силами старается избегать того, что может повредить его вере и дает очередные предостережения будущим христианам-путешественникам. Описывая, как застрял в одном из городов, он, помимо прочего, пишет: “Пути никуда нет: на Мекку пойти – значит принять веру мусульманскую. Потому, веры ради, христиане и не ходят в Мекку: там в мусульманскую веру обращают”.

Заканчивает свое сочинение Никитин выписанными арабскими фразами: “Господь велик, Боже благой. Господи благой. Иисус, Дух Божий, мир Тебе. Бог велик. Нет Бога, кроме Господа. Господь промыслитель.

Хвала Господу, благодарение Богу всепобеждающему. Во имя Бога милостивого, милосердного. Он Бог, кроме Которого нет Бога, знающий все тайное и явное. Он милостивый, милосердный. Он не имеет Себе подобных.

Нет Бога, кроме Господа”.

Это не последствия мусульманского влияния. Афанасий Никитин, в соответствии со своей задачей, собирает и выписывает для последующих путешественников те мусульманские фразы, которые христианин может произносить без ущерба для своей веры.

Именно поэтому мусульманское исповедание веры приводится только до середины – без исповедания Мухаммеда пророком. Приводится и известное кораническое название Иисуса Духом Божиим – возможно, единственная параллель с традиционной полемической литературой.

И приведена эта цитата с той же целью, что и у православных полемистов: указать мусульманам на уместность христианского почитания Иисуса с точки зрения их собственного Корана.

[1] Так утверждает известный итальянский славист Рикардо Пиккио (см.: Пиккио Р. Древнерусская литература. М.: Языки славянской культуры, 2002. С. 191)  

[2] “Недавно американская исследовательница Г. Ленхофф пришла к выводу, что, судя по «Хожению за три моря», Афанасий Никитин вопреки его заверениям переменил в Индии веру: его путешествие «за три моря» есть «путь от православия к отступничеству» (см.: Lenhoff G.

Beyond Three Seas: Afanasij Nikitin's Journey from Orthodoxy to Apostasy // East European Quarterly, December. 1979. Vol. XIII, № 4. P. 431–447)”, – пишет Я.С. Лурье (О путях доказательства при анализе источников // Вопросы истории. 1985. № 5. С. 67–68).

  

[3] В отличие от Афанасия Никитина, итальянец Никола де Конти, побывавший в Индии в конце XV в., так и поступил: он принял ислам и обзавелся семьей в Индии. 

Источник: https://pravoslavie.ru/4276.html

Принял ли русский путешественник Афанасий Никитин ислам | Хомад.ру — Лучший выбор для Вашего дома

Русский путешественник Афанасий Никитин – загадочная фигура. Древнерусский оригинальный текст его «Хожения за три моря» написан на четырех языках, а заканчивает свой путевой дневник Никитин молитвой Аллаху.

Афанасий Никитин: почему знаменитого русского путешественника считают мусульманином

Русский первопроходец

Великие географические открытия XVI века – не история лишь европейских достижений. Русские путешественники в XV веке находили пути в Сибирь и Персию, а иные – мечтали о сказочной Индии, стране огромных богатств и фантастических монстров.

В 1466 году тверскому купцу Афанасию Никитину удалось попасть в Индию из Москвы кратчайшим путем, опередив попытки Христофора Колумба отыскать морской путь и настоящее открытие морского пути в Индию Васко да Гама в 1498-1502 гг.

Наибольший интерес представляют путевые записки Никитина, подробно описывающие не только его путь, но и быт и воззрения встреченных им в Индии людей.

Выехав из столицы вместе с русским посольством, Афанасий Никитин добрался по Волге до Астрахани. Купцу с самого начала не сильно везло – один его корабль потонул во время бури в Каспийском море, другой захватили разбойники, похитившие товары.

Неутомимый и неунывающий путник, не взирая на потери добрался до Дербента, оттуда – в Персию, а далее – морским путем в Индию. В сказочной стране Афанасий Никитин пробыл целых три года, но так и не смог вернуться обратно – в 1472 году на пути к Смоленску он умер.

Однако его история продолжала жить – были найдены и переданы летописцам записки Никитина, названные «Хожением за три моря».

Хожение за три моря

Афанасию Никитину удалось очень подробно описать быт жителей Индии и подметить особенные черты народ, доселе неизвестного на Руси.

Купец удивлялся тому, что индийцы ходят по улице голые, даже женщины, а князь – лишь с покрывалом на бедрах и голове: «люди ходят все наги, а голова не покрыта, а груди голы, а власы в одну косу заплетены, а все ходят брюхаты, а дети родятся на всякый год, а детей у них много».

Афанасий Никитин подробно описывал роскошь двора бедерского султана, при котором ему удалось пожить: «выехал султан на теферич, ино с ним 20 возыров великых, да триста слонов наряженых в доспесех булатных да з городки, да и городкы окованы.

Да на салтане кавтан весь сажен яхонты, да на шапке чичяк олмаз великый, да саадак золот сь яхонты, да три сабли на нем золотом окованы, да седло золото, да снасть золота, да все золото».
Описал Никитин и индийские религиозные обычаи: весьма известен эпизод «Хожения», в котором, во время странствия по Индии, Афанасий Никитин решает продать жеребца чунерскому хану.

После того, как хан узнает, что Никитин – русский, он угрозами заставляет его принять ислам: «А в том в Чюнере хан у меня взял жеребца, а уведал, что яз не бесерменянин — русин. И он молвит: «Жеребца дам да тысящу златых дам, а стань в веру нашу — в Махметдени; а не станеш в веру нашу, в Махматдени, и жеребца возму и тысячю златых на голове твоей возму». Благодаря случайно проезжавшему мимо прохожему, заступившемуся за Афанасия, купца в мусульманскую веру «не поставили».

Принял ислам?

Впрочем, факт, неоспоримый для советской науки – Афанасий Никитин своей веры не оставил и «любил Русскую землю», как писал академик Д.С. Лихачев, занимавшийся переизданием «Хожения», в современными историками не раз подвергался сомнению.

Первые сомнения касательно смены вероисповедания Никитина могли возникнуть уже у тех, кто читал оригинальный текст, изданный при хрущевской политики дружбы с Индией в 1960 году. В этом издании можно было встретить явно мусульманского происхождения пассажи: «Милостиею Божиею преидох же три моря. Дигерь Худо доно, Олло перводигерь дано. Аминь! Смилна рахмам рагим.

Олло акьбирь, акши Худо, илелло акшь Ходо». Никитинский «Олло акьберь» (Аллах акбар) заставляет задуматься о том, насколько путешественник был искренен со своими будущими читателями, упоминая о своем «спасении» от «веры бесерменской».[С-BLOCK]
Помимо арабских слов, в тексте Никитина встречаются персидские и тюркские слова.

Скорее всего, с помощью незнакомых большинству населения Руси языков, купец хотел скрыть интимную информацию от нечаянного читателя: например, на тюркском Афанасий Никитин пишет, сколько денег нужно платить индийским «гулящим женщинам».

Исламский код

Очень часто исследователи «забывали» о немаловажном, но будто бы вскользь упомянутом Никитиным факте: купец, собираясь возвращаться домой, пишет: «А иду я на Русь (с думой: погибла вера моя, постился я бесерменским постом)». В оригинале эта фраза звучит как «А иду я на Русь, кетъмышьтыр имень, уручь тутътым».

Возможно, с помощью иноязычных заимствований Никитин пытался скрыть свою тайну: он все же принял, пусть и против своей воли, ислам.

В пользу принятия Афанасием Никитиным ислама говорят и многочисленные упоминания на страницах «Хожения» Аллаха: в русском переводе 1986 года этого слова уже не найти – его везде заменили на «Господь», чтобы отсечь ненужные официальной истории разночтения. За Никитина-мусульманина высказывается историк П.В. Алексеев, а также западные ученые Г. Д.

Ленхофф и Дж. Б. Мартин, считающие, что первоначально Никитин только формально перешел в ислам, в душе оставшись православным, однако позже он принял мусульманское имя, стал соблюдать исламские праздники и посты, молиться Аллаху.[С-BLOCK]

К концу путешествия, как считают Ленхофф и Мартин, «Афанасий Никитин перешел в лагерь ислама». Против этого свидетельствует историк Я.С.

Лурье, подмечая, что, хотя Афанасий Никитин, видимо, и не являлся православным, с помощью арабских и тюркских слов купец, вероятно, лишь пытался скрыть «мусульманские молитвы, замечания, сомнительные с точки зрения христианской морали, которые могли принести ему неприятности на Руси».

Никитин, как считает Лурье, не мог принять ислам, так как для этого ему нужно было совершить обрезание, что закрыло бы ему путь на родину. Однако эта точка зрения, показывающая русского купца своего рода космополитом и теистом, не объясняет, почему Никитин заканчивает свое «Хожение» — почти личный дневник — молитвой из Корана и перечислением имен Аллаха.

Несмотря на разногласие среди ученых касательно вероисповедания Никитина, самым удивительным фактом, который выяснился в ходе их споров, стал необычайный для своего времени подход Никитина к религии.

Воспитанный в ортодоксальной среде, но веротерпимый купец, приехав в другую страну, смог не только примириться с чужими религиями, но и принять их и извлечь самые главные идеи, содержащиеся как в православии, так и в исламе – монотеистические идеалы добра и любви.

Читайте также:  Когда букварь и азбука стали синонимами

Предыдущая записьНазадСледующая записьДалее

Источник: http://homad.ru/prinyal-li-russkij-puteshestvennik-afanasij-nikitin-islam/

Афанасий Никитин

Афанасий Никитин – известный русский путешественник, купец и писатель. Он вошел в историю как один из первых европейцев, которому удалось совершить длительное путешествие в Персию, Турцию и Индию. Свои удивительные открытия и достижения он описал в книге «Хожение за три моря» – Каспийское, Черное и Аравийское.
Афанасий Никитин: почему знаменитого русского путешественника считают мусульманином

История сохранила крайне мало информации о годах жизни исторического деятеля, благодаря которому на Руси стало известно много интересного о заморских землях. Первые записи с упоминанием купца относятся к периоду его путешествия на Восток.

Известно лишь, что Афанасий Никитин был рожден в середине 15 века в городе Тверь. Его отцом был простой крестьянин, однако Афанасию удалось крепко встать на ноги и начать вести торговлю. В молодом возрасте он успел повидать много стран, где он налаживал торговые связи.

Рис. 1. Афанасий Никитин.

Никитин – это не фамилия, а отчество путешественника, поскольку в те далекие времена фамилий попросту не существовало. Примечателен и тот факт, что тверской купец официально носил отчество, в то время как в Московском княжестве такое право принадлежало лишь представителям высшей знати.

Весной 1468 года Никитин снарядил два судна, чтобы начать торговлю в новых землях. Его маршрут пролегал через Волгу и Каспий, где на местных рынках особенно ценились дорогие русские меха.

Но под Астраханью корабли были практически полностью разграблены татарами. Разоренные купцы не могли вернуться на родину, поскольку многие из них закупали товар на продажу в долг, и по возвращении домой их ожидала долговая яма. Им ничего не оставалось, как отправиться по свету в поисках лучшей доли.

Взял курс на юг и Никитин: добравшись до Дербента, а после и до самой Персии, купец направился к оживленному порту Ормуз, который был точкой пересечения многих торговых путей Востока.

Рис. 2. Порт Ормуз.

Путешественник узнал, что в Индии особенно высоко ценятся породистые жеребцы. На последние деньги он приобрел скакуна, надеясь выгодно его продать индийским торговцам и разбогатеть. Так в 1471 году Никитин оказался в Индии, которая к тому времени уже была на картах, но по-прежнему оставалась малоизученной страной.

В течение трех последующих лет русский купец путешествовал по Индии. Соскучившись по родине, он запасся индийскими товарами и двинулся в обратный путь. Однако в одном из портов все его товары были арестованы. Перезимовав в Феодосии, Афанасий Никитин вновь двинулся в путь, но весной 1475 года скончался по дороге домой.

На протяжении всего путешествия Никитин делал путевые заметки, которые в дальнейшем составили его знаменитую книгу «Хожение за три моря». Это было первое произведение в русской литературе, в котором детально описывалось не само странствие, а деловая поездка, с яркими и живыми описаниями культуры, религии, экономического и политического устройства других стран.

В своей книге Никитин подробно описал быт средневековой Индии. Его несказанно удивлял внешний вид индейцев: цвет их кожи, длинные косы как у мужчин, так и у женщин, практически полное отсутствие одежды и при этом обилие украшений на руках и ногах. Однако и сам путешественник был большой диковинкой – за «белым» человеком в Индии по пятам всегда следовала толпа зевак.

Рис. 3. Средневековая Индия.

Произведение Никитина изобилует мусульманскими молитвами и арабско-персидской лексикой. Учеными не раз поднимался вопрос касательно того, что купец во время своего путешествия по Востоку мог принять ислам. В этом случае по возвращении на родину его ожидала бы лютая расправа за перемену веры.

При изучении доклада на тему «Афанасий Никитин» по программе географии за 5 класс мы узнали, что открыл Афанасий Никитин в географии. Мы выяснили, что детальное описание своего путешествия по восточным странам купец изложил в книге «Хожение за три моря», дав тем самым богатую пищу для размышлений будущим исследователям Востока.

Средняя оценка: 4. Всего получено оценок: 498.

Источник: https://obrazovaka.ru/geografiya/afanasiy-nikitin-chto-otkryl-5-klass.html

Афанасий (Юсуф) Никитин – первый русский мусульманин? Лунный календарь

Стал ли известный русский путешественник Афанасий Никитин мусульманином? Относительно этого существуют разные мнения. Однако доподлинно известно, что он признавал Мухаммада (мир ему) пророком и его последняя молитва, в оставленных им записях, начиналась со слов: «Во имя Аллаха, Милостивого и Милосердного!»

Афанасий Никитин — русский путешественник, который за 25 лет до Васко Да Гамы побывал в Индии. Его путевые записи известны как «Хождение за три моря». Они дошли до наших дней и много раз изучены. Но до сих пор ученые пытаются ответить на вопрос: стал ли Афанасий Никитин мусульманином?

Заметки Никитина можно найти в трех авторитетных списках, так называемых изводах — Летописном, Троицком и Сухановском. Нередко они расходятся, но все же мы можем проследить весь путь знаменитого купца.

Начало путешествия. Плен

Изначально Никитин не планировал столь длительного путешествия. Вместе с делегацией ширванского посла он собирался доплыть по Волге до Каспия а там — до территории современного Азербайджана, и славно поторговать. Но плавание сразу не задалось, в районе Астрахани их ограбили, а на Каспии корабль потерпел крушение.

Именно там состоялось первое знакомство путешественника с мусульманами.

О том, что это было, скорее, неприятное знакомство смотрите в интервью историка Алмаза Абдрахманова.

Дальше — больше: вся делегация попала в плен к кайтакам, предкам современных даргинцев. Лишь знакомство с дипломатами помогло купцу и его товарищам освободиться.

Ограбленные и, видимо, очень напуганные, они предстали перед местным шахом, попросили у него материальной помощи, но тот им отказал. Афанасий не видел смысла возвращаться домой, это грозило ему долговой ямой.

В древности купцы помимо своего товара брали на реализацию и чужие вещи, многие закупались в долг, и Афанасий не был исключением.

И разошлись мы, заплакав, кто куда: у кого что осталось на Руси, тот пошел на Русь; а кто был должен, тот пошел куда его очи понесли. А иные остались в Шемахе, иные же пошли в Баку работать. А я пошел в Дербент, а из Дербента в Баку, где огонь горит неугасимый.

Путь в Персию и Индию

Дойдя до Баку, Никитин отправился дальше — в персидские города, в одном из которых сел на торговое судно и отправился в Индию. В то время большая часть Индии была под властью мусульманской династии Бахманидов. Он еще не знал, что последователи ислама могут быть совсем другими, не похожими на тех, что он встретил на Каспии, и что знакомство с этой религией изменит его жизнь…

Никитин был человеком глубоко верующим. Как любой православный тех времен, он крайне настороженно относился к исламу.

Но работа есть работа: чтобы торговля шла успешнее, Никитин притворился мусульманским купцом и представлялся как Юсуф Хорасани. Ему удалось посетить массу индийских городов, описать в своих записях быт и культуру местного населения.

Собственно, эти впечатления и стали костяком его «Хождения», превратив их в важнейший исторический и культурный памятник.

Записи Афанасия Никитина впервые познакомили русских с дальними восточными странами. Шел 15 век. Привычных нам календарей не существовало.

Люди ориентировались на солнце и погоду: зимой идет снег, весной и осенью — дождь, летом жарко.

Но как быть в Индии, где круглый год погода примерно одинаковая? Неудивительно, что в какой-то момент Никитин потерял счет времени и не смог определить время христианского поста.

На пятую Пасху решился я на Русь идти вышел из Бидара за месяц до Бесерменского улу байрама по вере Мухаммеда, посланника Божья, а когда Пасха воскресение Христово не знаю, постился с бесерменами в их пост, с ними и разговелся

Заметьте: русский купец называет Мухаммада Божьим посланником — фактически признает его пророческую миссию! В те времена представить такое было просто невозможно. Но факт остается фактом.

О том, что Никитин постепенно все чаще использовал слово «Аллах» рассказывает историк Алмаз Абрахманов.

В молитвах Никитина звучат совсем не православные фразы — «Аллаху Акбар», «Керим Аллах», «Аллах Рахим». Да, это еще не шахада, но налицо симпатия к исламской вере. Впрочем, вельможа одного из индостанских городов предложил Афанасию по-настоящему принять ислам. И из заметок купца можно понять, что он колебался:

Горе мне окаянному, с пути истинного сбился и пути не знаю уже по какому пойду. Господи боже Вседержитель, Творец неба и земли! Не отврати лица от рабища Твоего, ибо в скорби пребываю.

Господи, призри меня и помилуй меня, ибо я Твое есмь создание; не отврати меня от пути истинного и наставь меня, Господи на путь Твой правый, ибо в нужде не был я добродетелен перед Тобой, Господи Боже мой, все дни во зле прожил.

Олло перводигеръ, Олло ты, керим Олло, рагим Олло, ахамдулилло!

По официальной версии, в редакции всех трех изводов, веру купец все же не менял, до конца оставаясь христианином. И лишь по небольшим фразам, проскочившим в тексте, становится ясно: официальная версия могла быть серьезно «поправлена». К примеру в Сухановском изводе слово «Аллах» заменено на слово «Богъ» или «Боже».

Стал ли Никитин мусульманином или нет?

Американская исследовательница Гейл Ленхофф убеждена: Никитин принял ислам. В одной из своих статей она пытается это обосновать и утверждает, что купец всячески пытался скрыть этот факт.

Так или иначе, мы можем быть уверены: к концу своего путешествия у Афанасия Никитина не осталось никакого негатива по отношению к исламу. Напротив: он искренне полюбил эту религию и ее последователей. Вот как звучит молитва, которой оканчивается «Хождение за три моря»:

Во имя Аллаха милостивого, милосердного. Он Бог, кроме которого нет Бога, знающий все скрытое и явное. Он Милостивый, милосердный. Он не имеет себе подобных. Нет Бога, кроме Него. Он Властитель, Святость, Мир, Хранитель, Оценивающий добро и зло, Всемогущий, Исцеляющий, Возвеличивающий…

Он перечислил 31 имя Аллаха, на арабском языке. Сама структура и характер этого текста отчетливо мусульманские. Православные молитвы заучат иначе.

Спустя несколько лет Никитину удалось вернуться на родину, правда, до родной Твери он так и не добрался. Путешественник умер неподалеку от Смоленска, а его спутники передали московскому дьяку Василию Момыреву его записи, которые он сохранил для потомков.

И хотя с того момента прошло больше 500 лет, ученым еще предстоит решить их главную загадку. Возможно когда-то Афанасия Никитина или Юсуфа Хорасани назовут первым русским новообратившимся мусульманином. На этом у меня всё, смотрите канал Алиф ТВ и познавайте мир вместе с нами.

АсСаляму алейкум!

Источник: https://alif.tv/afanasij-yusuf-nikitin-pervyj-russkij-musulmanin-lunnyj-kalendar/

Афанасий Никитин и другие герои русской истории, которых подозревали в принятии ислама

В многоконфессиональной России ислам всегда занимал особое место. Очень часто ряды приверженцев Аллаха пополнялись за счёт представителей других религий: переходы одних были задокументированы, других только подозревали в этом.

Владимир Креститель

В историю России князь Владимир Святославич вошёл как правитель, принявший единую государственную религию — православие. Ни иудаизм, ни ислам, ни католицизм не прошли испытание вер. Такой точки зрения придерживались все крупные учёные вплоть до распада Советского Союза.

Однако в 1992 году канадский историк украинского происхождения Омельян Прицак в своей работе «Происхождение Руси» пишет, что ещё во время новгородского княжения Владимир принял ислам. О том же сообщает историк Анатолий Железный, отмечая, что в 988 году во время Крещения Руси Владимир ушёл из ислама, однако перед смертью булгарский каган вновь вынудил его вернуться в магометанство.

Если Прицака прийти к такому выводу подвиг труд арабского хрониста Аль-Марвази, написанный в начале XII века, то Железный опирается на свод булгарских летописей «Джаг-фар Тарихе», созданный в конце XVII столетия. Есть ли реальные факты, свидетельствующие о принятии ислама великим князем?

В 985 году по результатам войны с Волжской Булгарией Русь заключила мирный договор на выгодных для себя условиях, тем не менее Владимир был вынужден жениться на булгарской принцессе, правнучке царя Алмуша. Ислам к тому времени прочно укоренился в сознании булгар: это даёт повод некоторым исследователям считать, что язычник не мог жениться на мусульманке, предварительно не приняв её веру.

Интересная деталь. Греческие митрополиты долго не хотели канонизировать Владимира Святославича. Может быть, такая позиция Константинополя связана с неопределённостями в конфессиональной принадлежности русского князя?

Александр Невский

Средневековая Русь — большая загадка для историков. К примеру, как объяснить феномен использования на Руси арабских дирхем? Э.К. Гуттен-Чанский в своей книге «Удельные, великокняжеские и царские монеты Древней Руси» отмечает, что подавляющее число монет, имевших хождение в Москве, имели арабские надписи.

Читайте также:  При каком условии душа из ада может перейти в рай

А вы знали об этом?  «Некрофон» Томаса Эдисона

Обращает на себя внимание и изобилие в Древнерусском государстве восточного холодного оружия с выгравированными текстами из Корана. По подсчётам историков, больше половины иерихонских шапок (парадных шлемов русских царей) имеют религиозные надписи на арабском.

Арабская вязь со строками из Корана есть и на самой знаменитой иерихонской шапке, хранящейся в Оружейной палате Московского Кремля, которая, возможно, принадлежала великому князю Александру Невскому (по новой версии, её считают шлемом царя Алексея Михайловича, переделанного русским мастером из арабского образца).

Надпись, выгравированная на шлеме, взята из 13-го аята 61-й суры Корана: «Обрадуй правоверных обещанием помощи от Аллаха и скорой победы». «Такие шлемы с арабской вязью делали в Сарай-Бату, столице Золотой Орды», — уверен исследователь Саят Рахым-берды.

Именно великого князя Александра Невского некоторые исследователи «винят» в исламизации Руси и даже подозревают в принятии ислама. Так, по словам Плано Карпини, папского посланника при дворе Батыя, в детстве будущий князь воспитывался в Орде, вобрав в себя ментальность среды, которая была уже пропитана исламом.

Неслучайно, когда впоследствии Андрей Ярославич предлагал брату присоединиться к нему для совместной борьбы против Орды, Александр отказал.

Верный татарам Невский по сути даёт им на откуп крупнейшие русские города.

Примечательно, что рост засилья татар начал крепнуть с приходом к власти в Орде хана Берке, первого монгольского правителя, принявшего ислам. С ним у Александра Невского сложились довольно прочные отношения.

Афанасий Никитин

По итогам своего путешествия в Индию тверской купец Афанасий Никитин оставил записи, названные «Хождение за три моря».

Это произведение, наполненное религиозными размышлениями, и служит основанием для предположения, что путешественнику не удалось в мусульманском окружении сохранить православную веру. Так, американская исследовательница Г.

Ленхофф пришла к выводу, что путешествие Афанасия Никитина стало «путём от православия к отступничеству».

А вы знали об этом?  Эрик Лидделл: судьба победителя

Повод для подобных выводов даёт сам Афанасий на страницах своего «Хождения», называя себя «мусульманским именем ходжа Юсуф Хорасани». Но, по словам путешественника, это было единственным путём уберечься от опасностей со стороны иноверцев. Он напутствовал христиан, кто собирался повторить его путь, оставить свою веру на Руси и, призвав Мухаммеда, иди в Индийские земли.

Ещё одним намёком для исследователей на возможное приятие ислама Никитиным стало соблюдение им поста в тех же временных рамках, что и у магометан: «А иду я на Русь с думой: погибла вера моя, постился я мусульманским постом». Сам путешественник это объясняет потерей православных священных книг, что не позволило ему точно определить время Пасхи.

Смущает историков и частое употребление Никитиным персидских и арабских слов. Правда, существует мнение, что таким способом путешественник хотел скрыть от соотечественников интимные подробности своей жизни в Индии.

Иван Грозный

Иерихонская шапка Ивана Грозного также стала поводом для рассуждений на тему вероисповедания её хозяина. Считается, что этот головной убор выполнил русский мастер, хорошо знакомый с техникой изготовления восточного оружия и доспехов. На шлеме есть две надписи.

Одна на древнерусском: «Шеломъ Князя Ивана Василиевичя Великого сына Василаа Ивановичя Господаря Всея Руси Самодержца». Другая на арабском.

Генеральный консул Ирана Сейед Голамрез Мейгуни расшифровал её так: «Аллах Мухаммад», что, скорее всего, является сокращением выражения «Велик Аллах, и Мухаммед — Пророк Его».

Музейные работники объясняют арабскую надпись тем, что шапка была подарена Ивану Грозному турецким султаном. Но есть ещё одна странность.

На некоторых старинных европейских гравюрах русских царь, принимающий у себя иностранных послов, изображался в типично восточной чалме.

Для многих исследователей всё это стало поводом для размышлений не столько о вере Грозного, сколько в целом о взаимоотношении христианства и ислама в Московском государстве, а также о том, какую религию считать доминирующей.

А вы знали об этом?  Спецназ — он и в Африке спецназ

Лев Толстой

Неустанные поиски смысла жизни и этического идеала в конечном итоге привели великого мыслителя к отлучению от церкви. Но остался ли при этом сам Толстой христианином или превратился в адепта иной веры? Ещё при жизни писателя Яков Коблов в своей книге «Граф Л.Н. Толстой и мусульмане» поднимал такой вопрос.

Лев Николаевич действительно интересовался учением ислама, о чём свидетельствует его переписка с татарской интеллигенцией из Казани. В одном из ответов Толстого татарам есть такие строки: «Ваше согласие с главными пунктами моего верования очень было мне радостно. Я очень дорожу духовным общением с магометанами».

Более интересные высказывания содержатся в переписке писателя с его двоюродной тётей Александрой Андреевной Толстой. Письмо, в котором Лев Николаевич рассуждает на нравственные темы, оканчивается словами: «И потому, пожалуйста, смотрите на меня как на доброго магометанина, тогда всё будет прекрасно».

Впрочем, исследователи жизни и творчества Льва Толстого считают, что все высказывания писателя нужно воспринимать исключительно в широком контексте. Сама суть толстовского учения делает любые религиозные догмы, которыми наполнено и христианство, и ислам, неприемлемыми.

Источник: https://am-world.ru/afanasij-nikitin-i-drugie-geroi-russkoj-istorii-kotoryx-podozrevali-v-prinyatii-islama/

Афанасий Никитин, русский путешественник

Мировая известность выдающегося представителя нашей страны Афанасия Никитина по праву принадлежит этому великому путешественнику и исследователю русских территорий, хотя сведений о нем до нашего времени дошло очень и очень мало. Современники знают Афанасия Никитина как известного мореплавателя, который первый из европейцев побывал в Индии, открыв ее на 25 лет раньше, чем туда попал португальский мореплаватель Васко да Гамма.

Не осталось никаких сведений о месте и дате его рождения, неизвестно чем он занимался до того, как занялся исследованиями. Историкам его ранняя биография известна частично. Некоторые ученые, на основании обрывочных сведениях, считают, что родился Афанасий примерно 1440 году, в крестьянской семье.

Звали отца Афанасия Никита, отсюда и его фамилия. Что заставило оставить крестьянский труд Афанасия – неизвестно, но в довольно молодом возрасте он поступил в услужение к купцу в торговом караване и первое время исполнял разные мелкие поручения, постепенно набираясь опыта.

Вскоре, ему удается не только набраться опыта, но и завоевать большой авторитет среди торговцев и купцов. А вскоре Никитин начал водить торговые караваны самостоятельно. По торговым делам ему приходилось бывать в разных государствах – Литве, Византии, Крыму.

Коммерческие походы Афанасия всегда сопровождались удачей, и он возвращался на родину с полными кораблями заморских товаров.

Начало индийского похода

В 1446 году, в самое подходящее время для путешествия, в начале лета, купцы из города Тверь собрались в «заморские страны», опасное и далекое плаванье.

На продажу заготовили дорогой товар – мех, который очень ценился на рынках по берегам Волги и Северного Кавказа. Купцы долго решали, кого поставить главой каравана.

В конце концов, выбор пал на Афанасия Никитина – ответственного и честного человека с репутацией бывалого путешественника, с огромным опытом и много повидавшего в своей жизни.

Уже в те далекие времена, река Волга стала центром международного торгового пути. Корабли под руководством Никитина должны были пройти по реке к «Хвалынскому морю» (это устаревшее название Каспийского моря).

Так как этот путь для Никитина был уже не нов и не раз пройден, то и путевые заметки путешественника до Нижнего Новгорода очень скудные и краткие. В городе караван примкнул к ширванским судам во главе с Хасанбеком, которые возвращались из Москвы.

Караван успешно миновал город Казань и другие татарские поселения. В дельте реки Волги купцы вздохнули с облегчением. Но здесь и произошло неожиданное нападение астраханских татар под предводительством хана Касима.

В записках Никитина кратко описан бой с татарами. Были убиты несколько человек с обеих сторон. К несчастью, одно судно село на мель, а второе зацепилось за рыболовные снаряжения.

Эти суда были полностью разграблены, а четыре человека взяты в плен.

Остальные суда пошли дальше. Недалеко от Тархы (район современной Махачкалы), корабли оказались в эпицентре бури и оказались выброшены на побережье, люди были захвачены, а остатки товара разграблены местным населением.

Афанасий по воле случая, плыл на судне посла, поэтому ему удалось благополучно добраться до следующего города — Дербента. Сразу же он, с оставшимися товарищами, стал добиваться освобождения пленных. Их ходатайства увенчались успехом, и через год люди оказались на свободе.

Но товар оказался потерян безвозвратно, возвращать его никто не собирался.

Набрав огромный долг, Никитин не мог и думать о возвращении на родину. Там его ждали позор и долговая яма. Остался один выход – стать путешественником поневоле и отправится на чужбину, надеясь только на успех нового предприятия.

Поэтому он продолжил свой путь, направившись в Баку, оттуда, путешественник отправляется в крепость Мазандеран, и там задерживается надолго. Все это время он ведет свои записи, повествуя о природе, городах и быте населения Закавказья.

Афанасий Никитин в Индии

В начале 1469 года Афанасий собирается в сказочный город Ормуз, известный своими самоцветами, с населением более сорока тысяч человек. Наслышанный о сказочной Индии, ее богатстве, он, желая разбогатеть и раздать долги, отправляется именно туда. Здесь он решается на опасный шаг – покупает арабского жеребца, в надежде выгодно пристроить его индийцам.

Уже 23 апреля 1471 года ему удается добраться до индийского города, под названием Чаул. Здесь он никак не может с выгодой продать коня, и путешественник отправляется вглубь страны. Постепенно он проходит через всю Индию, надолго останавливаясь в приглянувшихся местах.

Так он пожил несколько недель в Джуннаре, затем в Бидаре и Алланде. Афанасий с удовольствием изучает быт, обычаи, архитектуру и легенды коренного населения. Он старательно ведет записи, увлекшись этнографическими исследованиями, и тщательно фиксирует свои наблюдения.

В рассказах Никитина об Индии, эта страна представлена как сказочная, здесь все не так, как на Русской земле. Сильно удивляло, что все ходят в золоте, даже самые бедные. Стоить сказать, что и сам Никитин тоже удивлял индийцев – раньше им не приходилось встречать белокожих людей со светлыми волосами.

Среди коренного населения он был известен, как «хозе Исуф Хоросани», который часто и подолгу жил в домах у простых индийцев, не претендуя на роскошь.

В 1472 году исследователь добирается до священного для каждого индийца места – города Парвата, где с интересом изучает религию индийцев-брахманов, их религию, праздники и обряды. Через год Афанасий побывает в Райчул — «алмазной области» Индии.

В общем, путешественник провел на чужбине чуть более трех лет. Это время он провел с огромной пользой, исследовав неведомую страну, ее особенности. Он тщательно записывает обычаи, законы, быт местного населения, становится свидетелем нескольких междоусобных войн.

Вскоре, Афанасий Никитин решает возвращаться на родину.

Путь домой

Приняв решение возвратиться домой, Никитин тщательно готовится к отъезду. На имеющиеся деньги он закупает товар – местные драгоценные камни и украшения. В начале 1473 года он отправляется в Дабул, к морю, где сел на судно, на котором почти три месяца добирался до Ормуза.

Торгуя по дороге пряностями, он достигает Трабзона, посетив по пути кочевых туркмен. Власти Трабзона спутали исследователя с туркменом и арестовали весь товар, находившийся при нем, в том числе и индийские самоцветы. Дневник и записи, при этом не заинтересовали их.

Добравшись до Феодосии, путешественник нашел русских купцов, с которыми и покидает чужбину. Но на родину он так и не добрался. Оставив попутчикам свои записи, он тихо скончался недалеко от Смоленска, где-то на территории Великого Княжества Литовского. Это случилось весной 1475 года.

Бесценные дневники были доставлены купцами великому князю.

Значение путешествия Афанасия Никитина

Так завершилось «хождение за три моря» Афанасия Никитина – первого русского путешественника. Путевые записи, переданные великому князю, оценили очень высоко, так как до Никитина ни один европеец не бывал в Индии. Тетрадь с наблюдениями путешественника была включена в исторические летописи страны. В течение следующих столетий записи Никитина переписывались и дополнялись не один раз.

Научный подвиг этого исследования нельзя переоценить. Этот труд считается первым описанием неизвестных стран. В нем находятся наблюдения о политическом, экономическом и культурном устройстве «заморских» стран, в том числе Индии.

Коммерческая поездка на деле оказалась великим исследованием. Экономически, путешествие в Индию оказалось убыточным, ведь пригодного для русского человека товара не оказалось, а самоцветы и драгоценности облагались огромной пошлиной.

Самый важный итог путешествия – Афанасий Никитин стал первым русским путешественником, побывавшим в средневековой Индии, и давший правдивое представление о ней. Только через тридцать лет в Индию попадут португальские колонизаторы.

Источник: https://sciterm.ru/spravochnik/afanasij-nikitin-russkij-puteshestvennik/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector