Чем крепостные на руси отличались от рабов в сша

И крепостные крестьяне, и рабы представляли собой категории зависимого населения, не обладавшие личной свободой и находившиеся в собственности других лиц.

Согласно общепринятой исторической теории, наличие крепостного крестьянства характерно для феодальной общественно-экономической формации, а рабов – для рабовладения.

Чем отличается крепостной крестьянин от раба, если и тот и другой являются собственностью? Может, между ними нет никакой разницы? На самом деле различия между этими категориями несвободных людей есть, и различия существенные.

  • Содержание статьи

Рабство как социальный институт возникло с разложением первобытно-общинного строя.

Сначала оно было относительно мягким (так называемое патриархальное рабство), и раб с течением времени мог либо вернуться в свое племя (если он был военнопленным), либо стать полноправным членом рода, собственностью которого первоначально являлся.

Но по мере развития государств Древнего мира рабство становилось все более распространенным, и наивысшего развития достигло в Римской империи. Источниками пополнения рабов были прежде всего победоносные войны; кроме этого, в рабство нередко обращали преступников.

Согласно Законам 12 таблиц, рабами могли стать несостоятельные должники. Правда, довольно рано, в 4 веке до нашей эры, принимается «Закон Петелия», по которому обращать в рабство римских граждан было запрещено (за исключением тех, кто совершил некоторые особо тяжкие преступления).

Интересная особенность патриархального Рима: глава рода имел право трижды продавать в рабство своих детей (предполагалось, что они могли самостоятельно выкупаться).

Во время завоевательных походов стоимость рабов была сравнительно невелика: после покорения в 38 году до нашей эры Сардинии, например, даже появилась поговорка «дешев, как сард».

Впоследствии, когда завоевательные походы перестали быть источником рабов, пополнение осуществлялось в основном за счет естественного прироста. Причем раб, рожденный в неволе, ценился довольно высоко, так как он не знал иного состояния, кроме рабства, и не был склонен к бунту.

Обращение с рабами становится мягче, к ним все чаще применяют «не кнут, но пряник». Постепенно рабовладельческие хозяйства становятся экономически неэффективными, и хозяева начинают менять отношение к рабам.

Теперь их селят на небольших участках земли, которые те обязаны обрабатывать и отдавать часть урожая.

Эта категория зависимых людей в позднем Риме получила название «колоны», и по положению они были очень близки к крепостным.

Итак, отличие крепостного крестьянина от раба в том, что вторые были отчуждены от результатов своего труда, не имели собственности и не были заинтересованы в том, чтобы работать лучше. Именно поэтому, когда ресурс «кнута» иссякает, меняется экономический уклад.

На смену рабовладельческому типу хозяйствования приходит феодальный, более эффективный. Нет, рабы еще оставались, но они играли в экономике небольшую роль.

Сравнение

После крушения Римской империи во вновь образовавшихся варварских королевствах крепостных практически не было. Закрепощению первоначально подвергались жители земель, завоеванных удачливыми феодалами.

Рабство в том масштабе, в котором оно существовало в Риме, не восстановилось. Феодалы поняли, что труд крепостных эффективнее, чем труд рабов.

Крестьяне, хоть и были подневольными, имели куда больше прав, чем рабы:

  • право на частную собственность;
  • право на совершение торговых сделок (часть рабов также имела подобное право, но это было скорее исключение из правила, и характерно оно для последних веков Рима);
  • право на часть своего труда (феодал получал обычно от четверти до половины урожая);
  • право на защиту в суде.

Статус крепостного в разных странах и в разное время отличался довольно сильно, поэтому данный перечень можно было бы дополнить. Однако приведенные пункты характеризуют наиболее значимые различия.

Чем крепостные на Руси отличались от рабов в США

В завершение хотелось бы сказать несколько слов о крепостном праве в Российской империи. Число крепостных (частновладельческих крестьян) только в отдельные периоды нашей истории немного превышало половину всего населения империи, чаще оно было значительно ниже.

С конца 18 века русские помещики экспериментируют с освобождением крестьян, как, например, фаворит Екатерины II Григорий Орлов (правда, уже после того, как императрица дала ему отставку). В 19 веке, с восшествием на престол Александра I, происходит постепенное освобождение крепостных национальных окраин (Прибалтики, Закавказья и так далее).

Надо полагать, начинать освобождение с русских крестьян самодержец опасался, так как это могло привести к непредсказуемым экономическим и социальным последствиям.

В 1861 году, накануне «Манифеста от 19 февраля», ликвидировавшего в стране феодальные отношения, число крепостных крестьян в Российской империи, по разным данным, составляло от 30 до 35 процентов населения.

Некоторые выкупились из крепостной зависимости еще за несколько десятилетий до исторической даты, как, например, основатель знаменитой торговой династии Морозовых, Савва Васильевич. За свободу своей семьи (у него было пять сыновей) он заплатил сколоченные предпринимательством 17 тысяч рублей – огромную в то время сумму.

Интересно, что отмена рабства в США состоялась почти на два года позже – 1 января 1863 года, а на отдельных территориях – лишь в декабре 1865 года.

Таблица

Разобравшись, в чем разница между крепостным крестьянином и рабом, остается добавить, что последние проявления этих зависимых состояний были ликвидированы сравнительно недавно.

Крепостное право официально существовало в королевстве Бутан (небольшое государство в Гималаях) до 1956 года. А последним местом на Земле, в котором было юридически закреплено рабство, стала Мавритания, где окончательная его отмена состоялась лишь в 2007 году.

Хотя у международных правозащитных организаций по-прежнему есть немало претензий к этой стране.

Раб Крепостной крестьянин
Юридический статус Является собственностью рабовладельца Является собственностью феодала
Права Не имеет Имеет некоторые права (на владение орудиями труда и другим имуществом, на судебную защиту, на ведение хозяйственной деятельности)
Отношение к собственности Собственности не имеет, орудия труда предоставляются рабовладельцем Является собственником; обычно это сельхозинвентарь, скот, орудия труда для ведения разнообразной хозяйственной деятельности (торговля, кустарное или промышленное производство и так далее)

Источник: https://TheDifference.ru/chem-otlichaetsya-krepostnoj-krestyanin-ot-raba/

Статья по истории "Рабство в США и крепостничество в Российской империи сравнительный анализ"

Рабство в США и крепостничество в Российской империи: сравнительный анализ.

Традиция отождествления американского раба и русского крепостного восходит к ХVIII в. А.Н.Радищев в «Путешествии из Петербурга в Москву» назвал крепостных рабами. Правда, уже тогда нашлись противники подобного взгляда.

Радищеву возразил Пушкин‚ доказывая‚ что крестьянина нельзя считать рабом. У американского раба и крепостного действительно можно обнаружить немало сходства: личная зависимость‚ отсутствие собственности‚ бесправие.

Они одинаково не распоряжались своей жизнью‚ их продавали, разъединяли с семьями; контролировалась личная жизнь.

Принудительный труд воспитывал отношение к работе как к проклятью. Её ненавидели‚ всячески старались избежать. Для рабов и крепостных свойственно пассивное каждодневное сопротивление в форме лживости‚ лени и воровства.Труд по принуждению характеризуется низкой производительностью‚ незаинтересованностью работника в результатах.

В России существовало выражение «работать‚ как на барщине» — без охоты‚ лениво. В пореформенное время мужики-хуторяне и немцы Поволжья отказывались нанимать бывших помещичьих крестьян‚ поскольку те не привыкли к интенсивной работе, говоря: «Вы у нас не выдержите». Принудительный труд предполагает использование примитивных орудий‚ ни раб ни крепостной не станут их совершенствовать.

В обоих институтах существовал целый комплекс мер понуждения и наказания.

В психологии и поведении рабов и крепостных также много общего: кроме лживости и лени‚ небрежность‚ безответственность‚ отсутствие инициативы. В их среде ценятся не трудолюбие и профессионализм‚ но хитрость‚ ловкость‚ изворотливость, доходящая до обмана.

Безысходность порождала пьянство.Главное в принудительном труде — подавление личности‚ достоинства человека. Раб и крепостной не уважают ни себя‚ ни другого; не ценят чужой собственности‚ не имея своей. Социальное положение лишало их гражданского сознания.

Американскому рабству и русскому крепостничеству равно свойствен патернализм‚ вызвавший у хозяев и их работников привычку к покровительству.

К рабам и крепостным относились, как к детям‚ о которых надо заботиться‚ воспитывать‚ причём главным средством воспитания являлась порка.

Их считали неразумными и ленивыми, а в литературе Юга даже появился образ Сэмбо‚ вороватого, бесчестного, но комичного и музыкального раба.

Возникнув примерно в одно и то же время (ХVI—ХVII вв.)‚ американское рабство и крепостное право были уничтожены почти одновременно (крепостничество в 1861 г.‚ рабство в 1865 г.)‚ поскольку тормозили модернизацию обеих стран. Оба института оставили глубокий след в обществе.

Однако, несмотря на целый ряд сходных черт, у рабства и крепостничества куда больше различий‚ связанных в первую очередь с обществами‚ в которые они встроены.

Рассмотрим социальную среду, т.е. общества, в которых существовали рабство и крепостное право. Россия была традиционным обществом с не вполне рыночными отношениями‚ слабо развитым институтом частной собственности; решающая роль в нём принадлежала государству.

Юг как часть Соединённых Штатов представлял общество Нового времени‚ т.е. рыночное‚ гражданское‚ протестантское, хотя рабство изменило его, превратив в своеобразный симбиоз капитализма и традиционализма. Иными словами, Россия и американский Юг являлись качественно разными обществами.

Столь же внешним оказывается сходство рабства и крепостного права.

Различно происхождение двух институтов. Рабство вызвано дефицитом рабочих рук в английских колониях. На Юге плантационные культуры с круглогодичным сельскохозяйственным циклом требовали постоянной рабочей силы‚ поэтому колонистам пришлось обратиться к опыту испанцев, начавших использовать рабов на сто лет раньше.

В России прикрепление крестьян к земле происходило в период становления централизованного государства и являлось частью процесса подчинения всех слоёв населения, что диктовалось в первую очередь нуждой государства в пополнении казны для содержания армии, ведения войн.

Крепостное право — государственный институт‚ система принудительного труда в несвободном обществе‚ где все жители — «слуги государевы».

Рабство Юга‚ напротив‚ — система принудительного труда‚ встроенная в общество свободных граждан. Раб был частной собственностью владельца‚ его движимым имуществом.

Американское рабство можно определить как капиталистическое, рациональное, поскольку рабовладельческая плантация была всегда товарной, а её главный принцип — экономическая эффективность. В рабах видели прежде всего рабочие руки‚ выгодное вложение капитала и следили за ними так же, как за мулами или машинами.

«Управление рабами и забота о них является важной частью бизнеса, — писал плантатор 1857 г. — Хорошее обращение с рабами, их умеренная работа и естественный прирост — источник большой прибыли для владельца».

Крепостного тоже рассматривали как имущество‚ но между помещиком и крепостным стояла третья фигура — государство. Помещик был посредником между крестьянином и государством, ответственным лицом государства‚ контролирующим выполнение крестьянами государственных податей и повинностей; гарантом общественного спокойствия на местах.

Он должен был следить за сохранностью налогоплательщиков‚ помогать крестьянам в несчастных случаях (неурожай‚ болезни‚ пожар)‚ т.е. обеспечивать их выживание.

 Статья 1103 гласила: «Владелец в случае неурожая‚ не сбивая крестьян с пашни‚ а дворовых со двора‚ обязан доставлять им способы пропитания‚ побуждая к работе и воздерживая от нищенства».

Помещичье хозяйство и рабовладельческая плантация существенно отличались. Плантационное хозяйство, почти полностью себя обеспечивавшее, всегда работало на рынок‚ став первым крупным бизнесом в США. Южные плантаторы — предприниматели‚ владевшие‚ в отличие от северян‚ другой формой собственности‚ чем была обусловлена разница их экономических интересов.

Помещичье крепостное хозяйство в основном натуральное. Товарное земледелие в Европейской России в 1850-е гг. составляло 18%. За четыреста лет‚ с ХV-го по ХIХ в.‚ уровень урожайности оставался очень низким. Неразвитость торговли‚ дорог, внутреннего рынка — всё это не стимулировало развитие сельского хозяйства‚ его переход к интенсификации.

Характер плантаторского и помещичьего хозяйства объясняет разницу отношения рабовладельца и помещика к работнику. На Юге существовала строгая классификация рабов по физической силе‚ количеству и качеству труда. Рабов делили на полного работника, 3/4 работника‚ половину‚ четверть. Профессионалы: ремесленники‚ механики — ценились дороже.

Читайте также:  Анна черепанова: что стало с кровавой атаманшей после гражданской войны

В России крепостные вне зависимости от количества и качества труда рассматривались как «тягло» (муж и жена) и «ревизские души», причём учитывались только мужские. Это были единицы для обложения крестьян повинностями и податями. Снова государственный интерес соединялся с частным.

Помещики‚ как и рабовладельцы‚ активно вмешивались в брачные отношения крестьян, стараясь пораньше их женить, чтобы создать новое тягло.

Существенно отличался статус крепостного и раба. Крепостной крестьянин имел свой дом‚ орудия труда‚ участок земли‚ где самостоятельно хозяйничал, хотя его надел находился в пользовании‚ а не собственности. Он, в отличие от раба‚ работал на помещика 3—4 дня в неделю‚ остальное время на себя.

За крестьянином‚ наконец‚ стояла община‚ помогавшая в трудную минуту. Крепостной более независим в своих действиях‚ чем раб‚ получавший всё от хозяина.

В крупных плантациях даже дети воспитывались вместе в своеобразном детском саду‚ чтобы не отвлекать женщин от работы‚ а пищу часто готовили для всех рабов.

Расизм всегда существовал в Америке, но в период рабства расовая проблема на Юге была отодвинута кастовостью общества; рабы не входили в общество свободных белых, являясь их собственностью. Свободные чёрные оказались первыми, кто почувствовал на себе расизм белых. Свидетельство тому — система ограничений, регламентирования их жизни.

Интересно, что кастовость характерна даже для среды свободных чёрных. Джеймс Томас полюбил дочь самой богатой негритянки Миссури, владевшей капиталом более 50 тыс. долл.‚ но её мать до смерти не позволяла им пожениться‚ не желая иметь зятем бывшего раба.Чёрный цвет кожи оставался клеймом рабства на всю жизнь.

Расовый характер американского рабства — важнейшее его отличие от российского крепостничества.

Последствия рабства и крепостного права были тяжелы для обеих стран. Югу потребовалось целое столетие, чтобы преодолеть влияние рабства, поскольку после Гражданской войны сохранился его источник — плантационная система.

Вместо рабства возникла специфическая форма аренды — кропперство, когда плантатор давал арендатору‚ бывшему рабу‚ дом‚ орудия производства и всё необходимое для труда‚ а часто даже руководил хозяйством‚ забирая до половины урожая. Тем не менее аренда была шагом вперёд для бывшего раба‚ т.к.

он получил, помимо личной свободы, право самостоятельного ведения хозяйства. Однако‚ не будучи владельцем земли, он так и не стал независимым фермером и полноправным гражданином (штаты Юга ввели цензы, ограничивающие участие чёрных в выборах).

Бывшие рабы долго не могли войти в общество белых, на Юге установился расистский режим дискриминации и сегрегации чёрных американцев.

Российские крестьяне с отменой крепостного права окончательно перешли от помещиков под власть государства‚ которому платили за землю‚ а в советский период с коллективизацией они превратились в работников колхозов и совхозов на государственной земле (другой формой принудительного труда стала бесплатная работа заключённых в лагерях).

Влияние крепостного права и рабства долго сохранялось в сознании людей. Даже через полвека‚ заметил В.Г.Короленко‚ у крестьян «были слишком сильны воспоминания крепостного права.

Оно давно миновало‚ но несправедливые и пережившие своё время дворянские привилегии не давали заглохнуть позорной памяти рабства». О том же писал Г.

Успенский: «Народ никаким образом не мог простить Михаилу Михайловичу ни капли из прошлого‚ потому что прошлое было крепостное‚ как не мог забыть и своего крепостного прошлого».

Итак‚ рабство и крепостное право‚ бесспорно‚ различные институты‚ как различны общества‚ в которых они существовали. Но принудительный труд‚ личная зависимость‚ бесправие‚ сближают раба и крепостного‚ воспитывая сходные черты в психологии и поведении.

Список использованной литературы:

  1. Блок, М. К сравнительной истории европейских обществ // Одиссей. – 2001. – С. 66.

  2. Крепостничество не есть рабство http://rus-history.ru/evnya-v-epohu-krepostnichestva/repostnichestvo-ne-est-rabstvo.php/ (13.06.2013)

  3. Раб и крепостной http://his.1september.ru/2006/15/4.htm/ (13.06.2013)

Источник: https://infourok.ru/statya-po-istorii-rabstvo-v-ssha-i-krepostnichestvo-v-rossiyskoy-imperii-sravnitelniy-analiz-1236504.html

Американское рабство и русское крепостничство

Зеркальная история «взаимной» критики, нацеленной на собственные проблемы.

В годы, последовавшие за Крымской войной 1853-1856 гг., состояние и русского, и американского общества характеризовалось высокой степенью политического возбуждения. В России это был результат недавнего поражения и надежды на реформы с началом нового царствования, в США же всё глубже становился кризис, приведший вскоре к Гражданской войне.

Именно этот накал политических дебатов актуализировал сравнения проблем России и Америки как защитниками рабства, так и социальными критиками.

Ведущий идеолог рабовладения Джордж Фицхью, для которого папа римский был «радикальным реформатором», а Луи-Наполеон и королева Виктория «наполовину социалистами», писал в 1857 году о Юге США как о «единственной, за исключением России, консервативной части цивилизованного человечества» .

В русских же журналах в тот период печаталось большое количество статей об Америке. Это объяснялось, в частности, смягчением цензуры в России со сменой императора, которая теперь позволяла публиковать нападки на американское рабство, но продолжала блокировать критику крепостного права.

Представители русской либеральной интеллигенции использовали возможности «эзопова языка» и переводили «Хижину дяди Тома», печатали статьи о рабстве американских негров, преподавали историю рабовладения в Америке в российских университетах.

Можно сказать, что Соединённые Штаты в русском либеральном общественном мнении того периода были не столько образцом государственного устройства, сколько дружественной страной с проблемами, подобными российским.

С другой стороны, в Соединённых Штатах в тот же исторический период крепостное право в России использовалось как аргумент и иллюстрация в национальных дебатах о судьбе рабовладения.

Можно сказать, что Соединённые Штаты и Россия в середине XIX века играли друг для друга роль своего рода зеркала, пусть искажённого, но позволявшего разглядеть некоторые характеристики и проблемы собственного общества.

П.Я.

Чаадаев, которому был закрыт путь в российскую прессу, в январе 1854 года анонимно напечатал во французском журнале “L’Universe” свои рассуждения: «Если бы в России рабство было таким же учреждением, каким оно было у народов древнего мира или каково оно сейчас в Северо-американских Соединенных Штатах, оно бы несло за собой только те последствия, которые естественно вытекают из этого отвратительного института: бедствие для раба, испорченность для рабовладельца; последствия рабства в России неизмеримо шире».

Особенно наглядно роль зеркала проявилась в эпизоде середины 1850-х годов. У этого сюжета два главных героя.

Дмитрий Иванович Каченовский родился в 1827 году, в 1849 г. защитил в Харьковском университете магистерскую, а в 1855 г. в Московском – докторскую диссертацию и занял кафедру международного и государственного права в Харькове. Областью его научных интересов было международное право в его историческом развитии.

В 1856 году харьковский профессор опубликовал в «Русском вестнике» обширную статью, посвящённую американскому государственному деятелю Даниелю Вебстеру, выказав глубокие познания в области американской истории и политики. Д.И. Каченовский придерживался либеральных взглядов (в Москве он сблизился с членами либерального кружка Т.Н.

Грановского), что в России конца 1850-х годов означало, прежде всего, резко критическое отношение к крепостному праву.

Эндрю Диксон Уайт был на 5 лет моложе Каченовского (родился в 1832 г.), окончил в 1853 г.

Йель и по приглашению бывшего губернатора Коннектикута Томаса Сеймура, назначенного посланником в России, отправился в Европу в качестве атташе американской миссии в Санкт-Петербурге (по дороге Уайт задержался почти на год в Париже).

По возвращении в США в 1857 году Уайт начал преподавание истории в университете Мичигана, а позже стал одним из известнейших реформаторов высшего образования в своей стране. По своим взглядам в 1850-е Уайт был близок к аболиционистам и критиковал рабство негров во многих аудиториях.

Неизвестно, встречались ли Уайт и Каченовский между собой, но к 1857 году они пришли к использованию схожей системы аргументации в своей критике «особых институтов» своих стран.

По воспоминаниям одного из студентов Харьковского университета, знаменитого в будущем социолога М.М. Ковалевского, профессор Д.И. Каченовский в конце 1850-х годов «по целым месяцам излагал историю отмены торга неграми, а сотни слушателей в его прозрачных намёках справедливо видели атаку против крепостного права».

Другой студент Харьковского университета (будущий градоначальник Одессы) П.А. Зеленой так вспоминал об одной из таких публичных лекций (состоявшейся 10 ноября 1857 года): «Лекция проф.

Каченовского, о которой в печати нельзя было ничего сказать, сказанная с величайшим одушевлением, собравшая столько слушателей, что они не могли поместиться в зале и прилегающем коридоре, произвела потрясающее впечатление. …

Нет нужды объяснять, что всякий слушатель ясно понимал и чувствовал, что, рассказывая о страданиях рабов, Каченовский разумеет белых, а не одних чёрных».

Мемуарист привёл стихотворение, разошедшееся в списках на другой день после лекции:

Я помню час: о неграх он читал.

И стало стыдно, страшно нам!
Наш заражённый рабством, смрадный,
Гнетущий воздух гнусен стал,
А выход из него отрадно

Звездой надежды засиял! .

В те годы Каченовский включал критику рабства негров во все свои лекции и публикации, например, в рецензию на труды английского общества социологов.

В американской прессе не было цензуры, и, казалось бы, американцам не нужен был «эзопов язык» и иностранные аллюзии для того, чтобы обсуждать внутренние проблемы. Однако в Соединённых Штатах в тот же самый период происходили до удивления похожие события.

Выпускник Йеля Эндрю Диксон Уайт по возвращении из России в Соединённые Штаты был приглашён прочесть лекцию в своей альма-матер. Это было, по воспоминаниям Уайта, время расцвета публичных лекций. В качестве материала для выступления Уайт выбрал свой российский опыт, озаглавив лекцию «Цивилизация в России».

Точную дату лекции установить не удалось, но она была прочитана в начале осени 1857 года (то есть за месяц-полтора до записанного мемуаристом выступления Д.И. Каченовского).

В автобиографии Уайт так вспоминал о своём выступлении: «В этой лекции я не упоминал об американском рабстве, но … набросал, широкими мазками, последствия крепостной системы, – последствия не только для крепостных, но и для их владельцев, и для общего состояния империи.

Я описал её достаточно чёрным цветом, как она того заслуживала, и, хотя ни слова не было сказано об американских делах, каждый думающий человек должен был почувствовать, что это было сильнейшим обвинением против нашей собственной системы рабства, какое было в моих силах сделать».

Таким образом, Уайт прибег к тому же самому приёму, который был распространён в современной ему России и получил там название «эзопова языка». Критика рабства негров в Америке была скрыта им за критическим разбором ужасов крепостного права в России.

Это зеркальное отражение ситуации в столь различных странах заставляет задуматься над целым рядом проблем.

Во-первых, очевиден тот факт, что в первой половине XIX века, вплоть до отмены «особых установлений» – рабства в США и крепостного права в России – их наличие сближало две страны.

Существование социального института принудительного труда и личной несвободы парадоксальным образом сближало как консервативные круги двух стран, так и критиков этих институтов.

В то время как защитники рабства апеллировали к чужому опыту для оправдания своих установлений, радикалы видели в другой стране своего рода зеркало собственных социальных язв.

Во-вторых, либеральная профессура и в России, и в США стремилась играть важную роль в идейной подготовке отмены рабства и крепостного права, видя свой долг в пропаганде антирабовладельческих взглядов. Университетская кафедра стала одной из трибун, с которых антирабовладельческая проповедь звучала наиболее убедительно и достигала ушей наиболее благодарной молодёжной аудитории.

Наконец, нельзя не отметить разницу в условиях этой пропаганды. Если в Российской империи прибегать к «эзопову языку» заставляла жёсткая цензура, и, например, Д.И.Каченовский оказывался даже под арестом за свои высказывания, то Э.Д.Уайту не грозило ничего подобного.

Читайте также:  Кто из русских людей носил «обидные» фамилии

Закреплённая в Первой поправке к конституции и укоренённая в американских обычаях свобода слова позволяла ему открыто говорить на любую тему. Сам Уайт, близкий к аболиционистам, не раз прямо выступал с критикой рабства негров.

Почему же в своём выступлении он ни разу не провёл прямой параллели между Россией и порядками, существовавшими на американском Юге?

После лекции некоторые аболиционисты поспешили даже обвинить оратора в отказе от борьбы за отмену рабства в США.

Объясняя свой подход, Уайт позже написал: «Было бы гораздо проще прямо атаковать рабство и таким образом немедленно закрыть умы и сердца подавляющего большинства аудитории.

Но я понимал тогда, как и всегда в последующем, что первой и важнейшей задачей является побудить людей к размышлениям, и дать им открыть или подумать, что они открыли истину самостоятельно».

В годы, непосредственно предшествовавшие Гражданской войне, американское общество, скатывавшееся к неотвратимому конфликту, ещё стремилось к сохранению единства, развивая то, что можно назвать «механизмами консенсуса», как в политике, так и в общественном сознании. Анализ этого сюжета российско-американских отношений предвоенного периода помогает глубже понять различие двух обществ в области выработки консенсусного подхода к острым проблемам общественной жизни.

Нам представляется, что эта ситуация очень ярко иллюстрирует некоторые закономерности существования свободы слова в Соединённых Штатах середины XIX века (а вероятно, и в наши дни). Люди и группы людей могут открыто обсуждать и пропагандировать свои взгляды в публичных выступлениях и в прессе.

Однако взгляды, которые большинство американцев считает радикальными, опасными для стабильности общества, не будут восприняты слушателями. Уайт знал, что прямая критика рабства в Соединённых Штатах 1850-х годов прозвучит как радикальная пропаганда, и «умы и сердца подавляющего большинства аудитории» будут немедленно закрыты. Его просто не услышат.

«Эзопов язык» в этих условиях был нужен для того, чтобы обойти не внешнюю государственную цензуру, а самоцензуру американцев, чтобы разрушить тот самый механизм общественного консенсуса, который поддерживал стабильность в обществе путём исключения рабства из круга обсуждаемых проблем.

Эта самоцензура играла роль своего рода «защитного механизма», сохранявшего стабильность в обществе и оставляющего радикальные идеи на обочине политической и общественной жизни.

В отличие от Соединённых Штатов, в России именно внешняя, государственная цензура была призвана сохранять стабильность в обществе и предохранять его от распространения радикальных идей.

В результате отмена цензуры в разные периоды отечественной истории немедленно приводила к радикализации общественных дебатов в условиях отсутствия самоцензуры или других стабилизирующих механизмов.

Отсюда же следует и необходимость, встававшая перед каждым российским руководством, стремившимся восстановить стабильность в стране, — введение какой-то формы цензуры или контроля над содержанием общественных дебатов.

Лекция Уайта привлекла внимание, и он повторил её в нескольких колледжах и университетах, а также в городах западной части штата Нью-Йорк, Мичигана и Огайо. После отмены крепостного права в России отредактированный и дополненный вариант этой речи был опубликован в «Atlantic Monthly» .

Дальнейшая жизнь и карьера Уайта сложилась удачнее, чем у его русского единомышленника.

Д.И.Каченовский всю жизнь посвятит Харьковскому университету, будет любимцем студентов, опубликует несколько книг в Европе, и станет одним из основателей Лондонского института международного права, однако в 1872 году в возрасте 45 лет умрёт от чахотки.

Главным его научным трудом на американскую тематику стал очерк о Дэниеле Вебстере (Уэбстере), опубликованный в «Русском вестнике» в 1856 г., а потом в виде книги на французском языке в Бельгии .

Начиная с 1860-х годов, Каченовский больше не обращался к американской тематике.

С одной стороны, это связано с тем, что сосредоточившийся на преподавании харьковский профессор, как сказано в его некрологе «в последние 10 лет перед смертью … стал реже появляться в печати».

Однако нельзя сбрасывать со счета и разочарование Каченовского ходом событий в США, где конфликт не удалось разрешить правовыми способами, и разразилась гражданская война.

Соединённые Штаты перестали быть примером для России, освободивших крепостных мирным путём; изменилась, как верил Каченовский, и её внешняя политика: «С падением прежней основы русского быта, т.е. крепостного состояния, падает сама собою завоевательная политика…

Обратите внимание на последние наши дипломатические бумаги, например, на депешу князя Горчакова к Северо-Американским Штатам по поводу тамошней войны. Она написана в примирительном духе; в ней высказаны мысли, достойные двух великих народов, уважающих друг друга.

Дай Бог, чтобы русская дипломатия чаще заявляла себя таким образом!»

После нескольких лет преподавания в университете Мичигана Эндрю Уайт станет одним из основателей и первым президентом Корнельского университета, на этом посту многое сделает для реформы высшего образования в США.

Затем Уайт будет избран первым президентом Американской исторической ассоциации, приглашён на дипломатическую работу в качестве посланника США в России, и, позднее, в Германии.

Уайт умер в 1918 году, не дожив 3 дней до своего 86-летия.

Что же касается отношения Уайта к России, то оно также переживёт драматическую трансформацию. С энтузиазмом поддержав реформы Александра II, Уайт тяжело воспримет известие об убийстве царя народовольцами.

Его отношение к России и вера в её прекрасное будущее сменится пессимизмом и негативными оценками. В целом, это отношение совпадёт с эволюцией взглядов целого поколения американцев.

В основе этой эволюции лежат объективные процессы взаимного отчуждения стран и обществ.

После отмены крепостного права в России и рабства негров в Соединённых Штатах две страны перестали играть роль взаимных зеркал. Страны стали ближе к Европе и дальше друг от друга. Сближавшие их институты исчезли, а разделявшие принципы упрочились, что и стало важнейшим фактором отдаления стран друг от друга в последней трети XIX – начале XX века.

Источник: Курилла И.И. Заокеанские партнеры: Америка и Россия в 1830-1850-е годы. Волгоград, 2005.

Источник: https://volistob.ru/post/amerikanskoe-rabstvo-i-russkoe-krepostnichstvo

Крепостное право — это рабство или нет? (bbrat2)

Несмотря на более чем 150 лет прошедшие со дня отмены крепостного права, это явление и его оценка продолжают интересовать общества. И это не случайно. Знания, которые получает любой гражданин России об этой проблеме отрывочны и неполны, а зачастую недостоверны.

Русская классическая литература, множество страниц которой было посвящено крепостным крестьянам, не только не помогает узнать о крепостном праве больше, но часто только запутывает читателя, вводя его в заблуждение термином «раб».

Оттого множество людей пребывает в убеждении, что крепостное право в Русском царстве и Российской империи было именно своеобразной формой рабство, сравнивая положение крепостного и рабов в Америке XVIII-XIX веков.

В результате сложилась ситуация, когда сугубо историческая проблема крепостного права используется как инструмент пропаганды, для подтверждения тезисов о «рабском характере русского народа», «Россия против русских» и других подобных идеях. При этом вводится в обиход ложное сопоставление крепостное право и античного рабства.

А для доказательства этого используются отдельные вырванные из исторического контекста факты. При этом, защищающие эту позицию категорически отказываются рассматривать крепостное право, как цельный феномен, как правовое явление характерное для определённого периода времени, распространенное совсем не только в одной России.

Для того чтобы разобраться в огромном количества недомолвок и умолчаний связанных с крепостным правом, необходимо прежде всего разобраться, что такое рабство и крепостное состояние с точки зрения терминологии. Рабство, это юридический институт. Положение раба весьма точно описывается правовым языком.

Раб — человек, который находится в полной собственности другого человека, являющимся его хозяином, господином. Он лишен политических и экономических прав, его хозяин распоряжается рабом как любым иным имуществом, а владение рабом не накладывает на хозяина никаких обременений. Раб не правомочен и поэтому не отвечает в суде, где за раба отвечает его хозяин.

В свою очередь, хозяин может сам наказывать раба так, как сочтет нужным.

В кодификации законов при императоре Юстиниане (VI в.) раб рассматривался не как субъект прав — «res non persona». Поэтому раб, как и любая вещь, мог быть объектом сделок: он мог быть подарен, продан, обменен, завещан, уступлен на время по договору найма.

Традиционные институт брака и семьи не распространялись на рабов. Допускаемая связь между рабом и рабыней юридически не считалась браком и могла быть в любой момент расторгнута по воле хозяина.

Если рабам дозволялось употреблять слова «отец» и «сын», то это было актом милости владельца, не имевшим правового значения.

Как пишет римский юрист Юлий Павел «отцовство у рабов не имеет никакого отношения к законам».

Раб был лишен собственности. Если господин наделял его имуществом, то делал это только в своих интересах. Имущество это оставалось собственностью владельца раба, и продажа раба не влекла утраты имущества господином. Как писал римский юрист Ульпиан: «in personam servilem nulla cadit obligatio» — по отношению к рабу не существует никаких обязательств.

Существует ложное уподобление крепостного состояния позднеримскому явлению «раб с пекулием».

Но такие утверждения ошибочны, потому что пекулий (к примеру, участок земли, или мастерская ремесленника) передавались рабу во временное пользование и могли быть изъяты хозяином в любой момент и не могли быть унаследованы потомками раба, в то время как крепостной имел собственное имущество, над которым барин был абсолютно не властен.

Термины «гражданские права» и «личность» были лишены смысла по отношению к рабу, Институции Юстиниана определяли: «nullum caput habet» — «[у раба] нет правоспособности». Рассматривая раба как вещь, римляне признавали за господином право жизни и смерти над его рабами.

В чем принципиальное отличие крепостного от раба? Прежде всего в юридическом статусе. Крепостной — это человек, не находящийся в собственности у господина, а обязанный ему службой.

Он не лишается политических и экономических прав, а права барина по отношению к крепостному сильно ограничиваются законом. Владением крепостными крестьянами накладывает на владельца целый ряд обременений.

Раб лишен правовой субъектности, крепостной правомочен и отвечает за свои преступления в суде. Права господина на наказание крепостного существенно ограничены законом.

Крестьянин уже в XVII веке выступает в русском законодательстве как органическая принадлежность поместья или вотчины независимо от того, кто владеет землей. Хозяин имел определенные права распоряжения крестьянами, но лишь тогда и в той мере, когда и в какой мере он был владельцем имения.

Если римское законодательство определяет правовое положение раба как объекта собственности, то русские акты формулируют это иначе.

В состав акта, с которым была связана передача прав собственности на вотчину или поместье, традиционно входила формула определяющая несение повинностей. Вот как она звучала в отказной памяти 1657 г. на поместье Костромского уезда: «…

крестьянам, которые в тех деревнях живут… [господина], во всем …слушать и оброк его боярский ему платить и пашню на него пахать…».

Очевидно, что речь здесь идет совсем не о «говорящих орудиях», а о людях несущих повинности, чье положение схоже с положением дворян. Подобно тому, как дворяне получали имение за то, что несли военную повинность, крестьяне получали землю за то, что несли рабочую повинность. В этом отношении положение дворян и крестьян удивительно схоже.

Каковы же права крепостного крестьянина? Они были довольно обширны и лишь немногим отличались от прав свободного. Естественно крепостной не был собственностью господина как «говорящее орудие». Вот что пишет об этом М.О. Меньшиков: «…крепостных продавали.

Читайте также:  Как хан мамай после куликовской битвы стал украинским казаком

Но ведь это была продажа совсем особого рода. Продавали не человека, а обязанность его служить владельцу. И теперь ведь, продавая вексель, вы продаете не должника, а лишь обязанность его уплатить по векселю. «Продажа крепостных» — просто неряшливое слово…

Это оплошность Церкви и государства, не догадавшихся почистить официальный язык».

Крепостной являлся субъектом права — он обладал частной собственностью, она могла им приобретаться и наследоваться. Запрещено было лишь владеть крепостными, самому находясь в крепостном состоянии. Собственность крестьянина была неотчуждаема, кроме как по суду и не принадлежала его господину. Никаких ограничений на распоряжение собственностью не существовало.

В то время, когда крестьянин не выполнял установленные законом повинности, он мог заниматься собственным хозяйством в той мере, в какой сочтет нужным. В случае же перевода на оброк, повинность крестьянина приобретала форму не отработки а оплаты (натуральной или денежной) и возможность хозяйствования для крестьянина с этого момента не ограничивалась ничем.

Крепостной самостоятельно отвечал за свои преступления в суде.

Помещик обладал в пределах имения определенной административной властью, как обладали ей в то же самое время, к примеру, английские лорды, но любое преступление выходящее за рамки административного судилось уже государственным судом, где крепостной выступал как правомочный ответчик.

Крепостные, равно как и другие сословия присягали императору. Лишенные прав объекты собственности не могут быть приведены к присяге, так как не отвечают за свои поступки и не могут принимать на себя никаких обязательств.

Имущество и жизнь крестьянина защищались законом от произвола со стороны господ. Указ 13 июня 1682 г. о возвращении мурзам ранее конфискованных у них поместий и вотчин, прямо указывалось: крестьян не угнетать и не теснить.

Наказания за нарушения этого порядка были весьма суровы. Так 7 июня 1669 г. князь Т. В. Оболенский был посажен в тюрьму за то, что заставлял крестьян работать в воскресенье в своем имении. Вплоть до 1765 г. крестьяне могли жаловаться на помещиков лично царю и императору.

Документы подтверждающие, что такие жалобы были действенны давно введены в научный оборот. Указ Екатерины II часто называют «указом о запрете крестьянам жаловаться на помещиков», но это не так.

Запрещалась лишь прямая жалоба императрице, но жалобы губернатору или наместнику не запрещались и оставались эффективным механизмом контроля.

Несмотря на пик крепостничества, при Екатерине II также постепенно отменялись ограничения на экономическую деятельность крестьян. В результате в ХIХ в. они могли свободно торговать‚ заводить фабрики. Множество крестьян выкупалось и переходило в купеческое сословие.

Именно крепостные крестьяне основали национальный центр хлопчатобумажной промышленности в Иваново-Вознесенске. «Главными торговыми деятелями» нижегородской ярмарки, писал А. де Кюстин в 1839 г. — были крестьяне.

Результаты труда крепостного крестьянина, лежащие за пределами несомой им повинности, принадлежали только ему и не могли быть отчуждены господином.

Право крепостного на семью никогда не оспаривалось. В отличие от раба, крепостной мог вступать в брак, его дети были законны и наследовали его имущество. Жизнь, здоровье и имущество крепостных защищались законом, за преступления в отношения крепостных их господин отвечал перед государственным судом.

Помещик имел в отношении крепостных значительные обременения, не исполнять которые не мог, под угрозой лишения имущества и даже судебного преследования. В случае неурожая помещик был обязан кормить своих крестьян и предоставлять им посевной фонд на следующий год.

В случае пожара, помещик был обязан дать крестьянину лес на новый дом и оказать при необходимости финансовую помощь (приобретение инвентаря и пр.). Документы обязывающие при необходимости оказывать помощь крестьянам, известны еще с середины XVII века.

Крестьяне в России всегда и без каких-либо ограничений охотились в барских лесах и ловили рыбу в реках.

И наконец, крестьянин издавна обладал правом на оружие. Держать дома и использовать на охоте оружие было не просто допустимым, но широко распространенным явлением в русской деревне. Русское крестьянство было тем самым «вооруженным народом», который обретя оружие становится свободным.

Источник: https://AfterShock.news/?q=node/769505

Почему крепостничество в России не признать рабовладением?

Вопрос старый.  Русские историки ведь не отрицают, что крепостные были лишены личной свободы, и стали товаром, их можно было продавать без земли и использовать не для «крестьянских» работ. 

Собственно, почему их называют крепостными? Ведь указы Алексея от 1675 и еще 2 в течение 15 лет, открепили их от земли (прикреплен к земле — этимология). 

Чем «крепостной» русский человек был схож с негром на плантации?

Его можно было продавать «яко скот, чего во всем мире не водится»,  по словам Петра Первого.

  1. До 1808 г. «крепостных» продавали на ярмарках, как и негров
  2. До 1833 г. можно было разлучать семьи, как и у негров в США
  3. До 1841 г. купить «крепостного» мог любой желающий, даже не землевладелец
  4. С 1760 г. хозяин был  судьей «крепостного» и мог отправить того на каторгу или в тюрьму
  5. До 1760 г. хозяин  мог продать «крепостного» в любой момент, после — в случае рекрутского набора вводилось 3-хмесячное ограничение. Рекрутские наборы были раз в 5 лет и  реже.
  6. Еще с 17 в. хозяин мог безнаказанно бить «крепостного», лишь бы не до смерти.  За «до смерти»  была осуждена чуть ли ни  одна Салтычиха, причем  ее «до смерти» было несколько десятков.  Жестокость телесных наказаний ничем не ограничивались, и надо иметь совесть признать — сто ударов кнутом на конюшне это смертная казнь.  Появился эвфемизм «запороть мужика» (почувствуйте разницу с «выпороть«)
  7. Указ от 13 января 1744 г.  дал право приобретения крепостных православного исповедания получали все состоящие на русской службе и имеющие российское подданство иноверцы, в том числе мусульмане и идолопоклонники, за исключением лиц купеческого звания. 

Итак — «крепостных крестьян» в России продавали и меняли на собак, проигрывали в карты и «запарывали на конюшне«,  семьи в «священном церковном браке»  не признавались, их принуждали к не крестьянскому труду, в том числе — женщин использовали для секса, (это было настолько обыденным, что  не считалось изнасилованием даже «великими писателями»,  и сегодня — современными производителями порнофильмов ), и для вскармливания животных (щенков породистых собак). В чем отличие «крепостного крестьянина России» и негра на плантации? 

Плантатор негра кормил,  одевал и давал жилье.   Российский крепостник отнимал результаты труда «крепостного»  без всякой компенсации, но выделял некотрое время для того, чтобы тот мог поработать на себя, крепостной сам добывал еду себе и семье, сам строил себе дом,  (с 1797 Павел I ввел трехдневную барщину — 3 дня на барина, 3 дня на себя, выходной — воскресенье).  

«Крепостной» мог иметь дом и скот.  Если барин продавал его на завод, он теоретически мог продать собственность и получить деньги.  Хотя оснований , чтобы говорить, что раб-негр не мог бы построить хижину , а потом продать ее другому негру и купить ослика — нет.  Негр Джим у Марка Твена рассказывает про своего жуликоватого  собрата-раба, который создал «банк», собрал деньги у рабов, а потом сказал, что «банк лопнул». Но главное отличие — именно то, которое, по мнению русских историков и патриотов,  «отменяет» рабство в России — 

«крепостной»  платил подати в казну. Он был в тягловом сословии.

...в законодательстве первой половины XVIII в. о крепостных крестьянах более пробелов и недомолвок, чем ясных и точных определений. Эти недомолвки и пробелы и дали возможность установиться взгляду на крестьянина, как на полную собственность владельца. К половине XVIII в. такой взгляд был уже вполне готов и его усвояют правительственные лица.

В наказе одного правительственного учреждения депутату в комиссию 1767 г. мы встречаем заявление желания, чтобы был установлен закон, как поступать с помещиком, от побоев которого причиняется смерть крестьянину. Это желание поражает своею странностью: каким образом могли забыть закон XVII в.

, который точно разрешал этот случай? Помещик по Уложению, от истязаний которого умрет крестьянин, сам подвергался смертной казни, а осиротелая семья крестьянина обеспечивалась из имущества убийцы. Екатерина в своем «Наказе» выразила желание, чтобы законодательство сделало нечто полезное и «для собственного рабов имущества».

Каким образом могла прийти Екатерине мысль, что крепостной крестьянин есть раб, когда она знала, что этот крестьянин нес государственное тягло, а рабы не подлежат тяглу?

Это историк  Ключевский. Искренне удивляется, почему эта немка-царица не поймет такой простой вещи: «Если он платит налоги — значит уже не раб!»  

Рабства в России не было!

Не знаю как вас, а меня такая логика несколько ошарашивает. Мне кажется, что это скорее двойное рабство, двойное угнетение. 

Представьте себе картину : «1863 год. Вашингтон.  Авраам Линкольн берет перо, перечеркивает «свободны отныне и навсегда», и пишет «будут платить налоги и служить пожизненно в армии — отныне и навсегда».  Посыпает лист песочком, и говорит  жене: «Мэри,  поздравь меня, я отменил рабство в США!» 

Романовы сделали именно это,  но в другой последовательности. Они получили  страну с нормальным крепостным правом, с крепостными, с  податным сословием крестьян, а затем, по-тихому, ввели их в рабское состояние, не отменив обязанности платить подати и умирать за них на войнах.

апВ 1700-каком-то году иностранец, католик по фамилии Казанова, писал, что купил в Петербурге малолетнюю девочку-крестьянку, русскую и православную, купил для секса, с «документами».Что такое рабство и раб?Раб — это несвободный человек, имеющий хозяина, который может его продать.

А рабство и рабовладение — это такая система, где эта торговая операция (работорговля) не является криминальной .

Крепостное право — мягкая форма рабства, где законы ограничивали продажи и произвол хозяина в отношении рабов определенными рамками, а именно — крепостного можно продавать только вместе с семьей, с земельным участком и использовать только для сельскохозяйственных работ.

Из-за этого центральное правительство считало возможным облагать крепостных податями.Система, которая сложилась в РИ в 18 веке, никак вписывается в данное определение крепостного права. Увы, мы видим не «второе издание крепостничества» (Энгельс), а «второе издание античного рабовладения».

Судя по всему, дело как раз в Энгельсах, точнее в его предшественниках, западноевропейских ученых-историков и обществоведов, которые ввели понятие «формаций» общества. Красивая теория: первобытные-рабовладение-феодализм-капитализм, а потом бородатые немцы добавили +социализм-коммунизм.

Обычная история — красота этой теории в последовательном и поступательном развитии, от простого к сложному, от плохого к хорошему. В схему никак не вписывается деградация крепостничества в России до порядков времен Нерона.

И ученые вбивают реальность в рамки выдуманных схем — это не рабство и все. А потому — давайте разберемся — что же такое рабство? а чо разбирааться ? Раб — это несвободный человек, имеющий хозяина, который может его продать.

Так рабство или нет?

Рабство в квадрате

35(23.8%)

Нет. В России рабства не было

33(22.4%)

Я бы и сегодня прикупил мужичка или бабенку для личного пользования

21(14.3%)

Потихоньку избавимся от вложенного в школах пропагандистского дерьма, а там глядишь и составители энциклопедий найдут в себе смелость написать не лицемерное : «Крепостное право — вид зависимости человека», а нормально и честно, как в остальном мире: «Serfdom is а modified slavery…»

Источник: https://ru-history.livejournal.com/3482318.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector