«черные лебеди»: какие события в истории россии можно так назвать

«Черные лебеди»: какие события в истории России можно так назвать

Неустойчивое состояние мировой экономики обозначилось, в немалой степени, на уровне экономической психологии, характеризующейся нагнетанием негативных ожиданий. Отсутствие реализации в 2016 году многих кризисных точек и малое количество форс-мажоров экономического плана никак не способствовало формированию настроений глобального экономического оптимизма.

«Черные лебеди»: какие события в истории России можно так назвать© Наталья Волкова / Фотобанк Лори

Показателем психологического нездоровья в мировой экономике является и участившееся обсуждение темы «черных лебедей».

Сама теория «черных лебедей» как инструментов системных изменений в экономике и политике выглядит спорно, особенно с точки зрения критерия «неожиданности» и рационалистичности последующих объяснений.

Но ключевым является аспект системности изменений вследствие появления «лебедя» и его роли в разрушении традиционных рамок развития.

Интерес к теме «черных лебедей» отражает если не мнение, то ощущение, что мировая экономика не может выйти на новый уровень развития без известной доли катастрофизма, в результате которого могут оказаться «обнулены» важные составляющие (например, система долговых обязательств) глобального финансового капитализма.

«Черный лебедь», даже если принять трактовку автора понятия Нассима Талеба, событие, безусловно, системно катастрофическое, а потому — сравнительно редкое по определению. А главное, — имеющее долгосрочное системное влияние, которое будет, безусловно, усиливаться глобальным характером современных экономических, прежде всего, финансовых связей.

Полноценный «черный лебедь» — это внезапное событие, которое и правда никто не ждал или не мог себе представить его последствий.

Например, никто не мог себе представить последствий массированного ввоза золота в Европу из Нового Света, того, что получило название «революция цен», хотя в Америку ехали именно за золотом.

Но «черным лебедем» не может быть событие, которого все ждут годами, утверждают, что готовятся к нему, но когда эта ситуация возникает — оказываются беспомощными. Это — нечто другое.

Стоит перечислить то, что «черным лебедем» быть не может:

  • «Черным лебедем» не может стать ни банкротство «Дойче банка», о котором говорят уже больше двух лет, особенно учитывая, что уже примерно понятны и его последствия. Ровно также «черным лебедем» не будет и, вероятно, существенно более опасная череда банкротств финансовых институтов в Италии и Франции. Ибо эти процессы лежат в русле общего тренда — утраты европейской финансовой системой своей самостоятельности, хотя и менее предсказуемы по последствиям.
  • «Черным лебедем» не может быть политический распад Италии, который в вялотекущем режиме продолжается уже не менее 15 лет и который с большими усилиями удавалось свести к федерализации. Тем более, что никаких системных последствий эти процессы иметь не будут, если только не считать возможную, причем в перспективе 5-8 лет, перестройку системы экономических, прежде всего, отношений в центральном Средиземноморье.
  • «Черным лебедем» уж никак не мог быть BREXIT и его последствия, как в силу того, что такое развитие событий было одним из прогнозируемых вариантов, так и по причине отсутствия форс-мажорности. А главное, — при всей пропагандистской значимости BREXITа, он просто не может привести к слому или даже к существенной перестройке какой-то значимой геоэкономической системы: даже кризис Евросоюза непосредственно с BREXIT связывается мало. Скорее это признак кризиса британской государственности в той постимперской форме, в которой она существовала после 1956 года.
  • Реализация технологии «блокчейн» для мировой банковской системы также не является потенциальным «черным лебедем», хотя, вероятно, последствия будут весьма значительными.  Трансформация — и качественная сегрегация — банков продолжается уже около 20 лет. Вопрос в том, что банковская система, особенно в Европе и России, не услышала «звонка» кризиса 2008 года, но отнюдь не в том, что последствия внедрения в финансовый оборот безбанковских (фактически — постбанковских) коммуникационных технологий не были предсказаны. Предсказаны они как раз были.
  • Не было «черным лебедем» и падение цен на нефть и энергоносители в результате вброса на рынок «сланцевой» нефти. Этот кризис был скорее связан с неумением просчитать последствия «кумулятивного эффекта инвестиций» во вполне прозрачном сегменте сырьевого сектора. Несмотря на то, что сама возможность вывода на рынок больших объемов сланцевой нефти была предсказана задолго до ценового кризиса. Отрасль не столкнулась ни с каким принципиальным изменением технологического цикла, но на рынок — причем в условиях сжатия финансово-спекулятивной массы — был выброшен новый «товар», обладающий иными ценовыми рамками.

Даже развитие военно-силовой ситуации в Восточной Азии между Китаем и США и их сателлитами не может рассматриваться как полноценный «черный лебедь». «Черный лебедь» не может развиваться уже больше десятилетия (отправной точкой можно считать апрель 2001 г.

, когда в результате столкновения с американским разведывательным самолетом разбился китайский истребитель и погиб пилот) и обрастать глобально значимыми институтами. «Черный лебедь» — инструмент деинституционализации, а не институционализации.

  Мы столкнулись с обычным геополитическим процессом, причем среднесрочным, в иные моменты — вялотекущим, который имеет своей перспективной целью перестройку системы экономических и политических связей. Но никак не взрывной слом сложившихся моделей экономических и политических отношений.

Реальным «черным лебедем» для мировой экономической системы может стать введение «параллельного доллара» или даже, возможно, двух систем условно «долларового» оборота.

Шансы на это невысоки, но с победой Дональда Трампа они несколько возросли — дилемма свобода торговли или развитие американской экономики может начать решаться Трампом без оглядки на прошлые обязательства. Это будет полноценный долгосрочный форс-мажор, который действительно можно будет назвать глобальным «черным лебедем».

Он и правда может стать и ключом к глубокой перестройке мировой экономике, и инструментом такой перестройки. Но какова реальная вероятность такого события?

Другим потенциальным «черным лебедем» может стать долгосрочный — более 12-16 часов — сбой в системе финансовых коммуникаций на базе Интернета, который затронет два и более финансово значимых региона (например, Восточную Азию и западное побережье США). Это поставит под вопрос стратегическую надежность существующей системы финансовых коммуникаций. Вот тогда и выявятся все основные «разрывы глобальной ликвидности», которые нельзя будет закрыть только за счет электронных манипуляций.

Наконец «черным лебедем» может стать кризис американской государственности в случае распада целостности институтов власти в США. Некоторые предпосылки к этому имеются, однако пока политическая система США проявила изрядную устойчивость, несмотря на весьма нетривиальную ситуацию, связанную с избранием Трампа президентом США и возникновением в результате политической турбулентности.

Но сколько подобных примеров мы сможем назвать в дополнение к уже обозначенным? Даже если уходить в сугубо маловероятные сценарии, то их наберется крайне немного.

 И остается вопрос, насколько у глобального экономического (и, в меньшей степени, политического) класса имеется ресурс для того, чтобы запустить такого рода изменения.

Вообще надо исходить из того, что степень прозрачности глобальных экономических процессов сильно увеличилась по сравнению не только с XVIII, но даже и с XX веком.

Значит, не в «черных лебедях» дело. Вернее, не только в них.

«Черные лебеди»: какие события в истории России можно так назвать Дмитрий Евстафьев, политолог, кандидат политических наук, профессор НИУ ВШЭ

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

Подписывайтесь на канал «Инвест-Форсайта» в «Яндекс.Дзене»
Подписывайтесь на наши телеграм-каналы «Стартапы и технологии» и «Новые инвестиции»

Источник: https://www.if24.ru/chernye-lebedi-fantom-ili-prorochestvo/

«Черные лебеди»: чего ждать от политических неожиданностей 2016-го

Среди главных итогов прошедшего года – «черные лебеди», события и ситуации, которые невозможно просчитать.

Этот термин ввел американский экономист Нассим Талеб, который занимался изучением случайностей, то есть таких событий, к которым не располагали объективные и логические предпосылки, но которые все же произошли и, более того, имели серьезные последствия.

Теория «черных лебедей» Нассима Талеба показывает, что ученые, политики и финансисты переоценивают возможности своего интеллектуального инструментария, а вместе с тем – и потенциал прогнозирования событий. Уверенность человечества в собственных знаниях опережает сами знания и порождает феномен сверхуверенности.

2016 год принес много неожиданностей: от Брекзита до избрания Дональда Трампа, от теракта в Ницце до теракта в Берлине, от трагедии в Алеппо до убийства российского посла и трагедии с самолетом Ту-154 в Сочи. Казалось, что это был год так называемых «черных лебедей».

–​ Сегодня мы как раз попытаемся воспроизвести вертикальную структуру экспертократии, потому что у нас сегодня в студии два эксперта – это Екатерина Шульман, доцент Института общественных наук Российской Академии народного хозяйства и госслужбы, и журналист Борис Грозовский.

Если возвращаться к теме «черных лебедей», непредсказуемости: Вы могли предсказать многое из того, что произошло в 2016 году – тот же Брекзит, выборы Трампа?

Шульман: От политологов чаще всего ждут прогнозов, а между тем, в пророческой деятельности всегда есть очень значительный элемент шарлатанства. Надо не предсказывать события, а рассматривать тенденции.

Идея «черных лебедей» мне представляется сомнительной. Под «черным лебедем» подразумевается некое непредсказуемое событие, которое меняет ход вещей. Если мы посмотрим на события, которые действительно меняют ход вещей, выяснится, что они были подготовлены теми тенденциями, в рамках которых они, собственно, и случились.

–​ Тогда давайте говорить о тех больших трендах, которые, вероятно, проявились при помощи этих событий, непредсказуемых для многих политологов и аналитиков. Нет ли такого ощущения, что гораздо выше волатильность и гораздо ниже предсказуемость всего происходящего в мире? Мы сейчас глядим в 2017-й с большим количеством вопросительных знаков, чем обычно.

Грозовский:Я тоже не поклонник Нассима Талеба, мне кажется, что это немножко шарлатанская теория. Правда в том, что мы действительно знаем намного меньше, чем нам хотелось бы, и наша прогностическая способность намного ниже, чем нам хотелось бы.

В экономике она выше, но здесь ничего неожиданного не произошло и в прошлом году, кризис не был неожиданным явлением. А политика для меня, конечно, большая загадка. Среди экспертов, которых я читал перед выборами в Штатах, наверное, процента два всерьез относились к сценарию победы Трампа.

Многие люди очень сильно не угадали.

–​ Проблема, мне кажется, не только в Трампе, но и вообще в очень большом количестве явлений, которые люди не могли предсказать.

«Черные лебеди»: какие события в истории России можно так назвать

Екатерина Шульман

Шульман:

Источник: https://ru.krymr.com/a/28208511.html

Нассим Талеб: Обратить беспорядок во благо

«Черные лебеди»: какие события в истории России можно так назвать

За несколько лет до кризиса я предложил термин «черный лебедь» для обозначения непредвиденного события с важными последствиями. Мы не ждем этих черных лебедей, но если они появляются, то полностью меняют наш мир. Таковы Первая мировая война, 11 сентября 2011 г., распространение интернета, успех Google.

Практически все судьбоносные события – что в экономике, что в истории человечества – это черные лебеди, ведь заурядные явления в долгосрочной перспективе не влекут за собой значимых последствий.

Оглядываясь назад, люди убеждают себя, что каким-то образом предвидели эти события; благодаря этому они самонадеянно продолжают делать прогнозы. Но наши методы прогнозирования и управления рисками не позволяют поймать черного лебедя.

На самом деле доверие к этим методам лишь усиливает вероятность того, что мы по-прежнему будем рисковать, не располагая информацией и подвергая себя опасности.

Некоторые люди ошибочно полагают, что я выступаю за более совершенные методы прогнозирования, которые смогут предсказывать появление черных лебедей.

Другие спрашивают, не пора ли сушить весла: если мы не в состоянии измерить риски и предсказать кризис, нам ничего другого не остается.

Ответ прост: нам следует создать такие институты, которые не рухнут при появлении черного лебедя или даже выиграют от столкновения с ним.

Неустойчивость или хрупкость – это свойство вещей, чувствительных к волатильности (изменчивости). Возьмем, к примеру, кофейную чашку на рабочем столе: ей нужен покой и стабильность, потому что в случае непредвиденных событий она скорее пострадает, чем выиграет. Следовательно, противоположным качеством будет вовсе не надежность, выносливость или жизнеспособность.

Чтобы противостоять черному лебедю, нам требуется способность обращать себе во благо волатильность, изменчивость, стресс и беспорядок. Предлагаю назвать это качество «антихрупкостью» (допускаю, что термин этот не слишком элегантен).

Единственным выражением, отдаленно передающим смысл антихрупкости, является термин «длинная гамма», которым пользуются трейдеры, чтобы обозначить деривативы, растущие при волатильности на рынке.

Важно то, что и хрупкость, и антихрупкость можно измерить.

На практике антихрупкость означает, что перед лицом нестабильности оба сектора экономики – как частный, так и государственный – развиваются и процветают. Осознав, как работает механизм антихрупкости, мы сможем принимать верные решения, не обманывая себя тем, что способны предсказывать грядущие перемены. Мы сможем ориентироваться в незнакомой ситуации, не имея о ней ясного представления.

Прилагаю пять правил, которые позволят придать социальной и экономической жизни антихрупкость.

Правило 1. Экономика – это кошка, а не стиральная машина.

Мы жертвы заблуждения, доставшегося в наследство от эпохи Просвещения. Мы считаем, что мир – это сложный механизм, управляемый учеными и доступный пониманию, как хрестоматийная задача по механике.

Другими словами, мир представляется нам неким электроприбором, а не организмом.

Если бы все обстояло так, как нам кажется, созданные нами институты не смогли бы оздоровляться сами и нуждались бы в людях, которые исправляли бы неполадки и заботились бы о безопасности. Институты не смогли бы существовать самостоятельно.

Читайте также:  Какие были самые унизительные казни на руси

Напротив, органические системы отличаются антихрупкостью: для развития они нуждаются в определенной дозе беспорядка. Без привычной нагрузки кости становятся ломкими. Отрицание антихрупкости живых организмов и сложных систем – ошибка, которая дорого обходится современному человеку.

Подавление естественных колебаний скрывает реально существующие проблемы, но не решает их, и, даже если взрыв удается оттянуть, прогремит он гораздо сильнее.

Все равно что складывать горючие материалы на лесной подстилке, пока нет лесных пожаров: в отсутствие стрессогенных факторов проблем не видно, но в конечном итоге ущерб может достичь катастрофических масштабов.

Тем не менее наши денежно-кредитные власти стремятся к максимальной стабильности и даже пытаются противостоять экономическим циклам. «Нам не нужны бумы и спады», – сказал как-то лидер лейбористской партии Великобритании Гордон Браун.

Этой политики придерживался и Алан Гринспэн, экс-председатель ФРС США, который стремился сгладить острые углы, управляя экономикой в ручном режиме, и довел ее до нынешнего хаотического состояния.

Гринспэн пытался преодолеть циклические колебания в экономике за счет вливания в нее дешевых денег, что в конечном итоге привело к гигантской скрытой задолженности и пузырю на рынке недвижимости.

На этом фронте у нас наметились кое-какие перемены к лучшему – увы, больше в Британии, чем в США: председатель Банка Англии Мервин Кинг заявил, что центробанки не должны вмешиваться в экономику – за исключением тех случаев, когда ей действительно очень плохо.

Антихрупкость вовсе не означает, что государству вообще нельзя вмешиваться в экономику. Но если государство слишком много ресурсов потратит на стимулирование экономики, то окажется бессильным перед лицом более масштабных проблем – например, стихийных бедствий.

Поэтому в сложных системах вмешательство государства должно сводиться к самым неотложным задачам. Государство – это хирург в реанимации, а не сиделка, ухаживающая за пациентом и пичкающая его лекарствами.

Ему следует отрабатывать методику хирургического вмешательства.

Правило 2. Выбирайте тех, кто учится на ошибках, а не тех, чьи ошибки могут обрушить систему

Некоторые секторы экономики и политические системы лучше других справляются со стрессом. Авиационная промышленность после каждой катастрофы принимает меры по повышению безопасности полетов. Трагедия заставляет искать возможные причины аварии и устранять обнаруженные неполадки.

То же самое происходит в ресторанном бизнесе, где качество пищи напрямую зависит от процента неудач: одни кафе разоряются, когда клиенты недовольны, другие начинают лучше готовить.

Без высокого процента отбраковки в ресторанном бизнесе вам пришлось бы довольствоваться заведениями советского образца.

Таким отраслям свойственна антихрупкость: гибель слабых компаний не напрасна, хрупкость отдельных компонентов только во благо общему делу. Развитие этих отраслей напоминает эволюцию в природном мире, в котором действует механизм естественного отбора.

Наоборот, каждое банковское банкротство ослабляет финансовую систему, которая сегодня безнадежно хрупка: ошибки одного банка представляют угрозу для всех. Реформа банковской системы исключит систематические риски и уничтожит эффект домино. Для начала было бы неплохо сократить объем заимствований, снизить долговую нагрузку и перейти к акционерному финансированию.

Фирма с большими долгами не имеет права на ошибку; ей следует быть крайне осторожной, оценивая будущую выручку. Если одна фирма с большой долговой нагрузкой оказывается не в состоянии выполнить обязательства, прочие заемщики, нуждающиеся в реструктуризации долга, сталкиваются с тем, что испуганные заимодавцы не желают увеличивать объем кредитов.

Отдельные неудачи на кредитном рынке влияют на всю систему.

Однако для компании с акционерным финансированием снижение прибыли не страшно. В 2000 г. лопнул интернет-пузырь. Поскольку технологические компании финансировались в основном за счет акционерного капитала, а не долга, их банкротство на экономике не отразилось. А неудачи только закалили технологический сектор.

Правило 3. Меньше – значит лучше и эффективнее.

Аналитики и чиновники твердят об эффекте масштаба. Они уверены, что увеличение масштабов производства позволяет сократить расходы. Но эффективность огромного предприятия весьма сомнительна.

При всех своих преимуществах большие предприятия имеют множество недостатков: сам их размер повышает риск больших убытков. Проекты стоимостью в $100 млн кажутся оправданными, но они гораздо чаще выходят за рамки запланированного бюджета, чем, скажем, проекты в $10 млн.

Большие размеры, превышающие определенный порог, порождают хрупкость и могут полностью свести на нет эффект масштаба. Объяснить, почему большие вещи часто оказываются хрупкими, легче всего на примере мыши и слона.

Стоит слону упасть, как он ломает ноги, а мышь остается целой и невредимой, упав с высоты, в несколько раз превышающей ее рост. Вот почему мышей очень много, а слонов – мало.

Поэтому, чтобы усилить систему, следует распределить проекты и принятие решений среди возможно большего числа подразделений. Я считаю, что децентрализация правительства могла бы привести к сокращению бюджетного дефицита.

Значительная часть дефицита проистекает из неправильной оценки стоимости проектов, и наиболее серьезные ошибки допускают большие правительства с выстроенной вертикалью власти.

Сравните успехи Швейцарии, где решения принимаются кантонами, с провалом авторитарных режимов в СССР, Ираке и Сирии.

Правило 4. Метод проб и ошибок превыше науки.

Антихрупкость говорит о склонности ко всему случайному и неопределенному, что означает способность учиться на ошибках.

Метод тыка у западных изобретателей всегда играл более важную роль, чем плановые научные изыскания.

И в самом деле, прорывы в теоретической науке чаще всего происходили, когда люди искали новые технические решения. Вспомним великих компьютерщиков, исключенных в свое время из университета.

Я имею в виду вовсе не всякую ошибку и не всякий опыт. Для достижения антихрупкости требуется, чтобы вероятная цена ошибки была низкой, а вероятный выигрыш – большим. Асимметрия между позитивными и негативными результатами позволяет извлекать пользу из беспорядка и неопределенности.

Возможно, из-за успеха Манхэттенского проекта и космической программы мы склонны переоценивать роль ученых в технологическом прогрессе. Ученые и исследователи пишут книги и оформляют документы; инженеры и прочие технари их не пишут, а потому мы о них не знаем.

Британия обязана лидерством в промышленной революции технарям-самоучкам, подарившим человечеству чугун, паровой двигатель и текстильные фабрики. Великие британские ученые на самом деле были не академиками, а дилетантами-любителями: Чарльз Дарвин, Генри Кавендиш, Уильям Парсонс и преподобный Томас Байес.

Великобритания утратила былое величие, когда изменила модель, назначив бюрократов руководить развитием науки.

Америка переняла первую модель. И кибернетика, и формулы ценообразования для деривативов были придуманы специалистами-практиками, которые действовали методом проб и ошибок, постоянно сверяясь с реальностью.

Пора осознать, что между объемом формального образования и количеством эмпирических исследований в любой культуре существует обратно пропорциональная зависимость.

Инноваторы не нуждаются в инструкторах-теоретиках: не станем же мы учить птиц, как летать.

Правило 5. Тот, кто принимает решение, должен нести риск.

Никогда еще в истории человечества командные посты не были столь часто занимаемы людьми, которые сами ничем не рискуют. Но раз при капитализме существуют бонусы, пусть будут и соразмерные антибонусы.

В бизнесе все просто: менеджеры должны вернуть компенсацию в случае банкротства вверенной им компании. Тех, кто намеренно умалчивал о проблемах, нужно еще и штрафовать.

В Древнем Риме инженеры ложились спать под мостами, которые строились под их руководством.

Наша система слишком сложна и оттого непрозрачна: регуляторы никогда не будут знать про риски больше инженера, который скроет, что перед лицом непредвиденных обстоятельств могут возникнуть осложнения, а если что-то случится, выйдет сухим из воды. Правило 5 уберегло бы нас от последствий банковского кризиса, когда банкиры, перегрузившие баланс маловероятными рисками, набрали бонусов в годы затишья, а затем переложили убытки на плечи налогоплательщиков, придержав свои компенсации.

Перечисленные выше правила – наиболее очевидные выводы, проистекающие из правильно понятого понятия антихрупкости. Но значение этого понятия выходит за рамки социальной экономики: антихрупкость – свойство жизни в целом.

Наделенные этим качеством вещи только растут и крепчают от невзгод. И эта динамика прослеживается не только в экономике, но и в любой области – от кулинарии, урбанизации и юридических систем до существования человека как вида.

Все знают о том, что такие стрессогенные факторы, как усиленные тренировки, положительно влияют на самочувствие. Однако люди редко задумываются над тем, что это правило применимо к другим областям нашей жизни – как телесной, так и духовной.

Оказывается, время от времени полезно голодать, лишать себя белковой пищи, подвергать организм физическим перегрузкам и температурным перепадам. В газетах часто пишут о посттравматическом синдроме, но все молчат о посттравматическом росте.

Прогулки по ровной дороге в удобной обуви вредны для опорно-двигательного аппарата: для поддержания тонуса лучше ходить по поверхности с изменчивым рельефом.

Современные люди одержимы комфортом и внешней стабильностью. Но привычка к комфорту и стремление к стабильности вредят нашим душам и телам точно так же, как навредил Гринспэн американской экономике. Пора научиться обращать беспорядок себе во благо. WSJ, 16.11.2012, Анна Разинцева

Автор – бывший трейдер, профессор Нью-Йоркского университета

Текст представляет собой выдержку из новой книги Нассима Талеба Antifragile: Things That Gain From Disorder

Источник: https://www.vedomosti.ru/opinion/articles/2012/12/05/obratit_besporyadok_vo_blago

Что это за понятие "Черный лебедь" ?

Мы как то с вами обсуждали МЕМЫ В ИНТЕРНЕТЕ, а сейчас мы поговорим о более серьезном устоявшемся уже понятии.

Термин «Черный лебедь» обозначает определенные критические события, которые невозможно предсказать, но которые, тем не менее, коренным образом меняют ход истории. Черные лебеди могут представлять собой как позитивные явления (например, появление интернета), так и негативные (приход к власти Адольфа Гитлера).

Так же «Чёрный лебедь» известен как латинское выражение — старейшая известная цитата принадлежит перу древнеримского поэта-сатирика Ювенала, — «редкая птица на земле подобна черному лебедю» (лат. rara avis in terris nigroque simillima cygno)

Термин «черный лебедь» прочно укрепился в сознании нашего общества после выхода в свет книги Нассима Талеба «Черный лебедь. Под знаком непредсказуемости».

 Хотя эта метафора известна в философии довольно давно, именно Талеб стал использовать её для обозначения редких и неожиданных событий со значительными последствиями.

При этом «чёрные лебеди» могут быть не только негативными событиями, но и представлять собой непрогнозируемые «удачи»

Давайте узнаем подробнее про все это …

В Средние века само предположение о существовании в природе черного лебедя выглядело настолько абсурдным, что стало метафорой чего-то абсолютно невозможного.

 До 1697 года считалось, что лебеди бывают только белыми, однако голландская экспедиция, которую возглавлял Виллем де Вламинк, обнаружила в Западной Австралии популяцию черных лебедей. Теперь черный лебедь изображен на флаге Северной Австралии.

 Обнаружение первого черного лебедя было большой неожиданностью для орнитологов.

Нассим Николас Талеб (1960г.р.) – математик, трейдер, бизнесмен и философ, выходец из Ливана, сейчас проживает в США.

Семья Нассима Талеба, исповедующая православие, была депортирована из ливанского города Амиун в 1975 году, после начала гражданской войны.

Предки Талеба в прошлом занимали высокие посты в правительстве Ливана, его отец был врачом — онкологом, занимался антропологическими исследованиями.

Книга «Черный лебедь», вышедшая в 2007 году, была продана более чем в 300 000 экземпляров. Она семнадцать недель держалась в списке бестселлеров “New York Times” и была переведена на 27 языков. В октябре 2009 года по версии журнала «Секрет фирмы», книга возглавила список Топ-5 деловых бестселлеров.

За последние годы человечество пережило череду сильнейших потрясений. Таких, как 11 сентября 2001 года, глобальный финансовый кризис, война в Осетии, на Украине.

Все они, казавшиеся абсолютно невозможными, пока не произошли, теперь представляются нам закономерными. Именно такие непредсказуемые события и предлагает называть Талеб Черными лебедями.

По его авторитетному убеждению, именно такие события оставляют след, как в истории в целом, так и в жизни каждого отдельного человека.

В рамках жизни одного индивидуума, Талеб предлагает провести воображаемый эксперимент: рассмотреть свою жизнь и изучить в ней роль таких непредсказуемых событий с большими последствиями.

Стоит вспомнить момент выбора профессии, встречи спутника жизни, предательства, изгнания из Родины, внезапное обогащение или разорение.

Разве вы могли запланировать эти вещи? Разве часто вы ожидаете такие моменты в своей жизни? Есть такая поговорка: «Хочешь рассмешить Бога — расскажи Богу о своих планах », которая, как раз об этом.

Суть вопроса такова: это не ожидаемое событие, которое предсказать невозможно. В противоположность этому понятию, существует термин Белый лебедь – событие, которое в той или иной степени предсказуемо.

Например, эксперты предсказывают, что будет с нефтью через 20 лет – это Белый лебедь, а вот, сколько она будет стоить через год, предсказать невозможно. Или предсказание о том, что президентом страны станет Медведев или Путин, или даже Прохоров – это предсказуемые ситуации, с той или иной степенью погрешности.

А возможно ли было предсказать заявление Ельцина в канун 2000 года о снятии с себя полномочий президента? Это не прогнозируемая ситуация.

Да, после, она вполне вписалась в логику, но, до – это просто не могло прийти в голову.

Читайте также:  Ангелы и аггелы: какая между ними разница

Смысл Черного лебедя в том, что он, как правило, не подвластен человеку, при том, что он, как иной формат событий на земле (вместе с белым лебедем), полностью является реальной вещью. Черный лебедь имеет место быть.

Человеческая жизнь всегда определялась степенью предсказуемости. Чем более она непредсказуема – тем более она интересна. Конечно, в определенной мере, потому что совсем непредсказуемая жизнь – ужасна.

Но, чем более она становится предсказуемой, тем более скучной. И так по кругу. Это означает, что наша жизнь формируется под влиянием двух течений: белого и черного лебедей.

Белый лебедь дает возможность человеку не упасть в уныние от безысходности, и поэтому он горд собой от умения прогнозировать. Черный же лебедь не оставляет человеку никакого шанса почувствовать себя всемогущим.

И, если убрать одну из этих опор, наша жизнь, которой мы живем, превратится в не что. Мы превратимся либо в животных, либо в богов. А земля, как известно, создана для людей.

Итак, Черного лебедя невозможно предсказать, его нужно понимать и ожидать. Ожидать того, что всегда может произойти неожидаемое.

Финансовые эксперты  раз за разом оказываются беззащитными перед черными лебедями. Ипотечный кризис уничтожил тысячи предприятий и поставил целые страны на колени. Компании должны иметь запасной план, чтобы быть менее хрупкими. Катастрофы, какими невероятными они бы ни казались, должны планироваться. Не как-то специфически, но задаваясь единственно правильным вопросом «а что если?».

По самой своей природе, черные лебеди не могут быть предсказаны, ведь подобные события еще никогда не случались прежде по определению.

Однако можно изучить то, как организации, народы или выжившие в катастрофах справлялись с их последствиями.

Такой анализ может помочь подготовить компании к построению стратегий, помогающих как можно быстрее и с минимальным ущербом снова встать на ноги после чрезвычайных происшествий.

Теория ожидания неожиданного не является пророческой, но она имела широчайший резонанс в истории и философии. Талеб делал множество маленьких ставок на невероятные события и разбогател, т.к. некоторые из них, тем не менее, произошли. Базовые принципы его теории Черного лебедя включают три  основных критерия.

Давайте перечислим их и оценим на примере Биткоина:

1. Событие неожиданно.

До биткойна история не знала валюты, за которой не стояло бы никакой нации и пересылка которой базировалась бы не на доверии. До появления Интернета это вообще было невозможно.

Некоторое время вне узкого сообщества криптологов эта идея была бессмысленной и не находила понимания со стороны правительства и банковских учреждений.

Никому и в голову не приходило контролировать или пытаться остановить Биткойн – его попросту не принимали всерьез. А потом уже стало слишком поздно.

Первый критерий: да.

2. Событие имеет большое влияние.

Источник: https://aldegrase.livejournal.com/815435.html

Гнездо «черных лебедей»

Нассим Талеб, автор модной теории «черных лебедей», обозначил этим понятием влекущие весьма серьезные последствия события, которые, с одной стороны, оказываются неожиданными, а с другой, задним числом выглядят объяснимыми, как если бы они были вполне ожидаемы. В последнее время эти «черные лебеди» полетели в Россию как-то уж очень густо, тут определенно какая-то серия, и причину, наверное, правильнее искать не вовне, а внутри.

В произвольном порядке (тем более что причины событий отстоят от них самих во времени): недопуск российских спортсменов на Олимпиаду; разгром военной группировки с участием россиян в Сирии; кокаиновый скандал в Буэнос-Айресе; «Настя-рыбка».

В последнем случае событие также происходит не в России (коррупция внутри — это, в конце концов, ее внутреннее дело), а в США — в той мере, в какой мемуары «Рыбки» проливают свет на попытки гипотетического вмешательства РФ в их внутреннюю политику.

На первый взгляд это весьма разнородные неудачи, хотя все они так или иначе будут иметь сходные (и даже, в общем, одинаковые) последствия. Но объединяют их еще и нарушение принципов права и выход за рамки собственного суверенитета.

Все спецслужбы мира спокон веку стоят на том, что в исключительных случаях и ради неких высших национальных интересов государство санкционирует их выход за рамки закона. Но это исключение из правила, обставленное жесткими условиями и согласованиями, а не правило.

В России XXI века избирательное правоприменение постепенно переросло в «избирательное правонеприменение», что распространило, по сути, режим спецопераций на частные (по субъектам и по характеру защищаемых интересов) инициативы.

Расширяющиеся масштабы подобной исключительности за какой-то границей исключают действие права как такового.

Но одно дело бедокурить в своем доме, а другое — в чужом. Вседозволенность ради некоего абстрактного (а потому легко подменяемого) блага оказывается свойством именно и только внутреннего режима.

Все перечисленные выше «черные лебеди» прилетели из стран с другим климатом и в ответ на попытки неких, скажем так, государственно-частных «гибридных» партнерств распространить этот режим спецоперации за пределы нашей «суверенной демократии».

«Черный лебедь» в проекте всегда представляется белым и ангелоподобным (хотя в терминологии Талеба неожиданное событие со знаком «+» — тоже «черный лебедь»).

Однако включение Крыма в состав РФ предстает законным лишь с точки зрения самой РФ: другие субъекты международного права просто не могут признать эту спецоперацию законной, не разрушив это самое международное право.

Может, этот «белый» и есть «папа» всех последующих «черных лебедей».

Вот сюрприз: оказывается, иные страны, и их даже большинство, не собираются делать скидку на то, что в России спецоперация стала обыденным делом и наиболее распространенным методом достижения успеха.

И наш чисто внутренний довод, что «все так делают», почему-то никого не убеждает: может, кто-то так и делает в каких-то исключительных случаях, но не как правило и с готовностью ответить за все свои проделки, а не лепетать по-детски, что «нас там не было» и «оно само так сделалось».

Что думает об этих неожиданностях глава государства? Мы не узнали этого из его Послания Федеральному собранию. Какие-то ответы в режиме спецоперации (так называемая обратка), разумеется, будут.

Кому, куда и в какой форме они полетят? Новейшие ракеты тут бесполезны. Притом что «черные лебеди» прилетают вроде бы снаружи, их гнездо находится где-то здесь, внутри.

Это черная дыра произвола, ставшего внутренним законом страны. Но он не работает на экспорт.

Ну и на десерт (это событие не повлечет прямых серьезных последствий, зато добавит штрих в картину): департамент транспорта г. Вашингтона 28 февраля убрал парковочные знаки у российского посольства — они оказались самодельными.

Зато «источники в профильных ведомствах» сообщили правительственному агентству «РИА Новости», что власти России «изучают возможность денонсации Европейской конвенции по правам человека», — и это тоже как-то по-детски обиженно и в духе «нас там не было».

Источник: https://www.novayagazeta.ru/articles/2018/03/11/75768-gnezdo-chernyh-lebedey

Год «Черного лебедя» — Андрей Заостровцев

Прошедший год был годом не какой-то там Лошади, а «Черного лебедя». Более того, он открыл «ящик Пандоры», где этих лебедей тьма-тьмущая. Какой из них и когда вылетит – трудно сказать. Впереди – полная неопределенность.

Кто такие эти «черные лебеди»? К этому образу прибегает знаменитый финансист Нассим Талеб. Используемая в английском метафора «черный лебедь» означает неожиданное событие, которое серьезно переворачивает устоявшийся порядок вещей.

Прошедший год был годом не какой-то там Лошади, а «Черного лебедя». Более того, он открыл «ящик Пандоры», где этих лебедей тьма-тьмущая. Какой из них и когда вылетит – трудно сказать. Впереди – полная неопределенность.

Кто такие эти «черные лебеди»? К этому образу прибегает знаменитый финансист Нассим Талеб, автор книги с одноименным названием.

Используемая в английском метафора «черный лебедь» означает неожиданное событие, которое серьезно переворачивает устоявшийся порядок вещей. В том числе и социальные порядки. Революции, войны, глобальные кризисы типа Великой депрессии и т.п.

Талеб убедительно доказывает, что история, как нам и без него известно, «не тротуар Невского проспекта», а продукт вот этих самых «черных лебедей».

В истории случаются только невероятные события. Особенно в истории России, где настоящее гнездо этих самых «лебедей». Я смотрю на фотографию моей прабабушки где-то накануне Первой мировой войны. Вполне благополучная, самоуверенная буржуазная дама.

Если бы я обладал машиной времени и прибыл к ней в тот год, она сочла бы мои рассказы о будущем бредом сумасшедшего.

Например, тот факт, что она умрет от голода в Санкт-Петербурге (который будет носить в своем названии кличку неизвестного в то время вождя большевиков – маленькой экстремистской группировки) в 1942 году. 

В 2014 году одержимый неутолимой жаждой вписать свое имя в мировую историю президент России стал подлинно народным президентом: заложенные в русском народе дух экспансии и жажда сверхдержавного реваншизма воплотились во взятие Крыма, события в так называемой Новороссии (Юго-Восточной Украине). Мировой порядок, сложившийся после Второй мировой войны, в одночасье рухнул, открыв дорогу будущему хаосу. Что из него родится – новый мир или новая глобальная война – не знает никто. Однако уже сейчас можно подвести первые итоги.

Вот и стали мы на год бедней…

Первые статистические данные за прошедший год появятся только в феврале. Поэтому в эти новогодние праздники не будем затуманивать и без того не очень желающие трудиться головы цифрами, а просто обратимся к очевидным вещам.

Во-первых, все, чем мы владели, и все, что мы получали, обесценилось в два раза (или почти в два раза).

Квартиры в долларах и евро, дачи с земельными участками, вклады в банках (рублевые), текущие доходы, зарплаты, пенсии.

На досуге каждый может составить для себя такую табличку: что это было год назад в инвалюте, и что это стоит сейчас в той же инвалюте. И суммировать разности по всем пунктам. 

Потери эти реальны, а не виртуальны. Допустим, вы располагаете второй петербургской квартирой. Год назад ее цена была, скажем, 100 тыс. евро. Ныне – 50-60. Таким образом, продав квартиру год назад, вы поимели бы лишние 40-50 тыс. евро, по сравнению с выручкой, на которую можете рассчитывать сегодня. На эту разность можно было бы приобрести кучу добра, что в России, что за рубежом.  

И пусть вы никакого отношения не имеете к загранице (даже в короткие турпоездки не ездите), но знайте: рубль имеет ценность, пока он конвертируется в другие валюты по рыночному курсу.

Если власть (что довольно вероятно) до конца 2015 г.

отменит конвертируемость рубля или как-то ее ограничит, например, устав от оглушающих результатов свободного рынка в условиях экономической блокады, то он действительно превратится в то, чем наши патриоты называют доллар. 

Во-вторых, цены. Даже по самым скромным официальным признаниям вышли мы в 2014 г. по индексу потребительских цен на 11,5% роста. Инфляция снова двухзначная. А что впереди? Зима, когда исчезнут остатки импортных продуктов. Вот тут недавно сам оливки схватил в запас: сообразил, что Испания, а это нам запрещено. Доктор нам голодную диету прописал. 

В-третьих, за прошедший год мы окончательно потеряли самое главное: какую-никакую путинскую стабильность. Ту самую, которая до его второго пришествия в 2012 г. и даже до марта 2014 г.

служила важнейшей составляющей социального контракта с государством или, если угодно, с государем. Я вам – устойчивое благосостояние где-то на уровне Восточной Европы (а в крупных городах – так и выше), а вы мне – карт-бланш на политику.

Теперь же просто невозможно планировать будущее (крупные покупки, сбережения и т.п.). 

Кстати, этого почему-то никто не заметил, но вместе с курсом рубля и высокой инфляцией окончательно рухнула и без того добиваемая накопительная пенсионная система. Что там у вас осталось от накопленных средств на «обеспеченную» старость в «закромах Родины»? И что останется после инфляции-2015?

Духовные скрепки

Кто только не изгалялся над нашим новоязом! Как только прозвучали с высоких трибун слова про «духовные скрепы», остряки стали называть их «духовными скрипами». А недавно профессор московской «вышки» на страницах «Новой газеты» написал, что у него этот термин вызывает прочную ассоциацию со степлером.

У меня тоже есть ассоциация, только не со степлером, а с замысловатыми цепочками скрепок. Много лет назад на кафедре экономической теории лаборантка, как и все существа данной профессии, пухла от безделья на рабочем месте и составляла из скрепок любопытные гирлянды, которые развешивала на настольных лампах.

Читайте также:  Зачем на руси знахарка перед свадьбой собирала пот невесты

Однако смех смехом, а народ и власть сегодня действительно едины как никогда ранее.

При брежневском социализме коммунистические лозунги уже изрядно поистрепались, а поэтому подключение штепселя от холодильника в розетку от радиоточки приносило небольшой эффект. Больше пропаганды – больше поводов для анекдотов.

Нынешняя пропаганда не зовет строить коммунизм, а зовет спасать «Русский мир».

Где он заканчивается, да и что это такое – толком никто не знает, но все равно, спасать надо! А то НАТО подло куда-то там прокрадется и, наверное, у дяди Вани обшарпанный «опель» с его шести соток уведет. Страшно, аж жуть!

И вот люди готовы в едином мазохистском порыве одобрить самосанкции (те, что почему-то названы ответными). По опросу «Левада-центра» в середине октября 29% определенно положительно к ним относились, а еще 44% – скорее положительно. И лишь 2% определенно отрицательно.

Между прочим, попадая в эти 2% в России, я, возможно, через день-другой окажусь в тех самых 29%. Дело в том, что пишу эту статью в Литве после посещения «Норфы» (это сеть магазинов здесь такая). Так вот там еще хватает сыра с этикетками на русском языке и продается он с большими скидками.

Спасибо партии за это! Хоть где-то от России есть какая-то польза.

У экономистов есть такая излюбленная кривая в виде гиперболы. Называется она кривая безразличия и показывает одинаковый уровень полезности при изменении выбора между двумя благами. Допустим, потерю потребления семи яблок в неделю человеку полностью компенсируют дополнительные три апельсина. И в итоге степень его удовлетворенности остается той же. 

Однако необязательно ограничиваться столь примитивным набором благ.

На одной оси мы можем поместить материальную обеспеченность в целом, а на другой – удовлетворение от широкой поступи державы (условно назовем это благо ЗКН – «зато Крым наш»).

 На каждую единицу потери материальной обеспеченности должно приходиться столько-то единиц прироста ЗКН. Для сохранения баланса. Так что Кремлю отступать некуда.

Вспоминаю свое участие в передаче кабельного телеканала ВОТ с депутатом питерского ЗакСа Максимом Резником. Он вместе с немногими другими депутатами не поддержал резолюции о Крыме.

И вот после того, как мы совместными усилиями рассказали, чем грозят России такие обретения, звонок в студию. Пенсионерка, блокадница, орден «За оборону Ленинграда». Похоже, что не фейк.

Возмущенный голос: «Да я готова за Крым полпенсии отдать!». 

Пенсии у таких людей меньше 30 тыс. в месяц не бывают (тогда, весной, это около $1 тыс.). Следовательно, 500 баксов в месяц за Крым. Если собрать представительную выборку сограждан и задать один и тот же вопрос: «Сколько вам не обидно потерять ради очередного покорения Крыма?», то может из этого материала получится отличная статья.

Даже заголовок броский видится «Державность и благосостояние: эффект замещения». Если постараться, то и в какой-нибудь American Economic Review  могут взять. Ирония же истории в том, что у звонившей в студию пенсионерки как раз 500 баксов в месяц к концу года и отобрали. Правда, без ее согласия, просто за счет катастрофы на валютном рынке.

 

Духовные же скрепы при нынешнем курсе рубля стали настолько важны для российской власти (ведь больше при нефти в $60 за баррель и предложить нечего), что негативное к ним отношение новая военная доктрина отнесла к числу военных (!) угроз.

Вот, скажем, не согласен какой-нибудь преподаватель-историк с патриотической трактовкой событий, несет, гад, про агрессию СССР против демократической Финляндии или оккупацию Балтийских стран, тут же последует точечный упреждающий ракетно-ядерный удар по аудитории. 

И все-таки ракеты не спасут от «черных лебедей» в 2015 году. Эти птицы быстрее и мощнее любых ракет. Ждите, уже вылетели. С новым годом, товарищи!  

© Фонтанка.Ру

Источник: https://www.fontanka.ru/2015/01/03/024/

«Черные лебеди»: какие события меняли историю России

«Черный лебедь» — это труднопрогнозируемое и редкое историческое событие, имеющее значительные последствия. Таких «черных лебедей» в истории России было много.

Голод 1230 года

Неурожаи первой трети XIII века, вызванные Малым ледниковым периодом, радикально сказались на истории Великого Новгорода. В 1230 году из города начался исход жителей. Неурожай привел к сильнейшему голоду, который косил новгородцев целыми домами и семьями.

Часть новгородцев перебралась в соседние города и села, а те, что остались, питались липовой корой, листьями, мхом, кониной, собачатиной и даже кошками. Появились случаи людоедства, которые пресекались сожжением или повешением обезумевших людей.

Новгородцы виновниками бедствий вновь сочли своих правителей. Начались разграбления дворов посадника Внезда Водовика и близких ему людей; новгородцы избрали посадником Степана Твердиславовича, а тысяцким — Никиту Петриловича.

Помогли Новгороду из-за границы. Первая в истории России «гуманитарная помощь» пришла в Новгород из Европы.

Как написал летописец: «Прибегоша Немци и-заморья с житом и мукою, и створиша много добра; а уже бяше при конци город сии».

Эта помощь отчасти определила европейскую ориентацию Новгорода, который еще на протяжении нескольких веков «смотрел» в Европу чаще, чем на соседние княжества. Пока не был усмирен Иваном III и Иваном IV.

Возвышение Москвы

Почему Москва стала занимать головное место в истории Древней Руси? Этому способствовало много факторов, но еще в середине XIV века первенство Москвы перед Тверью было неочевидным. Москва могла бы остаться «вторым» городом, если бы не «черный лебедь» в виде моровой язвы, обрушившейся на Русь в 1364-65 годах. Больше других от нее пострадали именно тверские правители.

За несколько месяцев умерли Семен Константинович, Всеволод, Андрей и Владимир Александровичи. Новая волна чумы по Тверскому княжеству прокатилась через полвека. За один 1425 год здесь сменилось три поколения правителей: поочередно умерли князья Иван Михайлович, Александр Иванович и Юрий Александрович, дед, отец и сын соответственно.

Смерть наследников Грозного

Несмотря на то, что Иван Грозный был женат многократно и имел большое потомство, из его восьми детей выжил только сын Федор. Большинство детей Ивана IV умерли в младенчестве. Самой загадочной смертью стала гибель последнего сына Ивана Грозного царевича Дмитрия. Он скончался уже в годы правления Федора Иоанновича.

Последний перед смертью написал духовную грамоту, в которой передавал державу в руки своей жены Ирины, назначая советниками трона патриарха Иова и своего шурина Бориса Годунова. Ирина отказалась от престола в пользу Годунова. При его правлении была прервана династия Рюриковичей, правившая на Руси на протяжении семи столетий. Началось Смутное время.

Неурожай 1601-1603 годов

Голод из-за неурожая в 1601-1603 годах имел глобальные последствия для русской истории. Одни помещики давали своих крестьянам вольную, чтобы их не кормить, другие просто выгоняли крестьян. Участились случаи грабежей на дорогах и в городах.

В одной только Москве из-за голода за два года умерло не меньше 127 тыс. человек, начались болезни и эпидемии холеры. По оценкам некоторых историков, из 10 млн русских за два года погибло не меньше 3 млн, были случаи людоедства, голодающие питались подножным кормом и навозом.

В России разгорелось восстание Хлопка, появились самозванцы, династия Годуновых была низложена, началось Смутное время, на престол взошел Лжедмитрий I.

Голод также оказал влияние на демографическое развитие Русского царства, большая часть населения мигрировала в малонаселенные южные и восточные регионы страны — низовья Дона, Волги, Яика и в Сибирь.

Раскол церкви

Раскол церкви в XVII веке также можно назвать «черным лебедем» русской истории. В 1666 году Россия и Европа жила эсхатологическими настроениями, ожидая скорого Конца света. Ища спасения, многие стали соблюдать строгий пост, отказывались от пищи и умирали с голода.

Другие очищались от грехов огнем: запирались в срубах, поджигали их и сгорали. Те, кто не готов был во спасение души накладывать на себя руки, просто ложились в гробы.

На фоне этого произошел раскол церкви. 13 мая 1667 года собор святителей России и Православного Востока осудил всех не подчиняющихся новым обрядам и новоисправленным печатным книгам.

Осужденные, не признавшие решений собора, оказались отлученными от церкви. Страна оказалась на грани религиозной войны.

Начались массовые репрессии против старообрядцев, казни, старообрядческие гари (самосожжения) и глобальный раскол в обществе.

Правление Петра I

Последний Царь Всея Руси и первый Император Всероссийский оказался на троне в результате «борьбы кланов» и свержения царевны Софьи. Вплоть до 1696 году Петр царствовал в тандеме со старшим братом Иваном, власть которого была номинальна. Приход Петра к власти кардинально изменил вектор развития России.

Царь «прорубил окно в Европу», много и успешно воевал, боролся с духовенством, реформировал армию, образование и налоговую систему, создал в России первый флот, изменил традицию летоисчисления, провел областную реформу. Учитывая слухи о подмене царя в младенчестве и во время Великого посольства, Петр Первый был для России одним из главных «черных лебедей».

Воцарение Екатерины II

Главная немка русской истории, Екатерина Вторая, пришла к власти после того, как от престола отрекся ее муж — Петр III.

Екатерине удалось придать этому государственному перевороту благопристойный вид, чтобы все выглядело как исполнение народной воли. В манифесте было сказано: «По желанию всех наших верноподданных».

Петр III ожидал своей участи в Ропшинском дворце, что в 30 км от Санкт-Петербурга.

Ожидал недолго. Уже через неделю Екатерина Алексеевна получила письмо о том, что ее супруг скончался. Что произошло в Ропше, неизвестно до сих пор. Народу объявили, что император скончался от геморроидальной колики. Однако существует общеизвестная версия, что Петра Федоровича убил Алексей Орлов, верный человек императрицы.

Первая мировая война

Первую мировую войну назвал «черным лебедем» сам Нассим Талеб, автор нашумевшего бестселлера. В 1914 году никто не мог предположить, чем обернется этот военный конфликт.

Такого масштабного противостояния в Европе еще не было. В него было вовлечено 38 из 59 существовавших в то время независимых государств.

В мобилизации участвовало более 73 млн человек. За годы войны было убито и умерло от ран 9,5 млн человек, более 20 млн ранено, а 3,5 млн остались калеками.

Первая мировая война во многом определила пути развития некоторых европейских стран: в России и Германии пришел конец империи, распалась Австро-Венгерская монархия, а в Прибалтике появились независимые государства.

Но самым страшным итогом стал рост реваншистских настроений в Германии.

Приход большевиков к власти

В октябре 1917 года практически без всякого сопротивления большевики захватили власть в России, еще недавно являвшейся одной из сильнейших империй мира. Это было поразительно, особенно учитывая тот факт, что большевики были далеко не самой влиятельной политической силой России. Те же эсеры имели намного больше шансов встать в авангарде новой власти.

Приходу к власти большевиков способствовало много факторов, но все равно это событие было настоящим «черным лебедем».К 1917 году военное и экономическое положение России ухудшилось настолько, что государство оказалось на грани катастрофы.

У правительства не было ни средств, ни возможностей наладить элементарный порядок в стране. Последовала череда выступлений рабочих, крестьян и солдат. Именно большевики оказались той силой, которая воспользовалась «благоприятной» ситуацией.

Чернобыль

Техногенные катастрофы — это всегда «черные лебеди». Самой глобальной такой катастрофой в истории СССР стала авария на Чернобыльской АЭС 26 апреля 1986 года. Она до сих пор считается крупнейшей в своем роде катастрофой за всю историю атомной энергетики, как по предполагаемому количеству погибших и пострадавших от ее последствий людей, так и по экономическому ущербу.

В течение первых трех месяцев после аварии погиб 31 человек; отдаленные последствия облучения, выявленные за последующие 15 лет, стали причиной гибели от 60 до 80 человек. 134 человека перенесли лучевую болезнь той или иной степени тяжести, более 115 тыс. человек из 30-километровой зоны были эвакуированы.

Распад СССР

Наконец, «черным лебедем» историки называют и распад СССР в 1991 году.

Причин этого глобального события постфактум можно назвать много, от роли Горбачева и Ельцина, от неуверенных действий ГКЧП до «руки Запада», но по факту к развалу государства привела критическая масса событий, назвать которые причинами мы можем только спустя время. Это и отличает «черный лебедь» от предсказуемых происшествий — логические связи мы можем найти уже задним числом.

Источник: https://zen.yandex.lv/media/cyrillitsa.ru/chernye-lebedi-kakie-sobytiia-meniali-istoriiu-rossii-5d40104c23371c00af0191d3?feed_exp=ordinary_feed&from=channel&rid=4148267104.416.1564499632408.67757&integration=publishers_platform_yandex

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector