Черный барон: за что так называли петра врангеля

В биографии генерала Врангеля две загадки. Или, мягче скажем, два темных пятна. Смерть и прозвище.

Отчего никогда почти не болевший 49-летний спортивный человек никак не смог справиться с навалившейся хворью, несмотря на консилиум лучших врачей?

Причем, с самого начала родня и близкие не верили разговорам о рядовой простуде. Все симптомы, весь ход болезни был страшным, отчаянным, экзальтированным. За 38 неистовых дней генерал, что называется, сгорел.

  • Но меня интересует не только клиническая сторона истории, но и слегка мистическая. Откуда взялось знаменитое прозвище Петра Николаевича – «черный барон», – известное в России каждому:
  • Белая гвардия, черный барон
  • Снова готовят нам царский трон?

Памятник Петру Врангелю в Симферополе

  1. Автор стихов Павел Григорьев, пишут комментаторы, подхватил в 1920 году уже гулявшее в народе словосочетание: эпитет «черный» связывают с военной формой Врангеля – черной черкеской с газырями, якобы бессменной одеждой генерала с 1918 года.
  2. Ну, во-первых, носил он также и откровенно белую черкеску, а, во-вторых, я хочу предложить другую версию прозвища.

Петр Николаевич Врангель (так же, как и его родной брат Николай Николаевич – известнейший искусствовед начала ХХ века) был в родстве с Пушкиным: у них был общий предок, общий «африканский корень» – крестник русского царя, воспитанник и сподвижник Петра Великого Абрам Петрович Ганнибал. Из десяти детей царского арапа сын Осип стал дедом Пушкина, а дочь София – прапрабабушкой барона Врангеля. О молодых годах брата-искусствоведа (Николая, Коки) осталось много воспоминаний: художник Александр Бенуа называл его «африканцем». Под стать ему был и будущий генерал.

Вороные волосы, смуглая кожа, гордость и высокомерие натуры, некоторая капризность характера – все это работало на появление прозвища

Вороные волосы, смуглая кожа, на фоне которой особенно ярко смотрелись светлые белки глаз, гордость и высокомерие натуры, некоторая капризность характера, осознание 800-летней истории врангелевского рода – все это, я предполагаю, работало на появление прозвища, какие любят раздавать еще в училищах.

Черная черкеска, мне кажется, только завершила уже готовый образ. Но этот образ начал работать на судьбу генерала.

К середине 1920-х годов Врангелю (высочайшему, общепризнанному авторитету и герою, спасшему Белую армию от гибели в Крыму) удалось вырваться из-под тайной большевистской опеки над эмигрантскими организациями.

Он сумел некоторое время вести секретную антибольшевистскую работу вместе с узким кругом своих единомышленников, и работа эта никаким образом не была подвержена чекистскому влиянию. Советская разведка получила о ней информацию с большим запозданием.

Черный барон умел быть непроницаемым.

Для чего же генералу Врангелю понадобилась своя тайная организация и почему он скрывал ее от большинства соратников по Белой идее?

Дом в Брюсселе, где жил генерал Врангель

Проблема была деликатной. Положение Врангеля к 1925-1926 году было весьма неопределенным.

Будучи Главнокомандующим Русской Армией и Председателем Русского Обще-Воинского Союза (РОВСа), он формально подчинялся великому князю Николаю Николаевичу, но фактически в эти годы был отстранен от руководства РОВСом и от получения реальной информации о работе, которую эмиграция вела против СССР.

Велась эта работа окружением великого князя – прежде всего, генералом Кутеповым, у которого с Врангелем были сложные, враждебные, почти черные отношения. После провала «Треста» (провокационной ГПУшной организации) генерал Кутепов (активно в «Трест» веривший) потерял значительную часть своей былой популярности в военно-эмигрантских кругах.

Поначалу Врангель и не пытался вести никакой самостоятельной работы, считая это, при формальном подчинении великому князю Николаю Николаевичу, неэтичным, однако он неоднократно знакомил Кутепова с документами, доказывающими, что тот полностью находится под контролем большевиков, но Кутепов отказывался признавать очевидное и свою работу продолжал. Врангелю пришлось пойти на создание собственной независимой организации для борьбы с большевизмом.

Был ли смысл советским агентам уничтожать удалившегося от дел и поселившегося в Брюсселе Врангеля? Был, поскольку остро стоял вопрос: кто следующий, после растерявшего популярность Кутепова, будет руководить русскими воинскими силами Зарубежья? В случае смерти престарелого и больного Николая Николаевича Врангель мог вполне реально взять антибольшевистскую работу в свои руки, и тогда вся его тайная работа могла обрести нежелательную актуальность.

Для большевиков лучше было бы беречь Врангеля и провоцировать дальнейшие конфликты внутри треугольника: Врангель – Кутепов – великий князь

И наоборот: если бы Врангель оставался по-прежнему в стороне, на отшибе политической деятельности, Москве он был бы неопасен. Лучше было бы беречь Врангеля и провоцировать дальнейшие конфликты внутри треугольника: Врангель – Кутепов – великий князь.

Непосредственной причиной смерти Врангеля стал интенсивный туберкулез в верхушке левого легкого. Поначалу речь шла о незначительном гриппе. Редко болевший Врангель уже шел на поправку, как вдруг развилась новая, страшная болезнь. И началась она сразу же после отъезда странного визитера.

История с этим таинственным посетителем и по сей день не до конца ясна. У Врангеля был денщик, вестовой Яков Юдихин, никогда за все годы верной службы ни единым словом не упоминавший о каком-либо своем брате.

И вдруг в середине марта 1928 года появился этот якобы брат, назвавший себя матросом с советского судна, пришвартовавшегося в Антверпене. Приехал, мол, на денек в Брюссель проведать своего брата. Дозвольте переночевать? Дозволили.

Пробыл брат один день, время проводил где-то не с Юдихиным и спешно уехал. А на следующий день Врангель смертельно заболел.

Болезнь протекала очень сложно – с высокой температурой. Лишь через полторы недели, после консилиума именитых врачей (Алексинский, Вейнерт, бельгийские специалисты), в огромном количестве обнаружили туберкулезные палочки. Весьма вероятно, именно матрос и подсыпал в пищу хозяина дома нечто, что сыграло решающую роль в развитии всего туберкулезного процесса.

Мать генерала писала после его кончины: «Тридцать восемь суток сплошного мученичества! Его силы пожирала 40-градусная температура».

Лечащему врачу Врангель возбужденно признавался: «Меня мучает мой мозг… Я не могу отдохнуть от навязчивых ярких мыслей… Мозг против желания моего лихорадочно работает… и я пишу все время приказы».

Генерал Кутепов, у которого с Врангелем были сложные отношения

Начались нервные припадки. Его не смогли спасти.

Не странна ли вообще вся эта ситуация? Советский матрос, поехавший за границей из города в город, в 1928 году, чтобы повидать своего брата, да не простого, а служащего вестовым у лютого врага советской власти – и все это так запросто, не боясь быть заподозренным своим корабельным замполитом…

О подозрениях на отравление в одной из парижских газет было написано на следующий же день, но семья генерала не говорила о деталях ни слова, почему-то храня черное молчание.

По мнению историка Виктора Бортневского («Загадка смерти генерала Врангеля», СПб, 1996), в гибели была заинтересована не только советская разведка, но и враги генерала в самой эмиграции – сторонники линии Кутепова.

В русском зарубежье всегда затушевывали ту борьбу, которая реально велась между разными флангами – литературно-политическими, религиозными, военными. Это легко понять: перед лицом единого советского врага диаспора хотела изображать собственное единство.

А входя в подробности и обстоятельства жизни Врангеля последних лет, пришлось бы говорить о роли и позиции его оппонента генерала Кутепова – героя Белого движения, героя Галлиполи, благодаря которому русская армия сохранила свое ядро.

После похищения его большевиками в 1930 году Кутепова еще больше возвеличили: мученик. И какая-либо критика в его адрес стала невозможна. По этой же причине, считал В.Бортневский, были положены в долгий ящик и подозрения о смерти генерала Врангеля.

Советский след по-прежнему считается главным

Конечно, советский след по-прежнему считается главным. И всё, что мы знаем о тайной чекистской лаборатории ядов, лишает любую историю мистического измерения.

Тем не менее, новогодние версии тем и хороши, что за них не надо нести серьезной ответственности.

Пока историки ищут истину, можно пофантазировать, что же таило загадку судьбы смуглого барона: африканское ли происхождение далекого предка, кровная близость к автору «Моцарта и Сальери» или два ряда газырей на черной как ночь черкеске.

Источник: https://www.svoboda.org/a/28231382.html

Забияка Пипер, Черный барон, васильковый гусар…

В массовом сознании прочно закрепился образ барона Врангеля в роскошной кавказской черкеске с газырями, орденом Святого Георгия на груди, в низкой смушковой папахе, с кинжалом… Именно таким он предстает на многочисленных фотографиях периода Гражданской войны и первых лет эмиграции, таким его изображали большевики на своих карикатурах. Между тем, «военный гардероб» Петра Николаевича за годы службы был куда более разнообразным.

Из гвардейцев – в казаки

Древний род баронов Врангелей традиционно считался военным. С начала XIII века он дал России и Европе семь фельдмаршалов, более тридцати генералов и семь адмиралов. То, что в эту плеяду когда-нибудь войдет и юный Петруша его родители вряд ли себе представляли.

Они прочили сыну карьеру в бурно развивавшейся тогда горной промышленности, где уже делал успехи отец. Собственно, карьера эта уже почти началась: вместо кадетского корпуса – ростовское реальное училище, вместо военного училища – петербургский Горный институт императрицы Екатерины II.

Но тут настало время проходить действительную срочную службу.

Не дожидаясь призыва по жребию, в сентябре 1901 года Петр Врангель поступил вольноопределяющимся 1-го разряда (так назывались нижние чины с образованием, имевшие льготы в виде сокращенного срока службы и права производства в офицеры по экзамену по ее окончании) в Лейб-гвардии Конный Его Величества полк – один из старейших и блестящих полков Российской Императорской Гвардии.

Воинская служба Врангелю понравилась. Он решил стать офицером и остаться в полку, тем более что сдать экзамен выпускнику Горного института не представляло труда. Через год Петр Николаевич надел вожделенные офицерские погоны и… тут же снял их.

Насколько знаменательным, радостным и торжественным было производство в офицеры в жизни каждого вчерашнего юнкера или «вольнопера», можно судить хотя бы по воспоминаниям скромного аскета Антона Ивановича Деникина, который отмечал, что за всю жизнь пьян был лишь единожды – в день производства. Буйная пирушка в этот день для новоиспеченных офицеров была (да и есть) обязательной традицией. Петр Николаевич на такой пирушке, очевидно, хватил лишку. Возвращаясь домой, корнет Врангель не смог сдержать переполнявших его эмоций, выхватил шашку и принялся лихо рубить молодые деревца и кустарники. Случилось это не где-нибудь в лесу, а прямо возле дома полкового командира князя Трубецкого, который, как выяснилось, эти самые деревца любил. Князь услыхал шум, вышел и увидел упражняющегося в «рубке лозы» молодого барона…

Источник: https://www.pravmir.ru/zabiyaka-pajper-chernyj-baron-vasilkovyj-gusar/

Прибалтийский барон Петр Врангель

Петр Врангель — барон, ставший инженером

Выходец из старинного дворянского рода, Петр Николаевич Врангель появился на свет в Ново-Александровске (Ковенская губерния) в августе 1878 года. Его отец был предпринимателем, известным коллекционером картин, доктором философии.

И хотя большинство представителей фамилии Врангелей, как правило, выбирали военную карьеру, отец Петра Николаевича, сам будучи человеком гражданским, и сына настраивал на штатскую службу.

Первым делом Врангель получил аттестат Ростовского реального училища, затем диплом Санкт-Петербургского горного института.

Генерал П. Н. Врангель. (livejournal.com)

Что касается военной карьеры, то по окончании учебного заведения барону Врангелю, как и всякому российскому подданному, следовало в течение двух лет (в его случае — одного года, так как он имел высшее образование) отбыть воинскую повинность.

Поступив в Конный лейб-гвардии полк (скажем прямо, не без связей в свете), Петр Николаевич в 1902 году при Николаевском кавалерийском училище блестяще, «по первому разряду», сдал экзамен, получил звание корнета и был уволен в запас.

Только спустя два года, когда началась Русско-японская война, он вернулся в армию (до этого работал чиновником при иркутском генерал-губернаторе).

Барон Врангель до гражданской войны

Во время войны с японцами Петр Врангель добровольно вернулся в армию. Став сотником казачьего полка, воевал под командованием генерала Ренненкампфа. С ним же вышел и на Первую мировую (или Великую, как ее называли современники).

«Отличный» офицер, командир эскадрона барон Врангель уже в первые месяцы войны заявил о себе. Сражение под Каушеном, в котором Петр Николаевич продемонстрировал свою «гвардейскую храбрость», сделало его Георгиевским кавалером. На этом подвиги и лавры ротмистра Врангеля не закончились.

За атаку колонны неприятельских обозов последовали награждение Георгиевским оружием и должность командира полка, за окружение и взятие в плен батальона германской пехоты в полном составе — звание генерал-майора, за блестящую операцию на реке Збруч — Георгиевский крест 4-й степени с лавровой ветвью.

Читайте также:  Как отличился белый генерал деникин на первой мировой

П. Н. Врангель с супругой. (narod.ru)

Об отречении императора Николая II барон узнал в Бессарабии, где на тот момент принял под свое начало Уссурийскую казачью дивизию.

Один из немногих командиров, он справедливо полагал, что низвержение самодержавия не улучшит ситуацию в стране, а, наоборот, ухудшит, поэтому для наведения порядка в Петрограде предлагал отправить туда войска. Но тщетно, к мнению барона никто не прислушался.

Новое правительство, по понятным причинам, настроенное к Врангелю не слишком дружелюбно, добилось его отставки. Вместе с семьей барон перебрался в Крым.

Белый Крым Петра Врангеля

«Отдых» Петра Николаевича на даче в Ялте продлился недолго. После непродолжительного заключения он, арестованный большевиками, все же был отпущен. Перебравшись в Киев, барон сначала пытался наладить сотрудничество с гетманом Скоропадским, однако, ввиду слабости последнего, отправился в Екатеринодар (ныне Краснодар), где вступил в Добровольческую армию Деникина.

За годы гражданской войны Врангель записал на свой счет не одну успешную операцию против большевиков. Самая впечатляющая — взятие Царицына (ныне Волгограда) в 1919 году. Но, как говорится, успех был недолгим: между ним и Деникиным начались разногласия, итогом которых стали отставка и отъезд Петра Николаевича в Константинополь (Стамбул).

Весна 1920 года принесла барону новую должность — пост главнокомандующего ВСЮР.

Вернувшись в Крым, Врангель поставил перед собой две основные задачи: для борьбы с «красными» объединить вокруг себя любые силы и с честью вывести Русскую армию из сложившейся ситуации.

И хотя эпилог истории Белого движения известен всем, меры, предпринятые Петром Николаевичем в годы гражданской войны, были «по достоинству оценены» большевиками.

Генерал Врангель перед отъездом в Бельгию. (narod.ru)

Когда Красная армия оккупировала Крым, Врангель был вынужден эмигрировать. Оказавшись за границей, барон не сдался — он по-прежнему вел бой с «красными», организовал Русский общевоинский союз, который, скажем прямо, щекотал нервы большевикам.

В апреле 1928 года Петра Врангеля не стало. Он скончался в Брюсселе, согласно официальной версии, от туберкулеза. Некоторые исследователи выдвигают иную причину смерти «черного барона» — «вмешательство» советских спецслужб, хотя никаких прямых доказательств этому нет.

Источник: https://diletant.media/articles/45256376/

Чёрный барон без царского трона. Почему генерал Врангель проиграл красным?

  Пётр Николаевич Врангель. ru.wikipedia.org

  • Андрей Сидорчик
  • Опубликовано 27 августа 13 (0:05)
  • 27 августа 1878 года родился один из самых успешных лидеров Белого движения

«Белая армия, Чёрный барон, снова готовят нам царский трон…» Строки этой знаменитой песни, восхваляющей силу и мощь Красной Армии, были известны каждому жителю Страны Советов. Впрочем, эта песня популярна и сегодня. А вот о том, что «Чёрный барон» — это не символ абстрактного зла, а вполне реальная фигура, знают очень немногие.

«Сломишь, но не согнёшь»

Прозвище «Чёрный барон» в годы Гражданской войны получил один из лидеров Белого движения Пётр Николаевич Врангель. Прозвали барона Врангеля так за пристрастие к чёрной казачьей черкеске с газырями, которую военачальник практически неизменно носил с 1918 года.

Но если для белых этот образ был положительным, то для красных Чёрный барон действительно стал фигурой мрачной и вызывавшей ненависть.

Нажмите для увеличения

Неизвестно, знакомы ли были создатели «Звёздных войн» с историей Гражданской войны в России, но некоторые параллели между Чёрным бароном и Дартом Вейдером можно провести. Хотя в главном они различны — Пётр Николаевич Врангель от начала и до конца оставался на одной стороне, никуда не переходя.

Родился Пётр Врангель 27 августа 1878 года в городе Новоалександровске Ковенской губернии в старинной дворянской семье, ведшей родословную с XIII века. Родовой девиз Врангелей звучит очень многозначительно: «Сломишь, но не согнёшь». Сам генерал Врангель соответствовал данному девизу на все 100 процентов.

В роду Врангелей хватало героев, на примеры которых мог равняться подрастающий Петя Врангель.

Имя одного из его предков значилось на стене храма Христа Спасителя в числе русских офицеров, раненных во время Отечественной войны.

Отдалённый родственник Петра Врангеля пленил самого Шамиля, а ещё один член рода, полярный исследователь адмирал Фердинанд Врангель, удостоился острова собственного имени в Северном Ледовитом океане.

Инженер с шашкой наголо

О военной карьере Пётр Врангель не мечтал. Сказывалось влияние отца — Николай Егорович Врангель был известным учёным-искусствоведом и коллекционером. Будущий лидер белых в 1896 году окончил Ростовское реальное училище, а спустя пять лет — Горный институт в Петербурге, получив диплом инженера.

В том же 1901 году Врангель поступил в лейб-гвардии Конный полк, через год сдал экзамен при Николаевском кавалерийском училище, после чего был произведён в корнеты гвардии с зачислением в запас.

На этом свою военную карьеру Врангель, казалось, закончил, став гражданским чиновником по особым поручениям при генерал-губернаторе в Иркутске.

Всё переменила Русско-японская война, начавшаяся в 1904 году. Вернувшийся добровольцем в армию барон Врангель более на «гражданку» не вернётся. В чине сотника казачьего полка Пётр Врангель будет удостоен орденов Святой Анны 4-й степени с надписью на холодном оружии «За храбрость» и Святого Станислава 3-й степени с мечами и бантом.

Правительство Юга России. Крым, Севастополь, 22 июля 1920 года. ru.wikipedia.org

Путь героя

Когда Русско-японская война завершилась, несостоявшийся инженер уже не видел себя вне армии. В 1910 году Врангель окончил Императорскую академию Генерального штаба и Первую мировую войну встречал в чине ротмистра в должности командира эскадрона кавалерийского полка.

К тому времени Пётр Николаевич уже был женат — в 1907 году женой бравого кавалериста стала дочь камергера Высочайшего Двора Ольга Иваненко.

Несмотря на то, что к 1914 году барон Врангель был уже отцом троих детей, в начавшейся войне отсидеться за чужими спинами он не пытался. Больше того, в рапортах командиры отмечали выдающуюся храбрость ротмистра Врангеля.

Спустя три недели после начала войны отряд Врангеля атакует и захватит неприятельскую батарею — за этот подвиг барон одним из первых в ходе Первой мировой войны будет удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени.

В декабре 1914 года Врангель становится полковником, а в январе 1917 года — генерал-майором, становясь одним из самых перспективных и талантливых русских военачальников.

К лету 1917 года генерал Врангель уже командует Сводным кавалерийским корпусом, однако революционные потрясения поворачивают жизнь генерала в новое русло.

Триумф и опала

Октябрьскую революцию барон Врангель, по понятным причинам, не принял и, покинув армию, обосновался на даче в Крыму. Там он в декабре 1917 года был арестован местными большевиками. Однако никаких серьёзных обвинений генералу предъявить не удалось, и он оказался на свободе. После появления в Крыму немцев барон отправился в Киев, рассчитывая поступить на службу к гетману Скоропадскому.

Однако гетман Врангеля не впечатлил, и он меняет планы, отправившись в Екатеринодар. Там барон Врангель вступает в белую Добровольческую армию, заняв пост командира 1-й Конной дивизии.

Успехи Белой армии в 1918–1919 годах во многом были заслугой конницы Врангеля. Собирая силы в кулак на отдельном участке фронта, барон наносил сокрушительный удар противнику, обращая его в бегство.

В июне 1919 года конница Врангеля взяла Царицын. Однако именно после этого успеха барон попал в немилость к командующему Добровольческой армией Антону Ивановичу Деникину.

У двух военачальников оказались кардинально различные взгляды на дальнейшие действия — Деникин собирался наступать на Москву, а Врангель предлагал идти на Восток, на соединение с Колчаком.

Провал московского наступления показал, что прав был скорее Врангель, однако ему это не очень помогло. Конфликт с Деникиным привёл к отстранению барона от командования войсками. В феврале 1920 года Пётр Николаевич Врангель вышел в отставку и отбыл в Константинополь.

Слева направо: глава Правительства Юга России А. В. Кривошеин, Главнокомандующий П. Н. Врангель, начальник его штаба П. Н. Шатилов. Крым. Севастополь. 1920 год. ru.wikipedia.org

«Проект Врангеля» безнадёжно опоздал

Казалось, военная карьера кончена. Но судьбе было угодно вновь сделать поворот — в апреле 1920 года в отставку с поста командующего Добровольческой армией уходит Антон Деникин, и его место занимает Пётр Врангель.

К тому моменту положение белых на Юге России казалось безнадёжным. Армия отступала, и полный разгром виделся неизбежным.

Вступив в должность, барон сделал всё, что мог. Ему удалось остановить наступление красных, мобилизовав армию. Закрепившись в Крыму, он вселил уверенность в возможность общего успеха в военных и гражданских.

А главное, Врангель, пытаясь привлечь на свою сторону массы, утвердил проект аграрной реформы, предполагавшей наделение крестьян землёй. Кроме того, при Врангеле был утверждён целый ряд социально-экономических мероприятий, который должен был позволить завоевать Россию не оружием, а наглядным примером успеха.

5 лучших книг о героях Белого движения

Барон, отойдя от лозунга о единой и неделимой России, предполагал для государства федеративное устройство, признав независимость горцев и собираясь признать независимость Украины.

Отразив весной 1920 года наступление красных на Крым, летом белые сумели прорваться в Северную Таврию, что им было необходимо для пополнения запасов продовольствия. Однако этот успех стал для белых последним.

Время было упущено. Красные уверенно контролировали большую часть территории России, располагая несравнимо большими ресурсами. Жители Советской России о реформах Врангеля ничего не слышали — для них он был «Чёрным бароном», упрямо насаждающим «царский трон».

На самом деле Врангель не скрывал симпатий к институту монархии, однако, будучи человеком гибким, в своей политической программе безапелляционно на этом не настаивал.

Исход

Но это уже не имело значения. Даже западные державы, ещё недавно оказывавшие помощь белым, не хотели далее тратиться на поддержку противников красных.

В ноябре 1920 года Красная Армия прорвалась в Крым. В этой ситуации барон Врангель делал, что мог — ему удалось организовать эвакуацию армии и гражданских лиц за границу, избежав при этом хаоса. Все, кто хотел уехать, уехали — Врангель сам убедился в этом, обойдя крымские порты на миноносце.

Любопытный момент — мать барона Врангеля, Мария Дмитриевна Дементьева-Майкова, практически всю Гражданскую войну провела в Петрограде. Даже когда её сын стал Главнокомандующим Вооружённых сил Юга России, она продолжала работать в советском музее. Лишь в конце 1920 года, накануне окончательного поражения белых, друзья барона Врангеля переправили Марию Дмитриевну в Финляндию.

Нажмите для увеличения

Что сломало «негнущегося» барона?

Оказавшись в эмиграции, Пётр Николаевич Врангель от борьбы не отказался. Он сохранял вокруг себя свой штаб, оставаясь в готовности в любой момент вновь вступить в бой с большевиками.

В 1924 году Врангель основал Русский Общевоинский союз (РОВС) — наиболее массовую и мощную белоэмигрантскую организацию, костяк которой составили бывшие офицеры. На пике РОВС насчитывал в своих рядах до 100 тысяч человек.

Эта мощная организация ставила своей задачей в подходящий момент возобновить вооружённую борьбу против большевиков.

Сами большевики к данной организации относились весьма серьёзно — именно поэтому ряд её руководителей был либо похищен, либо уничтожен советскими спецслужбами. Некоторые по сей день полагают, что не избежал этой участи и сам Пётр Николаевич Врангель.

К осени 1927 года пламенному барону, мечтавшему о реванше, пришлось вспомнить о том, что он глава многочисленного семейства, которое нужно кормить. Врангель с семьёй перебрался в Брюссель, где военачальник вспомнил молодость, устроившись инженером в одну из местных фирм.

Нажмите для увеличения

В апреле 1928 года барон заразился туберкулёзом. Болезнь развивалась стремительно, и, промучившись несколько дней, генерал скончался. По сей день некоторые историки убеждены, что Врангель заболел не просто так, а «благодаря» усилиям советских спецслужб. Объективных доказательств этого, правда, нет и по сей день.

Чёрного барона похоронили в Брюсселе. Позднее, однако, соратники нашли своему бывшему лидеру другое пристанище — 6 октября 1929 года прах Петра Николаевича Врангеля был торжественно перезахоронен в храме Святой Троицы в Белграде.

Источник: https://subscribe.ru/group/rossiya-today/5098044/

Триумф и трагедия «черного барона» Среднее время прочтения:

27 августа (15 августа) 1878 года, сто сорок лет назад, родился Петр Николаевич Врангель – барон, генерал-лейтенант, герой Русско-японской и Первой мировой войн, все же куда больше известный нашим согражданам по событиям Гражданской войны.

«Белая армия, черный барон» — это все о нем. Харизматичный человек в черной черкеске и папахе – таким барон Врангель запомнился всем, кто видел его портреты времен Гражданской войны. Врангель – одна из самых интересных фигур того смутного времени.

В советский период его демонизировали, называли «черным бароном», монархисты и белые эмигранты превозносили как одного из последних подлинных защитников Белой идеи.

Читайте также:  Что делали на смотринах, чтобы обмануть женихов

Но Гражданская война была хоть и очень важным, но все же эпизодом в жизни русского генерала.

Если бы не революция, вряд ли бы имя барона ассоциировалось с политикой – он делал блестящую военную карьеру и до 1917 года совсем не собирался лезть в политические дрязги.

— Salik.biz

Петр Врангель был выходцем из очень знатной немецкой фамилии — дома Тольсбург-Эллистфер рода Врангель. Многие представители рода Врангель добились известности на русской службе. Так, генерал-лейтенант Александр Врангель, воевавший на Кавказе, непосредственно командовал пленением имама Шамиля.

В честь мореплавателя адмирала Фердинанда Врангеля назван одноименный остров в Северном Ледовитом океане. Однако отец Петра Врангеля Николай Егорович Врангель, в отличие от большинства представителей рода, карьеру сделал не на военном, а на гражданском поприще.

Он был чиновником, затем занялся бизнесом и был председателем правления Российского золотопромышленного общества. В 1877 году Врангель женился на Марии Дмитриевне Дементьевой-Майковой, которая родила ему троих сыновей – Петра, Николая и Всеволода.

Николай Николаевич Врангель, родной брат «черного барона», впоследствии стал известным русским искусствоведом. Петр родился в 1878 году в Новоалександровске Ковенской губернии (сейчас это литовский город Зарасай).

Детство Петра Врангеля прошло в Ростове-на-Дону. Здесь, где семья его отца Николая Егоровича жила до 1895 года, до сих пор остался их семейный особняк – знаменитый «дом Врангеля», который был построен в 1885 году. Сам Петр Врангель имел все шансы так и не начать военную карьеру, а пойти по стопам отца – преуспевающего предпринимателя.

В 1896 году Петр окончил Ростовское реальное училище, а в 1901 году – Горный институт в Санкт-Петербурге, получив инженерное образование. Однако семейные традиции все же взяли свое и в 1901 году Петр Врангель поступил вольноопределяющимся в лейб-гвардии Конный полк. В 1902 г.

он сдал экзамен при Николаевском кавалерийском училище и получил звание корнета гвардии с зачислением в запас.

Уволившись из гвардии, Петр Врангель отправился служить в Иркутскую губернию — чиновником особых поручений при иркутском генерал-губернаторе. Казалось, ждала Петра Николаевича гражданская карьера, но началась Русско-японская война.

Барон вновь записался в армию – на этот раз уже навсегда определившись с жизненным выбором. Он был зачислен в 2-й Верхнеудинский полк Забайкальского казачьего войска, где в декабре 1904 г. был произведен в сотники. В 1906 г.

Врангеля перевели в 55-й драгунский Финляндский полк в чине штаб-ротмистра, а в 1907 г. – в лейб-гвардии Конный полк в чине поручика. После окончания в 1910 г. Николаевской военной академии, Петр Врангель продолжал службу.

К моменту начала Первой мировой войны он в чине ротмистра командовал эскадроном лейб-гвардии Конного полка. Уже 12 декабря 1914 г. доблестный офицер получил чин полковника.

Зарекомендовал себя Врангель очень хорошо – как инициативный, смелый командир. 8 октября 1915 г. он был назначен командиром 1-го Нерчинского полка Забайкальского казачьего войска, сражался в Галиции против австро-венгерских войск. В январе 1917 г.

, незадолго до революции, полковник Петр Врангель был произведен в генерал-майоры и назначен командиром 2-й бригады Уссурийской конной дивизии, а в июле 1917 г.

, уже после революции – командиром 7-й кавалерийской дивизии, затем – командующим Сводным кавалерийским корпусом.

Рекламное видео:

Бурные политические события осени 1917 года заставили генерала перебраться на дачу в Ялту. Там его и арестовали местные большевики, поместившие барона под арест.

Знали бы тогда они, какую роль уже в обозримом будущем сыграет Петр Врангель в Гражданской войне – ни за что не отпустили бы его живым. Но тогда Петр Врангель был лишь оставшимся не у дел генералом старой армии.

Поэтому его отпустили и вскоре барон перебрался в Киев, где вышел на связь с представителями гетмана Павла Скоропадского.

Но вскоре от идеи сотрудничества со Скоропадским Врангель отказался, убедившись в слабости киевского режима. Прибыв в Екатеринодар (Краснодар), Петр Врангель поступил в Добровольческую Армию и был назначен командиром 1-й конной дивизии, затем – командиром 1-го конного корпуса.

Уже на службе в Добровольческой Армии генерал-майор Петр Врангель 28 ноября 1918 года был произведен в чин генерал-лейтенанта. Так Петр Врангель стал одним из лидеров Белого движения, отличаясь не только большой личной храбростью и требовательностью к подчиненным, но и ярой ненавистью к большевикам.

Именно Врангель командовал взятием Царицына 30 июня 1919 года.

В ноябре 1919 года барон возглавил Добровольческую армию, сражавшуюся на московском направлении, однако уже 20 декабря 1919 г.

из-за разногласий с генералом Антоном Деникиным – главнокомандующим Вооруженными силами Юга России, был отстранен от занимаемой должности и 8 февраля 1920 года уволен в отставку.

Врангель отбыл в Константинополь, но уже 2 апреля 1920 года генерал Деникин решил покинуть пост главнокомандующего ВСЮР. После этого решения военный совет под председательством генерала Драгомирова выбрал новым главнокомандующим Петра Врангеля.

Уже 4 апреля барон вернулся в Россию – в Севастополь его привез британский линейный корабль «Император Индии». 28 апреля 1920 года Врангель переименовал армию в Русскую Армию, рассчитывая, тем самым, поднять боевой дух войск, находившихся к тому времени в очень сложном положении.

В 1919-1920 гг. Петр Врангель ради совместных действий против большевиков был готов объединиться с кем угодно. Он отправил парламентеров даже к анархисту Нестору Махно, но повстанцы батьки их казнили. Впрочем, ряд менее значительных «зеленых» атаманов заключил союз с врангелевцами.

Врангель был готов и на признание Украины самостоятельным государством, а украинского языка – вторым государственным языком помимо русского после создания федеративной России.

Врангелем была признана независимость горской федерации Северного Кавказа, на поддержку которой он также рассчитывал.

Вопреки советской пропаганде, барон Врангель не был сторонником возвращения крестьянских земель помещикам. Напротив, он признавал захват крестьянами помещичьих земель в 1917 году законным, предлагая лишь выплатить определенный взнос в казну государства.

Равным образом, Врангель шел на уступки казакам и даже пытался привлечь на свою сторону рабочих, предпринимая шаги по защите их прав. Но все это не помогло барону. К этому времени Красная Армия намного превосходила подчиненные Врангелю вооруженные формирования.

Барон серьезно дискредитировал себя и продолжающимся сотрудничеством с англичанами и французами, интервенция которых в Россию вызвала негативное отношение к ним даже со стороны многих бывших офицеров старой русской армии.

К началу осени 1920 года положение Русской армии генерала Врангеля значительно ухудшилось. Врангелевцы не смогли воспрепятствовать занятию Красной Армией плацдармов в районе Каховки, а в ночь на 8 ноября 1920 года Южный фронт РККА под командованием Михаила Фрунзе начал наступление на Крым.

В этой операции участвовали 1-я и 2-я Конные армии, 51-я дивизия Василия Блюхера и отряд армии батьки Нестора Махно под командованием Семена Каретника. Несмотря на большие потери, красным удалось взять штурмом Перекоп и прорваться на территорию Крымского полуострова.

Угроза наступления советских войск, противостоять которым у врангелевцев уже не было сил, привела к массовой эвакуации остатков Русской армии из Крыма. Около 100 тыс. человек – солдат и офицеров армии Врангеля – в организованном порядке были эвакуированы в Константинополь.

На родину «черный барон» больше не вернулся.

Оказавшись на турецком берегу, Врангель поселился на яхте «Лукулл», которая стояла у набережной Константинополя.

Но, несмотря на то, что «черный барон» покинул Россию, советское руководство продолжало считать его опасным противником советской власти, который может организовать новое антибольшевистское движение при поддержке западных держав.

15 октября 1921 года, спустя год после эвакуации врангелевцев из Крыма, в яхту «Лукулл» врезался итальянский пароход «Адрия», шедший из советского порта Батум.

Яхта затонула, но Врангелю и членам его семьи по счастливой случайности удалось спастись – во время тарана они отсутствовали на яхте. Существует версия о том, что таран яхты был специально спланирован и организован советскими спецслужбами. В любом случае, советское руководство было право, опасаясь враждебной деятельности Врангеля и его сторонников.

В 1922 году «черный барон» переехал из Константинополя в Сремски-Карловци, что в Королевстве сербов, хорватов и словенцев (Югославии), а в 1924 году основал Русский общевоинский союз (РОВС), в который вступили многие русские офицеры, оказавшиеся в эмиграции в странах Европы и в Турции.

Стремясь придать РОВСу особую легитимность, Петр Врангель уступил верховное руководство организацией великому князю Николаю Николаевичу, бывшему во время Первой мировой войны верховным главнокомандующим русской императорской армией.

РОВС продолжал заниматься антисоветской деятельностью, изучая ситуацию в Советском Союзе и консолидируя всю антибольшевистскую эмиграцию.

Сам барон Врангель в сентябре 1927 года перебрался из Югославии в Бельгию, где поселился в Брюсселе, устроившись инженером в одну из местных организаций. Однако в апреле 1928 года Петр Врангель неожиданно заразился туберкулезом. Болезнь развивалась очень стремительно и 25 апреля 1928 года 49-летний генерал-лейтенант Петр Врангель скоропостижно скончался.

Родные военачальника решили, что барона отравили советские спецслужбы, продолжавшие следить за бывшим вождем Белого движения. Петра Врангеля похоронили в Брюсселе, но уже в следующем году его прах перевезли в Югославию и 6 октября 1929 года торжественно перезахоронили в русской церкви Святой Троицы в Белграде.

Многие соратники Врангеля еще долго продолжали оплакивать генерала, считая, что если бы он был жив, то непременно продолжал бы борьбу против советской власти.

Некоторые даже были уверены, что в 1941 году Врангель неизбежно оказался бы на стороне гитлеровской Германии, по крайней мере – стремился бы воспользоваться моментом и присоединиться к германским войскам для участия в свержении большевиков.

Фигура генерала барона Врангеля встречает противоречивые оценки. Традиционный для советской исторической науки подход изображает барона ярым противником советской власти, действовавшим в интересах восстановления старого режима. «Белые патриоты», в свою очередь, рассматривают Петра Врангеля как героического военачальника, который желал России только добра.

Но, скорее всего, и сам Петр Врангель в 1920 году не смог бы ответить на вопрос, чего он желал России. В своей ненависти к большевикам он был готов к союзу «хоть с чертом». Гетман Скоропадский со своими «сечевыми стрельцами», немцы, англичане, французы, кавказские горцы и крымские татары, атаманы «зеленых» – с кем только не был готов сотрудничать «черный барон».

Между тем, боевые действия в Крыму в 1920 году отчасти помешали Красной Армии нанести роковой удар по белополякам и взять Варшаву.

Скорее всего, для Петра Врангеля к этому времени война уже приобрела характер некоего «действия ради действия».

Он весьма смутно представлял себе будущее России в случае победы над большевиками – какая-то федерация с полунезависимыми образованиями украинцев, казаков, горцев.

Зато Врангеля активно поддерживал Запад, понимая, что чем дольше Россию раздирает Гражданская война, тем более масштабный удар будет нанесен по российскому государству, тем сложнее стране будет возродить былую мощь.

Разумеется, все сказанное не отменяет воинских качеств генерал-лейтенанта Петра Врангеля – героя Русско-японской и Первой мировой войн, получавшего награды не за штабную работу, а за кровь, пролитую им и его солдатами на полях сражений. Петр Врангель был интересной и трагичной фигурой бурного периода русской истории, которую есть за что уважать, но не стоит идеализировать.

Илья Полонский

Источник: https://salik.biz/articles/50342-triumf-i-tragedija-chernogo-barona.html

140 лет «Черному барону»: 10 мифов о Петре Врангеле

27 августа исполнилось 140 лет со дня рождения барона Петра Николаевича Врангеля – наиболее известного вождя Белого движения времен Гражданской войны. Его личность была легендарной уже при жизни, а сейчас окутана множеством мифов. Самые яркие из них комментирует историк Белого движения Вячеслав Бондаренко.

     Миф первый. Врангель – «немецкий барон».

Неправда. Прародина баронов Врангелей – современная Эстония, когда-то находившаяся под властью Дании. Именно там с 1219 года предки Петра Николаевича несли военную и государственную службу.

Начиная с XVI столетия большинство Врангелей (к тому времени род сильно разветвился) перешли в шведское подданство.

В 1653 году одна из ветвей рода была возведена в баронское достоинство, которое было в 1733-м признано в Лифляндии, в 1746-м – в Эстляндии, а в 1865-м – во всей Российской империи. Родовой девиз Врангелей гласил: «Frangas non flectes» («Сломишь, но не согнешь»).

Читайте также:  Сколько раз попадалась «на деле» сонька золотая ручка

По традиции большинство Врангелей становились военными, и к началу ХХ столетия этот род дал семь фельдмаршалов, семь адмиралов и более тридцати генералов. Сам Петр родился в Новоалександровске Ковенской губернии (ныне литовский Зарасай), а детство провел в Ростове-на-Дону.

Миф второй. Летом 1917 г. Врангель жестоко расправился с крестьянами своего белорусского поместья.

Пожалуй, это наиболее смешной миф. Якобы летом 1917 г. Врангель приехал в свое белорусское поместье Рудобелка в сопровождении отряда жандармов и лично перепорол более 300 крестьян, захвативших землю.

Быть такого не могло сразу по трем причинам: имение Рудобелка принадлежало не самому Врангелю, а его жене; все лето 1917 г.

барон безвыездно провел на Юго-Западном фронте, где командовал дивизией; наконец, жандармов в России не существовало с марта 1917-го.

Миф третий. Врангель стоял у истоков Белого Движения.

Это не так. В конце 1917 г. барон не стремился примкнуть к нарождавшемуся Белому движению, видимо, сочтя его на тот момент бесперспективной авантюрой. Он не предпринял никаких попыток приехать из Могилёва в Быхов, где содержался арестованный Л.Г.

Корнилов и его соратники, не собирался уезжать на Дон, где формировал свою армию М.В.Алексеев. Лишь в конце лета 1918-го Врангель наконец сделал окончательный выбор в пользу белых. К этому подтолкнул его разговор с генералом от кавалерии А.М.

Драгомировым, который рассказал Врангелю о готовящемся под руководством М.В.Алексеева объединении всех антибольшевистских сил России – от Кубани и Дона до Сибири. Предприятию была обещана широкая поддержка союзных держав.

На фоне стремительно ухудшавшегося положения немцев и, соответственно, неизбежного близкого краха Украинской Державы новое предприятие выглядело заманчивым и обещало честолюбивому военачальнику широкие перспективы.

Миф четвертый. Врангеля не любили собственные войска.

Верно лишь отчасти. Насмешки в армии Врангель вызывал только в начале октября 1918 г., после ряда неудачных сражений. Но уже через четыре месяца его авторитет был настолько высок, что ему доверили армию. Карьеру Врангеля в рядах добровольцев следует признать поистине блестящей. Начиная с 1919 г. его авторитет никем не оспаривался, выдающимся военачальником его признавали все.

     Миф пятый. Врангель из упрямства и честолюбия критиковал «Московскую директиву» Деникина.

Врангель с самого начала предрекал провал «Московской директивы», но исходя из соображений стратегии. Он уверенно заявлял, что попытка атаковать красных сразу на всех направлениях неизбежно приведет к краху, что и произошло к реальности.

Хотя нельзя не признать, что в сложившейся ситуации именно «Московская директива» была тем документом, который так ждали рвавшиеся вперед армии ВСЮР. Любые другие предписания вызвали бы в войсках непонимание, а возможно, и брожения.

Психологический эффект директивы был действительно велик, в то время как осторожный подход Врангеля с одобрением восприняло лишь его ближайшее окружение.

Не нравилась директива Врангелю и по еще одной причине – передавая главный удар Май-Маевскому, Деникин тем самым делал Царицынский фронт второстепенным. Но соображения честолюбия были здесь все же вторичны.

Миф шестой. Своим согласием возглавить Белое дело в феврале 1920 г., Врангель ничего и никого не спас, а лишь затянул Гражданскую войну.

Нет никакой уверенности в том, что, откажись Врангель от поста главкома в 1920-м, история Белого дела завершилась бы более благополучно.

Скорее всего, весной-летом того же года она закончилась бы бесславной катастрофой и полным истреблением скученных в Крыму остатков ВСЮР и гражданских беженцев.

Врангель же смог эвакуировать из Крыма всех желающих и завершил Гражданскую войну, получив максимум из имевшегося в его распоряжении минимума возможностей.

     Миф седьмой. Врангель в Крыму безжалостно вешал своих противников.

Действительно, порядок в тылу обеспечивался жесткими мерами – но речь шла отнюдь не о «сотнях» людей и не о «противниках», а о дезертирах и мародерах, т.е. лицах, к которым в военное время применяется смертная казнь в любой стране. Когда по приказу А.П.

Кутепова в Симферополе были публично повешены несколько десятков дезертиров и мародёров, к Врангелю отправилась с протестом делегация во главе с городским головой Усовым.

Однако Врангель, не подав тому руки и не предложив сесть, произнес холодный монолог, смысл которого свелся к двум последним фразам: «Вы протестуете против того, что генерал Кутепов повесил несколько десятков вредных армии и нашему делу лиц. Предупреждаю вас, что я не задумаюсь увеличить число повешенных еще одним, хотя бы этим лицом оказались вы».

Активно действовал Особый отдел штаба Главкома, глава которого, жандармский генерал Е.К.Климович, имел большой опыт борьбы с революционным подпольем и пользовался большим уважением Врангеля.

Единственным «внутренним врагом», которого Врангелю так и не удалось взять под контроль, были относительно немногочисленные отряды «зеленых» — разношерстных по ориентации партизан, среди которых были и ориентированные на большевиков, и анархисты, и просто дезертиры.

Суровые меры принимались не только против революционеров, но и против грабителей, насильников, участников самочинных конфискаций и реквизиций (они были строжайше запрещены особым указом от 10 мая). В армии были созданы военно-судебные комиссии, в компетенцию которых входило расследование краж и незаконных реквизиций, однако современники свидетельствовали, что «организация их была чересчур сложна и нецелесообразна». Также из компетенции воинских начальников было изъято право возбуждения уголовного дела против подчиненных; теперь на это требовалась санкция военного прокурора.

Миф восьмой. Врангель планировал возрождение в России монархии («Белая армия, черный барон снова готовят нам царский трон…»)

О политических перспективах Врангель предпочитал высказываться туманно. Он отверг предложенный генералом П.С.Махровым «непредрешенческий» фетиш Учредительного собрания, справедливо рассудив, что за 1917-20 годы само это словосочетание набило оскомину даже у людей, весьма далеких от политики.

Вместо этого он предпочел далекую перспективу некоего Общероссийского собрания, которое и должно было принять дальнейший план государственного развития.

Так что песня о том, что «белая армия, черный барон // Снова готовят нам царский трон», была весьма далека от реальности – любые открытые призывы к восстановлению монархии были бы для Врангеля в 1920-м равносильны политическому самоубийству, и не случайно участники раскрытого в июне в Севастополе монархического заговора понесли весьма суровые наказания.

Речь шла скорее о некой федерации, зародышем которой был Белый Крым.

По мере освобождения от большевиков новых областей на них предполагалось распространять крымский опыт государственного устройства, так что «области, в которых сконструировалась власть, будут входить в наше государственное объединение, борющееся с большевиками, как свободные и равные члены, но под единой верховной властью Правителя в отношении единства командования армией и флотом, единства иностранных сношений». На вопрос В.В.Шульгина о том, каким он себе представляет будущую Россию, Врангель ответил: «В виде целого ряда областей, которым будут предоставлены широкие права», т.е. предполагалось создать нечто вроде Белой Российской Федерации.

Миф девятый. Врангель установил в Крыму чудовищный авторитарный режим, при котором крестьяне и рабочие страдали, а офицерство белой армии наслаждалось жизнью

На самом деле Врангель образца 1920 года был весьма либеральным правителем. Одним из самых насущных вопросов внутренней политики, от которого во многом зависела стабильность Крыма, был земельный. В отличие от Деникина, который постоянно откладывал его решение, Врангель сразу же поручил начальнику гражданского управления Г.В.

Глинке сформировать комиссию по земельной реформе и в течение месяца разработать ее положения.

В итоге врангелевский «Приказ о земле» свелся к тому, что размер помещичьего землевладения ограничивался (в Симферопольском уезде помещик мог иметь от 100 до 600 десятин, в Перекопском – от 150 до 400, в Евпаторийском – не более 100); прочие земли подлежали отчуждению с компенсацией и передаче крестьянам в вечное наследственное пользование, за что крестьяне в течение 25 лет должны были выплачивать государству пятую часть среднегодового урожая (зерном или деньгами). Не отчуждались земли, ранее законно приобретенные крестьянами, высококультурные участки (виноградники, сады и т.п.), земли под промышленными предприятиями, принадлежавшие школам, церквям и монастырям.

Впрочем, осуществление этой реформы тормозилось целым рядом фактором.

Она вызвала, с одной стороны, возмущение крымских помещиков, с другой – вялую реакцию крестьянства, отнюдь не убежденного в прочности белой власти и не удовлетворенного самой структурой реформы.

Кроме того, крестьяне просто не верили в то, что реформа затеяна ради их блага. Наконец, и сами авторы новации отнюдь не торопились воплощать ее идеи в жизнь. Попытка сделать крымское крестьянство прочной опорой нового государства в итоге оказалась провальной.

Земская реформа, проведенная Врангелем в июле, наделяла избирательным правом собственников земли, домовладельцев и длительных арендаторов; разрешив использовать в названии органа крестьянского самоуправления слово «советы», Петр Николаевич продемонстрировал гибкость и «понимание момента» (при Деникине «советы» невозможно себе представить). Но, как и множество других начинаний, внедрение земств в крымскую жизнь проходило туго и медленно.

Экономика Белого Крыма на момент появления там Врангеля находилась на грани краха. И без того скудная промышленность полуострова была разрушена на протяжении 1917-19 гг. При Врангеле основными предметами экспорта из Крыма были ячмень, соль, табак, льняное семя, шерсть.

В июле была установлена государственная монополия на экспорт зерна, так как поставки хлеба были основным козырем в отношениях Белого Крыма и Франции. Однако выправить положение так и не удалось.

В Крыму стремительно прогрессировала инфляция: с апреля по октябрь розничные цены на мясо выросли в 5 раз, на сахар – в 9, на молоко – в 10, на хлеб – в 14,2 раза. Больше всего дорожали промышленные товары (в 15-20 раз) и топливо (в 50 раз). При этом зарплаты у жителей Крыма катастрофически не успевали за ценами.

Меньше всех получали служащие и представители интеллигенции, несколько выше были оклады армейских офицеров.

В самом привилегированном положении при Врангеле находились квалифицированные рабочие: так, осенью крымский строитель зарабатывал 600 тысяч рублей, печатник – 417 тысяч, металлист – 262 тысячи (плюс продовольственный паек в половину армейского).

Вообще стоит заметить, что политика Врангеля в отношении рабочего класса была очень взвешенной и принесла свои плоды: высокие зарплаты, относительно свободная деятельность профсоюзов и одновременно жесткая позиция по отношению к тем, кто пытался бастовать, привели к тому, что какого-либо протестного рабочего движения в Белом Крыму не существовало. Интересно сравнить зарплаты рабочих с жалованьем других жителей Белого Крыма: так, генерал получал 240 тысяч рублей, полковник – 132 тысячи, директор департамента – 60 тысяч. (Фунт хлеба стоил в то время 500 рублей, фунт мяса – 1800, литр молока – 2500, фунт сахара – 9000.)

Большое внимание Петр Николаевич уделял средствам массовой информации, стараясь подчинить их делу государственного строительства. При этом цензура действовала взвешенно, cдерживая как оппозиционные, так и крайне правые издания.

При этом не обходилось без перегибов – однажды была запрещена как «слишком революционная» речь… самого Врангеля. За откровенно антигосударственную позицию или разжигание межнациональной розни газеты немедленно закрывались.

Так, в июле за две антисемитские статьи была закрыта «Русская правда», причем Врангель специально подчеркнул, что «всякая национальная, классовая или партийная вражда, исключая возможность деловой работы, недопустимы».

Миф десятый. Эвакуация белой армии из Крыма стала катастрофой.

Миф, возникший «благодаря» советскому кинематографу, где крымская эвакуация была намеренно сделана «калькой» с действительно катастрофических одесской и новороссийской эвакуаций. 126 русских кораблей и судов вывезли из Крыма 145 693 человека.

Иностранные корабли и суда – 5 французских, 5 американских, 4 английских, 3 итальянских, 2 греческих, по одному турецкому, норвежскому, датскому и бельгийскому (обычно упоминаемый в качестве польского пароход «Polonia» ходил на самом деле под французским флагом), —  эвакуировали еще около 10 тысяч.

Все, кто хотел покинуть Крым в ноябре 1920 г., сделали это. Эвакуация проходила спокойно, без ажиотажа.

Никакого массового преследования Красной армией эвакуирующихся и тем более боев непосредственно при посадке на корабли не было – Красная армия отстала от белой как минимум на полтора-два дня и вошла в крымские порты, когда там уже давно не было белых.

Источник: https://teleskop-by.org/2018/08/30/140-let-chernomu-baronu-10-mifov-o-petre-vrangele/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector