Что объединяет испанцев, португальцев и басков

Группа ученых Уппсальского университета обнародовала результаты исследования, которые отчасти приоткрывают тайну происхождения басков. Эта народность изолированно живет на севере Испании и на юге Франции, их язык и ряд обычаев не имеют родственных в Европе. Об этом открытии пишет  7 сентября журнал Science.

Баски всегда привлекали внимание антропологов и лингвистов, поскольку их язык не имеет родственников, они обладают рядом уникальных традиций, как выяснилось уже в конце XX века, их генотип также существенно отличается от набора ДНК других европейских народов.

Читайте на MedialeaksМальчика выгнали из школы из-за причёски, как у Киллиана Мёрфи. Но дело не в форме стрижки, а в длине волос

По одной из главных теорий, баски — это прямые потомками охотников-собирателей, обитавших много тысяч лет в Западной Европе, которым удалось не смешаться с последующими волнами переселенцев земледельцев.

Шведские генетики во главе с профессором Маттиасом Якобссоном изучили геномные последовательности останков 8 человек из пещере Эль-Порталон в Стране Басков. Последние 30 тыс. лет, вплоть до 10 века н.э., здесь практически постоянно жили люди.

Здесь были найдены как скелеты ранних земледельцев, живших 5,5-3,5 тыс. лет назад на рубеже Медного и Бронзового веков, так и обнаружены артефакты охотников-собирателей.

Сравнив полученные геномы с генетическими картами Западной и Центральной Европы, ученые пришли к выводу, что местные жители имели гены как охотников-собирателей, так и земледельцев. То есть ранние земледельцы Иберийского полуострова все-таки участвовали в создании баскской народности.  Таким образом теория о исключительно охотничьем происхождении басков была опровергнута.

Шведские антропологи уверены, что баски стали изолированным народом не во время первой волны распространения земледелия в Европе около 8 тыс. лет назад, а гораздо позже, когда в западную часть континента проникли мигранты из Центральной Европы и Северной Африки.

Этот процесс начался примерно 5 пять тыс. лет назад, тогда во Францию и Испанию проникли носители индоевропейских языков, однако в геноме современных басков уже нет следов этой волны, тогда как испанцы и португальцы на 10-25% являются метисами.

Также никак не затронули басков ни кельтская экспансия ок. середины первого тысячелетия до н. э., ни римское господство, ни завоевание полуострова сначала германскими племенами, потом арабами. Например, геном испанцев свидетельствует об их родстве с жителями Северной Африки.

Пропорция генов древних европейских охотников-собирателей, присутствующих у басков, различна у разных народов Европы. Выше остальных она у эстонцев и литовцев (около 30%), но «чистокровных» потомков исконных европейцев в Европе уже давно не осталось, хотя баски и являются одним из наиболее близких к ним народов.

Точных данных о происхождении баскского языка шведские ученые не представили. Ранее высказывались предположения, что язык басков родственен грузинскому, который также является изолированным, но позднее эта теория была отвергнута.

Якобссон предполагает, что он произошел от наречия ранних европейских земледельцев, которое было в ходу до распространения языков индоевропейской семьи, однако не исключает, что основой для языка стало наречие поздних охотников-собирателей.

Источник: https://medialeaks.ru/0809stas_euskaldunak/

История конфликта в Стране басков. Справка

Три провинции Испании — Алава, Бискайя и Гипускоа — имеют статус автономной области, называемой Страной басков (Эускади). 

Впервые независимость Страны басков была узаконена  в 1425 году, но  впоследствии баски лишились этого права и лишь в 1936 году в период Второй Республики автономия Страны басков была восстановлена — у нее было собственное правительство и парламент. Однако в 1937 году франкистским декретом автономия этой области вновь была ликвидирована.

Почти сорок лет баски вели борьбу за восстановление своих прав. 8 декабря 1979 года был принят закон о статусе автономии Страны басков, по которому провинции Алава, Гипускоа и Бискайя вошли в состав Регионального автономного объединения Страны басков.

Страна басков в качестве автономного региона пользуется весьма широкими правами: ее жители избирают собственного президента и свой парламент, в регионе действует собственная система налогов, имеются собственные полицейские силы, власти региона сами осуществляют контроль за ситуацией в сфере образования, а  преподавание в школах ведется на баскскском языке, большинство радиостанций и телеканалов, вещающих в крае, также ведут свои передачи на баскском языке. Однако несмотря на это,  существующий этнополитический конфликт в Стране басков — один из наиболее заметных в современной Западной Европе.

В основе конфликта — стремление части экстремистски настроенных басков добиться полной независимости.

Основная цель сепаратистов — создание независимой «Великой Эускади — Страны басков», которая должна включить ряд провинций северной Испании, южной Франции, а также испанскую область Наварра.

В этом конфликте заметную роль играет  социалистическая радикальная организация Euskadi Ta Askatasuna («Эускади та аскатасуна» — «Отечество и свобода басков»),  известная под аббревиатурой  ЭТА.

ЭТА была основана баскскими сепаратистами в 1959 году для борьбы за национальное самоопределение. С 1968 года организация использовала тактику террористических актов, которые она проводила по всей Испании. С конца 1960 по 2006 год ЭТА взяла на себя ответственность за гибель почти 900 человек, среди которых были  политики, чины полиции и прокуратуры, бизнесмены.

Политическим крылом ЭТА является партия «Эрри Батасуна» (Народное единство), запрещенная Верховным судом Испании в 2003 году.

Как показывают опросы, большинство испанцев выступает за мирные переговоры с ЭТА. В сентябре 2005 года стало известно о «непрямых контактах» между властями и сепаратистами с целью начать официальные переговоры.

22 марта 2006 года ЭТА заявила о «постоянном прекращении огня».

В обмен на добровольный отказ от вооружённой борьбы боевики потребовали от властей амнистии для нескольких сотен баскских заключенных, обвинённых в террористической деятельности, а также легализации «Батасуны».

Первые официальные мирные переговоры между представителями правящей Испанской социалистической рабочей партии и запрещённой «Эрри Батасуна» начались 6 июля 2006 года. 30 декабря 2006 года, после теракта в мадридском аэропорту Барахас, совершенного боевиками ЭТА, переговоры были прекращены.

Согласно опубликованному исследованию Европола, ЭТА по-прежнему располагает «значительным человеческим потенциалом» среди молодежи Страны басков, а также среди опытных активистов, которые в прошлом вынуждены были уехать из страны.

По мнению Европола, ЭТА «проявляет тенденцию к экспансии в другие страны Европы, в частности, в Германию, Португалию, Нидерланды и Бельгию, куда она направляет своих членов, чтобы под видом легальной деятельности создать новую инфраструктуру».

Европол не исключает, что в будущем террористы ЭТА могут активизировать свою деятельность против Франции, которую они в своих документах называют таким же «врагом баскского народа», как и Испанию.

Материал подготовлен на основе информации открытых источников

Все справки>>

Источник: https://ria.ru/20080404/103753554.html

Испанское завоевание Португалии

Испания и Португалия на протяжении веков были закоренелыми соперницами и в Европе, и в заморских владениях.

Несмотря на гораздо меньшие размеры и численность населения, Португалия была сильным противником, а в 1494 году в Тордесильясе монархи двух стран даже нескромно поделили между собой весь мир.

Но был период, когда на протяжении шестидесяти лет испанские Габсбурги распространили свою власть и на Португалию.

Нежданное португальское наследство

В 1578 году молодой португальский король Себастиан I сложил голову в битве при Эль-Ксар-эль-Кебире (кстати, там же умер и марокканский султан Абд аль-Малик, а также союзник португальцев – свергнутый султан Марокко Абдалла Мохаммед), и оказалось, что португальский престол некому наследовать.

Нет, короля, конечно, избрали. Это был 66-летний кардинал Энрике Португальский, но в то время люди старели гораздо быстрее, нежели сейчас, и из детородного возраста этот глубокий для своего времени старик уже вышел. Да и обет безбрачия мешал ему завести законную супругу. Конечно, Энрике отправил к папе Римскому просьбу снять с него обет безбрачия, но папа подумал и… отказал.

Карта Иберийского полуострова по состоянию на 1570 год

Когда падре кардинал умер в 1580-м, в Португалии разразился кризис. На престол страны претендовали:

  • Филипп II Испанский, как сын Изабеллы Португальской, то есть прямой внук португальского короля Мануэла I по женской линии.
  • Дон Антониу, приор мальтийских рыцарей в Крату (Португалия), как сын инфанта Луиша (который в свою очередь был сыном португальского короля Мануэля I) то ли от арабки, то ли от еврейки. Главная проблема была в том, что если по португальским и испанским законам он считался дворянином «голубых» кровей, то по законам евреев – стопроцентным евреем, поскольку они определяют национальность по матери. На это, кстати, напирал Филипп Испанский – мол, как же так, еврей на троне католической державы!
  • Катарина Браганса, как дочь Эдуарду, шестого сына Мануэля I, и Изабеллы Браганса.
  • Риануччо Фарнезе, герцог Пармский, 11-летний мальчик, как сын Марии Португальской (дочери Изабеллы Браганса и того же самого Эдуарду). Но чем права Риануччо отличались от прав Филиппа II? Да фактически ничем. Такое же происхождение по женской линии, только не от короля, а всего лишь от инфанта.
  • Эммануил Филибер, герцог Савойский, как сын Карла Савойского и Беатрисы Португальской, второй дочери Мануэля I от его второй жены Марии Арагонской. Здесь у испанского короля было право первородства: всё же Изабелла Португальская была первой дочерью от Марии Арагонской.

В общем, в Европе юристы и богословы потирали руки в нетерпении – судилище «а кто достоин-то?» обещало быть долгим, обиды проигравших – вечными, а денег на отстаивание права наследования престола предполагалось потратить очень много. Однако Филипп II решил иначе. Не потому, что хотел завоевать Португалию, хотя такой бонус для Испании давал многое, но прежде всего – по праву «старшей крови».

С Риануччо и Эммануилом Филибером договорились очень просто – первый был сыном Алессандро Фарнезе, который состоял на службе у Филиппа II, второй сам служил у португальского короля. Обоим объяснили, что объединение Португалии и Испании под одним скипетром – это хорошо, дали денег, и они особо на своих правах не настаивали.

Хуже было с Катариной Браганса, которая от претензий на трон не отказалась, хотя её мужу предлагали пост вице-короля Бразилии и другие должности и подарки. Но её право на трон было явно меньшим, чем у Филиппа, прямого внука Мануэля.

Самым хитрым оказался Антониу – пока другие мерились родословными, он приватно объехал знатные семейства, провёл переговоры, и в результате 20 июня 1580 года в Сантарене был избран королём Португалии, причём Регентский Совет из пяти членов знатных фамилий был ни сном ни духом об этом избрании. Этого уже испанский король стерпеть не мог.

Король Испании Филипп II

Операцию по приведению дона Антониу и его сторонников в чувство возглавили 72-летний герцог Альба и 65-летний дон Альваро де Базан, маркиз де Санта-Круз. План операции прорабатывали совместно и почти по минутам, что для тех времён было вообще на грани фантастики.

К 24 июня в Кадис были стянуты 66 галер, 21 корабль и 9 фрегатов (fragatas, то есть небольших корсарских судов, разительно отличавшихся от будущих фрегатов XVIII века). 25 июня Альба с 21 тысячей пехоты и 3 тысячами конницы пересёк испано-португальскую границу в районе Бадахоса, а на следующий день Санта-Круз вышел к устью Тахо (Тежу).

26-го Санта-Круз блокировал Кашкайш в эстуарии Тахо, расположенный в 25 км от Лиссабона. В тот же день войска высадились в Сетубале, в 40 км от Лиссабона, где находились главные склады португальской армии.

Десант в 4 тысячи человек просто раздавил охранявшие Сетубаль 4 кампании (роты, по 70–100 человек в каждой) португальского ополчения, и таким образом блокировал Лиссабон с моря. 27-го подошла армия Альбы.

Изначально планировалось атаковать Лиссабон с севера, с суши, но после военного совета было решено по городу ударить с моря.

Читайте также:  «черный бриллиант»: почему западные эксперты так назвали российский чернозем

Этот участок охранялся очень слабо, поскольку местность была труднопроходимой, гористой, но там войска Альбы могли поддержать галеры Базана.

С моря Лиссабон защищал португальский флот из 36 каракк и 9 галеонов, но португальцы не смогли его вооружить – Себастьян I вынес склады в Сетубаль, который сейчас был под контролем испанцев.

Герцог Альба

С помощью галер испанцы перевезли войска к Кашкайшу.

Первым по новому плану шёл авангард (1500 немецких копейщиков плюс 3 кампании испанских и неаполитанских аркебузиров под командованием «полевого маршала» Санчо де Авилы), задачей которого было создать плацдарм на южном берегу Алькантары и обеспечить переправу всей армии. Далее шли 3 терции – Неаполя, Ломбардии и Сицилии, в сопровождении 15 кавалеристов (последние – для разведки).

Застрельщиками стали 800 солдат «полевого маршала» Родриго Сапаты, которые в жесточайшем бою сошлись с 300 португальскими кавалеристами. Испанцев атаковали по частям, прямо в месте высадки, и спас их лишь огонь с галер, который вёлся через голову обороняющихся. В результате португальцы были опрокинуты и бежали.

На следующее утро перед Кашкайшем было высажено 300 кавалеристов и 3000 солдат, а также сгружено 3 тяжёлых орудия. Португальцы не приняли боя в поле и отступили в замок Кашкайш, где сосредоточилось до 9000 солдат и 400 кавалеристов.

Но эти войска дона Антониу были полностью деморализованы внезапной высадкой, да и обстрел из 3 орудий вносил определённую сумятицу. 30-го Кашкайш сдался.

Альба, в лучших традициях Фландрии, приказал провести суд и обезглавить коменданта крепости Дона Диуша де Менесеса (Менешуша). Приговор был вынесен публично, на площади, комендант был обвинён в мятеже против законного короля и участии в восстании с оружием в руках.

Напрасно Менесес на суде говорил, что никогда в жизни не присягал королю Испании и, следовательно, не может считаться мятежником. Альба был непреклонен.

Испанские терции в бою

Далее из Кашкайша начался марш к Лиссабону по правому берегу Тахо.

Несмотря на строжайший приказ Альбы воздерживаться от грабежей и насилия по отношению к местным жителям, некоторые кампании вместе с офицерами решили заняться мародерством.

В результате в валлонских кампаниях была проведена децимация по правилу римских легионов, командир – обезглавлен, лейтенанты – выпороты. Грабежи прекратились словно по мановению руки.

30 июля войска уткнулись в форт Сан-Жулиан-да-Барра, с гарнизоном в 600 человек. В дело вступили артиллеристы под командованием Джузеппе Антонелли. 20 орудий были установлены на холме перед крепостью и в течение 5 дней вели обстрел крепостных стен.

Тем временем галеры и корабли Санта-Круза блокировали устье Тахо, не давая подвести к Лиссабону подкрепления и выйти в море португальскому флоту, который на большой воде имел неоспоримые преимущества.

12 августа форт Сан-Жулиан-да-Барра пал.

Наконец, основной отряд вышел к речке Алькантара, заняв её западный берег. Тем временем Санта-Круз послал к Сан-Жулиан-да-Барра 60 галер и 20 кораблей, которые встали в линию у башни Белен, держа под обстрелом почти весь рейд. В результате португальские корабли были вынуждены отступить вверх по течению, оголив оборону башен Св. Себастиана и Порто Брандао.

Флот испанцев начал осторожно двигаться вперёд: сначала галеры, затем корабли. Остановились, подтянулись, укрепились, потом опять вперёд. И так раз за разом. Из-за этого фронт перед Лиссабоном постепенно сужался, португальцы более не владели окрестностями, что позволило Альбе стянуть войска в кулак и начать готовить штурм.

А Санта-Круз пока всё экспериментировал с построениями. Первая линия – галеры Кастилии, Неаполя и Сицилии, вторая — фламандские флиботы, привычные к действиям на мелководьях, в центре – 9 крупных галеонов во главе с «Сан-Мартином», далее 20 каравелл с припасами и вооружением. И замыкающими — примерно 30 навио и вооружённых «уркас».

Испанский флот поддерживает десант

Что касается дона Антониу, то он совокупно имел до 16 тысяч пехоты и тысячу кавалеристов, но лишь 5000 пехотинцев были испытанными в боях ветеранами. Большинство составляло плохо вооружённое городское ополчение. Чтобы прорвать блокаду, Антониу обратился к Англии и Франции, но правительства этих стран ограничились лишь моральной поддержкой и туманными намёками.

Сражение у Алькантары

21 августа всё началось с перестрелки между валлонскими кампаниями и португальскими войсками. Чтобы поддержать свою пехоту, в бой вышла португальская конница. В свою очередь, Альба направил в помощь 300 сабель и 80 аркебузиров, посаженных на лошади. Аркебузиры, достигнув места боя, произвели опустошение в рядах противника, буквально усеяв холм трупами португальцев.

23 августа Альба предложил дону Антониу переговоры, дабы избежать штурма и насилия в Лиссабоне. Дон Антониу мало того что отказался, так ещё и повесил парламентёра на стене башни Белен. Испанцы поняли, что теперь пора заговорить пушкам.

Первым начал действовать флот. Галеры Санта-Круза поднялись вверх по реке и обстреляли позиции португальцев на восточном берегу Алькантары.

Река эта являлась естественной границей между неприятелями, но через неё существовал старый каменный мост Рибейра-де-Алькантара, который был в руках португальцев.

Да, численно португальцы уступали испанцам, но вот в артиллерии превосходили многократно: они имели до 50 орудий, включая известную индийскую бомбарду-камнемёт Диу гигантских размеров (длина 6 метров, вес 19,5 тонн), которая сейчас стоит в музее в Лиссабоне.

Тем не менее, Альба решил наступать. Чтобы запутать обороняющихся, испанцы ночью несколько раз объявляли ложную тревогу, играя сигнал к выступлению. Альба поделил армию на три части – центр под его командованием (6000 испанцев-ветеранов и 2000 немцев) должен был ударить прямо по мосту.

Правый фланг действовал под командованием полковника Просперо Колонна и имел около 7000 бойцов. Его задачей было организовать ложную переправу через речку Алькантара. Слева 6000 немецких и валлонских солдат под командованием Фердинанда де Толедо имели задачей завязать перестрелку с противостоящими им португальцами.

Санта-Круз же с 12 галерами и 11 навио должен был сковывать боем португальский флот, чтобы тот не пришёл на помощь.

Сражение у Алькантары

Первым пошёл в бой Колонна, начав имитацию переправы через речку правее моста. Его войска подверглись страшному пушечно-ружейному обстрелу, но упрямо шли вперёд. Базан послал на выручку наступающим 4 галеры, чтобы хоть как-то противодействовать артиллерии противника.

Далее слева от моста пошли имитировать переправу 1500 копейщиков и аркебузиров де Авилы, прикрывая рейд 600 кавалеристов, которых возглавил сам Толедо, в тыл войскам дона Антониу. Наконец, под прикрытием 20 орудий, на мост ринулись 6000 испанских ветеранов Альбы.

Колонна не смог пройти, его войска, понеся тяжелейшие потери, были вынуждены отступить. Зато у Авилы получилось – он переправился на другой берег и закрепился на пятачке, отбивая одну за другой атаки португальской пехоты.

Сам дон Антониу со всей конницей ударил по мосту, где находились солдаты Альбы. Это был переломный момент битвы — ветераны и копейщики, заняв около трети моста, выставили линию и, истекая кровью, отбивали атаки португальцев.

И в этот момент (около часа дня) в тылу португальцев появились всадники Толедо.

Взаимодействие мушкетёров и пикинёров во время боя

Португальцы дрогнули и побежали. Но «золотой мост» им испортил Санта-Круз – он, пользуясь боем, установил артиллерию с кораблей на берегу и начал обстреливать отходящие части неприятеля, чем ещё более дезориентировал его и ввёл в панику. Отовсюду раздавались крики «Измена! Измена!», почти мгновенно войска претендента перестали существовать как военная сила.

Антониу, взяв всех кавалеристов, провёл ещё одну атаку на мост и даже почти дошёл до него, но этот день был днём Испании. Битва закончилась, а Филипп II стал королём Португалии.

Дон Антониу удрал с восьмьюдесятью или ста своими приближёнными в Вилла-Франка, где сел на португальское судно «Фердинанду да-Кунья» и бежал в Англию. 12 сентября Филипп II въехал в Лиссабон, где на следующий день на Дворцовой Площади принял присягу от португальцев.

Источник: https://warspot.ru/4604-ispanskoe-zavoevanie-portugalii

Чем португальцы похожи на русских, и почему они не любят испанцев

Португалии очень подходит слово «уютная». Ее жители гостеприимны без панибратства и навязчивости, они вежливы, радушны, немного вальяжны. Лучшее времяпрепровождение здесь — зависнуть в кабачке с рюмкой порто и понять наконец какой же он на вкус, настоящий портвейн.

Здесь можно комфортно доехать на трамвае до пляжа, побывать на «краю света» на мысе Рока, влюбиться в великолепные дворцы и тихие виноградники, плясать всю ночь и бродить весь день, поднимаясь и спускаясь по улочкам Лиссабона.

А под конец ощутить себя почти как дома…

1. Вы удивитесь, но мы очень похожи

Как бы ни странно это звучало, но многие путешественники из России, посетившие Португалию, отмечают, что по характеру, отношению к жизни и даже менталитету мы напоминаем друг друга.

Возможно, играет свою роль географическое положение? Португалия — западная оконечность Европы, дальше — только бескрайняя и безлюдная Атлантика. Россия — восточная. У нас тоже бесконечные, часто почти не заселенные просторы, где на многие тысячи километров не встретишь живой души.

Португальские фадо — такие же печальные, меланхоличные и протяжные, как наши песни. Возможно, вы даже услышите в некоторых из них знакомые нотки жестокого русского романса…

Жители этой части Иберийского полуострова также, как и мы, сентиментальны, романтичны и мечтательны. При этом португальцы, в отличие от испанцев, достаточно сдержанны. При встрече, например, здесь не принято обниматься и целоваться, а нужно просто пожать руку. Ну и мы поступаем точно так же!

2. Кстати, об испанцах

Португальцы очень не любят, когда их сравнивают с испанцами. Возможно, для нас жители Иберийского полуострова и кажутся одинаковыми (великие географические открытия, пираты, колонии), но только до тех пор, пока вы не посетите обе эти страны.

Португальцы гордятся своей историей, и, право, есть за что: население Португалии немногим более 10 млн человек, а на португальском языке в мире говорят 220 млн. Бывшие колонии разбросаны по всему свету – Бразилия, Африка, Китай… Поэтому гордые португальцы никак не могут простить испанцам столетнего господства.

И это отношение они впитывают буквально с молоком матери. Не будем утверждать, что вас станут игнорировать, если вы обратитесь к португальцу на испанском. Языки похожи, и вас поймут и помогут, особенно, если будет ясно, что вы турист. В крупных городах многие говорят по-английски.

Но, поверьте, гораздо более теплое отношение вы заслужите, если выучите несколько фраз на языке Камоэнса. Хотя бы приветствие — bom dia / tarde / noite (доброе утро / день / ночь).

3. Правильно заказать кофе — искусство

Кто больше всех в Европе потребляет кофе на душу населения? Нет, это не итальянцы, как может показаться, это португальцы. Хотя кофе и не произрастает в Португалии, но это национальный напиток (как, кстати, и национальное блюдо — треска, которая не водится у берегов полуострова).

Бывшая португальская колония Бразилия, несомненно, сыграла свою роль в гастрономических пристрастиях португальцев. Кофе тут пьют все — и дети, и старики. Но на наш вкус он может показаться чересчур крепким.

Читайте также:  Какие опричники ивана грозного были самые жестокие

Помните о том, что произнося просто слово «кофе», вы получите чашку крепчайшего эспрессо, но если не хотите повышать пульс до 120 ударов в минуту, то лучше заказать meia de leite (на половину с молоком) или galao (порция эспрессо с тройным молоком).

4. Удобная обувь — насущная необходимость

Это напоминание может показаться лишним, вроде бы и так все знают. Но в Португалии количество интересных мест, которые вы увидите, будет напрямую зависеть от вашей обуви. Расположенный на холмах Лиссабон, улицы которого вымощены скользким булыжником, никак не обойти без надежных кроссовок. Даже туристические сандалии здесь могут вас подвести. Одним словом, мы вас предупредили.

5. Соблюдайте меры предосторожности

Португалия — вполне безопасная страна, но определенная бдительность не помешает. В крупных городах можно стать жертвой карманников. Так что следите за вещами. В кафе не бросайте тяжелый рюкзак на пол, даже официант может подойти и сказать вам, чтобы вы положили его на соседнее кресло. Но не надейтесь, что он предупредит вас, когда рядом появится воришка.

Ваша безопасность — исключительно ваша забота. В центре крупных городов, особенно в Лиссабоне, к вам могут подойти торговцы наркотиками. Узнать их достаточно просто, даже если вы не понимаете языка. Угрюмые мужчины будут что-то говорить и протягивать к вам руку. Простого «нет» тут недостаточно. Лучше, избегая зрительного контакта, быстро уйти.

Торговец тут же переключится на следующего человека, попавшего в поле его зрения. В Португалии весьма насыщенная клубная жизнь. Если вы не прочь танцевать и зависать в барах до утра, то постарайтесь уходить из них в компании. Ночью улицы вымирают (даже в Фару, Лиссабоне и Порту), и идти одному по темной пустой дороге до отеля не самая лучшая идея.

На всякий случай запомните телефонный номер 112, по нему можно связаться с полицией и скорой помощью, звонок бесплатный.

6. Не попадите в неприятности 

В Португалии велик соблазн прокатиться зайцем. Просто смешаться с толпой и зайти в автобус или вагон метро без билета. Не делайте этого. Штрафы огромны, а проверить могут даже ночной рейсовый автобус, остановив его на дороге. Если вы арендуете автомобиль, то готовьтесь к тому, что с парковкой, особенно в Лиссабоне или Алгарве, будут проблемы.

Тогда на помощь вам придет местный житель, который будет махать руками, указывая на свободное место, которое вы не заметили. А когда вы запаркуетесь, помимо устной благодарности будет ждать чего-то еще. Правильно, платы за свои услуги. Уровень безработицы в Португалии высок, и это тоже способ заработать. Не возмущайтесь, а отдайте бедолаге пару евро.

7. Ловите волну и не сгорите на солнце

Если вы рассматриваете Португалию в качестве пляжного отдыха, помните три особенности. Летом здесь жарко, очень жарко. Настолько, что очень часто случаются лесные пожары. Атлантический океан — холодный. Температура воды летом не поднимается выше 21 градуса.

Здесь высокие волны, которые сбивают с ног и взрослых, так что внимательно следите за своими детьми. Но последнее — не минус, а, скорее, плюс. Такие места, как Назаре, Пенише и Эрисейра — настоящий рай для серферов. Если захотите покорить волну, начинать, конечно же, нужно летом.

Весной и осенью это делают настоящие экстремалы — волны в это время особенно высоки. Но без гидрокостюма даже летом не обойтись.

Источник: http://www.turizm.ru/portugal/articles/chem_portugaltsy_pokhozhi_na_russkikh_pochemu_oni_ne_lyubyat_ispantsev/

Территориальные разногласия на Пиренейском полуострове

Не многие знают, что Пиренейский полуостров по сей день остается точкой жарких территориальных споров между различными государствами.

Более того, не многие знают о том, что список этих самых государств совсем не ограничивается Испанией и Португалией, которые занимают бóльшую часть Южной-Западной Европы.

В этих конфликтах участвуют маленькие государства и маленькие области упомянутых стран, в них также замешаны крупные сторонние державы, такие как Франция, Англия или Италия. Что же на самом деле происходит на Пиренейском (еще его называют Иберийским) полуострове?

Обозначим три наиболее ярких конфликта, действие которых разворачивалось или разворачивается до сих пор на этой территории. Во-первых, давнее соперничество Испании иПортугалии — во всем и всегда.

В целом, конфликт можно считать завершенным, хотя не исключаю, что в конкретной и благоприятной ситуации он может вспыхнуть с новой силой. Еще этот спор интересен тем, что страны являются соседями и делят один небольшой полуостров. Затем, возьмем оживившийся и нашумевший в недавнем прошлом конфликт вокруг Каталонских земель.

С ними вполне логично следует упомянуть споры по поводу Страны Басков. Объединим эти два конфликта в один и назовем их «внутренними испанскими спорами». Внутренние португальские конфликты мы рассматривать не будем, так как их в принципе нет.

Даже если они и существуют, эти споры не выходят на подобный почти международный уровень — вся Европа пристально следит за происходящим.

По сравнению с Португалией, Испания занимает большую часть Иберийского полуострова, плюс около 90 % территории страны составляют горы — весьма затруднительно удерживать единство разрозненных провинций в такой ситуации. В заключении рассмотрим конфликт Испании и Англии.

Здесь можно упомянуть и англо-испанские войны, и «войну за ухо Дженкинса», однако, учитывая тему, которая ограничивает исследование в плане географии, мы рассмотрим недавно активизировавшийся конфликт по поводу небольшой территории Иберийского полуострова — государства Гибралтар. Кроме того, постараемся ответить на вопрос, могли ли споры между странами иметь другой исход, а если соперничество все еще длится — какие выходы из ситуации для держав существуют.

Начнем с самого главного и старого, с наиболее древних соперников — Испания иПортугалия. Соседи по географии, во многом схожие страны, однако долгое время своей истории являются заклятыми врагами.

Важно сказать, что этот конфликт считается более менее разрешенным, так как основные события, которые будут упомянуты далее, происходили в средние века и новое время.

С чего же все началось? Скорее всего с того момента, как Португалия оформилась как самостоятельное государство, вышла из-под контроля испанской короны и стала постепенно укрепляться, а после и набирать мощь, как морская держава. Да и со вторым участником спора, Испанией, не все так просто.

Сам Пиренейский полуостров за свою историю пережил появление и исчезновение многих и многих государств. До 1143 года (Афонсу I провозгласил себя королем Португалии) и до 1469 года (брак Фердинанда Арагонского и Изабеллы Кастильской) сложно в принципе говорить о таких странах, как Испания и Португалия.

Если взглянуть на карту полуострова сейчас, то мы увидим, что большую часть занимает Испания, небольшая часть территории на западе — Португалия, совсем маленький кусочек земли на севере принадлежит государству Андорра и сопоставимый по размерам полуостров на юге принадлежит государству Гибралтар, колонии Англии.

Если же посмотреть на карту середины XI века (почти середина периода реконкисты), то мы не увидим привычных нам границ государств. Мы увидим огромный бывший Кордовский халифат на юге, который в последствии распался на эмираты, большое королевство Леон на северо-западе, королевство Наварра и несколько графств, одно из которых — Барселона — на северо-востоке.

Между Испанией и Португалией случалось множество споров за их долгую историю. Ряд испано-португальских договоров начался еще в то время, когда Испания до конца не завершила свое объединение и не стала единым государством.

[2] Первым в этой веренице стало соглашение о том, что Португалия в середине XV века получала права на Африку и Канарские о-ва, так как графство Кастилия (в ближайшем будущем объединит вокруг себя большую часть территории Испании) не было в состоянии соперничать с мощной португальской монархией и ее довольно сильным по тем временам флотом.

Однако, обратный договор не заставил себя ждать — Испания объединилась, усилилась и стала для Португалии большим конкурентом — в 1479 году по мирному договору Канарские о-ва были отданы под власть испанской короне. Взамен Испания признавала все земли около берегов Африки за Португалией. Но и этого оказалось мало.

Две державы были почти на равных по мощи, это касалось и морской составляющей, и сухопутной. Каждой из них пришлось бы доказывать, что именно она — великая. К этому времени на востоке разрослись два государства — Турецкая империя и Московское княжество.

На первый взгляд может показаться, что это не могло никак повлиять на испано-португальские отношения, но проблема заключалась в том, что эти государства проводили политику изоляционизма, соответственно перекрыли главный торговый путь того времени — Великий Шелковый путь. Европейским государствам пришлось искать другие дороги в Азию — морские.

Две державы начали бороться за то, чтобы первыми открыть Индию. Точнее, путь до нее. Позднее это переросло в «гонку колоний» — путь в Индию был открыт, поэтому португальцы и испанцы начали исследовать пустые места на карте, открывая новые земли и образуя колонии.

Таким образом была начата «Эпоха великих географических открытий», которая заразила всю Западную Европу — все отправлялись открывать новые земли. К концу XV века мы имеем следующую картину — Португалия во всю снаряжала морские экспедиции в поисках пути в Индию. Испания только-только объединилась, в ней царит время инквизиции, страна была перестроена полностью и у нее были силы на соперничество.

Таким образом могло случится непоправимое — конфликт двух мощных держав на почве открытий новых территорий и расселения на «общем пространстве» — Пиренейском полуострове. Уверена, что правительство Испании никогда не покидала мысль о том, что Португалия хорошо бы смотрелась в составе страны в качестве графства или герцогства (что ранее уже было и в последствии еще раз случится).

Первая попытка разделить весь мир между Испанией и Португалией была предпринята в 1493 году папой Александром VI, в папской булле «Intercaetera № 2» (кроме нее имели место быть еще несколько похожих булл — Intercaetera № 1, Eximiaedevotionis и Dudumsequidem). Окончательно эти споры были решены в 1494 году.

Испания и Португалия, во избежание конфликта, заключили Тордесильясский договор о разделении сфер влияния в мире. Благодаря тому, что эти две страны были главными первооткрывателями и мореплавателями, долгое время договор имел силу. Однако, с развитием других держав, таких как Англия, Франция и Голландия, стало понятно, что такое соглашение больше не будет работать. Одновременно с этим к XVII веку могущество Испании и Португалии поубавилось, договор сохранял реальную силу только в решении приграничных вопросов в Южной Америке, где на востоке были колонии Португалии, а на западе — Испании. Официально Тордесильясский договор был отменен в 1777 году и было заключено новое соглашение — первый договор в Сан-Ильдефонсо.

В XVI — XVIII веках произошел ряд испано-португальских войн, которые сменялись мирными договорами и договорами о разделении сфер влияния. Одной из проявлений конфликта стала война за португальское наследство с 1580 по 1583 год. Со смертью Энрике Португальского, последнего представителя Ависской династии, в Португалии настал период династического кризиса.

Претендентов на престол было несколько — законные и незаконные внуки Мануэла I — Филипп II Испанский (чужд португальцам, поскольку был королем Испании), Антонио из Крату (был провозглашен королем сразу, во избежание объединения с Испанией) и герцогиня Катерина Браганса (имела больше всех прав на престол, однако в Португалии не было принято, чтобы страной правила женщина).

За престол развернулась война. Закончилась она тем, что победила испанская армия во главе с герцогом Альбой, Португалия вошла в состав Испанской империи, Филипп II под именем Фелипе I стал королем Португалии, и началось время, известный под названием «Иберийская уния», продлившееся до 1640 года.

Однако период подчинения испанской короне не очень нравился португальцам.

С 1637 на территории страны начались народные восстания, спровоцированные высокими налогами и утратой всех колоний, которые отошли в основном усилившейся Голландии, так как Испания не имела ресурсов и возможности удерживать контроль над португальскими заморскими землями, которые были разбросаны по всему миру.

Читайте также:  Происхождение «тушинского вора»: был ли лжедмитрий ii евреем

В 1640 году в Португалии произошел дворцовый переворот, и во главе страны встал Жуан IV Счастливый, положив начало португальской династии Браганса. Все это вылилось в португальскую войну за независимость, а день, когда Жуан вступил на престол, 1 декабря, стал официальным днем независимости в Португалии.

Результатом войны стало появление на карте Европы нового-старого самостоятельного государства. Некоторое время в Иберии было все спокойно.

В начале XVIII века Португалия приняла участие в войне за испанское наследство, однако результатом этого участия стало подписание некоторых мирных договоров с Англией, в следствие чего страна попала в экономическую и политическую зависимость от Туманного Альбиона.

[4] К середине XVIII интересы Испании и Португалии снова столкнулись и вылились в войну 1735–1737 годов, основные боевые действия которой проходили в Южной Америке. Эта война примечательна лишь тем, что здесь начало проявляться огромное отставание Испании в военно-экономической области.

В 1761–1763 годах Испания и Португалия вели свою небольшую войну в рамках Семилетней, которая в это время разворачивалась в Европе. Никаких крупных сражений за это время на Пиренейском полуострове и в испанских и португальских колониях не случилось, однако произошли изменения границ.

Испании удалось завладеть некоторыми колониями Португалии из-за ослабленного противника — в 1755 году в Лиссабоне произошло серьезное и разрушительное землетрясение.

Парижский мирный договор восстановил между Испанией и Португалией вооруженный мир в довоенных границах правда с некоторыми изменениями: Португалии была возвращена только Колония-дель-Сакраменто, в то время как другие отнятые колонии Южной Америки остались за испанцами. Разочарование такими результатами через 13 лет вылилось в новую испано-португальскую войну за колониальные владения. Окончилась она тем самым договором в Сан-Ильдефонсо в 1777 году, о котором уже упоминалось выше. Испания и Португалия снова «поделили мир» между собой, правда теперь делали это осторожнее, не претендуя на все сразу. Они разграничили владения в Южной Америке, признали недействительными предыдущие договоры, также установили запрет на возведение военных укреплений на границах. Несмотря на то, что это был заключительный договор в веренице испано-португальских соглашений о разделении территорий (особенно южно-американских), конфликты на границах продолжались еще долгое время, до войны испанских колоний за независимость. На данный момент никаких вопросов о колониях между Португалией и Испанией, конечно, нет. Однако, не исчезает чувство того, что когда-нибудь испанское правительство решится на попытку включения Португалии в состав Испании.

Теперь к внутренним испанским конфликтам, которые до сих пор не дают спокойно спать испанским властям. Каталонские земли. Еще одна область Пиренейского полуострова, наполненная конфликтами и недопониманием. Проблема вокруг этих земель является современной и насущной, несмотря на то, что корнями уходит в далекий XVII век.

Каталония еще со времен реконкисты, а именно с момента освобождения от франкской зависимости, была довольно самостоятельной областью. У нее был свой свод законов от Рамона Беренгера I — в 1058 году был составлен Usatici — первый свод феодальных законов в Западной Европе. В 1359 году парламент Каталонии (Кортс каталанас — Corts Catalanes) признан королевством Арагонским официальным органом.

В 1516 году Каталония вошла в состав Испанского королевства, сохранив свои собственные политические учреждения, судопроизводство, законы и собственную валюту. В составе Испании Каталония пережила и взлеты, и падения (особенно с открытием Америки и переключением внимания на западное побережье, область весьма истощилась и пережила некоторый упадок культуры, торговли и экономики).

Однако, каталонцы не смогли смириться с деспотическим управлением страной Филиппом IV из династии Габсбургов. В 1640 с восстания крестьян в Барселоне началась война жнецов. Чиновники «модернизировали» крестьянское восстание, превратив его в начало борьбы за независимость Каталонии.

Президент правительства Пау Кларис объявил Каталонию республикой и попросил защиты у короля Франции Людовика XIII. Однако, к 1652 году в Каталонии снова оказались испанские войска, которые начали борьбу с французскими интервентами.

Все закончилось Пиренейским мирным договором, по которому к Франции отошли некоторые каталонские территории, такие как Руссильон и Капсир, борьба за независимость была не просто проиграна, но еще и привела к потери части земель. Следующим ударом для Каталонии стали результаты войны за испанское наследство 1705–1714 годов.

Так как территория поддерживала Карла VI Габсбурга, выигравший войну Филипп V подписал декреты Нуэва-Планта (всего их было три — третий от 16 января 1716 года касался Каталонии). Были отменены все привилегии, была упразднена автономия каталонских земель. Также оказывалось давление на распространение каталанского языка.

После падения Барселоны в 1714 году были закрыты каталонские университеты, отменена каталонская конституция. По сути, Филипп V Испанский, взявший Барселону, уничтожив фуэрос Каталонии, уничтожил одну из самых процветающих и самых продвинутых областей Испании.

Однако, здесь каталонские земли нашли для себя плюсы — на правах части Испании Каталонии было разрешено торговать с испанскими колониями, что принесло свои плоды в экономике — она стала крепнуть и улучшаться. Кроме того, не были оставлены попытки протестов испанским властям — были опубликованы некоторые политические труды с высказыванием идей об объединении независимого Арагонского королевства или о создании каталанской независимой республики. В принципе, в новейшее время Каталония вступила пусть и без независимости, но вполне в хорошем состоянии. Оставайся положение дел на этом уровне, возможно, конфликт был бы исчерпан.

В Наполеоновские войны Каталония была завоевана Францией и в течение нескольких лет находилась под ее властью. Правление Фердинанда VII ознаменовалось несколькими народными восстаниями в Каталонии.

К началу первой карлистской войны каталонцы легко избрали себе сторону, за которую будут выступать — они решили поддержать Дона Карлоса, считая, что с приходом абсолютного монарха и возвращением старого режима, вернутся и автономия, и привилегии.

Однако, Карлос войну проиграл, в Испании прошла буржуазная революция, к власти пришла Изабелла II. Ее правление особо ничем хорошим не запомнилось, было связано с коррупцией, политической и социальной напряженностью.

В Каталонии в связи с недовольством таким устройством в государстве начали развиваться республиканские движения. Каталонцы начали выступать за федеративную Испанию.

Со второй половины XIX века ситуация в Каталонии снова улучшилась. На фоне роста экономики, стала развиваться и культура. Каталонцы начали движение за возрождение родного языка. Вновь появились попытки отделения, одна из них произошла в 1871 году. Каталония в тот год осталась в составе Испании после длительных мирных дипломатических переговоров.

В начале XX века в Каталонии огромную силу набирало радикальное трудовое движение, которое вошло в конфронтацию с буржуазией, часто устраивались всеобщие забастовки и террористически атаки. Однако, в период испанской гражданской войны военного восстания в Каталонии не случилось, и область приняла сторону республиканцев.

Потерпев поражение от Франсиско Франко, Каталония потеряла автономию, привилегии, также каталонская интеллигенция и культура терпели притеснения от нового испанского правительства. Любое сопротивление диктатуре жестоко каралось. Так многие были посажены по политическим обвинениям, а около 4 тысяч каталонцев были казнены.

Для области этот ужас закончился к 1978 году, демократическая конституция Испании, составленная после смерти диктатора Франсиско Франко, вернула области ее автономию. Снятие ограничений, политическая стабильность и вхождение Испании в Европейское Экономическое сообщество в 1981 году принесло свои плоды — Каталония продолжила свое восстановление и дальнейшее развитие.

В 1992 году в Барселоне прошли летние Олимпийские игры, что стало большой рекламой для Каталонии. В область Испании хлынули иммигранты, что стало притоком рабочей силы и фактором экономического роста.

Источник: https://moluch.ru/archive/100/22444/

Две страны одного полуострова: главные отличия Испании от Португалии

Пиренейский полуостров в последние годы пользуется огромной популярностью у туристов из многих стран мира, включая граждан России и СНГ. А находятся на нем всего лишь два государства – Испания и Португалия. Близкое соседство плюс схожесть языков, казалось бы, должно было обеспечить им много общего.

В каком-то смысле так оно и есть. Обе страны являются членами Евросоюза, у них одна и та же религия, и там, и там царствует приятный мягкий климат на фоне завораживающей красоты пейзажей и великолепнейших морских пляжей, земли этих государств плодородны, а местное население безумно любит футбол, вкусно поесть и хорошо отдохнуть.

Однако, различий все же больше. Поэтому, если после визита в одну из этих стран вы получили массу удовольствий, и предполагаете, что в другом пиренейском государстве произойдет такая же приятность, это может быть, и скорей всего будет так. Но приготовьтесь, что придется встретиться и с неожиданностями.

Местное население и влияния извне

Начнем с Испании, страны с богатейшей историей, «приютившей» несколько народностей, каждая из которых не считает себя испанцами, имеет собственный язык и желание жить вне контроля Мадрида. Например, баски или каталонцы.

А ведь есть еще кастильцы, галисийцы, андалусийцы, валенсийцы и др.

А в Португалии проживают только португальцы, что, тем не менее, никак не обедняет многообразие культурной жизни этой страны, имеющей также славную историю, своими корнями, уходящую в сивые века…

Издание «Моя планета» напоминает, что Испания и Португалия в прошлом имели статус колониальных империй.

Сегодня они не утеряли связи со своим бывшими колониями, что отражается на миграционной политике и, соответственно, широкому этническому и культурному разнообразию в них.

Особенно ярко это отражается в музыке, гастрономии, моде, архитектуре. В Испании такие связи наиболее тесны с Аргентиной, Колумбией, Чили, Перу, Марокко и др.

Португалия больше «дружит» с Бразилией и странами Черного континента, некогда бывшими ее колониями: Ангола, Мозамбик, Кабо-Верде. Поэтому в Португалии туристы чаще всего «обнаруживают» африканские рестораны, специфические зрелищные театрализованные представления, даже целые культурные центры.

Сиеста, домашний уют и вечерние променады

Все знают, что для каждого уважающего себя испанца сиеста – святое время, древняя традиция, посвященная послеобеденному сну. В Португалии такого явления не наблюдается, зато там очень неспешно плотно обедают, не менее часа. А в среднем португальцы тратят на дневное питание от 2 до 3 часов.

Испанцы кроме сиесты очень любят вечерние променады, подчас которых заглядывают в любимое кафе поговорить с приятелями или просто соседями, выпить кофе или вина. Португальцы предпочитают проводить вечера дома, и если приглашают куда-то друзей, так это к себе в гости, а не в рестораны.

Английский язык, национальные деликатесы и танцы

Испанцы то ли «по нехотению», то ли из какого-то принципа общаются только на родном языке, практически не говоря на английском. В Португалии, наоборот, жители охотно откликаются на «ваш английский».

В Испании национальным деликатесом, славящимся во всем мире, является хамон, сыровяленый свиной окорок. А Португалия гордится своими сардинами, которых предлагают в невообразимом множестве вариаций.

Национальным зрелищем испанцев является коррида, где матадор «выясняет отношение» с быком «на своих ногах». В Португалии в бой с животным кавалейру вступает исключительно на лошади.

Что касается национальной музыки, то испанское фламенко, танец и песня, наполненные невероятной силы страстью, пленит даже слепого и глухого.

А вот в Португалии традиционная фаду является противоположностью фламенко – светлая тоска наполняет душу слушающему ее.

Большинство таких песен, отражая некоторые особенности менталитета португальцев, посвящены несчастной любви и тем, кого уже нельзя вернуть.

Рождество и короли

На Рождество португальцы предпочитают собираться в тесном семейном кругу на весьма обильный ужин, где главным блюдом, как правило, является треска. В полночь начинается самая торжественная часть мероприятия – вручение друг другу подарков. В Испании подарки дарят на праздник Трех королей (трех волхвов, явившихся почтить новорожденного Спасителя с подарками) 6 января.

Ну, и напоследок, немного о правителях. В Испании и сегодня есть король – с 1978 года в стране установлена конституционная монархия. Португалия последний раз видела своего короля в 1910 году, поскольку далее государство перешло на парламентскую форму правления, «заменив» короля президентом.

Источник: https://richwenews.com/turizm/1090-dve-strany-odnogo-poluostrova-glavnye-otlichiya-ispanii-ot-portugalii.html

Ссылка на основную публикацию