Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Сегодня у большинства из нас чукчи вызывают стойкую ассоциацию с героем анекдота — простоватым и безобидным. Но 150-200 лет назад упоминание о чукчах если и вызывало у кого-то смех, то исключительно нервный.

Небольшой, но очень суровый северный народ, который огромная империя пыталась покорить с середины XVII столетия, так и остался несломленным.

Какое непобедимое оружие использовали полярные воины в сражениях с первопроходцами-казаками и другими северными народами?

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

На старинных изображениях чукчи в боевых доспехах похожи на японских самураев. Сходство это вызвано схожей для Чукотки и Японских островов проблемой — отсутствием качественного железа. Но если японцы испытывали серьезный дефицит подходящей для выплавки стали руды, то чукчи никогда не стремились развивать промышленность — в основе их общества лежала охота и рыбалка.

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Поэтому доспехи чукотского, как и японского воина, состояли из плотной кожи, дерева и кости. Существовало два основных типа доспехов: ленточный ламинарный из толстой моржовой кожи и пластинчато-ламеллярный из кости. Также чукчи не отказывались и от металлических лат и кольчуг, если такие удавалось добыть в качестве трофея.

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Доспехи из кожи и кости отлично защищали своих владельцев от костяных наконечников стрел и копий, которыми пользовались ближайшие соседи чукчей — эскимосы и коряки.

Стрелы со стальными наконечниками и мушкетные пули, используемые казаками, легко пробивали доспехи из природных материалов, поэтому к концу XVII столетия, когда походы государевых людей за ясаком стали регулярными, железные доспехи стали признаком хорошего тона.

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Особый силуэт чукотскому воину придавал кожаный щит из тонкой доски, обшитой все той же моржовой кожей.

Во время похода щит был откинут за спину и напоминал полусложенные птичьи крылья, а в бою мгновенно перемещался вперед или вбок — в сторону, откуда грозила опасность.

Щит был на порядок эффективнее нательного доспеха из кожи и на определенном расстоянии мог остановить пулю из гладкоствольного казачьего ружья.

Нужно особо упомянуть то, что щит у отважных чукчей не был в почете. Во-первых, он имел немалый вес и сковывал движение, а во-вторых, презирающие смерть северяне зачастую считали его постыдным излишеством. Щит, в основном, применялся во время ведения вялых позиционных боев с обстрелами на расстоянии, а в серьезном «деле» от него быстро избавлялись.

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Основным оружием чукчи на охоте и войне был большой лук из дерева, изготовленный по довольно сложной технологии. Для придания луку особой упругости, северные мастера комбинировали лиственницу, корень ели и бересту. Тетиву плели из тщательно отобранных и обработанных специальным образом оленьих жил.

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Стрелы чукчи изготавливали из лиственничного плывуна — прочного и стойкого к влаге. Наконечники делали из кости, а когда везло с металлом — то из железа. Даже с острой костью на конце стрела, пущенная из дальнобойного чукотского лука, представляла серьезную опасность, а металлический наконечник увеличивал ее поражающую способность на порядок.

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Чтобы не давать возможность жителям Чукотки совершенствовать свои орудия убийства, в царской России действовал запрет на продажу чукчам железных предметов. При нападении на казачий обоз или острог, северян интересовали, в первую очередь, не ценности и пленные, а металлические предметы, позволяющие выполнить «апгрейд» оружия.

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Нож в ножнах из клыка моржа, чукотский мастер Онно, 1944 год.

Также использовали чукчи копья. Древко этого оружия было длинным и составляло не менее 2,5 метров. Острие копья делали из кости или железа и оно могло быть как тонким, как у кавалерийской пики, так и широким, как тесак.

Копьем с широким наконечником в бою пользовались также для нанесения рубящих ударов. Копья высоко ценились теми, у кого они были, так как прямые длинные деревянные древка в заполярной тундре добыть было очень сложно.

Применялись чукчами также разнообразные дубинки, в которые для увеличения их травмирующего эффекта вставлялись осколки камней и костяные шины. Все воины носили на поясе длинные костяные или железные ножи, которые применялись на охоте, в бою и за трапезой.

Несмотря на то, что чукчи — кочевой народ, не склонный к возведению стационарных жилищ, в случае необходимости они быстро строили довольно эффективные компактные оборонные сооружения, используя жерди своих яранг и булыжники. Каменные крепости имели бойницы для стрельбы из луков, а их стены были устроены таким образом, чтобы в любой момент можно было обрушить ее часть на головы идущим на штурм.

Крепости, которые чукчи называли «умкы», использовались разово, так как были недолговечны. Искусных зодчих среди оленеводов и китобоев не водилось, а строить фундаменты в вечной мерзлоте сложно даже при наличии современной спецтехники. В конце боя каменное сооружение разрушалось или без сожаления оставлялось защитниками.

Некоторое представление о строительном мастерстве чукчей можно составить рассматривая остатки укрепленных яранг в поселке Наукан. Примитивные стены вокруг жилищ из шкур которые строптивые чукчи строили для обороны от советских сборщиков пушнины и геологов еще в 30-х годах XX столетия.

Несмотря на малочисленность и примитивное оружие, чукчи так и остались несломленными.

В Российской империи это был, пожалуй, единственный народ, который платил сборщикам дани не столько сколько положено, а сколько находил нужным.

При малейшем недовольстве царские чиновники подвергались мучительной смерти, а стойбище, выказавшее неповиновение, мгновенно сворачивалось и исчезало со своими стадами оленей на бескрайних просторах тундры.

Относительно управляемым этот северный народ стал лишь в 50-х годах XX века, после того, как его почти столетие «обрабатывали» алкоголем.

Источник: https://BigPicture.ru/?p=1099124

Мифы и Легенды

  • Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи Саамы (устар. назв. — лопари, лопь, лапландцы) — народность, населяющая северные районы Норвегии, Швеции и Финляндии. В России саамы живут на Кольском п–ове. Верующие саамы в России — православные, в Скандинавии — лютеране. Саамский язык относится к финско–угорской группе языков, в которой составляет особую ветвь…
  • Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи Ненцы (самоназв. — хасова, устар. назв. — самоеды, юраки) — народность, населяющая обширную территорию от Кольского п–ова до правобережья Енисея. Верующие — православные, часть придерживается традиционных, верований. Ненецкий язык относится к самодийской группе уральских языков. Письменность на основе русского алфавита…
  • Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи Ханты (самоназв. — хандэ, устар. назв. — остяки) — живут на территории Ханты–Мансийского (по нижнему течению Оби) и Ямало–Ненецкого автономных округов, а также в Томской обл. Верующие — православные. Хантыйский язык относится к обско–угорской ветви финско–угорской группы языков. Письменность — на основе русского алфавита…
  • Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи Манси (самоназв. — маньси, моаньс, меньдьси; устар. назв. — вогулы; в летописях — вогуличи, гогуличи) — живут в основном на территории Ханты–Мансийского автономного округа. Верующие — православные. Мансийский язык относится к обско–угорской ветви финско–угорской группы языков. Письменность — на основе русского алфавита…
  • Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи Коми (самоназв.; устар. назв. — зыряне) — народ, коренное население Республики Коми. Верующие — православные. Язык коми–зырянский, относится к финно–угорским языкам (пермская ветвь). Письменность — на основе русского алфавита.
  • Якуты (самоназв. — саха) — народность, коренное население Якутии. Верующие — православные. Якутский язык относится к уйгурской группе тюркских языков. Письменность на основе русского алфавита…
  • Чукчи (самоназв. — луоравэтлат, т. е. «настоящие люди») — коренная народность Чукотки. Живут на территории Чукотского и Корякского авт. округов, а также в Нижне–Колымском р–не Якутии. Верующие — православные. Чукотский язык относится к чукотско–камчатской группе палеоазиатских языков. Письменность на основе русского алфавита…
  • Коряки (самоназв. — нымыланы, чавчувены, алюторцы) — коренное население Корякского авт. окр. Проживают также в Чукотском авт. окр. и в Магаданской обл. Верующие — православные. Корякский язык относится к чукотско–камчатской ветви палеоазиатской группы языков. Письменность на основе русского алфавита…
  • Эскимосы (самоназв. — инуит, юпик, означает «настоящий человек») — народность, живущая вдоль арктического побережья Америки — от Аляски до Лабрадора, — на о. Гренландия и севере Канады. В России эскимосы живут на Чукотском п–ове, на южном побережье Берингова моря, на о. Врангеля. Эскимосский язык относится к эскимосско–алеутской группе палеоазиатских языков…
  • Мифы, легенды и сказания саами, ненцев, ханты, манси, коми, якут, чукчей, коряков, эскимосов

Жилище чукчей — яранга

Чукчи (самоназв. — луоравэтлат, т. е. «настоящие люди») — коренная народность Чукотки. Живут на территории Чукотского (12 тыс. ч.) и Корякского (1,5 тыс. ч.) авт. округов, а также в Нижне–Колымском р–не Якутии.

Всего в России общая численность по данным 1992 г. составляет 15,1 тыс. ч. Верующие — православные. Чукотский язык относится к чукотско–камчатской группе палеоазиатских языков.

Письменность на основе русского алфавита.

Образование проива [1]

Говорят, в прошлом, когда еще европейцев не знали, острова Инетлин и Имегелин одним островом были. Возвышались на том острове две горы, а между ними шла маленькая протока, через которую китовые позвонки для перехода были переброшены.

На том острове эскимосы жили. Много моржей и нерп добывали. Некоторые в тундре у хозяев оленей пасли. Самый богатый хозяин был Тэпкэлин. Сильный был и удачливый. Много пищи имел. Погреб у него всегда был мясом заполнен. Они жили одни с женой.

Однажды летом охотился Тэпкэлин в каяке. Погода была очень хорошая. Вокруг то и дело выныривали нерпы. Но Тэпкэлин не гарпунил их. Ждал, когда лахтаки [2] появятся. Не дождавшись лахтаков, дальше в открытое море направился. Скоро уже селение на берегу едва виднелось. Остановился Тэпкэлин, стал ждать, когда лахтаки появятся.

Через некоторое время впереди большой лахтак показался. Совсем близко вынырнул. Тэпкэлин сразу бросил в него гарпун. Наконечник гарпуна прямо в шею лахтаку вошел. Тэпкэлин быстро спустил на воду пузырь. Нырнул лахтак, а пузырь не пускает. Поплыл Тэпкэлин вслед за лахтаком. Стал лахтак постепенно силы терять.

Наконец подтянул Тэпкэлин ослабевшего лахтака к каяку и закрепил на пузыре.

Солнце уже спускалось. Темнеть стало. Тэпкэлин к берегу заспешил. Солнце село, когда он еще далеко в море был.

Вдруг выскочил из воды какой–то зверь и впился когтями Тэпкэлину в спину. Не смог Тэпкэлин оторвать его от спины. Стал к берегу изо всех сил грести. А зверь давай кухлянку [3] царапать. Тэпкэлин еще сильнее заторопился. Разорвал зверь кухлянку, до спины добрался, стал кожу когтями рвать. Тэпкэлин от боли чуть не упустил весло.

Опять попробовал зверя от спины отодрать, не смог — крепко зверь вцепился. Из ран уже кровь течет. Скорее бы до берега доплыть — только там спасение! Еще сильнее стал Тэпкэлин грести, превозмогая боль. Вот уж близко земля. На берегу люди сидят, ждут. Очень ослабел Тэпкэлин. Как приблизился каяк к берегу, крикнул лкдям: — Вцепился мне в спину неведомый зверь! Отдерите его от меня, только живым оставьте!

Ткнулся нос каяка в песок, вытащили его люди тотчас на сушу. Видят — впился в спину Тэпкэлина какой–то неизвестный зверь. Отпустил зверь Тэпкэлина и бросился было к морю. Поймали его люди и отнесли Тэпкэлину в ярангу [4]. А самого охотника еще раньше туда отвели. Ужинает Тэпкэлин, а спина у него вся этим зверем изранена.

Говорят люди Тэпкэлину: — Вот мы поймали твоего мучителя! Что нам теперь с ним сделать? Велел Тэпкэлин содрать с него шкуру и отпустить в море. Наступила ночь, все люди уснули. И Тэпкэлин уснул. Проснулся ночью, слышит — шум прибоя совсем близко. Сильный ветер дует, а вокруг селения по низинам уже волны гуляют. Быстро оделся Тэпкэлин и вышел наружу. Волны уже до первых яранг докатились. Собираются люди на гору бежать. А вокруг собачий вой, крики людей, шум прибоя. Скоро волны и к яранге Тэпкэлина подступили. Тэпкэлин вошел в ярангу, велел жене собираться, на гору идти. Только немного замешкался. Накатилась огромная волна, разбила ярангу и утащила вместе с людьми в море. Погибли Тэпкэлин с женой в морской пучине. Всю ночь бушевал ветер. Много людей погибло, много собак утонуло, яранги волнами в море смыло. Маленькая полоска земли только осталась. На рассвете еще сильнее стал ветер. Наступила мгла. Горы заволокло тучами. Но вскоре посветлело. Ветер стал утихать. Оставшиеся в живых люди смотрели с горы в сторону своего селения. Взошло солнце, и увидели они на его месте море. Всю косу, где селение было, поглотили волны.

Так вот образовался пролив. А две горы — Инетлин и Имегелин — и сейчас есть. Только они островами стали. Конец.

Шаман Кыкват [5]

Жил–был в селении Нэтэн шаман Кыкват [6]. С севера тогда страшная болезнь шла. Везде люди умирали. Но в Нэтэн болезнь еще не дошла. Сказал Кыкват жителям Нэтэна: — Сегодня ночью не надо спать, сегодня ночью дойдет до этого селения болезнь. Я буду следить. Как услышите мой голос, скорее ко мне бегите.

Читайте также:  «центр торговли» и «окно в европу»: чем отличаются москва и санкт-петербург

А сам оделся в шаманские одежды и поздно ночью вышел из яранги. Выкопал неподалеку от яранги яму в снегу и сел там на корточки. Как только настала полночь, показался огромный кэле [7]. Вместо нарты байдара в одну собаку запряжена. Подъехал, увидел сидящего Кыквата и спрашивает:

— Ты что здесь делаешь? Кыкват отвечает: — Не пускают меня к себе эти люди, негде мне ночевать! Кэле сказал: — Если негде тебе приютиться, будь моим помощником! Я тебя кормить буду. Есть будешь, что хочешь. У меня разное мясо есть. Кыкват говорит ему: — Что ж, согласен, а то я голодный! Выстроил кэле из шкур ярангу, и вошли они туда. Кэле сказал Кыквату: — Там в байдаре мясо есть, иди поешь какого хочешь мяса. Пошел Кыкват к байдаре. Видит: на носу мертвецы, и еще живые люди есть, ремнями связанные, а на корме несколько диких оленей. Поел Кыкват оленины и вошел в ярангу. Тут кэле стал его спрашивать: — Я давно слышал, что Кыкват — большой шаман. Ты, наверное, знаешь, где он. Может быть, он здесь и живет? Кыкват ему отвечает: — Не знаю! Наверно, умер, что–то не слыхать о нем. Сидит в яранге Кыкват и думает: как бы лучше расправиться с кэле. Думал, думал и говорит кэле: — Очень мне приспичило по малой нужде выйти. — Чего там выходить! — говорит Кыквату кэле. — Не стесняйся меня. Тут все и делай! — Ох нет, не привык я! Вышел Кыкват. Как только вышел, бросился на собаку и убил. Потом развязал пойманных кэле людей. Стал по одному на ноги ставить. Поставит, ударит по заднице и говорит: — Беги скорее домой, туда, где поймали! Те, у кого еще душа цела, сломя голову домой бросились. А у кого кэле уже душу съел, не могли стоять, подали. Вот наконец все до одного разбежались. А в яранге кэле стал беспокоиться: «Где же мой помощник? Не пошел ли за Кыкватом? Ох, если Кыквата позовет, плохо мне будет!» Послал тогда кэле свою жену посмотреть, где Кыкват. Вышла женщина–кэле. Поймал ее Кыкват и убил. Потом в ярангу вошел, бросился на кэле и во весь свой голос закричал: — Скорее, скорее ко мне бегите! Прибежали тотчас жители Нэтэна, все копьями вооружены. Связали кэле крепко–накрепко и в рот ему палку засунули, чтобы рот был открыт все время. И целое лето с самой весны все нэтэнцы лили ему в рот помои. Только к осени стало изо рта течь, только тогда наполнилось его брюхо. Спросил тогда Кыкват у кэле: — Будешь еще издеваться над людьми? — О нет, больше не буду. Даже близко к этому селению не подойду, — отвечает кэле. Кыкват говорит ему: — Ну смотри, пока я жив, не будет тебе пощады! Сказал и отпустил кэле на волю.

С тех пор кэле перестал в Нэтэн ходить. Конец.

Лявтылевал [8]

Говорят, жил когда–то Лявтылевал [9], нетелинский оленевод. Очень хороший человек был, очень сильный и ловкий. Давно уже он воевал. Враги его с противоположного берега Колымы пришли. А пришельцы те с Колымы были русские. Однажды опять пришло много оленей и нарт караваном. Снова была большая война. Пришли ночью. Стадо Лявтылевала тогда другой мужчина сторожил.

Близко подошли враги. Услышал мужчина, что враги идут. Прибежал в дом Лявтылевала. Говорит: — Где Лявтылевал? Высунулся из полога Лявтылевал, спросил: — Что случилось? Ночной пастух говорит: — Кажется, опять вражеские воины пришли. Лявтылевал поспешно оделся, обулся. Вышел на улицу.

Спрашивает: — Как стадо? Олени на старом месте? Все было в порядке, когда уходил? Мужчина отвечает: — Да, все. Лявтылевал говорит: — Ну что ж, пойдем проверим, как стадо! Ветра совсем не было. Луна взошла. Как раз полнолуние было, светло кругом. Отправились. Гора. Ущелье. В этом ущелье прятали стадо. И все же враги обнаружили стадо.

Пришли Лявтылевалины в ущелье, а стада нет. Угнали его враги. Отняли. Ну и дрался с врагами Лявтылевал! Из лука стрелял, на копьях сражался. Много врагов убил. Испугались враги, убежали. У врагов тоже было двое ловких. Продолжают с Лявтылевалом сражаться. В конце концов начал Лявтылевал уставать. А дом Лявтылевала находился у реки, что у Нетелина.

Всю ночь сражался Лявтылевал. Наконец немного отступил. Боевой крик Лявтылевала стал еще слышнее. В русле реки уже оказался Лявтылевал — устал он.

Был у него нетелинский товарищ по имени Айван [10]. Проснулась жена Айвана и вышла на улицу. Было очень тихо. Вдруг услышала жена крик Лявтылевала: «Ыгыыч!»

Бросилась она в дом, закричала. Айван говорит жене: — Ты чего кричишь? — Страшно мне. Там наш мужчина кричит. Наверное, война пришла! — Пойду послушаю, — говорит Айван. Вышел. Послушал. Действительно, Лявтылевал кричит. Взял Айван копье. Пошел на крик. Видит: наседают на Лявтылевала враги с двух сторон, к реке прижали. Айван сказал: — Ыыч, я пришел! Лявтылевал на высокий берег прыгнул. Стали сражаться двое на двое: Лявтылевал с одним врагом, Айван — с другим. Лявтылевал не убивал врага. Нотайван же убил своего противника. Лявтылевал увидел, что Нотайван перестал биться, говорит: — Где твой мужчина? Говорит Нотайван: — Уснул! Лявтылевал говорит ему: — Зачем же ты его усыпил? А Нотайван на самом деле убил его. Перестал и Лявтылевал сражаться. Отдыхают все трое: Лявтылевал, Нотайван и вражеский воин. Лявтылевал говорит врагу, с которым сражался: — Ладно, уходи, не буду тебя убивать. Отправляйся к своим. Только стадо верните. Говорит этот мужчина: — Хорошо, пойдем за твоим стадом! Отправились, к стаду подошли. Вдруг бросился вражеский воин бежать. Опять пришлось Лявтылевалу сражаться. Отнял он свое стадо, да еще и у врагов оленей захватил. Убежали враги. Все мужчины убежали. Двух мужчин он копьем заколол, головы отсек, через мозжечок вздел на копье. Машет ими и говорит: — Не убегайте, еще повоюем! На следующий год снова пришли караваном. Яранга Лявтылевала все там же стояла, на прежнем месте, у Нетелинской реки. Пришли враги. Говорят: — Ой! Яранга Лявтылевала на прежнем месте стоит. Давайте–ка обойдем ее подальше! Да к тому же у него теперь четыре яранги стало. Пусть живет Лявтылевал спокойно, нам с ним не совладать. А то опять недосчитаемся многих мужчин. С этих пор перестал воевать Лявтылевал. Говорит: — Хватит нам воевать! Со всеми этими мужчинами будем дружно жить. Если долго воевать, то оставшимся в живых и детям нашим плохо будет после войны: ни друзей, ни земли, ни мужчин у них не будет. Послушайтесь меня, перестаньте воевать! Пусть будет с этих пор всем хорошо!

Вот с тех пор войны прекратились. Все.

[1] Образование пролива. Рассказал в 1953 г. Пакайка из сел. Яндагай Чукотского р–на. Записал и перевел П. Скорик. Указание на собственное имя героя космогонического предания (здесь: Тэпкэлин) является редким исключением для этого жанра устного творчества палеоазиатов. В эскимосском предании «Канак и орлы» дается другая версия о происхождении островов в Беринговом проливе.

[2] Лахтак (морской заяц, или бородатый тюлень) — вид крупного тюленя в Беринговом и Чукотском морях.

[3] Кухлянка (мести. рус.) — верхняя меховая одежда.

[4] Яранга (чук.) — наземное жилище в виде шатра с остовом из жердей, крытых оленьими шкурами (у кочевников) или моржовыми шкурами (у приморских жителей). Яранги приморских жителей строились с более сложным каркасом из балок и тонких жердей.

[5] Шаман Кыкват. Рассказал в 1948 г. Ненек из сел. Уэлен Чукотского р–на. Записал и перевел П. Скорик.

[6] Кыкват — букв. «Сушеное мясо».

[7] Кэле — в чукотском и корякском фольклоре духи–оборотни, носители злой силы В керекском фольклоре им соответствует кала.

[8] Лявтылевал. Рассказал в 1948 г. Уватагын из сел. Уэлен. Записал и перевел П. Скорик.

[9] Лявтылевал — букв. «Машущий головой».

[10] Айван (нотайван) — букв. «Заветренный»; так чукчи–оленеводы называли приморских жителей — эскимосов и приморских чукчей.

Мифы и легенды народов мира. Народы России: Сборник. — М.: Литература; Мир книги, 2004. — 480 с.

Добавлено: 20:35, 30 мая 2015

  • Мифы, легенды и сказания саами, ненцев, ханты, манси, коми, якут, чукчей, коряков, эскимосов

Cказание.info / Ulenspiegel.od.ua © 2005 — 2019

Источник: http://skazanie.info/mify-chukchey

Где в России можно найти следы малоисследованных цивилизаций

Атланты, гипербореи, гномы и другие народы, о которых рассказывают европейские легенды, всемирно известны. Одни ученые находят доказательства их существования, другие опровергают, про них снимают блокбастеры и пишут бестселлеры… Тонци, сихиртя, чучуна — мало кто слышал о них, а между тем жители малонаселенных областей России считают, что их по-прежнему можно увидеть.

Ненецкие гномы

Впервые о сихиртя я услышал в Ямало-Ненецком автономном округе от местных ханты и ненцев 10 лет назад.

Охотники и оленеводы говорили о них, как о неотъемлемой и реальной части повседневной жизни. По их словам, сихиртя не какое-нибудь легендарное племя и даже не существовавший много веков назад, исчезнувший к нашим дням этнос, а существа, которые по-прежнему появляются в тайге и тундре.

Охотник-ханты из деревни Зеленый Яр (на западе автономного округа) Юрий Худи рассказывал мне: «увидишь сихиртя, когда идешь на охоту, значит, охота будет очень удачной».

В ямальской тундре можно встретить священные места, о которых ненцы говорят, что это священное место сихиртя. Ненцы их также почитают. Однако особых примет, которые отличали бы этническую принадлежность священного места, нет. О том, что именно здесь поклонялись (или даже продолжают поклоняться) сихиртя, могут рассказать только местные ненцы.

Из описаний ненцев и ханты можно понять, что сихиртя очень похожи на северо-европейских гномов. Обязательно низкорослые (не выше пояса взрослого человека), удачливые охотники и рыболовы, прекрасно ориентируются на местности, живут под землей.

К тому же по отдельным сказаниям сихиртя и гномов роднит то, что они умелые кузнецы и прячут клады из серебра и золота.

О внешнем облике «ненецких гномов» сведения разнятся: по одним сказаниям, у них монголоидные черты лица, темные глаза и волосы, по другим — «похожи на русских», то есть светлый цвет волос и глаз, европеоидные черты лица.

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Занятно, что обнаружение древних погребений уральскими археологами возле уже упомянутой деревни Зеленый Яр в начале 2000-х придала местным ханты и ненцам больше уверенности в существовании сихиртя.

Это уникальное открытие: впервые в России почти на полярном круге нашли хорошо сохранившиеся мумифицированные останки людей. Было найдено 11 мумий. Как считают специалисты из Научного центра изучения Арктики, это мужчины-воины и дети. Однако местные жители сочли детские мумии за тех самых сихиртя.

В 2002-м археологи откопали очередную детскую мумию. Приблизительно в то же время в деревне умерли несколько человек.

Возник конфликт между местными жителями и археологами. Ханты и ненцы решили, что их близкие умерли, потому что были потревожены погребения и сихиртя и их духи теперь мстят. Раскопки были остановлены. Возобновить их удалось лишь летом 2014 года.

Во время поездки с ненцами по территории Горнохадатинского заказника в 2007 году мне показали «крепость сихиртя». Заказник расположен за полярным кругом на стыке Уральских гор и тундры. Тундра там перемежается с каменными сопками. И вот на склоне одной из таких сопок, на ровной, похожей на полку площадке, ненцы остановились. Объяснили, что это священное место.

Ненцы, проезжая возле священного места, делают остановку, чтобы принести небольшую жертву (в том случае ненцы высыпали на землю табак из нескольких сигарет). Нехотя мне рассказали, что тут давным-давно располагалась «крепость сихиртя».

От нечего делать я взобрался на вершину сопки и оттуда увидел: вроде бы беспорядочно разбросанные огромные валун формируют вполне конкретные очертания, похожие на русскую крепость-детинец.

На западной стороне Заполярного Урала в 90 километрах от Нарьян-Мара, столицы Ненецкого автономного округа, на берегу Печоры российские археологи открыли Ортинское городище. Датируется VI-X веками нашей эры. Археолог Олег Владимирович Овсянников, руководящий исследованиями Ортинского городища, предполагает, что его населяли те самые сихиртя.

Протоайны и доайны

Долгое время считалось, что первыми Сахалин и Курильские острова заселили айны. Об их происхождении спорят.

Были они высокими, с внушительными бородами, а типом лица похожи на обитателей островов южной части Тихого океана.

Читайте также:  Дочь николая i: почему ее никто не узнал на картине брюллова

Вблизи или в отдалении от поселений айнов прибывавшие с континента русские, нивхи и иностранные путешественник находили предметы, которые были совершенно не свойственны культуре айнов.

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

В конце 1880-х на Сахалине оказался Бронислав Пилсудский — народоволец, приговоренный к 15 годам каторжных работ. Он начал заниматься изучением айнов и достиг больших успехов.

Именно Пилсудский записал сказания айнов о народе, который жил до них на Сахалине и Курилах. Народ этот они называли «тонцы» (другие версии — «тончи», «коропок-гуру»).

Материалы исследований Пилсудского составили труд под названием «Сахалинский календарь и материалы к изучению острова Сахалин».

Одно из сказаний, например, гласит: «Когда айны приехали на Сахалин, то застали там племя, живущее в землянках и делавшее горшки из земли. Называло оно себя «тонцями». Они были невысокого роста, но не совсем малы, волосы и глаза имели черные и не сильно отличались внешним видом от айнов. Платье носили короткое из звериных шкур или из маньчжурских материй; обувь была из нерпы.

Ни собак, ни оленей не держали. Тонцы ездили в лодках в Маньчжурию и привозили оттуда товары. Тонцы были вороваты и особенное пристрастие имели к айнским женщинам, которых увлекали к себе, но еще чаще (впрочем, только на севере) насиловали и убивали. Это прощать айны уже не могли и время от времени с тонцями воевали.

Вражда и войны с айнами заставили тонцей удалиться, и они уехали на своих лодках с острова».

В 1902-1905 годах Пилсудский уже по поручению Академии наук занимался изучением местных народностей на Сахалине. Был даже награжден за свои работы. Непосредственно среди айнов бывший народоволец прожил два года.

Некоторые айны рассказывали ему, что тонцы продолжают навещать Сахалин. Они прибывают на промысел котиков вместе с американцами. На самом деле на промысел с собой американцы брали алеутов.

Из чего Пилсудский заключил, что внешний облик алеутов и тонцев схож — то есть они относятся к монголоидной расе.

Позже исследователю его догадку подтвердили нивхи, рассказывавшие, чем тонци промышляли и как выглядели.

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Ямы, оставшиеся от землянок тонцев, айны активно использовали для ловли орлов. Клали приманку, обычно — собачье мясо, и закрывали рогожами так, чтобы получился шалаш с отверстиями сверху и по бокам.

Промысел добывания орлиных хвостов для украшения стрел японских самураев был на Сахалине в свое время хорошо развит.

Айны вообще не питали никакого уважения к следам культуры тонцей, потому что считали их чужим народом.

Что в итоге произошло с тонцами и куда они делись, наукой достоверно пока не установлено. Видимо, частично они действительно были перебиты в вооруженных конфликтах, частично ассимилировались айнами. Поэтому вопрос, считать тонцев доайнским населением Сахалина или протоайнским, и остается дискуссионным.

Следы их пребывания и сегодня можно найти на острове. Каменные топоры и другие рабочие инструменты из камня, остатки гончарных изделий и ямы, оставшиеся от землянок, — свидетельства исчезнувшего некогда этноса.

А был ли чучуна?

В преданиях якутов, эвенков и даже русских старожилов севера Якутии упоминается персонаж под названием «чучуна». Чучуна ростом выше обычного человека, ловок, очень сильный, одевается в звериные шкуры, но разговаривать не умеет. Людей он не трогает — только если из баловства может напугать. Беда от него местным жителям в том, что он ворует домашних оленей и съестные припасы.

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

В своей книге «Ураанхай Сахалар», изданной в 1937 году, якутский историк и этнограф Гавриил Ксенофонтов писал о чучуна: «Ест мясо в сыром виде. Говорят, с дикого оленя целиком сдирает шкуру, как мы сдираем шкуру с песца. Эту шкуру натягивает на себя.

Он будто бы живет в норе, наподобие медведя. Голос у него противный, хриплый и трескучий. Свистит, пугает людей и оленей. Люди встречают его весьма редко, видят убегающим… Лицо у чучуна черное, в нем невозможно разобрать ни носа, ни глаз.

Чучуна видят только в летнее время, зимой он не бывает».

В советском журнале «Техника — молодежи» в начале 1980-х годов упоминали о рассказах якутов, живущих в Верхоянском районе, что им доводилось находить скелеты людей «необычайно большого размера». Чаще всего подобные находки совершались якобы в бассейне реки Адычи.

В сказаниях живущего к востоку от якутов малочисленного народа юкагиров тоже фигурирует персонаж, похожий на чучуна. Только называют его иначе — «бродячий чукча».

По представлениям юкагиров, это изгнанные или отбившиеся по разным причинам от своих сородичей чукчи, которые стали вести дикий, почти животный образ жизни.

А так как юкагиры и чукчи враждуют с давних пор, то бродячие чукчи не решаются просить помощи у юкагиров, но подворовывают необходимое.

В старинных рассказах самих чукчей упоминаются великаны «лолгай». Этнограф Владимир Богораз в исследовании «Чукчи» писал: « (…) Сказки о них похожи на такие же сказки у эскимосов. Один из рисунков, иллюстрирующих эти сказки, изображает великана по имени «Моржовым мясом одетый».

Этот великан пришел из-за моря в страну коряков. Он был так тяжел, что везде оставлял следы (…). Однажды он лег спать на открытом месте. Три человека увидели его и поймали, привязав канатами к кольям, вбитым в землю. Потом они убили его своими копьями (…)».

Среди традиционных для чукчей изделий из моржового клыка можно увидеть изображения мифологических великанов.

Советский историк и социолог Борис Поршнев был уверен, что истории о чучуна, бродячих чукчах, великанах на Чукотке и прочие подобные сюжеты — это свидетельства существования реликтового гоминоида, то есть существа, находящегося на промежуточной стадии развития между человекообразными обезьянами и человеком.

В конце 1950-х советские ученые под руководством Поршнева даже предпринимали попытки найти реликтового гоминоида. Безуспешно. Тем не менее истории о чучуна никуда не делись.

Наоборот, возникают новые — о том, как кто-то из охотников, рыбаков или оленеводов в безлюдных горных районах Якутии видел «и не человека, и не медведя».

Александр Рыбин

Нашли ошибку? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter

Источник: https://news.ykt.ru/article/59496

Чукчи — сильный народ

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Какие чукчи на самом деле
Все слышали выражение «наивная чукотская девочка», и анекдоты про чукчей. В нашем понимании это человек, далекий от достижений цивилизации. Символ наивности, которая граничит со скудоумием, начинающие любое предложение с «однако» и предпочитающих водку женам Мы воспринимаем чукчей как далекий северный народ, который интересуется исключительно оленями и моржовым мясом. Кто чукчи на самом деле?

Умеют за себя постоять

Валдис Кристовскис, латышский политик и лидер партии «Единство», в интервью латышской газете Delfi неосторожно оборонил фразу «латыши – не чукчи». В ответ на это оскорбление в газете Diena был напечатан ответ Оой Милгера, представителя народа лоураветланов (по-другому «чукчей»).

Он писал: «По-вашему, получается, что чукчи – не люди. Это меня очень обидело. Лоураветланы – народ воинов. Об этом написано много книг. У меня карабин моего отца. Латыши – тоже маленький народ, которому пришлось бороться за выживание. Откуда такое высокомерие?».

Вот тебе «наивные» и глупые чукчи.

Чукчи и все «остальные»

Немногочисленный народ чукчей расселен на огромной территории – начиная от Берингова моря до реки Индигирки, от Северного Ледовитого океана до реки Анадырь. Это территорию можно сравнить с Казахстаном, а на ней живет чуть больше 15 тысяч человек! (данные переписи населения России в 2010 году)

Название чукчи – это адаптированное для русского человека название народа «лоуратвеланы». Чукчи значит «богатый оленями» (чаучу) – так представились русским первопроходцам северные оленеводы в XVII веке.

«Лоутвераны» переводится как «настоящие люди», так как в мифологии крайнего Севера чукчи – «высшая раса», избранная богами.

В мифологии чукчей объясняется, что боги создали эвенков, якутов, коряков и эскимосов исключительно как рабов русских, чтобы они помогали чукчам торговать с русскими.

Этническая история чукчей. Кратко

Предки чукчей обосновались на Чукотке на рубеже 4-3 тысячелетия до нашей эры. В такой естественно-географической среде сформировались обычаи, традиции, мифология, язык и расовые особенности.

У чукчей повышенная теплорегуляция, высокий уровень гемоглобина в крови, быстрый обмен веществ, потому формирование этой арктической расы происходило в условиях Крайнего Севера, а иначе они бы не выжили.

Мифология чукчей. Сотворение мира

В мифологии чукчей фигурирует ворон – творец, основной благодетель. Создатель земли, солнца, рек, морей, гор, оленей. Именно ворон научил людей жить в сложных природных условиях.

Так как в сотворении космоса и звезд, по мнению чукчей, участвовали арктические животные, то названия созвездий и отдельных звезд связаны с оленями и воронами. Звезда капелла – это олений бык с санями человека.

Две звезды около созвездия Орла – «Самка оленя с олененком». Млечный путь – река с песчаными водами, с островами – пастбищами для оленей.

Название месяцев чукотского календаря отражают жизнь дикого оленя, его биологические ритмы и особенность миграции.

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Воспитание детей у чукчей

В воспитании чукотских детей можно проследить параллель с индейскими обычаями. В 6 лет у чукчей начинается суровое воспитание мальчиков-воинов.

С этого возраста мальчики спят стоя, исключение – сон с опорой на ярангу.

При этом взрослые чукчи воспитывали даже во сне – подкрадывались с раскаленным кончиком металла или тлеющей палкой, чтобы у мальчика вырабатывалась молниеносная реакция на любые звуки.

Юные чукчи бегали за оленьими упряжками с камнями на ногах. В руках с 6 лет постоянно держали лук и стрелы. Благодаря такой тренировке глаз, зрение у чукчей на долгие годы оставалось острым.

Кстати, именно поэтому чукчи были превосходными снайперами во время Великой Отечественной войны. Любимые игры – «футбол» с мячом из оленьей шерсти и борьба.

Боролись в особенных местах – то на моржовой шкуре (очень скользкой), то на льду.

Обряд посвящения во взрослую жизнь – испытание для жизнеспособных. На «экзамене» делали ставку на ловкость и внимательность. Например, отец посылал сына на задание. Но не задание было главным.

Отец выслеживал сына, пока тот шагал его выполнять, и ждал, пока сын потеряет бдительность – тут он выпускал стрелу. Задача юноши – моментально сконцентрироваться, среагировать и увернуться. Поэтому пройти экзамен – значит выжить.

Но стрелы не смазывали ядом, поэтому шанс на выживание после ранения был.

Война как стиль жизни

Отношение к смерти у чукчей простое – они ее не бояться. Если один чукча просит другого его убить, то просьба выполняется легко, без сомнений. Чукчи верят, что у каждого из них по 5-6 душ, и существует целая «вселенная предков». Но для того, чтобы попасть туда, нужно либо достойно погибнуть в бою, либо умереть от руки родственника или друга.

Своя смерть или смерть от старости – роскошь. Поэтому чукчи отличные воины. Они не бояться смерти, свирепые, у них чуткое обоняние, молниеносная реакция, острый глаз. Если в нашей культуре за военные заслуги награждают медалью, то чукчи на тыльной стороне правой ладони ставили татуировку-точку.

Чем больше точек, тем более опытный и бесстрашный воин.

Чукотские женщины соответствуют суровым чукотским мужчинам. Они носят с собой нож, чтобы в случае серьезной опасности зарезать детей, родителей, а потом себя.

«Домашнее шаманство»

У чукчей существует так называемое «домашнее шаманство». Это отголоски древней религии лоураветланов, ведь сейчас почти все чукчи ходят в церковь и принадлежат русской православной церкви. Но «шаманят» до сих пор.

Во время осеннего убоя скота вся чукотская семья, включая детей, бьет в бубен. Этот обряд оберегает оленей от болезней, ранней гибели. Но это больше похоже на игру, как, например, сабантуй – праздник окончания пахоты у тюркских народов.

Писатель Владимир Богораз, этнограф и исследователь народов крайнего Севера пишет, что на настоящих шаманских обрядах люди вылечиваются от страшных болезней, заживают смертельные раны.

Настоящие шаманы могут в руке растереть камень в крошку, голыми руками «зашить» рваную рану. Основная задача шаманов – исцелять больных. Для этого они впадают в транс, чтобы «путешествовать между мирами».

На Чукотке шаманами становятся, если чукчу в момент опасности спасает морж, олень или волк – тем самым «передает» колдуну древнюю магию.

Примечательная черта чукотского шамана – он по желанию может «меня пол» Мужчины по велению духов становятся женщинами, даже выходят замуж. Богораз предположил, что это отголоски матриархата.

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Чукчи и юмор

Чукчи придумали поговорку «смех делает человека сильным». Эта фраза считается жизненным кредо каждого чукчи. Смерти они не боятся, убивают легко, не испытывая тяжести.

Для других людей непонятно, как можно сначала плакать над смертью близкого человека, а потом смеяться? Но уныние и тоска для чукчи – признак того, что человека «захватил» злой дух Келе, и это порицалось.

Читайте также:  Почему иконы никогда не пишут на хвойном дереве

Поэтому чукчи постоянно шутят, подтрунивают друг над другом, смеются. С детства чукчей приучают быть веселыми. Считается, что если ребенок долго плачет, то его плохо воспитали родители. Девушек для замужества тоже выбирают по нраву.

Если девушка весела и с чувством юмора, у нее больше шансов выйти замуж, чем у вечно грустной, так как считается, что унылая девушка – больная, от того и недовольная, потому что она думает о болезнях.

Чукчи и анекдоты

Смеются не только чукчи, но и над чукчами тоже любят потешаться. Тема чукчей в русских анекдотах – одна из самых обширных. Шутят над чукчами еще со времен СССР. Доцент Центра типологии и семиотики РГГУ Александра Архипова связывает начало появление анекдотов с фильмом 60-х годов «Начальник Чукотки». Там впервые прозвучало всем знакомое чукотское «однако».

Образ чукчи в анекдотах – это плохо знающий русский язык, дикий, доверчивый человек, он постоянно рефлексирует. Также есть мнение, что от чукчей мы считываем меру своего национального превосходства. Мол, чукча глупый и наивный, а мы – не такие. На сегодняшний день основная тема анекдотов сместилась в сторону бывшего чукотского губернатора Романа Абрамовича.

Источник http://russian7.ru/post/

Источник: https://tropaduha.ru/chukchi-silnyi-narod/

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

Чучуна: какой мифический народ так называли чукчи

В 1929 году советский ученый Петр Драверт на полном серьезе призывал снарядить экспедицию, чтобы найти племя из каменного века, якобы затерявшееся на просторах тундры. Речь шла о «диких людях», которых аборигены Якутии и Чукотки называли чучуна, а русские старожилы Колымы – «худыми чукчами».

Внешность

В легендах народов Дальнего Востока и Восточной Сибири чучуна описываются как длинноволосые люди высокого роста.

В отличие от бигфутов и других подобных существ, чучуна не были покрыты шерстью, а одевались в цельные звериные шкуры. Владели они и оружием – луком и костяными стрелами. «Дикари» знали копья, ножи и огнива.

Кожа у них была темная или медно-красного цвета, на лице отмечался развитый волосяной покров.

Исследователь Илья Гурвич в книге «Таинственный чучуна» приводит свидетельство Афанасия Шумилова, престарелого жителя Булунского района Якутии. Охотник сообщил ученому, что в 1920-х обнаружил труп чучуна, раскапывая мамонтовые бивни.

«Запах падали чувствую. Раздвинул кустарник, в яме человек лежит, скорчившись, без шапки, волосы спутались, в шкуре, весь в земляной жиже, рядом копье. Кто бы это? Перевернул. Лицо все объедено мышами, черное, скулы торчат, глаз нет. Страшно стало. Замутило. Глянул на копье, понял — чучуна», — рассказывал Шумилов.

Кроме вполне реалистичных черт, наравне с ними в фольклоре бытовали более фантастические. В некоторых местах чучуна представлялись одноногими и одноглазыми чудищами. В легенде, записанной археологом Алексеем Окладниковым, говорилось, что у чучуна не было челюстей, а пищу они заглатывали, проталкивая ее в пищевод плечами.

Поведение

По словам очевидцев из числа охотников и оленеводов, сталкивавшихся с чучуна в XX веке, загадочные люди вели кочевой образ жизни. Они ночевали в норах и устраивали набеги на оленьи стада. Обычно чучуна бродили в одиночку, реже по двое-трое. Между собой «дикие люди» общались с помощью нечленораздельных звуков, а чужаков пугали оглушительным свистом.

В первые послереволюционные годы случалось, что якуты или тунгусы убивали чучуна. Однако ни одного тела ученым не было предоставлено. Охотники тайно закапывали мертвых чучуна, опасаясь, что их будут судить за убийство.

Версии происхождения

Многие исследователи верили, что в горах Восточной Якутии сохранились первобытные люди или даже реликтовые гоминиды, как, например, предполагал профессор Борис Поршнев. Эти места практически не освоены якутами, чукчами и тунгусами.

Однако данная версия несостоятельна – в горах слишком мало пищи, чтобы пропитать целое племя. Здесь нельзя рыбачить, а зверь встречается куда реже, чем на равнине. Кроме того, никто никогда не видел женщин и детей чучуна.

Этнограф Гавриил Ксенофонтов полагал, что чучуна – всего лишь мифологические персонажи, что-то вроде античных фавнов или леших.

Не исключено, что в преданиях о чучуна отразились столкновения якутов с представителями других народов, языка которых они не знали.

Это могли быть юкагиры – древнейшее аборигенное население Восточной Сибири, говорившее на множестве диалектов и предпочитавшее не смешиваться с более поздними поселенцами.

Либо же в основу легенд легли воспоминания об уже исчезнувших палеоазиатских народах, тела которых могли сохраниться в мерзлоте. Отметим, что в 2013—16 годах несколько подобных мумий нашли в другой части российского Севера – на Ямале.

Но наиболее обоснованной следует считать версию Ильи Гурвича. Собрав множество свидетельств о чучуна, он пришел к выводу, что так называли морских охотников из числа эскимосов и береговых чукчей, которых весной уносило на льдинах в море. Порой потерпевшим бедствие людям удавалось выжить, но в родные поселения они вернуться не могли.

Обычай запрещал им это делать, так как они считались уже погибшими. Такие «живые мертвецы» уходили в тундру и старались поддержать свое существование всеми доступными средствами, в т. ч. воруя скот у оленеводов.

При этом чучуна полагали, что уже своим приближением причиняют вред людям, поэтому старались отпугивать их с помощью свиста и швыряния камней.

Источник: https://news-life.ru/sakha/216187937/

Читать

Илья Гурвич

Таинственный чучуна

(история одного этнографического поиска)

От автора

Еще в студенческие годы мое внимание привлекли легенды о диких людях крайнего севера Якутии. Публикации поразили меня своим реалистическим характером.

Неужели на просторах Северной Азии могли выжить какие-то неизвестные науке реликтовые антропоиды? Но в сообщениях говорилось, что их не только встречали — порой они сами нападали на охотников и оленеводов и тогда гибли от пуль наших современников.

Мысль о проверке этих сведений тогда казалась мне такой же несбыточной, как участие в этнографической экспедиции на Марс. Однако судьба распорядилась иначе. После окончания Московского государственного университета заполярный Оленёкский район Якутской АССР стал надолго моим родным краем.

Работая здесь, в одном из самых отдаленных уголков Якутии, я познакомился с жизнью оленеводов, охотников, рыбаков, стал заниматься сбором этнографического и фольклорного материала, И тогда услышал удивительные легенды о диких людях.

Попытки выяснить, насколько эти легенды соответствуют реальной действительности, что явилось первопричиной их возникновения, побудили меня исследовать фольклорное творчество, быт и культуру коренных обитателей бассейна р. Оленёк — северных якутов-оленеводов.

Казалось, решение загадочного вопроса близко, однако вскоре я убедился, как далек от истины. Без данных по смежным районам гипотезы повисали в воздухе. Оставалось одно — копить факты.

После окончания аспирантуры удалось организовать ряд экспедиций в бассейны Лены, Яны, Индигирки, Колымы, на крайний северо-восток Сибири — на Чукотку и Камчатку, которые позволили собрать материал не только о расселении и численности народов тайги и тундры, особенностях быта и культуры, но и о странных существах, беспокоящих тундровых охотников и оленеводов. Немало дали архивные и литературные изыскания.

В предлагаемом очерке рассказывается об этнографическом поиске и его результатах. Здесь нет вымысла. Легенды приводятся иногда в дословном переводе, варианты легенд — в кратком пересказе.

Фамилии некоторых ныне живущих людей изменены.

Описание поездок и путешествий автора, так же как описание хозяйства, быта, обычаев коренных обитателей Севера — якутов, эвенков, эвенов, чукчей и эскимосов, заимствовано из экспедиционных дневников.

ГЛАВА 1. Сенсационное сообщение газеты «Автономная Якутия»

Выставка работ художников-косторезов в Третьяковской галерее привлекла внимание всех интересующихся искусством народов Севера. Как студенту Московского университета, мне довелось на ней познакомиться с известным впоследствии чукотским художником — резчиком по кости Вукволом.

Невысокого роста, с прямыми черными волосами, в темном костюме, живой и подвижный, он разговаривал с высоким мужчиной, рассматривавшим его гравюры на моржовой кости. Я хотел расспросить Вуквола, как наносится гравировка, и мы разговорились.

Сначала речь шла о мастерстве косторезов, потом о недавно изданной книге «Чукчи» известного исследователя В. Г. Богораз-Тана и о том, что Север все еще мало изученный край.

Собеседник Вуквола упомянул, между прочим, о том, что на Севере живут и совсем неведомые люди. Поскольку я в этом усомнился, он посоветовал прочитать заметку в газете «Автономная Якутия» за 26 апреля 1929 г., которая имеется в Румянцевском музее. Я разыскал газету. В ней действительно была напечатана заметка под названием «Чучуна».

«Еще при царизме в Верхоянском, Колымском и Якутском округах было слышно, что на далеком севере находится никому не ведомый народ — чучуна. Никто этим слухам, упорно циркулирующим до сих пор, значения не придавал и не придает. Многие говорят, что рассказы о чучуна — просто выдумки. С этим нельзя согласиться… Верхоянцы знают, что чучуна — не фантазия. Есть и очевидцы.

Чучуна часто появлялись до революции. Излюбленное их место — Бутантайский наслег Верхоянского улуса (в сторону Жи-гаыска), где их видели ежегодно и даже убивали (по многим сообщениям). Появлялись по 2–3 человека рано весной и уходили, неизвестно куда (говорят, к чукчам), поздно осенью.

Чучуна высокого роста, крепкого сложения, одет в звериные шкуры, имеет очень длинные волосы, развевающиеся при беге, вооружен луком со стрелами, сторонится местных жителей, иногда забирается в погреба за съедобным, бегает очень быстро (быстрее лошади). Отмечен один случай, когда чучуна ночью в виде забавы бросал в юрту небольшими камнями.

За чучуна при царизме и во время военного коммунизма пробовали «охотиться». 2–3 чучуна в разное время удалось убить из бердан. Трупы закопаны, и «охотники» упорно скрывают это, боясь преследования за убийство. В 1926 и 1927 гг. в Бутантайском наслеге было 2 чучуна (по одному в год)».

Далее в статье приводился перечень местных руководящих партийных и советских работников, подтверждающих изложенное.

«В 1927 г. чукотский делегат, — продолжал автор заметки, — прибывший на съезд туземных народностей, сообщил, что, чукчи осведомлены о чучуна.

Не подлежит сомнению, что все сообщения о чучуна — не выдумка… Что мудреного, если кто-нибудь обнаружил неведомый нам народ — чучуна? Якутская экспедиция Академии наук, располагающая средствами, обязана до мельчайших деталей проверить существование чучуна».

Статейка меня крайне удивила. Неведомый народ на краю ойкумены?! Почему его представители не приходят в селения якутов, эвенов, русских? Боятся? Но ведь известно, насколько гостеприимны обитатели северных широт. Проверяла ли сообщение газеты Якутская комиссия Академии наук? С этими вопросами я обратился к доценту университета А М.Золотареву.

— Чучуна, дикие люди в Якутии? Что-то слышал. Знаете, слишком сенсационно и мало вероятно. Бывает, что местные журналисты пытаются подивить и позабавить читателя. Расспросите якутоведов.

В отделе Сибири Музея народов СССР мне сказали, что заметка едва ли пустая сенсация. В ней имеются ссылки на известных людей Якутской АССР. Видно, редакция газеты располагала серьезными основаниями, когда публиковала статью. Сотрудница, беседовавшая со мной, указала на то, что вопрос о наименовании и численности племен, населяющих Колыму, точно не выяснен.

— Недавно опубликована статья Г. Попова «Омоки» в журнале «Северная Азия». Он считает их особым народом, но это юкагирское племя.

Может быть, и чучуна какое-нибудь племя, но значившееся под другим названием? Что касается луков, которыми, по данным автора заметки, вооружены чучуна, то удивляться здесь нечему. Ими и теперь пользуются при охоте на водоплавающую дичь.

Выстрел из лука не распугивает птицу. Ну а длинные волосы? Их носят почти все эвены, эвенки, юкагиры.

Заметка не вызвала у моей собеседницы какого-либо удивления. В заключение она сообщила, что о чучуна что-то писали в каком-то сибирском журнале, и посоветовала справиться об этом на кафедре антропологии МГУ.

Доцент Г. Ф. Дебец, когда я его спросил, не знает ли он какой-либо литературы о племени чучуна, тут же ответил:

— Как же, об этом писал профессор Петр Людовикович Драверт в иркутском журнале «Будущая Сибирь», Эмоционально написано! Посмотрите.

ГЛАВА 2. Призыв профессора П. Л. Драверта

Мнение этнографа Г. В. Ксенофонтова

В университетской фундаментальной библиотеке без особого труда удалось разыскать комплект журналов «Будущая Сибирь». В шестом номере за 1933 г. оказаась большая статья П.Драверта «Дикие люди мюлены и чучуна». Привожу ее с некоторыми сокращениями.

«Уже в 1911 году Фрезер в лекциях, читанных им в Кембриджском университете, указал на необходимость торопиться с изучением первобытных народов, «пока не поздно, пока их предания не исчезли навеки», так как первобытные народы, соприкасаясь с цивилизацией, утрачивают свои старые обычаи и идеи, представляющие для нас документы огромной исторической ценности…

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=199361&p=1

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector