Гиль-родионов: как командир бригады сс, стал советским партизаном

75 лет назад на сторону советских партизан перешла коллаборационистская бригада СС «Дружина» во главе с Владимиром Гилем (Родионовым).

Люди, которые более года были инструментом нацистской оккупационной политики, стали красными партизанами, храбро сражались с гитлеровцами и спустя девять месяцев практически все погибли в бою. О деятельности «Дружины» и личности её командира Гиля сегодня ходит много мифов.

Одни пытаются представить его героем-разведчиком, которого награждал лично Сталин, другие — совершенно заурядным человеком. Как воевали с нацистами бывшие коллаборационисты и кем на самом деле был Владимир Гиль — в материале RT.

Согласно официальным советским документам, Владимир Гиль родился 11 июня 1906 года в городе Вилейка неподалёку от Минска. По национальности был белорусом. Происходил из рабочей семьи.

В беседе с RT историки, авторы книги «1-ая Русская бригада СС «Дружина»» Дмитрий Жуков и Иван Ковтун подчеркнули, что после войны жизнь Гиля и история «Дружины» обросла огромным количеством мифов, в том числе и о якобы немецком происхождении Владимира Гиля и его «старинном дворянском роде». Однако, по утверждению историков, это вымысел, никаких подтверждающих подобные высказывания данных не существует. 

Взлёт и падение красного командира

В 1921 году Владимир Гиль вступил в комсомол, в следующем году окончил школу-девятилетку, после чего работал секретарём сельсовета в деревне Новые Дороги. В 1926 году он поступил в Борисоглебско-Ленинградскую кавалерийскую школу.

Через три года окончил её и был назначен командиром взвода в 32-й Белоглинский кавалерийский полк.

В 1931-м Владимир Гиль вступил в партию и после службы на должностях командира эскадрона и помощника начальника штаба полка в 1937 году был зачислен в Военную академию РККА имени М.В. Фрунзе.

«Слушателем академии Гиль стал, будучи в звании старшего лейтенанта, что само по себе необычно. Как правило, это был удел командиров. Ему повезло в том смысле, что в Красной армии в это время существовала острая нехватка командного состава.

В 1938 году ему присвоили звание капитана, в 1939-м — майора, а в 1940-м он уже был подполковником. Учился он очень хорошо, но при этом был карьеристом, изображал из себя искреннего коммуниста, готового умереть за Родину», — отметил Иван Ковтун.

По его словам, в том же 1940 году Гиль стал начальником штаба 8-й моторизованной бригады, а в марте 1941-го — начальником штаба 229-й стрелковой дивизии.

Гиль-Родионов: как командир бригады СС, стал советским партизаном

  • Владимир Владимирович Гиль
  • © Архивное фото

Как пояснил эксперт, после начала ВОВ Гилю удалось провоевать всего десять дней, после чего 16 июля он попал в плен на территории Витебской области. Существует популярный миф о том, что он был ранен, но это ничем объективно не подтверждается.

«Сразу после захвата в плен с ним начал работать офицер отдела 1С (военной разведки и контрразведки) 3-й танковой армии вермахта, но Гиль изначально на сотрудничество с немцами не пошёл.

Однако побывав в пересыльных пунктах и лагерях военнопленных, где творились страшные вещи, он не захотел умирать от голода. Оказавшись в офицерском лагере №68 в Сувалках (на тот момент это была территория Восточной Пруссии), он осенью 1941 года всё-таки пошёл на сотрудничество с нацистами.

Собрав группу из нескольких офицеров, он под эгидой СД стал создавать антисоветскую организацию», — рассказал Дмитрий Жуков.

«Дружина» Родионова

Весной 1942 года Гиль создал так называемый Боевой союз русских националистов (БСРН).

«Нужно понимать, что деятельность Гиля в этот период проходила под эгидой организации «Цеппелин» — структурного подразделения VI Управления РСХА, работавшего над созданием разведывательно-диверсионных групп для заброски в советский тыл, которые занимались бы разжиганием ненависти, диверсиями, терактами и подрывом сил Красной армии, — подчеркнул Иван Ковтун. — И Гиль не мог не отдавать себе отчёт в том, чем занимается. Программные документы, которые он писал, были проникнуты антисемитизмом и выдержаны в колониальном духе преклонения перед немецким господством».

Весной-летом 1942 года за группой Гиля закрепилось наименование «Дружина», а сам он взял оперативный псевдоним Родионов (по фамилии деда). В августе гитлеровцы на базе формирования Гиля (Родионова) развернули батальон СС, который был переброшен сначала в Смоленск, а затем в Белоруссию.

Также по теме

Гиль-Родионов: как командир бригады СС, стал советским партизаном Правнук Бисмарка против Гитлера: как Советский Союз организовал немцев на борьбу с нацизмом

75 лет назад в подмосковном Красногорске был создан Национальный комитет «Свободная Германия», считающийся самой мощной немецкой…

«И тут тоже есть мифы. Иногда почему-то утверждают, что «Дружина» была армейским подразделением и подчинялась вермахту — это не так. Она всегда находилась в ведении СС, — пояснил Дмитрий Жуков.

— Ходит также миф, что бойцы Гиля собирали по лесам советское оружие и носили только его. Это, конечно, неправда — их полностью снабжали немцы. Рассказывают и о том, что «Дружина» якобы контролировала свой независимый район Белоруссии, в который немцы не совались.

Это тоже откровенное враньё. Какая независимость, если они подчинялись СС?»

Одним из самых глубоких заблуждений историки называют рассказы о том, что «Дружина» якобы постоянно защищала местное население и даже вступала из-за этого в столкновения с СС.

«Конечно, у них были находящиеся под их контролем населённые пункты, превращённые в крепости, в которых они никого действительно не трогали, — уточнил Дмитрий Жуков.

— Но они под руководством СС участвовали в карательных операциях «Коттбус», «Карлсбад», «Февраль». В ряде карательных мероприятий их задействовали вместе с таким печально известным подразделением, как зондербатальон Дирлевангера.

Они участвовали в сожжении деревень, акциях против советских партизан и гражданского населения».

По словам Ивана Ковтуна, немцы делали это намеренно. «До них доходила информация о недостаточной лояльности бойцов «Дружины», и гитлеровское командование старалось повязать коллаборационистов кровью ни в чём не повинных людей», — пояснил эксперт.

По словам историков, сегодня можно найти утверждения о том, что Гиль создал большие антибольшевистские ячейки в ряде городов, и о том, что «Дружина» якобы разгромила мощный советский десант.

«Всё это просто выдумки, никаких данных о бое с советским десантом нет, как и о ячейках в городах.

Даже у тех газет, которые выпускала «Дружина», охват населения был незначительным», — добавил Иван Ковтун.

Впрочем, помимо боевых антипартизанских операций, Гиль действительно занимался пропагандой. В 1942 году ему удалось переманить на сторону нацистов около ста партизан.

Однако в то же время одна из его рот в ноябре 1942-го взорвала мост, который должна была охранять, и бежала к партизанам.

Тем не менее в марте 1943 года на базе «Дружины» сначала был сформирован полк СС, а в мае-июне — бригада, состоявшая из двух полков, разведбатальона, артиллерийской батареи, учебного батальона и подразделений обеспечения.

Результат психологической игры

«Летом 1943 года руководство «Дружины» попыталось провести пропагандистские мероприятия в отношении личного состава партизанской бригады «Железняк» под руководством Ивана Титкова. Переговоры Гиль поручил вести своему заместителю Павлу Богданову — бывшему генерал-майору РККА.

Началась запутанная психологическая игра, и результат оказался неожиданным.

Сначала переговоры зашли в тупик, но партизаны изготовили документ, который компрометировал Гиля в глазах немцев, и одновременно стали договариваться лично с ним, в конце концов склонив его к переходу на свою сторону», — рассказал Дмитрий Жуков.

По словам авторов книги, в начале войны работу с коллаборационистами советские силовики не проводили — их, как правило, сразу же расстреливали, не всегда успевая разобраться в ситуации.

Однако чуть позже подход к изменникам Родины стал меняться. Ещё до истории с Гилем коллаборационисты несколько раз переходили на сторону партизан и Красной армии, но максимум на уровне рот.

Целые бригады от немцев до «Дружины» ещё не сбегали.

Гиль-Родионов: как командир бригады СС, стал советским партизаном

  • Солдаты РОНА (Русская освободительная народная армия) уточняют боевую задачу у фельдфебеля вермахта. Курская дуга.
  • © Waralbum.ru

«Это была серьёзная операция советских спецслужб, игра, в которой они применили весь свой опыт. Она проводилась под контролем начальника Центрального штаба партизанского движения (ЦШПД) Пантелеймона Пономаренко и его заместителя полковника госбезопасности Сергея Бельченко.

При этом ЦШПД вёл активную переписку с руководством других специальных служб, о содержании которой мы до сих пор толком не знаем, так как она по большей части всё ещё засекречена.

Непосредственно на месте за работу по «Дружине» отвечал начальник особого отдела «Железняка» Алексей Скляренко», — поделился с RT Иван Ковтун.

То, что произошло в августе 1943 года, стало для нацистов полной неожиданностью. Если бы переговоры шли слишком долго, об этом неминуемо узнала бы агентура, внедрённая в бригаду, и у Гиля ничего бы не получилось. Однако командир «Дружины» принял решение очень быстро.

16 августа личный состав бригады был поднят по тревоге и перебил всех немецких офицеров, а также большую часть командиров, потенциально лояльных к гитлеровскому командованию. В тот же день «Дружина» официально перешла на сторону партизан и напала на немецкий гарнизон на узловой станции Крулевщина, уничтожив около 600 гитлеровцев, захватив трофеи и взорвав склады с горючим и боеприпасами.

«После перехода на сторону советских партизан на базе «Дружины» была сформирована 1-я Антифашистская партизанская бригада. По разным подсчётам, от немцев ушло от полутора до двух тысяч человек.

Около 500 бойцов «Дружины» остались с гитлеровцами. Тех, кто ушёл к партизанам, тщательно проверили на возможную причастность к агентуре немецкой разведки.

Часть из них арестовали», — рассказал Дмитрий Жуков.

Также по теме

Гиль-Родионов: как командир бригады СС, стал советским партизаном «Возмездие было неизбежно»: как проходил первый открытый судебный процесс над нацистскими преступниками

75 лет назад в Краснодаре был публично приведён в исполнение смертный приговор в отношении восьми нацистских преступников. Эти события…

Как писал в своих воспоминаниях начальник VI Управления Вальтер Шелленберг, история с переходом «Дружины» на сторону партизан нанесла сильный удар по репутации СД, курировавшей работу Гиля (Родионова).

«Ключевую роль в этой истории сыграл сам по себе факт перехода «Дружины» на сторону партизан. Это событие серьёзно подорвало веру немецкого командования в перспективы использования вооружённых формирований коллаборационистов.

Были значительно ослаблены аппаратные позиции руководителей спецслужб Третьего рейха, ранее отстаивавших перспективы использования вооружённых отрядов из числа военнопленных и жителей оккупированных территорий», — рассказал в интервью RT учёный секретарь Музея Победы Сергей Белов.

1-ая Антифашистская партизанская бригада

«За операцию на станции Крулевщина, которую Гиль предложил и при проведении которой он отличился, его наградили орденом Красной Звезды. Это было во многом пропагандистским шагом, направленным на то, чтобы и в дальнейшем склонять коллаборационистские формирования на сторону партизан и Красной армии», — пояснил Иван Ковтун.

Также Гилю было присвоено очередное воинское звание «полковник», после чего 1-ая Антифашистская бригада начала активно действовать в Борисовско-Бегомльском партизанском крае, а затем — в Полоцко-Лепельской зоне.

Она громила гитлеровские гарнизоны в Студенке, Зембине, в деревне Королёв Стан, вела ожесточённые бои и несколько недель удерживала один из важных участков дороги Докшицы — Лепель.

«Бригаду, доказавшую свою боеспособность, посылали в самое пекло, на самые сложные участки. Бывшие бойцы «Дружины» сражались отважно, пытаясь искупить свою вину. В этот период наряду с другими сражавшимися рядом с ними партизанскими отрядами и бригадами они нанесли весьма серьёзный ущерб гитлеровским карателям», — подчеркнул Дмитрий Жуков.

Читайте также:  Бразильские староверы: чем они отличаются от русских

В апреле 1944 года нацисты развернули против партизан Лепельской зоны широкомасштабную карательную операцию «Весенний праздник». К началу мая 16 партизанских бригад были окружены силами вермахта, СС и полиции на участке площадью около 4 кв. км у деревни Плино.

4 мая 1-ая Антифашистская партизанская бригада пошла на прорыв. Практически весь её личный состав погиб в бою. Смертельно ранен был и сам Владимир Гиль. 14 мая он умер от ран и был похоронен в братской могиле недалеко от хутора Накол.

В 1991 году его и ещё семерых партизан перезахоронили в центре партизанского кладбища города Ушачи Витебской области.

«Смерть на самом деле спасла Гиля от практически неизбежного суда. Другие партизанские командиры говорили, что так, может, для него было и лучше. Из-за факта измены и военных преступлений, в которых он участвовал, его даже с учётом всех смягчающих обстоятельств определённо ждали бы долгие годы лишения свободы после войны», — отметил Иван Ковтун.

Также по теме

Гиль-Родионов: как командир бригады СС, стал советским партизаном «У фашистов горела под ногами земля»: почему карательная операция против партизан «Цыганский барон» была безрезультатной

75 лет назад гитлеровцы начали карательную операцию «Цыганский барон», призванную подавить партизанское движение в брянских лесах….

Из 1099 бойцов 1-й Антифашистской бригады, принявших участие в отражении карательной экспедиции «Весенний праздник», погибли 1025 человек. «Они дрались, как звери, но гитлеровцы выкосили практически всех», — добавил Дмитрий Жуков.

Тем не менее семье Гиля советские власти выплатили денежное содержание офицера Красной армии за 1941—1944 годы. Имя полковника и его бойцов было увековечено на плитах мемориального комплекса «Прорыв».

По окончании войны дочь Гиля Галина защитила диссертацию на соискание степени кандидата физико-математических наук и стала доцентом Харьковского авиационного института.

Сын стал кандидатом технических наук и заведующим сектором криогенных процессов ИТМО НАН Белоруссии.

«Искупил ли Гиль свою вину кровью? Наверное, отчасти искупил, — полагают авторы книги о «Дружине» и её командире. — Однако тёмные куски из его биографии не выбросить. Если бы он выжил, его бы судили, а так он остался полковником-орденоносцем.

Сегодня можно встретить утверждения, что Гиль якобы был разведчиком, награждённым лично Сталиным, и вся его деятельность была специально продуманной игрой, однако никаких документальных подтверждений этому не существует.

Он был типичным авантюристом, причём человеком, чуждым какой-либо идеологии, но весьма амбициозным и властолюбивым».

Источник: https://russian.rt.com/science/article/545828-operaciya-sovetskie-specsluzhbi-druzhina-vladimir-gil

Загадка полковника Гиля. Герой или предатель ?

Гиль-Родионов: как командир бригады СС, стал советским партизаном

Владимир Гиль, командир Первой Националистической бригады, — предатель или патриот? В его судьбе до сих пор много невыясненных вопросов.

За первые месяцы Великой Отечественной войны немцы захватили в плен более трёх миллионов русских военнопленных. Лагерь в Сувалках на территории оккупированной Польши представлял собой огромное поле, обнесённое колючей проволокой, где без крыши над головой теснились тысячи пленных.

Евреев и советских комиссаров ждала немедленная расправа. В то же время Абвер пытался вербовать советских граждан в ряды немецких вооружённых сил.

В Сувалках этим занимался штандартенфюрер Гофман, один из руководителей германской разведывательно-диверсионной организации «Цеппелин», созданной для работы в советском тылу.

Он сразу обратил внимание на Владимира Гиля, взятого в плен в июле 1941 года под Толочином в Витебской области. Немецкая разведка быстро узнала о его происхождении.

Владимир Владимирович Гиль родился 11 июня 1905(6) года по одним данным в г.Вилейка Польша ссылка,№16. (в карте пленного ОБД — с.Чаадаевка, Пензенской обл.), белорус, детство и юность прошли в деревне Дороганово Бобруйского уезда Могилевской губернии (сейчас Осиповичский район). Его отец, Вальдемар Энтони фон Лютенгаузен-Вольф, принадлежал к немецким баронам, а мать, Мария Казимировна Домбровская, была внучатой племянницей польского короля Станислава Августа Понятовского. Семья Лютенгаузен-Вольфов оказалась в России во времена Петра Первого, который пригласил немецкого барона преподавать математику. А Екатерина II за верную службу подарила Лютенгаузен-Вольфу имение Дараганово. В 1914 году в связи с войной в России начались гонения на немцев, и отец был вынужден сменить фамилию и стал называться Гилем.

В 1923 году он окончил 9 классов школы ст. Дараган Слуцкой железнодорожной ветки, в октябре 1926 года призван в РККА. После окончания Борисоглебско-Ленинградской кавалерийской школы 01.09.1929г. назначен командиром взвода в 32-м Белоглинском кавполку. В 1931 году вступил в ВКП(б). (Партбилет № 0268567).

С 3 февраля 1934г., согласно приказу № 4 штаба БВО, — командир эскадрона. 4 апреля 1935г., согласно приказу штаба БВО № 011, занял должность помощника начальника штаба 33-го Ставропольского кавалерийского полка. 19 сентября 1937г. приказом № 055 по Академии зачислен слушателем в Военную Академию РККА им. М.В.

Фрунзе, которую окончил на «отлично». В 1938г. присвоено воинское звание капитан приказом НКО СССР № 0918, в 1939г. — майор, приказом НКО СССР № 01785, 28 февраля 1940г. — подполковник, приказом НКО СССР № 05302. С 19 мая 1940г., согласно приказу НКО СССР N° 01949, — начальник 5-й части штаба 12-й кавалерийской дивизии.

28 ноября по приказу НКО СССР № 05301 принял должность начальника штаба 8-й моторизованной бригады. 5 марта 1941г.

приказом по КО ВО N° 00150 назначен начальником оперативного отдела штаба 12-го механизированного корпуса, по 22 марта приказом НКО СССР № 0030 переведен на должность начальника штаба 229-й стрелковой дивизии.

Владимир Гиль попал в плен в самом начале войны, на родине осталась его семья — жена и двое детей, сын Вадим и дочь Галина. Потомок знатного рода, Гиль в совершенстве владел немецким, французским и польским языками. Он согласился работать на немцев, и уже в декабре 1941 года Гиля назначили на должность коменданта в лагере Сувалки.

Известно, что среди самых первых соратников Гиля по БСРН были полковник Егоров, майор Калугин, капитаны Ивин и Блажевич.

Довоенные биографии этих людей, казалось бы, не предполагали того, что они окажутся в стане врага: едва ли кто-то из них мог быть «обижен» на советскую власть.

Вместе с тем нет серьезных оснований полагать, что сам Гиль или кто-то из его приближенных «с самого начала» были советскими провокаторами, как после войны утверждали некоторые бывшие власовцы.

Владимиру Гилю поручили отобрать русских военнопленных для создания националистического отряда. В марте 1942 года эту группу отправили сначала в спецлагерь под Бреслау, а позже — в поездку по Германии с посещением Берлина.

На концерте, посвящённом дню рождения Гитлера, Вальтер Шелленберг лично рекомендовал Гиля фюреру, сообщив, что тот может быть полезен Германии.

После этого Гитлер поручил Гилю особое задание — организовать из русских военнопленных «Боевой союз русских националистов» для борьбы с большевизмом.

Руководство союзом также доверили Гилю, он написал и идейную программу, в которой говорилось о роспуске колхозов и возвращении земель крестьянам. Таким образом Гиль рассчитывал привлечь военнопленных, недовольных политикой Сталина. Тогда же он поменял фамилию и взял псевдоним Родионов — по имени своего тестя.

В «Боевой союз» сразу записались 25 бывших советских командиров. При вступлении в союз новые члены давали клятву беспрекословно выполнять все поручения руководителя союза. Первоначально «Боевой союз» задумывался как политическая организация, но позже был переименован в боевую «Дружину по борьбе с Красной Армией».

К маю 1942 года был сформирован первый отряд из сотни человек. В Советской армии они носили звания от младшего лейтенанта до подполковника, здесь стали рядовыми.

Им выдали новое чешское обмундирование с отличительными знаками СС, но погоны были собственного образца, а на рукаве — свастика и черная лента с надписью «За Русь». К июню численность достигла пятисот человек, и отряд стал называться «Первый русский национальный отряд СС» или «Дружина № 1».

Первая рота состояла полностью из бывших офицеров Красной Армии, а другие две были укомплектованы немецкими офицерами и русскими националистами из числа эмигрантов.

Спустя три недели подготовительных занятий батальону было поручено первое боевое задание — охота на польских партизан в Томашевском, Замостском и Рава-Русском уездах.

Осенью 1942 года национальную бригаду перебросили в район Быхова, где они сначала охраняли железную дорогу, а потом участвовали в операциях против партизан в районе Бегомля. За выполнением приказов следила специальная служба СС при дружине.

С самого начала Гиль-Родионов установил правило: не допускать своеволия по отношению к мирному населению. Бойцы в расправах с населением не участвовали и старались не вступать в стычки с партизанами.

Одновременно с организацией группы Родионова (первой «Дружины») была организована вторая «Дружина», во главе которой стал майор Блажевич, латыш по происхождению и, как ходили слухи, в прошлом офицер войск НКВД, старый большевик и член партии. В группу эту вошли майор Алелеков (Алелеков Борис Георгиевич 

Источник: https://masterok.livejournal.com/1602952.html

Гиль-Родионов: как русский предатель перешёл на сторону партизан

Советский подполковник Владимир Гиль — одна из наиболее интересных и неоднозначных личностей в истории Великой Отечественной войны.

В разгар летних боев 1941 года офицер попадает в плен, соглашается на сотрудничество с нацистами и руководит русской «Дружиной СС», которая воюет против партизан.

Через некоторое время переходит на сторону СССР, геройски сражается против немцев и получает орден «Красной Звезды».

Согласно сохранившейся в архиве карточке военнопленного, начальник штаба 229-й стрелковой дивизии подполковник Гиль попал в плен 16 июля 1941 года и был направлен в лагерь для советских офицеров в городе Сувалки.

С декабря 1941 года он был назначен комендантом лагеря, а в январе 1942 года, по предложению нацистов, возглавил коллаборационистскую организацию «Боевой союз русских националистов».

Гиль взял псевдоним «Родионов», а его работу курировала  разведывательно-диверсионная организация «Цеппелин».

В мае 1942 года при помощи кураторов он организовал из сотни бывших советских офицеров «Дружину СС», которую планировалось использовать против партизан. К лету Родионов командовал батальоном в 500 бойцов.

Для укрепления боеспособности к подразделению прикрепили немецких офицеров и русских националистов из эмигрантов. Осенью 1942 года коллаборационисты вместе с немцами зачищали минские леса от советских партизан.

В марте 1943 года «Дружину» численностью 1200 бойцов перевели в село Глубокое, где под контроль Родионова попал целый район. В мае 1943 года полк пополнился пленными красноармейцами, партизанами и местной молодёжью, после чего превратился в 1-ю «Русскую национальную бригаду» со штабом в деревне Лужки. По сведениям историков, Жукова и Ковтуна, количество бойцов доходило до 5000.

Летом 1943 года родионовцы участвовали в боях против партизан. В перерыве между сражениями произошел эпизод, определивший судьбу бригады. Комиссар, Иван Семчук, вспоминал: «8 августа в деревне Азарцы немцы обнаружили мину, установленную партизанами. Подвезли полицейский полк.

Командир отдал приказ: расстрелять всех жителей, деревню сжечь. Против немцев выступили солдаты Гиля-Родионова. Один из них ударил немецкого офицера по лицу. Две группы стали стенка на стенку: русские против немцев. Немцы струсили…

Гиль в ультимативной форме потребовал, чтобы немцы покинули район».

На следующий день Родионов вступил в переписку с командиром партизанской бригады Железняка, майором Иваном Титковым. 16 августа они встретились лично.

Читайте также:  Москали: кого так называли на руси

Военный историк Анатолий Шарков считает, что Гиль давно искал способа перейти на сторону Красной Армии и по этой причине, в мае 1943 года, ответил отказом на предложение генерала Власова влиться в его армию.

Титков сказал, что бригада может перейти на советскую сторону, однако Гиль потребовал гарантии сохранения жизни его бойцам и возвращения ему воинского звания. После согласования с Москвой Титков согласился.

16 августа Родионов выстроил свою бригаду и сказал: «Приказываю с сего числа бригаду именовать “1-я Антифашистская партизанская бригада”. Вменяю каждому бойцу беспощадно истреблять фрицев до последнего их изгнания с русской земли».

Всех немецких офицеров убили, а 40 непримиримых антисоветчиков, среди которых был бывший генерал-майора РККА, Богданов, и группа белоэмигрантов, передали в НКВД.

Всего на сторону партизан перешло 106 офицеров, 151 человек младшего командного состава, 1175 рядовых.

17 августа бригада получила первый приказ. Бойцам предстояло атаковать укрепленный немецкий гарнизон в Докшицах и узловую железнодорожную станцию Крулевщина. По воспоминаниям участников, бой был сильный и в ходе одной из контратак партизаны чуть не оказались окружены. Однако Гиль-Родионов взял Крулевщину, уничтожив 600 солдат противника, захватив 10 машин с боеприпасами и 20 орудий.

В этот же день в Москву доложили о переходе бригады СС на сторону СССР. 17 сентября 1943 года Родионову дали звание подполковника и за проявленное мужество и организацию возвращения советских военнопленных в ряды РККА наградили орденом Красной Звезды. Этим шагом Ставка сделала мощный пропагандистский ход. Коллаборационистам было показано, что возвращение в СССР возможно.

1-я Антифашистская бригада дралась мужественно, нанося немцам большой урон. В Борисовско-Бегомльской и Полоцко-Лепельской партизанских зонах родионовцы сражались на самых трудных направлениях, а их действия отличались дерзостью. Весной 1944 года вермахт начал самую крупную за всю историю войны антипартизанскую операцию, названную «Весенний праздник».

К маю 16 партизанских бригад, среди них и родионовцы, оказались окружены 60 тыс. немцев. 5 мая у деревни Плино полковник Родионов повел бригаду на прорыв.

По разным оценкам, в живых осталось от нескольких десятков до 250 партизан. В ходе боя командир оказался ранен в голову и грудь. В бессознательном состоянии его вынес на себе ординарец.

14 мая Гиль-Родионов умер от полученных ран и был похоронен на партизанском кладбище.

Очевидец тех событий, командир одного из партизанских отрядов, Герой Советского Союза Владимир Лобанок, по поводу гибели Родионова сказал: «Может, и лучше, что такой конец; и не было огорчений, если бы он попал в Москву». Председатель витебского военно-патриотического клуба «Поиск» Анатолий Бурдо, общаясь с советскими партизанами, узнал, что те с уважением отзывались о Родионове, считая его хорошим командиром, который жалел солдат.

Источник: https://russian7.ru/post/gil-rodionov-kak-russkiy-predatel-p/

Владимир Гиль-Родионов и создание БСРН

Владимир Гиль-Родионов и создание БСРН

Еще до того, как Хайнц Грейфе поставил точку в своем «Плане действий по политическому разложению в Советском Союзе», в одном из офицерских лагерей на территории Генерал-губернаторства — «Офлаге-68», расположенном в Сувалках — была организована так называемая «Национальная партия русского народа», позднее переименованная в Боевой союз русских националистов (БСРН)[103].

В группу вошли те бывшие советские командиры, которые были предварительно отобраны комиссиями СД как лица, «заслуживающие доверия» и «представляющие интерес для контрразведывательной службы» (в соответствии с оперативным приказом Р. Гейдриха от 17 июля 1941 г. «Об отношении к советским военнопленным»). Эти лица размещались отдельно от основной массы военнопленных и переводились из ведения вермахта под начало представителей СД.

В Сувалках начальником отделения СД для военнопленных служил штурмбаннфюрер Ханс Шиндовски, до войны — бургомистр Тильзита, хорошо знакомый с X.

Грейфе еще по работе в Восточной Пруссии (последний и предоставил ему возможность перевестись в Службу безопасности)[104]. Шиндовски стал куратором «Национальной партии русского народа».

Во главе «партии», первоначально состоявшей из 25 бывших советских командиров, встал подполковник Владимир Владимирович Гиль (псевдоним — «Родионов»).

Владимир Гиль родился 11 июня 1906 г. в деревне Дороганово Бобруйского уезда Могилевской губернии (сейчас Осиповичский район)[105]. В 1923 г. он окончил 9 классов школы, а в октябре 1926 г. вступил в ряды РККА.

После окончания Борисоглебско-Ленинградской кавалерийской школы Гиль был назначен командиром взвода в 32-м Белоглинском кавполку. В 1931 г. вступил в ВКП(б). С 1934 г. Гиль командовал эскадроном, в апреле 1935 г. стал помощником начальника штаба 33-го Ставропольского кавполка.

Перед войной получил звание подполковника, с отличием окончил Военную академию им. М.В. Фрунзе, после чего служил на должностях начальника 5-й части штаба 12-й кавдивизии, начальника штаба 8-й моторизированной бригады, начальника оперативного отдела штаба 12-го механизированного корпуса.

Войну подполковник Гиль встретит начальником штаба 229-й стрелковой дивизии. Он попал в плен на Витебщине в районе Сенно-Толочин, будучи раненым в бою[106]. Вскоре Гиль стал русским комендантом лагеря для советских военнопленных в Сувалках.

Вот как описывает Гиля близко знавший его Л.А. Самутин: «Гилю было тогда, вероятно, что-то от 36 до 40 лет, не более. Он был чуть выше среднего роста, шатен с серыми холодными глазами.

Он редко смеялся, но и при смехе выражение его глаз не менялось, они оставались такими же холодными, как и обычно… Говорил он несколько странно — с каким-то акцентом, но правильно»[107]. К.Г.

Кромиади характеризует руководителя БСРН следующим образом: «Гиль был видный мужчина, прекрасный строевой офицер, хорошо знающий свое дело… Но в то же время чувствовалось, что он хитрит, что эта широкая натура «рубахи парня» — показная сторона»[108].

Пропагандист БСРН A.A. Самутин. Послевоенный снимок

Известно, что среди самых первых соратников Гиля по БСРН были полковник Егоров, майор Калугин, капитаны Ивин и Блажевич.

Довоенные биографии этих людей, казалось бы, не предполагали того, что они окажутся в стане врага: едва ли кто-то из них мог быть «обижен» на советскую власть[109].

Вместе с тем нет серьезных оснований полагать, что сам Гиль или кто-то из его приближенных «с самого начала» были советскими провокаторами, как после войны утверждали некоторые бывшие власовцы.

Так, Михаил Васильевич Егоров родился в 1900 г. в Костромской губернии в крестьянской семье. Перед революцией он приехал в Петроград на заработки. В 1919 г. Егорова мобилизовали в РККА рядовым красноармейцем. После окончания Гражданской войны он остался в кадрах Красной армии и с конца 1920-х гг.

проходил службу преимущественно на хозяйственных должностях, сделав сравнительно неплохую карьеру. Войну майор Егоров встретил начальником тылового отдела штаба 3-го механизированного корпуса 11-й армии, которая дислоцировалась в Прибалтике.

Уже 26 июня управление корпусом оказалось в окружении, а 18 июля Егоров был взят в плен[110].

Михаил Александрович Калугин родился в 1894 г. в Шавельском уезде Ковенской губернии. Окончил реальное училище, участвовал в Первой мировой войне. После революции Михаил поступил на службу в Красную армию, подавлял антибольшевистские выступления в Московской и Смоленской губерниях, воевал на Южном и Западном фронтах. В 1922 г.

Калугин был уволен в запас, однако во время Советско-финляндской войны вернулся в армейский строй, и в сентябре 1940 г. был назначен командиром роты стрелкового полка. Великую Отечественную войну Калугин встретил в составе 760-го мотострелкового полка 208-й моторизованной дивизии. 1 июля 1941 г.

после разгрома соединения он был взят в плен под Минском[111].

Настоящей «находкой» для БСРН стала фигура бывшего генерал-майора РККА Павла Васильевича Богданова. Он родился в 1900 г. в Орле в семье рабочего, окончил 6-классное городское училище. В годы Гражданской войны участвовал в боевых действиях против петлюровских и деникинских частей, воевал на Польском фронте. В 1926 г.

Богданов окончил курсы «Выстрел», после чего был назначен командиром батальона. В 1930-е гг. он служил на различных должностях в 20-й стрелковой дивизии Ленинградского военного округа, а войну встретил командиром 48-й стрелковой дивизии. 17 июля Богданов сдался в плен и был помещен в «Офлаг-68» в Сувалках.

Уже в сентябре пленный советский генерал обратился к германскому командованию с предложением сформировать из военнопленных части для борьбы с Красной армией. В начале августа Богданов был прикомандирован к школе пропагандистов в Вульхайде.

Он официально отказался от советского гражданства и воинского звания, что затем было отражено в листовках БСРН[112].

Один из создателей БСРН М.А. Калугин (слева) вместе с генерал-майором РОА В.Ф. Малышкиным и генерал-лейтенантом РОА A.A. Власовым. Берлин, 1943 г.

Разумеется, большинство присоединившихся впоследствии к Союзу и его вооруженным формированиям военнослужащих действительно в той или иной мере пострадали от советской власти. Например, у Л.А. Самутина (родился в 1915 г. в Вологодской губернии в крестьянской семье) был репрессирован отец, а сам он в 1930 г.

стал очевидцем массовой гибели раскулаченных крестьян и казаков, депортированных во время коллективизации. Добавим, что Самутин не был кадровым командиром РККА: будучи преподавателем физики, он окончил курсы командиров запаса в Магнитогорске и в 1940 г. стал младшим лейтенантом запаса.

Начало войны Самутин встретил на военных сборах в составе 238-го стрелкового полка 186-й стрелковой дивизии. 10 или 11 июля он был взят в плен западнее Витебска[113].

В коллаборационистских формированиях (в СС, а затем в Вооруженных силах Комитета освобождения народов России) Самутин служил в качестве пропагандиста до самого конца Второй мировой войны.

https://www.youtube.com/watch?v=TRD0YRKHt58

Позднее к БСРН присоединялись и эмигранты — в основном из числа бывших соратников русских фашистских организаций.

Следующая глава

Источник: https://history.wikireading.ru/129355

1-я русская национальная бригада СС «Дружина», или как власовцы перешли на сторону красной армии

История Второй Мировой войны наполнена и перенасыщена многочисленными событиями и деталями. Сегодня мы затронем такую щепетильную тему, как коллаборационизм, но весьма неоднозначный. О случае перехода русской бригады СС «Дружина» на сторону партизан и формирования в 1-ю Антифашистскую партизанскую бригаду.

Многие слышали о том как из числа военнопленных красноармейцев формировали добровольческие отряды СС, роты, полки и т.д. Но мало кто знал, что эти же полки могли с полным боекомплектом перейти обратно на сторону красной армии.

Военнопленные и первые политические организации

Все началось с лагеря для военнопленных в Сувалках (Польша). Немцы для борьбы с партизанами и для совершения диверсионных акций активно подбирали более инициативных кадров из числа военнопленных. Одним из таких стал бывший советский полковник В.В.Гиль-Родионов (Псевдоним Родионов).

Он возглавил политическую организацию «Русский Национальный Союз» (В дальнейшем, в апреле 1942 г., была переименована в Боевой союз русских националистов). Немцы поддержали инициативу бывших советских офицеров и из их членов БСРН был сформирован 1-й Русский Национальный отряд СС «Дружина» (ок.

500 человек).

Небольшая биографическая справка Гиля-Родионова:

Родился 11 июля 1906 года в деревне Дороганово Бобруйского уезда Могилевской губернии (рес. Белоруссия). В 1923 году он окончил 9 классов школы, а в октябре 1926 года вступил в ряды РККА. После окончания Борисоглебско-Ленинградской кавалерийской школы Гиль был назначен командиром взвода в 32 -м Белоглинском кавполку. В 1931 году вступил в ВКП(б). С 1934 года Гиль командовал эскадроном, в апреле 1935 года стал помощником начальника штаба 33-го Ставропольского кавполка. Перед войной получил звание подполковника, с отличием окончил Военную академию имени М.В. Фрунзе, после чего служил на должностях начальника 5-й части штаба 12-й кавдивизии, начальника штаба 8-й моторизированной бригады, начальника оперативного отдела штаба 12-го механизированного корпуса. Войну подполковник Гиль встретил начальником штаба 229-й стрелковой дивизии. Он попал в плен на Витебщине в районе Сенно — Толочин, будучи раненым в бою. Вскоре Гиль стал русским комендантом лагеря для советских военнопленных в Сувалках.В.В. Гиль-Родионов, довоенное фото.

Читайте также:  Зачем лапландские колдуны воскресили лжедмитрия i

Очень примечательно пишет о Гиле-Родионове в своих мемуарах бывший власовский офицер Леонид Самутин:

Гилю было тогда, вероятно, что-то от 36 до 40 лет, не более. Он был чуть выше среднего роста, шатен с серыми холодными глазами. Он редко смеялся, но и при смехе выражение его глаз не менялось, они оставались такими же холодными, как и обычно. Его звали Владимир Владимирович. По военной профессии он был артиллерист, а по последней должности – начальник штаба 229-й стрелковой дивизии. В плену – с самых первых дней войны. Говорил он несколько странно – с каким-то акцентом, но правильно. Эти особенности его речи сразу обратили мое внимание, когда он после произнесенного приветствия приступил к изложению правил внутреннего распорядка, которых мы должны держаться, находясь в этом здании. Коренные русские не говорят так по-русски, как говорил Гиль. A.A. Самутин. Послевоенный снимок…Чаще, чем с другими, мне нравилось разговаривать с одним славным парнем. Он был еврей, в звании ротного политрука… Он-то и шепнул мне, что Гиль – белорусский еврей, отсюда и его странный акцент. Позже и от других, знавших Гиля по службе, я слышал то же самое……Сам Гиль очень редко выходил с территории оффицир-блока, раза два только приходил в лазарет-блок, беседовал с Евдокимовым. Тот сказал нам, что Гиль назначен немцами старшим русским офицером лагеря и что он ведет с немцами какие-то переговоры. «Если он действительно еврей, – подумалось мне тогда, – то по какому же острию ножа он ходит, находясь под постоянной угрозой разоблачения. Уж такому-то немцы устроят не просто казнь, но настоящую кровавую баню».Но суждено было случиться так, что немцы не устроили Гилю кровавую баню. Прошло полтора года, и Гиль сам устроил немцам кровавую баню…

Формирование и численность «Дружины»

В задачи «Дружины» входили охранная служба и борьба с партизанами, при особой необходимости — боевые действия на фронте.

По требованию В.В. Гиля-Родионова всему личному составу было выдано новое чешское обмундирование и вооружение, включая 150 автоматов, 50 ручных и станковых пулеметов и 20 минометов. После того как «Дружина» доказала свою надежность в боях против польских партизан в районе Люблина, она была отправлена на оккупированную советскую территорию.

Один из создателей БСРН М.А. Калугин (слева) вместе с генерал-майором РОА В.Ф. Малышкиным и генерал-лейтенантом РОА A.A. Власовым. Берлин, 1943 г.

С декабря 1942 года по март 1943 года «Дружина» пополнялась за счет военнопленных и насчитывала 1500 человек (в т. ч.

126 офицеров и 146 унтер-офицеров) и состоял из 3 стрелковых и 1 учебного батальонов, артиллерийского дивизиона, рот — штурмовой, боепитания, учебной, транспортной и связи, взводов — двух кавалерийских, саперного, комендантского и полевой жандармерии, санитарной и хозяйственной части, а также, по некоторым данным, авиаотряда.

В мае 1943 r. германское командование закрепило за полком особую зону для самостоятельных действий против партизан — на территории Белоруссии с центром в местечке Лужки.

Здесь была проведена дополнительная мобилизация населения и набор военнопленных, что дало возможность приступить к развертыванию полка в l-ю Русскую национальную бригаду ее трехполкового состава общей численностью 8000 солдат и офицеров.

В июле соединение насчитывало 3000 человек, причем военнопленных среди них теперь было не более 20%, а остальную часть составляли полицейские и мобилизованное население.

Солдаты «Дружны» в минуты отдыха.

На вооружении бригады имелось: 5 орудий калибра 76,2 мм, 10 противотанковых пушек калибра 45 мм, 8 батальонных и 32 ротных миномета, 164 пулемет. При штабе бригады действовал немецкий штаб связи в составе 12 человек во главе со штурмбанфюрером ее Аппелем.

Предполагалось, что полк Гиля станет первой частью РОА, непосредственно подчиненной власовскому центру, о чем была достигнута договоренность с руководством СД. Однако переговоры власовских генералов с.Н. Иванова и г.н. Жиленкова с командиром полка зашли в тупик.

Полк нуждался в реорганизации и кадровых перестановках, поскольку его личный состав был основательно деморализован в ходе карательных операций на территории Белоруссии, а многие офицеры не удовлетворяли предъявляемым к ним требованиям.

В то же самое время Гиль-Родионов и его офицеры желали, чтобы полк был включен в состав РОА целиком и в неизменном виде.

В конце концов выход был найден: полк оставили в покое, выделив из его состава учебную и пропагандистскую команды, а также сформированный недавно в Бреслау в качестве маршевого пополнения Особый русский батальон СС и сформировали на их основе Гвардейскую бригаду РОА.

Из их личного состава и двух небольших пополнений удалось сформировать стрелковый батальон, хозяйственную роту, запасную офицерскую роту и команду пропагандистов — всего 650 человек. В течение лета стрелковый батальон три раза привлекался к участию в антипартизанских операциях, а 22 июня 1943 г. на военном параде в Пскове под бело-сине-красным флагом промаршировала сводная рота бригады.

Парад РОА в Пскове, 22 июня 1943 г.

Переход на сторону партизан

Между тем неудачи в боях с партизанами негативно сказывались на настроениях солдат и офицеров бригады Гиль-Родионова, в результате чего многие из них стали всерьез думать о переходе на сторону партизан. Последние незамедлительно воспользовались ситуацией.

Бригада начала стремительно разлагаться. Г.В. Клименко свидетельствует:

«Моральное состояние бригады ухудшилось. Началось с того, что Родионов и его ближайшее окружение, в частности, майор Блажевич, набросились на обильно поставляемую немцами водку. Началось пьянство, кутежи, в которых принимали участие женщины, выписываемые даже из Польши. Руководили этим „делом“ тот же Родионов и Блажевич. Конечно, это заставило кое-кого задуматься над этим, тем более что в последние месяцы, еще во время пребывания в Лужках, Родионов стал вести себя в полном несоответствии с должностью руководителя национальной боевой группы. Такое положение не нравилось и немцам, которые вначале просили прекратить безобразие, а потом, когда уже начались случаи грабежа и насилия, исходящие из ближайшего окружения Родионова и Блажевича, приказали прекратить и пригрозили, что они сами займутся наведением порядка и что виновные, несмотря на их положение, будут посажены в лагерь военнопленных» Белорусские партизаны во время боевой операции

В июле 1943 г. партизанская бригада имени Железняка Полоцко-Лепельского района установила контакт с Гилем. Ему и его людям была обещана амнистия, в том случае если они с оружием в руках перейдут на сторону партизан, а также выдадут советским властям бывшего генерал-майора РККА П.В.

Богданова, возглавлявшего контрразведку бригады, и гауптштурмфюрера СС эмигранта князя Л.С Святополк-Мирского. Гиль-Родионов принял эти условия и 16 августа, истребив немецкий штаб связи и ненадежных офицеров, атаковал немецкие гарнизоны в Докшицах и Крулевщизне.

В тот день к партизанам перешло 2200 человек с 10 орудиями, 23 минометами, 77 пулеметами, 12 радиостанциями и другим военным снаряжением.

Соединение было переименовано в 1-ю Антифашистскую партизанскую бригаду. 16 сентября 1943 года В.В. Гиль был награжден орденом Красной Звезды и восстановлен в РККА с присвоением очередного воинского звания полковника. Он погиб при прорыве немецкой блокады в мае 1944 года.

Г.В.Клименко приводит такую версию гибели Гиля:

«Сам Родионов был тяжело ранен, и тогда один из офицеров, бывших его подчиненных, подошел к нему и, произнеся „Собаке собачья смерть“, тут же, на месте, застрелил его»

Из вышесказанного можно сделать вывод что переходы советских граждан на сторону немцев были, но также были и обратные случаи. Да, возможно Гиль-Родионов из сложившихся ситуаций всегда искал себе выгоду.

В Сувалках, лагере для военнопленных были невыносимые условия существования и одним из выходом из этой ситуации было сотрудничество с немцами.

В дальнейшем все обострялось из за неудач «Дружины» в боях и моральным упадком, впоследствии Гиль-Родионов с полком образовал 1-ю Антифашистскую партизанскую бригаду. Ее личный состав сражался с немцами вплоть до полного освобождения Белоруссии.

Последняя точка в истории «Дружины» была символически поставлена следопытами витебского поискового отряда «Пошук» в сентябре 1992 года. В районе хутора Накол Глубокского района были найдены останки полковника Гиля. Спустя несколько дней истлевшие кости бывшего русского эсэсовца и советского партизана были перезахоронены в городе Ушачи в центре братской партизанской могилы.

Литература:1) Русские эсэсовцы / Дмитрий Жуков, Иван Ковтун. (1418 дней Великой войны) 2) Иностранные формирования Третьего рейха / Дробязко Сергей, Романько Олег, Семенов Константин. М.: АСТ, Астрель, 2011.

3) Я был власовцем / Леонид Самутин — M.:Яуза-пресс, 2013

(с) Bremen

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5cefaacbc57ced00ae10bb1f/5d74496e98930900ae482b63

Читать

Введение

Соединение полковника Владимира Владимировича Гиль-Родионова, известное как Русская национальная бригада СС «Дружина» и Первая Антифашистская бригада, представляет собой поистине уникальный феномен в истории Второй мировой войны.

Сформированное в первой половине 1942 г. из числа советских военнопленных и перебежчиков подразделение изначально создавалось для подготовки русских коллаборационистов к диверсионно-разведывательной и идеологически-подрывной работе в глубоком советском тылу.

Пройдя через горнило антипартизанских операций и акций по истреблению мирного населения на территории Генерал-губернаторства и оккупированной Белоруссии, подчиненные В.В. Гиля заслужили себе репутацию вполне надежных бойцов и… безжалостных карателей.

Недаром берлинское руководство СД, в ведении которого находилось это формирование, неоднократно санкционировало численное увеличение «Дружины»: офицерская сотня «Боевого союза русских националистов» последовательно была развернута в батальон, полк и, наконец, бригаду.

На основе выведенных из состава «Дружины» подразделений был также сформирован «Гвардейский батальон РОА», который многие исследователи считают прообразом Вооруженных сил Комитета освобождения народов России. Военнослужащие «Дружины» снабжались гораздо лучше подавляющего большинства частей и подразделений вермахта, щедро поощрялись чинами и наградами.

В августе 1943 г. произошел переход значительной части «родионовцев» во главе со своим командиром на сторону народных мстителей. В дальнейшем — вплоть до своего полного разгрома в ходе антипартизанской операции «Весенний праздник» — соединение Гиля именовалось Первой Антифашистской бригадой.

Такая метаморфоза не имеет даже отдаленных аналогов в летописи отечественного коллаборационизма.

Разумеется, единичные и групповые переходы участников «Русского освободительного движения» на сторону СССР были нередки, но чтобы в стан советских патриотов неожиданно устремилась целая бригада, непосредственно ответственная за безжалостное уничтожение многих тысяч мирных граждан, да потом еще и сражалась как отдельное партизанское соединение, — такого не было никогда!

Владимир Гиль. Фотография из личного дела

Столь причудливая судьба «Дружины» ставит многих идеологически мотивированных исследователей в неуютное положение. Владимир Гиль не может быть «героем» ни для просоветски настроенных авторов, ни для их оппонентов.

Несомненно одно: в незавидной карьере Гиля «шкурнический эффект», желание всеми правдами и неправдами сохранить свою жизнь и власть проявили себя даже в большей степени, чем у многих «коллег» комбрига по коллаборационистскому лагерю.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=190947&p=1

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector