Как мыльные пузыри спасали русских солдат в первую мировую

Такова закономерность человеческой памяти, что чем больше времени нас отделяет от исторического события, тем реже мы о нем вспоминаем, а, следовательно, и меньше о нем знаем. В связи с этим, вспомним трагические страницы истории, отстоящие от нашего времени более чем на 100 лет, и представим 10 подвигов русских солдат времен Первой мировой войны.

10. Сестра милосердия

Как мыльные пузыри спасали русских солдат в Первую мировую

Когда объявили о мобилизации, Римма Иванова добровольцем ушла на фронт, и служила сестрой милосердия 105-го Пехотного полка. В одном из первых же боев вынесла на себе командира полка, и командование наградило девушку железным крестом.

За год службы спасла жизни более 600 бойцам, а в сентябре 1915 года у села Доброславка, когда погибли два командира, приняла на себя командование. Хрупкая и женственная она повела солдат в атаку, удержав позиции. Ведя солдат в атаку, Римма была смертельно ранена, и умерла на руках солдат.

Очевидцы потом говорили, что ее последними словами были «Боже, спаси Россию», за свой подвиг получила Орден.

9. Таран Нестерова

Как мыльные пузыри спасали русских солдат в Первую мировую

Смелый поступок Петра Нестерова стал одним из первых подвигов воинов Российской армии в ходе Первой Мировой войны, и первым проявлением осознанного самопожертвования. Благородный русский офицер, энтузиаст и изобретатель Петр Николаевич Нестеров начинал карьеру в армии как артиллерист, а потом ушел в авиацию.

Прославился до войны, выполнив в августе 1913 года над аэродромом Киева знаменитую замкнутую петлю. Ровно через год 26 августа 1914 года в небе над городком Жолква сбил самолет противника, протаранив его своей боевой машиной.

 Нестеров погиб, а вместе с ним вражеский летчик и австрийский наблюдатель вражеской армии барон фон Розенталь.

8. Кузьма Крючков

Как мыльные пузыри спасали русских солдат в Первую мировую

Смелый и мужественный Кузьма Крючков вошел в историю как первый солдат, на груди которого появился Георгиевский крест. Командование казакам доверяло самые ответственные и сложные задания.

В одной из таких операций на засаду из четырех донских казаков, в которой находился Кульма, неожиданно вышел отряд немецких солдат из 27 человек. В неравном бою Кузьма Крючков, будучи тяжело раненным в руку, лично порубил шашкой или заколол пикой 11 немцев.

Из 27 вражеских солдат только 3 удалось спасти жизни бегством. После боя на теле отважного казака насчитали 16 ран, на его лошади таких ран было 11.

7. Подвиг казначея

В начале августа в приграничный городок Калиш ворвались немецкие солдаты и уланы Австро-Венгерской армии. Городские власти и представители императора успели покинуть город, оставив документы, а главное жителей на поругание врагу.

Среди оставшихся чиновников был и простой казначей Соколов, успевший до прихода врага сжечь важные документы и казначейские знаки. Узнав об этом, немецкое командование приказало расстрелять Соколова, и 4 августа 1914 года приговор привели в исполнение.

Шел всего 4-й день войны, и подвиг губернского казначея стал ярким примером понятия русского человека о чести и долге.

6. Русские не сдаются

Как мыльные пузыри спасали русских солдат в Первую мировую

Всем с детства известна аксиома, что русские не сдаются, а враг услышал еще раз эту фразу у деревни Линевка. Произошло это 14 июля 1916 года, и этот день по праву занимает свое место в зале воинской славы русского оружия и духа.

Небольшой отряд, которым командовал молодой подпоручик 21-го Сибирского полка Александр Вараксин, попали в окружение, отказавшись сдаться в обмен на жизнь. Русские отстреливались до последнего патрона, и когда они закончились, подпоручик встал в полный рост и отбивался от врагов штыком.

Под огнем вражеских ружей русские солдаты пали, а немцы, ворвавшись в окоп, в гневе подняли на штыках мертвое тело Вараксина.

Как мыльные пузыри спасали русских солдат в Первую мировую

Ожесточенные бои весной 1916 года проходили у поселка Клипы, и 6 марта в одном из таких боев погиб командующий, штабс-капитан Глоб-Михайленко. Оставшись без командования, отряд российской армии был вынужден отступить.

Под двухсторонним огнем своих и вражеских орудий солдат Михаил Крючка вынес с поля боя тело командира, не оставив его на поругание врагу.

Штабс-капитана похоронили с воинскими почестями, а простой русский солдат, следуя зову сердца, понятию о чести и долге, не думая о себе не оставил своего командира.

4. Подвиг матроса

Как мыльные пузыри спасали русских солдат в Первую мировую

Крестьянин вятской губернии Петр Семенищев закончил войну с двумя Георгиевскими крестами, 4-ой и 2-ой степени. Его призвали на флот, а в годы войны был зачислен в Морской полк особого назначения.

В декабре 1914 года во время снятия мин на реке Висла, одна мина оторвалась, угрожая взорвать один из русских кораблей. Петр бросился в холодную воду и зубами увел ее в безопасное место, за что и получил первую награду.

16 июля 1915 года, увидев 8 австрийцев, подбирающихся к позициям, Петр убил двоих, а остальных обратил в бегство, за что и получил второй крест 2-ой степени лично из рук Николая II.

3. Русская солдатка

Как мыльные пузыри спасали русских солдат в Первую мировую

Были в Российской армии в первые десятилетия ХХ столетия и свои Надежды Дуровы. Шел декабрь 1915 и некий доброволец Николай Попов был зачислен разведчиком в 88 Петровский полк.

Молодой талантливый солдат проявлял себя как способный разведчик и отважный солдат, а во время одной из вылазок во вражеский тыл привел вместе со своим сослуживцем ценного языка. За эту операцию Николая представили к Георгиевскому кресту IV степени.

А раскрылась тайна, когда Николай Попов с кишечной инфекцией попал в госпиталь, где и выяснилось, что он — Кира Башкирова, молодая девушка, которая ослушалась отца и тайком сбежала на фронт.

2. Атака мертвецов

Как мыльные пузыри спасали русских солдат в Первую мировую

Гарнизон российской армии мужественно держал осаду крепости Осовец. Немцы безуспешно пытались взять крепость штурмом, но с каждым разом терпели неудачу. Прошел уже год, как отважные русские солдаты держали оборону, и 6 августа 1915 года немцы применили против защитников отравляющие газы.

Немецкие солдаты, посчитав, что никто не выжил, решили войти в крепость. Но на их удивление, на них пошли атакой 60 полуживых бойцов, головы которых были обмотаны тряпками.

Харкающие кровью, задыхающиеся российские бойцы отстояли крепость, и только 22 августа был отдан приказ отвести выживших защитников Осовца.

1. Брусиловский прорыв

Как мыльные пузыри спасали русских солдат в Первую мировую

Завершим список обобщающим подвигом всего русского воинства. Брусиловский прорыв, состоявшийся летом 1916 года, стал самой эффективной операцией всей Первой мировой войны.

Массовый героизм, когда в лесисто-болотистой местности, преодолевая сопротивление противника, русские солдаты продвинулись на 80, а в некоторых местах на 120 км вглубь занятой врагом территории. По разным подсчетам немецкие потери составили около 1,5 млн. убитых и раненых.

Подвиг русских солдат состоял в мужестве и отваге во время освобождения территорий, а еще в том, что операция отвлекла значительные силы немцев и австрийцев с Западного фронта.

Все эти подвиги — вершина осознанной жертвенности. Собственная безопасность в этих случаях уходила на второй план, уступая место долгу и чести, любви к Отчизне, жертвенности во имя народа.

Источник: https://top10reiting.com/top-10-podvigov-russkih-soldat-v-hode-pervoj-mirovoj-vojny.html

Во Франции вспоминают подвиг солдат Русского экспедиционного корпуса во время Первой мировой войны. Новости. Первый канал

«Когда Россия и Франция вместе, они сильны». Эти слова генерала де Голля повторяют сегодня в городе Курси, где проходят торжества, посвященные событиям столетней давности.

В 1917 году солдаты Русского экспедиционного корпуса отбили Курси у германской армии, заплатив за его свободу тысячами жизней. О подвигах и героизме наших воинов в годы Первой мировой войны во Франции никогда не забывали.

Памятники русским солдатам стоят в Париже и в других городах страны.

«Добро пожаловать в Курси!» Таблички на русском языке здесь на время памятных торжеств, а на здании мэрии – фотографии русских и французских солдат, которые 100 лет назад освободили коммуну от немецких захватчиков.

В честь героев марш памяти. Плечом к плечу русские и французы идут, чтобы показать: подвиг наших предков не забыт: 15 километров в той же форме и по тому же маршруту, которым шли бригады в 1917 году. Только сегодня вместо армии противника и разбомбленных полей — виноградники, цветущий рапс, мирное небо над головой.

«Если бы не русские, французская и британская армии не смогли бы продолжать битву. Благодаря жертве русских солдат немецкие силы были разделены», — рассказывает участник исторической реконструкции Гийом Гослан.

«Наши предки прошли этими дорогами, и для нас очень важно помнить об этом и в какой-то степени прочувствовать, как это было», — говорит Олег Усманов из Клуба военно-исторической реконструкции «199-й Кронштадский пехотный полк».

Русский экспедиционный корпус — около 50 тысяч человек — во время Первой мировой войны на помощь Франции послал Николай II. Город Курси, удерживаемый немцами на протяжении двух лет, освободили 17 апреля 1917 года. Кровопролитные бои шли три дня. Более пяти тысяч русских солдат здесь отдали свои жизни, сражаясь за победу. Сегодня в строю потомки героев.

«Я внучка солдата Русского экспедиционного корпуса, мой дедушка из Каширы, он сражался за Курси, был ранен здесь, влюбился в больнице и остался жить во Франции», — рассказывает внучка солдата Русского экспедиционного корпуса Клодин Симатти-Иваноф.

Наши солдаты сражались так отчаянно и храбро, что даже верховный главнокомандующий союзными войсками во Франции, маршал Фош признал: «Если Франция не была стерта с карты Европы, то в первую очередь благодаря мужеству русских солдат».

«Россия и Франция были друзьями, и сегодня эту историческую связь важно помнить! Мы нуждаемся в России так же, как и Россия нуждается в нас», — говорит Сильван Пинар.

Леса под Курси до сих пор — запретная зона, охраняется государством. Здесь, кажется, время остановилось, и во власти 1917 год. Повсюду воронки от взрывов, тут же сами бомбы и даже детонаторы. Именно здесь перед наступлением располагалась 3-я бригада, она состояла из русских и французов. Лучше всего сохранились предметы быта, кухонные принадлежности, осталась в земле и бутылка вина.

Исследователь Пьер Малиновский ведет раскопки в этих местах три последних года. В марте он нашел останки неизвестного русского солдата. Героя, погибшего за Францию, захоронили с воинскими почестями на местном кладбище.

«Этим летом от 10 до 15 русских студентов-археологов приедут сюда на раскопки. Я знаю, что в окопах остается еще много останков русских солдат, и наше дело чести, чтобы эти воины обрели покой», — говорит историк Пьер Малиновский.

В самом центре Курси вновь, как и 100 лет назад, разбит военный лагерь. Здесь варят кофе а ля прошлый век, греются у костра, а маленький Гаврош с энтузиазмом чистит солдатскую обувь.

  • «Никогда нельзя забывать все то, что другие сделали для нас, иначе сегодня будет так же, как раньше — война все время», — говорит Тома Гиме.
  • Любители истории сюда приехали из разных городов Франции, России и Украины — в Русском экспедиционном корпусе было немало солдат из Одесской губернии.
  • «Государство сильно прежде всего тогда, когда она имеет историческую память», — подчеркивает Олег Павлов из запорожского клуба военно-исторической реконструкции «Воин».
  • В честь подвига тех, кто сражался за тысячи километров от дома и помог одержать победу в Курси, одну из немногочисленных в ходе всей наступательной операции, мэр города и посол России во Франции возложили цветы к памятнику Русскому солдату, он находится на одной из центральных площадей.
Читайте также:  Кирзовые сапоги: кто сделал их культом в военное время

«Как раз один из уроков истории состоит в том, что когда Россия и Франция были вместе, они были сильны. Это сказал не я, это сказал еще генерал де Голль, и он был абсолютно прав. И сегодня, когда у наших двух стран общие угрозы, общий противник, только вместе мы сможем победить», — отметил Чрезвычайный и Полномочный посол России во Франции Александр Орлов.

«Эта история русских солдат долгое время была забыта, и мы постарались сделать все возможное, чтобы мир узнал о подвиге молодых солдат, которые отдали свои жизни, сражаясь во Франции. Мы восстанавливаем справедливость!» — сказал мэр города Курси Мартин Жоли.

Как в далеком 1917 году — фотография на память у разгромленного немецкого бастиона. И точно так же, как тогда, солдаты поменялись формой, чтобы еще раз подчеркнуть: это наша общая история, наша общая победа.

Источник: https://www.1tv.ru/n/323696

Оловянное лицо для солдата | Милосердие.ru

Анна Коулман-Лэдд работает над маской солдата в своей студии. Париж, 1918 год. Фото с сайта loc.gov

История о солдатах с «развороченными лицами» или «сломанными челюстями», или «оловянными носами» — как только их не называли — это история о милосердии, сострадании, о людской слабости и упрямой вере в жизнь.

Так уж случилось, что специфика траншейной войны оказалась, по выражению газет времен Первой мировой, «дьявольски способствующей травмам лица» — ни до, ни после не было такого количества изуродованных солдат.

  «Казалось, они думали, что могут подняться над окопом и двигаться настолько быстро, что град пуль их не настигнет, они не понимали опасности и некому было их предостеречь», — вспоминал американский хирург Фред Альби, работавший на французском фронте.

Зеркала — под запретом

Солдаты, получившие увечья после газовой атаки. Фото с сайта rarehistoricalphotos.com

В результате — человек жив, руки и ноги на месте, а лица нет… В отличие от ампутантов, эти солдаты официально не признавались ранеными героями. Раненое лицо, как говорили, не равноценно раненому телу.

Французский писатель Марк Дагейн в своем романе «Палата для офицеров» рассказал об их жизни — муж его бабушки был одним из этих солдат.

 Большинство из них не принадлежали к профессиональному военному сословию — это были обычные молодые люди.

В архивах остались их письма родным с фронта —  самыми желанными посылками, помимо еды, табака и теплых вещей, называли крем для бритья и книги — «Огонь» Анри Барбюса, приключенческие романы Жюля Верна.

Врачи заботились, чтобы они как можно дольше не видели свое отражение в зеркале: их селили в отдельных палатах, зеркала — под запретом. В госпиталях мрачно констатировали, что обезображенное лицо — самое травматичное из множества последствий войны.

«Смотрите раненому пациенту прямо в лицо — не опускайте глаза! Помните, он следит за вами, как вы будете реагировать на его внешность», — инструктировали медицинских сестер монахини.

Маски, снятые Анной Лэдд с увечных солдат. Фото с сайта reddit.com

Нарушая запреты, некоторые делали попытки взглянуть на себя в зеркало и падали в обморок от шока. Жить, чувствуя себя чужим самому себе, — это безусловный ад, написал один из врачей, работавший с такими ранеными.

Что пережили эти люди, считывая страх и отвращение в глазах окружающих, видя, как матери в ужасе шарахаются в сторону, заглядывая в глаза родственникам, которые их не узнают…Как они учились существовать изо дня в день с болью, с чувством величайшей несправедливости и праведного гнева на жизнь, войну, как старались забыть прошлое…Возвращаться домой? Как, без лица?

В Сидкупе, пригороде Лондона, где находилась специализированная челюстно-лицевая больница, некоторые скамейки в парке окрасили в синий цвет — это был знак, предупреждавший горожан: здесь вы можете встретить того, на кого страшно смотреть.

Но они не сдавались, объединялись в группы, старались преодолеть отчаяние и изоляцию, укрепляли в себе надежду…Постепенно, а солдаты с изуродованными лицами порой жили в госпиталях годами, страдание сменялось необходимостью жить.

Как найти себе применение, помочь товарищам, которые совсем пали духом?

Складывалось ощущение, что мир не готов принять их. Бывшие солдаты чувствовали обреченность своего положения и в тоже время верили, что врачи найдут способ им помочь.

Но как их будут лечить? Им не хватало — кому носа, кому глаза или куска подбородка, лба, челюсти — увечья были страшными. Конечно, им хотели помочь, но не знали, как.

Пластическая хирургия в те времена находилась в самом зачатке — приходилось импровизировать на ходу. Война подгоняла, но медицина отставала, причем сильно.

«Он не хотел, чтобы мать увидела, каким он стал»

Пациент Анны Лэдд до и после работы над воссозданием лица. Фото с сайта wykop.pl

И тогда на помощь пришло… искусство. Врачей заменили художники, точнее, скульпторы. Американка Анна Лэдд вошла в историю, как скульптор, подарившая изуродованным солдатам возможность вернуться к жизни, хотя она не имела никакого отношения к медицине, разве что муж был доктором.

Анна родилась в Брин-Мауре, штат Пенсильвания в 1878 году, изучала скульптуру во Франции и Италии, а после окончания учебы переехала в Бостон, где в возрасте 26 лет вышла замуж за Мейнарда Лэдда, успешного педиатра.

Эта удивительная женщина производила впечатление спокойной, уютной и очень светской — так писали газеты того времени.

А на сохранившейся архивной кинопленке можно увидеть веселую деловую Анну — на лице ни тени страха или не дай Бог брезгливости, она доброжелательно и в то же время решительно общается с раненым солдатом.

Почему талантливый и преуспевающий скульптор бросает все и начинает помогать раненым? Анна не была благополучной барышней, решившей поиграть в благотворительность от скуки.

Ее ценили как талантливого художника, настоящего профессионала. Помимо скульптуры, Анна увлекалась литературой и написала два исторических романа, несколько театральных пьес.

Портрет легендарной актрисы Элеоноры Дузе ее работы был признан лучшим и одобрен самой моделью.

Анна принимает участие во многих выставках и очень востребована в профессии. Возможно, богатое воображение художницы сыграло важную роль в ее решении, но не только.

«Однажды к нам пришел человек, который был ранен два с половиной года назад и с тех пор не возвращался домой, — вспоминала Анна.

— Он не хотел, чтобы мать увидела, каким он стал — от всего лица остался только один глаз, и после 50 операций… он пришел к нам». Вот собственно и ответ на вопрос почему?

Муж Анны, врач в Американском подразделении Красного Креста — о нем вспоминают, как об очень мощном и добром человеке — не стал отговаривать жену, наоборот, поддержал. Многие говорили, что это не женское дело, пугали, сочувствовали — многие, но не он. Привыкший находить выход из самых безвыходных ситуаций, Мейнард Лэдд так же, как и Анна, верил, что они смогут помочь раненым.

Надо отдать должное еще одному человеку — огромную роль в решении Анны сыграл британский скульптор Френсис Дервент Вуд. «Магазин оловянных носов» — его детище. Моя работа начинается там, где завершается работа хирурга, говорил Вуд. Когда началась война, ему исполнилось 44 года — слишком много, чтобы отправлять на передовую.

Тогда он пошел работать волонтером в Медицинский корпус Королевской армии в одной из больниц Лондона. Кому первому пришла мысль делать маски для раненых солдат — точно неизвестно. Во всяком случае, Вуд подхватил эту идею.

Поняв, что его способности художника могут быть полезны с медицинской точки зрения, он загорелся создать маски для «непоправимо изуродованных» лиц.

«Мои случаи, как правило, тяжелейшие травмы, где пластическая хирургия бессильна, но, как и в пластической хирургии, психологический эффект один и тот же. Пациент обретает чувство собственного достоинства, уверенность в себе, поднимает голову. Его внешность больше не является источником кошмара для родственников, друзей и конечно же, для него самого», — писал Вуд.

Новые металлические конструкции — более легкие и более длинные, чем бывшие в ходу до этого резиновые накладки, специально разрабатывали так, чтобы воссоздать довоенный портрет пациента.

Это было невероятно! Узнав о портретных масках, ошарашенная этой идеей, Анна, не раздумывая, бросает все свои художественные проекты и, опираясь на безоговорочную поддержку мужа и Красного Креста, начинает главное дело своей жизни – открывает «Студию портретных масок».

Каждая маска была шедевром

Маски. Фото с сайта boredpanda.com

Все происходит в Париже, идет 1917 год. Анна одна из первых обратила внимание на великую силу психотерапии в работе с подобными травмами — «настоящим» врачам некогда заниматься душой раненого, поток пострадавших солдат огромен.

  Анна и ее четыре помощника поставили перед собой задачу создать максимально комфортную атмосферу — чтобы пациенты оттаяли: веселое, гостеприимное пространство, комнаты с цветами на окнах, французские и американские флаги, а рядом гипсовые слепки для будущих масок.

Большая, наполненная солнечным светом, яркая студия расположилась в Латинском квартале, с уютным внутренним двориком, заросшим плющом и украшенным скульптурами.

Так раненые, из грязи траншей или с поля сражений, оказывались в волшебном месте, где не было места унынию и отчаянию — только надежда и вера, что теперь все сложится.

Когда пациент полностью восстанавливался после лечения у врачей, за дело бралась Анна.

Процесс создания индивидуальной маски — долгий и трудоемкий. Прежде всего, нужно изучить фотографии пациента до получения травмы…Затем делались гипсовые слепки с лица – испытание «удушающее», «болезненное». Слепок был буквальным портретом пациента, с обезображенной частью лица и целостной, если таковая имелась.

По здоровой части «восстанавливали» разрушенную, подгоняя сходство под имеющиеся довоенные фото. Готовый слепок обязательно примерялся и согласовывался с раненым. Затем на основе гипсового слепка создавалась супертонкая медная копия – ее толщина не превышала толщину визитной карточки.

В зависимости от того, покрывала она все лицо или, как часто бывало, только верхнюю или нижнюю часть, маска весила 150-250 г и обычно удерживалась очками.

Читайте также:  Как помещики на руси делали бизнес на крепостных

Видео: Анна Лэдд в студии

Самая важная и решающая часть работы заключалась в окраске металлической поверхности. Уловить сходство — чтобы пациент наконец воскликнул «это я!» – мало. Необходимо было придать маске оттенок живой человеческой кожи. Художница старалась раскрасить маску так, чтобы она реалистично смотрелась и в пасмурный день, и в солнечную погоду. Это требовало огромных усилий и безусловного таланта.

Первоначально маски рисовались масляными красками — выглядело топорно, их сложно было мыть, краска скалывалась. Анне удалось разработать новую технику покрытия — специальную моющуюся эмаль, которая имела очень реалистичный вид.

На пациенте закрепляли маску, и художница принималась за «отделку», чтобы максимально близко подобрать оттенки эмали под цвет кожи раненого. Прорисовывала детали, например, бритые щеки – старались, насколько возможно, сделать маску живой.

Все тщательно прорабатывалось вручную: брови, ресницы, усы делали из настоящих волос или тонкой фольги, в зависимости от обстоятельств.

Каждая маска была шедевром и меняла жизнь человека. Среди раненых о них ходили легенды.

Только представьте себе чувства человека, который наконец может смотреть на себя в зеркало, не отворачиваясь, видеть, как постепенно маска «сливается» с его кожей и как вдруг проявляется его собственное лицо… он узнает себя прежнего.

Некоторые солдаты шутили — они смогли наконец шутить! — что Анна польстила им и сделала более красивыми, чем до ранения. По желанию вырастали усы, если мужчина курил — маленькое отверстие в маске для сигареты.

Конечно же, никакого волшебства не происходило, возможности метода были сильно ограничены – мужчина не мог ни жевать, ни глотать, ни видеть при помощи маски. Но даже эта малость действовала на пострадавших живительно.

Вот отрывок из сохранившейся очень скудной переписки Анны с изуродованными мужчинами. «Спасибо вам, у меня теперь будет дом, семья — написал один солдат. — … Женщина, которую я люблю, имела право отвернуться от меня из-за жуткого лица.

Благодаря вам она больше не боится! Она смогла меня даже обнять». Столько боли, страдания и благодарности в этих словах.

Немые свидетели тех событий — документальная съемка и черно-белые фотографии — статичные, застывшие с одним единственным выражением «лица» на все времена. Трудно представить, как солдаты выглядели на самом деле.

Фото делались на основе порой не самой удачной довоенной фотографии, а иногда и вовсе по рассказам пациентов – и получались живыми и безжизненными одновременно.

Рассказывали, что дети одного из солдат, вернувших себе лицо при помощи маски, убежали в ужасе, увидев такое «лицо» отца.

Анна Лэдд прощается с выписавшимся из госпиталя солдатом. Фото с сайта loc.gov

К концу 1919 года студия Лэдда выпустила 185 масок; число, произведенное Вудом, неизвестно, но, по-видимому, гораздо больше, учитывая, что «Магазин оловянных носов» открылся раньше, и его маски производились быстрее. Цифры замечательные, но они, к сожалению, не могли покрыть потребностей всех жертв войны.

Средняя цена за маску, благодаря усилиям благотворительных организаций составляла $18 — недорого. После войны проект постепенно сошел на нет. Красный Крест больше не мог спонсировать студию, и она закрылась. Анна вернулась в Бостон, где продолжила карьеру скульптора. Почти никаких сведений о том, что происходило дальше с мужчинами, которые носили маски, не сохранилось.

Известно, что в Англии обсуждались сентиментальные проекты реабилитации — поселить «искалеченных и разбитых» в живописных деревнях, где они могли бы жить среди роз, садов и полей, зарабатывая себе на пропитание продажей фруктов и ткацкого текстиля; но оторванные от жизни планы лопнули, как мыльные пузыри, а солдаты… просто исчезли из поля зрения общества.

Камерная, казалось бы, история Анны Лэдд — всего 185 масок.

Но она не только дала возможность жить 185 изувеченным солдатам — она помогла избежать ситуации трагического выбора их близким, она помогла и им сохранить лицо.

Никто бы не осмелился осудить, например, женщину, отвернувшуюся от обезображенного войной мужчины — не все рождены сильными, но как прожила бы жизнь эта женщина, терзаемая чувством вины, что творилось бы в ее душе…

Конголезский врач Денис Муквеге, занимающийся реабилитацией женщин, подвергшимся насилию во время современный военных конфликтов, лауреат Нобелевской премии, сказал: «Когда вы не боретесь со злом, не останавливаете его — оно распространяется, как раковая опухоль, и пожирает все вокруг». Вряд ли Анна и ее коллеги философствовали на тему добра и зла —  своей работой они просто останавливали зло, как могли – и передавали эстафету дальше.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/soldaty-s-olovyannymi-nosami/

За что сражался русский солдат в Первую мировую войну

Планы правящих кругов России были весьма масштабны. При их рассмотрении война «ни за что», как её любили представить в советской историографии, превращается в необычайно выгодное для России предприятие. Ведь по итогам Первой мировой мы должны были получить поистине царскую награду.

Император Николай II (в центре) обсуждает с генералами план боевых действий (фото: ГАРФ)

Какими же были основные направления экспансии Российской империи? И что хотел получить император Николай II, когда вступил в долгую и тяжёлую войну?

Наши потери оказались немалыми: около 800 тысяч убитыми и более трёх миллионов ранеными.

Жертвы не были напрасными: речь шла о споре, какие страны будут главенствовать в мире.

Россия не имела заморских колоний, подобно Великобритании, Франции, Нидерландам и малым колониальным державам — Италии, Бельгии, Испании, США. Более того, Россия совершенно не стремилась такие колонии получить.

Это не принесло бы нам никаких выгод, но повлекло огромные затраты на развитие и удержание отдалённых, плохо связанных с метрополией владений.

Вместо этого в XIX веке в русской внешней политике оформилось понимание того, какие территории должны оказаться в сфере русских интересов.

Основных направлений экспансии было три.

Во главе славянского мира

Первое — европейское направление, где русская дипломатия всячески содействовала формированию панславистской идеологии. Та строилась на обосновании необходимости объединения всех славянских народов в союз государств как минимум, а как максимум — в единое государство.

Сейчас это сложно представить, но в XIX веке большая часть чехов, словаков, сербов, черногорцев и других славянских народов искренне симпатизировали русскому государству и стремились к объединению.

Определённые проблемы были лишь с поляками и болгарами. Но большинство поляков к началу ХХ века смирилось с господством русских. Болгары же управлялись немецкой династией, которая недружественно относилась к России и стремилась к союзу с Германией. При этом среди болгар панславизм и симпатии к России были не менее распространёнными, чем в других славянских странах.

«Четверной союз» на немецкой открытке (источник фото)

Смена династии — а царь Болгарии Фердинанд неосмотрительно выступил в войне на стороне Германии — решала и эту проблему.

Путь к тёплым морям

Второе — южное — направление предусматривало движение России к тёплым водам Средиземного моря, Индийского океана и установление контроля над Центральной Азией. Эта задача оказалась причиной почти столетнего противостояния с Великобританией, получившего название «Большая игра».

Англичане видели в продвижении русских на юг прямую угрозу своей главной колонии, Индии, и поэтому изо всех сил препятствовали нам.

Но в период правления императора Александра II русская граница продвинулась в Азию, достигнув Афганистана и Персии, а к началу ХХ века британцам пришлось смириться с тем, что русские интересы в Персии неизбежно придётся учитывать.

(Источник фото)

Отдельно в русской политике стоял вопрос проливов. Основные потоки нашей торговли шли через черноморские порты. Там же базировался Черноморский флот. Но выход из Чёрного моря был под контролем недружественной Турции. Поэтому начиная с последней четверти XVIII века одной из главных задач России стало стремление получить контроль над Босфором и Дарданеллами.

Да и идеологическое значение освобождения от мусульман Константинополя было крайне велико. Ведь русское государство считало Византию своим предшественником. Мысль о возвращении бывшей столицы империи не покидала ни одного русского императора.

Господство на Тихом океане

Третье направление появилось позже, но считалось одним из самых перспективных.

Оно подразумевало установление русского контроля над Маньчжурией и Кореей, раздел Китая с другими великими державами и выход империи к тёплым портам Тихого океана.

В начале ХХ века население Маньчжурии и Кореи было небольшим, а в России, наоборот, шёл стремительный рост населения, которое охотно заселяло новые земли.

Переселенцы

Плодородные почвы Дальнего Востока и тёплый климат этих мест вызывали огромный интерес.

Идея маньчжурской Желтороссии вовсе не казалась мифом, каким кажется сейчас, — при сопоставлении демографического потенциала России и Китая.

Именно эти цели и преследовала Россия, вступая в Первую мировую войну. Что же мы должны были получить на каждом направлении?

Судьба Польши

В Восточной Европе предполагались грандиозные изменения. Исчезновение Австро-Венгрии считалось решённым вопросом. На картах мира должны были появиться два новых королевства.

Первое — Польша. 14 августа 1914 года появился манифест «Обращение Верховного Главнокомандующего к полякам».

Посол Франции в России, граф Палеолог, писал в своих дневниках, что решение о судьбе Польши принял лично Николай II, а обнародовали его от имени верховного главнокомандующего великого князя Николая Николаевича, чтобы избежать негативной реакции части консервативно настроенной русской элиты.

Верховный главнокомандующий великий князь Николай Николаевич Романов

Возрождённая Польша не получила бы Галицию, которая становилась русским владением, но к ней присоединялись восточные территории Германской империи (приблизительно так, как провели границы согласно Ялтинским соглашениям 1945 года).

Вопрос о статусе послевоенной Польши в манифесте описывался таким образом: «Пусть сотрутся границы, разрезавшие на части польский народ. Да воссоединится он под скипетром Русского Царя. Под скипетром этим воссоединится Польша, свободная в своей вере, в языке, в самоуправлении».

Фактически предполагалось восстановление Польского королевства, которое существовало до восстания 1830 года. Польша после этого становилась государством, объединённым с Россией династической унией, а русский император провозглашался королём польским.

Возрождение Чехии

Второе королевство — Чехия. Ещё до Первой мировой войны главные политические силы Чехии отлично понимали, что судьба Австро-Венгрии предрешена и видели своё будущее лишь вместе с Россией.

Томаш Масарик и Эдуард Бенеш

В 1912–1914 годах лидеры чешских партий во главе с Томашем Масариком и Эдуардом Бенешем вели тайные переговоры с Россией о создании Чешского королевства, союзного Российской империи, на трон которого пригласили бы члена дома Романовых. По итогам стороны договорились, что чешским королём станет великий князь Константин Константинович.

В ходе войны Масарик на переговорах с англичанами уверенно заявлял: «Чешский народ — это необходимо решительно подчеркнуть — является народом полностью русофильским. Русская династия в какой бы то ни было форме была бы наиболее популярной».

1-я рота добровольцев чешской дружины. Киев, август-сентябрь 1914 года (источник фото)

В декабре 1914 года создали чешскую дружину. Чехи во множестве переходили на строну русских, и в результате уже в 1916 году из пленных сформировали чешскую бригаду, которая должна была стать основой для будущей армии Чешского королевства.

Империя всех славян

Некоторые чешские идеологи шли гораздо дальше. Один из создателей чешской государственности — Карел Крамарж — в 1914 году создал проект Славянской империи. Это был последний панславистский проект в истории, имевший все шансы на осуществление.

Предполагалось объединить все славянские страны в единое государство, организованное по принципам, схожим с теми, на которых в 1871 году создали Германскую империю.

Во главе стоял бы русский император, но отдельные государства сохраняли бы определённую автономию, собственные династии и армии.

Записку с проектом Крамаржа подали Николаю II, и она нашла у императора понимание и поддержку.

Карел Крамарж

Наконец, предполагалось, что за все перенесённые невзгоды сполна вознаградят Сербию. Она должна была получить населённые славянами земли Австро-Венгрии, что стало предметом долгих споров русского министра иностранных дел Сергея Сазонова с представителями союзников, настаивавших на том, чтобы отдать Италии территории на Адриатике.

Читайте также:  Ересь, колдовство, распутство: сколько всего обвинений предъявили жанне д’арк

Но русское внешнеполитическое ведомство было непреклонным: территории, населённые славянами, не должны принадлежать неславянскому государству.

Константинополь наш!

Ничуть не меньшие приобретения планировалось получить на юге. Удалось достичь окончательных договорённостей по передаче России проливов.

Несмотря на яростное противодействие английской элиты, которая не желала усиления России, министр иностранных дел Великобритании, виконт Эдвард Грей, занял прорусскую позицию и гарантировал выполнение принятых британцами обязательств. Он заявил: «Абсурдно, что такая гигантская империя, как Россия, обречена иметь порты, перекрываемые льдами на протяжении значительной части года, или такие порты, как на Чёрном море, которые закрыты в случае любой войны».

18 марта 1915 года было подписано совместное англо-франко-русское соглашение по Константинополю и проливам. 16 мая 1916 года страны Антанты разделили ещё одну часть османского пирога. Соглашением Сайкса-Пико фиксировался раздел турецких владений в Азии. Россия по этому документу получала Западную Армению, Трапезунд и Курдистан.

Открытка «Беседа под Царьградом»

Можно с уверенностью сказать: решительно не правы те, кто утверждает, что союзники не собирались отдавать проливы России. Раздел мира уже оформили документально, и отступать от принятых решений никто не собирался. Более того, англичане и французы прекрасно понимали, что единственный способ победить в войне — полностью выполнить все условия договоров, заключённых с Николаем II.

Вопрос с русским влиянием в Персии тоже решили. После того, как русско-английский договор 1907 года определил разграничение сфер влияния в Персии, северная Персия находилась под контролем русских.

В ходе войны прогерманская позиция персидского шаха Султан Ахмада и его правительства полностью развязала руки союзникам.

Поддерживать персидский суверенитет уже не было никакого смысла, и англичане в меморандуме от 12 марта 1915 года предложили России разделить эту страну.

На краю света

А что происходило на берегах Тихого океана? Во время Первой мировой войны там всё оказалось в состоянии, которое проще всего описать выражением «у-у-у, как все запущено…».

Юань Шикай

Китай находился в состоянии полного распада государственности. Попытка реставрации монархии, предпринятая Юань Шикаем, провалилась. Страна распалась на отдельные провинции, в которых установились военные диктатуры, озабоченные не сохранением государственности, а удержанием власти. Некоторые такие группировки ориентировались на Японию, некоторые на Англию.

Япония, которая ещё совсем недавно воевала с Россией, оказалась в рядах союзников. Но англичане опасались усиления Японской империи, которая стремилась получить немецкие колонии и превратить Китай в своего вассала. И распад Китая, и трения между японцами и британцами открывали новые возможности для русской дипломатии, которыми мы не преминули воспользоваться.

В 1912 году Россия договорилась с Японией о разделе Внутренней Монголии. Следующим шагом должен был стать раздел Китая. И этот шаг сделали: 3 июля 1916 года произошло подписание русско-японского договора, в котором стороны решили делить огромную Цинскую империю «на двоих» и не допускать к этой добыче другие державы. Выдающийся успех!

К этому времени у России, Британии, Франции и Японии уже была немалая практика вмешательства в дела Китая, а планы по его разделу существовали с начала ХХ века. Мировая война отвлекла внимание великих держав и затормозила этот процесс, но распад Китая отменял все обязательства, данные европейскими странами династии Цин.

Китай, без сомнения, ждала судьба Османской империи, чьи владения разделили.

Такое решение основывали на принципах гуманизма: милитаристские клики не могли нормально управлять страной, а в Китае требовалось навести хотя бы минимальный порядок. В этом сходились интересы всех сторон: Японии, Великобритании и России.

За это стоило сражаться

По итогам Первой мировой войны Российская империя становилась сильнейшим государством мира. В её сферу влияния попадала вся Восточная Европа. Реальностью становилось объединение в одном государстве всех славян от Адриатики до Тихого океана. Причём славяне воспринимали русских как самый развитый и богатый народ славянского мира.

Россия пришла бы в Восточную Европу в качестве спасительницы чехов, сербов, поляков от немецкой ассимиляции. Мы получили бы выход в Средиземное море, а третьей столицей империи — наряду с Петербургом и Москвой — стал бы Константинополь. Нашими могли быть и закавказские владения Турции, и Север Персии. А на Дальнем Востоке открывалась перспектива раздела Китая…

Пожалуй, никогда раньше наша страна не стояла так близко к столь блестящему будущему. Но революция 1917 года разрушила все надежды на то, что XX век станет веком России.

Источник: https://warhead.su/2018/04/21/za-chto-srazhalsya-russkiy-soldat-v-pervuyu-mirovuyu-voynu

Мыльный пузырь

Когда затихали бои, старшина приносил нам смену чистого белья. В живых оставались немногие. И белья было немного. Всего лишь один узел.

Первый банный день после боев, как омовение покойника. Ни шуток. Ни смеха. Вид крепкого мужского тела был сейчас неприятен, даже страшен. Слишком много таких тел, изувеченных и обгорелых, видели мы еще вчера. А кто завтра? Он? Ты? Быстрее спрятать пугающую наготу.

Я надеваю белье и успокаиваюсь. Не потому ли, что от него пахнет чем-то очень знакомым?

Приятная свежесть. Мыло. Горячий утюг. Запахи родного дома. Так пахнут теплые руки мамы. Как это все далеко и неправдоподобно. Может быть, кроме войны, вообще ничего не существует?

Я никогда не задумывался над тем, кто на войне стирает белье. Старшина приносил его – и ладно.

Как-то перед боем я впервые увидел необычное подразделение незнакомого тыла.

Мы ехали по тесной просеке. Ржавые сосны нехотя расступались перед танками. Небо, как застиранная гимнастерка. Тяжелая тоска марша в предвидении боя.

На опушке, над серой речушкой приютились потрепанные палатки. Старая хвоя маскировала двуколки и камеры для дезинфекции. А между соснами на веревках белье. Наверное, все существующее на свете белье вывесили на этой истерзанной снарядами опушке.

Девушки в гимнастерках с закатанными рукавами оглянулись на шум танков, помахали нам вслед и продолжали полоскать.

Солнце на мгновение выглянуло из-за туч. Нежные радуги вспыхнули в груде грязной мыльной пены на берегу.

Меня потрясла несовместимость увиденного: мирно развешанное белье и предстоящий бой; тонкая девушка со светлыми волосами, с добрым свечением спокойных карих глаз и узел, который она с трудом волокла к дезинфекционной камере.

Какая-то неведомая струна тоскливо зазвенела в моем сердце.

Как и обычно во время марша, я сидел на левом надкрылке. Я увидел, как в усталых глазах механика-водителя сверкнула улыбка. Он что-то крикнул мне. Я не расслышал и наклонился поближе к люку. Механик показал большим пальцем за спину и снова крикнул:

– Мыльный пузырь, говорю!

Я тоже улыбнулся в ответ. Просто так. Потому, что он мой друг, не только мой подчиненный.

О чем это он? Что заставило его улыбнуться? Прозрачная радуга над грязной пеной? Воспоминания?

…мыльница с мутной водой на донышке. Ветерок осторожно снимает с конца трубки эфемерный радужный шар. Он летит и светится. И мир сквозь него такой сказочный и красивый.

Он летит и вдруг соприкасается с несказочным миром. И взрывается. И нет беззащитной колеблющейся оболочки. Только маленькое влажное пятнышко, как случайная слеза. Но в мыльнице еще есть пена.

И снова окунается в нее бумажная трубка. И нет конца волшебству…

Не это ли засветило улыбку в измученных глазах моего механика-водителя? Он всего лишь на два года старше меня. Чуть ли не от мыльных пузырей мы пришли на войну.

Я поворачиваюсь назад. Плотная туча погасила солнце. Лес убегает все дальше и дальше. Танки взвихрили густую пыль. Но мне кажется, что я различаю там что-то очень красивое – нежную радугу… или добрые глаза светловолосой девушки.

Я познакомился с ней поздней осенью. Уже не было в живых моего механика-водителя. И многих не было.

– Сходим сегодня в мыльный пузырь, лейтенант? – спросил меня командир второй роты.

Не знаю, действительно ли недоумение сделало мое лицо таким забавным, но офицеры смеялись долго и дружно. Вот когда я впервые узнал, что мыльным пузырем на фронте называли подразделения для стирки белья.

«Мыльный пузырь» располагался по соседству с нами. Мы пошли туда вечером. До передовой было одиннадцать километров. Но мертвое свечение ракет лежало на осыпающихся брустверах траншей, на воронках с водой, на наших шутках.

Гостеприимно распахнулись двери просторной юнкерской усадьбы. Настоянный на мыле воздух, как матовый плафон, смягчал живой и веселый свет коптилок. Капитан не всегда попадал на нужную клавишу. Аккордеон ошибался и смущенно поблескивал перламутром.

Я сразу узнал ее. Куцая гимнастерка любовно окутывала ее тонкую фигуру. Светлые мягкие волосы спадали на солдатские погоны.

Никогда еще танцы не доставляли мне большей радости. В тот вечер я был только с ней. Робость сковала мои суставы. Нет, я не разучился танцевать. В бригаде мы иногда танцевали друг с другом. Мы были молоды и танцевали, несмотря на бои и потери. И сейчас в моих осторожных ладонях был солдат.

Но случайно я ощутил на спине пуговицы под гимнастеркой. Тяжелая волна захлестнула меня. Шел четвертый год фронтовой жизни.

Она смотрела на меня спокойными и добрыми глазами. Золотистые лучи разбегались от зрачков. И вся она до кончиков сапог была светлая и чистая.

Вечер пронесся, как добрый сон, когда не помнишь, что приснилось, но радостное состояние долго не покидает тебя.

Расстались мы уже далеко за полночь. Она крепко пожала мою руку и очень тихо сказала:

– Спасибо. Всю дорогу и потом я думал о ней и о том, что услышал.

За что спасибо, славный Мыльный пузырь? Не за то ли, что я промолчал почти весь вечер? Или за радость, которой я еще не знал? Или за то, что я старался не замечать, как в зале становилось все меньше танцующих, как из боковых дверей осторожно появлялись расслабленные и слегка смущенные пары?

Мы стали там частыми гостями. Я уже знал, что светловолосая девушка ушла на фронт с первого курса университета. Она мечтала о подвиге. Но были горы грязного белья, и огрубевшие маленькие руки, и гордая чистота.

«Мыльный пузырь»… Почему так называли это подразделение? Может быть, потому, что для солдата оно было мимолетным, недолговечным?

«Мыльный пузырь»… Я не хотел видеть двусмысленных улыбок моих друзей. Не замечал грязи во всех ее проявлениях. Для меня это был радужный мыльный пузырь моего детства – красивый, как ее улыбка.

Был обычный вечер. Мы сидели и смотрели на танцующих. В моей руке приютилась маленькая шершавая ладонь светловолосой девушки. Она осторожно перебирала мои пальцы. Коптилки мерцали в такт вальсу. Капитан зажал в углу рта папиросу и щурил глаза. Папироса мешала ему играть.

Внезапно умолк аккордеон. Капитан широко раскрыл глаза и прислушался. Танцевавшие остановились.

Мы услышали ревущие моторы танков. Нас звали. Я не помню прощания. Мы мчались под кровавыми тучами. Моросил отвратительный прусский дождик. Липкая глина хватала нас за ноги. Мы перепрыгивали через траншеи. Мы спотыкались на брустверах и падали. Над передовой полыхало пламя.

  • Я вскочил в башню и надел танкошлем. Дорогой мой Мыльный пузырь…
  • 1959 г.
  • Следующая глава

Источник: https://biography.wikireading.ru/167251

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector