«как не надо «взаимодействовать с русскими»»: какой инцидент произошел в 1988 году в чёрном море

Вашингтон не обсуждает с Киевом размещение американской военной базы на украинской территории. Об этом заявили в Пентагоне. Ранее президент Украины Пётр Порошенко по итогам телефонного разговора с госсекретарём США Майком Помпео сообщил журналистам, что Соединённые Штаты пообещали Украине полную поддержку, включая военную помощь.

Эксперты отмечают, что Киев старается извлечь максимальную выгоду из недавнего инцидента в Керченском проливе. В то же время речь о развёртывании крупной группировки американских войск не идёт, считают политологи. По их словам, несмотря на расширение военного взаимодействия, Украина не является зоной стратегического присутствия для США.

Пентагон отрицает наличие каких-либо переговоров с украинскими властями о размещении американской военной базы на территории Украины. Об этом в среду заявил официальный представитель Министерства обороны США Эрик Пахон, передаёт ТАСС.

«Эти сообщения не соответствуют действительности, и подобные переговоры не ведутся», — сказал Пахон.

Ранее президент республики Пётр Порошенко в интервью CNN рассказал, что в ходе телефонного разговора госсекретарь США Майкл Помпео пообещал оказать помощь Украине по защите её суверенитета.

«Во время разговора мы получили полную поддержку, (обещание получить. — RT) помощь, включая военную, для координации того, что нам необходимо сделать для защиты суверенитета и территориальной целостности», — отметил Порошенко.

О том, что украинская сторона рассчитывает на поддержку США и других зарубежных партнёров в укреплении военного флота, заявлял 27 ноября и посол Украины в США Валерий Чалый, выступая в эфире американского телеканала Fox News.

«Мы ждём, что руководство США займёт очень жёсткую позицию. Мы по-прежнему рассчитываем на поддержку Украины в военной сфере» — подчеркнул украинский дипломат, комментируя события в Керченском проливе.

Также по теме

«Как не надо «взаимодействовать с русскими»»: какой инцидент произошел в 1988 году в Чёрном море «Провокация — продуманная по времени, месту и форме»: чем Порошенко выгодно введение военного положения на Украине

Президент Украины Пётр Порошенко поддержал предложение секретаря СНБО о введении в стране военного положения. 26 ноября эту инициативу…

Киев обратился к Вашингтону с просьбами о поддержке после инцидента в Керченском проливе.

 25 ноября суда ВМС Украины «Бердянск», «Никополь» и «Яны Капу» попытались проследовать через Керченский пролив, невзирая на предупреждения российской стороны о наличии ограничений на этом маршруте.

В итоге украинские суда вторглись в российские территориальные воды, проигнорировав требования российских пограничных сторожевых кораблей сменить курс. Итогом этой провокации украинской стороны стало задержание кораблей ВМС Украины силами российской погранслужбы. 

Позднее сотрудники ФСБ обнаружили документ, согласно которому у украинских моряков была задача осуществить переход из Одессы в Бердянск «скрытным порядком». В ведомстве отметили, что на борту был найден конспект с записями о правилах прохождения Керченского пролива, то есть экипажи кораблей были осведомлены о порядке процедуры.

Инцидент был использован Киевом как предлог для новых просьб о помощи, адресованных США и НАТО.

«Вся эта история была рассчитана на введение военного положения и в первую очередь на решение внутриполитических проблем.

Но провокация преследовала и другую цель — подтолкнуть Россию к отпору, выдать его за «агрессивные» действия и тем самым вызвать реакцию НАТО, США — попросить у них помощи.

Сейчас как раз реализуется вторая часть сценария», — заметил в беседе с RT замдиректора Национального института развития современной идеологии Игорь Шатров.

Комментируя произошедшее, президент США Дональд Трамп заявил, что ему «не нравится» происходящее между Россией и Украиной.

«Мы будем работать над этим, мы работаем с европейцами над этим», — сказал Трамп. Впоследствии глава Белого дома заявил, что может отказаться от запланированных переговоров с российским президентом из-за инцидента в Керченском проливе. В Госдепе США заявили, что США «глубоко обеспокоены» случившимся.

Учебная конфронтация

При этом американская сторона не спешит переходить к открытому военному присутствию в регионе, ограничиваясь учебными миссиями. 27 ноября стало известно, что США направили в Киев стратегического советника Кита Дейтона, который приступил к работе в украинском Минобороны.

«Как не надо «взаимодействовать с русскими»»: какой инцидент произошел в 1988 году в Чёрном море

  • На военных учениях «Морской бриз», 13 июля 2018 г.
  • © U.S. Navy/REUTERS

На сегодняшний день военное присутствие ВС США на Украине носит ограниченный характер. Американские инструкторы и военнослужащие находятся в Яворовском учебно-тренировочном центре в составе Совместной многонациональной тренировочной группы. В прошлом году Пентагон направил туда порядка 200 военнослужащих Национальной гвардии для обучения украинских солдат.

Кроме того, в 2017 году в украинском Очакове состоялась церемония закладки военно-морского оперативного центра, в возведении которого участвуют военнослужащие стройбатов ВМС США. 

Также американская армия периодически присутствует в регионе под предлогом военных манёвров, полигоном для которых стало, в частности, Чёрное море. Начиная с 2014 года здесь ежегодно проводятся морские учения Sea Breeze, в которых принимают участие корабли Украины, а также США и других стран — участниц НАТО.

Также по теме

«Как не надо «взаимодействовать с русскими»»: какой инцидент произошел в 1988 году в Чёрном море В опасной близости: зачем американцы строят военно-морскую базу в украинском Очакове

Соединённые Штаты начали строительство военно-морского оперативного центра в Очакове, сообщает сайт Военно-морских сил США. Город,…

Москва усматривает в этих учениях попытку повысить напряжённость. Об этом ранее заявляла официальный представитель МИД России Мария Захарова. Однако США намерены проводить военные манёвры в Чёрном море ещё чаще.

Соответствующее предложение содержится в законе об оборонном бюджете США на следующий период. В документе уточняется, что это решение направлено на противодействие России.

Кроме того, Белый дом планирует выработать стратегию помощи союзникам США в Европе.

По мнению экспертов, учебные манёвры и миссии США направлены на создание военной архитектуры в регионе. Об этом пишут и американские СМИ. Так, в материале издания Military Times учебные миссии США названы инструментом прямого военного присутствия.

Издание пишет, что в настоящее время корпус морской пехоты США представлен на Чёрном море относительно малыми силами. Отмечается, что, как правило, в данном регионе действуют морские пехотинцы из Черноморской ротирующейся группировки, состоящей из нескольких сотен морских пехотинцев и моряков.

«Несмотря на небольшую численность, присутствие корпуса морской пехоты на Чёрном море служит мощным сдерживающим фактором для потенциальных агрессоров.

Высокомобильные и манёвренные части морской пехоты США перемещаются по всему региону, выполняя роль инструкторов и консультантов при подготовке личного состава вооружённых сил стран — партнёров США в целях укрепления коллективной безопасности», — отмечает автор статьи.

Как пояснил в интервью RT военный эксперт Иван Коновалов, американцы постепенно развивают свою инфраструктуру на Украине, при этом безопасность украинской стороны беспокоит Пентагон в последнюю очередь.

«Присутствие на Украине нужно западным военным для того, чтобы получить данные по тактике на этом театре военных действий. На самом деле американские инструкторы не только учат украинских военных, но и узнают у них о нюансах ведения войны против ополчения республик Донбасса, а также постоянно присутствуют в окрестностях фронта», — пояснил эксперт.

По мнению руководителя сектора проблем региональной безопасности Центра военно-политических исследований РИСИ Сергея Ермакова, Киев хочет получить от Запада гарантии поддержки, но партнёры практически открыто дают понять, что брать на себя ответственность за Украину не намерены.

«Это, кстати, хорошо показала реакция европейских держав и Вашингтона на недавний инцидент в Керченском проливе.

Да, были выражены озабоченность и осуждение, но военной поддержки, о которой так мечтает украинское руководство, пока не последовало, — отметил Ермаков в интервью RT.

— Но Петру Порошенко нужно в преддверии выборов показать, что власти смогли добиться хотя бы какой-то внешней помощи для страны».

«Красные линии»

Материальная поддержка ВСУ западными союзниками также носит ограниченный характер. Так, в сентябре США подарили Киеву два катера береговой охраны, построенные ещё в 1988 году и прослужившие порядка 30 лет.

На родине суда были списаны и законсервированы, а теперь они будут переданы украинским морякам. Правда, сначала Киеву придётся потратить на их ремонт порядка $10 млн. Для приобретения новой военной техники США выделят в следующем году Киеву $250 млн.

К примеру, всего 37 ПТРК Javelin в комплекте с двумя сотнями ракет стоят порядка $47 млн.

Также по теме

«Как не надо «взаимодействовать с русскими»»: какой инцидент произошел в 1988 году в Чёрном море «Комплекс политической неполноценности»: как Украина ищет союзников в борьбе с «российской агрессией»

Украина благодарна Латвии за поддержку в противодействии «российской агрессии». Об этом заявил украинский лидер Пётр Порошенко после…

Эксперты сомневаются в том, что Киев может рассчитывать на расширение американской помощи. По оценке Коновалова, американцы не стремятся к развёртыванию крупного контингента или большой базы на Украине, и это связано в том числе с действиями украинских властей.

«Сейчас Вашингтону даже не приходится беспокоиться о необходимости поддерживать напряжение у российских рубежей, так как украинская сторона сама с этим прекрасно справляется, причём совершенно бесплатно.

Кроме того, нужно понимать, что Украина всё же не является зоной стратегического присутствия для США.

Поэтому Вашингтон по возможности избегает того, чтобы открыто провоцировать Москву», — пояснил Коновалов в беседе с RT.

Похожей точки зрения придерживается Ермаков. Он отметил, что полный доступ к украинской территории американские военные уже имеют, а строительство крупной военной базы сопряжено с возможными трудностями.

«Прежде всего Вашингтон не хочет переходить условные красные линии в отношениях с Москвой и идти по пути резкой эскалации напряжённости в военной плоскости. Это важный фактор, который давит на американский истеблишмент.

Читайте также:  В каких случаях русских баб должен был наказывать свёкор

Кроме того, играет свою роль и финансовый аспект, важный для действующей администрации США, которая стремится переложить расходы на союзников даже тогда, когда речь идёт о странах — участницах НАТО», — подытожил Ермаков.

Источник: https://russian.rt.com/ussr/article/577479-ukraina-ssha-armiya-baza

Как американские корабли в 1988 году вошли в советские территориальные воды

Относительно недавно по историческим меркам американские корабли активно маневрировали в наших черноморских водных границах, и закончилось это для них весьма печально. Речь идёт о легендарном морском навале крейсера «Беззаветный» и СКР-6 флота СССР, который произошёл 12 февраля 1988 года.

Причина провокации

Навал этот был осуществлен по отношению к двум ударным американским крейсерам «Кэрон» и «Йорктаун», которые незаконно проникли в советские территориальные вводы на пять и семь миль. Кстати, как пишут в ряде источников, по итогам инцидента капитан «Йорктауна» был снят с должности, а Конгресс США на несколько месяцев свернул финансирование морских разведывательных операций.
Но главным остаётся вопрос — зачем вообще американцам нужно было идти на эту провокацию, а тем более в 1988 году, в тот период, когда наметилось явное потепление отношений между СССР и США и общее ослабление позиций Советского Союза. И здесь можно со всей очевидностью увидеть, как американцы ведут себя с «партнёрами»: давят их ровно до того состояния, пока они не превращаются в сателлитов.
Конвенция ООН по морскому праву

Официально проникновение американских кораблей в наши территориальные воды было связано с разночтениями США и СССР по вопросу морских границ и того, что считать нейтральными, а что — уже территориальными водами.

Ещё одна причина заключалась в том, что «Конвенция ООН по морскому праву», которую в 1982 году подписал и Советский Союз, позволяла с рядом ограничений иностранным военным кораблям сокращать путь по территориальным водам СССР.

Чем и захотели воспользоваться военные корабли Шестого флота. Но, по словам российских моряков, принимавших участие в той операции, все эти официальные причины — «ложь от первого до последнего слова». А настоящими целями американцев было продемонстрировать и свою силу, и советское военное бессилие, а возможно, ещё и получить данные радиоэлектронной разведки.

Двумя годами ранее, в 1986 году, все те же «Йорктаун» и «Кэрон» уже входили в территориальные советские воды на шесть миль вглубь. При этом, с нарушением конвенции ООН, шли они с включенными радиолокационными станциями.

Тогда советская сторона ограничилась официальной нотой протеста. Но что такое все эти протесты на излёте «холодной войны»? Показатель военного и политического бессилия. И американцы поняли, что давить можно и дальше.

Унизить Москву

В 1987 году в Москве на своём малом самолёте приземлился Матиас Руст, пролетев огромное расстояние и не встретив никакого явного противодействия с советской стороны. По мнению некоторых военных историков, поведение капитанов «Кэрона» и «Йорктауна» было во многом вызвано ещё и «рустовскими амбициями». Они хотели показать, что советские границы уже далеко не «на замке» и практически открыты для свободного проникновения. Чего не знали американцы, так это того, что после их первого проникновения в 1986-м на уровне ЦК КПСС и Совета обороны был разработан детальный план вытеснения их кораблей в случае повторения подобных инцидентов.

Красноречивое радиомолчание

Интересно, что о входе американских кораблей в Чёрное море со стороны Босфора советской стороне было известно заранее, ещё в начале года.

Однако, по воспоминаниям капитана «Беззаветного» Владимира Богдашина, корабли Шестого флота долгое время не могли обнаружить. Они вошли в Чёрное море в режиме полного радиомолчания.

Из-за тумана невозможно было обнаружить американские суда и самолётам-разведчикам.

Но, по чистой случайности, проникновение американских военных кораблей заметил капитан парома из Ильичевска, который и передал их координаты. Навстречу американцам выдвинулись наши военные корабли. В том числе и два военных катера, «Беззаветный» и «СКР-6».

В итоге «Йорктаун» и «Кэрон» фактически под конвоем доплыли до советских территориальных вод и начали проникновение. Тут нужно сказать, что оба катера хоть и значительно уступали американским ударным крейсерам по водоизмещению, но вооружены были по полной программе.

И если бы противостояние перешло в боевую фазу, то вообще неизвестно, осталось бы и от наших, и от американских судов хоть что-нибудь. Но такая стычка с огневым контактом стала бы не просто громким политическим скандалом, а вполне могла послужить началом Третьей Мировой войны.

Психологическая атака

К счастью, в первоначальной конфигурации плана вытеснения кораблей потенциального противника и не было этого огневого контакта, а было именно физическое вытеснение, методом столкновений и навалов.

Что в итоге и произошло. СКР-6 навалился на «Кэрон», а «Беззаветный» столкнулся бортами, а потом также навалился на «Йорктаун». Капитаны наших катеров рассказывали, что американцы попросту не были готовы психологически к такому развитию событий.

При виде приближавшихся советских катеров команды вышли на палубы, смеялись, кричали и показывали на небольшие советские судна пальцем. А когда началась активная фаза столкновения, попросту разбежались по палубам. После навала на палубе «Йорктауна» активно и более или менее вменяемо действовала только аварийная команда.

При этом даже после столкновения американцы сделали попытку поднять с корабля боевые вертолеты. Но этого им не позволили уже наши боевые вертолеты Ми-26 которые по тревоге прибыли на место событий.

Закончилось все тем, что американские корабли в спешке покинули советские воды, отойдя в нейтральную часть Черного моря, и более о сближении не помышляли. Через несколько часов они ушли через Босфор.

Сам этот случай советская сторона, которая в это время пыталась конструктивно взаимодействовать с США, попыталась замять.

Хотя через год капитану Богдашину и вручили орден Красной звезды, но «за освоение новой техники».

В то же время, в США данный инцидент вошел в учебники по военной психологии в качестве примера того, как не надо «взаимодействовать с русскими» и что может получиться из такого «неправильного взаимодействия» Хотя до сих пор военные США уверяют, что они действовали полностью корректно и подверглись со стороны советского флота «немотивированной агрессии». Но как мы знаем, это обычная для американцев риторика.

Тем не менее, в контексте актуальных событий в акватории Черного моря, вспомнить о том, что бывает с американскими военными кораблями, если они начинают вести себя слишком нагло — совсем нелишне.

Источник: https://news.rambler.ru/troops/41773465-kak-amerikanskie-korabli-v-1988-godu-voshli-v-sovetskie-territorialnye-vody/

Плата за наглость: как наш сторожевик протаранил корабль ВМС США в Черном море

Удивительно, но эту историю, произошедшую 12 февраля 1988 года в Черном море, наши кинорежиссеры и сценаристы до сих пор обходят стороной. Хотя и сочинять ничего не надо — сценарий написала сама жизнь.

В нем есть все признаки остросюжетного фильма: и динамичная погоня, и накал страстей. И главное — подвиг советских моряков со сторожевиков «Беззаветный» и СКР-6, которые в тот день отвесили смачную оплеуху двум кораблям ВМС США, нагло нарушившим госграницу СССР.

Отвесили так, что янки еще долго с опаской заходили в Черное море!

О некоторых неизвестных подробностях инцидента «Звезде» рассказал контр-адмирал Владимир Богдашин. В 1988 году он командовал «Беззаветным».

Старые счеты

За сутки до описываемых событий «Беззаветный» под командованием тогда еще капитана 2 ранга Владимира Богдашина вернулся в Севастополь из Средиземного моря, где почти полгода нес боевую службу. Выгрузили часть боезапаса, треть экипажа отправилась в отпуск. Сам Богдашин собирался встретиться с ветеранами… Приказ из штаба флота выйти в 6 утра в море стал для всех полной неожиданностью.

Необходимо было встретить у Босфора два американских корабля: крейсер «Йорктаун» и эсминец «Кэрон». С ними у моряков-черноморцев были старые счеты…

«Дело в том, что за два года до того эти корабли уже входили в Черное море, — вспоминает Владимир Иванович. — И повели себя достаточно нагло.

Политики тогда говорили о сближении США и СССР, а в это время американские военные изо всех сил старались показать, кто в доме новый хозяин. В первый раз они на несколько миль вторглись в наши территориальные воды. И ничего им за это не было.

Никто ведь не понимал, как вести себя в отношении тех, кого Горбачев только что назвал нашими новыми «партнерами»»…

Продемонстрировав флаг, американцы тогда гордо ушли. Но осадочек остался, прощать подобное советские моряки больше не собирались…

Помогли «Герои Шипки»

«Мы вышли в море неполным экипажем, — продолжает Богдашин. — Даже без части офицеров, все инструкции я получал уже в море. К вечеру подошли к Турции и стали ждать.

Еще один сторожевик — СКР-6 вышел из Болгарии и присоединился к нам. Было понятно, что американцы снова затевают провокацию: они шли в полном радиомолчании.

Попробуй пойми, какие из сотен точек на локаторе наши «клиенты»? К тому же их прикрывал густой туман»…

Обнаружить корабли США помогли гражданские моряки с советского парома «Герои Шипки». Они как раз проходили Босфор, их и попросили поглядеть за американцами. Они просьбу выполнили и дали точные координаты. Дальнейшее было делом техники: «Беззаветный» и СКР-6 встретили «Йорктаун» и «Кэрон» и начали сопровождение. Корабли, как и два года назад, шли прямо на Севастополь…

«Первый удар был легким…»

«Когда подошли ближе к нашим водам, мы их стали предупреждать: «Ваш курс ведет в советские территориальные воды! Измените курс», — продолжает Владимир Богдашин. — Но слушать нас они и не думали. Все время отвечали: «Мы ничего не нарушаем». До определенной черты так и было.

А в советских водах американцев поджидало еще вспомогательное судно «Донбасс», оно в случае нарушения тоже должно было навалиться на незваных гостей. «Донбасс» выбирали не случайно — у него был мощный ледовый пояс корпуса. Мы надеялись, что подчиненные дяди Сэма одумаются.

Но они шли, не сбавляя хода».

Первым госграницу СССР пересек «Кэрон». На его перехват пошел СКР-6. Он должен был совершить «навал» — идя параллельным курсом, оттирать, теснить соперника, навалиться на его борт массой своего корабля и вынудить сменить курс. Однако навал СКР-6 оказался как слону дробина: американский крейсер был раз в пять больше, наш сторожевик просто отбросило.

Следом в советские воды вошел «Йорктаун». «Донбасс» тоже было приготовился к навалу, однако отстал. И тогда капитан 2 ранга Богдашин ускорил ход «Беззаветного» и пошел на стремительное сближение с крейсером… Он понимал: обстоятельства требуют самых решительных действий.

«Первый удар был относительно легким, — вспоминает Богдашин. — Своим правым бортом мы на скорости соприкоснулись с левым бортом «Йорктауна». Это был скользящий удар, мы снесли американцам трап в районе ходового мостика. С берега нам приказали отойти и продолжить наблюдение, однако сделать я этого уже не мог…

«Снесли вертолетную площадку, ракеты…»

Владимир Иванович подходит к картине, на которой народный художник Крыма Андрей Лубянов изобразил тот самый легендарный «навал Богдашина», и показывает, почему второй удар был неотвратимым: «После соприкосновения корабль стало разворачивать влево.

Была опасность удариться своей кормой о корму «Йорктауна». А на нашем «Беззаветном» в кормовой части расположены и приготовлены к стрельбе четыре торпедных аппарата. Торпеды от удара могли сдетонировать.

У крейсера торчали тоже готовые к бою четыре установки «Гарпун»»…

Читайте также:  Раскрашивание покойника, кукла мертвеца и другие шокирующие похоронные обряды манси

И Богдашин в той ситуации принимает единственно верное решение: объявляет экипажу, что корабль идет на таран, берет руль резко вправо и снова бьет «Йорктаун». На этот раз удар был весомее: «Беззаветный» своим носом «запрыгнул» на гостя и пошел крушить все, что находилось у того на корме: те самые «Гарпуны», вертолетную площадку, леерные заграждения…

«Правый якорь (а он 3 тонны весит) у меня был спущен, и он тоже кувыркался по их палубе, — улыбается Владимир Иванович. — В какой-то момент он вошел им в борт, оторвался и улетел в море.

После этого нас отбросило друг от друга. Как потом выяснилось, у сторожевика от удара сорвало титановую бульбу (это выпуклая выступающая часть на носу ниже ватерлинии. — Ред.

), а двигатели сдвинулись на несколько сантиметров».

«Мичман хотел стащить ракету!»

Захватывающий «бой» продолжался. Эсминец «Кэрон» попробовал прийти на помощь и взять «Беззаветный» в клещи с левого борта. Даже вертолет выкатили на площадку.

Однако тут появились еще четыре наших корабля и вертушки, которые, зависнув над морем, четко дали понять: не стоит этого делать.

«Гости» намек оценили правильно: свой вертолет загнали обратно, быстро выскочили в нейтральные воды и легли в дрейф. «Беззаветный» последовал за ними.

«Всю ночь с «Йорктауна» летели снопы искр, — вспоминает Владимир Богдашин. — Они срезали покореженный металл и сбрасывали в море. Им же еще Босфор перед турками проходить: очень, видно, не хотелось выглядеть побитыми собаками! У моих ребят глаза просто светились от гордости.

Никто из моих ребят не сдрейфил. В отличие от американцев: они, увидев, что я иду на таран, рванули кто куда. А у нас мичман Шморгунов весь «бой» стоял у борта с веревкой — хотел накинуть петлю на один из «Гарпунов» и стащить их ракету! Приказа такого не было, но…

Эх, чуть-чуть ему не хватило…».

Казнить или миловать?

На том русские и американские моряки расстались: покореженный «Йорк таун» в сопровождении «Кэрона» и группы советских кораблей двинулся обратно к Босфору. А героический «Беззаветный» взял курс на Севастополь. Правда, хеппи-энд выглядел не совсем так, как в кино. Владимира Ивановича за тот подвиг… чуть не наказали!

«Первые слова, которые я услышал от комдива: «Ну, вы даете…» — снова вспоминает Богдашин. — Это было сказано с восхищением… А командующий флотом отругал меня за потерянный якорь.

Да и главный штурман всучил пачку документов: изучай, мол, где ты прав.

Намекали, что я нарушил Международные правила предупреждения столкновения судов в море… Как будто мы на отдыхе были и яхтами столкнулись… Я же выполнял приказ!».

По телевизору по-прежнему шли кадры встреч советского и американского президентов. Оба улыбались и рассказывали о «новом векторе отношений». Тогдашнее флотское руководство не понимало, как реагировать на подвиг Богдашина: то ли казнить, то ли миловать… А через пару дней командира «Беззаветного» вызвали в Москву.

«Уже в лифте встретился с заместителем начальника Генштаба, который при двух генералах-летчиках поблагодарил за службу, — говорит Богдашин. —
«А то тут у нас авиация всяких на Красную площадь пропускает», — заметил он. Некоторые деятели настаивали на том, чтобы меня отдали под суд. Уже позже узнал, что мою судьбу окончательно решил председатель КГБ СССР Чебриков.

Это он доложил Горбачеву, что я сделал все правильно. Тот возражать не стал… А через год, когда я учился в Военно-морской академии имени Гречко, начальник факультета при всем курсе вручил мне орден Красной Звезды. «За освоение новой боевой техники», — прочитал он формулировку указа о награждении. И добавил: «Хотя все мы знаем, за что эта награда. Никто из экипажа больше награжден не был.

Хотя все ребята достойны наград!».

Алексей Овчинников

Источник: https://tvzvezda.ru/news/krasnaya_zvezda/content/201602120738-mxua.htm

Эксперты объяснили присутствие США в Чёрном море и напомнили о позоре американцев

По факту корабли НАТО уже чувствуют себя как дома в одесском порту, который явно готовят для того, чтобы сделать американской базой. В 180 километрах от Крыма.

В середине февраля в воды Чёрного моря вошел американский эсминец «Карни». Он присоединился к ранее прибывшему судну «Росс», с которого стреляли «Томагавками» по сирийской базе Шайрат.

Это очередные два корабля, ведь ранее сюда заходили не только американские суда, но и британские, а также французские.

Джон Уайт, шотландский политолог, военный обозреватель: «Это очевидная провокация. Почему она произошла? Я думаю, из-за Сирии, это элемент давления на Россию. США тестируют вашу прочность и обороноспособность, просвечивают вашу территорию. Но вы можете себе представить, чтобы ваши корабли зашли в Мексиканский пролив и американцы промолчали?»

Анатолий Антонов, посол РФ в США: «Мы прекрасно понимаем, что делают американцы и натовцы. Они меняются. По сути дела, это так называемое челночное присутствие. Не секрет, что такая активность, провокационная активность, стала более ясной после 2014 года, после тех событий, которые произошли в результате возвращения Крыма в российскую гавань».

Чарльз Шубридж, бывший офицер разведки Великобритании: «Вас, с одной стороны, хотят спровоцировать. Но на первом плане — разведка. Это такой приступ интереса в тот момент, когда Россия размещает свой комплекс С-400 в Крыму. Но это плохой приступ».

В принципе, один из приступов этой «морской болезни» в Севастополе черноморские моряки помнят прекрасно. Вряд ли его не помнят американцы. В 1988 году в советские территориальные воды в Чёрном море зашли два военных американских корабля на шесть морских миль. Было принято решение показать им самооборону без оружия.

Им навстречу вышли два корабля, крошечные по сравнению с «Йорктауном» и «Кэрон», — «Беззаветный» и СКР-6. Американским матросам было даже весело снимать этих смешных маленьких русских, зачем-то снявших спасательные жилеты и выстроившихся на корме. Смеяться перестали, когда поняли, что казавшиеся крошечными советские корабли идут на таран.

Гордон Дафф, военный эксперт, ветеран войны во Вьетнаме: «Вы и сейчас пока отвечаете довольно остроумно. Вспомните, когда к вам подошел эсминец „Дональд Кук“ — вы задали ему жару. Для американцев это был позор».

Это была снова самооборона без оружия. К «Дональду Куку» подлетел Су-24, сделал заход, ушел на повтор. И еще 10 заходов. В результате 27 моряков подали рапорт об уходе: мы на такое не подписывались.

Подробности — в видеоматериале.

Источник: https://www.ntv.ru/novosti/1985442/

Империя наносит последний удар

Историю, случившуюся 12 февраля 1988 года в районе главной базы Черноморского флота в Севастополе, моряки ВМС США до сих пор вспоминают с содроганием и подробно изучают в военно-морских учебных заведениях.

Тогда, словно почуяв близкую кончину Советского Союза, американский крейсер «Йорктаун» и эсминец «Кэрон» по-хамски нарушили границу СССР, вторгшись на 7 миль в наши территориальные воды. За что и поплатились: сторожевые корабли Черноморского флота «Беззаветный» и СКР-6 пошли на таран нарушителей.

Малоизвестные подробности того громкого инцидента рассказал «Комсомолке» Владимир БОГДАШИН, в феврале ­1988-го стоявший на командирском мостике «Беззаветного».

«СКР-6» подходит к «американцу»

Демонстрация силы

— Владимир Иванович, зачем американцам это было нужно?

— Это была демонстрация силы. Показать, что круче их никого нет. Эти же корабли ВМС США за два года до этого, в 86-м, тем же маршрутом прошли. И тогда наши ничего не сделали: только подняли флаги протеста, предупреждая, что проход запрещен. А накануне еще и обидный случай с Матиасом Рустом произошел…

Понятно было: если еще такое допустим, никто с нами считаться больше не будет. И Горбачевым была поставлена задача: жестко реагировать на такие случаи.ВМФ СССР два года трудился над этой задачей. Была продумана вся система срывов таких входов.

Но деятельность СКР* «Беззаветный» в этих планах не планировалась!

«Беззаветный» идет навалом на американский крейсер «Йорктаун» [архивное видео].

— Как это?

— Когда наши узнали, что «Йорктаун» и «Кэрон» снова заходят, началась подготовка к их встрече. А я только что вернулся из Средиземного моря, выгрузил ракеты, отпустил часть экипажа в отпуск… И тут на связь вышел командир дивизии: у «БПК* «Красный Кавказ» (это его готовили к встрече с американцами) технические проблемы, поэтому завтра в 6 утра снимаешься и выходишь на слежение…

— Вооружение было боевое?

— Да, единственное — вместо четырех крылатых ракет у меня было две. У СКР-6 тоже все было боевое. Он к нам в районе Босфора присоединился.

Второй, самый мощный, таран «Беззаветного» (справа) сфотографировали с пограничного катера.

— От Турции их вели?

— Да. Пришли к вечеру, а на другой день американцы должны были пройти пролив Босфор и выйти в Черное море. Обнаружить и вывести нас на контакт должны были два разведывательных самолета.

— То есть нужно было пристроиться и сопровождать?

— Но сначала — обнаружить, а с этим возникли проблемы.

Американцы шли в полном радиомолчании, и вычислить, где они в этом большом потоке кораблей, который проходит Босфор, не получалось, на локаторе все суда выглядят одинаково. Плюс полный туман.

Читайте также:  Был ли николай ii на самом деле русским

Тогда я и связался с нашим паромом «Герои Шипки», который входил в Босфор. И попросил: при визуальном обнаружении наших гостей сообщить нам. Вскоре он их увидел и дал сигнал с координатами.

— Они догадались об этом?

— Похоже. Долго метались по турецким территориальным водам, но потом взяли курс на Севастополь в нашем сопровождении.

— Вы не пытались предупредить их заранее?

— Еще как! У нас с ними постоянная связь была.

— А они?

— «Мы ничего не нарушаем». На то время они находились в открытом море и действительно ничего не нарушали. Мы шли с «Йорктауном» рядом, примерно в 10 метрах, у них на палубе было процентов 80 экипажа.

Все фотографировали, показывали неприличные жесты. И, когда их корабли пересекли границу, поступил приказ навалиться… На сближение с «Кэроном» пошел СКР-6. Я пошел на «Йорктаун». Первый навал был легкий, вскользь.

Потерлись бортами, снесли ему трап, да и все.

Командир «Беззаветного» Владимир Богдашин: «И тут мы стали крушить все подряд…»

«Якорь потерял…»

— А второй навал как же?

— После первого удара мы получили команду отойти и не вступать в контакт. Но у меня была сложная ситуация:

«Йорктаун» по своему водоизмещению в три раза больше «Беззаветного», а по размерам — вдвое больше. И, когда я бил ему первый раз в левый борт, от удара носовая часть моего ­корабля пошла резко влево, корма, наоборот, — вправо. И мы стали сближаться кормовыми частями.

Это было очень опасно и для них, и для нас: на «Беззаветном» было два четырехтрубных торпедных аппарата с каждого борта, ­приготовленных к бою. Торпеды от удара могли воспламениться. У американца на корме — восемь ракетных установок «Гарпун». И если бы мы коснулись кормовыми частями, мои торпедные аппараты вошли бы под его ракетные трубы…

Ничего не оставалось делать, как дать самый полный ход, повернуть резко вправо, на него, и тем самым отбросить корму в сторону. Наш нос пошел на скорости на него, мы залезли на ­«Йорктаун» с креном где-то 13 — 14 градусов на левый борт. Полностью снесли левую часть вертолетной площадки и дальше по борту стали крушить все подряд.

А перед этим был приспущен правый якорь. От удара он вошел им в борт, пролетел пулей над их палубой, оборвал цепь и упал в море.

— Сколько он весит?

— 3 тонны… Жаль: потеря якоря считается на флоте позором. И тот, кто его теряет, считается плохим командиром, не рассчитавшим ­подводные препятствия. Но у меня была другая ситуация.

— И ракеты, говорят, снесли у американцев?

— Ну да, те самые «Гарпуны». Новое тогда тактическое оружие. Они же на корме и стояли. Четыре установки из восьми снесли. Поломанные головки болтались на проводах…

Чернокожие матросы, прибежавшие устранять последствия, как увидели все это, тут же убежали.

Еще вроде как на «Йорктауне» пожар под палубой возник: мы видели, что в районе их торпедных аппаратов работали аварийно-спасательные группы.

«Меня пытались зажать в клещи»

— Какие повреждения получил «Беззаветный»?

— Лопнул корпус в носовой части, где-то полтора метра трещина была. В носовой части дырка образовалась сантиметров в сорок, но она была выше ватерлинии, так что неопасно. Леера* снесло, якорь потеряли.

При ремонте также выяснилось, что сантиметра на четыре выгнуты мощные болты, которыми крепились муфты двигателей.

Уже в апреле обнаружили, что при ударе в клочья разорвалась титановая бульба, которая защищает гидроакустический комплекс в носовой части. Но ремонт все равно был небольшой.

— А что за история со взрывом?

— О нем пограничники на берег доложили. При первом ударе они видели искры и огромное облако дыма, посчитав это за взрыв. Чем ­дезинформировали командование. На самом деле так резко задымилась краска.

— А СКР-6?

— Он меньше «Кэрона» раза в четыре. Ткнулся носом в борт, отлетел, и все.

— После навала американцы сразу покинули территориальные воды СССР?

— Не совсем. «Кэрон» дал максимальный ход и пошел к нашему левому борту. Хотели взять нас в клещи! Я увеличил ход до самого полного и зашел с другого борта ­«Йорктауна». «Кэрон» успокоился и вместе с побитым «коллегой» вышел из наших вод.

Столько сварки на борту было! Им же нужно было снова через Босфор проходить и не хотелось, видимо, туркам показывать, что им крепко досталось. Поэтому срезали все видимые факты увечий корабля: ракетные установки, ограждения вертолетной площадки — и за борт все.

Потом нас сменили подошедшие из Севастополя четыре наших корабля, мы вернулись на базу.

— Как командование отреагировало?

— Позиция командования не была выработана. Командующий флотом отчитал меня за потерянный якорь. Наши международники вообще говорили, что мы — наглецы. Главный штурман флота вручил пачку документов: «На, ищи, где ты прав, а где неправ». А 13 февраля меня вызвали в Москву. Подумал: все, жизнь не удалась…

В Генштабе захожу в лифт и встречаю замначальника Генштаба: «Ну спасибо, флот!» — пожал он руку. В этом же лифте ехали два генерала-летчика. Он повернулся к ним и продолжил: «А то у нас авиация на Красную площадь всяких пропускает…» Только потом узнал, что этот человек настаивал, чтобы меня серьезно наказали. Но Чебриков (на тот момент председатель КГБ. — Прим. ред.

) доложил Горбачеву, что флот все сделал правильно. Горбачев согласился с ним. И все наконец вздохнули.

— Какие политические последствия имел навал?

— Для СССР очень даже неплохие. Командира «Йорктауна» сняли. Американский сенат на полгода заморозил финансирование всех разведпоходов 6-го флота США в районах Средиземного и Черного морей. После этого натовские корабли ближе, чем на 120 миль, к нашим берегам не подходили.

«Орден «за освоение новой техники»

— Вас наградили за подвиг?

— Через год, когда я учился в Военно-морской академии, мне вручили орден Красной Звезды. «Мы знаем, за что, — сказал начальник факультета. — Но здесь написано «за освоение новой техники». Из экипажа никто не был награжден. А мои ребята этого заслуживали!

— Обидно не было?

— Знаете, я люблю руководителей, которые держат свое слово. Если ты поставил задачу дать жесткий отпор, то потом не переводи стрелки в угоду большой политике и уж тем более даже думать не смей о наказании за исполнение приказа!

— Как, кстати, наши моряки себя вели?

— Никто в отличие от американских не сдрейфил! Ни одного нарушения, все четко. Мичман у меня был Шморгунов — просто нечеловеческой силы! И, когда эти «Гарпуны» подходили к нашему борту, он стоял там с веревкой: «Еще бы немного, я бы их ракету зацепил и вытащил!» Я его знаю: он наши 120-килограммовые ракеты вручную грузил!

— А американцы?

— Они хороши как мореплаватели. Но психологически слабее. Погибать за родину в их планы не входит… Они были ошарашены: легенда о том, что они самые лучшие, разрушилась. Получили-то они от группы кораблей, которые меньше их. Они же, когда я им помощь предложил (так положено), по каютам сидели. Крейсер был словно мертвый — настолько в шоке они были…

— Какова судьба кораблей — участников конфликта?

— «Беззаветный» при разделе флота мы передали Украине, которая переименовала его в «Днепропетровск», а потом отправила на металлолом. Хотя он мог бы еще послужить. СКР-6 был старый, его тоже порезали.

— Когда вы с «Беззаветным» расстались?

— В том же 88-м. Потом два года отучился в Военно-морской академии имени Гречко. После нее меня назначили командиром противолодочного крейсера «Ленинград», потом — на противолодочный крейсер «Москва».

А когда его списали, я по просьбе Лужкова пошел командиром нынешней «Москвы», флагмана Черноморского флота (тогда он назывался «Слава»). Этот крейсер был камнем преткновения при разделе Черноморского флота.

Но это уже совсем другая история…

  • ТТХ кораблей
  • «Йорктаун»
  • Год постройки — 1983-й
  • Экипаж — 387 чел.
  • Водоизмещение — 9600 т
  • Длина — 172 м
  • Ширина — 16 м
  • Макс. скорость — 32 узла (59 км/час)
  • Вооружение:
  • 2 орудия MK.45;
  • 2 торпедных аппарата;
  • 2 ракетные установки MK.41;
  • 8 противокорабельных комплексов «Гарпун»;
  • 2 зенитные установки «Вулкан»;
  • 2 зенитные установки «Стандарт»;
  • 2 противолодочных комплекса «Асрок»;
  • 1 система управления огнем «Иджис»;
  • 2 вертолета.
  • «Беззаветный»
  • Год постройки — 1977-й
  • Экипаж — 197 чел.
  • Водоизмещение — 3200 т
  • Длина — 123 м
  • Ширина — 14,2 м
  • Макс. cкорость — 32,2 узла (60 км/час)
  • Вооружение:
  • 4 пусковые установки универсального ракетного комплекса УРПК-5 «Раструб»;
  • 2 спаренные 76,2 мм артиллерийские установки АК-726;
  • 2 пусковые установки переносного зенитно-ракетного комплекса «Оса-МА-2»;
  • 2 четырехконтейнерных 533 мм торпедных аппарата;
  • 2 реактивных бомбомета РБУ-6000.
  • СЛОВАРИК «КП»
  • *Военно-морской разговорник
  • Леер — ограждение на палубе.
  • СКР — сторожевой корабль.
  • БПК — большой противолодочный корабль.

Источник: https://www.kompravda.eu/daily/25836.3/2809165/?share.target.id=3419592&share.target.class=12

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector