Почему лев толстой ислам считал лучше православия

Опубликовано 31 Мар, 2008 в 23:57 | Просмотров 82 254 | 37 комментариев

Почему Лев Толстой ислам считал лучше православия

“Прошу считать меня магометанином…”

Гениальный русский писатель, мыслитель, внесший огромный вклад в русскую литературу и историю. Он более известен нам как писатель. Менее известны его философские взгляды, трактаты, в которых излагаются его представления о Боге, душе, знании, любви, о смысле жизни и т.д.

Мучительные поиски смысла жизни, нравственного идеала, скрытых общих закономерностей бытия, духовный и социальный критицизм проходят через все творчество писателя. С 1870-х годов возрастает внимание к темам смерти, греха, покаяния и нравственного возрождения.

Его совершенно неординарное мышление в большинстве случаев было непонятным для российского общества.

Он был отлучен от церкви и предан анафеме, друзья и знакомые отвернулись от него. В 1910 году, в возрасте 81 года, Лев Толстой уходит из дома и умирает по дороге, на станции Астапово.

Почему конец жизни у великого писателя оказался таким печальным и куда он направлялся, уходя из дома? Воможно, на эти вопросы проливают свет некоторые письма великого писателя.

Вот что он пишет о церкви: «Мир делал все что хотел, предоставляя церкви, как она умеет, поспевать за ним в своих объяснениях смысла жизни.

Мир учреждал свою, во всем противную учению Христа жизнь, а церковь придумывала иносказания, по которым бы выходило, что люди, живя противно закону Христа, живут согласно с ним.

И кончилось тем, что мир стал жить жизнью, которая стала хуже языческой жизни, и церковь стала не только оправдывать эту жизнь, но утверждать, что в этом-то состоит учение Христа».

Ясная Поляна, март 1909 года

Русская женщина, вышедшая замуж за мусульманина Е. Векилова, написала Толстому, что ее сыновья желают принять Ислам, и спрашивала совета, как быть. Вот что, в частности, ответил ей писатель:

«Что касается до самого предпочтения магометанства православию…, я могу только всей душой сочувствовать такому переходу. Как ни странно это сказать, для меня, ставящего выше христианские идеалы и христианское учение в его истинном смысле, для меня не может быть никакого сомнения в том, что магометанство по своим внешним формам стоит несравненно выше церковного православия.

Так что, если человеку поставлено только два выбора: держаться церковного православия или магометанства, то для всякого разумного человека не может быть сомнения в выборе и всякий предпочтет магометанство с признанием одного догмата, единого Бога и Его Пророка, вместо того сложного и непонятного в богословии – Троицы, искупления, таинств, святых и их изображений и сложных богослужений…»

Ясная Поляна, 15 марта 1909 года

Приведем еще одно письмо писателя, которое еще более проясняет его мировоззрение, сложившееся в результате мучительных поисков.

«Я бы очень рад был, если бы вы были бы одной веры со мной. Вы вникните немножко в мою жизнь. Всякие успехи жизни – богатства, почестей, славы – всего этого у меня нет. Друзья мои, семейные даже, отворачиваются от меня.

Одни – либералы и эстеты – считают меня сумасшедшим или слабоумным вроде Гоголя; другие – революционеры и радикалы – считают меня мистиком, болтуном: правительственные люди считают меня зловредным революционером; православные считают меня дьяволом.

Признаюсь, что это тяжело мне… И потому, пожалуйста, смотрите на меня, как на доброго магометанина, тогда все будет прекрасно».

Источник: https://www.whyislam.to/izvestnye-lyudi-govoryat-ob-islame/lev-tolstoj.htm

Лев Толстой и Ислам

Лев Толстой — один из самых значительных русских писателей и мыслителей. Университетов он не кончал, но это не помешало стать ему величайшим гением своего и нынешнего времени. Имя Толстого известно во всем мире как величайшего писателя.

Известно, что Толстой симпатизировал учению Ислама. В молодые годы он занимался поиском религии и себя в религии и мечтал об основании новой религии Христа, очищенной от церковного христианства.

Молодой писатель переписывался с муфтием Египта Мухаммадом Абдо, известным реформатором ислама и лично общался со многими татарами, как сторонниками традиционного мусульманства, так и реформаторами.

 

Его совершенно неординарное мышление было непонятным для российского общества. Духовные поиски привели его к переосмыслению значения церкви: «Мир делал все что хотел, предоставляя церкви, как она умеет, поспевать за ним в своих объяснениях смысла жизни.

Мир учреждал свою, во всем противную учению Христа жизнь, а церковь придумывала иносказания, по которым бы выходило, что люди, живя противно закону Христа, живут согласно с ним.

И кончилось тем, что мир стал жить жизнью, которая стала хуже языческой жизни, и церковь стала не только оправдывать эту жизнь, но утверждать, что в этом-то состоит учение Христа» – пишет Толстой в Ясной Поляне в 1909 году. Естественно, что за этим последовало его «отлучение от церкви».

Высказывания Толстого с призывами к прямому следованию заповедям Ислама вызывали бурную реакцию в обществе.

Окруженный непониманием Толстой писал: «Я бы очень рад был, если бы вы были бы одной веры со мной. Вы вникните немножко в мою жизнь. Всякие успехи жизни — богатства, почестей, славы — всего этого у меня нет. Друзья мои, семейные даже, отворачиваются от меня.

Одни — либералы и эстеты — считают меня сумасшедшим или слабоумным вроде Гоголя; другие — революционеры и радикалы — считают меня мистиком, болтуном: правительственные люди считают меня зловредным революционером; православные считают меня дьяволом. Признаюсь, что это тяжело мне…

И потому, пожалуйста, смотрите на меня, как на доброго магометанина, тогда все будет прекрасно». 

Известно, что писатель не принимал ислам открыто и не имел мусульманской практики. Одновременно с признанием себя «добрым магометанином», он был восхищен учениями Будды и Конфуция и переписывался с представителями разных вероисповеданий, такими как индуист Махатма Ганди.

И все же есть у Толстого такие исламские «моменты», которые актуальны по сей день. Русская женщина, вышедшая замуж за мусульманина, Елена Ефимовна Векилова, писала Толстому, что ее сыновья хотят принять Ислам, и спрашивала у него совета. Толстой ответил ей тогда: «Что касается до самого предпочтения магометанства православию…

, я могу только всей душой сочувствовать такому переходу. Как ни странно это сказать, для меня, ставящего выше христианские идеалы и христианское учение в его истинном смысле, для меня не может быть никакого сомнения в том, что магометанство по своим внешним формам стоит несравненно выше церковного православия.

Так что, если человеку поставлено только два выбора: держаться церковного православия или магометанства, то для всякого разумного человека не может быть сомнения в выборе и всякий предпочтет магометанство с признанием одного догмата единого Бога и Его Пророка, вместо того сложного и непонятного в богословии — Троицы, искупления, таинств, святых и их изображений и сложных богослужений…»

«Не знаю, известно ли вам и вашим сыновьям о двух известных мне учениях в магометанстве, которые стремятся к этой самой цели: освобождению высших основных истин от скрывающих их заблуждений и суеверий. Оба эти учения подвергались и подвергаются за это гонениям.

Одно из этих учений — это учение бабистов, зародившееся в Персии, перешедшее в Турцию, где тоже терпело гонения и теперь сосредоточилось в сыне Бага-Улла, живущем в Акре. Учение это не признает никаких внешних форм богопочитания, считает всех людей братьями и признает только одну религию любви, общую всему человечеству.

Читайте также:  Как русские использовали картошку при петре i

Другое учение возникло в Казани. Последователи его называют себя «божьим полком» или ваисовцами, по имени своего основателя. Эти люди также полагают сущность веры в делах любви и потому воздерживаются от участия во всех делах, противных любви, как то: податях, которые употребляются во зло, и от солдатства.

Секта эта также гонима, и на днях только руководитель их был посажен в тюрьму» — пишет в том же письме Лев Толстой. 

Толстой многое ценил в исламе и оставил нам высокохудожественные образы мусульман и глубокие и волнующие мысли об исламе. 

Источник: https://islam-today.ru/obsestvo/lev_tolstoj_i_islam/

Лев толстой принял ислам — 2 ответа



Автор Ёерано Бородин задал вопрос в разделе Религия, Вера

Правда что, Лев Николаевич Толстой принял ислам?? ? Только без демагогии пожалуйста! Нужны убедительные факты. и получил лучший ответ

Ответ от Ольга[гуру]Нет, он хотел создать новую религию. У о. Александра Меня об этом очень подробно написано.

Ответ от 2 ответа[гуру]
Привет! Вот подборка тем с ответами на Ваш вопрос: Правда что, Лев Николаевич Толстой принял ислам?? ? Только без демагогии пожалуйста! Нужны убедительные факты.

Ответ от Парапсихолог Александр[гуру]какая теперь разница? что это меняет? :))Ответ от L A[гуру]это невозможно…. он, конечно был ненормальным…

Ответ от Пользователь удален[гуру]Он попросил смотреть на него «как на доброго магометанина»

но ислам таки-не принял

Ответ от Ѐаст Расфуфырчатый[гуру]Фактаў няма.

Он сам сколько я помню об этом не заявлял, а поздние домыслы в расчёт не беру.

Ответ от Iman34rg[гуру]Лев Николаевич Толстой (1828-1910 гг. ) – гениальный русский писатель, мыслитель, внесший огромный вклад в русскую литературу и историю. Он более известен нам как писатель. Менее известны его философские взгляды, трактаты, в которых излагаются его представления о Боге, душе, знании, любви, о смысле жизни и т. д.

Мучительные поиски смысла жизни, нравственного идеала, скрытых общих закономерностей бытия, духовный и социальный критицизм проходят через все творчество писателя. С 1870-х годов возрастает внимание к темам смерти, греха, покаяния и нравственного возрождения.Его совершенно неординарное мышление в большинстве случаев было непонятным для российского общества.

Он был отлучен от церкви и предан анафеме, друзья и знакомые отвернулись от него. В 1910 году, в возрасте 81 года, Лев Толстой уходит из дома и умирает по дороге, на станции Астапово.Почему конец жизни у великого писателя оказался таким печальным и куда он направлялся, уходя из дома? Возможно, на эти вопросы проливают свет некоторые письма великого писателя.

Вот что он пишет о церкви:“Мир делал все что хотел, предоставляя церкви, как она умеет, поспевать за ним в своих объяснениях смысла жизни. Мир учреждал свою, во всем противную учению Христа жизнь, а церковь придумывала иносказания, по которым бы выходило, что люди, живя противно закону Христа, живут согласно с ним.

И кончилось тем, что мир стал жить жизнью, которая стала хуже языческой жизни, и церковь стала не только оправдывать эту жизнь, но утверждать, что в этом-то состоит учение Христа”.Ясная Поляна, март 1909 года.Русская женщина, вышедшая замуж за мусульманина Е. Векилова, написала Толстому, что ее сыновья желают принять Ислам, и спрашивала совета, как быть.

Вот что, в частности, ответил ей писатель:“Что касается до самого предпочтения магометанства православию… , я могу только всей душой сочувствовать такому переходу.

Как ни странно это сказать, для меня, ставящего выше христианские идеалы и христианское учение в его истинном смысле, для меня не может быть никакого сомнения в том, что магометанство по своим внешним формам стоит несравненно выше церковного православия.

Так что, если человеку поставлено только два выбора: держаться церковного православия или магометанства, то для всякого разумного человека не может быть сомнения в выборе и всякий предпочтет магометанство с признанием одного догмата, единого Бога и Его пророка, вместо того сложного и непонятного в богословии – Троицы, искупления, таинств, святых и их изображений и сложных богослужений… ” Ясная Поляна, 15 марта 1909 года. Приведем еще одно письмо писателя, которое еще более проясняет его мировоззрение, сложившееся в результате мучительных поисков.“Я бы очень рад был, если бы вы были бы одной веры со мной. Вы вникните немножко в мою жизнь. Всякие успехи жизни – богатства, почестей, славы — всего этого у меня нет. Друзья мои, семейные даже, отворачиваются от меня.Одни – либералы и эстеты — считают меня сумасшедшим или слабоумным вроде Гоголя; другие – революционеры и радикалы — считают меня мистиком, болтуном: правительственные люди считают меня зловредным революционером; православные считают меня дьяволом.Признаюсь, что это тяжело мне. … И потому, пожалуйста, смотрите на меня, как на доброго магометанина, тогда все будет прекрасно”.

Ясная Поляна, апрель 1884 года.

Ответ от Анвар[гуру]Если и был на Руси истинный христианин, так это именно Толстой.Только настоящий святой может себе позволить быть хоть буддистом,хоть магометанином. Потому что это не имеет значения для

просветленной духовной души.

Ответ от Ирина Черыкаева[гуру]Нет, конечно. Писатель был православным человеком, он был отлучен от Церкви. Толстой страдал не от формального отлучения. До самой смерти он не был окончательно уверен в правильности избранного им пути конфронтации с Церковью.

Отсюда и его поездки в Оптину пустынь, и желание поселиться в монастыре, и просьба прислать к нему, умиравшему на станции Астапово, оптинского старца Иосифа (тот болел, и в Астапово послан был другой старец, Варсонофий) . И в этой своей раздвоенности Лев Николаевич действительно глубоко несчастен и заслуживает самого искреннего сочувствия.

Но бывают в жизни человека ситуации, когда никто на свете не в состоянии ему помочь, кроме него самого. Толстой так и не смог выбраться из той петли, которую всю жизнь сам на себе старательно затягивал.

Ответ от Неизвестно[эксперт]да, он сказал: если Бог ест то одинь,Ответ от Волшебный Кролик[гуру]Так как упоминание о принятии Толстым ислама происходит из тех же источников, что и упоминание о принятии ислама Армстронгом (а Армстронг сие опроверг) , то сей факт не считаю достоверным.

Мусульмане иногда выдают желаемое за действительное…

Ответ от Алексей Овсиенко[гуру]Сочувствовал он исламу или индуизу, все равно сейчас в аду.

Ответ от Виктор Сальников[гуру]Все подобные утверждения опираются на слова Толстого о том, что ислам ближе к богу, чем зажравшаяся православная церковь.

Из этого высказывания исламисты и высосали эту «сенсацию»Ответ от Куздра Нечуй-Левицкий[гуру]Правда что, _______________________________________________________________________________________________________________..приняли ислам?? ?

Неправда.

Ответ от Мурр[гуру]даааааааааааааааааааааааааааааааааааааааОтвет от Александр Власов[гуру]Если имеется ввиду то, что он умер — это так.Ответ от Виталий Лесин[гуру]Всё очень просто: все, кто умерли, перед смертью отказались от теории Дарвина, уверовали в единого бога и приняли ислам.Ответ от 2 ответа[гуру] Привет! Вот еще темы с похожими вопросами:

Источник: https://2oa.ru/lev-tolstoy-prinyal-islam/

Религия — опиум для народа, или Фанатикам вход запрещен!

«Ваша так называемая религия действует как опий: она завлекает и приглушает боли вместо того, чтобы придать силу»Новалис, 1789 г.Ещё со школьной скамьи известно нам изречение Маркса: «Религия — опиум для народа».

Читайте также:  Зачем русские клали ребенку в подушку иголку

Но все ли мы знаем, что классик имел в виду?Когда чеканная формула была опубликована впервые, опиум в Европе наркотиком отнюдь не считался. Это было в ту пору практически единственное средство обезболивания.

И Карл Генрихович вовсе не понимал ни разрушения психики, ни невозможности отказаться от привычного зелья… Словом, ничего из знакомого нам широкого спектра последствий наркомании…

Эта цитата Анатолия awas1952 Вассермана как никогда подходит к оглавлению данного материала… Действительно, с чем еще можно сравнить фанатичность некоторых религиозных людей, с пеной у рта доказывающих превосходство одной религии над другой, берущих в руки оружие для насильного принуждения к «единственно верной», как не с состоянием тяжелого наркотического опьянения?..

По моим личным наблюдениям, чем глубже человек вдается в религию, тем меньше можно ожидать от него вразумительных и логичных действий, тем труднее выстраивать с ним конструктивный диалог — и это факт, можете даже не спорить. К сожалению, таких примеров в современном мире становится все больше и больше.

Когда люди перестали друг друга вообще слушать (а главное, слышать!), подобные действия становятся для нас наиболее опасными и запросто могут вылиться в очередную Варфоломеевскую ночь. Политика взаимного вызова на уровне межконфессиональных отношений идет полным ходом…Утро сегодняшнего дня началось у меня как обычно ознакомлением с френдлентой…

Все шло в штатном режиме — просмотр, комментирование небольших постов — когда, в принципе, не особо надо напрягать извилины и придумывать ответ-трактат на какую-то философскую мысль о взаимосвязи состояния гравитационного поля на спутнике Юпитера Ананке с несрабатыванием будильника в шесть ноль ноль.

Все шло, повторюсь, как и всегда, пока не наткнулся на пост одного из френдов, с вынесенной в заголовок цитатой за авторством Льва Николаевича Толстого, «Конечной инстанцией любого разумного человека является Ислам»… «Не знал, что Толстой был мусульманином», — пронеслось сразу в голове.

Хорошо, что я после этого стал искать данному тезису подтверждения, а то бы так и остался несведущ и дезинформирован как большинство «верующих».Как обычно, полез за информацией, и начитался не Бог весть что :))) так, что простите…

Первое, что хочется сказать после мониторинга всемирной сети Интернет по этой теме: нигде я не нашел статьи, рассказы, письма Льва Николаевича, где встречается эта цитата… Может, кто-нибудь из френдов поможет мне с ссылкой на первоисточник, — интересно было бы почитать.

Конечно, на исламских ресурсах множество информации если не о принятии Толстым ислама, так о симпатии великого писателя к этой религии. Не буду тут спорить, Лев Николаевич действительно симпатизировал исламу… так же, как буддизму, христианству, и даже отросткам религий, которые мы сейчас называем «сектами».

Самое интересное, как это обычно и бывает, происходит не в самих материалах, а в х к ним.

Очередная «опиумная» доза… Некий пользователь Саюб Аксакал в доказательство тезиса о принятии Толстым ислама привел статью портала WhyIslam?, которую с непомерной радостью восприняли окружающие. Все доказательства сводились лишь к фразе, написанной Толстым некоему знакомому «… Одни – либералы и эстеты – считают меня сумасшедшим или слабоумным вроде Гоголя; другие – революционеры и радикалы – считают меня мистиком, болтуном; правительственные люди считают меня зловредным революционером; православные считают меня дьяволом.Признаюсь, что это тяжело мне… И потому, пожалуйста, смотрите на меня, как на доброго магометанина, тогда все будет прекрасно»… И как говорится, пошло-поехало. Толстой — мусульманин!… Чуть было в х не взялись за религиозное определение Пушкина… но, вроде бы, пронесло. Весь этот кипишь напомнил мне, простите за это выражение «срач» в комментах к околорелигиозным постам Вопрос от ptitchka и Не люблю писать на религиозные темы, но… за моим авторством… Мы, представители разных конфессий, не можем почему-то договориться…

Если внимательно ознакомиться с ми к этой статье, приходит такое ощущение, что кроме как заголовка эти люди ничего больше не прочли (такое очень часто происходит и у фанатичных христиан, когда из всего написанного-сказанного они выделяют только то, что им надо).

Вот отрывок, который мог бы расставить все по своим местам, если бы «комментаторы» его прочли…Русская женщина, вышедшая замуж за мусульманина Е. Векилова, написала Толстому, что ее сыновья желают принять Ислам, и спрашивала совета, как быть.

Вот что, в частности, ответил ей писатель:

“Что касается до самого предпочтения магометанства православию…, я могу только всей душой сочувствовать такому переходу.

Как ни странно это сказать, для меня, ставящего выше христианские идеалы и христианское учение в его истинном смысле, для меня не может быть никакого сомнения в том, что магометанство по своим внешним формам стоит несравненно выше церковного православия.

Так что, если человеку поставлено только два выбора: держаться церковного православия или магометанства, то для всякого разумного человека не может быть сомнения в выборе и всякий предпочтет магометанство с признанием одного догмата, единого Бога и Его Пророка, вместо того сложного и непонятного в богословии – Троицы, искупления, таинств, святых и их изображений и сложных богослужений…”

                                                                                                                     Ясная Поляна, 15 марта 1909 года Как после этих слов можно причислять писателя к исламу, непонятно… Ведь он русским языком сказал «… для меня, ставящего выше христианские идеалы и христианское учение в его истинном смысле…»… Ну, а кто еще сомневается, в том, что Толстой являлся христианином предлагаю познакомиться с его мыслями:

«То, что я отрекся от церкви, называющей себя православной, это совершенно справедливо. Но отрекся я от нее не потому, что я восстал на господа, а напротив, только потому, что всеми силами души желал служить ему…

Все таинства я считаю низменным, грубым, несоответствующим понятию о боге и христианскому учению колдовством и, кроме того, нарушением самых прямых указаний Евангелия.

В крещении младенцев вижу явное извращение всего того смысла, который могло иметь крещение для взрослых, сознательно принимающих христианство; в совершении таинства брака над людьми, заведомо соединявшимися прежде, и в допущении разводов и в освящении браков разведенных вижу прямое нарушение и смысла и буквы евангельского учения…

Если когда какой человек попытается напомнить людям, что не в этих волхованиях, не в молебнах, свечах, иконах — учение Христа, а в том, чтобы люди любили друг друга, не платили злом за зло, не судили, не убивали друг друга, то поднимается стон негодования тех, которым выгодны эти обманы, и люди эти во всеуслышание, с непостижимой дерзостью говорят в церквах, печатают в книгах, газетах, катехизисах, что Христос никогда не запрещал клятву (присягу), никогда не запрещал убийство (казни, войны), что учение о непротивлении злу с сатанинской хитростью выдумано врагами Христа…». Читая молитву «Отче наш» («Христос дал нам образец молитвы в «Отче наш», и молитва эта, — напоминая нам сущность нашей жизни, со­стоящую в том, чтобы быть в воле Отца и исполнять ее, и самые обычные грехи наши: осуждение и непрощение братьев, и главные опасности на­шей жизни — искушения, — до сих пор остается лучшей молитвой и самой полной из всех, какие я знаю…» из письма Толстого к Заволокину), не думаю, что он причислял себя к мусульманам…

Читайте также:  Афанасий никитин: почему знаменитого русского путешественника считают мусульманином

Ну, и напоследок, предлагаю всем, кто еще верит в мусульманина Толстого прочесть его очерк В чем моя вера?

Смешно выглядит, когда люди пытаются приписать кому-либо что-либо… Смешно…

Источник: https://trayan-creator.livejournal.com/121198.html

Лев Толстой: христианство – это очень грубая еврейская секта

Лев Толстой: христианство – это еврейская секта. Люди мирно живут между собой и согласно действуют только тогда, когда они соединены одним и тем же мировоззрением: одинаково понимают цель и назначение своей деятельности.

Христианская религия, облекаясь в торжественные формы, долгое время отвечала нравственным и умственным требованиям европейских народов. Но представляла собой очень неразумное и внутренне противоречивое соединение самых основных и вечных истин о жизни человеческой.

Чем дальше подвигалась жизнь, чем больше просвещались народы, тем все очевиднее и очевиднее становилось внутреннее противоречие, заключающееся в этой религии, ее неосновательность, несостоятельность и ненужность.

Так продолжалось веками, и в наше время дошло до того, что христианская религия держится только инерцией, никем уже не признается и не исполняет главного свойственного религии внешнего воздействия на народ: соединение людей в одном мировоззрении, одном общем всем понимании назначения и цели жизни.

Знаю, что то, что я имею высказать теперь, именно то, что та церковная вера, которую веками исповедовали и теперь исповедуют миллионы людей под именем христианства, есть не что иное, как очень грубая еврейская секта, не имеющая ничего общего с истинным христианством, – покажется людям, исповедующим на словах учение этой секты, не только невероятным, но верхом ужаснейшего кощунства.

Но я не могу не сказать этого. Не могу не сказать, потому что для того, чтобы люди могли воспользоваться тем великим благом, которое дает нам истинное христианское учение, нам необходимо, прежде всего, освободиться от того безсвязного, ложного и, главное, глубоко безнравственного учения, которое скрыло от нас истинное христианское учение.

Учение, скрывшее от нас учение Христа, есть учение Павла [паулианство], изложенное в его посланиях и ставшее в основу церковного учения. Учение это не только не есть учение Христа, но есть учение прямо противоположное ему.

  • Стоит только внимательно прочесть евангелия, не обращая особенного внимания на все то, что носит печать суеверных вставок, сделанных составителями, вроде чуда Каны Галилейской, воскрешений, исцелений, изгнания бесов и воскресения самого Христа, а останавливаясь на том, что просто, ясно, понятно и внутренне связано одною и тою же мыслью, – и прочесть затем хотя бы признаваемые самыми лучшими послания Павла, чтобы ясно стало то полное несогласие, которое не может не быть между всемирным, вечным учением простого, святого человека Иисуса с практическим временным, местным, неясным, запутанным, высокопарным и подделывающимся под существующее зло учением фарисея Павла.
  • Христианство и паулианство
  • Сущность учения
  • – Сущность учения Христа проста, ясна, доступна всем и может быть выражена одним словом: человек сын Бога.
  • – Сущность учения Павла искусственна, темна и совершенно непонятна для всякого свободного от гипноза человека [человек раб своих господ].
  • Основа учения
  • – Основа учения Христа в том, что главная и единственная обязанность человека есть исполнение воли Бога, то есть любви к людям.
  • – Основа учения Павла в том, что единственная обязанность человека – это вера в то, что Христос своей смертью искупил и искупает грехи людей.
  • Награда
  • – По учению Христа, награда за перенесение своей жизни в духовную сущность каждого человека есть радостная свобода этого сознания соединения с Богом.

– По учению Павла, награда доброй жизни не здесь, а в будущем, посмертном состоянии. По учению Павла, жить доброй жизнью надо, главное, для того, чтобы получить за это награду «там».

  1. Основа учения Христа — истина, смысл — назначение жизни.
  2. Основа учения Павла — расчет и фантазия.
  3. Из таких различных основ вытекают еще более различные выводы.
  4. Мотивация
  5. – Христос говорит, что люди не должны ждать наград и наказаний в будущем и должны, как работники у хозяина, понимать свое назначение, исполнять его.
  6. – Учение Павла основано на страхе наказаний и на обещаниях наград, вознесения на небо или на самом безнравственном положении о том, что если ты веришь, то избавишься от грехов, ты безгрешен [страх наказания и положение о том, что уверовавший безгрешен].

Там, где в евангелии признается равенство всех людей и говорится – что велико перед людьми, мерзость перед Богом. Павел учит повиновению властям, признавая их от Бога, так что противящийся власти противится Божию установлению.

Евангелие говорит, что люди все равны. Павел знает рабов и велит им повиноваться господам.

Христос говорит: «Не клянись вовсе и кесарю отдавай только то, что кесарево, а то, что Богово – твоя душа – не отдавай никому».

Павел говорит: «Всякая душа да будет покорна высшим властям: ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены» (Римл. XIII, 1, 2).

Христос говорит: «Взявшие меч от меча погибнут».

Павел говорит: «Начальник есть божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч, он – божий слуга… отмститель в наказание делающему злое» (Римл. XIII, 4).

Но не одни эти противоположные учения Христа и Павла показывают несовместимость великого, всемирного учения, с мелкой, сектантской, случайной, задорной проповедью непросвещенного, самоуверенного и мелко-тщеславного, хвастливого и ловкого еврея.

Несовместимость эта не может быть очевидна для всякого человека, воспринявшего сущность великого христианского учения. А между тем целый ряд случайных причин сделали то, что это ничтожное и лживое учение заняло место великого вечного и истинного учения Христа и даже на много веков скрыло его от сознания большинства людей.

Правда, во все времена среди христианских народов были люди, понимавшие христианское учение в его истинном значении, но это были только исключения.

Большинство же так называемых христиан, в особенности после того, как властью церкви писания Павла были признаны непререкаемым произведением святого духа, – верили, что именно это безнравственное и запутанное учение, поддающееся, вследствие этого, самым произвольным толкованиям, и есть настоящее учение самого Бога-Христа.

* Из статьи Л.Н. Толстого «Почему христианские народы вообще и в особенности русский находятся теперь в бедственном положении», 1907 год. 

Источник

Источник: https://www.planet-kob.ru/articles/8562/lev-tolstoi-hristianstvo-eto-ochen-grubaya-evreiskaya-sekta

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector