Почему наполеон не хотел идти в глубь россии дальше смоленска

После русской кампании осколки некогда великой армии Наполеона рассеялись по бескрайним просторам России. Часть солдат вернулась домой, но немало пожелали остаться в чужой стране навсегда.

Куда исчезла армия?

В 1869 году вышедший на пенсию французский инженер Шарль-Жозеф Минар со свойственной ему кропотливостью проделал уникальную работу: создал диаграмму, в которой отразил изменение численности наполеоновского войска в период русской кампании.

Согласно цифрам, из 422 тысяч перешедших Неман наполеоновских солдат обратно вернулись всего 10 тысяч.

Французский инженер не учел еще примерно 200 тысяч человек, которые пополнили армию Наполеона в ходе войны. По современным данным из 600-тысячной Великой армии в обратном направлении границу России пересекло не более 50 тысяч человек. Подсчитано, что за полгода боев погибло около 150 тысяч человек, но где же остальные 400 тысяч?

Лето 1812 года в России выдалось на редкость жарким. Наполеоновские солдаты изнывали от палящего солнца и пыли: многие умирали от тепловых ударов и сердечных приступов. Ситуацию усугубили кишечные инфекции, которые в условиях антисанитарии нещадно косили завоевателей. Потом пришло время холодных ливней, которые сменились суровыми морозами…

Количество попавших в плен наполеоновских солдат (французов, немцев, поляков, итальянцев) историк Владлен Сироткин оценивает в 200 тыс. человек – практически все, кто уцелел в негостеприимной России.

Многим из них не суждено было выжить – голод, эпидемии, морозы, массовые убийства. Все же около 100 тысяч солдат и офицеров оставались в России два года спустя, из них порядка 60 тысяч (большинство французы) – приняли российское подданство.

После окончания войны король Франции Людовик XVIII просил Александра I как-нибудь воздействовать на застрявших в России соотечественников и заставить их вернуться на родину, но русское правительство заниматься этим не стало.

Французский след

Следы пребывания французов в России можно увидеть по всей стране. В Москве сегодня проживает около полутора десятков семей, чьи предки когда-то не пожелали возвращаться во Францию – Ауцы, Юнкеровы, Жандры, Бушенёвы. Но особое место здесь занимает Челябинская область. Почему? Об этом позднее.

В первой половине XIX столетия на окраине Самары существовал топоним «Французова Мельница». Это свидетельство того, что на когда-то работавшей мельнице трудились пленные французы.

А в современном Сыктывкаре (ранее Усть-Сысольск Вологодской губернии) есть пригород Париж. По преданию его основание так же дело рук пленных французов.

Оставили свой след французы и в русском языке. Голодные и замерзшие наполеоновские солдаты, выпрашивая у русских крестьян кров и хлеб, нередко обращались к ним «cher ami» («милый друг»). А когда им была нужна лошадь, они произносили это слово на родном языке – «cheval». Так великий и могучий пополнился жаргонными словечками – «шаромыжник» и «шваль».

Известный русский экономист, сын смоленского помещика Юрий Арнольд оставил нам воспоминания, в которых поведал о наполеоновском солдате по фамилии Гражан, ставшим его воспитателем. Мальчик души не чаял в «дядьке», научившем его разводить костер, ставить палатку, стрелять и барабанить.

В 1818 году родители оправили сына в Московский дворянский пансион. Педагоги были в шоке.

Не столько от свободного владения Юрием французским языком, сколько от жаргонных выражений, которыми «сыпал» подросток: «Жрать, засранцы!» или «Ползет, как беременная вошь по дерьму», – так они звучат в переводе на русский.

Из наполеоновцев в казаки

Наполеон, произнесший знаменитую фразу «Дайте мне одних казаков, и я пройду с ними всю Европу», и подумать не мог, что в скором времени его солдаты вольются в это грозное воинство. Но адаптация происходила постепенно. Историки по крупицам собирают сведения и восстанавливают картину ассимиляции в России бывших наполеоновских солдат.

Например, профессор Сироткин в московских архивах наткнулся на след маленькой наполеоновской общины на Алтае. В документах говорится как три солдата-француза – Венсан, Камбрэ и Луи – добровольно уехали в тайгу (Бийский уезд), где получили землю и были приписаны к крестьянам.

Историк Владимир Земцов обнаружил, что в Пермской и Оренбургской губерниях побывало не менее 8 тысяч пленных наполеоновцев, из них несколько десятков – имперские офицеры. Около тысячи умерло, а многие после заключения мира пожелали вернуться домой.

Принимали французов со всем гостеприимством. Одетых не по сезону обмундировали полушубками, суконными панталонами, сапогами и рукавицами; больных и раненых сразу отправляли в военные госпитали; голодных – откармливали. Некоторых пленных офицеров русские дворяне брали к себе на содержание.

Унтер-лейтенант Рюппель вспоминал как жил в семье оренбургского помещика Племянникова, где, между прочим, познакомился с историком Николаем Карамзиным. А уфимские дворяне устраивали для пленных французских офицеров бесконечные ужины, танцы и охоты, оспаривая право пригласить их к себе первыми.

Следует заметить, что французы российское подданство принимали робко, словно выбирая между позорным возвращением на родину и полной неизвестностью.

Во всей Оренбургской губернии таких оказалось 40 человек – 12 из них пожелали вступить в казачье войско.

Архивы нам сохранили имена 5 смельчаков, которые в конце 1815 года подали прошение о вступлении в российское подданство: Антуан Берг, Шарль Жозеф Бушен, Жан Пьер Бинелон, Антуан Виклер, Эдуар Ланглуа. Позднее они были причислены к казачьему сословию Оренбургского войска.

К началу ХХ века в Оренбургском войске насчитывалось порядка двухсот казаков с французскими корнями.

А на Дону в конце XIX века краеведы нашли 49 потомков наполеоновских солдат, записавшихся в казаки. Обнаружить их было не так просто: к примеру, Жандр превратился в Жандрова, а Бинелон в Белова.

На защиту новых рубежей

Уездный городок Верхнеуральск (сейчас это Челябинская область) в начале XIX столетия был небольшим фортом, охранявшим юго-восточные рубежи России от набегов казахских батыров.

К 1836 году возникла необходимость укрепления этого плацдарма, для чего началось строительство Новой Линии: вскоре от Орска до станицы Березовской выросла цепь казачьих поселений – редутов, четыре из которых получили французские имена: Фер-Шампенуаз, Арси, Париж и Бриенн. Среди прочих на Новую Линию были переселены все казаки-французы со своими семьями.

В ответ на наращивание численности казачьих войск казахский султан Кенесары Касымов развернул масштабные боевые действия. Теперь убеленные сединами наполеоновские ветераны вновь вынуждены были возвращаться к подзабытому воинскому ремеслу, но теперь для защиты интересов уже нового отечества.

В числе добровольцев на Новой Линии оказался престарелый и обрусевший наполеоновский солдат Илья Кондратьевич Ауц, который переехал сюда из Бугульмы со всем многочисленным семейством, а также родившийся от француза и казачки оренбургский казак Иван Иванович Жандр. Последний в итоге дослужился до чина сотника и получил землю в станице Кизильской Верхнеуральского уезда.

В Оренбурге прижился еще один колоритный француз – молодой офицер из древнего рыцарского рода Дезире д'Андевиль.

Какое-то время он занимался преподаванием французского языка. Когда в 1825 году в Оренбурге было учреждено Неплюевское казачье военное училище, д'Андевиль был принят в его штат и причислен к казачьему сословию на правах дворянина.

В1826 у него родился сын — Виктор Дандевиль, который продолжил казачье дело отца. С 18 лет Виктор служил в войсковой конной артиллерии, отметился в походах на Арал и Каспий. За боевые отличия его назначают на пост наказного атамана Уральского казачьего войска.

Впоследствии Виктор Дандевиль достигает новых высот – становится генералом от инфантерии и командиром армейского корпуса.

Он, как когда-то его предки-крестоносцы, демонстрирует свою воинскую доблесть в сражениях с мусульманами – в Туркестане, Киргизии, Сербии и Болгарии.

Много пленных солдат Великой армии оказалось в землях Терского казачества. Это были почти исключительно поляки, которых по традиции называли французами.

В 1813 году около тысячи поляков было переправлено в Георгиевск – главный город Кавказской губернии. Теперь новоиспеченным казакам предстояло нести воинскую службу в одной из самых горячих точек российского порубежья. Какая-то часть казаков-поляков уцелела в пекле Кавказской войны, о чем могут свидетельствовать польские фамилии, до сих пор встречающиеся в станицах Северного Кавказа.

Источник: https://hist-etnol.livejournal.com/4582591.html

Часть IV. СПАСЕНИЕ РОССИИ / Наполеон — спаситель России

  • Глава 1. КАК НАПОЛЕОН СПАС РОССИЮ
  • Глава 2. ЗАМАНЕННЫЙ НАПОЛЕОН
  • Глава 3. КАК НАПОЛЕОН СДЕЛАЛ ВОЙНУ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ
  • Глава 4. КАК НАПОЛЕОН ПОГУБИЛ СВОЮ АРМИЮ…

    И ФРАНЦИЮ

  • 12 июня силы Западной Европы перешли границы России, и началась война, то есть совершилось против­ное человеческому разуму и всей человеческой природе событие.

    Миллионы людей совершали друг против друга такое бесчисленное количество злодеяний, обманов, из­мен, воровства, подделок и выпуска фальшивых ассиг­наций, грабежей, поджогов и убийств, которого в целые века не соберет летопись всех судов мира и на которые, в этот период времени, люди, совершавшие их, не смо­трели как на преступления.

    Граф Л. Н. Толстой

    • Гроза двенадцатого года
    • Настала — кто тут нам помог?
    • — Остервенение народа,
    • Барклай, зима иль русский Бог?

    А.С. Пушкин

    Мифы и реальность войны 1812 года

    9 мая 1812 Наполеон выехал в Дрезден, где провел смотр вассальным монархам Европы. Из Дрездена импе­ратор отправился к «Великой Армии» на реку Неман, раз­делявшей Пруссию и Россию. 22 июня Наполеон написал воззвание к войскам, в котором обвинил Россию в наруше­нии Тильзитского соглашения и назвал вторжение Второй польской войной.

    Почему такое странное название? Одни историки считают, что он хотел привлечь на свою сторону поляков. Другие — что маскировал свои настоящие цели. Во всяком случае, войска повиновались, но смысла приказов почти не понимали.

    Если война польская — зачем надо идти на Россию? Даже близкие к императору французские мар­шалы не все понимали смысл и цели вторжения в Россию.

    Наполеону приписываются слова: «Если я возьму Пе­тербург, я ударю Россию по голове. Если возьму Киев, то схвачу ее за ноги. А если возьму Москву, то поражу Рос­сию в сердце».

    Если это и было когда-то сказано, то к плану кампании не имеет никакого отношения. К тому же это могло было сказано не ранее июля, когда война шла уже месяц. И во­обще Наполеон не собирался двигаться так далеко.

    Незадолго до вторжения он говорил Меттерниху: «Тор­жество будет уделом более терпеливого. Я открою кампа­нию переходом через Неман. Закончу я ее в Смоленске и Минске. Там я остановлюсь».

    Французский император рассчитывал на поражение российской армии в генеральном сражении. И на то, что сможет удерживать западные губернии России так долго, как ему этого захочется.

    Начало нашествия

    В 2 часа ночи 12 июня 1812 года Наполеон при­казал начать переправу на русский берег Немана через 4 наведенных моста выше Ковно. В б часов утра 12 июня 1812 года авангард французских войск вошел в россий­ский Ковно (современный город Каунас в Литовской Республике). Переправа 220 тысяч солдат французской армии (1,2, 3-й пехотные корпуса, гвардия и кавалерия) под Ковно заняла 4 дня.

    17-18 июня около Прены (современный Prienai в Лит­ве) немного южнее Ковно Неман перешла другая группи­ровка (79 тысяч солдат: 6-й и 4-й пехотные корпуса, ка­валерия) под командованием пасынка Наполеона принца Богарнэ.

    18 июня еще южнее, под Гродно, Неман пересекли 4 корпуса (78-79 тыс. солдат: 5-й, 7-й, 8-й пехотные и 4-й кав. корпуса) под общим командованием брата импе­ратора, Жерома Бонапарта.

    Севернее Ковно, под Тильзитом, Неман пересек 10-й корпус французского маршала Макдональда.

    На юге от центрального направления со стороны Вар­шавы реку Буг пересек отдельный австрийский корпус Шварценберга (30-33 тыс. солдат). Он подчинялся своим генералам.

    Был ли план? И чей?

    Читайте также:  Тотай: что стало с кебинной женой генерала ермолова

    Русскую армию трудно назвать и малочисленной, и слабой. При общей численности войск в 360-380 тысяч человек, из них 60-70 тысяч кавалерии, 35-40 в артил­лерии при 1600 пушек. Да еще 100-110 тысяч казаков и 105 тысяч гарнизонных солдат.

    Если бы эта силища была бы сконцентрирована в одном месте, можно было бы и попытаться разбить Наполеона в чистом поле. Но армия была разбросана, потому что при­крывала всю громадную Западную границу Российской империи.

    110-132 тысячи было в 1-й армии Барклая в Литве, 39-48 тысяч во 2-й армии Багратиона в Белоруссии. 40-48 тысяч в 3-й армии Тормасова на Украине — в основном эта армия стояла против австрийской.

    Еще 52-57 тысяч стояли на Дунае и дошли до района военных действий только в октябре. 19 тысяч стояли в Финляндии. Их дви­нули бы только для прикрытия Петербурга. Остальные войска стояли гарнизонами по всей империи, или находи­лись на Кавказе.

    Отсюда они не могли уйти, их уход давал возможность новых набегов.

    Основные силы Наполеона вклинивались между 1-й и 2-й армиями Барклая и Багратиона. Почти не встречая сопротивления, Наполеон быстро пошел вперед.

    Импера­тор Александр I узнал о начале вторжения поздно вечером 12 июня в Вильно (современный Вильнюс, столица Литов­ской Республики).

    14 июня армия Барклая вышла из Виль­но, и 28 июня прибыла в Дрисский укрепленный лагерь на Западной Двине (на севере современной Белоруссии).

    В русской армии шли споры о том, как вести кампанию. Большинство офицеров и генералов рвались в бой. Это как нельзя больше отвечало чаяниям Наполеона: дать гене­ральное сражение. А у русских было 2 отдельные армии! Бить противника порознь Наполеон всегда очень любил.

    Еще была идея засесть в Дрисском лагере и в нем обо­роняться. Эта «гениальная» идея большого теоретика Пфуля, или Фуля, могла дорого обойтись русской армии: ско­рее всего, ее пленили бы или выморили голодом, как Куту­зов — турецкую.

    Прусский генерал Карл Людвиг Август фон Пфуль (1757-1826), служил в прусском генеральном штабе, и славился, как военный теоретик. По мнению его сослу­живца и подчиненного, фон Клаузевица, «он был очень умным и образованным человеком, но не имел никаких практических знаний.

    Он давно уже вел настолько зам­кнутую умственную жизнь, что решительно ничего не знал о мире повседневных явлений. Юлий Цезарь и Фридрих Второй были его любимыми авторами и героями. Он почти исключительно был занят бесплодными мудрствованиями над их военным искусством»[128].

    После сражения при Йене Пфуль был принят на рус­скую службу. Блестящий теоретик?! Из Германии?! Алек­сандр I поручил ему составить план военных действий в 1812-м. К счастью, удалось убедить царя не дожидаться Наполеона в Дрисском лагере…

    Хотя есть в этом некая тайна, одна из странностей 1812 года. Как-то уж очень много Александр I говорил про Дрисский лагерь, строил планы, спорил, пытался переубе­дить свое окружение… А потом буквально мгновенно «дал себя уговорить». Уж не вводил ли он в заблуждение Напо­леона и всю его разведку? Зная Александра I Павловича, это нельзя исключить.

    Была, правда, у Пфуля и еще одна идея. Идея удара по растянувшимся коммуникациям Наполеона. Эту идею в ходе кампании осуществили, а отстраненного одно время отдел Пфуля произвели в генерал-лейтенанты и назначи­ли посланником в Гаагу.

    А пока армия идет на восток отрываясь от французов. Они входят в Вильно 28 июня. В Вильно Наполеон остает­ся до 4 июля.

    2 июля он «воссоздает» Великое княжество Литовское, в составе четырех российских губерний: Виленской, Гродненской, Минской и Белостокской. В них он создает особое «правительство» и провозглашает отмену крепостного права.

    Только потом Наполеон едет в армию. Армия же преследует отступающую русскую армию, что­бы разбить ее в первом же генеральном сражении.

    Высочайший Манифест

    В июне 1812 года по православным церквам Рос­сийской империи опять звучит анафема Наполеону.

    6 июля 1812 года в церквах начинают читать еще один документ: Высочайший манифест императора Александра I. Вот его текст, благо Манифест невелик:

    «Неприятель вступил в пределы НАШИ и продолжает нести оружие свое внутрь России, надеясь силою и со­блазнами потрясть спокойствие Великой сей Державы. Он положил в уме своем злобное намерение разрушить славу ее и благоденствие. С лукавством в сердце и лестью в устах несет он вечные для нее цепи и оковы.

    Мы, при­звав на помощь Бога, поставляем в преграду ему войска НАШИ, кипящие мужеством, попрать, опрокинуть его, и то, что останется неистребленного, согнать с лица земли НАШЕЙ.

    МЫ полагаем на силу и крепость их твердую на­дежду, но не можем и не должны скрывать от верных НА­ШИХ подданных, что собранные им разнодержавные силы велики, и что отважность его требует неусыпного против него бодрствования.

    Сего ради, при всей твердой надежде на храброе НАШЕ воинство, полагаем МЫ за необходимо нужное собрать внутри государства новые силы, которые, нанося новый ужас врагу, составляли бы вторую ограду в подкрепление первой и в защиту домов, жен и детей каж­дого и всех.

    МЫ уже воззвали к первопрестольному граду НАШЕ­МУ, Москве, а ныне взываем ко всем НАШИМ вернопод­данным, ко всем сословиям и состояниям духовным и мир­ским, приглашая их вместе с НАМИ единодушным и общим восстанием содействовать противу всех вражеских за­мыслов и покушений.

    Да найдет он на каждом шагу вер­ных сыновей России, поражающих его всеми средствами и силами, не внимая никаким его лукавствам и обманам. Да встретит он в каждом дворянине Пожарского, в каждом духовном Палицына, в каждом гражданине Минина.

    Бла­городное дворянское сословие! ты во все времена было спасителем Отечества; Святейший Синод и духовенство! вы всегда теплыми молитвами призывали благодать на гла­ву России; народ русский! храброе потомство храбрых славян! ты неоднократно сокрушал зубы устремлявших­ся на тебя львов и тигров; соединитесь все: со крестом в сердце и с оружием в руках никакие силы человеческие вас не одолеют.

    1. Для первоначального составления предназначаемых сил предоставляется во всех губерниях дворянству сво­дить поставляемых им для защиты Отечества людей, изби­рая их из среды самих себя Начальника над оными и давая о числе их знать в Москву, где избран будет главный над всеми предводитель.
    2. АЛЕКСАНДР
    3. В лагере близ Полоцка, 1812 года июля 6-го дня».

    Мне не удалось установить, что означает это «в лагере близ Полоцка»: Дрисский лагерь или что-то иное.

    Ополчение

    В один день с манифестом вышло воззвание «Пер­вопрестольной столице нашей Москве», содержащее при­зыв к москвичам организовать ополчение. Такого специ­ального обращения удостоилась только Москва… Может быть, Александр с самого начала предлагал заманивать Наполеона именно сюда?

    В Полоцке Александр I покинул армию и быстро уехал как раз в Москву. Его с самого начала убеждали уехать и семья, и высшие сановники империи. 12 июля 1812 года император Александр I прибыл в Москву.

    15 июля 1812, в Слободском дворце собралось москов­ское дворянство и купечество. Что характерно, представи­тели благородного и купеческого сословий были размеще­ны в разных залах. Действительно. Россия полыхает, но не мараться же о «длиннобородых», о всяких там сиволапых.

    Все участники собрания рассказывали о бурных па­триотических манифестациях. Сергей Николаевич Глинка вспоминал: «Жалостью сердечной закипели души русского купечества. Казалось, что в каждом гражданине воскрес дух Минина. Гремел общий голос: «Государь! Возьми все — и имущество, и жизнь нашу!» Вслед за удалявшимся госу­дарем летели те же клики и души ревностных граждан»[129].

    Один помещик в приступе патриотического восторга закричал царю: «Государь, всех бери — и Наташку, и Маш­ку, и Парашу!» Это возложение гарема на алтарь Отече­ства — тоже ведь легко счесть эксцессом…

    Немедленно был составлен комитет по организации московского ополчения, состоявший из Аракчеева, Бала­шова и Шишкова, председательствовал в котором Федор Васильевич Ростопчин.

    Комитет выработал положение об организации мо­сковского ополчения, впоследствии послужившее образ­цом для других губерний, в том числе Петербурга.

    Никто не собирался спрашивать, собираются ли воню­чие мужики воевать. Благородное сословие уговорилось выставить одного ратника с десяти душ своих крепостных. Каждый ратник да будет обеспечен продовольствием на три месяца.

    Для ополченцев устанавливалась особая фор­ма: русские серые кафтаны длиной до колена, длинные шаровары, рубашки с косым воротом, шейный платок, кушак или фуражка, смазные сапоги. Зимой под кафтан полагалось надевать овчинный полушубок.

    На головной убор помещалась кокарда с девизом «За веру и царя».

    Офицеры же ополчения носили обычный армейский мундир. Отставные офицеры сохраняли свое прежнее зва­ние, а гражданские чиновники вступали с потерей одного классного чина. Итак, ополченцы должны были воевать под командованием своих помещиков или других дворян.

    Богатейшие дворяне граф Дмитриев-Мамонов и граф Салтыков выступили с инициативой сформировать два ка­зачьих полка за свой счет и из своих крестьян. Помещики Демидов и князь Гагарин взяли на финансирование фор­мирующиеся 1 -й егерский и 2-й пехотный полки.

    Источник: http://www.razlib.ru/istorija/napoleon_spasitel_rossii/p6.php

    Что Наполеон хотел сделать в России

    Вторжение Наполеона в Россию было началом краха его амбиций. Здесь его «великая армия» потерпела фиаско. Но корсиканца всю жизнь словно тянуло в Россию. Он хотел служить в русской армии и планировал породниться с российским императором.
    Давайте вспомним подробности этих исторических моментов … 1. Служить в русской армии

    Первым пунктом в планах Наполеона на Россию было его желание вступить в русскую армию. В 1788 Россия набирала волонтеров для участия в войне с Турцией. Генерал-губернатор Иван Заборовский, командующий экспедиционным корпусом, приехал в Ливорно, чтобы «приглядеть для ратных дел» христиан-волонтеров: воинственных албанцев, греков, корсиканцев.

    К этому времени Наполеон с отличием окончил Парижскую военную школу в чине поручика. Его семья бедствовала – скончался его отец, семья осталась практически без средств. Наполеон подал прошение о готовности служить российской армии. Однако всего за месяц до прошения Бонапарта о зачислении, в русской армии вышел указ — брать иностранных офицеров в русский корпус с понижением на один чин.

    Наполеона не устроил такой вариант. Получив письменный отказ, целеустремленный Наполеон добился, чтобы его принял глава русской военной комиссии.

    Но это не дало результата и, как рассказывают, оскорбленный Бонапарт выбежал из кабинета Заборовского, пообещав, что предложит свою кандидатуру королю Пруссии: «Мне король Пруссии даст чин капитана!» Правда, как известно, прусским капитаном он тоже не стал, оставшись делать карьеру во Франции.

    2. Жениться

    В 1809 году, уже будучи императором, Наполеон узнал о бесплодности императрицы Жозефины. Возможно болезнь развилась во время ее заключения в тюрьме Карм, когда гремела Французская революция.

    Несмотря на искреннюю привязанность, которая связывала Наполеона и эту женщину, молодая династия нуждалась в законном наследнике. Поэтому, после долгих излияний и слез, супруги разошлись по обоюдному желанию.

    Жозефина, как и Наполеон не принадлежали к голубым кровям.

    Чтобы закрепить свое положение на троне, Бонапарту нужна была принцесса. Вопрос выбора, как ни странно, не стоял — по мнению Наполеона, будущей французской императрицей должна была быть русская великая княжна. Скорее всего, это было обусловлено планами Наполеона на долгосрочный союз с Россией.

    Последний был нужен ему, чтобы, во-первых, держать в подчинении всю Европу, во-вторых, он рассчитывал на руку помощи России в Египте и в последующем переносе войны в Бенгалию и Индию. Эти планы он строил еще во времена Павла I.

    В связи с этим, Наполеону крайне нужна была женитьба с одной из сестер императора Александра – Екатерине или Анне Павловне.

    Читайте также:  Чем на руси занимались офени

    Великие княжны Екатерина Павловна и Анна Павловна

    Сначала Наполеон пытался добиться благосклонности Екатерины, а главное благословения ее матери Марии Федоровны.

    Но, в то время как сама великая княжна сказала, что она скорее выйдет замуж за последнего русского истопника, чем «за этого корсиканца», ее мать начала в спешке подыскивать дочери подходящую партию, лишь бы она не досталась непопулярному в России французскому «узурпатору». С Анной произошло практически то же самое.

    Когда в 1810 году французский посол Коленкур обратился к Александру с полуофициальным предложением Наполеона, русский император также туманно ответил ему, что он не вправе распоряжаться судьбами своих сестер, так как волею отца Павла Петровича, эта прерогатива полностью досталась его матери Марии Федоровне.

    3. Россия как плацдарм для Восточного похода

    Наполеон Бонапарт вовсе не собирался останавливаться на подчинении России. Он мечтал об империи Александра Македонского, его дальнейшие цели лежали далеко в Индии. Таким образом, он собирался ужалить Великобританию пиками русских казаков в ее самом больном месте. Иными словами, прибрать к руках богатые английские колонии. Такой конфликт мог привести к полному краху Британской империи.

    В свое время, об этом проекте, по словам историка Александра Кацура, задумывался и Павел I. Еще в 1801 году французский агент в России Гиттен, передавал Наполеону «…Россия из своих азиатских владений… могла бы подать руку помощи французской армии в Египте и, действуя совместно с Францией, перенести войну в Бенгалию».

    Был даже совместный русско-французский проект – 35 тысячное войско под командование генерала Массена, к которому в районе Черного моря присоединялись русские казаки, через Каспий, Персию, Герат и Кандагар должны были выйти к провинциям Индии.

    А в сказочной стране союзникам уже непосредственно надо было «хватать англичан за щулята».

    Донцы и Платов, художник Игорь Ребров

    Как известно, Индийский поход вместе с Павлом у Наполеона не получился, но в 1807 году во время встречи в Тильзите Наполеон пытался склонить уже Александра к подписанию соглашения о разделе Османской империи и новом походе на Индию.

    Позднее 2 февраля 1808 года в письме к нему Бонапарт так излагал свои планы: «Если бы войско из 50 тысяч человек русских, французов, пожалуй, даже немного австрийцев направилось через Константинополь в Азию и появилось бы на Евфрате, то оно заставило бы трепетать Англию и повергло бы ее к ногам материка».

    Доподлинно неизвестно, как отнесся к этой идее российский император, но он предпочитал, чтобы любая инициатива исходила не от Франции, а от России.

    В последующие годы уже без Франции Россия начинает активно осваивать Среднюю Азию и налаживать торговые отношения с Индией, исключив в этом деле всякую авантюру.

    Зато известны слова Наполеона, которые он сказал приставленному к нему врачу-ирландцу Барри Эдварду О`Мира во время ссылки на Святую Елену: «Если бы Павел остался жив, вы бы уже потеряли Индию».

    4. Нежеланная Москва

    Решение идти на Москву было для Наполеона не военным, а политическим. По мнению А. П. Шувалова именно полагание на политику было главной ошибкой Бонапарта. Шувалов писал: «Он основал планы на политических расчетах. Сии расчеты оказались ложными, и здание его разрушилось». Историки до сих пор не могут прийти к единодушному мнению, почему Наполеон пошел именно на Москву. Она не была столицей.

    Идеальным с военной стороны решением было остаться на зимовку в Смоленске; эти планы Наполеон обговаривал с австрийским дипломатом фон Меттернихом. Бонапарт заявлял: «Мое предприятие принадлежит к числу тех, решение которых дается терпением. Торжество будет уделом более терпеливого.

    Я открою кампанию переходом через Неман. Закончу я ее в Смоленске и Минске. Там я остановлюсь». Эти же планы озвучивал Бонапарт и по воспоминаниям генерала де Сюгера. Он записал следующие слова Наполеона, сказанные им генералу Себастиани в Вильно: «Я не перейду Двину.

    Хотеть идти дальше в течение этого года – значит идти навстречу собственной гибели».

    Очевидно, что поход на Москву был для Наполеона вынужденным шагом. Как утверждает историк В.М. Безотосный, Наполеон «рассчитывал, что вся кампания уложится в рамки лета – максимум начала осени 1812 года».

    Более того, зиму 1812 года французский император планировал провести в Париже, но политическая ситуация спутала ему все карты. Историк А.К. Дживелегов писал: «Остановиться на зимовку в Смоленске значило оживить все возможные недовольства и волнения во Франции и в Европе.

    Политика погнала Наполеона дальше и заставила его нарушить свой превосходный первоначальный план».

    5. Хотел генерального сражения

    Тактика русской армии стала для Наполеона неприятным сюрпризом. Он был уверен, что русские для спасения своей столицы вынуждены будут дать генеральное сражение, а Александр I для ее спасения запросит мира. Эти прогнозы оказались сорваны. Наполеона погубило как отступление от своих первоначальных планов, так и отступление русской армии под руководством генерала Барклая де Толли.

    Отступление Наполеона из России, художник Ежи Коссак

    До рокировки Толли и Кутузова французы удостоились только двух битв. В начале похода такое поведение противника было на руку французскому императору, он мечтал дойти до Смоленска с малыми потерями и там остановиться. Судьбу Москвы же должно было решить генеральное сражение, которое сам Наполеон называл grand coup. Оно было нужно как Наполеону, так и Франции.

    Но вышло все иначе. Под Смоленском русским армиям удалось объединиться и они продолжили вовлекать Наполеона вглубь огромной страны. Grand coup откладывался. Французы входили в пустующие города, доедали последние запасы и паниковали.

    Уже позже, сидя на острове Святой Елены, Наполеон вспоминал: «Мои полки, изумленные тем, что после стольких трудных и убийственных переходов плоды их усилий от них постоянно удаляются, начинали с беспокойством взирать на расстояние, отделявшее их от Франции».

    источник
     

    А я вам еще напомню про «Потемкинские деревни» — миф или реальность, а так же насколько действительно большую роль в истории сыграл знаменитый Русский генерал «Мороз». А вот удивительная история, Как наполеоновский маршал стал королем Швеции Оригинал статьи находится на сайте ИнфоГлаз.рф Ссылка на статью, с которой сделана эта копия — http://infoglaz.ru/?p=68097

    Источник: https://masterok.livejournal.com/2389786.html

    Немного малоизвестных фактов о том, как Наполеон "сходил" в Россию

    24 июня 1812 года армия французского императора Наполеона Бонапарта без объявления войны вторглась в пределы Российской империи. 640 тысяч иноземных солдат внезапно переправились через Неман.

    Завершить «русскую кампанию» Бонапарт планировал за три года: в 1812 году овладев западными губерниями от Риги до Луцка, в 1813-м — Москвой, в 1814 году — Санкт-Петербургом.

    Перед началом вторжения, когда российские дипломаты ещё пытались спасти ситуацию и отвести войну от своей страны, Наполеон передал молодому императору Александру 1 письмо.

    В нем были такие строки: «Придет день, когда Ваше величество признает, что вам не хватило ни твердости, ни доверия, ни искренности… Ваше величество сами погубили свое царствование». С того времени прошло 202 года.

    Но как же напоминает это послание, чуть ли слово в слово, те реплики и комментарии в отношении к современной России, её лидера Владимира Путина, что долетают к нам теперь из-за океана, и из Евросоюза в связи с ситуацией на Украине!..

    Наполеон планировал завершить свою кампанию за три года, но всё окончилось гораздо быстрей.

    Зачем Наполеон пошел в Россию?

    Согласно академику Тарле, написавшему монографию о Наполеоне, во Франции был неурожай хлеба и именно за хлебом Бонапарт двинулся на Россию. Но это, конечно, лишь одна из причин. Причем — не самых главных.

    Среди главных – властолюбие бывшего маленького капрала, его «комплекс Александра Македонского», позже переименованного в «комплекс Наполеона», мечта свести на нет могущество соседки-Англии, для чего сил одной континентальной Европы ему было явно мало.

    Армия Наполеона считалась отборной, лучшей в Старом Свете. Но вот что писала о ней в своих воспоминаниях графиня Шуазель-Гуффье: «Литовцы поражены разбродом в разноплеменных войсках Великой Армии.

    Шестьсот тысяч человек шли в две линии без провианта, без жизненных припасов по стране, обнищавшей из-за континентальной системы… Церкви разграблены, церковная утварь растащена, кладбища осквернены.

    Французская армия, стоявшая в Вильне, три дня терпела недостаток в хлебе, солдатам раздавали корма для лошадей, лошади мерли, как мухи, их трупы сбрасывали в реку»…

    Европейской наполеоновской армии противостояли около 240 тысяч русских солдат. При этом русская армия была разделена на три далеко отстоящие друг от друга группировки.

    Ими командовали генералы Барклай-де-Толли, Багратион и Тормасов. С продвижением французов, русские отступали с изматывающие для врага боями.

    Наполеон – за ними, растягивая свои коммуникации и теряя при этом превосходство в силе.

    Почему не Петербург?

    «Какая дорога ведет на Москву?» — спрашивал Наполеон незадолго до нашествия у Балашова, адъютанта Александра 1. «Можно выбрать любую дорогу на Москву. Карл Х11, например, выбрал Полтаву», — отвечал Балашов. Как в воду глядел!

    Почему Бонапарт пошел на Москву, а не на российскую столицу – Петербург? Это по сей день остаётся для историков загадкой. В Петербурге находился царский двор, государственные учреждения, дворцы и поместья высших сановников.

    В случае приближения неприятельских войск, опасаясь за сохранность имущества, они могли оказать влияние на царя с тем, чтобы он заключил с французским императором мир на невыгодных для нашей страны условиях. Да и просто удобней было идти к Питеру из Польши, откуда начался французский военный поход.

    Дорога с Запада к российской столице была широкой и добротной, не в пример московским. К тому же по пути в первопрестольную требовалось преодолеть дремучие тогда брянские леса.

    Похоже, у полководца Бонапарта амбиции преобладали над разумом. Известны его слова: «Если я займу Киев, я возьму Россию за ноги. Если овладею Петербургом, возьму ее за голову. Но если я войду в Москву — поражу Россию в самое сердце». Так, кстати, многие западные политики считают и сейчас. Все в истории повторяется!

    Генеральное сражение

    К 24 августа 1812 г. наполеоновские войска дошли до Шевардинского редута, где перед генеральным сражением их задержали солдаты генерала Горчакова. А через два дня началась великая Бородинская битва. В ней, как считается, никто не победил. Но именно там Наполеон потерпел свое главное поражение – как спустя 131 год фашисты в Сталинграде.

    Французская армия насчитывала под Бородино 136 тысяч солдат и офицеров. Русская (по разным данным) — 112-120 тысяч. Да в резерве оставались у нас до поры 8-9 тысяч регулярных войск, в том числе гвардейские Семеновский и Преображенский полки. Потом они тоже были брошены в бой.

    Главный удар наполеоновских войск пришелся по корпусу генерала Николая Раевского. Из 10 тысяч солдат корпуса к концу 12-часовой бойни в живых осталось всего около семисот человек. Батарея отважного генерала несколько раз за сражение переходила из рук в руки. Французы именовали её потом не иначе как «могилой французской кавалерии».

    О сражении под Бородина много написано в обеих странах. Осталось привести слова самого Бонапарта: «Бородинское сражение было самое прекрасное и самое грозное, французы показали себя достойными победы, а русские заслужили быть непобедимыми».

    «Финита ля комедия!».

    Наполеону удалось войти в Москву. Но ничего хорошего его там не ждало. Успел разве что снять с храмов «златоглавых» листы червонного золота. Часть из них пошла на то, чтобы покрыть купол Дома инвалидов в Париже. В храме этого Дома покоится ныне прах и самого Бонапарта.

    Читайте также:  Какие фильмы были запрещены в перестройку

    Уже в сожженной и разграбленной Москве Наполеон трижды предлагал подписать с Россией мирный договор.

    Первые попытки он предпринимал с позиции силы, требуя от российского императора отторжения некоторых территорий, подтверждения блокады Англии и заключения военного союза с Францией.

    Третью, последнюю, сделал с помощью своего посла генерала Лоринстона, отправив его не к Александру 1, а к Кутузову, и сопроводив свое послание словами: «Мне нужен мир, он мне нужен абсолютно во что бы то ни стало, спасите только честь». Ответа так и не дождался.

    Конец Отечественной войны известен: Кутузов со товарищи погнали французов из России ускоренным темпом. Уже в декабре того же 1812 года во всех церквах служили торжественные молебны в честь освобождения родной земли от опустошительного нашествия «дванадесяти народов». Россия в одиночку противостояла Армии Европы. И – победила!

    Источник: https://ribalych.ru/2014/06/25/nemnogo-maloizvestnyx-faktov-o-tom-kak-napoleon/

    Почему Наполеон наступал на Москву?

    Павел Аксенов Би-би-си, Москва

    Правообладатель иллюстрации RIA Novosti Image caption Беспомощность Наполеона в захваченной им Москве вдохновляла художников, в частности — Василия Верещагина

    200 лет назад «Великая армия» Наполеона двинулась на Москву вслед за двумя отступавшими русскими армиями. Такова была стратегия императора-полководца — разбить врага в генеральном сражении и захватить его столицу.

    Но формально столицей России был Санкт-Петербург. Наполеон же двигался на совершенно нестоличную, провинциальную Москву.

    • Знаменитое высказывание, приписываемое Наполеону, о том, что, наступая на Петербург, он поразит голову России, а, ударив по Москве, пронзит ее сердце, на самом деле не проливает свет на его истинные намерения.
    • Судя по этим словам, поход на Петербург для императора был так же важен, как и поход на Москву — голова и сердце одинаково важны в человеческом организме.
    • Существует несколько версий того, почему он выбрал именно этот город целью своей военной экспедиции.
    • Одни историки считают, что в результате российской кампании Наполеон хотел подготовиться к походу на Индию, и поэтому двигаться на северо-запад было нелогично.
    • Другие полагают, что, несмотря на то, что Петербург был формально столицей российского государства, Москва являлась крупным торговым и промышленным городом, третьи уверены, что расчет был сделан на то, что Москва была более важна для народа, будучи духовным центром нации.

    Но так или иначе, поход на Москву для «Великой армии» окончился печально — разбить армию в генеральном сражении под Бородино у императора не получилось, столицу он не захватил, а падение Москвы победы ему не принесло. Наконец, российский народ устроил французской армии партизанскую войну, победить в которой Наполеон был не в состоянии.

    Идти на Петербург было тоже логично. Близость Балтийского моря и контроль над портами в Пруссии давали ему возможность снабжать армию через морские маршруты.

    В Петербурге находился царский двор, государственные учреждения, дворцы и поместья высших сановников. В случае приближения неприятельских войск, опасаясь за целостность имущества, они могли оказать влияние на царя с тем, чтобы он заключил с французским императором мир.

    Так прав ли был Бонапарт, двинувшись не на Петербург, а на Москву?

    «Сердце России»

    Media playback is unsupported on your device

    «Ребята! Не Москва ль за нами? Умремте же под Москвой, как наши братья умирали!» , — писал в стихотворении «Бородино» Михаил Лермонтов.

    Историк Александр Баханов считает этот образ Москвы верным. По его мнению, Наполеон понимал это, и старался поразить город, наиболее важный и для царя, и для его подданных.

    «Это было сердце России. Это и была столица, царский город, символ страны. Москва — ключ к России, и в этом смысле Наполеон был абсолютно прав», — сказал он Би-би-си.

    Впоследствии, уже в советское время, особенно после битвы под Москвой в 1941 году, государственная пропаганда еще больше укрепила этот образ. «Священные слова «Москва за нами» мы помним со времен Бородина», — пелось в песне на стихи Роберта Рождественского.

    Стратегический узел

    Другая версия о выборе направления движения «Великой армии» — стратегическая ценность Москвы как промышленного и торгового центра, крупного узла в дорожной сети России.

    В начале XIX века в городе действительно была развита, в первую очередь, текстильная промышленность. Текстиль — стратегический ресурс, без которого ни одна армия не могла воевать.

    У Наполеона не было цели ни завоевать Россию, ни ее разрушить. Ему важно было принудить Александра I к соблюдению Континентальной блокады. И шел он ровно по этой причине на Москву, как на главный промышленный район. Никита Соколов
    историк

    В городе также располагались склады с оружием, боеприпасами, обмундированием и продовольствием. Рядом с Москвой располагался центр оружейного производства — Тула. Неподалеку находилась и крупнейшая база снабжения — Калуга.

    «У Наполеона не было цели ни завоевать Россию, ни ее разрушить. Ему важно было принудить Александра I к соблюдению Континентальной блокады [Великобритании]. И шел он ровно по этой причине на Москву как на главный промышленный район. И как только этот промышленный район выводился из строя, тут же возможность формирования новых полков исчезала», — сказал историк Никита Соколов.

    К Москве (и об этом говорят многие историки) вели сравнительно неплохие дороги, вокруг которых за долгие столетия образовались города и села. Они, в свою очередь, были критически важны для наполеоновской армии, которая в значительной степени в вопросах снабжения опиралась на местные ресурсы.

    Петербург, хотя и был столицей, не обладал столь же развитой дорожной сетью. По Балтийскому же морю доставлять припасы из Пруссии было затруднительно из-за отсутствия в тот момент во Франции серьезного флота для защиты коммуникаций, отмечает другой историк — Андрей Союстов.

    Цель — Индия

    По мнению историка Андрея Союстова, в конечном счете выбор направления движения наполеоновской армии в 1812 году в России был обусловлен общим стремлением императора добраться до Индии.

    Молниеносно в случае разгрома России Наполеон туда [в Индию] направляться не собирался. Скорее всего последовала бы довольно большая пауза, за время которой Наполеон готовился бы к такому большому походуАндрей Союстов
    историк

    Принужденная к миру и союзу Россия, считает историк, в мыслях Наполеона должна была стать надежным тылом, который обеспечил бы ему связь с Европой и Францией.

    «Молниеносно в случае разгрома России Наполеон туда [в Индию] направляться не собирался. Скорее всего последовала бы довольно большая пауза, за время которой Наполеон готовился бы к такому большому походу», — считает Союстов.

    Бонапарт планировал поход в Индию еще задолго до войны 1812 года. Словарь Брокгауза и Ефрона в статье о наполеоновских войнах отмечает, что «он мечтал о том, чтобы в союзе с русским императором [Павлом] выбить англичан из позиции, которую они занимали в Индии».

    Речь идет о планах по отправке русско-французской военной экспедиции, которая, по версии многих историков, должна была состояться, но провалилась из-за смерти Павла I.

    Многие также отмечают, что одной из целей египетского похода французской армии также было подорвать связи главного противника — Великобритании — с Индией.

    Конечно, Наполеон, по словам Союстова, рассчитывал также и на то, что сама по себе победа над Россией сильно изменила бы баланс сил в Европе.

    Она ослабила бы Великобританию, усилила континентальную блокаду и, в конце концов, просто поколебала бы уверенность Британии в собственных силах.

    «Для того чтобы мир был возможным и прочным, нужно, чтобы Англия убедилась, что она не найдет больше пособников на континенте», — говорил и сам Наполеон.

    Но еще больше способствовал бы этому поход в Индию и появление Старой гвардии на берегах Ганга.

    Западня

    Одной из довольно распространенных версий является та, что направление движения «Великой армии» задал не французский император, а российские военачальники — Барклай де Толли и Петр Багратион, командовавшие 1-й и 2-й Западными армиями.

    Цель Наполеона — дать генеральное сражение, разгромить в нем неприятеля. Он никогда от этой тактики не отступал и не скрывал, что ищет генерального сражения все то время, которое шел за отступающими русскими войскамиНиколай Могилевский
    историк

    Обе армии отступали, маневрируя и давая сражения наполеоновским войскам, вплоть до Москвы, где произошла генеральная Бородинская битва.

    С одной стороны, они долго были не в состоянии соединиться для сражения. С другой, армии и не спешили это делать, поскольку силы были еще слишком неравными. Наполеон же, напротив, стремился к этой битве.

    «Цель Наполеона — дать генеральное сражение, разгромить в нем неприятеля. Он никогда от этой тактики не отступал и не скрывал, что ищет генерального сражения все то время, которое шел за отступающими русскими войсками», — сказал историк, специалист по наполеоновским войнам Николай Могилевский.

    При этом, по его словам, спор о том, кто является автором идеи похода на Москву, очень стар и пока окончательно не разрешен.

    Хотел ли Наполеон идти до Москвы?

    Крупнейший прусский и европейский военный мыслитель XIX века Карл фон Клаузевиц, служивший в русской армии в 1812 году, впоследствии признавал, что идею заманивания Наполеона вглубь страны высказывал его непосредственный начальник в России — генерал Карл Пфуль.

    Это вечная беда завоевателя — он так привык выигрывать, что остановить игру уже не возможно, и он будет играть до тех пор, пока не проиграет всеЭдвард Радзинский
    историк

    «Император [Александр I] и генерал Пфуль пришли к совершенно правильному заключению, что подлинное сопротивление можно будет оказать лишь позднее, в глубине страны, ибо на границе силы были недостаточны.

    В соответствии с этим генерал Пфуль выдвинул мысль добровольно отнести военные действия на значительное расстояние внутрь России, таким путем приблизиться к своим подкреплениям, выиграть некоторое время, ослабить противника, принудив его выделить ряд отрядов и получить возможность, когда военные действия распространятся на большом пространстве, стратегически атаковать его с флангов и с тыла», — писал Клаузевиц в аналитической работе, посвященной 1812 году.

    Вместе с тем, по словам Клаузевица, считать автором этой тактики Пфуля или Александра не стоит.

    «Нельзя даже сказать, чтобы идея Пфуля послужила той моделью, по которой впоследствии в действительности проводилась кампания в грандиозных размерах; на самом деле, как мы в дальнейшем увидим, кампания развернулась сама собой, а идея Пфуля тем менее может рассматриваться как руководящая мысль», — писал он.

    В конце концов, считает Николай Могилевский, авторство плана по заманиванию Наполеона вглубь России не так уж и важно. «Важнее то, что этот план в целом удался, потому что Наполеон не рассчитывал так далеко зайти», — сказал он.

    По словам другого российского историка — Эдварда Радзинского — Наполеона в конце концов сгубила его вера в собственные силы. Он изначально не хотел идти далее Смоленска, но, добравшись до него и не дав генерального сражения, император решил продолжать движение до конца.

    «Это вечная беда завоевателя — он так привык выигрывать, что остановить игру уже не возможно, и он будет играть до тех пор, пока не проиграет все», — сказал историк в интервью Русской службе Би-би-си.

    Источник: https://www.bbc.com/russian/russia/2012/06/120613_napoleon_moscow

    Ссылка на основную публикацию
    Adblock
    detector