Почему ученые предсказывали провал москвы под землю

2018-07-29T08:00Z

2018-07-31T15:09Z

https://ria.ru/20180729/1525473794.html

https://cdn22.img.ria.ru/images/152534/83/1525348308_0:0:1904:1079_1036x0_80_0_0_0ce802a4cce8db8ea7bc2223b7a06466.jpg

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

РИА Новости

https://cdn22.img.ria.ru/i/export/ria/logo.png

МОСКВА, 29 июл — РИА Новости, Татьяна Пичугина. Несколько дней назад в Нижегородской области обнаружили большую дыру в земле. Это результат карстовых процессов — вымывания горных пород на глубине. РИА Новости вместе со специалистами рассказывает, как возникают такие явления и чем они опасны.

Дыра на дыре

«Из известных мне в Нижегородской области самый большой провал — 115 метров в диаметре — находится около деревни Болдырево, в Ворсменской карстовой котловине. В 2013 году в Бутурлино недалеко от железной дороги образовался провал порядка 60 метров диаметром», — рассказывает Михаил Леоненко, директор ООО «Дзержинская карстовая лаборатория».

Его коллега осматривал и провал, обнаруженный 24 июля в Шатковском районе около деревни Неледино. Хорошо, что это в чистом поле, где нет ни людей, ни строений. По данным МЧС, диаметр дыры — тридцать метров, глубина — около пятидесяти.

«Тут природный процесс, никакого влияния человека нет, поэтому для ученых этот провал представляет большой интерес», — говорит Леоненко.

Грунт обрушился в огромную полость под землей объемом порядка сорока тысяч кубических метров. Сейчас у нее вертикальные стенки, но со временем они осыплются, и колодец станет конусообразным.

Рядом со свежей дырой есть более старые воронки той же природы, и в целом этот район считается карстоопасным. Провалы такого масштаба случаются в Нижегородской области в среднем раз в год. А, к примеру, в Дзержинском районе — пять раз.

Естественные карстовые процессы развиваются тысячи и миллионы лет. Если же на них накладываются техногенные факторы, скажем, прорывы горячей воды в городе, интенсивная эксплуатация водозаборных скважин, горных выработок, то провалы могут участиться. В крупных городах Пермской области — Березниках и Соликамске — они стали настоящим бедствием.

Карст — это процесс разрушения водой горных пород, большую часть которых составляет карбонат кальция (кальцит) или натрия (обычная соль). Эти минералы легко растворяются и вымываются, оставляя пустоты и пещеры с красивыми сталактитами и сталагмитами. Самые известные карстовые пещеры — в Крыму и на Урале.

В России карст больше всего развит, а потому лучше изучен в Пермской и Нижегородской областях, Башкирии. Страдают от него Казань и Москва. Предсказывать карстовые провалы сложно, поскольку вызывающие их процессы происходят на большой глубине. Строительство сооружений в таких местах сопряжено с рисками разной степени.

«Я в детстве видел, как земля опускалась, лес уходил, торчали деревья из воды», —  описывает образование карстового озера Свято рядом с деревней Дедово в Навашинском районе Нижегородской области Руслан Шарапов, заведующий кафедрой «Техносферная безопасность» Владимирского государственного университета (Муромский филиал).

В 2014 году он с коллегами исследовал огромный провал во дворе жилого дома в селе Чудь. В результате обрушений, начавшихся в конце 1990-х, диаметр воронки увеличился до 26 метров, а глубина достигла десяти метров. Рядом — два пруда, вероятно, тоже карстовой природы.

«Там баня стояла, вода стекала в провалы и еще больше их размыла», — предполагает Шарапов.

Ученый обращает внимание на то, что это произошли всего в трех с половиной километрах от места строительства будущей Нижегородской АЭС у деревни Монаково, и выражает опасения по поводу выбора площадки. В округе на поверхности более шестисот карстовых форм, и техногенное воздействие, по словам Шарапова, может активизировать разрушение.

Михаил Леоненко полагает, что для АЭС выбрали наиболее устойчивую площадку, с соблюдением нормативных документов.

«Вы же не боитесь переходить дорогу, хотя шанс попасть под машину есть? Так же и здесь. Если площадка находится на закарстованной территории, то проводят специальные изыскания.

По их результатам назначают мероприятия, чтобы противодействовать опасным процессам. Это может быть мониторинг, конструктивная защита сооружений или тампонаж — закачка песчано-глинистой смеси в полости.

Риск снижается до приемлемого уровня», — заключает эксперт.

Источник: https://ria.ru/20180729/1525473794.html

Футурологи: В скором времени Москва провалится в гигантский доисторический вулкан

  • Недавно на востоке Москвы с грохотом ушел под землю кусок проезжей части.
  • На новостных лентах описание ЧП началось со стандартной фразы: очередной провал.
  • Подземная парковка
  • Такие «черные дыры» в городе возникают регулярно, поглощая людей, машины, уличные фонари и детские площадки.

Ноябрьский провал грунта на проспекте Буденного — один из бесконечной череды такого рода ЧП, причем из разряда относительно «безобидных». Незадолго до него, 20 ноября, в Крылатском образовалась куда более внушительная яма: 2 метра в глубину и 3 на 5 метров размером.

Но в Крылатском отделались легким испугом. А вот когда «в преисподнюю» ушла часть улицы Куусинена, то под землей оказался «ВАЗ-2104». Дело было вечером, водителя в машине не было. Интересно, что «четверка» переместилась на стихийную подземную парковку с законной наземной.

Провалы возникают в самых неожиданных местах города, причем рискуют жители как спальных пригородов, так и элитных районов. Случаются ЧП и рядом с Кремлем, как-то грунт «поплыл» буквально в нескольких метрах от Большого театра. При провале асфальта на западе Москвы чудом уцелел памятник чемпиону мира по вольной борьбе Ивану Ярыгину.

В прошлом году мчавшаяся на пожар автоцистерна на улице Генерала Глаголева провалилась во внезапно образовавшуюся яму, размером два на два с половиной метра. Также из-за провала грунта оказались заблокированы две полосы Серебряноборского тоннеля.

Памятны и более ранние ЧП, например, когда из-за обрушений на Большой Дмитровке возникали 4-метровые ямы поблизости от здания прокуратуры и Совета Федерации.

Старожилы помнят, как по причине подземных аварий полностью затапливало улицы, порой, власти были вынуждены снимать с маршрутов троллейбусы и трамваи, были парализованы целые районы. Аварии перерастали в трагедии: при ликвидации ЧП погибали рабочие и спасатели.

… По большому счету, мы сегодня не слишком хорошо представляем, что находится под нашими ногами. Из-за чего существует неимоверное число легенд о московской «преисподней». Диггеры шепотом рассказывают о секретных туннелях, по которым могут пройти танковые колонны. Футурологи — о том, что Москва стоит в кратере гигантского доисторического вулкана и не ровен час туда провалится.

Есть еще теория о «метановом проклятии»: столица покоится на захоронениях, накопленных за 1000 лет: мертвые, разлагаясь, выделяли метан, из-за которого город постепенно проседает…

Некоторые верят. Хотя бы потому, что очень часто в самых разных частях города люди и машины проваливаются под землю. И это уже никак не легенды.

Чаще всего, провалы достаточно локальные. Но иногда они превращаются в масштабные ЧП: например, осенью 2006 года на Ленинградке возникла яма размером около 500 квадратных метров и глубиной до 6 метров, и в эту «преисподнюю» провалились «КАМАЗ» и мачта городского освещения.

А в прошлом году на западе Москвы под землей оказалась детская площадка. По счастливой случайности в момент провала детей на ней не оказалось.

  1. Дошло до того, что начиная с позапрошлого года в городе работают передвижные лаборатории видеокомпьютерного сканирования, которые пытаются «просвечивать» радарами дорожное полотно.
  2. Приплыли
  3. Если не принимать во внимание футурологическую версию о том, что наши предки Москву просто не «там поставили», то виновник один: вода.
Читайте также:  Алексей адашев: из-за чего он попал в немилость к ивану грозному

В этом смысле повезло Нью-Йорку — он стоит на гранитной плите. А вот у москвичей под ногами куда более мягкие породы. Где-то в толще земли встречаются скопления известняка, гипса или каменной соли — и они относительно легко размываются водой, образуя карстовые полости. Процесс неспешный, но фатально-неотвратимый. И если эти пустоты расположены близко к поверхности — жди беды.

Московскую землю не заменить. А вот изменить отношение к ней уже давно пора.

Ведь оползни и провалы случаются не только из-за воздействия грунтовых вод. Нередко провалы возникают после пожаров, когда на землю выливают тонны воды. И особый враг: протекающие трубы канализации и водопровода.

За пределами мегаполиса мать-природа справилась бы с этой напастью: часть влаги испарилась бы естественным образом, появились бы овраги с ручьями на дне. В городе природа, увы, бессильна: естественные овраги засыпаны еще нашими предками, а через асфальт вода не способна испаряться.

Собственно, риск карстовых пустот начали осознавать не сегодня. Карты провалов давно составлены, например, экспертами Института геоэкологии РАН. Но мнения ученых расходятся с потребностями хозяйственников.

Например, известно об ограничениях и опасностях оползней строительства в районе Хорошевского шоссе, «подтоплен» северо-восток, грунтовые воды близки к поверхности на востоке и на северо-западе города.

И естественно — поймы Москвы-реки.

Из этого, конечно, не следует, что там нельзя развивать инфраструктуру и строить многоэтажки. Вопрос лишь в том, как.

Запатентовано немало инженерных решений по предотвращению провалов. В опасных районах фундаменты домов строятся с учетом возможности карстовых провало. Хуже дела с дорогами: в теории все учтено, а вот на практике…

Кстати, за примерами далеко ходить не надо. В полутора сотнях метров от редакции «РГ» есть важная развязка: Савеловская эстакада. Так вот, после любого, даже самого незначительного дождика дорога под мостом превращается в ручей.

И это при том, что даже малограмотный дорожник обязан знать про «ливневую канализацию». Но в этом месте коммунальные службы о необходимости дренажных работ, похоже, забыли. Здесь вечная битва пешеходов с водителями: машины окатывают людей потоками грязной воды.

Впрочем, только ли здесь?

Выше и глубже

Собственно, Москва не одинока в своих «провальных» проблемах. Убедительной статистики по числу провалов и оползней в больших городах нет, поэтому сложно оценить столичную ситуацию на общем фоне.

Но, во всяком случае, внутри нашей страны Москва не одинока.

Информация о провалах поступает едва ли не ежедневно из всех уголков России, а оползневая опасность существует примерно в 7 из 10 российских городов.

В мире пока самый зрелищный провал зафиксирован в Южной Америке: чудовищных размеров дыра, глубиной сто метров, возникшая в Гватемала-Сити, была вызвана подземными водами и дождями. Погибло несколько человек и уничтожено с десяток домов.

Зрелище настолько фантастическое, что фотографии этого провала многие посчитали фотомонтажом.

У нас в стране самый невероятный провал произошел в 1965 году на Урале в городе Чусовом. Здесь под землю провалилось… здание милиции вместе с вытрезвителем.

Кстати, города не только «проваливаются». Большинство столиц мира исчерпали земельные резервы, и вынуждены расширяться вверх и вниз: строить многоэтажки или «закапывать» многоуровневые парковки в землю. Но куда бы ни рос мегаполис, эффект одинаковый — у небоскребов глубокие фундаменты, так что города объективно все глубже уходят под землю.

  • что делать?
  • Чтобы исключить провалы, в Москве создают трехмерную цифровую модель города, причем самой интригующим измерением обещает стать подземная часть.
  • Ожидается, что работы над проектом завершатся к 2012 году, для чего предстоит провести огромный объем исследований и затратить почти три миллиарда рублей.
  • Во времена кризиса это непростое решение, но власти на это идут.

Источник: https://rg.ru/2009/12/10/proval.html

«Климатический хаос»: что пророчат ученые Земле

Ускоренное таяние льдов в арктических широтах, а также ледников в Гренландии несет в себе недооцененные риски и может привести Землю к «климатическому хаосу». К такому выводу пришли ученые в статье, опубликованной в журнале Nature, впервые смоделировав последствия таяния этих льдов в условиях принимаемых в мире мер по сокращению выбросов парниковых газов.

  • «При существующих глобальных мерах, принимаемых правительствами в мире, мы движемся к превышению температур на 3-4 градуса выше доиндустриального уровня, что приведет к значительному количеству талой воды из ледников Гренландии и Антарктики, которая вольется в мировой океан. Согласно нашим моделям,
  • эта талая вода вызовет значительные нарушения в океанических течениях и изменит показатели потепления во всем мире»,
  • — считает Ник Колледж из Университета королевы Виктории в Новой Зеландии, автор работы, объединившей ученых из Канады, Новой Зеландии, Великобритании, Германии и США.
  • В своей работе ученые комбинировали детальные симуляции сложных климатических эффектов таяния льдов с современными данными спутниковых наблюдений о темпах таяния этих льдов.
  • Эта методика позволила им получить реалистичные и аккуратные прогнозы развития ситуации, которое будет происходить при нынешней политике в отношении климата. Так, моделирование, проведенное профессором Натальей Гомез из Университета Макгилла, показало,
  • что максимального повышения уровня океана следует ожидать между 2065 и 2075 годами.
  • При этом таяние ледников приведет к росту температуры воды в океане и изменению океанических течений, что неминуемо приведет к изменению температуры воздуха, находящейся с ними в сложной связи.

Эффекты таяния ледников не ограничатся лишь повышением уровня моря. По мере проникновения теплых вод в глубины океанов, к примеру, Атлантического, будут значительно ослабевать течения, в том числе течение Гольфстрим. Это в свою очередь приведет к повышению температуры атмосферы в арктических широтах, востоке Канады, в Центральной Америке,

и к похолоданию в северо-западной части Европы по другую сторону Атлантики.

Ученые приходят к выводу, что нынешние усилия правительств стран в области климата, принятые Парижским соглашением, не берут в расчет все эффекты, которые будет иметь таяние ледников в недалеком будущем.

«Подъем воды из-за таяния ледников наблюдается уже сейчас и ускоряется в последние годы. Наши новые эксперименты показали, что это продолжится, даже если климат Земли стабилизируется.

Но также они показали, что если мы значительно снизим выбросы, мы может ограничить будущее воздействие», — считает Колледж.

К аналогичным в выводам в сентябре 2018 года пришли ученые под руководством Томаса Гассера из Международного института прикладного системного анализа, которые провели оценки так называемого эмиссионного бюджета углекислого газа. Эмиссионный бюджет СО2 — это верхний предел выбросов углекислого газа за определенный период времени, рассчитываемый исходя температуры, которую участники международных климатических соглашений обязуются не превышать.

Понятие эмиссионного бюджета часто используется чиновниками и политиками при расчетах квот на выбросы парниковых газов и оценке их влияния на глобальное потепление климата. Однако опасность тут заключается в предположении, что между повышением средней температуры атмосферы и накоплением в атмосфере углекислого газа вследствие антропогенного воздействия есть линейная зависимость.

Читайте также:  В каких случаях русских баб должен был наказывать свёкор

В своем исследовании ученые показали, что эта связь далеко не линейная, а скорее экспоненциальная, и примером такой нелинейности может служить воздействие глобального потепления на таяние вечной мерзлоты.

«Высвобождение углерода из замерзшей органики вызвано глобальным потеплением и определенно будет сокращать бюджет углекислого газа, который мы можем выбрасывать, оставаясь ниже определенного уровня глобального потепления.

Кроме того, это является необратимым процессом на масштабе нескольких столетий и может считаться «опрокидывающим» элементом, который ставит линейное приближение эмиссионного бюджета под вопрос», — пояснил Томас Гассер.

Парижское соглашение было принято в 2015 году. В рамках соглашения страны-подписанты договорились принять меры для удержания роста средней температуры на планете к 2100 году в пределах 1,5–2°C по отношению к соответствующему показателю доиндустриальной эпохи.

Одним из известнейших скептиков в области изменения климата является президент США Дональд Трамп,

который уже не раз ставил под сомнение теорию глобального потепления. Он также неоднократно выражал сомнения в том, что изменение климата на Земле происходит из-за воздействия человека.

По мнению Трампа, некоторые исследователи могут придерживаться той или иной позиции по вопросу изменения климата, руководствуясь политическими мотивами. В июне 2017 года Трамп заявил, что его страна выходит из Парижского соглашения по климату, поскольку выполнение его положений может обернуться для страны потерей 2,7 миллиона рабочих мест к 2025 году.

Источник: https://www.gazeta.ru/science/2019/02/07_a_12170287.shtml

Полный провал: как в России под землю уходят целые города — Недвижимость Onliner

Вечером 18 ноября 2014 года в уральском городе Соликамске в 200 километрах от Перми образовался провал размером 30 на 40 метров, жертвами которого стали три дома в местном дачном поселке «Ключики». За последние годы это уже пятая гигантская дыра в земле, появившаяся в районе Соликамска и соседнего города Березники.

В населенных пунктах, расположенных прямо над массивными шахтными выработками компании «Уралкалий», власти вынуждены отселять многоэтажные жилые дома и закрывать предприятия, которые могут в буквальном смысле исчезнуть с лица земли. Onliner.by рассказывает о масштабной техногенной катастрофе, угрожающей целым городам.

285 млн лет назад от самых Уральских гор (будущих) и до Кавказа шумело море, теплыми водами которого наслаждались многочисленные трилобиты, брахиоподы и прочие наутилоидеи.

По его берегам, путаясь в хвощах и папоротниках, бродили разнообразные примитивные парарептилии.

Море со временем превратилось в озеро и с подъемом суши в конце концов вовсе обмелело, оставив в наследство эволюционировавшим приматам полезные ископаемые, среди которых были каменная и калийная соль.

Впрочем, соль люди открыли здесь лишь в 1430 году, зато это было сродни обнаружению богатейших запасов природных ископаемых Западной Сибири или Персидского залива.

Соль была нефтью средних веков, стратегическим, ценнейшим, всем нужным и относительно редким продуктом, помогавшим сохранять пищу в условиях отсутствия холодильников.

Соляной раствор выкачивался из-под земли по специально выдолбленным внутри деревьям («трубам»), после чего на солеварнях из рассола выпаривалась собственно соль, на которой тогда делались целые состояния.

Калийная соль в XX столетии оказалась продуктом еще более полезным, чем каменная. В пищу ее употреблять было невозможно, но зато она позволила вывести урожайность сельского хозяйства на качественно иной уровень.

Ее месторождение в окрестностях Соликамска бородатые геологи в толстых свитерах открыли в 1925 году, и запасы эти оказались огромны. В верховьях Камы на глубине всего 150—700 метров обнаружилась чудовищных размеров соляная линза длиной 205 километров, шириной 55 километров и толщиной до полукилометра.

К ее промышленной разработке приступили во время индустриализации СССР в начале 1930-х.

Древний Соликамск вместе с соседним и куда более современным городом-спутником Березники образовали, по сути, единую агломерацию с общим населением в 300 тыс. человек, превратившуюся в главный (по крайней мере до строительства в конце 1950-х белорусского Солигорска) советский центр производства важнейшего для страны удобрения.

К 1980-м годам разработка Верхнекамского месторождения велась семью рудниками, каждый из которых обеспечивал производство 6—7 млн тонн руды в год. Сильвинит и карналлит, два важнейших источника сырья для производства калийной соли, здесь залегают близко к поверхности земли. Относительная простота их добычи стала в конечном итоге и проклятием месторождения.

Следствием неправильной оценки горно-геологических условий в первые десятилетия его освоения стала не только недостаточная устойчивость шахтных выработок. Уверенность в надежности лабиринта освобожденных от руды камер привела к тому, что и Соликамск, и Березники стали частично строить прямо над шахтами.

Города со всеми их зданиями отделяла от подземных пустот лишь относительно тонкая, 250—350-метровая перемычка.

На карте красным контуром обозначена зона шахтных полей в Березниках в контексте города. Красными кружками обведены три из четырех городских провалов.

Уже в середине 1970-х годов геологи впервые начали предупреждать о возможности проседания грунта и опасных, непредсказуемых последствиях этого. Как показала практика, ученые оказались не британскими.

В январе 1986 года в одной из камер шахтных выработок третьего рудоуправления в Березниках горняки обнаружили протечку рассола через ее стены. Попытки ликвидировать течь успехом не увенчались, затопление подземных пространств продолжалось.

В ночь с 24 на 25 июля 1986 года перемычка не выдержала размывания — произошел провал земной поверхности.

К счастью, 100-метровой глубины воронка образовалась в нежилой зоне, в лесном массиве по соседству с солеотвалом рудоуправления. Никто при ее образовании не пострадал, хотя оно и сопровождалось взрывом газа и мощными световыми вспышками.

Уже в конце того же лета яма габаритами 150 на 70 метров заполнилась водой — прорыв рассола в выработки продолжался. Рудник спасти не удалось, он был полностью затоплен. Производственное объединение «Уралкалий» потеряло седьмую часть своей сырьевой базы и огромное количество оборудования.

Из-за своего географического расположения первый провал в народе получил прозвище «Дальний родственник».

В течение 1990-х годов в районе Соликамска и Березников участились техногенные землетрясения. Оставленные междукамерные перемычки, поддерживавшие миллиарды тонн породы, которая отделяла выработки от поверхности земли, деформировались и теряли устойчивость.

Читайте также:  Ляля, тришка, каин: кем были легендарные бандиты царской россии

В январе 1995 года в результате очередного землетрясения (мощностью до пяти баллов по шкале Рихтера) произошла авария на втором руднике Соликамска.

Разрушилось около 3 млн кубометров породы, в результате чего грунт на поверхности просел на 3—4 метра на участке почти в километр длиной.

Небольшие провалы и проседания почвы случались и в дальнейшем, причем уже в городской черте. К 2001 году на нескольких жилых домах Березников и одной из местных школ-интернатов появились трещины, но это стало лишь прелюдией к появлению «Большого брата».

Названный так второй крупный провал случился спустя 21 год после предыдущего, в июле 2007-го. Ему предшествовало полное затопление первого рудника все в тех же несчастных Березниках.

Последовавшее за ним размывание несущих перемычек горной породы в выработках водой в течение нескольких месяцев привело к образованию очередной воронки размером 50 на 70 метров.

Спустя несколько лет габариты провала увеличились в несколько раз (450 на 330 метров).

«Уралкалий» потерял уже второй рудник (на него приходилось около 27% всей добычи компании). Опаснее всего было другое: гигантская яма образовалась уже в самом городе в непосредственной близости от фабрики технической соли.

В дальнейшем процессы провалообразования в городе только ускорялись. Утром 25 ноября 2010 года очередная воронка (получившая название «Малыш») появилась прямо под путями железнодорожной станции «Березники», вплотную прилегающей к промплощадке первого рудника. Станция, по сути, была выведена из полноценной эксплуатации, транзит грузов через нее был прекращен.

Спустя 80 лет после начала освоения здесь шахтных полей выяснилось, что они (а также все здания на поверхности над ними) располагаются в древней палеодолине бывшего Пермского моря с ее рыхлыми породами, подверженными трещинообразованию. Одному из хопперов «Уралкалия» на это, впрочем, уже было наплевать: он рухнул в стремительно образовавшуюся яму. Спустя год провал попытались засыпать, однако грунт вновь усел, и здесь образовалось очередное техногенное озеро.

Четвертая воронка образовалась в декабре 2011 года у здания шахтостроительного управления Березников все над тем же первым рудником.

Ее размеры первоначально составили всего 15 на 10 метров (провал назвали «Крохой»), но спустя восемь месяцев «Кроха» увеличилась до габаритов в 101 на 97 метров.

При попытке засыпать провал в сентябре случилась и первая человеческая трагедия — из-за очередного проседания грунта во вновь образовавшуюся яму упал погрузчик вместе с водителем.

Вода, затопившая первый рудник, продолжает делать свое неизбежное дело, растворяя соляную породу под землей. В 2012 году опасной зоной, чреватой очередными воронками, был объявлен район березниковской площади Решетова.

К апрелю 2013-го в асфальтовом покрытии ее и прилегающих улиц образовались многочисленные трещины, специалисты отметили ускорение проседания здесь грунта и предсказали образование очередного провала уже к 2015 году.

В связи с этим городские власти приняли решение об отселении домов, находящихся в районе возможной катастрофы, и эвакуации населения. Оказавшиеся брошенными многоэтажки подлежали дальнейшему демонтажу. В Березниках появилась своя зона отселения.

Для вынужденных переселенцев был построен новый микрорайон, но страна вновь с триумфом доказала свою особенную стать. В квартирах быстровозводимых жилых домов обнаружилось 50-кратное превышение допустимой нормы формальдегида в утеплителе и минеральной вате. Переселенцы были вновь вынуждены бежать во временное жилье — теперь уже не от провалов, а от перспективы заболеть раком.

Пока власти и жители Березников готовились к своему пятому провалу, их опередил Соликамск, который воронки ранее обходили стороной. В ноябре 2014 года под землю в недра второго местного рудника ушли три дачных домика в поселке «Ключики», к счастью, к тому времени уже заброшенного.

Ситуация развивалась точно так же, как и в Березниках. Сперва в горные выработки стал активно просачиваться рассол, что вскоре привело к образованию воронки размером 30 на 40 метров.

Однако затопления шахт, как это случилось с двумя рудоуправлениями в Березниках, удалось (по крайней мере пока) избежать.

Рассол к концу ноября практически перестал поступать в выработки, но размеры воронки, тем не менее, выросли почти в два раза.

Пока гидрозакладка, вставшая на пути течи, работает, что дает определенную надежду на возобновление работы рудника.

Однако основную опасность представляет даже не затопление второго рудоуправления, расположенного за городской чертой, а возможная протечка при этом сбойки с рудником номер один, частично размещенным уже непосредственно под Соликамском.

В этом случае события, скорее всего, пойдут по березниковскому сценарию с потенциальными разрушениями зданий и городской инфраструктуры со всеми вытекающими из этого печальными последствиями, грозящими социальной и производственной катастрофой.

Провалы в зоне Соликамска — Березников продолжают образовываться с пугающей местное население регулярностью.

Руководство предприятия и городские власти пытаются предпринять усилия по ликвидации их последствий и предотвращению образования новых воронок, но сейчас они, по сути, являются заложниками инженерных ошибок прошлого.

Неправильная оценка горно-геологических условий во время начала освоения Верхнекамского калийного месторождения, устойчивости местной породы, объема грунтовых вод стали непосредственными катализаторами происходящей на Урале техногенной катастрофы.

Однако свою роль сыграло и отсутствие в советское время своевременной закладки отходами производства пустых выработок, что должно было дополнительно обезопасить их от затопления и последующей катастрофы.

Ежегодно «Уралкалий» отправляет обратно в глубины своих рудников более 10 млн тонн каменной соли и глины, однако, как показывает действительность, усилий этих или недостаточно, или с ними руководство предприятия опоздало.

«Чрезвычайные и неотвратимые природные аномалии», каковыми березниковские и соликамские провалы по-прежнему считает государство, продолжают случаться.

Калийные соли — главное природное богатство и Беларуси. В последние годы на «Беларуськалии», флагмане нашей промышленности, случилась лишь одна авария, впрочем, лишь отдаленно по своим последствиям напомнившая ситуацию на Урале.

В июне 2011 года при ведении горных работ шахтеры наткнулись на подземное озеро под деревней Кривичи, что привело к поступлению в шахту его вод.

Протечка была оперативно ликвидирована, и в настоящее время безопасности предприятия ничего непосредственно не угрожает.

К тому же шахтные поля «Беларуськалия» расположены за пределами Солигорска, так что по крайней мере его жители могут спать спокойно.

Перепечатка текста и фотографий Onliner.by запрещена без разрешения редакции. db@onliner.by

Источник: https://realt.onliner.by/2014/12/17/hole

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector