Рашка: что стало с этим древним славянским государством

Виктор Нехезин Русская служба Би-би-си

Рашка: что стало с этим древним славянским государством Правообладатель иллюстрации TASS

Российское неоязычество существует в виде десятков организаций, сотен форумов и пабликов в соцсетях, но социологи и религиоведы считают это явление маргинальным.

По отдельности группы неоязычников — их еще называют «родноверами» — и правда небольшие и насчитывают обычно десятки, редко сотни активных участников. Тем не менее, Русская православная церковь серьезно обеспокоена влиянием неоязычников.

А вслед за ней к ним все чаще проявляют интерес правоохранительные органы.

Чтобы выяснить, кто такие неоязычники и почему они не нравятся РПЦ и представителям закона, корреспондент Русской службы Би-би-си побывал в Орловской области, Екатеринбурге и Петербурге.

На передовой духовного фронта

«Насаждается вера огнем и мечом. Огнем палят, а казаки за нагайки схватились! Глядишь, и до сабель дойдет!» — возмущенно говорит Сергей Ноздрин. Сейчас лето, каникулы — и время, свободное от преподавания физики и математики в школе, он проводит, работая печником.

Рашка: что стало с этим древним славянским государством Image caption В десяти километрах от Орла на Елецком шоссе стоит большой дорожный указатель, по которому можно найти «Капище Перуна»

Этим ремеслом он обязан своему второму, славянскому имени — Огнемир, а всей округе и далеко за ее пределами больше известен тем, что установил на своем большом приусадебном участке под Орлом «Капище Перуна». Огнемир с удовольствием показывает свое капище всем желающим, но не устает повторять, что готов с оружием в руках встречать незваных гостей, желающих святыню разрушить.

По его словам, капища и святилища, которые он и его единомышленники устраивают в лесах и парках, разрушаются по наущению священников Русской православной церкви. «А здесь земля — частная собственность. Попробуй сунься. Я сначала буду стрелять, потом проверять документы», — грозно добавляет Огнемир.

Рашка: что стало с этим древним славянским государством Image caption Сергей Ноздрин преподает в сельской школе физику и математику, а в свободное время подрабатывает печником

Патриарх Кирилл регулярно выражает обеспокоенность распространением языческих культов в России. Например, в июне этого года он с тревогой сообщил, что языческие воззрения становятся все более популярными в среде спортсменов и военнослужащих, особенно бойцов спецназа.

На местах православные священники рекомендуют прихожанам сторониться «поганых» мест и неоязыческих мероприятий, но избегают открытых призывов к пастве разрушать святилища и жечь идолов. Тем не менее, неоязычники регулярно жалуются на то, что их культовые объекты подвергаются нападениям вандалов, а полиция бездействует.

Зато полиция приходит к ним самим. Так, в июле пришли с обысками к называющему себя славянским жрецом Владимиру Мануйленко в Екатеринбурге. Уголовное дело против него завели за репосты речей другого деятеля неоязычества — живущего в Петербурге Владимира Голякова, известного также как Верховный жрец Всея Руси.

Рашка: что стало с этим древним славянским государством Image caption Уголовное дело в отношении Владимира Серги (он же Мануйленко) завели из-за репоста в социальной сети «ВКонтакте»

Язычниками или неоязычниками всех их можно называть весьма условно, многие из них категорически возражают против этого. Внятно классифицировать — нельзя вовсе, на этом настаивают и они сами, и эксперты-религиоведы.

«Сколько неоязычников, столько и мнений», — признает преподаватель Российского православного университета Андрей Солодков. Он объясняет это тем, что движение не имеет никакой догматики и основывается лишь на «желании реставрировать древние корни».

Но уже на вопросе, что это за корни и как их реставрировать, начинаются разногласия.

Огнемирово капище

Сельский учитель физики и математики Огнемир в этом смысле — типичный представитель движения «славянского возрождения». Он называет себя «автономной личностью», не признающей никаких иерархий и вождизма, и не состоящей ни в каких организациях.

«У меня в гараже есть заготовки для чуров. Я именно занимаюсь распространением этого дела. Строю капища» — так он формулирует свое место в движении. Его участок под Орлом превратился в целую усадьбу, и «Капище Перуна» — лишь один из элементов комплекса, который Огнемир с единомышленниками используют для проведения древних (естественно, в их понимании) славянских обрядов и праздников.

Рашка: что стало с этим древним славянским государством Image caption Сергей Ноздрин обустраивает свою усадьбу под Орлом уже более 40 лет

Между огромными соснами установлены шатры и навесы для общих застолий, рядом качели и другие развлечения для детей, посреди участка — внушительных размеров деревянный станок для розжига ритуального огня (во время обрядов восемь человек с помощью веревок приводят в движение вертикальное «сверло», упирающееся нижним концом в лунку деревянного бруса). Само капище представляет собой выложенную камнями по окружности площадку метров десяти в диаметре с установленными в северной части тремя «чурами» — идолами или истуканами.

Рашка: что стало с этим древним славянским государством Image caption Перуна в центре можно узнать по молнии — главному атрибуту этого бога, объясняет Огнемир; слева Сварог — бог-кузнец, в подножье у него молот и наковальня, а справа Стрибог — покровитель ветров, «поэтому из его бороды выходят всякие тайфунчики, спиральчики в виде свастичных орнаментов»

Все это Огнемир сделал с единственной целью: «показать, что традиция жива», что ее «не задавили тысячелетия христианства».

Сергей Ноздрин начал серьезно увлекаться возрождением славянских традиций в начале 2000-х, когда в школах стали вводить преподавание основ православной культуры. Он был этим до крайности возмущен.

«Потому что они калечат души детские. Реально калечат! То есть вбивают им религиозное мировоззрение вместо научного», — сокрушается он.

Ноздрин подчеркивает, что сам он — как учитель — не имеет права пропагандировать свои идеи в школе, не делает этого, и единственное, что позволяет себе, так это рассказывать ученикам о славянских обычаях во время признанных государством праздников, например, масленицы.

Рашка: что стало с этим древним славянским государством Правообладатель иллюстрации Igor Zotin and Boris Kavashkin/TASS Image caption Традиция празднования Масленицы сохранялась и в советские годы, причем скорее на «языческий» лад — как праздник «проводов русской зимы». На фото 1978 года запечатлена одна из масленичных забав: надо забраться по столбу за призом — петухом в клетке

Христианство Огнемир называет «инородным мировоззрением» и понимает свою задачу прямолинейно: поскольку «на земле славян слишком много церквей, мечетей, синагог и пагод», надо строить капища.

«Это все ерунда»

С точки зрения профессиональных религиоведов, историков и фольклористов, претензии Огнемира и его единомышленников на восстановление древних славянских обычаев не имеют никакой научной основы.

«Реставрации никогда не получится, потому что нет артефактов, — объясняет сектовед Андрей Солодников. — Есть ссылки на «Велесову книгу», на другие источники, но это подделки, которые были подвержены критике многими учеными. Поэтому если захотеть отреставрировать религию славян, то ничего не получится, потому что нет образца».

«Велесова книга», также ее называют «Дощечками Изенбека», — это изданный в 50-х годах ХХ века писателем Юрием Миролюбовым сборник преданий о дохристианской истории славян, написанный видоизмененной кириллицей на странном диалекте славянского языка.

Рашка: что стало с этим древним славянским государством Image caption Юрий Миролюбов объявил, что оригинал «Велесовой книги» — деревянные дощечки с нацарапанным шилом текстом — был обнаружен в 1919 году полковником Белой армии Федором Изенбеком в разграбленном имении под Харьковом. Миролюбов их якобы видел и изучал в 1925 году, но во время Второй мировой войны дощечки были безвозвратно утеряны. (Фотография дощечки Изенбека (с) из публикации О. В. Творогова «Велесова книга». Труды отдела древнерусской литературы, 1990 год)

Ученые убедительно доказали, что «Велесова книга» — подделка, созданная либо самим Миролюбовым, либо другим фальсификатором.

По мнению лингвистов, автор, придумывая язык этих текстов, совершенно хаотично видоизменял современные русские и украинские слова, чтобы создать эффект некоего древнего славянского наречия.

Приблизительно то же самое делают теперь неоязычники, изъясняясь стилизованными под старину русскими словами.

Древние славяне не оставили после себя письменных источников, и современная наука полагает, что у них вообще не было письменности, констатирует историк Лилия Остапенко. «Древнейшая надпись, которая у нас есть, это так называемая «Гнёздовская надпись». Ее датируют серединой X века, и это древнейшая известная кириллическая надпись на глиняном кувшине», — рассказывает Остапенко.

Рашка: что стало с этим древним славянским государством Правообладатель иллюстрации Vestnik Akademii Nauk SSSR Image caption Ученые до сих пор не пришли к единому мнению, что означает «Гнёздовская надпись». «Большинство ученых сходятся на том, что это «Гороушна», горчица или специя. Но есть и мнение, что это имя собственное. То есть это кувшин, принадлежавший человеку с именем Горун или Горунша», — рассказывает историк, археолог Лилия Остапенко

По ее словам, само язычество у древних славян не было особо развито. У каждого племени были свои боги, и как раз князь Владимир первым предпринял попытку языческой реформы, чтобы как-то консолидировать славянский пантеон богов. «Но потерпел в этом неудачу и понял, что для управления таким обширным государством нужна именно монотеистическая религия», — напоминает Лилия Остапенко.

Ей удивительно, что многие люди по-прежнему ведутся на фальшивки типа «Велесовой книги» и то, что проповедуют неоязычники. «Конечно, с точки зрения официальной науки, археологии и истории, это все ерунда», — резюмирует исследователь.

Уральский жрец

«Да, нету источников. Когда шла реформа власти, все уничтожалось», — признает Владимир Мануйленко, активный участник движения славянского возрождения из Екатеринбурга. Но источники и не нужны — достаточно устной традиции, которая, как считает Мануйленко, сохранялась на протяжении тысячи лет после «реформы власти» — крещения Руси.

Сам себя Мануйленко называет на славянский лад Владимиром Сергой, радарем Уральской Руси. Под этим именем и с этим странным эпитетом — «радарь» — 57-летний житель Екатеринбурга в июле этого года оказался в лентах новостей российских СМИ, после того как против него завели уголовное дело по 282-й статье УК (разжигание ненависти или вражды на религиозной или национальной почве).

Рашка: что стало с этим древним славянским государством Image caption Российская пресса узнала об уголовном деле Владимира Мануйленко в июле этого года

Он объясняет, что, говоря попросту, он — жрец, а слово «радарь» имеет один корень со словом «радость» и означает «несущий людям радость».

В брюках, рубашке, элегантной куртке-пиджаке и с аккуратно подстриженной бородкой Владимир Мануйленко совсем не выглядит чудаком, пытающимся в современном мире блюсти древние обычаи.

По словам Серги, на допросе по уголовному делу следователь спросил, кто назначил его радарем. Да никто, ответил Серга. «Как воссоздать обычай, когда все разрушено? А только так: когда кто-то из частей народа берет на себя ответственность. Берет молот и говорит: «Я до сегодняшнего дня был бизнесменом, дельцом, а сейчас я вот буду по камню стучать», — объясняет самопровозглашенный жрец.

Image caption «Это Чур. Чур — от понятия «чую род», то есть чующий. Отсюда понятие Всебог Перун Чур», — объясняет Владимир Серга, как правильно называть установленного у святилища идола Перуна

Слова Владимира Мануйленко следует понимать буквально. Все 1990-е и 2000-е он был бизнесменом и, по его словам, вполне успешным, но в 2015 году продал свое предприятие, стал жрецом, а чтобы содержать семью, устроился на работу рядовым менеджером.

Слово «жрец» означает «живу речит», «докладывает народу правду», объясняет Владимир Серга, демонстрируя любимый всеми сторонниками славянского возрождения прием, который в лингвистике называется «народной этимологией» — и в целом считается абсолютно антинаучным методом. («Конечно, это все абсолютно ненаучно. «Живу речит»? Но по-старославянски «жизнь» — это «живот». Вот и все, что мы можем сказать по этому поводу», — комментирует слова жреца историк Лилия Остапенко).

Читайте также:  Что будет, если в москве произойдет землетрясение более 7 баллов

«Обряд — это «Ория Бога Ряд», то есть «ряд действий», — продолжает лингвистические упражнения Серга. Орий — это Арий, мифический прародитель арийцев, которыми последователи славянского возрождения считают себя, славян. Но, настаивает жрец, не стоит искать в самом обряде какой-то мистический, второй смысл. Все исключительно материалистично и утилитарно.

«Объясняю с точки зрения физики.

Я всем этим следакам и фээсбэшникам задаю вопрос: когда вы берете молот на своей даче и вдаряете по камню или другому предмету, какое действие происходит внутри вас? Ну как минимум встряска.

А что такое встряска? Это восстановление атомно-молекулярной массы», — считает Владимир Серга. И советует всем: если заболеете чем-нибудь, берите молот и идите бить по камню.

Ударили — перестроили атомно-молекулярную массу. «Когда человек занимается спортом, он периодически эти же ощущения ловит. Физика в принципе очень близкая», — говорит Серга.

У Владимира с женой четыре дочери. «И они разновозрастные. Старшая 1984-го года — ей 34, а младшенькой два с половиной года», — уточняет Серга. По его словам, женщины относятся к его увлечению славянскими традициями с пониманием, но сами в обрядах не участвуют.

Image caption Купало — то же что праздник Иван Купала — один из четырех главных праздников неоязычников, посвящен летнему солнцестоянию

Впрочем, для него отношение дочерей к его делу и не важно. «Потому что у них главная служба — служба мужам своим. То есть они должны будут служить своим мужьям как своим вождям и справляться со своими задачами: держать чистоту в доме, вот ихняя жизнедеятельность, смотреть за детьми, активно шептать вам на ухо, что с ними происходит», — уверен Владимир Серга.

Владимир Серга категорически против того, чтобы их с единомышленниками называли «язычниками» или «неоязычниками». По его версии, древние славяне никогда не были многобожниками (а именно многобожие обычно называется язычеством). Слова «религия» и «вера» к нему, по словам Серги, тоже неприменимы. Верить ни во что не требуется, есть лишь констатация факта: «Все есть Бог, и Бог есть все».

«Мы вообще-то не являемся религиозными деятелями, а занимаемся народной самобытной деятельностью — называется природное мировоззрение», — уточняет Серга.

Святилище на горе Уктус

На окраине Екатеринбурга по тропе через лес и заброшенное кладбище Владимир Серга ведет меня вверх на гору Уктус, где он сам несколько лет назад устроил городское святилище.

Он уверяет, что именно так делали святилища в дохристианские времена: четыре камня выставлены по сторонам света и один — главный — камень в центре. Камни по краям символизируют времена года, и этот же круг символизирует человеческую жизнь, ее смысл и предназначение в понимании адептов славянского возрождения.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-45502454

Как исчезают славянские народы

По данным 2013 года, которые приводит «Аналитическая газета», сегодня славянский мир насчитывает около 300-350 миллионов человек, и столько же было ассимилировано с другими народами. Иными словами, ассимиляция буквально разделила славянский мир на две половины и нанесла больше вреда, чем все войны — прежде всего, освободительные — которые вели славяне.

Славяне «переплавлялись» во все соседние народы: в немцев, венгров, румын, турок, албанцев, шведов, финнов, литовцев, а также ассимилировались друг с другом.

Чаще всего славяне римско-католической веры «поглощали» православных славян (поляки — русских, хорваты — сербов), или же носители «искаженного православия» (румыны) ассимилировали православных славян (сербов и русских).

Сложные процессы, которые привели к исчезновению разных частей славянских народов, начались в далеком прошлом, но продолжаются и поныне, однако славянские ученые так и не занялись этим феноменом. Ясно, что на славян нападают, и что много их погибло в разных войнах.

При этом сами славяне не становились причиной исчезновения какого-либо из их народов — этому способствовала (насильственная) ассимиляция, менявшая их идентичность.

В одних случаях ассимиляция продолжалась долгое время и затрагивала большую или меньшую группу славянского народа, тогда как в иных случаях под влиянием сторонних центров власти формировался новый славянский народ.

Правда, у него была новая идеология и система ценностей, и такой народ обладал своей, совершенно отличной от других, культурой, политическими ориентирами и характером.

Согласно российскому порталу kramola.info, с которым согласны и сербские сторонники автохтонизма, самым ранним примером ассимиляции большой части славянского населения является процесс, протекавший на территории современной Греции, то есть на Пелопоннесе.

Ассимиляция завершилась в 11 веке, и только на севере этого региона славянам удалось сохранить свою идентичность. Вероятно, наиболее драматично ситуация сложилась в Эгейской Македонии. Согласно турецкой переписи населения от 1904 года, сербы составляли 85% от населения Эгейской Македонии (896 494).

Но уже следующая, греческая, перепись 1912 года принесла данные о том, что в этом регионе проживает 326 426 православных и 41 тысяча исламизированных сербов вместе с 295 тысячами турок, 234 тысячами греков, 60 тысячами евреев, 50 тысячами православных валахов, плюс 25 302 цыган и 15 108 албанцев.

Согласно следующей переписи, которую в 1920 году провела Греция, сербов было 500 тысяч, а в 1949 году — 195 395. Сегодня в Эгейской Македонии сербов нет, но есть греки, которые говорят на славянском языке (их десять тысяч).

Другой пример полной ассимиляции — «поглощение» немцами многочисленных племен полабских славян, которые с 12 века оказались под властью немцев (светской и церковной).

В результате этой ассимиляции славяне на востоке современной Германии просто исчезли. И только лужицкие сербы, которые жили вдали от больших торговых путей в густых и неприступных лесах, сумели сохранить себя (сегодня их около 46 тысяч).

Такая же судьба постигла славян в Восточных Альпах: там их территория сократилась на две трети.

Этноцид в Румынии

Особенно ощутимым было исчезновение (этноцид) славян, в основном сербов и русских, на территории современной Трансильвании, Валахии и Молдавии. Римско-католическая церковь занялась там социальной инженерией: в рамках так называемой Арделянской школы (ею руководили иезуиты) была создана идеология «румынизма».

Согласно ей, жители этих трех провинций, когда-то даже образовывавших самостоятельное государство — Дунайское княжество, являются потомками граждан Римской империи.

Для них был создан соответствующий романский язык, в котором сначала было до 50% славянских слов, а потом, после разных кампаний по «борьбе за чистоту румынского языка», осталось не более 25%.

Поэтому и название их государства (в переводе) больше походит на шутку, чем на этническую реальность: Румыния — государство римских воинов! Сегодня в эту ложь верят миллионы, а вот то, что народ этого государства — ассимилированные славяне, понимают только самые знающие.

Прямая романизация населения на территории современной Румынии началась с народного образования — прежде всего, в Трансильвании под контролем Габсбургов.

Начались переговоры об унии православной епархии с Римско-католической церковью, а затем романизация осуществлялась в рамках всеобщего школьного образования.

Позже греко-католические учителя распространяли в Трансильвании идеи румынского национализма, а после освобождения Валахии и Молдавии от османов эти учителя продолжили ту же работу на литературном поприще.

Идеи румынского национализма распространяли образованные люди, которые, что парадоксально, в большинстве своем были иностранцами по происхождению. Их поддерживала Габсбургская империя, а затем и Французская. На народное сознание они воздействовали с помощью просвещения, школьного образования, печати и литературы.

Сначала иезуит Ладислав Барняи от имени Римско-католической церкви провел переговоры об унии Рима с митрополитом трансильванского Белграда (Алба-Юлия) Теофилом Серемием (митрополит в 1692-1697 годах), который был готов нарушить единство православной церкви. Митрополит Теофил созвал Собор Митрополии в 1697 году, чтобы согласиться на унию с Римом.

После его смерти новый кандидат на место митрополита Атанасий Ангел, прибыв в Царьград для рукоположения, был вынужден поклясться, что не согласится на унию с Римом. Атанасий Ангел был сыном православного священника из Бобяйны. Однако после приезда в Алба-Юлия оказалось, что клятва для нового митрополита ничего не значит.

Благоприятные условия для заключения унии сложились, когда все иерархи империи Габсбургов во главе с Атанасием Ангелом (умер в 1713 году) официально согласились на унию с Римом на новом соборе в Алба-Юлия в 1698 году. Потом, в 1700 году, унию с Римом на соборе утвердили остальные православные иерархи Трансильвании.

Все сохранившиеся документы с этого собора написаны на славянском языке (сегодня румыны скрывают этот факт, называя славянский язык «древнерумынским»). Правда, есть и такие ученые, как, например, Илия Барбулеску, которые называют этот период истории Румынии «славянским».

Но иезуиты с униатами открыли образовательное учреждение для распространения собственной идеологии. Позднее эта школа получила название Арделянской. Именно ее ученики создали движение Арделянской школы, благодаря которому в 1791 году появилась политическая петиция романизированных валахов Трансильвании.

В петиции высказывалось требование объединить валашскую, трансильванскую и молдавскую нации на идеологической основе революционной Франции. Тогда впервые было высказано политическое требование объединить народы, которые сегодня представляют собой румынскую политическую нацию.

Участники движения Арделянской школы стали настоящими создателями румынского языка и румынского национализма и разрушителями славянского наследия в этих землях. Унию как метод Римско-католической церкви для обращения православных в католицизм, к сожалению, ни сербы, ни русские так до конца не изучили и не сделали нужных выводов.

Рашка: что стало с этим древним славянским государствомDie Welt05.01.2018Глас Српске08.12.2017Parlamentnilisty.cz04.08.2017Трагичной была судьба славян, прежде всего сербов и русских, и в Молдавии. Известно, что Молдавию основал воевода Драгош. Вторым правителем Молдавии был воевода Богдан, который отстоял независимость Молдавии в борьбе с уграми. В 1512 году русский (сейчас белорус) Франциск Скорина побывал в Молдавии у царицы Елены Бранкович, которая дала ему денег на борьбу с унией и римскими католиками. Румын Илия Барбулеску, который, правда, был и нашим академиком в межвоенный период, утверждал, что до 17 века в Молдавии проживали преимущественно сербы, и существовала авторитетная богословская школа. В нее приезжали богословы даже из Прибалтики и современной Западной Украины (из Львова), чтобы «изучать сербский язык и церковное пение». Мы не говорим уже о том, что Валахия и Молдавия входили в состав Сербской православной церкви (Охридское архиепископство, а потом Печская патриархия), в этой церкви рукополагались священники, и именно Сербская православная церковь создавала множество рукописных книг, использовавшихся в литургии и образовании! Румынская церковь стала самостоятельной, как и так называемая Македонская православная церковь, по решению государства и только тогда, когда перешла в ведение Константинопольской патриархии в 1924 году по томосу, даровавшему ей статус автокефальной. Конечно, новая автокефальная церковь перешла на латиницу и румынский язык, а также Григорианский календарь.

Начавшаяся в 15 веке дискриминация славян, прежде всего сербов и болгар, которые оказались под властью османов, привела к их исламизации. Официальный Стамбул превратил ее в государственную политику и остался ей верен до последнего дня.

Сегодня, по турецким данным, в самой Турецкой Республике проживает около десяти миллионов сербов, принявших ислам, и два миллиона таких же болгар. Их количество в Албании, Македонии, Сербии и Боснии и Герцеговине только предстоит узнать.

Основным последствием исламизации сербов в Боснии и Герцеговине стало появление боснийцев, которые таким образом «выпали» из сербской нации, сохранив при этом очень слабую славянскую идентичность.

Их культурный и политический образец пронизан исламом и приверженностью ко всему турецкому, поэтому они не ощущают своей принадлежности к славянским народам. Ту же позицию занимают и сербы-мусульмане, мусульмане региона Рашка, а также торбеши в Македонии и помаки в Болгарии. Все они скорее противники народа, из которого вышли, нежели его союзники.

Австро-венгерская германизация

Австро-Венгерская монархия проводила политику германизации, хотя немцы составляли только 25% населения, а разные славянские народы — 60%. Ассимиляция велась разными способами: с помощью школ, церковной унии и системы законодательства, по которому, например, православные не могли стать офицерами без принятия римско-католической веры.

Разумеется, Вена взяла на вооружение и идеологию, которая помогала германизации. Отсюда, например, псевдонаучные теории о том, что древние чехи были немцами, которые ассимилировались со славянами, а словенцы были «древними немцами», которые должны вернуться к своим корням.

Австро-Венгрия достигла больших успехов в ассимиляции сербов в Трансильвании, которых склонила, повысив налоги в 18 раз, к мадяризации, а в светской Хорватии, Славонии и Далмации сформировала из сербов-униатов и католиков новую хорватскую нацию, которая стала «ударным кулаком» Ватикана и Вены против православных сербов.

Читайте также:  «воспитания жены» на руси: что об этом говорит «домострой»

Об идеологии хорватов-усташей и их ненависти к сербам и русским даже не стоит и говорить.

Венгры захватили исконно славянские земли сербов, русинов и словаков, которые вскоре ассимилировались. Основным методом ассимиляции в Венгрии было навязывание венгерского языка.

Лучше всего структуру венгерской нации иллюстрирует происхождение известнейшего венгерского поэта и национального лидера Шандора Петёфи (Александр Петрович) — он по отцу был сербом, а по матери — словаком.

В Венгрии до сих пор остались греко-католики (православные сербы и русины), правда, только в литургическом смысле, поскольку они забыли свой родной язык.

Ситуация не улучшилась и в 20 веке. За время Второй мировой войны процесс ассимиляции славянского населения Европы обрел просто угрожающий характер. Третий рейх хотел «наконец-то решить чешский вопрос», то есть германизировать всех западных славян. Продвигалась идеология, согласно которой чехи — это «немцы, которые говорят на славянском языке».

Схожие планы немцы строили относительно поляков, словаков, словенцев, русских, сербов и других народов. Гитлер собирался затопить Москву и на ее месте устроить озеро, а всех русских выслать в Сибирь.

Павелич с помощью геноцида решал сербский вопрос на территории Независимого государства Хорватии, тогда как сама Сербия была разделена и отдана на откуп разным оккупантам.

С конца Второй мировой войны велась албанизация Косово и Метохии, и начался этот проект с того, что из фамилий выбрасывались две последние буквы («ич»), поскольку такие имена были явно славянского происхождения.

Первыми под удар попали сербы-мусульмане, а потом православных сербов стали преследовать и убивать. Лучший пример албанизации Косово и Метохии — сербская община Рафчана (Ораховац и окрестности).

Ее полная албанизация не завершена до сих пор, поскольку ее представители, хоть и связывают себя с национальной албанской идентичностью, своим родным языком считают сербский (правда, они называют его «рафчанским» и «нашим» языком).

После «обретения» Косово независимости представители общины вытеснили и эту часть своей идентичности. По имеющимся данным, сегодня «государство» Косово ведет жесточайшую албанизацию оставшегося сербского населения.

О том, чтобы трагедия славян была еще больше, позаботились и они сами. Так, некоторые государства организовали даже процесс межславянской ассимиляции, который был успешным ввиду близости народов.

Польша полонизировала русских в Белоруссии и Малороссии (сейчас Украина) и придумала идеологию украинства, которая привела к созданию новой славянской нации, состоящей в основном из этнических русских. В наше время ситуация приняла трагический оборот.

Эстафету «дерусификации» Белоруссии и Украины потом принимали разные центры власти, в том числе Австро-Венгрия, немцы (нацисты и неонацисты), большевики, ЕС, США…

После Второй мировой войны и присоединения Подкарпатской Руси к Украине она ассимилировала русинов, и всем им без разбирательств в графу «Национальность» записали «украинец» и перевели школы на обучение на украинском языке. Так же, избрав политику жестокой ассимиляции оставшихся сербов, поступали хорваты, словенцы и черногорцы, точнее Республика Хорватия, Республика Словения и Республика Черногория после обретения ими независимости.

Современное состояние идентичности русских и сербов очень похожи. Сегодня национальная политика России копирует курс времен СССР так же, как Сербия копирует политику СФРЮ. Это приводит к искусственному созданию национальных меньшинств и проблем. Например, в России заявляют о существовании каких-то сибиряков, казаков и так далее, а в Сербии — «воеводинцев» и румын.

Распад СССР и СФРЮ снова не только вверг русских и сербов в кризис идентичности, но и лишил их естественной защиты. Представители других народов, защищенные национальными государствами и националистической идеологией, называли сербов и русских главным злом человечества и беспрепятственно преследовали, выселяли, грабили и отнимали территории, на которых они проживали.

После распада СССР в 1989 году (так в оригинале — прим. перев.

) русских в Российской Федерации насчитывалось 119 миллионов, на Украине к русскому народу себя причисляли 11,4 миллиона (22% населения), в Казахстане — три миллиона (37,8%), в Узбекистане 1,7 миллионов (восемь процентов), в Белоруссии — 1,4 миллиона (13,2%), в Киргизии — 917 тысяч (или 21,5%), в Литве — 905,5 тысяч (37,6%), в Молдавии — 562 тысячи (13%), в Эстонии — 475 тысяч (30%), в Азербайджане — 393 тысяч (5,5%), в Таджикистане — 389 тысяч (7,6%), в Грузии — 342 тысяч (6,3%), в Латвии — 344,5 тысячи (9,3%), в Туркмении — 334 тысячи (9,4%), в Армении — 51,5 тысячи (1,5%). Все русские, которые остались за пределами России, подверглись гонениям и ограничению национальных прав. Причем в некоторых новых государствах, появившихся на постсоветском пространстве, например, на Украине, эта политика продолжается, и права русских по-прежнему ограничиваются (речь идет о праве на язык, образование, СМИ и так далее). В такой же ситуации оказались этнические сербы на пространстве бывшей Югославии. Добавим только, что в дальнем зарубежье проживает 1,4 миллиона русских, и большинство из них — в США (миллион).

Отсутствие политики в сфере национального вопроса грозит тем, что фрагментация славянских народов, в первую очередь русских и сербов, продолжится. Однако этот процесс не обойдет и славянские народы, проживающие в Европейском Союзе.

Под влиянием Брюсселя, например, популяризируются «смешанные браки», хотя для государств, руководство которых заботится о национальной идентичности и национальной интеграции, подобные браки нежелательны, поскольку приводят к национальной ассимиляции.

В Израиле, например, работает государственная программа, в рамках которой евреям рассказывают об опасности смешанных браков. Но в России и Сербии СМИ подобные браки популяризируют.

История доказывает, что основными факторами этнической консолидации славянского населения на протяжении веков были язык и культура, а также внутренняя государственная политика.

Утрата лингвистических и культурных особенностей (а именно в этом смысл дробления сербского и русского языка, замена кириллицы на латиницу и так далее) всегда приводила к скорой ассимиляции славян с чуждыми им народами.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/longread/20180127/241270859.html

Рашка: что стало с этим древним славянским государством

Для большинства «Рашка» — всего лишь оскорбительный неологизм 1990-х. А между тем именно так называлось первое сербское государство с богатейшей историей борьбы за независимость, которое после объединения независимых племен южных славян превратилось в Королевство.

Рас и Ars: что общего

Первое упоминание Рашки, а вернее, восстановленной императором Юстинианом крепости Ars, находится у греческого писателя Прокопия Кесарийского в VI веке. Латинское Ars на греческом и у балканских славян звучит как Рас. От него и произошло название первого государства сербов — Рас (ш) ка (по-хорватски Raška).

Сердце державы Сербской

Согласно записям византийского императора Константина Багрянородного, переселившиеся на Балканы сербы обосновались на территории между тремя реками — Сава, Врбас и Ибар. Княжество Рашка, держава Сербская, было основано примерно в 700—960 гг. первой династией сербских правителей Властимировичами.

Первый правитель Рашки

Объединил разрозненные племена сербов и правил Рашкой предположительно с 768 по 814 гг. князь Вишеслав. Такое имя принято использовать в традиционной историографии, но не исключено, что первого правителя Рашки звали Воислав.

Доподлинно неизвестно и имя его предка. Ученые знают лишь, что Вишеслав был правнуком некоего вождя Белых сербов — славянского племени, обитавшего на севере Чехии и юго-западе Польши и частично переселившего в VII веке на Балканы.

Борьба за независимость

Независимым государством Рашку можно с определенной долей условности считать в период с 1083 по 1217 гг. Все остальное время сербы активно сражались за свободу с болгарским царем, византийским императором, турками или монголами.

В 924 году Рашку захватил болгарский царь Симеон. После его смерти сербский князь Часлав Клонимирович организовал восстание, освободил княжество и присоединил к Рашке Травунию, Дуклю и часть Боснии.

Возможно, не видать Чаславу победы, если бы не активная поддержка Византии. Но за помощь Чаславу пришлось заплатить вассальной зависимостью.

По мнению историка Симы Чирковича, Рашка до XI—XII века зависела от Византии и переходила от сербов-рашан к византийцам-ромеям и обратно, пока не была окончательно отвоевана сербами.

В середине XV века Рашку захватили турки, и вплоть до 1815 года, когда случилось Второе сербское восстание, северная часть Рашки входила в состав Османской империи. Южную же часть османы контролировали еще дольше — до Первой Балканской войны 1912 года.

Расцияне и Расция

Рашка стала первой крупной территорией, которую сербам удалось отвоевать у Византии. В Рашке находилась резиденция сербских правителей, а в латинских источниках сербов именовали расцияне (либо рассены), а их государство — Расция.

В монографии «Источники по общей истории сербов и русских» известный сербский историк и философ Йован Деретич пишет, что жители Рашки называли себя рашане, тогда как соседи называли их по-разному — расы, росы, роксоланы, расены. Сербия и Рашка, как и рашане-расцияне и сербы, считались синонимами.

Великий жупан Вукан

Говоря об истории древнего славянского государства, невозможно не упомянуть о первом великом жупане Рашки — Вукане. Он был назначен жупаном (аналог губернатора) Рашки в конце XI века сербским королем Дукли Константином Бодином. Вукан долгое время поддерживал Бодина в его борьбе за независимость от Византии, а когда тот примирился с Константинополем, продолжил бороться в одиночку.

Византийцы многократно и успешно вторгались в небольшую, затерявшуюся в горах Рашку. Побежденным сербам приходилось выплачивать дань и выдавать заложников. Но как только армия императора покидала Рашку, ее жители снова брались за оружие. И эту борьбу в той или иной форме продолжали все последующие правители Рашки.

Собиратель земель сербских

В 50—60-е гг. XII века сербские жупаны боролись за власть, что помогало Константинополю контролировать внутреннюю политику Рашки. Император сам назначал жупанов Рашки и смещал неугодных.

Так, в конце 1160-х Константинополь назначил вместо несговорчивого жупана Десы Вукановича четырех братьев.

Одним из них был прославленный Стефан Неманя, который не только сверг старшего брата Тихомира, но и вынудил остальных братьев признать его великим жупаном Рашки.

Время правления Стефана Неманя сопровождалось постоянными войнами с Византией, при этом экспансия Рашки облегчалась сложным положением Империи, ослабленной Третьим крестовым походом. Константинополь и Рашка поменялись местами.

Теперь уже Стефан вполне успешно и с завидной регулярностью вторгался во владения Византии в попытке обрести независимость и объединить сербские земли. Союзниками великого жупана стали Венгрия и Венеция, которые столетиями враждовали с Константинополем.

Дальновидному и решительному Стефану удалось заключить мир и с давним врагом сербов в лице болгарских царей.

В 1196 году Стефан Неманя передал престол сыну и постригся в монахи. После смерти в 1199 году великого правителя Рашки причислили к лику святых. Его подвиги в качестве собирателя земель сербского государства были прославлены церковью, что лишь упрочило авторитет правящей династии Неманичей.

Королевство Сербия

Сын Немани Стефан после коронации папы Римским Гонорием III получил прозвище Первовенчанный. Одной из его главных заслуг стало обретение независимости православной сербской церкви.

В 1219 году была признана автокефалия сербского архиепископства. Второй сын Немани, ранее принявший монашество под именем Святого Саввы, стал первым архиепископом самостоятельной сербской церкви.

Его преемники отныне избирались в самой Сербии, а богослужения стали вестись на понятном для сербов языке.

Сыновья Первовенчанного — Радослав и Владислав, не смогли упрочить позиций независимого государства. Сербская знать стала все чаще высказывать недовольство властью. Возможно, у Владислава нашлись бы силы и возможности для подавления противников, если бы не монгольское вторжение.

Покорив большую часть русских княжеств, польские, чешские земли и Венгерское королевство, при возвращении в Прикаспийские степи монголы разорили Сербию. Оставшись на пепелище без поддержки болгарского царя Ивана Второго Асена, Владислав отказался от трона в пользу младшего брата Уроша.

Правление Уроша Великого ознаменовалось активным экономическим развитием государства — при нем многократно увеличилась добыча серебра и свинца. Но судьба правителя оказалась трагической. Его сын организовал мятеж, вынудил отца отказаться от престола и уйти в монастырь, где тот и скончался.

Колыбель сербской независимости

Столетиями находясь под контролем турков, Рашка постепенно пришла в упадок.

За многие столетия сербы были вытеснены с исторических территорий проживания мусульманами, а сама Рашка «превратилась» в Санджак, что в буквальном переводе означает «область», административную единицу Османской Империи.

И все же Рашка остается не только устаревшим наименованием сербского государства, но и колыбелью государственности и независимости свободолюбивых сербов.

Источник: https://weekend.rambler.ru/other/42784879-rashka-chto-stalo-s-etim-drevnim-slavyanskim-gosudarstvom/

Республика Косово

Эта статья — о частично признанном государстве. Об административной единице Сербии см. Автономный край Косово и Метохия.
Частично признанное государствоРеспублика Косовоалб. Republika e Kosovësсерб. Република Косово / Republika Kosovo[1]

Флаг Герб

Гимн: «Европа»

Дата образования

22 сентября 1991 года

Провозглашение независимости

17 февраля 2008 года (от Сербии)

Дипломатическое признание

частично

Официальные языки

албанский и сербский

Столица

Приштина

Крупнейшие города

Приштина, Печ, Призрен

Форма правления

парламентская республика

Президент

Хашим Тачи[2]

Премьер-министр

Рамуш Харадинай

Территория

166-я в мире

 • Всего

10 887 км²

Население

 • Оценка (2018)

▲ 1 907 592[3] чел. (155-е)

 • Плотность

176 чел./км²

ВВП

 • Итого (2016)

▲6,604 млрд[4] долл.

 • На душу населения

3661 долл.

Названия жителей

косовар, косоварка, косовары[5]

Валюта

евро

Код ISO

XK

Код МОК

KOS

Телефонный код

+383

Часовые пояса

+1 / +2

Автомобильное движение

справа

У этого термина существуют и другие значения, см. Косово.

Респу́блика Ко́сово (инф.) (алб. Republika e Kosovës, серб. Република Косово / Republika Kosovo) — частично признанное государство в Юго-Восточной Европе, на Балканском полуострове, в географическом регионе Косово.

Столица — Приштина. Государственные языки — албанский и сербский.

Согласно конституции Сербии, территория Республики Косово является частью Республики Сербия и входит в её состав как Автономный край Косово и Метохия (сокр. Космет), однако фактически Косово властями Сербии не контролируется. В свою очередь, Северная часть Косово, населённая преимущественно сербами, не подчиняется властям в Приштине.

Читайте также:  Как афон мог стать территорией россии

Этимология

Республика Косово
Эта статья является частьюсерии статей:
Политика Республики Косово

  • Провозглашение независимости
    • Международный статус
  • Резолюция Совета Безопасности ООН 1244
  • УНМИК · EULEX · KFOR
  • Силы безопасности
  • Гимн
  • Конституция
  • Президенты
  • Парламент
  • Экономика
  • Политические партии
  • Административно-территориальное деление
    • Северное Косово

В приближённом переводе с сербского языка «Косово» означает «земля чёрных дроздов», а «Метохия» — «церковная земля» (серб. кос переводится как «чёрный дрозд», греч. μετοχή — церковный надел). Албанцы подразделяют Косово на «землю Дукадьини» (алб.

 Rrafshi i Dukagjinit) и «землю Косова» (алб.

 Rrafshi i Kosovës), но используют название «Косово» применительно ко всей территории Косова и Метохии, поскольку двойное название стало активно употребляться в период раздела исторической области между Сербией и Черногорией после Балканских войн (Косово поле отошло к Сербии, а основная часть Метохии — к Черногории)[6]. Сербская традиция настаивает на двойном обозначении края, поскольку, согласно сербской историографии, историческая область Косово охватывает лишь территорию Косова Поля и прилежащие земли, а Метохия лежит западнее до границы с Албанией[7].

История

Основная статья: История Косова

Средние века и Новое время

В древности территорию современного Косова заселяли племена иллирийского происхождения. В VI веке здесь расселились славяне, частично ассимилировавшие, частично вытеснившие романизированное население в приморские города, а влахов — в горы. К IX веку славянское население приняло христианство.

С IX по XII век за обладание территорией Косова велась постоянная борьба между соседними государствами: Византией, Болгарией и двумя сербскими княжествами: Рашкой (к северу и северо-западу от Косова и Метохии) и Дуклей (на территории современной Черногории).

В конце XII век при Стефане Немане произошло резкое укрепление Рашки, следствием которого, в частности, стало присоединение областей Косова и Метохии и образование на Балканах сильного сербского государства. В XIII веке Рашка стала королевством, а город Печ в северном Косове стал резиденцией митрополита Сербии.

Постепенно Косово превратилось в религиозный, политический и культурный центр Сербии. Здесь было основано множество монастырей и церквей, а в городах Призрен и Приштина располагались дворцы сербских королей. Экономический и культурный расцвет Косова пришёлся на время правления Стефана Душана (1331—1355).

В 1336 году Печский митрополит получил статус патриарха. Однако после смерти Стефана его государство быстро распалось. На территории Косова образовалось несколько неустойчивых государственных образований местных феодалов. Одновременно началась интенсивная экспансия на Балканы Османской империи.

В 1389 году в битве на Косовом поле войска сербского князя Лазаря были разбиты, а страна признала сюзеренитет турецкого султана. Тем не менее, сражение на Косовом поле стало символом сербского национального единства и борьбы за независимость.

Окончательно территория Косова была завоёвана турками в 1454 году. В результате завоевания, слома традиционных поземельных отношений и торговых связей, введения новых налогов и закрепощения крестьянства, экономика Косова пришла в упадок, целые районы опустели. Начался первый массовый исход сербов из Косова.

Местная аристократия была вытеснена мусульманами, в том числе из числа принявших ислам славян, возник фактор национального и религиозного гнёта. Начался отток сербского населения из равнинных районов в горы и за пределы Османской империи.

Главным центром национального единения и сербской культуры в XV—XVII веках являлась православная церковь во главе с Печским патриархатом. В период австро-турецкой войны конца XVII века территория Косова была освобождена австрийскими войсками при поддержке местного сербского населения.

Однако в результате турецкого наступления 1690 года австрийцы были вытеснены из Сербии.

Потеря надежды на достижение независимости привело к Великому переселению сербов 1690 года: по призыву печского патриарха Арсения Чарноевича Старую Сербию, включавшую также область Косова поля, покинуло 30 тысяч сербских семей, которые переселились на Дунай, на территорию Австрийской монархии, где образовали Военную границу. Отток православного населения продолжился и в XVIII веке после поражения австрийцев в войне 1735—1737 годов.

На освободившиеся после ухода значительной части сербов земли Косова началось переселение албанцев, перешедших из центральной Албании, из области реки Чёрной Дрины. Ко второй половине XVII века относится начало подъёма экономики албанских областей и усиление влияние выходцев из Албании в империи.

Колонизация албанцами равнинных территорий Косова привела к возникновению сербо-албанского противостояния.

В XVIII веке центр сербского национально-освободительного движения переместился в Северную Сербию, в 1766 году был ликвидирован Печский патриархат, а в целом успешная политика эллинизации православной церкви привела к тому, что она потеряла роль лидера в борьбе за независимость.

В начале XIX века в северных районах Сербии образовалось Сербское княжество с центром в Белграде, которое добилось широкой автономии, в то время как Косово и другие области Старой Сербии остались под властью турок. Упадок сербского национального движения в Косове в XIX веке сопровождался возникновением и быстрым ростом албанского освободительного движения.

Доля албанского населения края неуклонно увеличивалась и к середине XIX века превысила 50 %. Косово стало одним из центров албанского просвещения и борьбы за объединение всех населённых албанцами земель в единое автономное образование в составе Османской империи.

Интенсивная пансербская агитация конца XIX века, а также претензии на земли слабеющей империи со стороны получивших независимость в 1879 году Сербии и Черногории, а также Болгарии, Греции и Австро-Венгрии, привели к национальному сплочению албанцев под руководством Призренской лиги (1878), а позднее — Лиги в Пейи (1899), главным центром действия которых стало Косово. В 1910 году в Косове вспыхнуло массовое восстание против централизаторской политики младотурецкого правительства.

Российские и сербские дипломаты отмечали, что на рубеже XIX—XX вв. произошёл всплеск насилия албанцев над косовскими сербами[8].

XX век

В результате Балканских войн 1912—1913 годов бо́льшая часть территории Косова вошла в состав Сербии (небольшой район на северо-западе был присоединён к Черногории). Тогда же было образовано независимое Албанское государство.

Тот факт, что более половины этнических албанцев осталось за пределами Албании, способствовал обострению албано-славянских противоречий в регионе.

Кроме того, территориальные изменения стали началом нового витка этнических миграций: в Косово стали переселяться сербы из других районов, что поощрялось правительством Сербии, часть албанского населения эмигрировала за пределы страны.

В годы Первой мировой войны в результате поражений сербской армии в 1915 году территорию Косова захватили войска Австро-Венгрии и Болгарии. Албанцы в войне в целом поддерживали Центральные державы и участвовали в боях против сербов.

Летом-осенью 1918 года сербские войска вновь заняли Косово, а по завершении войны регион вошёл в состав Королевства сербов, хорватов и словенцев (с 1929 года — Югославия). В рамках Югославии албанский вопрос сохранял свою актуальность. Албанские националисты развернули партизанскую войну за присоединение Косова к Албании, в то время как правительство поощряло колонизацию края черногорскими крестьянами. В межвоенный период Косово покинуло несколько десятков тысяч албанцев.

В состав Великой Албании, созданной в августе 1941 года, входили Метохия и центральное Косово

В годы Второй мировой войны большая часть Косова была включена в состав Албанского королевства (итальянского протектората). В период итальянской оккупации албанские вооружённые формирования развернули борьбу за изгнание сербов с территории края.

По сербским оценкам, от 10 до 40 тысяч было убито, от 70 до 100 тысяч человек было вынуждено покинуть Косово. В 1944 году, во многом благодаря усилиям косовских партизан, территория края была освобождена и вновь вошла в состав Югославии.

По конституции Федеративной Народной Республики Югославия 1946 года был образован автономный край Косово и Метохия в составе Социалистической республики Сербия.

Тито, надеясь на вхождение в состав Югославии Албании, поощрял переселение в Косово албанцев и, наоборот, ограничивал возможности для возвращения сербского населения.

В СФРЮ Косово постоянно имело статус неразвитого региона и получало дотации и льготные кредиты из федерального центра. С 1970-х годов Косово стало основным получателем этих кредитов среди регионов Югославии.

В 1976—1980 годах Фонд Федерации для кредитования экономически недостаточно развитых республик и областей выделил Косово 2847,6 тыс. динаров, в то время как Боснии и Герцеговине только 2352,5 тыс. динаров, Македонии — 1662,9 тыс. динаров, Черногории — 831,5 тыс. динаров[9].

Кредиты предоставлялись краю в 1966—1990 годах сроком на 15 — 19,5 лет под 2,1 — 9,0 % годовых[10].

В результате, хотя по уровню развития экономики Косово уступало другим регионам Югославии, уровень жизни здесь был существенно выше, чем в соседней Албании, что способствовало притоку беженцев оттуда.

Албанцы не хотели вливаться в сербское общество — а вместо этого за счёт более высокой рождаемости и сплочённости вытесняли коренное население[11]. Также к 1960-м годам соотношение долей албанцев и сербов в крае составляло уже 9:1.

[12] Несмотря на постепенное расширение автономии Косова, среди албанского населения усиливались стремление к самостоятельности и ориентация на режим Энвера Ходжи в соседней Албании.

В 1968 году по краю прокатилась волна выступлений албанских радикалов. Борьба приобрела форму партийных разногласий Союза коммунистов Сербии и Союза коммунистов Косова.

В том же году власти края убрали из его названия слово «Метохия» под предлогом его неиспользования албанским большинством, однако официально край сохранял своё старое название ещё 6 лет до 1974 года, когда была принята новая Конституция, а в название края было также внесено слово «социалистический» (Социалистический автономный край Косово), данный вариант был отменён Милошевичем в 1989 году.

По новой Конституции автономия Косова была существенно расширена. Край получил своего представителя в составе Президиума Югославии с правом вето, албанский язык стал одним из официальных, открылась возможность создания албанских средних и высших учебных заведений. Однако Косово по-прежнему оставалось автономным краем в составе Сербии.

В 1981 году в крае состоялись массовые студенческие манифестации с требованием предоставить Косово статус полноправной республики в рамках Югославии, вылившиеся в кровавые столкновения и подавленные федеральными войсками.

Сербо-албанское противостояние вышло на новый уровень: сербы подвергались дискриминации местными органами власти, участились столкновения на этнической почве, албанское национальное движение радикализировалось, а среди сербов росли антиалбанские настроения.

В 1986 году был опубликован первый манифест части сербской интеллигенции, призывавший к «деалбанизации» Косова.

Сербо-албанский антагонизм обострился после прихода к власти в Сербии Слободана Милошевича в 1988 году, который используя националистическую риторику смог завоевать широкую популярность среди сербского населения в условиях начавшегося распада Югославии.

В 1989 году в Сербии состоялся референдум, утвердивший новую конституцию, которая радикально урезала автономию национальных краёв. Косовские албанцы бойкотировали референдум.

По его результатам в Косове был распущен парламент, прекратилось вещание государственных радио и телевизионных станций на албанском языке, начались увольнения албанцев из государственных структур, в некоторых учреждениях образования было свёрнуто преподавание на албанском.

В ответ начались массовые забастовки, акции протеста, этнические столкновения. В 1990 году в Косове было введено чрезвычайное положение. Тем не менее сепаратистские стремления среди албанцев возрастали.

Источник: https://ru.wikipedia.org/wiki/Республика_Косово

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector