«воспитания жены» на руси: что об этом говорит «домострой»

Традиция регулярно бить жену появилась на Руси с принятием христианства. В языческий период женщина была более равноправным членом общества, чем в христианский.

Женщины до XI века оставались под защитой своих близких родственников (отца и братьев), даже если вступали в брак. И те горой стояли за любимую дочь и сестру.

Это не относилось только к украденным или купленным женам, которые в семьях супругов существовали на положении рабынь.

Женщины, вступившие брак по собственному согласию или договору между родителями, обладали многими правами. Могли даже «развестись» — уйти от мужа, если не были удовлетворены браком. Роль женщины отражалась и в наличии божеств женского рода: Лада — богиня любви и брака, Макошь — богиня прядения, рожаницы — божественные посланницы, определявшие судьбу ребенка при рождении.

После крещения Руси

Вместе с крещением Русь приняла и новую мораль, которая самым невыгодным образом сказалась на судьбе русской женщины. С принятием монотеизма и установлением главенствующей роли мужчины женщина в семье стала восприниматься как существо в какой-то степени неполноценное, неразумное, как дитя. Муж должен был буквально опекать жену, заботиться о ее нравственности и «спасении души».

Эта «забота» должна была выражаться в строгости и регулярных побоях. Аналогичным образом воспитывались и дети. Во многом такой стереотип поведения был внушен церковниками, которые в Средние века усматривали в женщине корень всех зол, дьявольский соблазн и источник нечисти. Чтобы душа женщины не попала в ад, муж был просто обязан регулярно «наущать» ее «битием».

Телесные наказания считались чем-то вроде профилактической работы. Они должны были выбить из женщины все те пороки, которыми она по определению была наделена с рождения.

Если мужчина бил супругу, значит, заботился о спасении ее души от адского пламени. Сами женщины так усвоили этот урок, что отсутствие побоев воспринимали как признак отсутствия мужниной любви и заботы.

Такие законы семейной жизни были отражены в известном литературном памятнике «Домострое».

Как бить жену

«Домострой» был создан неизвестными авторами приблизительно в XV—XVI веках в Новгородской республике. По мнению исследовавших этот документ Александра Сергеевича Орлова, Сергея Михайловича Соловьева и других русских литературоведов и историков, «Домострой» стал результатом труда множества священников, «учителей народа», и одновременно квинтэссенцией моральных норм общества того периода.

В этом документе делу «воспитания жены» посвящена не одна глава. Анонимный советчик поучает добропорядочных мужчин, как правильно бить жену, чтобы не наносить ей тяжелые увечья.

Мужчине не рекомендовалось бить женщину по глазам, ушам и другим важным частям тела, чтобы не сделать супругу калекой.

Также не следовало использовать для «воспитания» тяжелых и особенно металлических предметов, поскольку все это может привести к инвалидности.

Физические методы воспитания по «Домострою» полагалось применять не только к женам, но и к детям, слугам и нерадивым работникам. Регулярное поколачивание всех этих людей — иногда просто так, в профилактических целях — было святой обязанностью мужчины, как главы семьи. Таким образом он, как прилежный пастырь, заботился о своем «стаде».

Не бьет — значит, не любит

Именно так воспринимали русские женщины более лояльное к себе отношение. Сейчас это может показаться странным и диким, но нельзя забывать, что женщина воспитывалась в патриархальном обществе.

Всю ее жизнь регулировали суровые законы семьи, рода. Русские женщины в подавляющем большинстве своем были необразованными, с узким кругозором. Им и невдомек было то, что жить в семье можно как-то иначе.

Да и примеров таких не было.

Если женщине случалось — крайне редко — выйти замуж за иностранца, она вполне естественно воспринимала отсутствие побоев со стороны мужа как признак его нелюбви.

Со временем в обществе было забыто исконное значение телесного наказания как способа воспитания «в страхе божьем». Мужчины стали бить жен просто из ревности или своеволия.

Хуже всего, что сами женщины по-прежнему воспринимают такое поведение как норму и годами терпят рукоприкладство.

Мнение психологов

В русском обществе очень сильны традиции. Даже самые дикие и абсурдные. Память предков диктует русским женщинам молча терпеть побои и не выносить проблему на суд публики. Это меньше принято в интеллигентных семьях; чаще встречается в низших слоях населения. В последних регулярные побои могут быть отягощены пьянством и часто накладываются на другие виды насилия (моральное, сексуальное).

Как бы женщины ни считали, что «бьет — значит, любит», насилие — это только насилие. Зачастую опустившийся мужчина продолжает жить с давно нелюбимой женщиной и при этом бить он ее тоже продолжает. Ни о какой любви в таких семьях речи даже не идет. К тому же в огромном количестве случаев побои заканчиваются убийством. Ежегодно от рук своих мужей гибнет более 10 тыс. россиянок.

Плоды такой «любви»

От домашнего насилия страдают и дети. Даже не будучи прямыми жертвами побоев, они вырастают морально ущербными. Психологи называют это отклонение стокгольмским синдромом. Он выражается в неспособности человека, который в детстве подвергался любому виду насилия, противостоять ему во взрослой жизни. Это касается и ситуаций, когда ребенок регулярно наблюдает избиение своей матери.

Такой человек становится беспомощным перед агрессором. Иногда он не только не может защитить себя, но еще и попадает в моральную зависимость от насильника. Если к ребенку, как и к его матери, применялось насилие, он точно так же вырастает с психическими отклонениями того или иного рода.

В зависимости от типа личности и силы нанесенной травмы у жертв насилия может развиться целая гамма отклонений: тревожное расстройство, маниакально-депрессивный психоз и пр.

Девочки, выросшие в таких семьях, перенимают манеру поведения матери и вырастают уже сложившимися жертвами. Интуитивно они находят себе и соответствующего партнера, склонного к насилию.

Так образуется очень крепкая связь «жертва — тиран», которая нередко обрывается только со смертью жертвы.

С мальчиками все еще сложнее, потому что они могут повторять модель поведения отца.

Это не 100%-я закономерность, но очень часто мальчики, выросшие в обстановке жестокости и насилия, сами становятся крайне жестокими.

Если подобное «воспитание» накладывается на определенные психологические особенности личности, общество получает готового маньяка-убийцу. Едва ли такие люди могут считаться «плодами любви».

Источник: https://woman.rambler.ru/love/42754254-vospitaniya-zheny-na-rusi-chto-ob-etom-govorit-domostroy/

Незаслуженно забытый «Домострой»

«Это обрядник всего, что делать и как жить»И.П.Сахаров,первый исследователь «Домостроя».

Сегодня мы многое подвергаем переосмыслению и реабилитируем то, что еще совсем недавно было принято критиковать и бесповоротно отвергать, зачастую даже не читая произведения, будь оно трижды талантливым, только веря на слово «авторитетам».

Так случилось с памятником средневековой русской литературы XVI века, надолго ставшим синонимом «темного царства», что совершенно не отвечает истинному содержанию этой уникальной книги, в которой сконцентрировано духовное мироощущение своего времени.

Речь идет о произведении, полное название которого таково: «Книга, называемая Домострой, содержащая полезные сведения, поучение и наставление всякому христианину — мужу и жене, и детям, и слугам, и служанкам».

И название говорит само за себя.

А потому как ни прикрепляй к нему ярлык «темное царство», любому здравомыслящему человеку понятно, о чем, собственно, идет речь: об устроении дома и обо всем, что касается личной жизни гражданина.

«Домострой» — это энциклопедия русской жизни XVI века. В ней наряду с частными советами — к примеру, как солить рыжики или содержать посуду в чистоте — даны и более серьезные рекомендации: как устроить свой дом так, чтобы в него было «как в рай войти»; как обустроить свои взаимоотношения со всеми членами семьи и многое другое.

  • Для своего времени «Домострой» был важным, регламентирующим жизнь текстом, своеобразным кодексом социально-экономических норм. Три его основные части излагают правила общежития в отношении:
  • — «духовного строения» (религиозные наставления);- «мирского строения» (о семейных отношениях);
  • — «домовного строения» (хозяйственные рекомендации).

Единого мнения о том, кто является автором этой книги, до сих пор нет. Предполагают, что им мог быть сподвижник и духовный наставник молодого царя Ивана IV, будущего Грозного, протопоп Сильвестр. До нашего времени сохранилось около сорока списков  этого произведения.

Перелистаем же некоторые страницы «Домостроя», чтобы составить свое мнение о незаслуженно отвергнутой и забытой книге. Подивимся мудрости наших предков.

Основа основ

В далеком XVI веке вся тогдашняя жизнь была подчинена религиозно-нравственным законам. Первые главы «Домостроя» наставляют в том, «Как христианам веровать во Святую Троицу и Пречистую Богородицу, и в Крест Христов, и святым небесным бесплотным силам, и всем святым…» (гл. 2); «Как любить Бога всею душою и близких своих, и страх Божий иметь, и помнить о смертном часе» (гл. 4) и т.п.

Жизнь патриархальной русской семьи буквально сплеталась с жизнью Церкви: это и участие всех в церковных богослужениях, празднествах и таинствах; и благочестивые домашние обряды; и паломничества по святым местам.

В «Домострое» можно было найти рекомендации, «Как святителей почитать, также и священников и монахов» (гл. 5); «Как посещать в монастырях и в больницах, и в темницах, и всякого в скорби» (гл. 6); «Как в Церкви мужу и жене молиться, чистоту хранить и никакого зла не творить» (гл. 13).

Не для нас ли, сегодняшних, эти полутысячелетней(!) давности наказы: «…милостыню, что просят, по силе своей возможности подавай, и вглядись в беду их и скорбь, и в нужды их, и, насколько возможно, им помогай, и всех, кто в скорби и бедности, и нуждающегося, и нищего не презирай…» (гл. 6);

«…в Церкви ни с кем не беседовать, стоять в молчании, слушать, не оглядываясь; ни к стене не прислоняться, ни к столбу…, не переступать с ноги на ногу…; не выходить до конца службы из Церкви, придти же к самому началу» (гл. 13).

В каждом доме красный угол непременно предназначался для икон. Эти родовые, из поколения в поколение переходящие святыни символизировали духовную связь и преемственность отцов и детей. При часто случающихся тогда пожарах в первую очередь спасали именно их!

К благоговейному отношению к иконам призывал и «Домострой».

Вот как следовало «…дом свой украсить святыми образами и в чистоте содержать»: «Каждый христианин должен в доме своем, во всех комнатах, развесить по старшинству святые образа, красиво их обрядив, и поставить светильники, в которых перед святыми образами зажигаются во время молебствия свечи, а после службы гасятся, закрываются занавеской чистоты ради и от пыли…; и всегда их следует обметать чистым крылышком и мягкою губкою их протирать… А к святым образам прикасаться лишь с чистой совестью…» (гл. 8).

Чистая совесть.

Постоянно обращается «Домострой» к этой нравственной категории, о которой мы сегодня предпочитаем и не вспоминать, а если невзначай и упомянем в разговоре, то уж непременно с насмешливым оттенком — как о чем-то архаичном, вымершем и даже почти неприличном в наше время.

А ведь, действительно, какая малость: живи себе, человек, по чести, по совести, и тогда жизнь вокруг тебя непременно преобразится. Жить же по совести учили с детства — по Закону Божиему и «Домострою».

С младых ногтей знал каждый русский человек тринадцать «не»: «не красть, не блудить, не лгать, не клеветать, не завидовать, не обижать, не наушничать, на чужое не посягать, не осуждать, не бражничать, не высмеивать, не помнить зла, ни на кого не гневаться» (гл. 21 «Наказ мужу и жене, и работникам, и детям, как подобает им жить»).

Да и следующие рекомендации можно со всей определенностью назвать жизненным кредо тогдашнего жителя России.

«Тем, кто старше тебя, честь воздавай и кланяйся; средних как братьев почитай; немощных и скорбных утешь любовью, а младших как детей возлюби — никакому созданию Божию не будь лиходеем.

Славы земной ни в чем не желай;…всякую скорбь и притеснение с благодарностью претерпи; если обидят — не мсти, если хулят — молись; не воздавай злом за зло; согрешающих не осуждай, вспомни и о своих грехах…

; отвергни советы злых людей; равняйся на живущих по правде, их деяния запиши в сердце своем и сам поступай так же» (гл. 7 «Как царя и князя чтить и повиноваться им во всем, и всякому властителю покоряться, и правдою служить им во всем, и большим и малым, и скорбным и немощным, всякому человеку, кто бы он ни был, и себе самому вдуматься в это»).

Глава дома

Во времена «Домостроя» каждый с детства разумел свое место в обществе, свои права и обязанности. А сам патриархальный уклад жизни в полном соответствии с Божиими установлениями отводил именно мужчине главенствующую роль: он — первое лицо в семье, глава своей жене, хозяин дома, им ведется и держится семья.

«Домострой» иллюстрирует такое положение вещей своими рекомендациями мужу: «Поднявшись с постели, умывшись и помолясь, женкам и девкам работу указать на день, каждой — свое: кому дневную пищу варить, а кому хлебы печь…» (гл.

29 «Как учить мужу свою жену, как Богу угодить, и к мужу своему приноровиться, и как свой дом лучше устроить, и всякий домашний порядок и рукоделье всякое знать, и слуг учить и самой трудиться»); «Каждый день и каждый вечер, исправив духовные обязанности, и утром, встав по колокольному звону и после молитвы, мужу с женою советоваться о домашнем хозяйстве…» (гл. 49 «Как мужу с женою советоваться, что ключнику наказать о столовом обиходе, о кухне и о пекарне»). И строго предупреждает: «Если же муж и сам не делает того, что в этой книге писано, и жены не учит, и дом свой не по Заповеди устраивает, и о своей душе не радеет… — и сам он погиб в этом веке и в будущем, и дом свой погубит» (гл. 39 «Если муж сам не поучает, то накажет его Бог, если же и сам так поступает и жену и домочадцев учит, милость от Бога примет»).

Муж — господин (по С.М.Соловьеву, «осподарь» — это начальник семьи, отец семейства), значит, он первый отвечает перед Богом и людьми за все, что делается в его маленьком «царстве-государстве», в том числе и за жену: «Следует мужьям поучать жен своих с любовью и примерным наставлением…» (гл.

29); «…а увидит муж, что у жены непорядок… или не так все, как в этой книге изложено, умел бы свою жену наставлять да учить полезным советом.

Если она понимает — тогда уж так все и делать, и любить ее, и хвалить, но если жена науке такой и наставлению не следует, и того всего не исполняет,… должен муж жену свою наказывать и вразумлять наедине страхом, а наказав, простить и попенять, и с любовью наставить и поучить, но при этом ни мужу на жену не гневаться, ни жене на мужа — всегда жить в любви и согласии» (гл. 38 «Как порядок в избе навести хорошо и чисто») (уточню: в XVI веке слово «наказать» означало «учить», «поучать», «наставлять»).

Читайте также:  Как хан мамай после куликовской битвы стал украинским казаком

Специально выделено здесь слово «любовь»: то самое пресловутое «темное царство», оказывается, строилось и держалось на любви и согласии! Во всяком случае, именно к этому призывал «Домострой».

Ему помощница

«Домострой» не обошел своим вниманием «лучшую половину человечества», посвятив немало страниц ее обязанностям: «Мастерицы хорошие жены — доход и сбереженье всему…» (гл.

30); «Как всякое платье кроить…» (гл. 31); «Как всякий порядок домашний содержать» (гл. 32); «Каждый день жене мужа обо всем спрашивать и советоваться обо всем…» (гл.

34); «Женам наказ о пьянстве и о хмельном питье…» (гл. 36).

Среди множества безнадежно устаревших рекомендаций (жизнь изменилась кардинально!) показались интересными такие:- «…сама бы хозяйка ни в коем случае никогда, разве что занедужит, без дела не находилась…» (гл.

29); «…со слугами бы госпожа пустошных речей пересмешных никогда не говорила, и к ней бы никогда не приходили торговки, ни бездельные женки…» (гл.

33 «Каждый день госпоже надзирать над слугами в домашнем устройстве и рукоделии и о всяком сохранении и порядке»);

— «…беречься всегда хмельного питья: пьяный муж — дурно, а жена пьяная в миру не пригожа…; …обо всем рассказать мужу перед сном…» (гл. 34 «Каждый день жене мужа обо всем спрашивать и советоваться обо всем: и как на люди выходить, и к себе приглашать, и о чем говорить с гостями»);

— «Крепко беречься всякого зла…; с чем сама не может управиться — если дурное дело, то мужу сказать всю правду…» (гл.

36 «Женам наказ о пьянстве и о хмельном питье…, как в гостях находиться и дома себя вести во всем правильно»).

Но за прошедшие пятьсот лет ни чуточки не устарела, а наоборот — и сейчас до глубины души трогает небольшая главка, буквально пронизанная любовью к женщине. Называется она прекрасно: «Похвала женам».

Вчитайтесь в эти дивные отрывочки: «Если дарует Бог жену добрую, получше камня драгоценного; такая из выгоды не оставит, всегда хорошую жизнь устроит своему мужу …руки свои утвердит на дело и чад своих поучает…; милость обращает на убогого и плоды трудов подает нищим — не беспокоится о доме муж ее. …хорошая жена радует мужа своего и наполнит миром лета его; хорошая жена да будет благою наградой тем, кто боится Бога, ибо жена делает мужа своего добродетельней… Жена добрая и трудолюбивая, и молчаливая — венец своему мужу…» (гл. 20).

Вот вам и «темное царство», и бесправно-униженное положение женщины-рабыни… Одна констатация: «жена делает мужа своего добродетельней» чего стоит!

Их смена

Во все времена нормальных людей не могло не волновать, кто придет им на смену, кого они оставят на земле после себя. Поэтому-то издревле дело воспитания подрастающего поколения считалось одним из важнейших. Самому известному отечественному нравственно-педагогическому трактату Поучение Владимира Мономаха — без малого тысяча лет!

Как писал в начале XX века епископ Никольский и Уссурийский Павел (Ивановский): «Доброе воспитание есть самое ценное, самое великое сокровище, которое могут и должны дать родители своим детям.

Если мы преклоняемся перед великими художниками и славим их за то, что они дали нам прекрасные картины или изваяния, то сколь большего уважения заслуживают те родители, которые дали Церкви, обществу и государству добрых и полезных сынов».

Естественно, что «Домострой» не обошел стороной эту тему. Более того, судя по тому, что и начинается, и заканчивается он текстами, по сути, на одну и ту же тему, разнящимися лишь объемом: «Наставление отца сыну» (гл. 1) и «Послание и наставление от отца к сыну» (гл. 64), этому аспекту в XVI веке придавали самое серьезное значение.

Воспитательные рекомендации приведены в «Домострое» сразу же после наставлений духовных — что свидетельствует о том, как ответственно относились тогда к этому вопросу.

Объединенные в четыре главы, они учат «Как детей своих воспитать в поучении и страхе Божьем» (гл. 15); «Как дочерей воспитать и с приданным замуж выдать» (гл.16); «Как детей учить и страхом спасать» (гл.

17); «Как детям отца и мать любить и беречь, и повиноваться им, и утешать их во всем» (гл. 18).

Право же, совсем нелишне и нам взять на вооружение такие наказы: «А пошлет Бог кому детей — сыновей или дочерей, то заботиться о чадах своих отцу и матери, обеспечить их и воспитать в добром поучении; учить страху Божию и вежливости и всякому порядку, а затем… их учить рукоделию…; любить их и беречь, но и страхом спасать, наказывая и поучая, а осудив, побить. Наказывай детей в юности — упокоят тебя в старости твоей. И беречь и блюсти чистоту телесную и от всякого греха отцам чад своих как зеницу ока и как свою душу» (гл. 15).

«Воспитай дитя в запретах и найдешь в нем покой и благословение… И не дай ему воли в юности, но сокруши ему ребра, пока он растет, и тогда, возмужав, не провинится перед тобой и не станет тебе досадой, и болезнью души…» (гл. 17).

«Если же кто осуждает или оскорбляет своих родителей, или клянет их, или ругает, тот перед Богом грешен и проклят людьми; кто бьет отца и мать, пусть отлучат от церкви… и пусть умрет он лютою смертью… Если же оскудеют разумом в старости отец или мать, не бесчестите их, не укоряйте, и тогда почтут вас и ваши дети; не забывайте труда отца и матери, которые о вас заботились и печалились о вас, покойте старость их и о них заботьтесь, как они о вас…» (гл. 18).

И ведь, действительно, все чрезвычайно просто: заботься о детях, люби и оберегай их, воспитывай в вере в Бога и на добрых примерах, приучай к вежливости, порядку и рукоделию, наказывай за провинности. Но в этой гениальной простоте — непременный залог успеха, свидетельством чему служит многотрудная и многославная пятивековая жизнь России после «Домостроя».

© Все права защищены http://www.portal-slovo.ru

Источник: https://www.portal-slovo.ru/pedagogy/38985.php

Воспитание по "Домострою". Часть 2

    Нет. Вовсе не миф.

    Однако порка преподносятся как печальная необходимость. Автор «Домостроя» ясно говорит: ее приходится применять в качестве крайней меры, за очевидную вину и лишь тогда, когда прочие способы воспитательного воздействия исчерпаны.

    «Домострой» дает подробное разъяснение, при каких обстоятельствах глава семьи обязан применить строгость: «У добрых людей, у хозяйственной жены дом всегда чист и устроен, — все как следует припрятано, где что нужно, и вычищено, и подметено всегда: в такой порядок как в рай войти.

За всем тем и за любым обиходом жена бы следила сама да учила слуг и детей и добром и лихом: а не понимает слова, так того и поколотить; а увидит муж, что у жены непорядок и у слуг, или не так все, как в этой книге изложено, умел бы свою жену наставлять да учить полезным советом; если она понимает — тогда уж так все и делать, и любить ее, и хвалить, но если жена науке такой и наставлению не следует, и того всего не исполняет, и сама ничего из того не знает, и слуг не учит, должен муж жену свою наказывать и вразумлять наедине страхом, а наказав, простить, и попенять, и с любовью наставить, и поучить, но при этом ни мужу на жену не гневаться, ни жене на мужа — всегда жить в любви и в согласии. А слуг и детей, также смотря по вине и по делу, наказать и посечь, а наказав, пожалеть».

Четко сказано: сила применяется к тем, кто «не понимает слова», кто пропускает мимо ушей наставление. Кроме того, наказание производится бесстрастно. Страсть, вкладываемая в удары плеткой, губит душу того, кто эту плетку держит. Наказание никогда не должно становиться результатом гнева или мести.

За ним всегда должно следовать прощение и новое наставление. Тут нет места глуповатой простонародной сентенции: «Бьет – значит любит». Тут другое: нанося удары детям, хозяин или хозяйка дома не оставляют любви к ним. Их строгость должна идти на пользу, а не во вред.

И она не может иметь бесконечного продолжения.

    Забота о детях вменяется родителям в обязанность. Притом отцу с матерью нельзя ограничиться одним лишь материальным обеспечением отпрысков. «Домострой», конечно, повелевает родителям скопить солидное придание для своих дочерей.

Отцу и матери надо заботиться о будущей невесте задолго до того, как она войдет в возраст замужества: «Рассудительные люди от всякой прибыли на дочь откладывают: на ее имя или животинку растят с приплодом или из полотен, и из холстов, и из кусков ткани, и из убрусов, и из рубашек все эти годы ей в особый сундук кладут и платье, и уборы, и мониста, и утварь церковную, и посуду оловянную, и медную, и деревянную; добавлять всегда понемножку, а не все вдруг, себе не в убыток». «Домострой» вообще требует от старшего в семье постоянно думать о добром ведении хозяйства, о тепле, уюте и довольстве для жены, детей и слуг. Но такова лишь часть его семейных обязанностей.

    В отношении детей ему необходимо сыграть еще три роли.

    Во-первых, роль наставника в своем ремесле, торговом деле или же науке меча и суда — если речь идет о дворянском роде. В XVI веке школы на русской земли оставались редкостью.

Даже в столице державы регулярный учебный процесс удалось наладить лишь на закате XVII столетия. А уж о высших учебных заведениях и речи нет: Славяно-греко-латинская академия стала первой из них на Руси Московской.

А ее создали в середине 1680-х! Так что… чему не научит семья, тому, в большинстве случаев, не научит никто. Потрудись, отец! Научи.

    Во-вторых, роль оберегателя доброй славы семейства. А она требует содержать детей в телесной и духовной чистоте. Пьянство, блуд, воровство, злоязыкость, «срамословие», драчливость, непочтение к властям порицаются безусловно и многократно.

«Поруха чести», принесенная роду одним из его представителей, дурно скажется не только на нем самом, но и на множестве других членов рода.

И тут никакой вольности допускать нельзя: один позволит себе мерзкий поступок, а пострадают все, притом бесчестие скажется еще и на будущих поколениях. Потрудись, отец! Присмотри за чадами.

    Наконец, в-третьих, сказано: семья – «малая Церковь». А значит, отец – «малый патриарх», пастырь. Ему не избегнуть пригляда за душами своих детей. Они должны расти добрыми христианами, иначе их безверие ляжет тяжким грехом на его собственную душу. Потрудись, отец! Очисти загрязненное.

    Автор «Домостроя» дает на сей счет четкие наставления: «А пошлет Бог кому детей — сыновей или дочерей, то заботиться о чадах своих отцу и матери, обеспечить их и воспитать в добром поучении; учить страху Божию и вежливости и всякому порядку, а затем, по детям смотря и по возрасту, их учить рукоделию — мать дочерей и мастерству — отец сыновей; кто в чем способен, какие кому Бог возможности даст; любить их и беречь, но и страхом спасать, наказывая и поучая, а осудив, побить. Наказывай детей в юности — упокоят тебя в старости твоей. И беречь и блюсти чистоту телесную и от всякого греха отцам чад своих как зеницу ока и как свою душу. Если же дети согрешают по отцовскому или материнскому небрежению, о таких грехах им и ответ держать в день Страшного суда. Так что если дети, лишенные поучений отцов и матерей, в чем согрешат или зло сотворят, то отцам и матерям от Бога грех, а от людей укоризна и насмешка, дому же убыток, а себе самим скорбь и ущерб, от судей же пеня и позор».

    В экстренных случаях отцу и матери позволено «сокрушать ребра» детей. Но не со зла, а лишь ради заботы о них.

«Домострой»… ограничивает и упорядочивает физическое воздействие на детей. Если говорить о «грубости нравов», то составитель книги вовсе не пытался сделать из нее идеал. Напротив, он постарался вызвать у читателей отвращение к чрезмерной жестокости в наказаниях.

Нормы, которые утверждает «Домострой», мягче действительных обычаев того времени. В книге, например, ясно сказано: не следует бить по глазам или по ушам, «под сердце кулаком», деревянными и железными предметами, что нельзя «посохом колоть», что сечение не должно приводить к порче здоровья, и т.п. Иначе говоря, концентрируя опыт эпохи, «Домострой» налагал табу на безрассудное свирепство.

Эти ограничения могут в наши дни показаться мелочью, незначительной коррекцией громадного явления. Своего рода попыткой растопить айсберг с помощью фена. Но надобно понимать, как жила в ту пору Россия.

Вся южная часть страны весной начинала трепетать от боязни татарских набегов; каждый год целая армия, а то и две, три армии выходили на юг, чтобы, если потребуется, встать насмерть, тормозя гибельное стремление очередной орды; воевали часто и на западе и на востоке; быт Московской державы оказался крайне милитаризирован. Весь народ, от мала до велика, приучился драться когда понадобится – вот хоть прямо сейчас на этом месте.

В сущности, главными деятелями этого быта являются три фигуры. Во-первых, крестьянин, который молится то Богородице, а то каким-нибудь древним идолам в лесу, привычен к скотине и тяжелой работе, а вот галантному обхождению нимало не обучен.

Читайте также:  Екатерина гончарова: что случилось с русской женой дантеса

Во-вторых, воин, защищающий пахаря и владеющий львиной долей произведенного им хлеба, носящий оружие на боку и готовый в любой миг пустить его в ход. В-третьих, священник, иной раз едва грамотный, и, как говаривал святой Геннадий, архиепископ Новгородский, с трудом «бредущий по Псалтыри».

Но только священник или, пуще того, монах способны хоть как-то смягчать сердца земледельца с задубелыми от тяжкой работы руками, с кожей, напитанной соками земли, и воина, с чьих ладоней годами не сходили мозоли от упражнений с оружием, который по зимней поре спал на ледяной земле, мало не прямо в снегу.

Только слово Божие могло поставить в их душах заслон жестокосердию, воспитанному десятилетиями такого быта. В ту пору люди боялись по ночам выходить на улицу без оружия. Закон, по слабости судебных органов, следствия и карательного аппарата, предоставлял право решать тяжбы с помощью поединка.

Притом иной раз поединок превращался в беспорядочную свалку между сторонниками одного бойца и сторонниками другого…        Как сказать таким людям, живому железу, мол, не стоит шлепать младенчика, это не гуманно? К какому семейному психоаналитику их отправить на исправительный курс? За совет по семейному укладу в чужом доме, думается, можно было запросто получить затрещину, а то и что-нибудь похуже.

Но вот появляется «Домострой», и там говорится на том языке, какой могли понять наши предки четыре с половиной века назад: «Люби жену, люби детей, соблюдай Заповеди, иначе ответишь перед Богом! Он видит каждый твой шаг, Он знает каждую твою мысль! Только позволь себе бесноваться, извергать гнев и лупить чем ни попадя по чём попало, и душа твоя взвоет на последнем суде! А будешь праведен, так ляжет на тебя милость Бога, Пречистой Богородицы и великих чудотворцев». Если же обратиться к языку самого «Домостроя», то в одной из первых его глав говорится: «Возлюби Господа от всей души, и страх Божий пусть будет в сердце твоем. Будь праведен и справедлив, и живи в смирении, глаза к земле опуская, ум же свой к небесам простирая. Пребывай в умилении к Богу и с людьми будь приветлив».

Иными словами, людям, самой историей и географией поставленных в положение, когда они всю жизнь проводят в суровых условиях, напоминают, что людьми они останутся только помня о Боге, только любя Господа и, в то же время, боясь Его гнева.

И ведь работало. «Домострой» любили, «Домострой» почитали. До наших дней дошли десятки рукописных копий этого весьма объемного сочинения. Его продолжали переписывать и в XVIII веке, когда Россия познакомилась с воспитательными модами Европы. Эту книгу считали душеполезной на протяжении как минимум двух столетий, и она успела принести Русской цивилизации немало добра.

    Итак, суть воспитания по «Домострою» — вера, закон и любовь в неразрывном единстве. Но как же любовь допускала сечь детей? И даже предполагала сечь именно из соображений любви, заботы, с сожалением, но без чувства вины перед детьми за порку? А вот так же. Суть всякого явления видна по плодам его. Дети, воспитанные по «Домострою», прошли Сибирь до самой Камчатки, удержали Москву от падения в 1612 году, построили сотни великолепных храмов, написали множество блистательных литературных произведений, которые памятны через века. Нынешняя воспитательная метода велит решительно воздержаться от ремня. Из соображений той же любви, той же заботы. А вот правильна ли она, мы увидим через десятилетия. По плодам этого воспитания…

ПЕРЕПОСТ УМЕСТЕН

Источник: https://volodihin.livejournal.com/972102.html

«Не грубить», «Не жаловаться» и другие правила идеальной жены по «Домострою», неприемлемые сейчас

В современном мире «Домострой» — синоним патриархального уклада семейной жизни. Но мало кому известно, что этот литературный памятник посвящен не только быту и отношениям в семье, но и полностью регламентировал земной путь новгородцев в средневековой Руси. Можно ли приложить правила «Домостроя» к сегодняшним реалиям, разбирается Passion.ru и семейный психолог психотерапевтического центра «Беркана» Юлия Кроха.

Авторство «Домостроя» приписывают протопопу Сильвестру, духовнику Ивана Грозного, который создал его якобы в назидание молодому царю. В канонический текст вошли шестьдесят семь глав. Открывается книга назиданием отца сыну, начинается с благословения, а затем переходит к рекомендациям по обустройству семейной жизни, уделяя большое внимание вере и духовности. Некоторые исследователи прослеживают корни «Домостроя» не только в «Златой цепи», «Измарагде», но в иностранных источниках, таких как французский «Парижский хозяин» и чешская «Книга учения христианского» — сборниках назиданий и практических советов.

Наиболее известные главы регламентируют мирскую жизнь, духовную, общественную и поведение в обществе, жизнь в семье, воспитание детей, как руководить слугами, как проводить свадебные обряды и устраивать пиры, а также кухню – сборник рецептов и описание блюд, их хранения, плюс примерный круглогодичный календарь смены блюд в зависимости от сезонов и постов.

Со времен Новгородской республики мало что поменялось в нашем общественном поведении. Например, завет «не колупаться в носу» на людях мы до сих пор используем. Раздел о «Поведении в гостях и за столом» по-прежнему актуален.

Входя в гости, нужно стучаться и вытереть грязные ноги, также без разрешения хозяев не стоит ничего уносить со стола. Ну, и, конечно же, прекрасное: сидя за столом, «нельзя хулить еду».

Даже в том случае, если хозяйке, а точнее ее стряпухам и поварам, не удались блюда, стоит оставить свое мнение при себе. По-моему, очень дипломатично.

Советы «О строении домовном», то есть об управлении хозяйством, могут быть приложены к жизни в деревне, в загородном доме или на даче. Еду имеет смысл хранить в погребе или леднике, то есть холодильник тоже сгодится, а инвентарь – лопаты и метлы — в амбаре, то есть специально приспособленном под эти нужды хозяйственном помещении.

Уже в XVI веке новгородцы знали, как жить по средствам: «Всякому человеку, богатому и бедному, великому и малому, разубраться в своем хозяйстве, распределив по добытку и промыслу, и по своему достатку».

Главное, разобраться «в приходе-расходе, в займах-долгах, — все заранее распределить, а потом уж и жить, хозяйство ведя согласно приходу и расходу».

Ну чем не заключение профессионального финансового аналитика?

  • Наверное, самые сложные для восприятия современного человека — главы, касающиеся отношений между мужем и женой, воспитания детей, детско-родительских отношений.
  • «Жене быть тихою и молчаливою» — это, конечно же прекрасный наказ, но мало выполнимый в партнерских отношениях.
  • «Да всякий бы день у мужа жена спрашивала да советовалась обо всем хозяйстве» — женщина не имела право самостоятельно принимать решения ни по хозяйству, ни по кругу общения.

«А в гости ходить и к себе приглашать только с кем разрешит муж. А коли гости зайдут, или сама где будет, сесть за столом — лучшее платье одеть, да всегда беречься жене хмельного: пьяный муж — дурно, а жена пьяна и в миру не пригожа».

Ну, и конечно же, самый страшный страх «Домостроя» — это когда женщины собирались группами и пили крепкие напитки. А если они при этом «волховали», то есть гадали или «речи нечистые вели» — ну, тогда и поколотить такую жену не грех.

Воспитание детей априори подразумевало телесные наказания. «Любить и хранить детей, но и страхом спасать, наказывая и поучая, а не то, разобравшись, и поколотить. Наказывай детей в юности — упокоят тебя в старости твоей», — предписывал «Домострой».

Думаю, и так понятно, почему это неприемлемо в современном мире.

«Чада должны почитать отца и мать» — выполнимо только в том случае, если детям повезло родиться в любящей семье.

Конечно же, как держать слуг в строгости, наказ повару «как мед варити и вино курити», рекомендации ключнику, то есть экономке или мажордому, если говорить более современным языком, как покупать на базаре припасы, как хранить вяленую и сушеную рыбу, а также яйца и сыры, как готовиться к пиру, если вот-вот гости на пороге (минимум за седмицу, то есть неделю, начинать приготовления) — все эти советы уже давным-давно стали архаичными.

Так же, как и пожелание тем, у кого родилась дочь, собирать приданое от каждой сделки «или из доли ее, что там Бог пошлет, купит полотна и холстов, — все эти годы ей в особый сундук кладут и платье, добавляя всегда понемножку, каждый год». Ну а советы по сохранению обрезков после кроя одежды вообще кажутся смешными.

Думаю, для современного читателя «Домострой» интересен как источник описаний быта и нравов жителей Великого Новгорода. А вот пытаться жить согласно старому своду правил, скорее всего, не получится, ведь даже за последние пятьдесят лет мир настолько изменился, что уж говорить о пяти сотнях.

Юлия Кроха

Vostock Photo

Источник: https://www.passion.ru/psy/seks/ne-grubit-ne-zhalovatsya-slushatsya-muzha-i-drugie-pravila-idealnoi-zheny-po-domostroyu-nepriemlemye-seichas.htm

Современный домострой: устав, основанный на любви

Восстановление православного семейного уклада – вопрос жизни и смерти семьи в России. «Одна идея «Домостроя», домо-строя, есть уже великая, священная», – писал Василий Розанов. «Каким вы видите современный домострой?» – на эту тему по нашей просьбе рассуждают те немногие семьи, которые пытаются сохранять православный уклад в своей повседневной жизни.

«Домострой» и домашнее насилие

В бесценной сокровищнице русской словесности есть немало замечательных произведений, и «Домострой» без сомнения принадлежит к их числу.

Как христианам веровать в Святую Троицу и Пречистую Богородицу, как причащаться Таинствам Божиим; служить царю и Отечеству; почитать духовного отца, молиться Богу, в гости ходить и к себе приглашать; как детей учить и «страхом спасать»; как хозяйство вести – все это облечено в форму духовных и житейских советов, подчас строгих и жестких, но проникнутых благочестием, опирающихся на тексты Священного Писания, церковные источники.

Кто автор «Домостроя»? В ряде списков произведения содержатся наставления священника Сильвестра к сыну своему Анфиму, называемые иногда «малым Домостроем», из чего эксперты чаще всего делаются вывод, что премудрый Сильвестр и есть автор книги. Многие полагают его выходцем из торгово-промышленной среды Великого Новгорода, а само произведение датируют 1552 г.

Напомним, что это эпоха царя Иоанна Васильевича Грозного и митрополита Макария, время единения русских земель вокруг Москвы.

Идея союза Церкви и государственной власти, провозглашение доктрины «Москва – Третий Рим», стремление сформулировать единые правила поведения – пронизывают в этот период истории все сферы русской жизни, включая семейную, и у многих вызывают симпатию сегодня, когда всякие нормы грубо попираются, а семейный уклад практически полностью разрушен. В то же время западники и либералы не одно столетие выступают против «домостроевщины» с ее палочной дисциплиной, домашним деспотизмом и «скупидомством» – мимо «Домостроя» не прошла ни одна из российских общественно-политических бурь.

И неслучайно сегодня снова активно обсуждается тема домашнего насилия в семье, совсем непосвященные могут узнать о ней по пугающе-мрачным уличным рекламным билбордам (кстати, весьма недешевым).

По мнению протоиерея Димитрия Смирнова, председателя Патриаршей Комиссии по вопросам семьи, защиты материнства и детства, основателя и духовника православного детского дома «Павлин», проблема домашнего насилия сегодня во многом надумана: нигде, как у себя дома, ребенок не чувствует себя более защищенным. Цель же новой кампании заключается в подготовке почвы для грубого вмешательства в жизнь семьи извне, она нужна для того, «чтобы протащить антисемейные и античеловеческие законы.

Возвращаясь к «Домострою» XVI в., к первопричинам возникшей вокруг него полемики, послушаем, что говорит протоиерей Валериан Кречетов, настоятель храма Пресвятой Богородицы в с. Акулово Московской области: «Русский человек всегда был склонен к аскетизму. Но аскетизм касался лично тебя.

А когда ты начинаешь в этом аскетизме воспитывать всю свою семью – не всякий выдержит. Устав – нужное дело, иногда говорят, что он написан кровью. Но выполнять его можно либо жестко, либо с любовью. В древности закон Моисея предписывал побивать камнями совершивших грех прелюбодеяния (то есть предполагал смертную казнь).

Но когда Спасителю привели такую женщину, Он сказал: «Кто из вас без греха, первым брось в нее камень!» (Ин. 8:3–11). С законом должны сочетаться любовь и снисхождение. Это как акривия (строгая определенность, последовательность) и икономия (доброта, снисхождение к человеческим немощам и слабостям).

Как сказал Патриарх Алексий II, выше закона может быть только любовь».

Как же сегодня представляют себе домострой в многодетных православных семьях? Какие положения включили бы супруги-христиане в современный домострой? Предлагаем вам результаты опроса на эту тему нашего специального корреспондента в Екатеринбурге Марины Ситниковой.

Корней как корень рода

Дмитрий – глава двух предприятий: «Данила-мастер» (малоэтажное строительство) и «Мастер на час», Анастасия – домохозяйка. Супруги и сами выросли в многодетных семьях, среди братьев и сестер. Отец Дмитрия, Виктор Васильевич Московкин, даже издал книгу «Вселенский домострой». И Дмитрию и Насте всегда казалось, что иначе и быть не может: полноценной является только многодетная семья.

Дмитрий: «Жена увлекается рукоделием, я – горными лыжами. Считаю, что нельзя отдавать детям все и вся, все соки, надо оставлять жене силы и на восстановление организма. От ноля до года-полутора, пока ребенок не станет ходить, для матери самое стрессовое время.

Читайте также:  Казнь николая ii: что рассказал палач григорий никулин

После пяти лет ребенок может помогать, а в 7–8 лет он уже в роли взрослого и сам воспитывает младших. Современный термин «многодетность» придуман. Сегодня семья с тремя детьми уже многодетная, раньше такими считались те, у кого детей семь и больше.

Теща – у нее шестеро – говорит, что после трех уже не так ощущается дальнейший рост семьи. Сложнее всего научиться управляться с первыми тремя…

Социальные льготы тоже помогают растить детей. Я предприниматель, но и ежемесячное пособие в 15 тыс. руб., которое выплачивается жене после рождения третьего ребенка, не лишнее.

Кроме того, детские вещи переходят из рук в руки и много покупать не приходится.

Вообще считаю нецелесообразным приобретать новую одежду, когда можно купить качественные детские вещи в 4 раза дешевле на разных сайтах.

Что касается взаимоотношений супругов, то главное в семье – терпение и труд. Они все перетрут, даже кризисы первого месяца, первого года, трех, пяти, десяти и последующих лет совместной жизни.

До семьи мужчина живет как-то более независимо, сам по себе. Женщина прилепляется к нему, и в семье происходит взаимное подтягивание супругов до лучшего уровня.

Жаль, что юношам сейчас внушили, что курение девушек – это почти нормально, а для девушек придумали тонкие сигареты, которые спровоцировали их повальное увлечение табаком.

Жаль, что девушки, в свою очередь, подстраиваются под привычки юношей, которые курят, могут выпить, не прийти домой, воспринимают это как показатель самодостаточности. Они не хотят менять свою жизнь, им так удобно.

Почитание родителей – немыслимо важно! Своего младшего сына Корнея мы назвали в честь дедушки. Мне имя нравится – звучит, как корень рода. Если уж кто и главный в семье – то это родители. Когда объединяются семьи, нужно обменяться и родителями.

На подкорке бессознательно записывается: уважает жена твоих родителей – уважает и тебя. Если ты не уважаешь родителей жены – значит, не уважаешь и супругу. Да, родители супругов могут быть и не самыми лучшими, могут не нравиться. Для начала просто не грубите, сохраняйте уважение, это важно для будущего детей.

Можно немного и подыграть, а настоящие и хорошие чувства придут позже.

Объединяет и совместный отдых: вместе мы любим петь под гитару (с женой познакомились в ансамбле «Багреня»), читать книги об истории Великой Отечественной войны, утром с детьми собирать в огороде разнотравье на зеленый коктейль, который смешиваем с пюре банана или соком апельсина.

Чье слово главнее – мамино или папино? Слушают дети обоих. Последнее слово за отцом неоспоримо. Просто должно быть за кем-то последнее слово, потому что пререкания ни к чему хорошему не приведут.

Сейчас непонятное время, когда женщины порой зарабатывают больше мужчин. Как руководители они более жесткие и ценятся выше мужчин, но я всегда смотрю на них с сожалением. Существует даже точка зрения, что грядет матриархат, но как показывает исторический опыт, общество при матриархате только деградирует.

Если женщина все-таки стала руководителем, то, чтобы спасти себя как женщину в семье, на мой взгляд, ей надо во всем советоваться с мужем – по работе, по домашним делам, по воспитанию детей. Быть покорной в семье. Почаще говорить: «Я не умею, у тебя лучше получается».

Тогда она будет чувствовать себя «за мужем», он ее поддержит, и она сможет на него опереться».

Материнское сердце жалеет

«Если в семье есть любовь и терпение, все выстраивается. Семья – это школа любви. Папа у нас ответственный за «внешние связи» – он зарабатывает, ходит в магазин. Мама обеспечивает быт, дом, уют, занимается развитием детей, – рассказывает Елена.

– Приготовить, постирать, прибрать, поиграть с детьми – это на мне. Мама на бытовом уровне детей развивает, а папа у нас – добытчик и наставник детям. Он жену и детей выводит в общество, в свет, обеспечивает социализацию детей. У отцов с воспитанием получается лучше.

Отец может советовать, учить жизни. Наказывает у нас только папа (особенно мальчиков, чтобы женщина мужчину с самого детства не подавляла). Строгой матери быть сложно, сердце материнское жалеет. Должна соблюдаться иерархия. Папа должен чувствовать свое главенство, а мама не перечить.

Богом и природой так устроено. У папы в нашей семье авторитет».

Евгений и Елена по степени важности на первое место в семье ставят любовь, терпение друг к другу, затем – здоровье, воспитание детей, образование, досуг, материальное обеспечение (питание, одежда и т.п.).

Милиция в доме

У Юрия это второй брак. И он очень благодарен Марине, что, несмотря на его работу в уголовном розыске, она смогла сохранить их добрые отношения, в то время как многие семьи коллег разваливались из-за специфики работы.

«Для меня всегда были важны дети. Когда муж сделал предложение, – рассказывает Марина, – первым делом я его спросила, согласен ли он иметь троих детей. Муж ответил, что согласен, но позже признался, что думал, что девушка шутит. А девушка-то не шутила, родив еще больше».

Для того чтобы семья была крепкой, должны быть общие взгляды на жизнь и воспитание детей, считают Аникины. Для Марины важно было, чтобы дети получили качественное образование, для Юрия – чтобы они были физически развиты.

Одно другому не противоречило, поэтому Марина водила всех детей в музыкальную школу, а Юрий – на утреннюю пробежку, велосипедные прогулки, а сына – на хоккей. Михаил даже играл в юношеской хоккейной лиге.

Для обоих родителей важно духовное воспитание детей.

«Муж во всем человек долга: в отношении родителей, детей, жены, – говорит Марина. – Он меня старше на 10 лет, поэтому я поначалу его во всем слушалась, а где-то ближе к моим 30-ти у нас установились отношения взаимопонимания, партнерства, которые сохраняются и по сей день».

В организации быта для Марины, как человека с техническим образованием, важны всякого рода бытовые приборы, которые она считает помощниками по дому. Еще восемь лет назад она приобрела мультиварку и термопот, чтоб всегда были горячая еда и чай. Однако посудомоечную машину супруги не приобретают, чтобы оставить место для детской трудотерапии.

«Перенимаю опыт у приемных семей, – делится Марина, – знаю, что многие удалили из своих домов посудомойки, и дети по графику моют посуду. Вот и наших приучаю к труду. Младшую Серафиму, которая родилась в век стиральных машин-автоматов, решила научить ручной стирке.

Теперь она, чтобы целую машину на 8 кг не гонять, сама время от времени стирает себе бельишко, маечки, футболки».

В семье Аникины привыкли трудиться вместе. В трудные 1990-е гг. выручал огород и скотина, которую держала свекровь: собирали по три тонны картошки и сдавали в кафе, сами косили сено для коровы. Молоко, творог, мясо и овощи всегда были свои.

Друзья удивлялись, почему у детей гемоглобин хороший, хотя даже яблоки, которые тогда были очень дороги, семья купить детям не могла. Зато могла кормить свежей свеклой, зеленью и морковью с огорода, лесными ягодами. Да и мама проводила все свои декреты на свежем воздухе в деревне. И баню делали с мужем вместе: муж ставил сруб, а Марина, беременная, ошкуривала бревна.

Здоровье у старших детей, выросших на всем натуральном, крепче, чем у младшей Серафимы, которая больше времени проводит в городе.

Муж и жена – одна голова

В семье Овечкиных считают, что главное – это взаимоуважение супругов. Остальное приложится: и терпение, и уступки друг другу. Супруги полагают, что важно принять детей такими, какие они есть.

Уметь их слушать и слышать, особенно в подростковом возрасте. Маленьких легче учить через игру: и гвозди прибивать, и посуду мыть, и грядки полоть. А вот с подростками хорошо бы как со взрослыми общаться.

С родней отношения стараются поддерживать добрые, дружеские. Родителей жены навещают чаще, так как живут они в соседнем доме. С родителями мужа встречаются иногда раз в две недели, а бывает, что и два раза в неделю. Праздники, дни рождения проводят вместе. Если что-то случилось – собирается вся родня и вместе ищут пути решения проблемы.

О пользе послушания

Дмитрий – военный, Татьяна – домохозяйка. Они – одноклассники. Классный руководитель повлияла на их судьбу: как-то она обратила внимание Тани на Диму. «Смотри, – говорит, – какой он заботливый, как маме помогает, мусор выносит и в магазины ходит». Так до сих пор Дмитрий ходит в магазины, да и мусор выносит – но уже в своей собственной семье.

Дмитрий и Татьяна стремятся сохранять спокойствие в любой сложной ситуации. Когда старший сын Ярослав уехал учиться в военное училище в другой город, его девушка осталась в Екатеринбурге. Сын в первый месяц учебы занервничал, написал отказ и приехал домой, хотя поступил на бюджет.

Родители уговорили вернуться в вуз – сын послушался, но обиделся и на месяц прекратил с ними общение. Когда через месяц он позвонил им сам, Татьяна и Дмитрий восприняли это спокойно и сделали вид, что все в порядке. Сейчас Ярослав благодарен родителям, что они вовремя его образумили.

А девушка решила, что непрестижно быть женой военного.

Родители Ярослава не понаслышке знают, что истинные чувства переживают испытания разлукой: Дмитрий тоже когда-то уехал учиться в другой город, и Татьяна ездила к нему. После III курса они поженились, и родился Ярослав. Семья долго жила в военных городках, потом вернулась в Екатеринбург, где родились младшие дети.

Декрет о радости

Светлана – экономист, Яков трудится водителем и владеет несколькими рабочими специальностями. У Светланы это второй брак. Рано овдовев, она осталась одна с двумя сыновьями, но, встретив Якова, родила ему еще двоих.

«Не бойтесь рожать детей, – говорит Светлана. – Бойтесь прожить свою жизнь зря». «Для меня главное в жизни – семья, – уверен Яков. – Честность во всем, ответственность».

Для них обоих важно не жалеть себя, не думать о себе, а уважать и любить супруга. Вяземские говорят, как важно жертвовать своими интересами, ради семьи себя ограничивать, – тогда в доме царят мир и лад.

Вот и Никита, старший сын, самым важным считает заботу друг о друге.

Вяземские любят создавать традиции и делать все вместе: совместно лепят пельмени на Рождество, выезжают на природу, любят устраивать семейные концерты. Уборка тоже проводится совместными усилиями, даже младший Тихон пылесосит.

«Главный в семье у нас папа, – говорит Светлана. – Он принимает все решения, но, как и многие мамы, я работаю. Сейчас, правда, вышла в декрет с пятым малышом и радуюсь, что ощутимо больше времени стало для разных накопившихся домашних дел».

«Рожать легче, если муж рядом»

Илья – предприниматель, Римма – фотограф. Они познакомились в университете, перед II курсом матмеха, когда поехали на картошку. Для Зайцевых самое главное в семье – любовь. «Нести в семью мир, делать ее крепкой помогает уважение к человеку, которого любишь, к его развитию, – считают они.

– Надо давать другому развиваться, будь то муж, жена или ребенок. Мы прислушиваемся друг к другу, стараемся, чтобы не было разногласий в решениях, касающихся детей. У нас нет такого, что папа одно сказал, а мама другое. По дому часть дел мы тоже делаем вместе. И отдыхать любим всей семьей».

«Папа у нас кормилец, он нас обеспечивает, и уже одно это достойно уважения, – говорит Римма. – В спорных вопросах всегда склоняю детей к мнению папы. Очень важно для меня – участие мужа в родах. Женщине намного легче, когда муж рядом. Если оба не против, это здорово – вместе родить и вместе растить потом детей».

«Родителей почитаешь тем больше, чем сам становишься взрослее. У всех разное детство и воспитание, кому-то было хорошо, кому-то плохо, но эти люди дали нам жизнь. Каждому ребенку дается тот родитель, который ему необходим», – считают супруги Зайцевы.

Мы – вместе!

У Засыпкиных все ладится и спорится, потому что уклад семьи основан на доверии, любви и взаимопомощи. Вместе Илья и Надежда уже 20 лет.

«Я на своих детей могу положиться, – говорит Надежда. – Даже на восьмилетнюю дочку. Ответственность мы с папой воспитывали в детях своим примером. Доверие строится на том, что держим слово, бережем отношения, переживаем, как бы не причинить боль поступками или словами. С возрастом любовь делается глубже – она становится не страстью, а заботой и ответственностью, переживанием за близких».

В семье Засыпкиных уважают чувства другого человека, его желания, поступки. Когда мужу по работе надо было уехать на север, Надежда с ребенком безоговорочно последовала за главой семьи.

Прожили там семь лет. Но когда Илья увидел, что жена заболела, климат не подошел, то забросил карьеру – и семья вернулась домой, где родились еще двое детей.

Так они держались друг за друга, и переезды их только сплотили.

  • Марина Ситникова
  • «…Все по своим средствам рассчитывать надлежит, а уж из этого исходя и жить, и быт свой повседневный строить, чтобы согласно приходу был и расход».
  • «Домострой»

Источник: http://pokrov.pro/sovremennyj-domostroj-ustav-osnovannyj-na-lyubvi/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector