Зачем большинство средневековых пиратов принимало ислам

Средиземное море издревле славилось своими пиратами. Когда могущественная Римская империя взяла под контроль эту территорию, пиратские нападения прекратились. Однако как только великая античная цивилизация рухнула под натиском варваров, сразу же появились пиратские банды, претендующие ни много, ни мало на статус государств.

Наверно, одним из самых занимательных моментов в истории пиратства является то, что с в VIII века они стали именовать себя мусульманами. Правда это было лишь прикрытие – объявляя джихад, они могли беспрепятственно заниматься любимым делом – нападениями и грабежами.

Все началось с распространения ислама на территории Северной Африки и Испании. Сильным толчком в расширении деятельности пиратов стала Реконкиста — отвоевание христианами Испании у мусульман.

Оно продолжалось до конца XV века и закончилось изгнанием мусульман (мавров) из Испании.

У потомков изгнанных мавров, уехавших в Марокко и Алжир, осталась ненависть к христианам и желание отомстить. Уже в начале XVI века на территории Северо-Западной Африки появляются государства, которые стали заниматься морским разбоем. Европейцы оттого и назвали эту часть Африки (Магриб) Варварским берегом. Название племен берберов происходит как раз от слова «варвары».

Елизаветинская Англия и исламский мир: от политических союзов до произведений Шекспира.

Зачем большинство средневековых пиратов принимало ислам

Берберский пират / Источник: pinterest.ru

Выгода превыше религии

Берберские пираты совершали нападения на корабли независимо от того, к какой религии или нации принадлежал экипаж. Разбою и грабежу подвергались и мусульмане. Постепенно грозные пираты стали орудием в руках правителей, причем как христианских, так и исламских. Им покровительствовала даже Османская империя, которая распространила свое влияние на Средиземноморье.

Мусульманский адмирал Чжэн Хэ – прообраз Синдбада-морехода.

Пираты-берберы признали власть турецкого султана. Они стали адмиралами и капитанами, а турецкие военачальники по совместительству были и пиратами. Особенно прославились два брата — Арудж (1473-1518) и Хайреддин Барбаросса (1475-1546).

Зачем большинство средневековых пиратов принимало ислам

Хайреддин Барбаросса / Источник: ru.wikipedia.org

Западноевропейские короли тоже не отказывались от услуг морских джихадистов. Например, по приказу короля Франциска I (1494-1547) из Тулона были выселены христианские жители, а местные церкви перестроены в мечети. Все это делалось ради борьбы с Испанией.

На краю света: долгое путешествие ислама в Японию.

Варварские берег привлекал людей самых разных мастей. Преступники, не реализовавшиеся в жизни люди, приезжали сюда и даже умудрялись основать свои государства. Для усиление своего влияния такие пираты принимали ислам.

Зачем большинство средневековых пиратов принимало ислам

Арудж Барбаросса / Источник: ru.wikipedia.org

Турецкий герой из Италии

Первым католиком, ставшим знаменитым пиратом-мусульманином, был итальянец Джованни Диониджи Галени (1519-1587). В 17 лет он был захвачен в плен. Не желая прозябать в положении раба, он решил принять ислам, взял новое имя Улуч Али и примкнул к морским разбойникам. Он оказался очень хорошим моряком и достаточно успешным корсаром.

Взлет и падение ислама в богатом китайском портовом городе.

Позже он поступил на службу к знаменитому турецкому адмиралу Тургут-реису (ок. 1485-1565). Некоторое время спустя молодому пирату был пожалован титул паши (наместник провинции в Османской империи.

Также он получил звание адмирала флота и был назначен беем различных провинций. Его стали звать Кылыч Али-паша.

Его влияние достигло такого масштаба, что он вселял страх правителям христианских государств, расположенных на побережье Средиземного моря.

Зачем большинство средневековых пиратов принимало ислам

Бюст Улуч Али в городе Ла Кастелла, Италия / Источник: it.wikipedia.org

Пиратская республика в Марокко

Стоит отметить, что в XVI столетии пиратство превратилось в выгодный бизнес, особенно во времена войн. Капитаны получали от королевской власти официальное разрешение на сбор вооружённых людей и ведение морского разбоя. Однако в мирные времена грабежи также не прекращались. Корсары уходили в Магриб, где продолжали творить преступления, нападая в том числе на суда своих стран.

5 исламских мест, которые надо посетить в Севилье.

Одним из таких пиратов стал Ян Янсон (ок. 1570-1641) из Харлема, известный как Мурат-реис (названный в честь знаменитого турецкого флотоводца). После окончания войны с Испанией он обосновался на Варварском берегу. Мурат-реис совершал свои нападения под нидерландским или турецким флагом. Все зависело оттого, на кого совершалось нападение.

Ян-Янсон из Харлема / Источник: historianet.nl

В 1618 году его самого захватили в плен берберы, но Янсон не растерялся и решил стать мусульманином.

Он нашел своих соотечественников, которые тоже приняли ислам – Сулейман-реиса («реис» по-турецки флотоводец) и Симона-танцора, с которыми объединился и создал базу в порту Сале на побережье Марокко.

Не желая находиться под властью султана, голландцы-мусульмане провозгласили независимость Сале, которая просуществовала около 20 лет.

В Турции спорят о том, был ли султан Мехмед Фатих мусульманином.

Форма правления в Сале напоминала Голландскую республику. На самом деле это была олигархия 14 главных бандитов, из которых один на год становился «президентом республики и главнокомандующим».

За это время Мурат-реис совершил несколько разбойных походов к берегам Англии, Ирландии и даже Исландии. Также он грабил корабли в Ла-Манше. К середине XVII века упоминания о нем уже не встречаются.

Однако его сыновья стали одними из основателей города Нью-Йорка, который в то время назывался Новым Амстердамом.

Зачем большинство средневековых пиратов принимало ислам

Модель корабля берберских пиратов / Источник: randomncreative.blogspot.com

Исламосфера

Источник: https://islamosfera.ru/pochemu-mnogie-srednevekovye-piraty-prinimali-islam/

Золотой век пиратства

У морского пиратства, как и у любой эпохи, был свой период максимального расцвета, породивший таких живых легенд как Бартоломью Робертс, Черная Борода и Генри Эвери. Продолжался Золотой век на самом деле немногим меньше 80 лет.

Он начался в 1650 году и завершился в 1726 году.

Последние десятилетия были очень бурными, потому что именно на них пришлись война за испанское наследство и активный период каперства, когда частные лица использовали военные суда для захвата кораблей других держав.

Золотой век пиратства интересен, в первую очередь, по той причине, что именно из него в массовую культуру пришел современный образ морского разбойника.

Зачем большинство средневековых пиратов принимало ислам

Почему настал век пиратов

Есть несколько причин, поспособствовавших развитию пиратства во второй половине 17-го века:

  • в Европу по морям начали переправлять значительно больше ценных грузов;
  • военное присутствие европейских держав в отдельных регионах ослабло;
  • появилось большое количество хорошо подготовленных и опытных моряков; настоящей кузницей кадров для пиратов стал британский Королевский флот;
  • многие руководители зарубежных колоний, направленные правительствами своих стран, оказались неумелыми администраторами; колониальные державы воевали друг с другом, поэтому возможности организовать согласованную борьбу с пиратством не было, хотя отдельные попытки и предпринимались.

В общем, из-за открытия и начала освоения Нового Света мир внезапно настолько расширился, что государствам перестало хватать сил и внимания сразу на все. Они делили колонии и вывозили из них сокровища, воевали и налаживали новые каналы торговли. В этот бурный период нашлось место и пиратской вольнице.

Зачем большинство средневековых пиратов принимало ислам

Три этапа

Золотой век пиратства – термин, придуманный учеными-историками значительно позже происходивших событий. Современники Генри Моргана и Эдварда Тича никогда не использовали этого названия, хотя и могли догадываться, что невероятные по масштабу бесчинства пиратов сохранятся в памяти потомков.

У исследователей принято делить Золотой век пиратства на три этапа.

  1. Буканьерство (1650-1680). Буканьерами становились поселенцы из Франции и Англии, занимавшиеся освоением Ямайки и Тортуги. Многим из них оказалось недостаточно наживы от охоты и других относительно законных способов заработка, и они переключились на грабежи. Буканьеры нападали на корабли в Карибском море и по другую сторону панамского перешейка – в восточной части Тихого океана. При этом они не ограничивались морским промыслом. Буканьеры регулярно совершали сухопутные вылазки и грабили испанские колонии.
  2. Пиратский круг (1690-е годы, небольшая активность в 1719-1721 годах). Речь идет не о каком-то совещательном органе, а о мореходном маршруте, который использовали пираты. С появлением Пиратского круга морское разбойничество оформилось как глобальное явление. Пираты проложили себе путь от западной Атлантики вокруг Африки до Индии с промежуточными остановками (например, на Мадагаскаре), который во многих местах пересекал маршруты торговых судов. Наиболее желанной добычей для них были плывущие к мусульманским святыням паломники-моголы и корабли Ост-Индской компании.
  3. По следам войны за испанское наследство (1700-1726). Сама война шла с 1701 по 1714 годы и оказалась крупным европейским конфликтом, в который было вовлечено огромное число людей. После подписания Утрехтского мирного договора тысячи моряков остались без работы и переквалифицировались в пиратов. Эти хорошо выученные и опытные морские волки рассеялись по восточному берегу Америки, западному берегу Африки, Карибскому морю и Индийскому океану.

Зачем большинство средневековых пиратов принимало ислам

Упадок

В начале 18-го века в странах Европы, наконец, созрело понимание того, что пиратство приносит слишком большие убытки и с ним нужно бороться. Утрехтский мир, открывший серию из нескольких договоров о ненападении и фиксации результатов войны, стал для пиратства палкой о двух концах.

С одной стороны высвободившиеся моряки серьезно укрепили ряды морских разбойников. Однако грабить и убивать пошли не все. Европейские страны начали укреплять флоты, сопровождающие торговые суда и отлавливающие пиратов.

На эти корабли и отправились служить сохранившие честь обученные моряки, и вскоре они стали для разбойников настоящим проклятием.

В 1720-е годы пиратство пришло в упадок. Во-первых, европейские страны нарастили военно-морские силы. Во-вторых, укрепление колониальных администраций лишило пиратов безопасной базы.

В 1715 году Генри Дженнингса и его банду не принял губернатор Ямайки, хотя тот шел с грузом золота и собирался потратить его на острове.

Дженнингсу пришлось создавать новую базу на Багамах, но она просуществовала всего три года, пока на острова не прибыл губернатор Вудс Роджерс.

Зачем большинство средневековых пиратов принимало ислам

Третьей причиной упадка стало исчезновение основной приманки – испанского золота и серебра. Испания к тому времени вывезла основные сокровища из ограбленных колоний.

Оставшиеся в живых пираты стали беглецами от правосудия. Большая их часть отправилась к западному побережью Африки, где появился другой интересный объект для захвата – рабовладельческие суда, не имевшие хорошей защиты. Но это, как говорится, уже совсем другая история.

Источник: https://StoneForest.ru/event/history/zolotoj-vek-piratstva/

Джек Воробей — пират, принявший ислам

Зачем большинство средневековых пиратов принимало ислам

Кадр из фильма Пираты Карибского моря

С именем Аллаха, Милостивого и Всемилостивого!

Персонаж Джека Воробья, сыгранный Джонни Деппом, известен многим. Но немногие знают, что его образ списан режиссерами «Пиратов Карибского моря» (Гором Вербински и Робом Маршаллом) с настоящего пирата, родившегося в XVI веке и позднее принявшего ислам.

Джон Уорд, или Пташка, также известный под именем Джек Воробей, был английским пиратом рубежа XVII века, который позднее примкнул к берберским корсарам, «орудовавшим» за пределами Туниса.

Молодость Джека Воробья

О его детстве известно совсем немного. А та толика информации, которая имеется, черпалась из брошюрки, написанной одним из моряков, плававших вместе с Джеком во времена его пиратства. Согласно его записям, Уорд родился около 1553 года в Юго-Восточной Англии.

Как и многие ребята, родившиеся в прибрежной местности, он провел свою юность и раннюю молодость, занимаясь рыболовством. Но затем, после неудачного вторжения Испанской армады в Англию в 1588 году он нашел себе занятие в качестве капера, грабившего испанские корабли с разрешения королевы Елизаветы I.

Джемс I, позднее пришедший к власти в Англии, завершил войну с Испанией и отстранил каперов от дел. Но многие из них не желали отказываться от нажитого богатства и продолжали грабить. Те, кто поступал таким образом, лишались лицензий, выдаваемых государством и объявлялись пиратами.

Читайте также:  Воспитание жены по «домострою»: чем оно чревато в современном обществе

Но Уорд решил не становиться пиратом, а вместо этого снова попробовать заняться рыболовством в пределах Плимута.

«Пиратские» годы

Примерно к 1603 году Уорд был призван для службы в Королевском флоте, в составе которого он стал служить на судне «Лионский щенок». После двух недель службы он и около 30 его сослуживцев дезертировали и украли 25-тонный барк из Портсмутской гавани.

Уорда выбрали капитаном, и это был один из первых случаев, когда пираты выбирали себе лидера. Они уплыли к острову Уайт и захватили там еще одно судно «Фиалка», которому позднее он дал другое имя – «Маленький Джон». По слухам, на этом судне хранились сокровища римско-католических беженцев.

Однако судно оказалось «пустым», и предприимчивый Джек Воробей использовал его, чтобы захватить другое, более крупное французское судно.

Они уплыли в Средиземное море, где захватили корабль с 32 пушками, названный ими «Подарком», и занялись нападениями на торговые судна в течение последующих двух лет.

В это же время (а точнее в 1605 году) в Марокко  несколько английских и датских торговцев примкнули к экипажу Уорда, а Уорд договорился с Карой Османом использовать Тунис как поле своей деятельности в обмен на то, что Осман получит львиную долю прибыли.

Отсюда ему было легко захватить несколько значимых торговых суден, включая судно Reniera e Soderina.

Принятие ислама и смена имени

По возвращению в Тунис в июне 1607 года ему доложили, что судно начало гнить и тонуть. Позже «Реньера э Содерина» затонул у берегов Греции. На его борту погибло 250 мусульман и 150 англичан. По иронии судьбы, несколькими неделями позже Уорд потерял свое собственное, а позже и два захваченных им судна.

Несмотря на недовольство в Тунисе тем, что Уорд позволил утонуть более двум сотням мусульманам на борту его корабля, Утман Бей предложил ему свою помощь. Уорд однако стал просить Джеймса I о помиловании, в котором ему было отказано.

И он вернулся, принял помощь Утман Бея, который сдержал свое слово и взял Уорда под защиту. Вскоре Уорд принял ислам вместе со всем своим экипажем, изменил имя на Юсуф Реис и женился на итальянке, что не мешало ему в то же время отправлять деньги своей первой жене в Англию.

В 1612 году английским драматургом Робертом Даборном была написана пьеса «О христианине, ставшем турком».

Уорд продолжал набеги на судна в Средиземном море, командуя целым флотом корсаров. Он нажил богатство на пиратстве, чтобы, вернувшись снова в Тунис, прожить оставшуюся жизнь в роскоши. В 1622 году в возрасте 70 лет он заболел чумой и умер.

Ася Гагиева

Источник: https://islam-today.ru/blogi/asya_gagieva/dzek-vorobej-pirat-prinavsij-islam/

Зачем большинство средневековых пиратов принимало ислам

Практически все Средневековье и большую часть Нового времени Северо-Западная Африка была оплотом крупномасштабного международного пиратства.

Многовековые традиции «Пиратского моря»

Средиземное море — колыбель морских цивилизаций — издревле обрело сомнительную славу пиратского моря. Где богатство, там, естественно, и разбойники. Одно время Римская империя, обретя контроль над всем Средиземным морем, покончила и с пиратством.

Но в результате упадка Империи по берегам Средиземного моря опять размножились пиратские бандформирования, претендующие на статус государств. Постепенно стало даже невозможно различить: то ли это государства, живущие пиратством, то ли пиратские шайки, именующие себя государствами.

Да впрочем, на практике и не было разницы.

С арабским завоеванием Северной Африки и Испании в VIII веке пираты стали часто выступать под прикрытием религиозной войны — джихада мусульман против христиан. Особый импульс этому придала Реконкиста — отвоевание Испании христианами, завершившееся в конце XV века, — и последовавшее за этим изгнание мусульман (мавров) из Испании. Потомки изгнанников, обосновавшиеся на берегу Марокко и Алжира, принесли туда ненависть к христианам и жажду мщения.

В начале XVI века Северо-Западная Африка покрылась сетью государств, основным источником дохода которых стал морской разбой. Европейцы назвали эту часть Африки (Магриб) Варварийским берегом. Кстати, имя «берберы», которым европейцы до сих пор называют преобладающий народ этих стран, пошло именно от слова «варвары».

Выгода превыше религии

Берберские пираты нападали на корабли любых наций и вероисповеданий, не исключая и мусульманские. Различные державы — тоже как христианские, так и исламские — стремились использовать пиратские государства в своих целях, заключали с ними союзы и т. д. Особенно покровительствовала пиратам Османская империя, как раз завоевывавшая в это время Средиземноморье. Берберские пираты признали верховную власть султана Турции. Многие турецкие адмиралы и капитаны той эпохи были по совместительству берберскими пиратами, и наоборот. Особенно прославились два брата Барбароссы — Арудж и Хайруддин.
Католические короли тоже не брезговали союзами с морскими джихадистами. История Тулона как военно-морской базы Франции ведет свое начало с того, как в 1534 году король Франциск I предоставил его для пиратского флота берберов, помогавших ему в войне с Испанией. Причем по приказу короля из Тулона были выселены жители, а местные церкви обращены в мечети.

Пиратская вольница Варварийского берега привлекала «джентльменов удачи» разных национальностей и вероисповеданий. Все морские бродяги буйного нрава, не поладившие с законом, могли найти убежище в любом из государств Варварийского берега. Причем некоторым удавалось даже основать свои государства. Для большего авторитета такие пираты европейского происхождения часто принимали ислам.

Турецкий герой из Италии

Первым христианским отступником, ставшим знаменитым пиратом, стал итальянец Джованни Диониджи Галени. Семнадцати лет он был захвачен в плен берберскими корсарами Хайруддина Барбароссы и определен рабом на галеры. Желая улучшить свое положение, он согласился принять ислам и примкнуть к воинам Аллаха.

Галени принял имя Улуч Али. Он оказался очень способным моряком и еще более удачливым корсаром. Его взял к себе на службу знаменитый турецкий адмирал Тургут-Реис.

Улуч Али со временем был пожалован в сан паши, получил звание адмирала флота, назначался беем различных провинций. Корабли Кылыч Али-паши (как он стал именоваться) наводили ужас на побережья христианских государств Средиземного моря.

Прославившись во многих сражениях, Кылыч Али мирно почил в 1587 году в Стамбуле. Он и сейчас чтится в Турции как великий национальный герой.

Голландские и английские джихадисты

Корсарство стало в конце XVI века бизнесом многих европейских капитанов во время войн.

Такие капитаны получали от своих правительств «лицензии» на набор вооруженных людей и ведение морского разбоя против судов противника.

С наступлением мира корсарам было трудно отделаться от приобретенных привычек. Некоторые из них уходили в Магриб и оттуда продолжали грабить, в том числе суда своей родины.

Одним из них стал голландский капитан Симон де Дансер.

Он прибыл в Алжир в 1600 году, принял ислам и, поступив на службу к бею, реорганизовал алжирский флот по образцу голландского — одного из лучших в то время.

Через некоторое время Дансер сколотил самостоятельную банду и первым вывел берберских пиратов на просторы Атлантического океана, совершая рейды аж до Исландии. Он нападал и на турецкие корабли.

В 1609 году Дансера, невзирая на его религию и прошлые дела, решило привлечь на службу французское правительство. Оно поручило ему, используя старые связи, договориться за Францию с беем Алжира. Однако в Алжире не посчитались с дипломатическим иммунитетом и прежними заслугами Дансера и за нападения на султанские корабли арестовали, едва он ступил на берег, и отрубили ему голову.

В это же время берега Средиземного моря начал терроризировать английский пират Джек Уорд по прозвищу Шарки (от shark — акула; эту фамилию Артур Конан Дойл дал одному из героев своих «Морских рассказов»). Не добившись помилования от своего правительства, Уорд в 1607 году принял ислам и сделал базой своих пиратских экспедиций Тунис. Он неслыханно обогатился и умер в большой роскоши в 1622 году.

Пиратская республика в Марокко и основание Нью-Йорка

Самую причудливую карьеру проделал, пожалуй, Ян Янсон из Харлема, взявший имя Мурат-Реис (в честь знаменитого турецкого флотоводца). После окончания войны с Испанией он обосновался на Варварийском берегу, причем действовал то под нидерландским, то под турецким флагом — в зависимости от того, на кого нападал.

В 1618 году его самого захватили в плен берберы, но Янсон не растерялся и заявил о желании принять ислам.

Он скооперировался с двумя своими соотечественниками, ранее перешедшими в религию пророка — Сулейман-Реисом («реис» по-турецки флотоводец) и Симоном Танцором.

Вместе они избрали своей базой порт Сале на побережье Марокко. Не желая подчиняться власти местного султана, голландцы-мусульмане провозгласили независимость Сале.

Власть Сале была по форме похожа на Голландскую республику. На самом деле это была олигархия 14 главных бандитов, из которых один на год становился «президентом республики и главнокомандующим». Пиратская республика Сале просуществовала более двадцати лет.

За это время Мурат-Реис совершил несколько бандитских рейдов к берегам Англии, Ирландии и даже Исландии, грабил корабли на Ла-Манше. После 1641 года сведения о Янсоне теряются.

Любопытно, что его сыновья известны как одни из основателей города Нью-Йорка, который тогда назывался Новым Амстердамом.

Источник: https://news.rambler.ru/other/42314592-zachem-bolshinstvo-srednevekovyh-piratov-prinimalo-islam/

Зачем люди принимали ислам, становясь пиратами

В суровые времена люди совершали самые разные поступки, только чтобы обеспечить себе место под солнцем и роскошную жизнь.

Средиземное море всегда имело славу пиратского моря. Было время, когда Римская империя покончила с пиратством, обретя контроль над этими местами. Но после упадка Империи пираты снова появились.

Их формирования стали претендовать на статус государств, причем со временем стало невозможно различить, страна ли это, которая живет пиратством, или пиратские шайки, которые называют себя государствами.

На практике между ними разницы не было.

В XVIII веке после арабского завоевания Северной Африки и Испании пираты начали прикрываться джихадом мусульман против христиан. Реконкиста, или отвоевание Испании христианами, а потом изгнание мусульман из этой страны, только придала импульс явлению.

Потомки изгнанников поселились на берегу Алжира и Марокко, захватив собой на новые места ненависть к христианам и желание отомстить. В начале XVI века сеть государств, покрывшая Северо-Западную Африку, зарабатывала морским разбоем.

В те времена европейцы называли данную часть Африки (Магриб) Варварийским берегом, а тех, кто там жил – берберами.

Берберские пираты нападали на корабли всех наций и вероисповеданий, в том числе – мусульманские.

Державы мира старались максимально использовать пиратов в своих целях, заключая союзы с ними, а особенно в этом преуспевала Османская империя, завоевавшая тогда Средиземноморье. Берберские пираты признали верховную власть султана Турции.

Так получалось, что турецкие адмиралы и капитаны той эпохи в большинстве своем были берберскими пиратами, и наоборот. Особенно славились два брата Барбароссы – Арудж и Хайруддин.

Католики тоже заключали союзы с пиратами. Взять, к примеру, историю Тулона. В 1534 году король Франциск I отдал город пиратскому флоту берберов, который помогал ему в войне с Испанией. По приказу короля из Тулона выселили жителей, а церкви переделали в мечети.

  Почему заблудившийся человек ходит кругами?

Все, кто не ладили с законом, находили убежище в государствах Варварийского берега. Для большего авторитета все они, становясь пиратами, принимали ислам. Первым христианским отступником стал итальянец Джованни Диониджи Галени.

Когда ему было 17 лет, его захватили в плен берберские корсары Хайруддина Барбароссы и сделали рабом на галерах. Чтобы улучшить свое положение, парень принял ислам и примкнул к пиратам. После смены вероисповедания его стали называть Улуч Али.

Он был талантливым моряком и корсаром, благодаря чему смог поступить на службу к турецкому адмиралу Тургут-Реису. Улуч Али спустя время был пожалован в сан паши, получил звание адмирала флота, был беем нескольких провинций.

Его корабли наводили ужас на жителей христианских государств, которые находились на побережье Средиземного моря. Кылыч Али-паша, как его потом стали называть, прославился в сражениях и мирно умер в 1587 году в Стамбуле. В Турции пирата считают великим национальным героем.

Были и другие случаи. В конце XVI века многие европейские капитаны зарабатывали корсарством во время войн. Но в мирное время правительства переставали выдавать им «лицензии» на набор вооруженных людей и ведение морского разбоя, поэтому некоторые из них уходили в Магриб, где продолжали грабить все подряд суда.

Так поступил голландский капитан Симон де Дансер. В Алжир он прибыл в 1600 году, принял ислам, поступил на службу к бею, где реорганизовал алжирский флот по образцу голландского. Потом Симон и вовсе собрал свою банду.

С ней он первым вывел берберских пиратов в Атлантический океан, доплывая до многих стран, в том числе и до Исландии. В 1609 году Дансера решило привлечь на службу французское правительство, которое поручило ему договориться с беем Алжира за Францию. Но все пошло совсем не по плану.

В Алжире не посчитались с дипломатическим иммунитетом и былыми заслугами пирата. За нападения на султанские корабли его арестовали и отрубили ему голову.

Читайте также:  В каких случаях патриарха кирилла называют владимиром михайловичем

  15 сентября 2019 — День матери в Казахстане

Тогда же Средиземное море держал в страхе английский пират Джек Уорд по прозвищу Шарки. В 1607 году он не смог добиться помилования от своего правительства, принял ислам и обосновался в Тунисе. Джек стал богатым человеком, благодаря своей деятельности. Он умер в роскоши в 1622 году.

Ян Янсон из Харлема прожил еще более удивительную жизнь под именем Мурат-Реис. Пират обосновался на Варварийском берегу после окончания войны с Испанией. В зависимости от того, на кого он нападал, Мурат-Реис действовал то под турецким, то под нидерландским флагом. В 1618 году он попал в плен к берберам.

Там он заявил о желании принять ислам и скооперировался с двумя соотечественниками, которые до этого уже перешли в религию пророка – Симоном Танцором и Сулейман-Реисом. Вместе они обосновались в порту Сале на побережье Марокко и провозгласили его независимость, чтобы не подчиняться власти местного султана.

Пиратская республика Сале существовала более 20 лет. Мурат-Реис совершил несколько рейдов к берегам Англии, Исландии, Ирландии, грабил корабли на Ла-Манше. Что было с ним после 1641 году, неизвестно, так как сведения теряются. Но есть один любопытный факт: его сыновья были одними из основателей Нью-Йорка, тогда называемого Новым Амстердамом.

Источник: https://labuda.blog/251591

12 причин принять Ислам

Эта статья посвящается всем читателям нашего сайта, в особенности тем, кто интересуется Исламом и намеревается стать мусульманином (мусульманкой).

В прошлом я и сама прошла этап становления на путь Истины и сейчас хотела бы пригласить всех в прекрасный мир Ислама и вкратце рассказать о том, почему следует принять Ислам.

Для иллюстрации приведу высказывания известных людей о нашей замечательной религии.

  • Причина первая: Ислам – последняя Божественная религия, ниспосланная людям, а Пророк Мухаммад (мир ему и благословение) – последний пророк.
  • Причина вторая: Ислам признаёт предыдущие Божественные откровения и почитает всех пророков, ниспосланных Всевышним.
  • Причина третья: Ислам является единственной религией, которая не была искажена или изменена, и Коран – священная книга мусульман – находится под особой защитой Всевышнего (за более чем 1400 лет даже запятая не изменилась в Благородном Коране).

Американский врач Гарри Г. Дорман пишет: «Он (Коран) является подлинным Откровением от Бога, продиктованным Мухаммаду (мир ему и благословение) ангелом Джабраилом (мир ему), каждая буква этого Откровения совершенна.

Это непреходящее чудо, подтверждение пророческой миссии Мухаммада (мир ему и благословение).

Его чудесные качества проявляются во всём – в стиле, настолько совершенном, что ни один человек в мире не смог написать даже самую маленькую главу, хотя бы отчасти похожую на суру Корана; и, конечно, в содержании – от пророчеств о будущих событиях до удивительно точной научной информации…».

Причина четвёртая: Ислам является религией, которая охватывает все материальные и духовные аспекты жизни человека. Он не пренебрегает даже малейшим аспектом в жизни мусульманина.

Историк Томас Арнольд пишет: «Чувство справедливости является одним из самых замечательных идеалов Ислама, потому как, ознакомившись с Кораном, я нахожу те динамические принципы жизни, не мистической, но практической этики для ежедневного поведения в жизни, которые подходят для любого человека во всём мире».

Причина пятая: Ислам удовлетворяет телесные и духовные потребности человека в равновесии. Он отказывается отдавать предпочтение одним из аспектов жизни над другими.

Представитель королевской семьи Великобритании, принц Чарльз, в одном из своих выступлений отметил: «Ислам может научить нас сегодня способу понимания жизни в мире, тому, что Христианство утратило. Ислам отказывается делить человека и природу, религию и науку, разум и материю».

Причина шестая: Ислам не вступает в противоречие с интеллектом человека и его природным естеством.

Всё в Исламе логично и рационально. Многие новообращённые мусульмане произносят такую фразу: «Я нашёл (нашла) в Исламе ответы на все свои вопросы». Требования Ислама – совершение намаза, пост в месяц Рамазан и др. – не превышают возможности человека и направлены на улучшение духовного и физического состояния человека.

Причина седьмая: Ислам – универсальная религия для всего человечества в целом, независимо от расы, языка, образования, времени и места проживания людей.

Предыдущие религии были ниспосланы конкретным народам в течение определённого времени. Например, если человек хочет стать иудеем, он должен родиться евреем.

Тогда как Ислам даёт возможность абсолютно любому человеку стать мусульманином.

Причина восьмая: Пророк Ислама – Мухаммад (мир ему и благословение) – Любимец Всевышнего, посланный Аллахом как милость для миров.

Этот удивительный человек – образец милосердия и доброты, человеческий идеал нравственности, который всем своим образом жизни подал замечательный пример всем людям о том, как приблизиться к Создателю и обрести счастье и гармонию в обоих мирах.

На том свете Пророк Мухаммад (мир ему и благословение) получит уникальную возможность – право заступничества за своих последователей, и Всевышний Аллах ответит на его просьбу.

Причина девятая: Всевышний Аллах любит Пророка Мухаммада (мир ему и благословение) и его последователей, и какое же это счастье – знать, что тебя любит Всевышний Аллах, Господь миров!

Причина десятая: Принятие Ислама очень простое, не требует специальных церемоний и обрядов.

Достаточно лишь иметь твёрдое намерение стать мусульманином (мусульманкой) и произнести: «Ашхаду алля иляха илляллах, ва ашхаду анна Мухаммада ррасулюллах» – «Я свидетельствую, что нет ничего достойного поклонения, кроме Единственного Бога – Аллаха, и я свидетельствую, что Мухаммад – Его пророк и посланник».

Причина одиннадцатая: После принятия Ислама прощаются ранее совершённые грехи.

Сразу после произнесения слов шахады с соответствующим намерением человек становится мусульманином.

В Исламе он воспринимается как новорождённый младенец, который только сейчас родился и начинает жизнь на этой земле.

Все прошлые грехи этого человека Милостивый Аллах прощает, новообращённый мусульманин получает уникальную возможность начать жизнь с чистого листа. Такого нет ни в одной религии!

Кроме того, что тем, кто выбрал путь Ислама, прощаются все совершённые ранее грехи, также они могут в Судный день заступиться за своих близких и друзей, чтобы Аллах их помиловал.

Причина двенадцатая: Мусульманин – самый счастливый человек на этом свете, а в вечной жизни его ждёт Рай и довольство Аллаха, Господа миров!

Иногда в жизни любого человека может наступить такой период, когда совет от другого человека или просто доброе пожелание придётся как нельзя кстати и по воле Всевышнего повлияет на всю дальнейшую жизнь.

Очень надеюсь, что эта статья, этот краткий обзор послужит для кого-то звоночком, сигналом к принятию важного решения – стать мусульманином.

От всей души желаю всем ищущим Истину обрести её, прошу Всевышнего раскрыть сердца таких людей к Исламу, чтобы они искренно произнесли: «Ашхаду алля иляха илляллах, ва ашхаду анна Мухаммада ррасулюллах». А мы, в свою очередь, поздравим таких людей и с радостью скажем: «Добро пожаловать в Ислам!»

Источник: http://islam.ru/content/obshestvo/41794

Белое рабство: как пираты и кочевники теснили европейцев

Когда мы говорим о рабстве, перед глазами появляются караваны чёрных невольников, тянущиеся вдоль Миссисипи. А ещё корабли с «чёрным деревом», которые плывут от западного побережья Африки в Новый Свет. Но история помнит, как рабами становились гордые и свободолюбивые европейцы.

В те годы, когда ещё ни один житель Испании или Англии даже не думал отправляться на поиски лучшей доли в американских колониях, рабовладение уже давно процветало на побережье Средиземного моря.

В Европе рабство исчезло ещё в Средние века, но в это же время оно расцвело в мире ислама. Кочевые народы от берберов (общее название принявших ислам в VII веке коренных жителей Северной Африки. — Прим.ред.

) на западе, до крымских татар на востоке создавали свои государства и использовали привычный механизм набегового хозяйства.

Такой экономике требовалась военная добыча и рабы, которых регулярно завозили после военных походов и пиратских экспедиций.

Набеговое хозяйство — по предположению ряда историков, форма существования преимущественно кочевых сообществ. Появлялось там, где имелись достаточно плотные массы оседлого населения и находящиеся неподалёку кочевники, которые могли быстро мобилизовать многочисленную и манёвренную военную силу. Регулярные грабежи оседлых соседей составляли значительную долю в экономике таких народов.

Расцвет набеговой экономики пришёлся уже на Новое время — XVI–XVII века. Пиратство стало одним из главных промыслов жителей Магриба (название, данное средневековыми арабами странам Северной Африки, расположенным к западу от Египта. — Прим.ред.), превратив мусульман в подобие викингов.

Грабежи стали источником богатства берберов. Галеры алжирских пиратов не только преследовали торговые корабли христиан на море, но и ходили в большие набеги на поселения и города.

Их тактика была проста: неожиданно высадиться близ поселения, схватить беззащитных крестьян и быстро уплыть до появления карательного отряда.

Берберские пираты

Порой берберы собирали настоящие пиратские флоты. И тогда страх перед нашествием охватывал даже жителей больших городов, гарнизоны которых ничего не могли сделать с алчными разбойниками.

В 1544 году отряд пиратских судов из Алжира под командованием знаменитого Хайреддина Барбароссы огнём и мечом прошёл по берегу Калабрии до Неаполя и захватил в плен около 20 тысяч итальянцев.

Цены на рабов на невольничьих рынках Магриба упали так низко, что пиратские матросы могли выменять их только на еду, но никак не обогатиться.

На каждый масштабный рейд вроде экспедиции Барбароссы приходились десятки более мелких набегов.

Появление большого пиратского флота могло заставить всё население побережья бежать в глубь страны, оставляя прибрежные районы безлюдными.

В 1566 году отряд из шести тысяч османских пиратов приплыл в Адриатическое море и высадился в Апулии. Власти не смогли организовать защиту населения и призвали всех уходить от берега, оставив туркам на разграбление десятки брошенных деревень вплоть до замка Серракаприоллы, расположенного в пятнадцати километрах от побережья.

Ужас морей

Многие османские пираты были искусными моряками. Они ходили в дальние походы и разоряли берега за тысячи миль от собственных портов. Один только невообразимый турецкий рейд в Исландию в 1627 году принёс почти 400 пленных.

Все считают Англию грозной морской державой, но весь XVII век арабские пираты свободно плавали в британских водах и даже появлялись в устье Темзы.

Всего за три года — с 1606 по 1609 — из-за алжирских корсаров англичане и шотландцы потеряли не менее 466 торговых кораблей.

К середине 1600-х годов британцы активно торговали чёрными рабами, но в это же время британские матросы из Бристоля или Ливерпуля становились рабами берберов.

Обычаи североафриканских мусульман никак не защищали рабов. Они считались не просто бессловесным имуществом — невольники были христианами, то есть неверными. Поэтому, по мнению хозяев, вполне заслуживали любые страдания.

Набеговая экономика обеспечивала такой приток рабов, что у их хозяев не было особого смысла заботиться о жизни и здоровье своего имущества. У раба было лишь два способа облегчить своё положение: быть ценным специалистом или принять ислам.

Запустение Италии

Безнаказанность пиратов дошла до того, что берберы в XVI веке создали целую базу близ Неаполитанского залива, на острове Искья. Там они выжидали удачный момент для нападения, там же содержали пленников перед отправкой в Алжир.

Пираты говорили, что им гораздо удобнее нападать на города, чем грабить сельскую местность: мелкие гарнизоны ничего не могли противопоставить десанту с десятка галер, а горожане, заперевшись в домах, не разбегались и становились лёгкой добычей.

Во время пиратских набегов первыми жертвами становились женщины и дети. К тому же белокожие европейки очень ценились в гаремах восточных богачей. Рыбаки боялись выходить в море, крестьяне при первой же возможности переезжали подальше от побережья.

По оценкам современных исследователей, к началу XVII века итальянские государства фактически отдали побережья Калабрии и Апулии пиратам. Деревни стояли заброшенными, на берегу жили лишь разбойники, контрабандисты и нищие.

Восточный невольничий рынок

Беды Дикого поля

Похожую картину можно было наблюдать на юге России. Крымское ханство сделало грабительские походы на Русь и Литву одной из важных составляющих своего хозяйства. Молодые татарские воины отправлялись в набег раз в два-три года — как только заканчивалась добыча от прошлого похода.

Читайте также:  Какие драгоценные камни опасно носить незамужней девушке

Татары хорошо знали календарь земледельца и поэтому уходили за добычей весной и осенью — во время посевной или сбора урожая. Во-первых, в это время было не так жарко, и конница проще преодолевала степи. А во-вторых, крестьяне оказывались перед выбором: или рисковать попасться татарам, или бросать поля и бежать, но при этом остаться без урожая, что влекло неизбежные голод и смерть.

Захваченные пленники продавались на невольничьих рынках от Крыма до Александрии.

В русском государстве даже была особая статья расходов: на выкуп православных, находящихся в рабстве.

Но, несмотря на это, большая часть схваченных крестьян оказывалась в странах Ближнего Востока, где они на всю жизнь оставались рабами. В итоге к XVI веку обширные и плодородные земли от Черноморского побережья до Брянска и Рязани оказались полностью обезлюдевшими и получили название Дикое поле.

Если мы посмотрим на историю современных южнорусских городов Белгорода, Липецка, Пензы, Курска, Воронежа, то обнаружим, что все они основаны как военные заставы на южной границе России в конце XVI–XVII веках или стали таковыми в тот же период.

Конец набегов

Постепенно и русские, и итальянцы научились бороться с разорительными набегами.

В 1566 году на южной границе русского государства по реке Оке достроили Большую засечную черту. Система укреплений оказалась очень эффективной.

За оборонительной линией находились удобные базы для военных отрядов, а сами засеки (заграждения из поваленных деревьев) мешали передвижению больших масс конных войск.

Татарские отряды были вынуждены разделяться, после чего русские били их по частям.

Но несмотря на предпринимаемые усилия, набеги крымцев продолжались до XVIII века — последний состоялся в 1716 году. Только организованное Петром I государство с современной армией смогло остановить татарские походы и само начало теснить кочевников.

На западе совместные усилия европейских средиземноморских держав от Испании до Франции тоже смогли остановить натиск берберских пиратов лишь в XVIII веке. Столкнувшись с мощными линейными кораблями и быстрыми фрегатами, корсары оказались вынуждены отступить и забыть о многовековом ремесле предков.

Рабство в Северной Африке сохранилось, но полноводный поток невольников стал понемногу иссякать. Однако и в начале XIX века берберские пираты ещё находили немногочисленных жертв, которые влачили жалкое существование под ярмом чужеземных хозяев.

Источник: https://warhead.su/2018/10/26/beloe-rabstvo-kak-piraty-i-kochevniki-tesnili-evropeytsev

Пиратство и XXI век: как победить сомалийских пиратов. Часть 3

Три способа борьбы с пиратством

Первый, он же действующий в настоящее время. Корабли патрулируют определенный участок в заливе, открывая огонь по пиратам только тогда, когда они непосредственно атакуют проходящие коммерческие суда.

При этом исходя из имеющегося опыта известно, что корабли открывают главным образом предупредительный огонь, крайне редко стреляя непосредственно по пиратам. Такое патрулирование спасло от захвата уже не одно судно.

Чем больше кораблей на патрулировании, тем больше судов они спасут, но пиратов им не вытеснить, они все равно будут захватывать то или иное неосторожное судно.

Второй способ более агрессивен. Корабли и вертолеты с кораблей открывают огонь на поражение, независимо от того, нападают пираты на судно или просто курсируют в ожидании добычи. Ошибка практически исключается, даже если оружие пираты спрятали – в Аденском заливе никак не встретишь небольшую лодку, битком набитую здоровенными мужиками, вышедшими прогуляться или половить рыбки.

Третий способ самый радикальный. Уничтожать пиратские суда и лодки, а также вооружение. Но! Недавнее потопление индийским фрегатом пиратского судна-базы может быть чревато нехорошими последствиями для моряков в плену и моряков тех судов, которые к сожалению, еще будут захвачены.

Особенно с индийским гражданством. Англичане или французы захватывали пиратов в бою и потом уже думали, куда их сдать для следствия и суда.

Индийцы, получив очередь из автомата с пиратского судна в своем направлении, уж не знаю почему, но решили, что проще будет расстрелять пиратов с безопасного расстояния артиллерийским огнем.

Я господа, крови боюсь – вот начнут пираты в ответ стрелять, и что тогда будет? Мясорубку легко начать, но трудно закончить. Моряки – если начнется мясорубка – начнут повально отказываться от рейсов через Суэцкий канал, и правильно делать.

Бить по гнездам – высаживаться на берег и убивать или брать в плен столько пиратов, сколько представится возможным. Но этот способ и самый опасный – для стороны, которая таким образом начнет борьбу с пиратством. Будут гибнуть мирные люди и их имущество.

Военных немедленно обвинят в жестокости и преступлениях против человечности. Мировая общественность обвинит «агрессора» во всех смертных грехах и в конечном счете, дерзнувшего бороться с пиратством в его гнезде обвинят в грязных планах по захвату Сомали.

НАТО гарантировано на такой шаг не пойдет, имея опыт Югославии, Ирака, Афганистана.

А кем же считать пиратов, преступниками или воюющей стороной? Поясняю: если пират преступник, то его необходимо задержать, и при этом успеть зачитать ему его права, а если он воюющая сторона, противник, то его надо уничтожить.

Если он преступник, необходимо найти страну, которая согласится его принять, осудить и далее держать в заключении или казнить.

Если он военный, воюющий судя по обстановке, со всем миром, то когда его арестуют, он не преступник, а военнопленный со всеми вытекающими, в том числе своими правами согласно Женевской конвенции.

Четвертый способ — самый эффективный. Навести там порядок смогут либо местные исламисты, если им не будут мешать, либо внешнее вмешательство.

Но смотря какие исламисты. Власть в стране вот-вот может оказаться в руках экстремистов, радикальной исламистской партии Аль-Шабаб.

Это та самая партия, которая прославилась недавно тем, что по приговору ее судей была забита насмерть камнями 13-летняя девочка, которую изнасиловали трое мужчин, но аль-шабабские судьи решили, что нечего ей было шляться среди бела дня и вводить в искушение правоверных.

Спикер Аль-Шабаб, некий шейх Аль Мансур, заявил 15 ноября, что пираты — это вовсе не пираты, а борцы с незаконным ловом рыбы в водах Сомали и прочими безобразиями, которые творят неверные.

Военные корабли в Аденском заливе, считает шейх, не борются с пиратством, что исходя из его логики в принципе недопустимо, пираты ведь не пираты, а нечто вроде добровольной береговой охраны (напомню, что одна из самых крупных банд именно так и называется).

Военные корабли пришли в Аденский залив, потому что те страны, которые их прислали, мечтают колонизовать страну и наложить руки на ее природные богатства.

В настоящее время боевики Аль Шабаб трясут городок Харадере в поисках святотатцев, похитивших супертанкер Sirius Star (танкер принадлежит владельцам из Саудовской Аравии) у своего брата правоверного.

Не знаю, что омерзительнее – приговорить изнасилованную девочку к побитию камнями или бороться с пиратством по религиозному признаку. Аль Шабаб считает, что нехорошо грабить у своего брата по вере, а вот неверного обобрать – святое видимо, и богоугодное дело.

Одна надежда – очень многим в Сомали похоже, средневековый фанатизм Аль Шабаб не нравится, и долго эти мракобесы не протянут.

А что такое внешнее вмешательство, остается только гадать – лично я не вижу у мировой сообщества ни мудрости, ни зрелости.

Сомалийское пиратство, по большому счету, стало лакмусовой бумажкой как мирового сообщества в целом, его готовности/неготовности забыть о распрях при угрозе от общего для всех врага, так и некоторых стран, бесстыдно сваливающих ответственность на других и ищущих повсюду происки недругов.

При этом очевидно, что операции военных в Аденском заливе нельзя прекращать, они должны обезопасить залив для мирового судоходства, вне зависимости от судьбы Сомали. Военные столкнулись в заливе с совершенно новой задачей.

Борьба с пиратством стала партизанской войной на море, аналогичной борьбе с боевиками где-нибудь в Афганистане или Ираке. Вот она, угроза 21-го века на море.

Не эпические битвы флотов морских держав, а доводящая до бешенства почти безрезультатная попытка прихлопнуть комара стальной кувалдой. Перспективы пиратства

У пиратства боюсь, есть и будущее, и перспективы. Мне кажется, протянет сомалийское пиратство еще немного, и к сомалийцам начнут подтягиваться иностранцы – профессиональные преступники и авантюристы, наемники и т.п. Да и террористы глядишь, проснутся. Более того, я считаю, что сомалийцы не понимают, на какую «жилу» они наткнулись, и можно сказать, работают по мелочи.

Они совершенно не трогают грузы и их стоимость, а ведь можно брать выкуп и за груз, под угрозой его уничтожения. Но пираты они бурно эволюционируют.

Еще год назад им и в голову не приходило атаковать среди бела дня все подряд, а сейчас они не пропускают ни одной цели, если есть возможность ее захватить, и величина судна и его скорость их уже не останавливают.

Сомалийские пираты, это неграмотные крестьяне или рыбаки, или вообще ничем в смысле головы не обремененные юнцы. Никакой выучки, почти никакой дисциплины. Вооружение достаточно примитивно – автоматы, гранатометы, средства связи и навигации.

Представьте что будет, если в среде сомалийских пиратов появятся опытные преступники, военные с боевым опытом (да еще если это опыт спецопераций), умные головы на берегу с компьютерами и различными многочисленными возможностями отслеживать конкретные наиболее интересные суда? А я уверен, что многие преступные сообщества по всему миру не только внимательно присматриваются к опыту сомалийского пиратства и его печальным успехам, но и начинают просчитывать различные варианты – каким боком, каким образом к этому делу подтянуться, или начать свое.

В перспективе сомалийское пиратство страшно тем, что оно раздвинуло горизонты возможного – раньше никому такое и в голову не приходило. Угроза, исходящая от пиратства, ничуть не меньше, а я думаю, значительно больше, чем угроза от терроризма.

Терроризм — это все-таки фанатики, а пиратство – это бизнес, и ничего личного. Куда больше энтузиастов пойдет в прибыльный преступный бизнес, нежели согласится отдавать свои жизни во имя идей.

Боюсь, сомалийское пиратство стало только началом гораздо более страшных и опасных для нас всех вещей.XXI век — все-таки не XVIII

Мировое судоходство — это свыше 90% всех перевозимых в мире товаров и грузов. Нет в мире другого настолько интернационализированого и глобализированого вида деятельности.

Вот идет контейнеровоз в Европу – судовладелец тайваньский, флаг сингапурский, экипаж смешанный англо-филиппино-индонезийско-тайваньский. Груз – тысячи контейнеров. Из них несколько сотен предназначены России.

Имеет он отношение к России или нет?

А ему навстречу сухогруз из Европы, с грузом разобранного завода, назначением на Индонезию. Судовладелец датчанин, флаг какой-нибудь Белиз, а в составе экипажа один или более граждан России, а то и весь экипаж. Имеет это судно отношение к России или нет? Вот такое оно, современное судоходство.

Когда в нем живешь и работаешь, то начинаешь ощущать мир как нечто единое, границы размазываются и ощущаются далеко не столь остро, как их ощущают, например, военные.

Что такое XXI век, если посмотреть на него с колокольни судоходства? Это мир, в котором при существующем уровне прогресса и развития технологий государство не может жить само по себе и руководствоваться только своими личными интересами, тем более амбициями.

Где-то надо ими поступиться, где-то надо поставить благо мирового сообщества в целом выше своего. Необходимо договариваться, и создавать новые механизмы реагирования на риски и опасности современности и будущего. Побороть пиратство сегодняшнее и будущее можно только одним путем – единением усилий всех здравомыслящих, ответственных стран.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Источник: https://ria.ru/20081125/155817571.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector