Зачем русские уговаривали поляков «даровать» им нового царя

Имя Ивана Сусанина, отдавшего жизнь за царя, известно многим любителям истории, но особенно ценим этот народный герой костромичами. В славном городе на Волге стоит памятник мученику, погибшему страшной смертью ради спасения жизни монарха. Предлагаем узнать, чем знаменит Иван Сусанин, а также познакомиться с некоторыми интересными фактами из его жизненного пути.

Зачем русские уговаривали поляков «даровать» им нового царя

Сведения о жизни

Поскольку герой нашего материала до совершения им подвига был крепостным крестьянином, данных о его детстве и жизни в целом сохранилось крайне мало – никого не интересовала судьба обычного подневольного человека.

Поэтому в биографии Ивана Сусанина больше белых пятен, чем проверенных фактов.

Однако исследователи полагают, что родом этот отважный человек был из деревни Деревнищи (другая версия – Деревеньки), проживал в селе Домнино Костромской области (которое сейчас относится к Сусанинскому району).

Полагают, что Сусанин был не обычным крепостным, а старостой в вотчине, однако эта версия основана на местном предании и не имеет доказательств. Также бытует мнение, что будущий народный герой жил при боярском дворе и выполнял функции приказчика.

Следующий факт – у Ивана Сусанина была дочь Антонида, вышедшая замуж и родившая детей. Однако до нас не дошли какие-либо сведения о супруге крестьянина, поэтому исследователи предположили, что он был женат, но рано овдовел.

Зачем русские уговаривали поляков «даровать» им нового царя

Историческая обстановка

Говоря о том, чем знаменит Иван Сусанин, следует охарактеризовать ту историческую обстановку, которая сложилась в России в период его жизни. Это было нелегкое время, Смута, время жесточайшей борьбы за престол с одной стороны и польско-литовских нападений с другой.

В начале 17-го столетия страну поразил ужасающий голод, самодержавный трон на время был занят самозванцем, потом престол достался князю Василию Шуйскому, побывшему царем около 4 лет.

Бывший монарх был свергнут, пленен поляками и закончил свой жизненный путь вдали от родной земли.

К власти пришли бояре, которые попробовали посадить на русский трон королевича из Польши. В этих обстоятельствах подвиг Сусанина приобретает новое значение – крестьянин не просто спас конкретного юного монарха, но и не допустил того, что во главе России окажется поляк.

Легенда о подвиге

Что сделал Иван Сусанин, чтобы навсегда увековечить свое имя? Ценой своей жизни он спас царя Михаила Романова от нападения польско-литовского отряда. Молодой монарх и его мать в 1613 году проживали в своей костромской вотчине в селе Домнино, старостой которой и был Сусанин.

Польские захватчики решили добраться до юного царя и убить его, но им потребовался проводник, чтобы показать дорогу. Эту миссию и должен был выполнить староста.

Сусанин успел попросить своего зятя, Богдана Собинина, предупредить Михаила и посоветовать тому укрыться за стенами Ипатьевского монастыря, это и спасло царю жизнь.

Гибель героя

Угрозы и подкуп не подействовали. Согласно популярной легенде, отважный крестьянин согласился, но повел вражеский отряд в непроходимое болото, выбраться оттуда чужаки не смогли.

Разоблачив обман, поляки пытали героя, но он не сдался и не выдал убежища царя. После этого разгневанные захватчики жестоко убили Ивана Сусанина.

Кем он был, согласно данной концепции? Подлинным патриотом, принявшим мученическую смерть ради царя Михаила.

Зачем русские уговаривали поляков «даровать» им нового царя

Другая версия подвига

Есть еще одна легенда, поясняющая, чем знаменит Иван Сусанин, более прозаичная и оттого менее популярная. Суть в следующем: царь Михаил, находясь в своей вотчине в Домнино, случайно узнал, что польский отряд приближается к нему, чтобы захватить в плен.

Монарх поспешно бежал и волей случая оказался в доме Ивана Сусанина. Тот накормил царя и настолько хорошо его спрятал, что пришедшие поляки не смогли отыскать Михаила даже с собаками.

Они пытали крестьянина, заставляя его раскрыть местоположение царя, но герой остался верен правителю и принял свою гибель мужественно.

После ухода отряда Михаил покинул свое убежище и скрылся за стенами Ипатьевского монастыря.

Зачем русские уговаривали поляков «даровать» им нового царя

Исторические факты

Мы познакомились с легендой о подвиге Ивана Сусанина. Однако об этом народном герое сохранилось настолько мало достоверной информации, что некоторые скептики считают, что в действительности его не существовало. Предлагаем узнать некоторые реальные исторические сведения, имеющие под собой документальное подтверждение.

  • В анналы истории Сусанин вошел как человек, отдавший жизнь за царя. При этом сама формулировка некоторыми учеными ставится под сомнение, ведь если поляков в непроходимые леса этот человек завел в конце 1612 года (а не в 1613 году, как принято считать), то юный Михаил еще не был царем.
  • Доподлинно известно, что народный герой был не простым крестьянином, а вотчинным старостой Романовых.
  • Отчество Сусанина не сохранилось, несмотря на то что по традиции ему приписывается полное имя Иван Осипович. До нас не дошли данные о том, как в реальности звали отца героя.
  • Источники не содержат данных об имени супруги Сусанина, однако у него была дочь Антонида, скорее всего, единственный потомок. Также известно имя супруга Антониды, Богдана.

Ключевым доказательством того, что Иван Сусанин существовал в действительности, является именная грамота от монарха, в которой зять героя, Богдан, и его потомки освобождаются от податей.

Также волей царя супругу Антониды была дарована половина села.

Если предположить, что подвиг – не более чем легенда, то становится непонятным, зачем царю даровать обычному крестьянину такие небывалые милости.

Зачем русские уговаривали поляков «даровать» им нового царя

Спорные моменты

Мы узнали, чем знаменит Иван Сусанин, однако в его биографии большое количество белых пятен. Споры вызывают и сами факты героического подвига этого патриота:

  • Неизвестно место гибели героя. Так, одни исследователи полагают, что поляки, разгневанные обманом, зверски пытали несчастного крестьянина и после этого убили его в лесу. Такая версия, как более интересная, использовалась писателями и поэтами в литературных произведениях и потому более распространена. Однако другие историки полагают, что народный герой был убит близ села Исупово.
  • Гибель поляков на болоте. Принято считать, что Иван Сусанин завел вражеский отряд в непроходимое болото, где его замысел был разоблачен, его самого жестоко пытали и убили. А захватчики не смогли выбраться из топи и погибли сами. Однако этот факт ставят под сомнение археологические находки.
  • Возраст. Принято изображать Сусанина глубоким старцем с длинными седыми волосами. На самом же деле, его возраст едва ли превышал 40 лет. Вероятнее всего, Антонида на момент подвига достигла 16 лет.
  • Спас царя от чего? Не все историки уверены в том, что в случае пленения польскими захватчиками Михаил был бы убит. Высказывалось мнение, что находящийся в плену монарх заставил бы Россию быть более сговорчивой и капитулировать.

Зачем русские уговаривали поляков «даровать» им нового царя

Несмотря на эти разногласия, династия Романовых в дальнейшем очень высоко ценила подвиг Ивана Сусанина:

  • Николай Первый повелел называть главную площадь города Костромы Сусанинской (это название сохранилось и по сей день). Также в городе на Волге был возведен величественный памятник народному герою.
  • После грамоты 1619 года в течение двухсот лет потомки Сусанина получали от последующих монархов жалованные грамоты, подтверждающие их привилегии.

Легенда о Иване Сусанине и его подвиге пользуется широкой популярностью, этому человеку посвящают музыкальные и литературные произведения, многие улицы российских городов носят его имя. Есть музей подвига этого патриота, в его честь называли и теплоходы, ледоход.

Зачем русские уговаривали поляков «даровать» им нового царя

Значение подвига

Говоря о том, чем знаменит Иван Сусанин, необходимо указать следующие моменты:

  • После того как народный герой спас царя, в России воцарилась династия Романовых, завершавшая непростое для страны и ее народа Смутное время. Появилась некая стабильность, пока еще слабая и призрачная, но монарх, божий избранник, находился на троне, вселяя в людей надежду на то, что жизнь наладится.
  • Само воцарение Михаила связано с патриотизмом, простой крестьянин отдал свою жизнь за этого монарха, жертва его была бескорыстной, поэтому юный царь сразу заслужил к себе особое отношение.

Иван Сусанин – фигура значимая, этот крестьянин сумел не только спасти царя, но и продемонстрировать врагу мощь русского патриотизма.

Источник: https://www.syl.ru/article/370214/chem-znamenit-ivan-susanin-biografiya-podvig-i-interesnyie-faktyi

Польская вольница в русской «оккупации» | В И З А Н Т И Я

Как известно поляки во время Восточного похода Наполеона Бонапарта активно поддержали последнего и принимали самое живое участие в сражениях с российскими войсками.

Это участие польские историки объясняют тем, что Наполеон даровал полякам свободу от прусского и российского господства, которое проявилось после череды разделений Речи Посполитой в 18-м столетии. Однако польские историки в известной степени лукавят. Дело в том, что Наполеон Бонапарт никакой независимости полякам и не думал даровать.

Он пошёл другим путём: восстановил государство по формуле герцогства (официальное название – Варшавское герцогство), которое, подчиняясь саксонскому королю, де-юре подчинялось самому Бонапарту. Получилось этакое управление через посреднического вассала.

Поэтому слова о независимости польского государства, якобы полученной в 1807 году трудами французской армии – это обыкновенная фикция, призванная оправдать участие польской армии на стороне французов, рвавшихся в 1812 году к Москве.

 Кстати, стоит упомянуть, что «польская независимость» 1807-1815 годов была настолько уникальной в своём роде, что по новому подобию конституции, предложенной лично Наполеоном, в Польше на официальном уровне не допускалось даже употребления слов «поляк», «польский» и производных от них. Многие польские историки об этом деликатно умалчивают.

С чего бы…

Мало того, Наполеоном из обращения была изъята местная валюта с одновременным введением одной из германских валют того времени, был насаждён французский деловой и судебный кодексы, которые давали право управления отнюдь не местным представителям знати и интеллигенции. Около 100 тысяч польских молодых людей были «забриты» в наполеоновские солдаты для помощи французским войскам в войне против Российской Империи.

Зачем русские уговаривали поляков «даровать» им нового царя

Польский уланский полк армии Наполеона

Особенную прыть польские войска в плане помощи Наполеону стали проявлять после того, как французская армия была изгнана из России, а русские солдаты двинулись прямиком на Запад. Очевидно, поляки боялись мести в отношении Польше со стороны императора Александра I после его победы над французами.Прыть польских военных формирований Наполеону в конечном итоге не помогла, и русские солдаты в мае 1814 года праздновали полную капитуляцию Парижа, а вместе с ним – и всей наполеоновской армии.Война есть война. В ней есть свои победители-триумфаторы, и есть свои неудачники. Главным триумфатором 1814 года стал русский император Александр I, а вот среди тех, кто должен был оказаться в очевидных неудачниках – польское государство, которого, стоит напомнить на момент 1814 года ни де-юре, ни де-факто не существовало. Но самым удивительным образом, Александр не только не начинает проявлять каких-либо репрессивных мер против польских военачальников и местной польской знати, а даже наоборот — идёт на беспрецедентный по тем временам ход. Александр амнистирует польских солдат и офицеров, которые принимали участие в военных операциях против армии России и её союзников и оказались разгромленными и пленёнными русскими войсками. А самое невероятное: он дарует Польше, большая часть которой по итогам большой войны и Венского конгресса переходила во владения Российской Империи, абсолютно немонархическую конституцию, прочитав основные положения которой в самой России сторонники либеральных реформ сглотнули слюну. Для начала Александр I вернул полякам их самоназвание, ликвидировав с карты Европы такую территориальную единицу как Варшавское герцогство с одновременным переименованием страны в Царство Польское. Именно – Польское! Да – во главу этого государства он поставил самого себя, но это польское царствование Александра I, как показало дальнейшее развитие событий, носило, скорее, чисто формальный принцип. Император (он же с 1815 года ещё и польский царь) назначал в Варшаве своего наместника, который, по замыслу самого Александра должен был быть представителем местных политических элит или же членом большого Императорского дома. На деле вышло, что посты первоначальных польских наместников получали именно поляки. Первым наместником был польский князь и генерал Иосиф Зайончек. Тот самый Зайончек, которого в бригадные генералы произвёл лично Наполеон Бонапарт, и который активно воевал с русской армией в битве при Березине, потеряв ногу. В декабре 1812 Зайончек в Вильно попал в плен к войскам Александра I. Зачем русские уговаривали поляков «даровать» им нового царя

Иосиф Зайончек

Следующим революционным для Российской Империи принципом новой польской конституции стало разделение властей с наличием двухпалатного парламента с верхней палатой из высшего дворянского сословия и нижней палатой – так называемой Посольской Избой – своеобразным воплощением представительства Народных депутатов. Александр в конституции прописал для Польского Царства наличие свободных от других властей судов, при этом особо выделялся пункт о выборности судей. Был даже обозначен вариант большого сенатского суда для тех, кто преступил закон, являясь крупным государственным чиновником. Если сюда добавить ещё и статьи о развитии польского языка, польских учебных заведений, свободе слова, свободе личности, невмешательстве Петербурга в римско-католическую веру и даже пункт сохранении польской армии, то итоговый документ можно назвать поистине феноменальным. Почему «феноменальным»? – скажут некоторые читатели, — разве ничего подобного в Европе не существовало. В том-то и изюминка, что в Европе, быть может, существовало, и кое-где – несколько сот лет, но только вот в самой России слово «конституция» было если не под запретом, то властные элиты смотрели на него с явной озабоченностью. Если возвращаться к Царству Польскому, то получается, что территория, фактически оккупированная Российской Империей в 1815 году, получает от той же Российской Империей прав и свобод на десять порядков больше того, чем этих прав и свобод было у среднестатистического российского подданного. На волне изменений в Польше ожидали конституционных перемен и в самой России. Поговаривали, что Александр проникся европейским либерализмом и может уже к 1818-1820 годам перевести Россию в статус конституционной монархии. Но, как известно, ничего подобного в России (как метрополии) не произошло. В итоге, благодаря действиям «оккупанта» Александра I получилось так, что Царство Польское с 1815 года стало единственным государством Старого Света, где выборная система была развита до такой степени, что парламент выбирался абсолютно всеми имущественными классами на основании прямых и непосредственных выборов. Даже крестьяне (правда, в меньшей степени) имели возможности участвовать в выборах законодателей Сейма. Эту феноменальную ситуацию современники Александра I называли самым невероятным по значимости подарком, который только мог себе позволить русский император. Однако так называемый польский средний класс решил, что Россия всё равно донельзя ущемляет права польского народа и государства (во время существования Варшавского герцогства под управлением саксонских монархов средний класс не мог себе позволить высказываний об ущемлении прав…), а потому всё активнее стали слышаться голоса о необходимости реакционных движений. При этом «недовольные господа» польскому большинству, по сути, не могли объяснить, чем именно они недовольны: может быть, тем, что Александр I вернул полякам фактическое право управлять своей страной, или тем, что поляки от крестьянина до дворянина имели возможность участвовать в формировании политической системы страны, или же тем, что в Польше снова появилась своя валюта (польский злотый)… Единственный довод: Польское государство оккупировано Российской Империей, а потому нужно предпринимать меры по освобождению. Активную поддержку жаждущим принять «освободительные меры» оказывал Ватикан, который решил обработать польскую верхушку заявлениями о том, что они, находясь под русской властью, теряют своё лицо, уходя от религии предков. Польская верхушка призадумалась, но терять своего нового статуса явно не хотела. Не хотела сама – помогли доброжелатели… Зачем русские уговаривали поляков «даровать» им нового царя

Читайте также:  Когда в историческое время климат земли был теплее современного

Взятие арсенала в Царстве Польском

Помощь в лице революционных идеологов из Европы пришла в 1830 году (уже при Николае I), и при опоре на тот самый недовольный средний класс в Царстве Польском началось восстание. В первые дни восстания был захвачен арсенал, а русские офицеры и генералы были убиты представителями революционной стороны. После двух месяцев революционных погромов поляки решили «низложить» русского Императора на территории Польши, документально лишив его титула польского царя с одновременным объявлением того, что польский народ хочет восстановить границы своего древнего государства, доходившего некогда до Киева и Смоленска. Однако, лучше бы полякам слово «Смоленск» вообще не упоминать… Да и с низложением они явно погорячились… Ведь с либерализмом у Николая I было гораздо хуже, недели у его старшего брата Александра, а потому после своего «низложения» русский Император решил прикрыть эту польскую вольницу окончательно и бесповоротно. В августе 1831 года польская армия была разгромлена, Варшава взята русскими войсками, а суверенитет Царства Польского приказал долго жить. Из речи Николая I перед поляками:«Императору Александру I, который сделал для вас более того, чем русскому Императору следовало, который осыпал вас благодеяниями, и который покровительствовал вам более, чем своим природным подданным, который сделал из вас самую цветущую и самую счастливую нацию, Императору Александру I вы заплатили самой чёрною неблагодарностию.Я знаю, что ведётся переписка с чужими краями, что сюда присылают предосудительные сочинения, и что стараются развращать умы… Среди всех смут, волнующих Европу, и среди всех учений, потрясающих общественное здание, Россия одна остается могущественною и непреклонною.

Вы никогда не хотели довольствоваться самым выгодным положением и кончили тем, что сами разрушили своё счастие…»

А ведь история, и в самом деле, нередко повторяет свои прошлые виражи. В разных странах, на разных континентах и при разных формах власти…

Источник: https://maxpark.com/community/4797/content/1882203

Князь Фёдор Иванович Мстиславский

Потомки литовского князя Гедемина дали начало нескольким знатным династиям. С XIII по XVI вв. они правили Великим княжеством Литовским. Одна из ветвей – Ягеллоны являлись королями Польши, Чехии и Венгрии в различные промежутки времени с XIII по XIV вв.

Литовский князь Гедимин имел 7-х сыновей. От второй жены Ольги у него родился сын Явнут, которого при крещении нарекли Иваном. В 1345 г. бежал он из Вильно в Москву вместе со своей дружиной.

Принял православие на Руси и вернулся в родные земли приблизительно в 1347 г. Здесь, получив в удел Изяславское княжество, стал основателем рода князей Изяславских. В русских землях Гедеминовичи считались третьим по знатности родом.

Перед ними были только Рюриковичи и Чингисиды.

Правнук Явнута – Михаил Иванович, вступив в брак, стал обладателем приданого своей жены – княжества Мстиславского, которое передал своему сыну Федору Михайловичу. Тот, в свою очередь, в 1526 г. отбыл на службу в Московию, где стал основателем княжеской линии Мстиславских.

Считался талантливым полководцем, дважды разбившим татарские войска. Оружейная палата Кремля поныне является хранилищем его личной сабли. Женился Федор на племяннице Василия III, от этого брака имел сына – Ивана Федоровича. Был он боярин, служил при дворе Ивана Грозного. Пользовался авторитетом и влиянием.

Этим способствовал быстрому продвижению по службе своего сына – Федора Ивановича Мстиславского.

Биографическая справка

Иван Федорович Мстиславский жалованный боярским титулом в 1549 г., относится к числу важных политических деятелей при Иване Грозном. В отличие от многих опале не подвергался, с 1553 г. уже стал участником Ближней Думы.

Считался неплохим полководцем. До 70-х годов принял участие во всех крупных военных походах, которые организовал царь. В начале 50-х годов возглавил Большой полк, т.е. фактически взял на себя бразды правления русской армией. Параллельно успевал выполнять функции Главы Боярской Думы.

В 1565 г. страна оказалась поделена на две части: опричнину и земщину. Первая признавалась личной удельной территорией царя Ивана Грозного. Вторая – все прочие земли, не вошедшие в состав опричнины.

Земщина имела свои органы власти. Руководителями ее были представители видных княжеских, да боярских семей. Главенствующую роль среди них занимали Иван Дмитриевич Бельский, а также Иван Мстиславский.

По свидетельству современников для царя Мстиславский был всегда вне подозрений. Жалобы на него прерывались сразу и категорически. Иван Васильевич, по признанию померанского дворянина А. Шлихтина, заявлял, что Российское царство держится только благодаря ему самому, Бельскому и Мстиславскому.

В 1571 г. в Москве случился крупный пожар после набега крымского хана Девлет Герая, в котором обвинили Ивана Федоровича, ставя в укор непродуманную оборону столицы, плюс разлад внутри армии.

Воевода не спорил, лишь каялся перед царем. Наказания не последовало, позиции боярина при дворе окрепли еще больше.

Настолько, что великий князь оставил распоряжение, согласно которому Глава Думы включался в регентский совет при малолетнем царе Федоре Ивановиче.

Далее его счастливая звезда стала постепенно закатываться. При дворе силу набрал Борис Годунов. Мстиславский не сумел с ним соперничать. В 1585 г. ему пришлось принять насильственный постриг, а еще через год Иван Федорович скончался.

Такой поворот при иной ситуации мог сыграть недобрую шутку с отпрыском царского любимца, который в то время уже находился при дворе. Но уход с политической авансцены отца только расчистил путь для молодого, амбициозного Федора Ивановича.

Он получил боярство в 1576 г. Тогда же он стал во главе Передового полка во время военного похода на Кесь под общим командованием отца.

На следующий год Иван Грозный отправился с завоеваниями в Ливонию. Боярин опять возглавил Передовой полк. Не дожидаясь окончания похода, царь в 1578 г. перевел Федора для командования полком правой руки, которому предстояло отбивать Кесь. Там полководец выказал себя толково, хотя осада не увенчалась взятием города, и ее пришлось снять.

Два года подряд в 1578 и 1579 гг. Федор возглавлял Передовой полк береговой армии в ее походах к южным рубежам.

Осенью 1579 г. произошло назначение боярина на должность воеводы в Новгороде. До того момента таковая возможность в некогда свободолюбивом городе не предусматривалась. В следующем 1580 г. после некоторых перипетий ему пришлось занять пост отца в качестве первого воеводы Большого Полка.

Зачем русские уговаривали поляков «даровать» им нового царя

Шишак (шапка Ерихонская) князя Федора Ивановича Мстиславского. Неизвестный турецкий мастер, XVI в.

В июне 1581 г. Федору встал во главе передового полка. Он входил в состав армии, формировавшейся в Зубове для отражения наступления войск Стефана Батория. Уже в январе 1582 г. не дожидаясь окончания противостояния, молодого полководца снимают с места, отправляют в Новгород.

Здесь ему пришлось встать во главе армии, которой предписывалось начать военный поход против Шведов. Позднее царь несколько подкорректировал первоначальные планы, отправив воевать ограниченный контингент. А Федор Иванович остался охранять Новгород.

В апреле того же года ему был отдан приказ о возвращении в береговую армию.

После отбытия отца в Кирилло-Белозерский монастырь сын сохранил, даже укрепил свои позиции при дворе. В 1591 г.

встав во главе русского воска, сумел отразить нашествие хана Казы-Гирея на Москву, чем снискал славу и почет среди знатной верхушки и простолюдинов.

Плюс за оборону последовали царские щедрые подарки: кубок из золота, соболья шуба, «португал» – золотая монета, использовавшаяся на Руси в качестве ордена и город Кашин, дарованный боярину в качестве кормления.

Все эти события разворачивались на фоне борьбы за влияние на царя Федора Ивановича, в которой принимали участие две группировки. Одна сконцентрировались вокруг семьи Шуйских, другая – сторонники Бориса Годунова.

Шуйские требовали от царя развестись с женой, которая так и не сумела даровать наследника и жениться на сестре Федора Ивановича. Каким-то образом в дело вмешался Годунов.

Развод расстроился, а княжну Мстиславскую сослали в монастырь.

Брат ее более тяготел к лагерю Годунова, хотя напрямую старался в противоборство не вмешиваться. В 1598 г. новый царь Борис оценил воеводу и приблизил его к себе. Причиной этого мог стать отказ Федора становиться претендентом при избрании царя.

По свидетельству современников внутреннее отношение Годунова к Главе Думы было противоречивым. Он, явно, опасался его претензий на царство. Но сам Мстиславский продолжал хранить верность, в 1604 г. выступив против Лжедмитрия. В походе князь получил тяжелое ранение в голову.

После излечения войска Мстиславского сумели дать серьезный отпор армии Лжедмитрия 21 января 1605 г. Самозванцу удалось спастись, спрятавшись в Путивле. Завершать разгром неприятеля воевода не стал, а по каким-то причинам начал репрессии против жителей, поддержавших Лжедмитрия.

Здесь открылось, что Мстиславский и Шуйский, наравне управлявший русскими войсками – не такие уж гениальные полководцы без собственной инициативы. Постепенно их армия увязла в стычках, потеряв мобильность.

Последовавшие события: смерть Годунова, воцарение его сына Федора, предательство части русского дворянства, вступление на престол Лжедмитрия I проходили при постоянной близости Мстиславского, но без его непосредственного участия.

Позицию стороннего наблюдателя он занял и в мае 1606 г., когда Василий Шуйский поднял в Москве восстание против поляков. При этом свое положение в Боярской Думе он сохранил и при новом царе. Сам Шуйский, видимо, был невысокого мнения о полководческих талантах своего бывшего сослуживца, поэтому в военных операциях его далее практически не задействовал.

Этот период ознаменовался войной с Болотниковым и войсками Лжедмитрия II, а также последовавшим свержением Шуйского в 1610 г.

По своему обыкновению Федор Иванович не вмешивался ни в одно из этих событий. Став одним из главных претендентов на освободившийся престол, заявил о своем отказе.

Дело дошло до того, что он просто пригрозил постричься в монахи, если особо будут принуждать вступить на трон.

Последующие два года были названы историками «семибоярщиной». Страной правила Боярская Дума во главе с Мстиславским. Последний поддержал притязания польского королевича Владислава на российский престол. Период этот вошел в историю России под названием «Смутное время».

Появление на политической арене Лжедмитрия II подвигли польского короля Сигизмунда III двинуться на Россию. Бояре, опасаясь не справиться со всеми врагами сразу, попросили сесть на русский трон его сына – Владислава, впустили поляков в Москву.

Так началась польская интервенция.

Скоро стало понятно, что Дума ошиблась со своим выбором, ибо новые хозяева не желали считаться с мнением русских далее. В стране для борьбы с интервентами было сформировано народное ополчение под предводительством Минина и Пожарского, которое выбило поляков с русской земли. Семибоярщина фактически существовала до окончательной победы.

В 1612 г. Мстиславский был арестован участниками ополчения и выслан в родовое имение. Но уже на следующий год возвращен в Москву новым царем Михаилом Федоровичем. До самой смерти в 1622 г. боярин состоял при государевом дворе, имея чин конюшего.

На Федоре Ивановиче его род пресекся, т.к. все дети скончались во младенчестве. Он оказался последний Гедеминович на русской земле.

Источник: http://moscowstate.ru/knyaz-fyodor-ivanovich-mstislavskij/

Лжедмитрий I

    Хойские состояли в дружеских отношениях с другой украинской влиятельной семьей, князьями Вишневецкими. Летом 1603 г. молодой человек покинул Хойских и переехал в город Братин (Брагино), где стал членом свиты князя Адама Вишневецкого. При удобном случае новый слуга Вишневецкого открыл хозяину свое происхождение, назвавшись сыном царя Ивана Грозного, царевичем Дмитрием. 

«Дмитрий Самозванец у Вишневецкого». Картина Николая Неврева (1876)

Лжедмитрий I и Марина Мнишек. Гравюра Г. Ф. Галактионова (начало XIX века)

    В этих обстоятельствах претендентом заинтересовалась римско-католическая церковь. Епископ Бернард Мациежовский (кардинал с 1603 г.) оказал предприятию энергичную поддержку.

Читайте также:  Древнее государство рашка: где оно располагалось

В душе Дмитрий не тяготел к католичеству, но прекрасно понимал важность поддержки римско-католической церкви. Кроме того, он знал, что переход в католическую веру необходимое условие женитьбы на Марине. После польский король Сигизмунд дал Дмитрию частную аудиенцию.

Король пожаловал Дмитрию содержание в 4000 флоринов в год. Мнишеку поручили руководить предприятием.

    Дмитрий тайно перешел в католичество. После этого Дмитрий официально попросил руки Марины. Предложение приняли, но свадьбу отложили до того момента, когда претендент станет царем.

Кроме этого, Дмитрию пришлось подписать обязательство: во-первых, выплатить Мнишеку один миллион злотых (100 000 флоринов) сразу после возведения на престол и, во-вторых, передать Марине в полное ее владение Новгород и Псков со всеми их территориями.

Позже жадный Мнишек вынудил Дмитрия подписать дополнительное обязательство даровать ему Смоленск и Северскую землю.

    Очевидно, что главные действующие лица этой политической игры не верили в то, что Дмитрий является сыном Ивана Грозного, и меньше всех — Мнишек.

Дмитрий являлся удобным орудием для Сапеги, Вишневецких, Мнишека и самого короля Сигизмунда в их попытках подчинить себе Московию или хотя бы присоединить западные московские территории к Речи Посполитой.

Папа и иезуиты, в свою очередь, желали использовать самозванца для распространения католичества на русских.

    К середине лета 1604 г. Мнишеку удалось собрать для армии Дмитрия примерно две тысячи поляков и украинцев. Дмитрий выступил из Самбора 15 августа. Иезуит Лавицкий сопровождал его в качестве духовного наставника. Еще до того, как Дмитрий достиг Киева, к нему присоединились две тысячи донских казаков. В октябре Дмитрий пересек Днепр выше Киева и вступил в Северскую землю.

Лжедмитрий в Москве

    Сила Дмитрия состояла не столько в его армии, сколько в авторитете его имени. Люди в районах, куда он входил, верили в то, что он настоящий царевич, другие присоединялись к нему, чтобы противостоять не любимому Борису Годунову.

    21 декабря у Новгорода-Северского Дмитрий разбил московскую армию, которой командовал князь Федор Иванович Мстиславский. Вскоре после этого армию Дмитрия пополнили новые казаки. На какое-то время он разместил свой командный пункт в Севске Комарицкой волости. Население этой волости оказало ему мощную поддержку.

    Царь Борис Годунов, однако, сумел мобилизовать другую армию и поставил над ней князя Василия Ивановича Шуйского. 21 января 1605 г.

Дмитрий вступил в бой с московитами у Добрыничей, но потерпел сокрушительное поражение. С остатками войска он отступил в Путивль, куда ему на помощь пришли четыре тысячи казаков.

Другой их отряд занял Кромы (юго-западнее Орла) в северной части Комарицкой волости.

    Шуйский и его воеводы не сделали ни малейшего усилия, чтобы использовать свою победу и покончить с Дмитрием.

Вместо этого они занялись наказанием жителей Комарицкой волости за поддержку, оказанную Самозванцу.

Затем, подгоняемые Борисом, воеводы осадили Кромы, но в решающий момент, когда уже все было готово к штурму, воевода М.Г. Салтыков, отвечающий за артиллерию, отвел пушки с позиций обратно в тыл.

    13 апреля 1605 года царь Борис скончался после двух часов приступов, жестокого кровотечения изо рта, ушей и носа. Ходили слухи, что его отравили, или он сам принял яд.

    Москвичи без каких-либо волнений присягнули молодому сыну Бориса Федору. Федор Борисович был одаренным и умным юношей, но он вряд ли сумел бы справиться с этой сложной ситуацией, поскольку смерть царя Бориса сделала его противников намного смелее и увереннее в себе.

Федор зависел от единственного военачальника, которому доверял его отец, Петра Федоровича Басманова. Федор, однако, не мог назначить Басманова главнокомандующим армией из-за традиции местничества. Поэтому Басманов стал заместителем командующего (вторым воеводой).

Прибыв в расположение армии, он понял, что большую часть старших воевод уже склонили признать претендента.Следуя совету М.Г. Салтыкова и двух братьев Голицыных (Василия Васильевича и Ивана Васильевича), Басманов перешел на сторону победителя. 7 мая вся полевая армия признала Дмитрия царем.

Совсем немногие офицеры и солдаты отказались и бежали в Москву вместе с главнокомандующим, князем Иваном Михайловичем Катыревым-Ростовским, и боярином Андреем Андреевичем Телятевским. Для царя Федора все было потеряно.

    3 июня московская чернь захватила его со всей семьей. Неделей позже князья В.В. Голицын и В.М.

Масальский, посланные Лжедмитрием в Москву, с помощью дворянина Михаила Молчанова, чиновника по имени Шелефединов и трех стрельцов задушили царицу Марию (мать Федора).

Федор пытался сопротивляться, но был жестоко убит. Его сестру Ксению пощадили по специальному приказу Самозванца, который планировал сделать ее своей любовницей.

Ксения Борисовна Годунова, приведённая к самозванцу.

К. Ф. Лебедев. Вступление войск Лжедмитрия I в Москву

Правление Лжедмитрия

    Дмитрий занимал московский трон меньше года. Он был одаренным, умным и энергичным, однако легкомысленным, влюбчивым и сладострастным человеком.

Будучи очарованным Мариной, он не мог противостоять искушению овладеть Ксенией Годуновой. На какое-то время он даже увлекся ею. Слухи об этом дошли до Марины, и она написала Дмитрию гневное письмо.

После этого Ксению постригли в монахини под именем Ольга.

    Он щедро раздавал обещания всем, кто помогал ему захватить престол, и теперь, когда он его имел, от него ждали выполнения многих противоречащих друг другу обязательств.

Однако он не желал становиться орудием кого бы то ни было.

Вместо этого он пытался установить собственный политический курс, для чего ему приходилось маневрировать между конфликтующими сторонами со всем доступным ему искусством. Но бесконечно это длиться не могло.

    Во внутренней политике Дмитрий продолжил политическую линию Бориса, чья власть основывалась на поддержке средних классов русского общества, дворянства и посадских.

Он вынужден был считаться с боярами и править при помощи Боярской Думы (которую он переименовал в Сенат на польский манер), однако он начал свое царствование с чистки боярского класса и депортации Годуновых и связанных с ними семей.

С другой стороны, он вызвал из ссылки всех бояр выступавших против царя Бориса, включая собственных мнимых родственников Нагих, Романовых и Богдана Вольского.

    Богдан Бельский и Петр Басманов стали главными русскими советниками Дмитрия. Не меньшее влияние имели два его польских секретаря, братья Ян и Станислав Бучинские.

Для Дмитрия было важно иметь доброжелателя на патриаршем престоле. Человека достаточно сговорчивого нашли в лице архиепископа рязанского Игнатия, грека с Кипра. Его поспешно возвели в сан патриарха.

Монаха Филарета (Федора Никитича Романова) назначили тогда митрополитом рязанским.

    Земельные наделы и денежные пособия среднему и низшему дворянству (дворянам и детям боярским) за военную службу удвоили. Простолюдинов, включая беглых крестьян и холопов (большое количество которых присоединилось к армии Дмитрия в конце 1604-1605 гг.), с военных постов сместили.

    7 января 1606 г. Дмитрий подтвердил указ царя Бориса от 1597 г., который дал хозяевам более широкие полномочия по отношению к их холопам по контракту (кабальным холопам).1 февраля 1606 г.

вышел другой указ, касающийся беглых крестьян, покинувших владения, к которым были прикреплены, из-за того, что не получали от хозяев помощи в голодные годы. По этому указу владелец терял право требовать беглых обратно, если прошло более пяти лет. Это означало, что крестьяне, выехавшие до 1601 г.

в большинстве случаев в южные пограничные районы и осевшие там в боярских и дворянских поместьях, должны были оставаться у своих новых хозяев.

    Дмитрий наградил своих главных военных сторонников в кампании против царя Бориса — донских казаков, но в дальнейшем отказался от их услуг и взял с собой в столицу только небольшой казачий отряд. Казацкие предводители ожидали от Дмитрия иного отношения — им хотелось играть активную роль в правительстве.

    Поэтому терские казаки, не принимавшие участия в походе 1604 г., выдвинули собственного претендента на трон, к которому также присоединились донские казаки. Он назвал себя царевичем Петром, якобы сыном царя Федора (хотя такого никогда не существовало).

    Даже неделю поучившись в хорошей школе (в Гоще) и пообщавшись с западнорусской, литовской и польской знатью, Дмитрии понимал значение образования и планировал посылать молодых русских за границу для учебы в иностранных университетах (в этом он опять следовал политике царя Бориса).

    Личность и действия Дмитрия производили благоприятное впечатление. Он был доступен для народа и часто гулял по московским улицам без охраны и всякой помпы. Многие русские, однако, особенно из высших классов, критиковали его подобные манеры, противоречившие сложившейся московской традиции.

Кроме того, как духовенство, так и миряне были недовольны пренебрежением Дмитрия православной церковью и ее правилами. Несмотря на то, что он хранил в секрете свое обращение в католичество и представлял себя православным, он редко посещал церковные богослужения и не соблюдал постов.

Его расположение к иностранцам, особенно к полякам, и милости, им оказываемые, раздражали многих русских, которые чувствовали себя оскорбленными.

Заговор и Смерть Лжедмитрия

    Враги Дмитрия, особенно бояре искусно использовали в пропаганде против него народное недовольство.

Затевая заговор против Бориса и подготавливая появление самозванца, они видели в Дмитрии средство для свержения Бориса и хотели сделать из него марионеточного царя, от чьего имени они бы правили Московией.

Их сразу же постигло разочарование, поскольку Дмитрий всерьез намеревался стать правителем и имел достаточно способностей и жизненных сил, чтобы добиться своего.

    Тогда бояре решили, что им необходимо, пока не поздно, избавиться от Дмитрия. Уже на следующий день после вступления Дмитрия в Москву князь Василий Шуйский через своих людей начал тайно информировать москвичей, что настоящий Дмитрий умер в Угличе в 1591 г., а трон занимает бессовестный самозванец.

    23 июня замысел Шуйского был раскрыт, его арестовали и судили собором духовенства, бояр и посадских. Его приговорили к смерти, однако Дмитрий заменил смертный приговор на ссылку.

Еще до того, как Шуйский добрался до места ссылки, его простили и позволили ему вернуться в Москву. Если Дмитрий надеялся своим великодушием завоевать расположение Шуйского, то просчитался.

Этот опыт на некоторое время сделал Шуйского более осторожным, но ни он, ни другие бояре не отказались от своих планов.

    Теперь они вступили в тайные переговоры с королем Сигизмундом, используя для этой цели одного из курьеров, поддерживающих связи Дмитрия с Польшей, Ивана Безобразова.

Сигизмунд ответил, что ему прискорбно слышать о том, что претендент, которого он считал настоящим Дмитрием, оказался деспотичным самозванцем, и он не будет возражать против планов бояр.

Что же касается Владислава, то король не дал по этому поводу никаких определенных обещаний.

    Дмитрий не был достаточно информирован ни о потенциальной угрозе со стороны казаков и недовольных крестьян, ни о непосредственной опасности боярского заговора. Он был занят своими отношениями с поляками и иезуитами, стараясь не попасть к ним в полную зависимость, не потеряв при этом Марину.

Он разочаровал иезуитов, не сумев обратить Русь в католичество. Однако он позволил иезуитам проводить в Москве католические богослужения, и они имели доступ во дворец. Он объявил о желании начать по благословению папы крестовый поход против турок, но потребовал, чтобы папа пожаловал ему титул императора, а король Сигизмунд его признал.

Сигизмунд, считавший Дмитрия чем-то вроде вассала, был возмущен.

    Несмотря на все эти трения, иезуиты настаивали на скорейшей свадьбе Марины и Дмитрия в надежде, что Марина сумеет убедить мужа не откладывать введение католичества на Руси. В апреле 1606 г.

Мнишеки выехали в Москву. Отец Марины прибыл 24 апреля, а сама Марина, в сопровождении великолепного кортежа — 2 мая.

8 мая в Покровском соборе Кремля Марину торжественно короновали царицей и сочетали браком с Дмитрием.

    Москва, казалось, на некоторое время превратилась в польский город. Мнишека и других польских магнатов, приехавших на свадьбу Марины, сопровождали огромные свиты.

В Кремле и в городе кишели толпы польской знати и сопровождающих лиц.

Характерно, что на церемонии коронации Марины и на ее свадьбе в соборе присутствовали большей частью поляки; из русских пригласили только избранную знать. Простых русских не допустили даже в Кремль.

    Только немногих польских и литовских гостей можно было разместить в правительственных зданиях. А поскольку в Москве не было подходящих гостиниц, основная часть поляков поселилась в частных домах в центральной части города (Китай-городе). Они вели себя так, будто находились в завоеванной стране. Их надменность оскорбила москвичей и возбудила ненависть к пришельцам.

    Бояре, возглавляемые князем Иваном Ивановичем Шуйским, почувствовали, что подходящий для удара момент наступил. Еще до бракосочетания Дмитрия Шуйскому удалось привлечь на свою сторону подразделение новгородских и псковских войск, расквартированных недалеко от Москвы. (Шуйские традиционно поддерживали с Новгородом тесные контакты и имели там много сторонников.)

    Ночью 17 мая новгородцы заняли все кремлевские ворота, не позволяя никому входить и выходить. В 4 часа в церкви на Новгородском дворе ударили в набат, на который ответили колокола всех московских церквей.

Москвичи кинулись на Красную площадь, где обнаружили. Шуйского и других бояр верхом и в полном вооружении. Бояре кричали толпе, что поляки устроили заговор против царя.

Читайте также:  Анна сердюкова: как 16-летняя кубанская казачка победила пятерых горцев

Чернь, уже настроенная против поляков, бросилась в дома, где они стояли, и начались резня и грабежи.

    В это время бояре поспешили в Кремль и без особых затруднений проникли в царский дворец. (На ночь Дмитрий оставлял только несколько немецких гвардейцев). Во дворце Дмитрия защищал Басманов, вступивший в сражение с вторгшимися, но его сразу же убили.

Дмитрий, видя, что у него нет шансов, решил искать помощи у стрельцов за кремлевскими воротами. Он выпрыгнул из окна дворца, но неудачно, упал на землю, повредил грудь и ногу, и лежал в полной беспомощности, пока заговорщики не нашли и не убили его.

Марину с ее свитой взяли во дворце под стражу.

    Шуйский тем временем поспешил остановить нападения москвичей на поляков, послав для этого отряды стрельцов. Мнишек и другие польские и литовские магнаты были арестованы. Бояре, не теряя времени, формировали новое правительство.

Больше и речи не шло о приглашении на престол Владислава. Ранним утром 19 мая 1606 г. на Красной площади поспешно созванное собрание знати и посадских объявило главу боярского заговора, князя Василия Ивановича Шуйского, царем России.

«Последние минуты жизни Лжедмитрия I», картина Карла Венига, 1879 год

Источник: https://story-ru.ru/interesnoe-iz-istorii/lzhedmitriy/

Читать

Каждая Поместная Церковь имеет свою священную историю. Как замечают богословы, в этой истории есть не только свои Благовещения, но и свои Гефсиманские сады и Голгофы…

Установление Московского и всея Руси Патриархата произошло в относительно спокойное и благополучное царствование Федора Иоанновича.

К тому времени уже полтора века Русская Церковь была фактически самоуправляемой (автокефальной) и уже столетие московские государи титуловали себя царями.

И кажется вполне естественным, что русская митрополия (номинально одна из епархий Константинопольской церкви) получила наконец соответствующий ее истинному значению и достоинству статус. Хотя и странно  что не обрела его ранее.

Но почему это событие не произошло при столь знаменитых самовластцах, какими были Иван III и Иван IV? Ведь они так заботились о блеске своего царствования. И не позднее при правлении искушенного политика Бориса Годунова, с его авторитетом в тогдашнем мире?

Это  изначальная тайна Московской патриархии, в которой мы постараемся разобраться.

Но так или иначе Русская Церковь и ее архипастыри получили более высокий политический статус, и тут же история предъявила к ним спрос по самой высокой мерке Россия была ввергнута в Смутное время и патриархи оказались одними из тех, кто решал судьбу Государства Российского.

Каждый из первых патриархов московских шел своим крестным путем. И каждый делал выбор – с кем и за что выступить. Написано о первых патриархах немало.

Но в силу сложности эпохи и церковные и светские историки, выносившие о них суждения, чаще опирались больше на легенды или на сложившиеся в свое время однозначные оценки, чем на достоверные источники. В этом я убедился, работая в российских архивах.

Некоторые документы, факты были недостаточно исследованы, а что-то лежало на поверхности, но этого никто не замечал.

А главное – фигуры, архипастырей Православной Церкви виделись последующими историками словно бы только на фоне эпохи, а не в реальной исторической среде, в которой выросли и которую определяли в силу своих возможностей и своего положения. Пристальный и объективный взгляд на вещи неизбежно вел меня к переоценке личностей и фактов.

Первый патриарх Иов (1589 – 1605). Была какая-то мистика в том, что происходило с ним. Он блистал многими талантами, был глубоко образован, обладал удивительным даром слова.

Но все, кого он любил, – гибли, созидаемое им – разорялось, запрещаемое совершалось со умножением; все, от чего предостерегал архипастырь, – воплощалось в жизнь с жестокой последовательностью.

Патриарха Игнатия (1605 – 1606), второго по счету, часто вовсе не включают в перечень русских патриархов. Названный простым пособником интервентов, Игнатий почти не удостаивался внимания к своей личности. Представленные в книге материалы дают возможность читателю судить о делах и мотивах этого вычеркнутого из истории архипастыря.

Мученический венец принял несомненный патриот России патриарх Гермоген (1606  – 1612). Но именно этот яркий ореол мученика мешал многим поколениям исследователей разобраться в том, что именно и почему делал Гермоген, к чему именно и когда призывал.

Образы первых патриархов историку приходится извлекать буквально из-под завала предубеждений и слухов, сообщений более оценочных, чем информативных, – такими характерно всякое смутное время… Исследователь здесь работает на пределе возможного, и единственное, что может оправдать этот труд, – надежда, что будущий читатель пойдет вслед за ним.

АНДРЕЙ БОГДАНОВ, доктор исторических наук

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=91262&p=93

Читать онлайн Тайны Московской Патриархии страница 65. Большая и бесплатная библиотека

По третьей статье следовало заявить, что «воли в Российском государстве людем отступати от нашие хрестьянские греческие веры в ыные веры не бывало и ныне тому быти невозможно»; смертную казнь вероотступникам послы должны были отстаивать «накрепко».

При обсуждении 7-й статьи, о выводе всех польско-литовских войск с территории Российского государства, паны Рады могли потребовать выплаты контрибуции королю и жалованья воинам. На это послы обязаны были отвечать твердо: «что Московское государство и так до конца разорено», паны достаточно награбили и больше не получат, разве что после переговоров нового царя, патриарха и бояр с королем.

В итоге споров по 4-й статье послы могли позволить Владиславу взять в Москву свиту до 500 человек. Окончательные решения по 5-й и 6-й статьям — о титуле и кандидатуре невесты — было возможно перенести в Москву, на совещание Владислава с патриархом, Освященным Собором и Боярской думой.

Наказ предусматривал, что польская сторона может поднять вопрос об открытии католического храма в Москве. Это вопрос также мог быть решен только в Москве.)

А Московского государства патриарх и все люди и ныне о том бьют челом великому государю Жигимонту королю и сыну его, великому государю королевичу Владиславу Жигимонтовичу, чтоб костелу римскому и иных вер ни одному в царствующем граде Москве и во всем Росийском царствии не быти… И в том будет многим людем сумнение, и скорбь великая, и печаль; и государю б королевичу Владиславу Жигимонтовичу пожаловати, та статья (о костеле. — А. Б.) велети отставити, и Московского государства людей тем не оскорбити, чтоб всем людем на него, государя, было радостно.

(Могли паны настаивать и на оставлении своих начальников в пограничных городах «до достаточного успокоения Росийского государства». Послам велено было отвечать:)

Польскими и литовскими приказными людьми никоторого успокоенья не будет, опричь того, что Московского государства людем в том будет сумненье. И государь бы Владислав Жигимонтович тое статью велел отставити.

(Ясные намерения Сигизмунда решить в свою пользу старые пограничные споры и захватить порубежные города заставили Гермогена и бояр указать послам, что)

о таких… великих делах нынеча не токмо что говорити — и помыслити нельзе!

(Они могут решаться только путем переговоров суверенных монархов. Главная причина твердости позиции русского правительства на переговорах была сформулирована в наказе четко: в случае угрозы своей вере, суверенитету или территории «Московское государство конечно о том оскорбитца… то будет Московского государства людем сумнительно»).

8. ИЗ ПЕРЕПИСКИ УЧАСТНИКОВ ОПОЛЧЕНИЙ О РОЛИ ПАТРИАРХА ГЕРМОГЕНА В БОРЬБЕ С ИНТЕРВЕНТАМИ1611-1612 годы

«Сумнительной» показалась многим сама идея избрания на российский престол иноземного королевича.

Только узнав о захвате власти боярами и их переговорах с Жолкевским, бежали из Москвы и начали собирать ополчения «князь Федор Иванович Волконский и с ним иныя мелкия дворяне», участвовавшие в свержении Шуйского для того, чтобы избрать государя «всей землею». Напрасно князь Ф. И.

Мстиславский с товарищами-боярами рассылал по стране грамоты, убеждая народ, что будет Владислав царем «в нашей православной христианской вере греческаго закона… что будучи королевичу на государстве нашие истинные православные хрестьянские веры не разорять, и городов от Московского государства не отводить, и поместей, и вотчин, и дворов, и животов у нас не отъимати, и без сыску ни над кем никакова дурна не учинити», что иноземцы уже покидают российские пределы .

На самом деле, опасаясь, как бы москвичи не перекинулись к Лжедмитрию II, бояре предложили Жолкевскому ввести польское войско в столицу. Какой-то монах ударил в набат; толпы москвичей устрашили и бояр, и гетмана.

Тем не менее бояре настаивали на введении польского гарнизона; патриарх Гермоген резко противился этому; Жолкевский тоже пытался урезонить своих полковников, рвавшихся в Москву.

В ночь на 21 сентября русская столица была занята иноземцами.

И гетман, и патриарх предвидели катастрофу, когда всем станет известно о нежелании короля отпустить сына на московский престол. Не желая участвовать в клятвопреступлении и резне, Жолкевский вскоре покинул столицу.

Тем временем королевский совет после ожесточенных споров окончательно решил не отпускать Владислава, воевать Смоленск и действовать в пользу Сигизмунда.

Русские послы под Смоленском безуспешно добивались выполнения статей своего наказа, а король уже распоряжался назначениями чиновников в Москве и как господин над Россией одаривал своих сторонников поместьями, вотчинами и наместничествами.

Особенно щедр был Сигизмунд к боярину Михаилу Глебовичу Салтыкову и своему выдвиженцу Федору Андронову, купцу-кожевнику, которого он в конце октября 1610 года приказал боярам сделать казначеем.

Неудивительно, что командовавший поляками в Москве Александр Гонсевский беспрепятственно отослал королю лучшие вещи из царской казны! 18 тысяч стрельцов были разосланы из столицы по разным городам. Салтыков и Андронов звали Сигизмунда в Москву; противившиеся присяге королю бояре князья А. В.

Голицын и И. М. Воротынский были арестованы; Кремль приведен поляками в оборонительное положение.

Именно к этому времени относит предание патриотические выступления патриарха Гермогена, грамоты которого подняли на борьбу с интервентами русский народ.

Множество современников — очевидцев и историографов Смуты — отдали дань мужеству московского первосвященника, погибшего за освобождение Отечества от «нашествия иноплеменных».

Это был звездный час Гермогена, обеспечивший его имени место в памяти потомков.

Роль воззваний Гермогена к православному народу столь общепризнана, что оставляет в тени загадочный факт: ни одного патриаршего воззвания против интервентов до сих пор не найдено! Более того, согласно «Новому летописцу», подробно рассказывающему о последних 15 месяцах жизни Гермогена, патриарх упорно утверждал, что не писал таких воззваний к городам и ополчениям. Каждый раз, когда враги обвиняли его в этом, патриарх отрицал посылку своих грамот не из страха — напротив, он угрожал, что еще напишет воззвание, буквально заставляя русских изменников и поляков даровать ему мученический венец . Даже весьма близкий к Гермогену князь Иван Андреевич Хворостинин знал о воззваниях лишь по сомнительным слухам .

Среди десятков грамот, которыми обменивались между собой восставшие города и предводители ополчений, лишь в немногих вообще упоминается о Гермогене. А упоминания рисуют довольно стройную картину поведения патриарха и его действительной роли в событиях освободительной войны.

Начать следует с того, что впервые сопротивление Гермогена полякам и изменникам-боярам упоминается в связи с призывом присягать Лжедмитрию II, против которого патриарх упорно боролся.

Призвание на царство Владислава и занятие поляками столицы заставило города Владимир, Суздаль, Юрьев-Польский, Галич и Ростов, до того верные Москве, повернуться к самозванцу.

7 января 1611 года о московских событиях узнали в Казани:

«…На Москве бояре князь Федор Иванович Мьстисловской, князь Иван Васильевич Голицын с товарыщи; а владеют всем боярин Михайло Глебович Салтыков, Федор Андронов, да с бояры ж сидит и владеет пан Александр Гасевский, а называют его старостою московским, и в Стрелецком приказе ведает он же, а приходят к нему дьяки с доклады в Верх и к нему на двор, а стоит он в Кремле городе на Борисовском дворе Федоровича Годунова.

И иные литовские люди в Кремле, и в Китае, и в большом Каменном городе по боярским, и по дворянским, и торговых людей на дворех стоят многие, а тех людей с их дворов ссылали из Китая за Деревянной город.

И наряд (артиллерию. — А. Б.

) с Деревянного города и с Каменного большего города сымали, и с под навесу от Земского двора имали, а велели литовские люди волочити наряд в Кремль город и ставили в городе против ворот и по всем воротам.

И в Кремли, и в Китае, и в большом Каменном городе по воротам стоят литовские люди и ночи. И в большом Каменном городе по площади и по улицам ездят на конех литовские люди. А руским людем поутру рано и в вечеру поздно ходить не велят. А стрельцов осьми человек на Неглинне побитых нашли и привезли в город, а кто их побил, того он, Офонасей , не ведает, а говорят на литовских людей.

И перед Николиным днем в пятницу в вечеру к патреярху на двор приходили боярин Михайло Салтыков да Федор Ондронов. А говорили о том, чтоб их и всех православных хрестьян благословил крест целовати королю. А наутрее того приходили о том же боярин князь Федор Иванович Мьстисловский да они ж, Михайло да Федор.

Источник: https://dom-knig.com/read_229461-65

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector