Александр василевский: как он стал известным маршалом

Сын героя Сталинградской битвы Александра Василевского рассказал «МК», почему имя его отца было незаслуженно забыто

Вера: от священника до начальника Генштаба

— Игорь Александрович, ваш отец, закончивший духовную семинарию, никогда не жалел, что так и не стал священником?

— Думаю, что нет. Хотя если бы не Первая мировая война, то все сложилось бы по-другому. Но на патриотической волне он добровольцем записался в армию, окончил военное училище и отправился воевать.

Уже при советской власти все были в курсе его прошлого, знали, что он из семьи священника.

И даже на одном из совещаний Сталин, оговорившись, что он сам тоже кончал духовную семинарию, намекнул, чтобы отец порвал всякие отношения с моим дедом, Михаилом Александровичем.

— И он порвал?

— По-другому было нельзя. Письма, которые отцу писал дед, сначала попадали в политотдел. Отца вызывали, выговаривали, что в принципе не нужно ему общение с отцом и надо выбирать: или армия, или религия. И он прервал переписку. Но не отрекся от отца.

ЦИТАТА

«Моя биография вплоть до Великого Октября не содержит в себе ничего особенного. Я выходец из духовного сословия. Но таких людей в России были десятки тысяч. Я был офицером в царской армии. Но и их в России насчитывалось множество. 1917 год явился рубежом в жизни не только России, но и всего человечества. Перед миллионами граждан встал вопрос: с кем ты? По какую сторону баррикад?».

А.Василевский

— Отец говорил с вами, детьми, о Боге и вере?

— Ситуация была такая: все, что произносилось в нашем доме, фиксировалось в определенных органах. Нас окружали люди, которые ежедневно писали отчеты. Потому никаких разговоров ни на рабочие, ни на личные темы. Мы научились общаться без слов, мысленно. Ловил взгляды, жесты, малейшие оттенки изменения настроения. Какие-то вещи я буквально «считывал» у отца и матери.

Причем такой невербальный способ общения был у нас в ходу не только в годы войны, но и еще десять лет после нее. И если, например, для кого-то было открытием, что Берию расстреляли как врага, то для меня это было очевидно. Хотя, повторю, ни слова на эту тему никто в доме не произносил. Что касается Бога и веры… У нас в доме не было ни икон, ни Библии.

Это было стопроцентно исключено.

Александр Василевский: как он стал известным маршалом На наблюдательном пункте Сталинградского фронта (1942 год). Фото из семейного архива Василевских

— Деда вы увидели только после войны?

— Да. Хотя уже в середине войны отношение к духовенству изменилось, когда Сталин сам переориентировался: все резервы были использованы, и он повернулся к церкви.

И тогда Сталин укорил Василевского на одном из приемов при всем правительстве: как же так, не помогаешь отцу. И в 45–46-м годах мой дед был в Москве. Прекрасно помню его. Очень многие положительные качества отца были восприняты от деда.

Потому что тот, несмотря на все эти тяжелейшие условия, сохранил свой веселый нрав, любил по-доброму шутить.

— Хотите сказать, что и у отца был веселый нрав? Вот уж нигде не читала, чтобы маршал Василевский был весельчаком…

— Во всяком случае, любил и понимал шутки. На многих фронтовых фото он смеется вместе с солдатами. Знаю, что он любил фронтовые истории, но сам их дома никогда не рассказывал. Это ведь связано с военными делами, а значит — табу. Дома он смеялся и шутил очень редко. Ситуация в то время была такая, что вообще не до смеха.

Отец понимал, что в любой момент вся его деятельность может закончиться. Я помню, как он просто прощался со мной. Как это было? Попрощаться открыто было невозможно. Он произнес, что, если что-то с ним произойдет, мой старший брат будет главный в семье. И этим все сказал красноречиво. Я посмотрел на маму, и она все поняла, сильно переживала.

Это было в Москве в 1944 году.

— Объяснил, что случилось?

— Причина не обсуждалась. Что именно случилось, я не знаю до сих пор. Компромат имелся на каждого человека. Действительный или выдуманный — не имело значения, главное, что он был.

— Отец в конце жизни вернулся к вере?

— Внешних проявлений этого я не видел. Думаю, вера никогда его не покидала. Но отношения его с Богом были внутри и так внутри и остались. Он научился жить, не показывая их. До последних дней.

Александр Василевский: как он стал известным маршалом У Василевского и Жукова было удивительное взаимопонимание, которое во многом определило исход битв (1945 год). Фото из семейного архива Василевских

Надежда: от Сталинграда до Москвы

— Наверняка отец не раз вспоминал Сталинградскую битву. Говорил, кому пришла идея пойти на эту масштабную операцию?

— Не в его характере было говорить «я». Такого никогда не было, не было и на этот раз. Он сказал только, что Сталин одобрил и принял предложение. Вот и все.

В начале войны отец сетовал, что Сталин не соглашался ни с чем и никого из военных не слушал. Это правда. Но потом стиль отношения к военным поменялся на 180 градусов.

Сталин понял, что надо прислушиваться к ним, чтобы одолеть мощь вермахта. И он стал очень ценить мнение военных командиров.

Бывали случаи, когда Василевский был не согласен с ним, и, как писал Жуков, он умел убедить Сталина в своей правоте.

Вообще отец общался с Иосифом Виссарионовичем больше, чем кто бы то ни было. Докладывал о состоянии того или другого фронта. Он мог предугадать реакцию. Иногда действовал вопреки мнению Сталина, если речь касалась каких-то талантливых военачальников.

Был случай, когда начальник штаба последней операции на Дальнем Востоке Иванов провинился, и Верховный главнокомандующий потребовал его смещения. Но это был толковый военачальник, и Василевский сохранил его при себе, а потом в какой-то момент Сталин это обнаружил и сделал выговор Василевскому.

Уже после войны отец многим помог восстановить честное имя, участвовал в реабилитации людей, которые были незаконно осуждены.

ЦИТАТА

Бывший Генпрокурор СССР, советник Генпрокурора России Александр Сухарев:

— Я знал Василевского лично и восхищался им. Он много рассказывал про Сталинградскую битву. Говорил, что они все тогда чувствовали свою большую вину, потому что допустили врага под Сталинград.

Пускать дальше фашистов было нельзя, и они решили нанести контрудар немыслимой силы. И при всем его гении как полководца он был поразительно скромным.

Помню, когда он лежал в больнице, попросил меня: «Помогите в Ивановской области, на моей родине, покрыть крышу в клубе. Я им обещал, но не выполнил. И теперь вот на больничной койке…»

НЕИЗВЕСТНЫЙ ФАКТ

5 июля 1943 года на советско-германском фронте началась грандиозная Курская битва и в США вышел номер журнала «Тайм» с портретом маршала Василевского на обложке. В статье говорилось о войне Советского Союза с фашистской Германией. «Тайм» писал, что успехи Красной Армии в борьбе с вермахтом обеспечивали две вещи.

Одна из них — формирование Сталиным когорты выдающихся военачальников, первым из которых назван был А.М.Василевский. «Маршал Василевский своим взлетом обязан прошлогоднему решению Иосифа Сталина оживить командование…

Агрессивный маршал Георгий Жуков — руководитель оперативного штаба, приводящего в исполнение планы Василевского…»

Александр Василевский: как он стал известным маршалом С младшим сыном Игорем Василевский любил играть в шахматы (1975 год). Фото из семейного архива Василевских

— Игорь Александрович, а дружеские отношения со Сталиным у вашего отца были?

— Вряд ли это можно назвать дружбой. Не было никаких чаепитий, посиделок. Дети Сталина, Светлана и Василий, к нам иногда заглядывали. Василий приходил к моему сводному брату, который на 10 лет меня старше и был авиатором.

Светлана неоднократно помогала отцу в приеме сообщений с фронта. Тогда очень берегли сон и отдых Верховного. Отец просил Светлану, чтобы она будила Сталина в неотложных ситуациях.

Так с ее помощью решались какие-то оперативные вопросы.

— Понятно, что вслух это не могло быть сказано, но, может быть, отец давал понять, что Сталин — страшный человек?

— Нет, не было этого. Отец считал его умнейшим человеком с потрясающей памятью. И это его мнение не изменилось после смерти Сталина.

Во времена разоблачения культа личности Сталина Хрущев требовал, чтоб Василевский прилюдно признал, что Верховный военными операциями руководил по глобусу. Отец отказался. И это ему дорого обошлось.

Его сразу же отправили в запас, отобрали дачу, построенную на собственные средства.

— Чем после этого занимался отец?

— Писал мемуары. Он по складу гуманитарий, готовил себя к преподаванию, так что это было естественным продолжением и подведением итогов всего пережитого. Писал он сам каллиграфическим почерком и требовал неукоснительно потом перепечатывать все до запятой — не допускал правок. Вставал утром и после завтрака садился за работу.

Ежедневно. Еще у него была огромная переписка с широким кругом людей: и военных, и гражданских. К нему обращались со многими вопросами, в том числе квартирными. Он помогал их решать. Ну и со школьниками, с пионерами он много времени проводил. Раздал им все, что было военного: шинели, мундиры, сапоги, погоны, фуражки, плащи…

— Зачем?

— Для создания музея боевой славы в сельских школах. Однажды ко мне пришел мой друг, одноклассник, и отец подарил ему книгу со своей подписью. Это было обычным делом. И вообще у нас всегда было много гостей.

Часто посещали литераторы, в частности Симонов, который много сил отдал для фиксации событий войны.

Он мечтал взять большое интервью, записанное на пленку, оставить потомкам фильм, написал уже сценарий, но отец из-за своей скромности отказался.

— В чем его скромность выражалась?

— Он считал фильм о себе просто недопустимым. Вот Жуков это сделал, и остались совершенно потрясающие воспоминания. А скромность во всем проявлялась, даже в одежде. Любил, к примеру, носить простые вязаные джемперы.

— Помните его последние слова? Что он говорил?

— Состояния, когда прощаются с жизнью, у него не было. Он вообще в принципе был очень здоровым и не любил лечиться. В военные годы его мучила изжога, но с ним всегда на фронте был врач — наверное, так полагалось по рангу. После войны к нам иногда приходила медсестра, делала уколы отцу. То есть формально без медицинского обеспечения он не оставался.

Не хочу грешить на врачей, но его последние кардиограммы оставались без должного внимания. И поэтому все произошло в одночасье, в больнице. Я помню, как мы вместе с мамой в палате сидим у монитора, где видно, как работает сердце. И видим, что амплитуда затухает, затухает и останавливается… Очень трагичная картина.

Я так и не смог ее забыть, как ни старался.

Александр Василевский: как он стал известным маршалом Вся семья в сборе (Михаил Александрович приехал в гости к сыну-маршалу) в Волынском (1946 год). Фото из семейного архива Василевских

  • Любовь: от дружбы до женитьбы
  • — Отец говорил, почему расстался с первой женой?

— Он работал невероятно много. Возвращался поздно и не всегда заставал супругу дома. Она была жизнерадостной и общительной. Играла на гитаре, пела. У нее был свой круг общения.

А отцу после его работы хотелось покоя, тишины, чтобы было переключение. Так что можно сказать: не сошлись характерами. Но о моем сводном брате он никогда не забывал. Он гордился Юрой, который пошел по его стопам.

И, кстати, Юра часто жил с нами.

— С вашей мамой отец познакомился на работе?

— В 1931-м он был первым замом в управлении боевой подготовки, а мама там же делопроизводителем. Не знаю, как разворачивался роман, скорее всего, сначала они просто дружили. Но через три года они поженились.

— Насколько внимательным он был?

— Он очень любил маму, и потому при любой возможности мы с ней оказывались поближе к нему. Ездили даже на фронт. Когда он был в Москве, мы тоже были там и уезжали в эвакуацию в самые критические моменты. Иначе чем Катюша он маму не называл. Во всех мелочах проявлял внимание и постоянную заботу.

Не было никогда семейных ссор, не помню, чтобы кто-то повышал голос. Цветы у нас в доме были постоянно. Не знаю, как они появлялись, кто именно приносил, но папа об этом заботился. Помню, он как-то подарил ей в день рождения большую картину Левитана. Мама была так тронута! Чаще всего он дарил ей колечки, а она ему — запонки.

И во всем чувствовалось их желание сделать друг другу приятное. Мне казалось, что он и праздники большие устраивал специально, чтоб ее порадовать. Хотя он, конечно же, был очень хлебосольным и при любой возможности собирал всех родных и близких за огромным столом — чаще в поселке Архангельское.

Отец любил поднять тост и выпить рюмочку-другую настойки…

Самый дорогой подарок, который он сделал маме, — подарил ей несколько лет жизни. У нее была опухоль, никто не решался делать операцию. Отец настоял, сказал, что полностью берет на себя ответственность. Мама ему полностью доверяла во всем и согласилась оперироваться сразу. Все прошло удачно, а потом отец сам ее выхаживал.

— Он был строгим отцом?

— Нет. В мои школьные дела он вообще никогда не вникал. Мама в годы войны была моим главным учителем, она проверяла все выполненные школьные задания. Поэтому спрашивать — что и как у меня с учебой — отцу не было смысла. Да и времени на это у него не было.

Читайте также:  Какие русские реки самые «золотые»

Стиль его работы — трудились обычно по ночам — был установлен Верховным главнокомандующим. Приезжал отец после 4 часов утра, до 11 часов надо было полностью восстановиться — и опять на работу. И хотя я фактически всегда был с ним во второй половине войны на фронте, общались мы минимально.

В Генштабе он часто ночевал, там поставили кровати, а мы с мамой приносили туда ему бутерброды. Необычная ситуация.

ЦИТАТА

«Генштаб помещался в Москве, большую часть войны на улице Кирова. Бомбоубежищем для нас служила станция «Кировская». Для пассажиров она была закрыта — поезда проходили без остановки… Выглядели мы тогда утомленными. Буквально валились с ног от нечеловеческого напряжения. Мне лично Сталин приказал спать хотя бы по пять часов в сутки и проверял, исполняю ли я этот приказ».

А.Василевский

— Ну а после войны он выводил вас с мамой «в свет»?

— Отец очень любил театр, но выбирались мы туда очень редко. Однажды были всей семьей во МХАТе на «Синей птице», и я там впервые встретился со Сталиным. Стал расспрашивать меня обо всем. Я не растерялся, отвечал бойко, хотя у самого коленки тряслись. Мне хотелось похвалиться своими успехами, но у меня была «четверка» по одному из предметов.

Александр Василевский: как он стал известным маршалом Любимой жене Катюше маршал подарил Левитана и несколько лет жизни (1945 год). Фото из семейного архива Василевских

— А Жуков? Ваши семьи же дружили?

— Мы жили на Грановского в одном доме с Жуковыми. Так что не могли не пересекаться. Но дружба между нашими семьями не поощрялась, мягко говоря, на самом верху. Все попытки общаться более тесно пресекались.

Однако у Жукова и Василевского и без этого было удивительное взаимопонимание. Я бы назвал это молчаливой, скрытой дружбой. Это имело потрясающий результат в принятии масштабных решений.

Например, по Сталинградской битве.

— Как случилось, что ваш старший брат влюбился в дочку Жукова?

— Говорю же, жили в одном доме. Вот и столкнулись как-то. И сразу влюбился. Я очень хорошо знал Эру, бывал у них дома. Брату было прекрасно известно, как наверху отнесутся к его женитьбе на дочери Жукова, но он не побоялся.

— Такая сильная любовь была?

— Видимо, да. Хотя они потом разошлись. Но остались две дочки. Я всегда безмерно любил и уважал старшего брата. Яркая личность. Он мне деда напоминал.

— Отношения отца с матерью в конце жизни какими были?

— Их любовь стала крепче. Когда она полностью восстановилась после операции, они любили вместе по даче гулять. Собирали грибы. Говорили о чем-то бесконечно и никак не могли наговориться наедине.

Комментарий президента фонда «Маршалы Победы» Фреда ИСКЕНДЕРОВА:

— В ходе проведенного в 2005 году первого международного творческого конкурса «Вечная память», участниками которого стали свыше 1500 авторов из 18 стран мира, выяснилось, что имя Василевского незаслуженно забыто.

За прошедшие три десятилетия после его смерти ни разу не были отмечены юбилейные даты рождения этого выдающегося полководца: ни 90-летие в 1985-м, ни 100-летие в 1995-м, ни тем более 110-летие в 2005-м. До сих пор в Москве нет ни одной памятной доски — ни на здании Генерального штаба, ни на здании Министерства обороны…

А ведь он действительно уникальный маршал.

Из всех военачальников только он один вошел в историю Великой Отечественной войны и Второй мировой как полководец, который не проиграл ни одной стратегической баталии, а как начальник Генерального штаба Красной Армии уверенно выдержал соревнование с германским генштабом и поставил мысли нацистских доктринеров в тень русской славы. Потому мы и обратились с ходатайством к президенту.

Источник: https://www.mk.ru/social/interview/2014/01/31/978635-marshal-milostyu-bozhey.html

Дети маршала Василевского

— Маршал Василевский не хотел, чтобы вы пошли по его стопам и стали военным?

— Отец гордился моим старшим сводным братом Юрием, который продолжил его дело, но когда встал вопрос о выборе моей специальности, он предоставил мне полную свободу. Дело в том, что он сам был гуманитарием.

Окончил духовную семинарию, готовился к учительству, но Первая мировая война изменила все его планы и он стал военным. А я окончил школу с золотой медалью и имел право выбирать любой вуз. Отец принимал в этом активное участие.

Он объехал со мной несколько институтов и поддержал меня, когда я сделал свой выбор.

— Где вы встретили войну?

Александр Василевский: как он стал известным маршалом
Александр Василевский: как он стал известным маршалом

— Мы были в Москве. Отец работал заместителем начальника Генштаба. Я был тогда маленьким, но помню, что в конце сорокового — начале сорок первого года уже шли определенные подготовительные работы. Периодически объявлялись учебные тревоги, которые я очень плохо переносил.

В преддверии войны мы уже были готовы к тому, что что-то должно произойти. С 21 июня папы не было дома, и после начала войны я достаточно продолжительное время его не видел — они работали круглые сутки. В Генштабе поставили кровати, им туда приносили бутерброды.

В самый критический момент мы с мамой были вынуждены уехать в эвакуацию, но в сорок втором, как только появилась возможность вернуться, приехали в Москву на улицу Грановского. У меня в памяти осталось, что там были очень толстые стены, а в них — шкафы.

Во время воздушных тревог я там прятался.

В Москве я пошел в школу, но учеба проходила у меня своеобразно. Отец, если была возможность, не расставался ни с мамой, ни со мной. Мы постоянно находились с ним — на фронтах. Порученец в Москве по заданию отца ежедневно в конце занятий в школе узнавал, что задано и по ВЧ передавал уроки на фронт. Мама — мой самый строгий учитель — требовала неукоснительного выполнения.

— Вы помните день Победы?

— Девятое мая я встретил с отцом в Риге. Мы жили в вагоне поезда — у папы был свой вагон. И День Победы запомнился мне тем, что вдруг началась пальба из всех видов оружия. Это был салют победы.

Я выглянул из вагона и увидел, что люди выражают свой восторг, стреляя из того, что есть под рукой. Это было незабываемое состояние всеобщего ликования. Папа с мамой радовались вместе со всеми, но для отца День Победы был продолжением войны.

Его назначили главнокомандующим нашими войсками на Дальнем Востоке, и он все силы отдавал подготовке этой операции.

В день Парада Победы он прошел по Красной площади во главе колонны своего фронта. Я приехал на парад вместе с папой, стоял на трибуне, очень им гордился. Но поскольку я постоянно был рядом с отцом, видел его и в военной форме, и в парадном мундире, я это воспринимал как нечто привычное.

Хорошо помню и последующие парады. Отец был военным министром, тогда было принято выезжать верхом, а ехать на лошади по мощеной мостовой — не самое простое дело.

Несмотря на то, что он был хорошим наездником, за ним даже был закреплен конь по кличке Ставрикай, к парадам отец готовился и очень волновался.

— А как познакомились ваши родители?

— В 1931году отец получил перевод в Москву. Он был назначен первым заместителем управления боевой подготовки. Там он и встретил маму, которая работала делопроизводителем. В 34-м году они поженились, а в 35-м родился я. Они никогда не рассказывали подробностей первой встречи, историю своей любви.

В семье всегда была атмосфера невероятно трогательной любви друг к другу. Отец постоянно находился под прессом неизвестности, не знал, что с ним будет завтра. Один раз даже прощался со мной.

На протяжении многих лет работал с колоссальной моральной и физической перегрузкой. Мне рассказывали, что бывали моменты, когда он после нескольких бессонных ночей отключался над картой.

Выдержать это ему помогала любовь, дружба в семье и увлеченность своим делом.

Преданность моих родителей друг другу оставалась безграничной до последних дней их жизни. Когда мама тяжело заболела, встал вопрос о срочной операции, однако врачи развели руками, не рискуя ее сделать.

Отец вопреки всему настоял на этом, а потом сам выхаживал маму и этим спас ей жизнь. Точно также, когда в 1977 году у отца случился инфаркт, мама находилась рядом с ним днем и ночью — сначала дома, а потом в больнице в реанимации.

Она делала для него все, что могла, и до конца надеялась на чудо.

— Как в семье любили отдыхать?

— Отец любил ходить в театр, когда была такая возможность. И мое знакомство со Сталиным состоялось в театре. Мы пошли во МХАТ на спектакль «Синяя птица», когда сидели в ложе, по залу вдруг пробежал шорох — приехал Верховный Главнокомандующий.

В антракте Сталин стал расспрашивать меня об учебе и об успеваемости. А у меня была одна четверка. Я ужасно переживал, но пришлось признаться. Это было событие, которое затмило спектакль. Несколько раз мы всей семьей ездили в Карловы Вары.

Там отец увлекался рыбалкой.

После войны у него почти не было свободного времени. Все дни были заполнены встречами, работой над воспоминаниями, ответами на письма. Он общался с огромным количеством людей, вел переписку, не обращая внимания на ранги и должности.

Хорошо помню отцовский каллиграфический почерк, которым он писал донесения Верховному Главнокомандующему. Тот требовал во время войны ежедневного отчета, и я помню, как один раз по какой-то причине отец этого сделать не смог.

Тогда Сталин сказал ему, что в следующий раз такая оплошность будет последней в его жизни.

— Какие качества больше всего помогли вашему отцу в жизни?

— Как-то раз, когда мы играли с отцом в шахматы и я выигрывал, он сказал: «Очень жаль, что ты не владеешь искусством игры на военных картах. Вот там мы бы с тобой сразились». Это было дело, которому он отдавался полностью.

Думаю, что такой талант был дан ему свыше. В делах он всегда проявлял твердость, и даже если нужно было противостоять Сталину, он это делал. Я очень гордился отцом.

При этом он был скромным, мягким, отзывчивым, внимательным человеком.

Продолжатель военной династии Василевских — сын маршала и его первой жены Серафимы Николаевны Вороновой Юрий — ныне генерал-лейтенант в отставке. Он родился в 1924 году в Твери. С юных лет Юрий Василевский мечтал о самолетах. Всю свою жизнь он посвятил авиации, а военную карьеру завершил в Генштабе, в подразделении, которое когда-то создал его отец.

— Юрий Александрович, еще до войны ваш отец стал видным военачальником. Вы это чувствовали?

— В 1934 году мои родители разошлись, и я жил с мамой. Самым дорогим, что осталось у меня от отца, была его полевая сумка, с которой я долго ходил в школу.

Она была удобнее, чем обычный портфель, — там находились специальные секции для ручек и карандашей, а кроме учебников и тетрадок туда еще помещались такие необходимые для учебы предметы, как рогатка и деревянный пистолет. Но главное ее удобство выявлялось во время драк.

От мамы я знал, что у меня появился брат Игорь.

А весной 1940 года, когда объявили о завершении конфликта с Финляндией, я буквально прилип ухом к тарелке громкоговорителя — после непонятного для меня слова «демаркация» диктор вдруг упомянул Василевского Александра Михайловича, который был назначен в комиссию по уточнению и оформлению новой границы с Финляндией.

У меня не было сомнений, что это мой отец, и я помчался в школу похвастаться этой новостью перед приятелями. В том же году в день моего пятнадцатилетия вышла газета с портретами военных, которым были впервые присвоены генеральские звания. Среди них был и отец. Эта газета долго висела у меня над кроватью.

— Вы виделись с отцом во время войны?

— В октябре сорок первого по его настоянию мы с мамой уехали в эвакуацию и в Москву вернулись только через год. Я знал, что отец постоянно находился на фронтах, поэтому связи с ним мы не имели. А в конце сорок второго года я получил повестку из военкомата.

Я мечтал стать летчиком, но все мои просьбы о зачислении в летное училище комиссия оставила без внимания. Правда, учитывая пристрастие к авиации, меня направили в город Миасс, где тогда находилась школа авиатехников. В этой авиашколе нас, призывников, одели в бушлаты, шапки-ушанки, ботинки и обмотки.

Кормили так, чтобы мы могли дойти до учебного корпуса и вернуться в казарму. Весной 1943 года у меня началось воспаление легких, которое очень быстро перешло в открытую форму туберкулеза.

Обращаться к врачу у нас считалось плохим тоном, и по своему самочувствию я уже понимал, чем все это должно закончиться. Именно в этот момент судьба послала мне отца.

Александр Василевский: как он стал известным маршалом

Когда мне стало совсем плохо, меня неожиданно вызвали к начальнику училища, спросили, какое отношение я имею к маршалу Василевскому. Узнав, что я его сын, мне сообщили, что в училище пришла телеграмма от командования ВВС, которая обязывает меня срочно явиться в Генеральный штаб для встречи с маршалом.

Читайте также:  Шлиссельбургские долгожители: кто выходил помолодевшим из самой страшной тюрьмы

После этого вместо обмоток и бушлата мне выдали сапоги и шинель, и я поехал в Москву. Уже на следующий день я был доставлен в Генштаб и узнал, как выглядят погоны маршала Советского Союза. В тот день мы увиделись с отцом в первый раз с тех пор, как в 37 году он приходил к нам с мамой в гости и подарил мне велосипед.

Мы сели, и отец стал расспрашивать меня о моей жизни. Потом сказал, что уезжает на фронт. «Я прошу тебя, Юрик, поехать в санаторий «Архангельское» и отдохнуть там несколько дней до моего возвращения в Москву. Откровенно говоря, мне не нравится, как ты выглядишь».

Я спросил: «А как с училищем?» — «Ради бога, не беспокойся, считай, что этот вопрос мы сумеем решить». После этого мы стали часто видеться с отцом. Меня поместили в больницу, он присылал мне еду.

В сорок четвертом отец взял меня с собой на фронт. В феврале мы были в Прибалтике, затем, после гибели Черняховского, отец был назначен командующим 3-м Белорусским фронтом. Я ездил с ним, увидел, что такое война. В это время я уже готовился поступать в Академию Военно-воздушных сил.

— После войны вы продолжали общаться?

— В то время я уже жил с отцом. Помню, когда он был военным министром, у него были очень сложные взаимоотношения со Сталиным. Незадолго до смерти вождя была выпущена какая-то не удовлетворяющая требованиям техника.

И хотя отец непосредственного отношения к этому не имел, Сталин как-то сказал ему: «На американцев работаете?» Отец воспринял это как предупреждение, позвал меня, сказал: «Если со мной что-то случится, ты будешь за старшего.

Не подведи».

В 1948 году я женился на Эре Жуковой. Отец, честно говоря, был не в восторге. В это время Сталин всячески пытался не допустить дружбы между главными полководцами войны. А уж семейные связи вообще были крайне нежелательны. Мы стали меньше общаться. Жили мы с Эрой у Жуковых на улице Грановского.

Георгий Константинович в это время был в Свердловске, оставил меня за старшего. Я шел своим путем, после военной академии служил в Германии, окончил в шестьдесят пятом году Академию Генштаба, после этого меня направили в Тбилиси, потом в Ташкент. Отец всегда расспрашивал меня о службе. Он гордился тем, что я служу так далеко от Москвы, в очень тяжелых условиях.

Когда из Ташкента меня перевели в Алма-Ату, у нас не было даже квартир. Отец напутствовал: «Сначала думай о людях, а потом о себе». Он всем рассказывал, что его сын служит там-то, особенно подчеркивая, с какими трудностями мне приходится сталкиваться.

И несмотря на то, что у отца были знакомства на самом высоком уровне и в тех военных округах, в которых работал я, мне никогда не приходило в голову этим пользоваться, и отцу не приходилось за меня краснеть.

Как-то, когда я уже был генералом, отец рассказал мне такую историю: когда я был маленьким, к отцу в дивизию приехал начальник оперативного управления и заместитель начальника штаба Красной Армии Владимир Кириакович Триандафиллов. Отец пригласил его в гости.

Пока родители накрывали на стол, Владимир Кириакович захотел посмотреть, как живет командир полка. По квартире его повел я. В коридоре, проходя мимо большого шкафа, я открыл одну из дверок, за которой стояли графины с различными настойками и наливками, приготовленными родителями по старым рецептам, и сказал, что здесь мама держит «молочко для папы».

Когда мы вернулись в столовую, стол уже был накрыт, но графинов на нем не было и в помине. И видя смущение моих родителей, Триандафиллов сказал: «Дорогие Серафима Николаевна и Александр Михайлович, прежде чем попробовать эти замечательные закуски, не выпить ли нам с вами по рюмочке «молочка для папы», тем более что Юра показал мне, где оно хранится».

Вспоминая эту историю, отец сказал мне: «Ты, Юра, поставил меня тогда в крайне неловкое положение».

— А как ваш отец любил проводить свободное время?

— Он любил рыбалку, но почему-то не любил охотиться. Еще когда я был маленьким, они с мамой очень много рыбачили, привозили огромных щук, которых потом коптили. Впоследствии к рыбалке пристрастился и я.

Георгий Константинович Жуков — заядлый охотник — говорил мне: «Ты занимаешься несерьезным делом». А потом сам втянулся, да так, что его от этого занятия невозможно было оторвать.

Я научил его делать блесны, и у него это стало получаться даже лучше, чем у меня.

Отец в основном жил на даче в Архангельском. Он любил ходить за грибами, с удовольствием собирал ягоды. У него было еще одно увлечение — лошади. До войны, когда он служил в частях, командиру было положено иметь коня и свой выезд — пролетку. В Москве же за ним был закреплен конь, он ездил на нем в Хамовниках.

— Он участвовал в вашем воспитании?

— Я не могу вспомнить, чтобы отец меня как-то воспитывал. Он не был ни грубым, ни суровым, никогда меня не ругал. Бывало, скажет очень серьезным тоном: «Юрик, потрудись».

— Какие его качества остались у вас в памяти?

— Отец был веселым, общительным человеком, но при этом он не любил быть в компании. Несмотря на это, по воскресеньям они с Екатериной Васильевной собирали за большим столом всю семью — детей, братьев, сестер, племянников.

Я приезжал к нему сначала с Эрой, потом со своей нынешней женой. Он очень любил анекдоты, сам хорошо их рассказывал. У отца был один сослуживец, который знал уйму смешных историй.

Когда они ехали вместе в какую-нибудь командировку, он привозил оттуда множество анекдотов, которые с удовольствием пересказывал.

У отца было довольно много друзей, но военных среди них почти не было. Многих после войны арестовали. Кого-то он сумел вытащить, кого-то не смог.

— Каково это — быть сыном и зятем двух прославленных маршалов Великой Отечественной?

— Мне в жизни пришлось держать в руках четыре ордена Победы. Два было у отца, и два у тестя. Точно так же я мерил два парадных мундира, увешанных орденами. Мундир Василевского и мундир Жукова.

Источник: https://rg.ru/2005/02/11/polkovodci.html

Маршал Александр Михайлович Василевский

Александр Василевский: как он стал известным маршалом

Будущий маршал Советского Союза родился 16 сентября 1895 г. в селе Новая Гольчиха Кинешемского уезда (Ивановской области). Его отец был церковным регентом и псаломщиком, мать также происходила из церковного рода — Александр был четвертый по счету из их восьмерых детей. Мальчиком он начал обучение в церковно-приходской школе, в 1909 году окончил духовное училище в г. Кинешме, а затем духовную семинарию в Костроме.

Александр Василевский мечтал о профессии агронома, но начавшаяся Первая мировая война прервала эти планы. Перед последним классом духовного образования молодой семинарист внезапно для окружающих проникся патриотическими идеями и сдав все экзамены досрочно, поступил в Алексеевское военное училище.

В то время на фронтах не хватало унтер-офицерских и офицерских кадров, поэтому Алексея Михайловича срочно отправили на ускоренные четырехмесячные курсы обучения, а затем в чине прапорщика на фронт. Весной 1916 г его назначили быть командиром роты, которая через некоторый период времени стала считаться лучшей в полку.

Александр Михайлович Василевский принимал участие в знаменитом Брусиловском прорыве, за проявленную храбрость досрочно получил чин штабс-капитана.

Октябрьская революция застала молодого офицера в Румынии, Василевский оставляет службу и увольняется в запас. С сентября 1918 г. работал учителем в сельской школе, а в апреле 1919 г был мобилизован в РККА а качестве помощника командира взвода.

Через месяц отправился в Тульскую губернию для помощи в оказании продразверстки и борьбы с бандформированиями. В декабре 1919 года Василевский Александр Михайлович – участник в войне с Польшей. В течение последующих нескольких лет его армейская карьера шла стремительно вверх.

Когда успехи позволили ему проситься на штабную работу, он решил подать заявление о вступлении в партию. До этого момента, происхождение не давало такой возможности.

В период с 1933 по 1936 гг. его все же не спешат объявлять коммунистом, ввиду проводившихся репрессий среди высшего армейского состава. В своей автобиографии 1938 г Василевский написал, что утратил любую связь со своими родителями, начиная с 1924 г — его приняли в ряды партии в этом же году (позднее общаться с родителями ему разрешил лично И. Сталин).

Еще в 1936 г Алексей Михайлович Василевский поступил в Военную академию Генштаба, которую окончил с отличием через год в звании начальника тыла академии. В 1939 — он уже заместитель начальника Оперативного управления Генштаба.

Весной 1940 года талантливого полководца назначили первым заместителем главы Оперативного управления, а 9 ноября того же года отправили для участия в переговорах с Германией в составе делегации Молотова в Берлин.

Василевский А.М. в годы Великой Отечественной войны

С началом Великой Отечественной Василевский в августе 1941-го стал начальником Оперативного управления – заместителем у начальника Генштаба Шапошникова. Вместе с ним регулярно участвует в заседаниях Ставки в Кремле. В октябре 1941-го Василевскому было присвоено звание генерал-лейтенанта.

Возглавлял оперативную группу при Ставке после эвакуации Генштаба с октября по ноябрь 1941-го. Во время болезни Шапошникова в начале декабря 1941-го Василевский исполнял обязанности начальника Генштаба.

Приказ № 396 от 1 декабря 1941 года о начале контрнаступления под Москвой был за подписью Василевского и Сталина. В апреле 1942-го ему было присвоено звание генерал-полковник, а уже в июне он вступил в должность начальника Генштаба.

Начиная с октября 1942-го, одновременно является заместителем наркома обороны СССР. Как представитель Ставки во время Сталинградской битвы Василевский находился в Сталинграде до ее завершения, координируя взаимодействие между фронтами, участвовал в отражении деблокирующей группы Манштейна.

В январе 1943-го Василевскому присвоено звание Генерала армии и орден Суворова 1-й степени, а менее чем через месяц, 16 февраля 1943 года он стал Маршалом Советского Союза.

Перед началом Курской битвы Василевский убедил Сталина и других представителей Генштаба о необходимости проведения оборонительной операции, с последующим переходом в контрнаступление во время Курской битвы. В ее разгар координировал действия Воронежского и Степного фронтов. Лично наблюдал танковое сражение под Прохоровкой с позиции своего командного пункта.

В первой половине 1944-го планировал и проводил операции Южного и Юго-Западного фронтов по освобождению Донбасса, Крыма и юга Украины. 10 апреля 1944 года, в день взятия Одессы, Василевский был награждён орденом «Победа». Он стал вторым после Жукова кавалером этого ордена.

Во время поездки по только что занятому советскими войсками Севастополю, в начале мая 1944-го, автомобиль Василевского наткнулся на мину, и он был легко ранен. Некоторое время находился в Москве на излечении. В конце мая отбыл на фронт для координации действий 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов во время проведения операции «Багратион».

За образцовое выполнение заданий Верховного Главнокомандующего при освобождении Прибалтики и Белоруссии, Василевскому 29 июля 1944 года было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В феврале 1945 года, после гибели командующего 3-м Белорусским фронтом Черняховского, Василевский был назначен на его место и одновременно членом Ставки ВГК. Вскоре под его начало перешел и 1-й Прибалтийский фронт. В этой должности он руководил штурмом Кенигсберга во время проведения Восточнопрусской операции.

Александр Василевский: как он стал известным маршалом

19 апреля 1945 года Василевский был награждён вторым орденом «Победа», а уже в июле был назначен главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке.

В течение августа 1945-го Квантунская японская армия была разгромлена, и 8 сентября Василевский получил вторую «Золотую Звезду», а уже 29 сентября – четвертый по счету Орден Ленина.

После окончания войны вновь вступил на должность начальника Генштаба, а с 1948 года Василевский становится первым заместителем министра Вооружённых сил. В 1949-50 гг. он в должности министра Вооружённых сил, а до смерти Сталина в марте 1953-го – в должности Военного министра.

После прихода к власти Хрущева, карьера Василевского пошла вниз, поскольку тот видел в нем сталинского выдвиженца. Сначала он был понижен до замминистра обороны СССР, а в 1957 году по настоянию Хрущева подал в отставку с правом ношения военной формы. С 1959 года и до конца жизни был генеральным инспектором Группы генеральных инспекторов МО СССР.

Умер 5 декабря 1977 года и был захоронен в Кремлёвской стене на Красной площади в Москве. Кроме советских, Василевский был обладателем более 30 иностранных наград, в том числе Большого креста ордена Британской Империи, французского «Военного креста» и американского Ордена «Легион Почёта» степени Главнокомандующего.

Именем Василевского названы улицы, школы, скверы и установлены мемориальные доски во многих городах бывшего СССР. Также в честь него названа Военная академия войсковой противовоздушной обороны Сухопутных войск РФ в Смоленске и российский танкер с припиской в порту Новооссийска.

В 2000 году в Калининграде на площади имени Василевского, ему открыт гранитный памятник в виде задумчиво сидящей фигуры Маршала, склонившимся над военными картами.

 

Биографии и подвиги Героев Советского Союза и кавалеров Советских орденов:

Читайте также:  Небесная иерархия: за что отвечают ангелы, согласно православию

Источник: https://ordenrf.ru/geroi-rossii/geroi-sssr/marshal-vasilevskiy.php

Василевский Александр Михайлович

Василевский Александр Михайлович — начальник Генерального штаба Красной Армии, заместитель Народного комиссара обороны СССР, член Ставки Верховного Главнокомандования; главнокомандующий советскими войсками на Дальнем Востоке, Маршал Советского Союза.

Родился 18 (30) сентября 1895 года в селе Новая Гольчиха Кинешемского уезда Костромской губернии (ныне в черте города Вичуга Ивановской области) в семье священнослужителя — псаломщика. Русский.

В 1897 году с семьёй переехал в село Новопокровское ныне Кинешемского района Ивановской области.

В 1909 году окончил Кинешемское духовное училище и поступил в Костромскую духовную семинарию, диплом об окончании которой позволял продолжить образование в светском учебном заведении. Окончил семинарию в январе 1915 года.

С февраля 1915 года — в Русской императорской армии. В июне 1915 года окончил ускоренный курс (4 месяца) Алексеевского военного училища в Москве, получил чин прапорщика. С июня 1915 — младший офицер роты в запасных частях (Ростов, Житомир).

В сентябре 1915 года был направлен на Юго-Западный фронт, младший офицер, с августа 1916 — командир роты 409-го Новохопёрского полка (103-я пехотная дивизия, 9-я армия). В мае 1916 года участвовал в знаменитом Брусиловском прорыве. В 1917 году исполнял должность командира батальона в том же полку на Юго-Западном и Румынском фронтах, штабс-капитан.

После Октябрьской революции в декабре 1917 года солдаты избрали его командиром 409-го полка. В январе 1918 года убыл в отпуск, вернулся на родину, работал в родительском крестьянском хозяйстве. В июне 1918 года был назначен инструктором Всевобуча в Углецкой волости (Кинешемский уезд Костромской губернии).

С сентября 1918 года работал учителем в начальных школах сёл Верховье и Подъяковлево Тульской губернии (ныне Орловская область). В апреле 1919 года призван в Красную Армию Новосильским уездным военкоматом Тульской губернии. Проходил службу в 4-м запасном батальоне (г.

Ефремов): помкомвзвод, командир роты, с октября 1919 — командир 3 батальона 4-го запасного (затем переименован в 5-й стрелковый) полка 2-й Тульской (затем 48-й) стрелковой дивизии. Участник Гражданской войны с января 1920 года — помощник командира 429-го стрелкового полка в 11-й и в 96-й стрелковых дивизиях на Западном фронте.

Сражался против банд на территории Тульской и Самарской губерний, отрядов Булак-Балаховича, участвовал в польской компании 1920 года.После Гражданской войны с 1920 года был помощником командира 142-го стрелкового полка (Калуга, Ржев, Тверь), с мая 1923 года — исполняющий должность командира этого полка.

С января 1924 года — начальник дивизионной школы младших командиров 48-й стрелковой дивизии (Тверь). С декабря 1924 года командовал 143-м, с декабря 1928 — 144-м стрелковыми полками 48-й Тверской стрелковой дивизии (Тверь и Вышний Волочек). В 1927 году окончил стрелково-тактические курсы «Выстрел».

Осенью 1930 года полк под командованием Василевского занял первое место в дивизии и получил отличную оценку на окружных маневрах.С марта 1931 года служил в Управлении боевой подготовки РККА — помощник начальника сектора и 2-го отдела. С декабря 1934 года был начальником отдела боевой подготовки Приволжского военного округа.

В 1936 году направлен на учёбу в только что созданную Академию Генерального штаба РККА, но после окончания первого курса неожиданно назначен начальником кафедры тыла этой академии (прежний начальник И.И. Трутко был в это время репрессирован). В 1938 году приказом Народного комиссара обороны СССР А.М. Василевскому были присвоены права окончившего Академию Генерального штаба.

В октябре 1937 года последовало новое назначение — начальником отдела оперативной подготовки Оперативного управления Генерального штаба. С 21 мая 1940 года был заместителем начальника Оперативного управления Генерального штаба. Член ВКП(б)/КПСС с 1938 года.Участник Великой Отечественной войны с первого дня. 1 августа 1941 года генерал-майор Василевский А.М.

был назначен заместителем начальника Генерального штаба — начальником Оперативного управления. С 25 января 1942 года — 1-й заместитель начальника Генерального штаба. 15 мая 1942 года был назначен исполняющим обязанности начальника Генерального штаба (в связи с болезнью маршала Шапошникова Б.М.)Начальник Генерального штаба (26.06.1942-20.02.

1945), одновременно заместитель Наркома обороны СССР (14.10.1942-20.02.1945). Внёс большой вклад в развитие советского военного искусства, принимал участие в разработке и осуществлении плана наступательной операции под Сталинградом. По поручению Ставки ВГК координировал действия Воронежского и Степного фронтов в Курской битве. Руководил планированием и проведением операций по освобождению Донбаса, Северной Таврии, Криворожско-Никопольской операции, операции по освобождению Крыма, Белорусской операции.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 29 июля 1944 года за образцовое выполнение заданий ВГК на фронте борьбы с немецкими захватчиками Маршалу Советского Союза Василевскому Александру Михайловичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

Член Ставки ВГК (17.02.1945-4.09.1945). Командующий 3-м Белорусским фронтом (20.02.1945-3.04.1945). Руководил штурмом Кёнигсберга в апреле 1945 года.Ещё осенью 1944 года А.М. Василевский получил задание подсчитать необходимые силы и материальные ресурсы для войны против империалистической Японии.

В 1945 году под его руководством был подготовлен план Манчжурской стратегической наступательной операция, который был одобрен Ставкой и Государственным Комитетом Обороны. 30 июля 1945 года А.М. Василевский был назначен главнокомандующим советскими войсками на Дальнем Востоке.

Накануне наступления маршал Василевский посетил исходные позиции войск, ознакомился с частями, обсудил обстановку с командующими армиями и корпусами. При этом были уточнены и сокращены сроки выполнения основных задач, в частности выхода на Манчжурскую равнину.

Всего 24 дня потребовалось советским и монгольским войскам, чтобы разгромить в Манчжурии японскую Квантунскую армию.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 8 сентября 1945 года за умелое руководство советскими войсками на Дальнем Востоке во время войны с Японией Маршал Советского Союза Василевский Александр Михайлович награждён второй медалью «Золотая Звезда».

В послевоенное время А.М. Василевский — начальник Генерального штаба (22.03.1946-11.1948), первый заместитель министра Вооружённых Сил СССР (11.1948-24.03.1949). Министр Вооружённых Сил СССР (24.03.1949-25.02.1950), Военный министр СССР (25.02.1950-5.03.1953). Возглавлял работу по переформированию армии в соответствии с условиями мирного времени.

После смерти И.В. Сталина во главе Советского государства стал Н.С. Хрущёв, считавший маршала Василевского сталинским выдвиженцем и постепенно понижавшим выдающегося полководца в должностях. А.М. Василевский был 1-м заместителем Министра обороны СССР (5.03.1953-15.03.1956), заместителем Министра обороны по вопросам военной науки (14.08.1956-12.1957).

В декабре 1957 года маршал Василевский был уволен в отставку. Однако в январе 1959 года была создана Группа генеральных инспекторов Министерства обороны СССР и Василевский был включен в её состав, где и работал до конца жизни в должности генерального инспектора.Член ЦК КПСС (14.10.1952-17.10.1961). Депутат Верховного Совета СССР 2-4 созывов (1946-1960).

Жил в городе-герое Москве. Скончался 5 декабря 1977 года. Прах А.М. Василевского захоронен на Красной площади в Кремлёвской стене.Воинские звания А.М. Василевского:полковник (1935);комбриг (16.08.1938);комдив (5.04.1940);генерал-майор (4.06.1940);генерал-лейтенант (28.10.1941);генерал-полковник (21.05.1942);генерал армии (18.01.

1943);Маршал Советского Союза (16.02.1943).

Награждён двумя орденами «Победа», 8-ю орденами Ленина, орденом Октябрьской Революции, 2-мя орденами Красного Знамени, орденами Суворова 1-й степени, Красной Звезды, «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР» 3-й степени, медалями, Почетным оружием с золотым изображением Государственного герба СССР, иностранными наградами.

Бронзовый бюст установлен в городе Кинешма, там же у здания школы — еще один бюст, на здании бывшего духовного училища установлена мемориальная доска. Бюсты установлены в городах Вичуга и Смоленск, памятник — в Калининграде. Увековечен на Аллее Героев в городе Кинешма. В Кинешме и Костроме, на зданиях учебных заведений, установлены мемориальные доски.

Именем маршала названы улицы в Москве, Иваново, Кинешме, Челябинске, Энгельсе Саратовской области, Краснодоне Луганской области, площадь в Калининграде, бульвар в Самаре, средняя школа в Самаре. Его имя носят пик на Памире и сорт сирени, океанский танкер и большой противолодочный корабль. Имя А.М.

Василевского в 1977-1991 годах носила Военная академия войсковой ПВО в городе Киеве (в 1986-1991 годах она называлась Военной академией ПВО Сухопутных войск).

Сочинения:Дело всей жизни. — 7-е изд. — М.: Политиздат, 1990.Маршал Советского Союза Борис Шапошников. // Полководцы и военачальники Великой Отечественной. — Вып. 2. — М.: «Молодая гвардия», 1979. — (ЖЗЛ).Разгром Квантунской армии. — Хабаровск, 1968.

Перечень наград А.М. Василевского

  • Государственные награды СССР:
  • Иностранные награды:
  • Дукельская памятная медаль (ЧССР, 1960).

Источник: http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=569

Александр Василевский: как он стал известным маршалом

Александр Михайлович Василевский принимал участие во всех войнах, которые вела в XX столетии Российская империя, а затем и Советский Союз, и с каждой новой войной и новым сражением рос и развивался его полководческий талант, а сам Василевский поднимался все выше по служебной лестнице.

Будущий маршал

Василевский родился 16 сентября 1895 года в селе Новая Голичиха Кинешемского уезда. Ни его семья, ни мечтания мальчика в детстве и юности не предвещали его будущей великолепной военной карьеры.

Сын церковного регента и поповны, оба его родителя были староверами, Александр мечтал поступить в семинарию, диплом об окончании которой позволял продолжить образование в светском учебном заведении, а затем выучиться на агронома или землемера.

Первая мировая война

Когда началась Первая мировая война, Александр учился в духовной семинарии в Костроме. Нежданно-негадан

но для окружающих юноша проникается патриотическими настроениями, сдает экзамены в семинарии досрочно и поступает в Алексеевское военное училище.

На фронте в тот период катастрофически не хватало унтер-офицерских и офицерских кадров, а потому Алексея отправили на ускоренные курсы обучения, которые длились всего четыре месяца, а оттуда в чине прапорщика — на фронт. С весны 1916 года он — командир роты, которая очень скоро стала считаться лучшей в полку.

Прапорщик Александр Василевский участвовал в легендарном Брусиловском прорыве, и за проявленную храбрость был досрочно повышен в звании, получив чин штабс-капитана.

Гражданская война

Когда случилась Октябрьская революция, молодой офицер находился в Румынии. Известия о Петроградских событиях заставили его подать в отставку и уйти в запас. Какое-то время он учительствует, живя в родном селе. Но мирной жизнью Василевский наслаждается недолго. В апреле 1919 года он был мобилизован в РККА в качестве помощника командира взвода. В декабре 1919 года Василевский — участник войны с Польшей. В течение последующих нескольких лет его армейская карьера шла стремительно вверх.

Между войнами

В 1936 году Алексей Михайлович поступил в Военную академию Генштаба, которую окончил с отличием, и получил звание начальника кафедры тыла академии. В 1939 году он уже заместитель начальника Оперативного управления Генштаба, весной 1940 года — первый заместитель главы Оперативного управления. 9 ноября 1940 же года Василевского в составе делегации Молотова направили в Берлин для участия в переговорах с Германией.

Великая Отечественная война

Великая Отечественная война застала генерал-майора Василевского в Генеральном штабе, в должности заместителя начальника оперативного управления. Меньше чем через два месяца он был назначен начальником оперативного управления и заместителем начальника Генерального штаба. Начальником Генерального штаба был, как известно, Шапошников.

Вместе с Шапошниковым Василевский участвует в заседаниях Ставки в Кремле. А в декабре 1941 года во время болезни Шапошникова, Василевский исполнял обязанности начальника Генштаба.

А. М. Василевский сыграл ключевую роль в организации обороны Москвы и контрнаступления, которое началось в конце 1941 года.

В эти трагические дни, когда решалась судьба Москвы, с 16 октября до конца ноября, он возглавлял оперативную группу для обслуживания Ставки.

В круг обязанностей группы входилознать и правильно оценивать события на фронте, постоянно информировать о них Ставку, в связи с изменениями фронтовой обстановки докладывать Верховному Главнокомандован

ию свои предложении, быстро и точно разрабатывать планы и директивы. Опергруппа, как видно из этого перечня обязанностей, была мозгом и сердцем грандиозной военной операции, получившей название Битвы за Москву.

В апреле 1942 года Василевскому было присвоено звание генерал-полковни

к, в июне того же года он занял должность начальника Генерального штаба.

Все время Сталинградской битвы Василевский, как представитель Ставки, находился в Сталинграде, занимаясь координацией взаимодействия фронтов.

Ему принадлежит решающая роль в отражении группы Манштейна. В январе 1943 года Василевскому было присвоено звание Генерала армии, он был награжден орденом Суворова 1-й степени.

А менее чем через месяц, что крайне необычно, он стал Маршалом Советского Союза.

Именно Василевскому принадлежит замысел о проведении оборонительной операции, с последующим переходом в контрнаступление во время Курской битвы.

Это он убедил Сталина и других представителей Генштаба поступить именно так. В разгар битвы на Курской дуге, он координировал действия Воронежского и Степного фронтов.

Танковое сражение под Прохоровкой Василевский наблюдал лично с позиции своего командного пункта.

Василевский планировал и руководил операциями по освобождению Донбасса, Крыма и юга Украины. В день взятия Одессы в апреле 1944 года Василевский был награжден орденом «Победа». Он стал вторым кавалером этого ордена. Первым был Жуков.

Когда был освобожден Севастополь, в начале мая 1944 года, Василевский лично объезжал город, и его автомобиль наткнулся на мину. Маршал был ранен. Ранение было легкое, однако ему пришлось некоторое время находиться на излечении в Москве.

Впрочем, уже в конце мая маршал Василевский отбывает на фронт для командования действиями 1-го Прибалтийского и 3-го Белорусского фронтов в ходе операции «Багратион». За освобождение Прибалтики и Белоруссии, Василевскому 29 июля 1944 года было присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда».

В феврале 1945 года погиб командующий 3-м Белорусским фронтом Черняховский. Василевский был назначен на его место. В этой должности он руководил штурмом Кенигсберга — операцией, вошедший во все военные учебники.

  • Война с Японией
  • Сталин сообщил Василевскому о планах назначить его главнокомандующи
  • м советских войск на Дальнем Востоке еще летом 1944 года. Когда была завершена Восточно-Прусска

я операция, в апреле 1945 года Василевский включился в разработку плана войны с Японией, при этом он пользовался черновыми набросками, которые были им сделаны еще осенью 1944 года. Так был подготовлен план Маньчжурской стратегической наступательной операции.

  1. Подготовка к этой войне на Дальнем Востоке производилась под покровом глубочайшей тайны. Об этом говорит хотя бы тот факт, что в Читу Василевский прибыл 5 июля 1945 года в форме генерал-полковни
  2. ка и с документами на имя Васильева. 30 июля он был назначен главнокомандующи
  3. м советскими войсками на Дальнем Востоке.

Василевский детально ознакомился с ситуацией Дальневосточных фронтов, обсудил обстановку с командующими армиями. Переходом в наступление на рассвете 9 августа маршал Василевский руководил лично.

  • Блестящая подготовка операции принесла свои плоды: для разгрома в Маньчжурии Квантунской армии Японии, насчитывающей до одного миллиона бойцов, потребовалось всего 24 дня.
  • За победу над Японией Александр Михайлович Василевский был удостоен второй медали «Золотая Звезда».
  • После войны

После Победы маршал Василевский вновь стал начальником Генерального штаба. К моменту смерти Сталина Василевский служит в должности Военного министра.

Однако, после прихода к власти Хрущева, карьера Василевского пошла вниз, поскольку Хрущев видел в нем сталинского выдвиженца. Василевский был понижен до замминистра обороны СССР. В 1957 году он подал в отставку с правом ношения военной формы.

Умер Маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский 5 декабря 1977 года и был захоронен на Красной площади в Москве.

Источник: https://news.rambler.ru/other/42566822-aleksandr-vasilevskiy-kak-on-stal-izvestnym-marshalom/

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector