Анна ахматова: почему поэтесса считала себя потомком чингисхана

Узаконенные (и не совсем) отношения

Первым мужем Анны Андреевны Горенко стал Николай Гумилев, поэт-акмеист. Любовь это была не первая — но об этом позднее. Да и была ли любовь? Познакомились они в Царском селе в 1903 году. Долгое время Гумилев докучал девушке «настойчивой привязанностью» и «неоднократными предложениями брака». Она же сначала не воспринимала это серьезно.

Гумилев, поклонник Оскара Уайльда, представлял Ахматову — такую непохожую на других девушек — своим идеалом, «прекрасной дамой». Несколько раз хотел из-за нее покончить с собой. В 1910 году девушка неожиданно для всех согласилась стать его женой. В апреле состоялась свадьба, а в сентябре поэт отправился на четыре месяца в командировку в Африку.

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана Гумилев и Ахматова. Рисунок Елизаветы Токаревой. (gumilev.ru)

Гумилев и Гумильвица (так прозвали Ахматову после свадьбы) официально были мужем и женой восемь лет. За это время у них родился сын Лев, которого, впрочем, отдали на воспитание бабушке. В остальном же, в сущности, поэты оставались независимыми друг от друга людьми: строили поэтическую карьеру, заводили романы.

Официально Гумилев и Ахматова развелись в 1918 году, у обоих на тот момент были другие отношения. Гумилев сразу же после развода женился на другой Анне — Энгельгардт. Ахматова в этом же году стала женой давно знакомого по «Цеху поэтов» (примерно с 1911 года) Вольдемара Шилейко, поэта и востоковеда, близкого друга Гумилева.

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана Вольдемар-Георг-Анна-Мария Шилейко с Ахматовой. (zen.yandex.ru)

Отношения с Шилейко, как, впрочем, и всю судьбу Ахматовой, трудно восстановить достоверно точно. Сама Ахматова рассказывала, что «как муж он был катастрофой в любом смысле»: запрещал ей писать, автографом сборника ее стихов «Подорожник» топил самовар.

Однако Гумилев, например, не верил, что Шилейко мог ей что-то запретить: считал, что она не позволила бы такого никому. Отношения с Шилейко длились недолго: примерно в 1921 году они закончились. Правда, развод оформили только в 1926, когда востоковед захотел жениться на другой.

После расставания оба оставались близкими людьми: до смерти Шилейко они переписывались, а до 1926 года Ахматова периодически жила в его квартире в Мраморном, когда он находился в Москве, и присматривала за подобранным ими сенбернаром Тапой.

Однажды Шилейко сказал Мандельштамам о псе: «У меня всегда найдется приют для бродячих собак, — так было и с Аничкой…».

Примерно с 1922 года начался роман Ахматовой и очередного деятеля культуры — искусствоведа Николая Пунина. Последний был женат, имел дочь. С женой расходиться не хотел.

С 1924 по 1926 Ахматова жила «на два дома»: то у Пунина с его семьей в Фонтанном доме, то у Шилейко. Затем окончательно перебралась к Пунину. Это считают третьим, гражданским браком Ахматовой. Официальным он так и не стал.

Жили вчетвером: Анна Аренс-Пунина, Николай Пунин, их дочь Ирина и Ахматова.

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана Ахматова, З. Пунина, П. Лукницкий, Н. Пунин, А. Аренс, Н. Миронич. (tsarselo.ru)

Отношения с Пуниным были так же сложны и неоднозначны, как два предыдущих брака. Л. К. Чуковская вспоминает: «Всякий раз, когда появлялся даже намёк на величие Ахматовой, Николай Николаевич нарочито сбивал тон, принижая её, вроде того: ″Анечка, почистите селёдку!″». Иные воспоминания говорят, наоборот, о том, что с Пуниным Ахматову видели счастливой.

Совсем отношения прекратились в 1938 году. Но жить Ахматова осталась в Фонтанном доме, только в другой комнате. Поэтесса привязалась к семье Пуниных, они были близки ей до конца: в какой-то момент Ахматова даже написала завещание на Ирину Пунину.

Правда, довольно быстро передумала в пользу своего сына Льва, но это не помешало Пуниным самовольно распорядиться ее архивом.

«И в жизни нет ничего кроме этого чувства…»

Без любви, кажется, Ахматовой было невозможно жить. Первое ее чувство — неясно какое, но чувство, — можно отнести к 1904 году. Это год посвящения стихотворения «Над черною бездной с тобою я шла…» поэту Александру Федорову.

Тогда ей было 15 лет, а ему — 36. Какими были их взаимоотношения — неизвестно. В письме мужу ее сестры Сергею фон Штейну Ахматова в 1906 писала: «…Летом Федоров опять целовал меня, клялся, что любит, и от него опять пахло обедом».

В этом же году, чуть позже, она писала Штейну о своей любви к Владимиру Голенищеву-Кутузову, их общему другу по Царскому Селу, который был старше девушки на 10 лет. Эта любовь, по-видимому, была безответной, и в 1907 году девушка заявила Штейну, что ее судьба быть женой Гумилева.

В 1910, сразу же после свадьбы, Ахматова и Гумилев отправились в Париж. Здесь поэтесса познакомилась с художником Амедео Модильяни. Их роман начался не в год знакомства: тогда встречи были редкими.

Когда Анна была уже в России, Модильяни написал ей письмо, в котором признавался в своих чувствах. И уже в 1911 году Ахматова снова отправилась в Париж, где три месяца провела с Модильяни.

Портрет поэтессы, который нарисовал художник, Ахматова очень любила — он переезжал с ней из дома в дом и неизменно висел в рамке на стене.

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана Ахматова у портрета Модильяни. (pravmir.ru)

Одним из самых близких к Ахматовой мужчин стал литературовед Николай Недоброво, с которым поэтесса познакомилась примерно в 1913 году. В поздних воспоминаниях Ахматова говорила, что он был единственным, кто понял ее правильно. Именно Недоброво написал первую серьезную критическую статью на поэзию Ахматовой, в которой доказал многогранность поэтессы.

Многие считают, что между Ахматовой и Недоброво были романтические отношения, хотя оба были несвободны. Доподлинно утверждать это мы не будем: у нас недостаточно оснований.

Точно мы знаем то, что два этих человека были друг для друга важны — Ахматова посвящала Недоброво стихотворения, он, в свою очередь, с восторгом рассказывал о ней своему близкому другу и талантливому художнику Борису Анрепу во многих письмах.

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана Борис Анреп. (wikireading.ru)

В 1915 (по воспоминаниям Анрепа — в 1914) году Недоброво познакомил Ахматову и своего друга, после чего, видимо, у обоих возникли чувства. Анреп писал, что тогда, в 1915, они много времени проводили вместе. Ахматова посвятила ему больше тридцати стихотворений.

Некоторые исследователи считают, что именно к Борису Анрепу относятся слова Ахматовой: «В течение своей жизни любила только один раз. Только один раз. Но как это было!». После революции Анреп уехал в Англию и больше не вернулся в Россию. Несколько раз он отправлял ей посылки. На последнюю — фотографию его мозаики — Ахматова не ответила.

Они встретились только в 1965 году, когда в Оксфорде Ахматовой присуждали почетную степень доктора филологии, — но встреча была довольно пустой и короткой.

Интересна история взаимоотношений Ахматовой и композитора Артура Лурье. Она познакомилась с ним в 1914 году: «Несколько свиданий было, потом расстались». Позже он стал мужем ее близкой подруги — актрисы Ольги Глебовой-Судейкиной.

С Лурье и Судейкиной, которые уже разошлись, но делили квартиру, Ахматова жила некоторое время в начале 1920-х, пытаясь уйти от Шилейко. Они были возмущены рассказами Ахматовой о том, что муж запирает ее на ключ и устроили его в больницу на месяц, якобы для лечения ишиаса.

Видимо, в квартире Судейкиной вновь произошло сближение Ахматовой и Лурье: «За этот месяц мы с ним и тряхнули стариной». Однако после выписки Шилейко она вновь стала жить с мужем. В 1922 году Лурье эмигрировал, звал Ахматову с собой, но она отказалась.

Лурье написал поэтессе из эмиграции 14 писем — она ни на одно не ответила.

К середине 1920-х годов ближе всех к Ахматовой было три мужчины: Павел Лукницкий, Михаил Циммерман, Николай Пунин. О своих романтических отношениях с Ахматовой Лукницкий написал целую книгу.

Кроме того, он является одним из источников (хотя и не самым достоверным) биографии Ахматовой.

С поэтессой Лукницкий познакомился в 1924 году (ему было 24, Ахматовой — 35), когда писал исследовательскую работу об уже расстрелянном Гумилеве — у Ахматовой он надеялся получить ценные сведения для этой работы.

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана Павел Лукницкий. (wikipedia.org)

Посещая Ахматову, Лукницкий записывал о ней все. Кроме доступных для нее заметок, он также вел тайную тетрадь с секретным названием «Материалы повести ″Любовь на Чимгане″». Герои в этой повести — реальные люди, спрятанные под псевдонимами. Ахматова, например, была там А. К.

Бахмутовой — об этом Лукницкий рассказал в 1970-х, когда никого из героев, кроме него самого, уже не осталось в живых. Если доверять этому источнику, то роман Ахматовой и Лукницкого продлился примерно до 1930 года — после биограф Гумилева отправился в путешествие.

С Ахматовой они периодически встречались, но уже дружески.

О Циммермане, руководителе «режиссерского управления» Мариинского театра, много упоминал Пунин в своих письмах. Неизвестно, насколько они с Ахматовой были близки, но Пунин чрезвычайно ревновал к нему свою возлюбленную.

В конечном итоге Ахматова все-таки отдала предпочтение Пунину. А уже незадолго до окончательного расставания с ним, в 1937 году, Ахматова познакомилась с врачом Владимиром Гаршиным, племянником известного писателя.

Знакомство произошло в больнице, где Гаршин работал.

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана Владимир Гаршин. (zen.yandex.ru)

После разрыва с Пуниным, Гаршин часто приходил в Фонтанный Дом и во многом поддерживал Ахматову: помогал в быту, заботился о ее здоровье, переписывал стихотворения. В 1938 году арестовали сына Ахматовой — пережить это страшное горе тоже помог Гаршин. Война разделила их: Ахматову эвакуировали в Ташкент, Гаршин остался одним из главных патологоанатомов Ленинграда.

В 1943 году, немного позже смерти его жены, Гаршин писал своей знакомой в Самарканд: «Не осуждай меня, я жить не могу без Анны Андреевны, я делаю ей вызов в Ленинград, не осуждай, что так скоро после смерти Татьяны Владимировны я хочу соединиться с Анной Андреевной». Однако вызова не последовало.

В Ленинград Ахматова вернулась только после снятия блокады в 1944 году. Она планировала жить с Гаршиным, но этого не случилось. Доктор помог Ахматовой найти жилье и немного позже женился на другой. Ахматова решила, что он сошел с ума — поэтесса называла Гаршина своим мужем еще в Ташкенте, говорила, что он писал к ней с просьбой взять его фамилию.

Что изменило его решение — трудно сказать до сих пор.

Еще немного о поклонниках

После того как Ахматова вышла замуж за Гумилева и выпустила свой первый поэтический сборник «Вечер», она стала знаменитостью. В открывшемся в 1912 году в Петербурге кабаре «Бродячая собака», где постоянно собирались разные деятели искусства, она была очень популярной женщиной.

Говорят, что в нее был влюблен один из постоянных посетителей «Бродячей собаки» богач граф Зубов.

По воспоминаниям самой Ахматовой, за ней ухаживал Осип Мандельштам, но она ему отказала (после дружила и с ним, и в последствии с его женой Надеждой Яковлевной); поэтессе делали предложение Борис Пильняк и Борис Пастернак.

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана Ахматова и Пастернак. (litcult.ru)

По-разному относятся исследователи к встрече Ахматовой с английским дипломатом Исайей Берлином. Она произошла в 1945 году практически случайно. Берлин, оказавшись недалеко от дома, где жила Ахматова, захотел с ней познакомиться. Сначала зашел к ней днем, а после — вечером и просидел до утра, разговаривая о жизни и искусстве.

Берлин не был мужчиной Ахматовой в романтическом смысле, хотя об их встрече некоторые говорят как о сближении душ. В 1946 году вышло постановление, в котором Ахматову назвали «полумонахиней-полублудницей» и предложили запретить печатать. Она стала опальным поэтом.

Сама Ахматова считала, что встреча с Берлином стала одной из причин принятия постановления.

Последние годы своей жизни Ахматова тоже провела в окружении мужчин, но преимущественно это были дружеские или наставнические отношения. Около нее сформировался кружок молодых талантливых поэтов: Дмитрий Бобышев, Евгений Рейн, Иосиф Бродский, Анатолий Найман. Все они вспоминали Ахматову как великого поэта и сильного человека, который оказал на них неоспоримое влияние.

Источник: https://diletant.media/articles/45247896/

Ахматова без стихов: чем занималась поэтесса кроме стихосложения? — Православный журнал "Фома"

«Я не переставала писать стихи. Для меня в них – связь моя со временем, с жизнью моего народа, –  писала в автобиографии Анна Ахматова. Однако она занималась не только литературным творчеством. К 130-летнему юбилею поэтессы мы собрали несколько интересных фактов из ее биографии.

Работала в библиотеке

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана20-е годы XX века

После Октябрьской революции, в тяжелый для себя и для всех петербуржцев период, чтобы заработать себе на жизнь, Ахматова работала в библиотеке Агрономического института (сейчас Санкт-Петербургский государственный аграрный университет). Поэтесса не только составляла карточки и выдавала книги, но и жила при библиотеке.

Переводила с корейского языка

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком ЧингисханаИздание 1958 года

Ахматова – оригинальный переводчик. Известно, что к переводческой деятельности она обращалась в трудные для себя годы, когда поэтессу не печатали.

Читайте также:  Кара-хазары и белые хазары: что с ними было не так

Хотя сама Ахматова не считала себя виртуозным мастером перевода, ей удалось познакомить читателей с образцами корейской и китайской классической лирики и с поэзией Древнего Египта (при жизни поэтессы вышли несколько сборников ее переводов). Также Ахматова переводила с польского, армянского, украинского и чешского языков.

Исследовала творчество Пушкина

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком ЧингисханаВозле Лицея в Царском селе

Ахматова – выдающийся пушкинист. Она не только выросла и обучалась в Царском Селе, где учился ее любимый поэт, и не просто вдохновлялась его лирикой. В 1920-х годах Ахматова взялась за серьезное изучение творческого и жизненного пути Александра Пушкина.

Ею созданы работы «Пушкин и Невское взморье», «Каменный гость» Пушкина», «Слово о Пушкине». В 1930-е годы она участвовала в работе Пушкинской комиссии, которая готовила к изданию академическое Полное собрание сочинений Пушкина.

В последние годы жизни Ахматова работала над книгой о гибели поэта, но не успела ее завершить.

Могла бы получить Нобелевскую премию по литературе

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком ЧингисханаВручение Нобелевской премии Михаилу Шолохову

Согласно архивным документам Шведской академии, которая рассекречивает списки кандидатов через 50 лет после вручения Нобелевской премии, лауреатом премии 1965 года могла стать Анна Ахматова.

Председатель Нобелевского комитета Андерс Эстерлунд говорил о ее поэзии: «Я был под сильным впечатлением от ее истинного вдохновения и утонченной техники, но куда больше меня тронула судьба поэтессы – на протяжении многих лет оказаться приговоренной к тяжелому, вынужденному молчанию!» Однако в итоге награду в этом году получил автор «Тихого Дона» Михаил Шолохов.

Кандидатура Ахматовой была выдвинута на Нобелевскую премию по литературе и в 1966 году, но вскоре после этого поэтесса скончалась, поэтому Нобелевский комитет уже не рассматривал ее кандидатуру.

Позировала известным художникам

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком ЧингисханаПариж, 1911

Личность Ахматовой вдохновляла многих знаменитых людей. Например, итальянский художник Амедео Модильяни, познакомившись с молодой поэтессой в Париже в 1910 году, написал более десятка ее портретов-рисунков.

Получила докторскую степень Оксфордского университета

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком ЧингисханаПосле присвоения звания

За год до смерти, в 1965 году, Ахматова получила докторскую степень  Оксфордского университета.

Советский актёр Аркадий Райкин, который присутствовал на торжественной церемонии в университете, вспоминал: «Мы вошли в зал, и началось поистине великолепное зрелище… Ряды партера окружали возвышение в конце зала, где в золоченом кресле — так и хочется сказать «на троне» — восседал ректор университета с молитвенником в руках… Вся церемония длилась около трёх часов, и в конце её в зал вошла Ахматова. Ощущение было такое, будто мы стали свидетелями выхода королевы. Она была в пурпурной мантии, но без шапочки, которую полагается надевать непременно. Как потом рассказала Анна Андреевна, она сочла, что этот головной убор ей не к лицу, и в виде исключения ей позволили не надевать шапочку. Однако этим нарушение деталей ритуала не исчерпывалось. Ахматовой не пришлось ни подниматься по ступенькам, ни становиться на колено: ректор сам сошёл к ней и вручил диплом».

Выступала на радио

Анна Ахматова читает стихотворение “Мужество” в 1946 году

В блокадном Ленинграде Ахматова выступала на радио, чтобы своим словом поддержать жителей города. Поэтесса обратилась к ним со словами: «Уже больше месяца, как враг грозит нашему городу пленом, наносит ему тяжёлые раны.

Городу Петра, городу Ленина, городу Пушкина, Достоевского и Блока, городу великой культуры и труда враг грозит смертью и позором. Я, как и все ленинградцы, замираю при самой мысли о том, что наш город, мой город может быть растоптан. Вся жизнь моя связана с Ленинградом – в Ленинграде я стала поэтом, Ленинград стал для моих стихов их дыханием.

Я, как и все вы сейчас, живу одной непоколебимой верой в то, что Ленинград никогда не будет фашистским».

Читала стихи в госпиталях

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком ЧингисханаТашкент. Лестница, по которой поднималась Анна Ахматова, чтобы попасть домой

Во время Великой
Отечественной войны Ахматова была эвакуирована в Ташкент. По
соседству с домом, где жила поэтесса, находился госпиталь. Ахматова приходила
туда, чтобы почитать стихи раненым бойцам.

Ташкентская поэтесса и переводчица Светлана Сомова писала
об этих посещениях: «В
госпиталях тогда лежали изувеченные больные, нередко без рук и без ног… И вот в
одной большой палате лежал горько страдающий молодой человек.  Ахматова
подошла к нему, молча села около кровати и стала тихим голосом читать стихи о
любви… Непонятно
было, как и зачем читать такие стихи полуживым людям.

Но в палате стало тихо.
Лица разгладились, посветлели. И этот несчастный юноша вдруг улыбнулся. Тело-то
ранено, жизнь висит на волоске, а душа – 
живая, отзывается на любовь, на правду…»

Подготовила Ася Занегина

Использованы материалы Т. Александровой, А. Марченко, С. Сомовой, М. Алексеева, И. Вербловской, И. Дергачевой

Источник: https://foma.ru/ahmatova-bez-stihov-chem-zanimalas-poetessa-krome-stihoslozheniya.html

10 мифов об Ахматовой

Правда об отношениях поэтессы с Николаем Гумилевым, Львом Гумилевым, Иосифом Сталиным — и многое другое

Подготовила Александра Чабан

Миф первый: Ахматова — потомок татарского хана

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана Стояние на реке Угре в 1480 году. Миниатюра из Лицевого летописного свода. XVI век © Wikimedia Commons

И не простого хана, а именно Ахмата — последнего хана Золотой Орды, потомка Чингисхана. Этот популярный миф начал создаваться самой поэтессой еще в конце 1900-х годов, когда возникла необходимость в литературном псевдониме (настоящая фамилия Ахматовой — Горенко). «И только семнадцатилетняя шальная девчонка могла выбрать татарскую фамилию для русской поэтессы…» — вспоминала Лидия Чуковская ее слова. Однако подобный ход для эпохи Серебряного века был не так уж и безрассуден: время требовало от новых литераторов артистического поведения, ярких биографий и звучных имен. В этом смысле имя Анна Ахматова прекрасно соответствовало всем критериям (поэтическим — оно создавало ритмический рисунок, двухстопный дактиль, и имело ассонанс на «а», и жизнетворческим — носило флер таинственности).

Что касается легенды о татарском хане, то она сформировалась позже. Реальная родословная не укладывалась в поэтическую легенду, поэтому Ахматова преобразовала ее. Здесь следует выделить биографический план и мифологический.

Биографический состоит в том, что Ахматовы действительно присутствовали в роду поэтессы: Прасковья Федосеевна Ахматова была прабабкой со стороны матери. В стихотворениях линия родства немного приближена (см.

 начало «Сказки о черном кольце»: «Мне от бабушки-татарки / Были редкостью подарки; / И зачем я крещена, / Горько гневалась она»). Легендарный план связан с ордынскими князьями.

Как показал исследователь Вадим Черных, Прасковья Ахматова была не татарской княжной, а русской дворянкой («Ахматовы — старинный дворянский род, происходивший, по всей видимости, от служилых татар, но давным-давно обрусевший»). Никаких данных о происхождении рода Ахматовых от хана Ахмата или вообще от ханского рода Чингизидов не имеется.

Миф второй: Ахматова была признанной красавицей

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана Анна Ахматова. 1920-е годы © РГАЛИ

Многие мемуарные записи действительно содержат восхищенные отзывы о внешности молодой Ахматовой («Из поэтесс… ярче всего запомнилась Анна Ахматова. Тоненькая, высокая, стройная, с гордым поворотом маленькой головки, закутанная в цветистую шаль, Ахматова походила на гитану… Мимо нее нельзя было пройти, не залюбовавшись ею», — вспоминала Ариадна Тыркова; «Она была очень красива, все на улице заглядывались на нее», — пишет Надежда Чулкова).

Тем не менее более близкие люди поэтессы оценивали ее как женщину не сказочно красивую, но выразительную, с запоминающимися чертами и особо притягательным шармом. «…Назвать нельзя ее красивой, / Но в ней все счастие мое», — писал об Ахматовой Гумилев. Критик Георгий Адамович вспоминал: 

«Теперь, в воспоминаниях о ней, ее иногда называют красавицей: нет, красавицей она не была. Но она была больше, чем красавица, лучше, чем красавица. Никогда не приходилось мне видеть женщину, лицо и весь облик которой всюду, среди любых красавиц, выделялся бы своей выразительностью, неподдельной одухотворенностью, чем-то сразу приковывавшим внимание».

Сама Ахматова себя оценивала так: «Я всю жизнь могла выглядеть по желанию, от красавицы до урода».

Миф третий: Ахматова довела поклонника до самоубийства, что потом описала в стихах

Обычно это подтверждают цитатой из ахматовского стихотворения «Высокие своды костела…»: «Высокие своды костела / Синей, чем небесная твердь… / Прости меня, мальчик веселый, / Что я принесла тебе смерть…»

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана Всеволод Князев. 1900-е годы  © poetrysilver.ru

Все это и правда, и неправда одновременно. Как показала исследователь Наталия Крайнева, у Ахматовой действительно был «свой» самоубийца — Михаил Линдеберг, покончивший с жизнью из-за несчастной любви к поэтессе 22 декабря 1911 года.

Но стихотворение «Высокие своды костела…» написано в 1913 году под впечатлением от самоубийства другого юноши, Всеволода Князева, несчастно влюбленного в подругу Ахматовой, танцовщицу Ольгу Глебову-Судейкину. Этот эпизод повторится и в других стихах, например в «Голосе памяти».

В «Поэме без героя» Ахматова сделает самоубийство Князева одним из ключевых эпизодов произведения.

Общность произошедших с подругами событий в историософской концепции Ахматовой могла впоследствии соединиться в одно воспоминание: недаром на полях автографа «балетного либретто» к «Поэме» появляется пометка с именем Линдеберга и датой его кончины.

Миф четвертый: Ахматову преследовала несчастная любовь

Подобный вывод напрашивается после прочтения почти любой книги стихов поэтессы.

Наряду с лирической героиней, оставляющей своих возлюбленных по собственной воле, в стихотворениях есть и лирическая маска женщины, страдающей от неразделенной любви («Меня покинул в новолунье…», «Дверь полуоткрыта…», «Сегодня мне письма не принесли…», «Вечером», цикл «Смятение» и т. д.

). Однако лирическая канва книг стихов далеко не всегда отражает биографию автора: возлюбленные поэтессы Борис Анреп, Артур Лурье, Николай Пунин, Владимир Гаршин и другие отвечали ей взаимностью.

Миф пятый: Гумилев — единственная любовь Ахматовой

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана Анна Ахматова и Николай Пунин во дворе Фонтанного дома. Фотография Павла Лукницкого. Ленинград, 1927 год © Тверская областная библиотека им. А. М. Горького

Брак Ахматовой с поэтом Николаем Гумилевым длился с 1910 по 1918 год. С 1918-го по 1921-й она была замужем за ученым-ассириологом Владимиром Шилейко (официально они развелись в 1926 году), а с 1922 по 1938 год состояла в гражданском браке с искусствоведом Николаем Пуниным. Третий, так и не оформленный официально брак вследствие специфики времени имел свою странность: после расставания супруги продолжали жить в одной коммунальной квартире (в разных комнатах) — и более того: даже после смерти Пунина, находясь в Ленинграде, Ахматова продолжала жить с его семьей.

Гумилев также повторно женился в 1918 году — на Анне Энгельгардт.

Но в 1950–60-е годы, когда «Реквием» постепенно доходил до читателей (в 1963 году поэма была опубликована в Мюнхене) и интерес к запрещенному в СССР Гумилеву стал пробуждаться, Ахматова взяла на себя «миссию» вдовы поэта (Энгельгардт к тому времени также уже не было в живых). Подобную роль выполняли Надежда Мандельштам, Елена Булгакова и другие жены ушедших литераторов, храня их архив и заботясь о посмертной памяти.

Миф шестой: Гумилев бил Ахматову

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана Николай Гумилев в Царском Селе. 1911 год © gumilev.ru

Такой вывод не раз делали не только позднейшие читатели, но и некоторые современники поэтов. Неудивительно: почти в каждом третьем стихотворении поэтесса признавалась в жестокости мужа или возлюбленного: «…Мне муж — палач, а дом его — тюрьма», «Все равно, что ты наглый и злой…», «Углем наметил на левом боку / Место, куда стрелять, / Чтоб выпустить птицу — мою тоску / В пустынную ночь опять. / Милый! не дрогнет твоя рука. / И мне недолго терпеть…», «Муж хлестал меня узорчатым, / Вдвое сложенным ремнем» и так далее.

Поэтесса Ирина Одоевцева в мемуарах «На берегах Невы» вспоминает негодование Гумилева по этому поводу:

«Он [поэт Михаил Лозинский] рассказал мне, что его постоянно допытывают студисты, правда ли, что я из зависти мешал Ахматовой печататься… Лозинский, конечно, старался их разубедить.             Наверно и вы, как они все, твердили: Ахматова — мученица, а Гумилев — изверг.

            Господи, какой вздор! …Когда я понял, насколько она талантлива, я даже в ущерб себе самому постоянно выдвигал ее на первое место.            Сколько лет прошло, а я и сейчас чувствую обиду и боль. До чего это несправедливо и подло! Да, конечно, были стихи, которые я не хотел, чтобы она печатала, и довольно много.

Читайте также:  Абхазские негры: что о них известно

Хотя бы вот:                Муж хлестал меня узорчатым,                Вдвое сложенным ремнем.

     Ведь я, подумайте, из-за этих строк прослыл садистом. Про меня пустили слух, что я, надев фрак (а у меня и фрака тогда еще не было) и цилиндр (цилиндр у меня, правда, был), хлещу узорчатым, вдвое сложенным ремнем не только свою жену — Ахматову, но и своих молодых поклонниц, предварительно раздев их догола».

Примечательно, что после развода с Гумилевым и после заключения брака с Шилейко «побои» не прекратились: «От любви твоей загадочной, / Как от боли, в крик кричу, / Стала желтой и припадочной, / Еле ноги волочу», «А в пещере у дракона / Нет пощады, нет закона. / И висит на стенке плеть, / Чтобы песен мне не петь» — и так далее.

Миф седьмой: Ахматова была принципиальной противницей эмиграции

Этот миф был создан самой поэтессой и активно поддерживается школьным каноном. Осенью 1917 года Гумилев рассматривал возможность переезда за рубеж для Ахматовой, о чем сообщал ей из Лондона. Уехать из Петрограда советовал и Борис Анреп. На эти предложения Ахматова ответила стихотворением, известным в школьной программе как «Мне голос был…».

Почитатели творчества Ахматовой знают, что этот текст является на самом деле второй частью стихотворения, менее однозначного по своему содержанию, — «Когда в тоске самоубийства…», где поэтесса рассказывает не только о своем принципиальном выборе, но и о тех ужасах, на фоне которых принимается решение.

Недавно найденные и опубликованные крупнейшим ахматоведом Романом Тименчиком два письма поэтессы заставляют подвергнуть этот миф серьезной корректировке.

«Думаю, могу не описывать, как мне мучительно хочется приехать к тебе. Прошу тебя — устрой это, докажи, что ты мне друг…      Я здорова, очень скучаю в деревне и с ужасом думаю о зиме в Бежецке.

Как странно мне вспоминать, что зимой 1907 года ты в каждом письме звал меня в Париж, а теперь я совсем не знаю, хочешь ли ты меня видеть. Но всегда помни, что я тебя крепко помню, очень люблю и что без тебя мне всегда как-то невесело.

Я с тоской смотрю на то, что сейчас творится в России, тяжко карает Господь нашу страну». 

Анна Ахматова — Николаю Гумилеву. 15 августа 1917 года 

Соответственно, осеннее письмо Гумилева является не предложением к отъезду за рубеж, а отчетом по ее просьбе.

После порыва к отъезду Ахматова достаточно скоро решилась остаться и уже не изменила своего мнения, что прослеживается и в других ее стихотворениях (например, «Ты — отступник: за остров зеленый…», «Высокомерьем дух твой помрачен…»), и в рассказах современников.

По воспоминаниям, в 1922 году у Ахматовой вновь появляется возможность уехать из страны: Артур Лурье, обосновавшись в Париже, настойчиво зовет ее туда, но она отказывает (на руках у нее, по свидетельству конфидента Ахматовой Павла Лукницкого, было 17 писем с этой просьбой).

Миф восьмой: Сталин завидовал Ахматовой

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана Ахматова на литературном вечере. 1946 год © РГАЛИ

Сама поэтесса и многие ее современ­ники посчитали появление постанов­ления ЦК 1946 года «О журналах „Звезда“ и „Ленинград“», где шельмовались Ахматова и Зощенко, следствием события, произошедшего на одном литературном вечере. «„Это я зарабатываю постановление“, — говорила Ахматова о фотографии, сделанной на одном из вечеров, проходивших в Москве весной 1946 года. По слухам, Сталин был разгневан пылким приемом, который оказывали Ахматовой слушатели. Согласно одной из версий, Сталин спросил после какого-то вечера: „Кто организовал вставание?“», — вспоминает Ника Глен. Лидия Чуковская дополняет: «Ахматова полагала, что… Сталин приревновал ее к овациям… Аплодисменты стоя причитались, по убеждению Сталина, ему одному — и вдруг толпа устроила овацию какой-то поэтессе».

Как подмечает Александр Жолковский, для всех воспоминаний, связанных с этим сюжетом, характерны типичные оговорки («по слухам», «полагала» и так далее), что является вероятным признаком домысла.

Реакция Сталина, как и «цитатная» фраза о «вставании», не имеют документальных подтверждений или опровержений, поэтому этот эпизод стоит рассматривать не как абсолютную истину, а как одну из популярных, вероятных, но до конца не подтвержденных версий.

Миф девятый: Ахматова не любила своего сына

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана Анна Ахматова и Лев Гумилев. 1926 год © Евразийский национальный университет им. Л. Н. Гумилева

И это не так. В непростой истории взаимоотношений Ахматовой со Львом Гумилевым много нюансов. В ранней лирике поэтесса создавала образ нерадивой матери («…Я дурная мать», «…Отыми и ребенка, и друга…», «Для чего же, бросив друга / И кудрявого ребенка…»), в чем была доля биографизма: детство и юность Лев Гумилев провел не с родителями, а с бабушкой, Анной Гумилевой, мать и отец лишь иногда приезжали к ним. Но в конце 1920-х годов Лев перебрался в Фонтанный дом, в семью Ахматовой и Пунина.

Серьезная размолвка произошла после возвращения в 1956 году Льва Гумилева из лагеря. Он не мог простить матери, как ему казалось, ее легкомысленного поведения в 1946 году (см. миф восьмой) и некоторого поэтического эгоизма.

Однако именно ради него Ахматова не только «стояла триста часов» в тюремных очередях с передачей и просила каждого более или менее влиятельного знакомого помочь с освобождением сына из лагеря, но и пошла на шаг, противоречащий любому эгоизму: переступив через свои убеждения, ради свободы сына Ахматова написала и опубликовала цикл «Слава миру!», где прославляла советский строй  Когда в 1958 году вышла первая после значительного перерыва книга Ахматовой, в авторских экземплярах она заклеивала страницы со стихотворениями из этого цикла..

В последние годы Ахматова не раз говорила близким о желании восстановить прежние отношения с сыном. Эмма Герштейн пишет: 

«…она мне сказала: „Я бы хотела помириться с Левой“. Я ответила, что и он, вероятно, этого хочет, но боится чрезмерного волнения и для нее, и для себя при объяснении. „Да не надо объясняться, — живо возразила Анна Андреевна. — Пришел бы и сказал: ‚Мама, пришей мне пуговицу‘“».

Вероятно, переживания от размолвки с сыном во многом ускорили смерть поэтессы. В последние дни ее жизни возле больничной палаты Ахматовой развернулось театральное действо: близкие решали, пускать или не пускать Льва Николаевича к матери, не приблизит ли их встреча кончину поэтессы. Ахматова умерла, так и не помирившись с сыном.

Миф десятый: Ахматова — поэт, ее нельзя называть поэтессой

Часто обсуждения творчества Ахматовой или иных аспектов ее биографии заканчиваются жаркими терминологическими спорами — «поэт» или «поэтесса». Спорящие небезосновательно ссылаются на мнение самой Ахматовой, подчеркнуто называвшей себя поэтом (что зафиксировали многие мемуаристы), и призывают продолжать именно эту традицию.

Однако стоит помнить о контексте употребления этих слов век назад. Поэзия, написанная женщинами, только начинала появляться в России, и к ней редко относились всерьез (см. характерные названия рецензий на книги женщин-поэтов начала 1910-х годов: «Женское рукоделие», «Любовь и сомнение»).

Поэтому многие женщины-литераторы или выбирали себе мужские псевдонимы (Сергей Гедройц  Псевдоним Веры Гедройц., Антон Крайний  Псевдоним, под которым Зинаида Гиппиус печатала критические статьи., Андрей Полянин  Имя, взятое Софией Парнок для публикации критики.), или писали от лица мужчины (Зинаида Гиппиус, Поликсена Соловьева).

Творчество Ахматовой (и во многом Цветаевой) полностью изменило отношение к поэзии, создаваемой женщинами, как к «неполноценному» направлению. Еще в 1914 году в рецензии на «Четки» Гумилев делает символический жест.

Назвав несколько раз Ахматову поэтессой, в конце отзыва он дает ей имя поэта: «Та связь с миром, о которой я говорил выше и которая является уделом каждого подлинного поэта, Ахматовой почти достигнута».

В современной ситуации, когда достоинства поэзии, созданной женщинами, уже не нужно никому доказывать, в литературоведении принято называть Ахматову поэтессой, в соответствии с общепринятыми нормами русского языка.  

Источник: https://arzamas.academy/materials/988

Анна Ахматова: трагическая любовь и судьба великой русской поэтессы стр.8 — 7Дней.ру

Анна Ахматова с Николаем Пуниным во дворе Фонтанного дома. 1923 г.
Анна Ахматова с Николаем Пуниным во дворе Фонтанного дома. 1923 г.
Фото: Государственный литературный музей

После развода с Гумилевым Анна Андреевна скиталась по знакомым, пока ее не приютил в служебной квартире Мраморного дворца востоковед Вольдемар Шилейко. Он вырезал из лоскутков бумаги бабочек и зверюшек, и они разлетались вокруг него цветным дождем, виртуозно переводил с аккадского языка, был великолепно образован. И при этом капризен, вздорен, язвителен и груб, что Ахматова почему-то стойко терпела, считая, что новый ее муж немного не в себе. Отношения их поражали окружающих.

— Я выучила французский по слуху, на уроках старшего брата с сестрой, — говорила Ахматова.

— Если б собаку учили столько, сколько тебя, она давно бы стала директором цирка! — отзывался Шилейко.

Чего они все от нее хотели? Она была чрезвычайно умна, что как будто бы не обязательно для поэтессы, и очень добра, что уж вовсе не обязательно для красивой женщины. Но даже если б она захотела, не смогла бы соответствовать всем этим образам, которые каждый из ее мужей и возлюбленных пытался вылепить.

Гумилев, уезжая в Африку, просил, чтобы она ждала его, не выходя из дома, затворницей. Бориса Анрепа раздражало ее христианство: «Она была бы Сафо, если бы не ее православная изнеможенность».

Шилейко рвал и бросал в печку ее рукописи, растапливал ими самовар. Три года Анна Андреевна покорно колола дрова, потому что у Шилейко был ишиас.

Когда же она сочла, что муж исцелился, просто покинула его.

И протянула с удовлетворенным вздохом: «Развод… Какое же приятное чувство!» Только вот очень скоро ее принялся «обуздывать» новый поработитель — ничуть не лучше прежних. Заместитель наркома просвещения Луначарского, комиссар Русского музея и Эрмитажа, Николай Пунин был давно влюблен в Анну и, когда она снова осталась без крыши над головой, сделал ей предложение.

Королева опять попала во дворец. Точнее — в проходную комнатку во флигеле Шереметевского дворца, так называемого Фонтанного дома, многократно описанного в ее стихах. Ахматовой и Пунину пришлось жить вместе с его бывшей женой Анной Евгеньевной и дочкой Ирой.

Анна Андреевна сдавала ежемесячно в общий котел «кормовые» деньги. Вторую половину своих жалких доходов, оставив лишь на папиросы и на трамвай, отсылала на воспитание сына свекрови в Бежецк. Жили странно. «У меня всегда так», — кратко объясняла Ахматова.

На людях Пунин делал вид, что их с ней ничего не связывает. Когда к Анне Андреевне приходил кто-то из знакомых, Николай Николаевич, искусствовед и блестяще образованный человек, даже не здоровался с гостем, читал газету, как будто бы никого не видел. С Анной они были неизменно на «вы».

Источник: https://7days.ru/stars/privatelife/anna-akhmatova-tragicheskaya-lyubov-i-sudba-velikoy-russkoy-poetessy/8.htm

Женщина-поэт Анна Ахматова

5 марта 1966 года ушла из жизни Анна Ахматова — одна из самых талантливых женщин ХХ века…

Анна Ахматова не любила, когда ее называли поэтессой, и настаивала на том, что она — поэт. Потому что поэт — это призвание, состояние души, которое не зависит от пола. И ей, как истинному поэту, пришлось пережить многое: гонения, страшные годы репрессий, две мировые войны… Но эта хрупкая женщина всегда оставалась лиричной, мудрой, воспевающей вечные ценности любви и красоты.

Наверное, именно это помогло Ахматовой в самые тяжелые моменты сохранить внутреннюю силу и оставить яркий след в истории литературы и культуры.Несколько интересных историй из жизни этой удивительной женщины-поэта вспоминает Diletant.ru.

Н. Альтман. Портрет А. А. Ахматовой, 1914 год

История псевдонима

В 1900 году Анна Горенко поступила в Царскосельскую женскую гимназию. Училась она с большой неохотой. Уже с 11 лет, когда было опубликовано ее первое стихотворение, девочка поняла, в чем ее призвание. Отец, считая увлечение дочери детской забавой, запретил ей подписывать стихи настоящей фамилией.

Тогда юная поэтесса извлекла из семейной родословной фамилию прабабушки по материнской линии — Ахматова. Так и появилось удивительное сочетание библейского имени «Анна» с фамилией «Ахматова», окрашенной блеском Золотой Орды.

Запись в метрической книге о рождении Анны АхматовойБиографы поэтессы до сих пор не могут разрешить, — почему она выбрала псевдоним «Ахматова»? Ведь у Анны Горенко были более выигрышные и логичные варианты.

Читайте также:  Как ссср и сша чуть не начали войну с израилем в 1956 году

Например, она состояла в отдаленном родстве с первой русской поэтессой — Анной Буниной. Для начинающего литератора такой известный псевдоним — настоящая удача. Но Бунину Анна проигнорировала, неожиданно для всех взяв безвестную фамилию прабабушки Прасковьи Федосеевны.

Свой псевдоним, окрашенный блеском Золотой Орды, Анна Ахматова извлекла из семейной родословной

Студийный портрет. Анна Горенко в Царском Селе, 1894 год

«Анне Ахматовой»

В своем стихотворении «Анне Ахматовой» Марина Цветаева пишет:Узкий, нерусский стан —Над фолиантами.Шаль из турецких странПала, как мантия.Вас передашь однойЛоманой черной линией.Холод — в весельи, зной —В Вашем унынии.

Вся Ваша жизнь — озноб,И завершится — чем она?Облачный — темен — лобЮного демона.Каждого из земныхВам заиграть — безделица!И безоружный стихВ сердце нам целится.В утренний сонный час,— Кажется, четверть пятого, —Я полюбила Вас,Анна Ахматова.

Анна Ахматова на рисунке Амедео Модильяни, 1911 годВ первой строфе — ироническая отсылка к истории псевдонима поэтессы. «Вас передашь одной ломаной черной линией», — намек на многие портреты Ахматовой, в том числе на работы Амедео Модильяни. Это еще и указание на горбинку носа, характерную для профиля Анны Андреевны.

«Безделицей» Ахматова сама себя называла в стихах. Последняя строфа — указание примерного времени, когда настала поэтическая любовь, — намек на то, что Анна Андреевна — сложный поэт и любовь к ней приходит не сразу. В своей песне «Я полюбила вас» Земфира переделала эту строфу со словами «Марина Цветаева» в конце.

Игра «в цирк»

Анна Ахматова, 1915 годВ апреле 1910 года Анна Ахматова вышла замуж за Николая Гумилева. На заре семейной жизни пара часто играла «в цирк», развлекая тем самым друзей в соседских усадьбах.

Николай Степанович конферировал, танцевал на канате, скакал на лошадях, проделывая разные трюки, а Анна Андреевна, удивительно гибкая и грациозная, выступала как «женщина-змея». Она легко закладывала ноги за шею, касалась пятками затылка, сохраняя при этом невозмутимое выражение лица.

Между номерами талантливые поэты читали свои произведения.

Анна Ахматова была очень гибкой: легко закладывала ноги за шею, касалась пятками затылка, сохраняя при этом строгое лицо

Однажды летом во время сенокоса супруги с шумной компанией приятелей заехали в соседний уезд, где их никто не знал. На вопрос удивленных крестьян — кто они — друзья представились бродячим цирком, который держит путь на ярмарку.

По просьбе местных жителей Ахматова и Гумилев исполнили всю свою цирковую программу, которая настолько понравилась крестьянам, что те стали собирать им медяки за выступление. Деньги Анна и Николай, конечно, не взяли и смущенно ретировались.

Н. С. Гумилев, Лев Гумилев, А. А. Ахматова. Царское Село, 1916 год

Тайная связь с царем

В 1966 году известный советский поэт Ярослав Смеляков на смерть Анны Ахматовой написал стихотворение, в котором есть такие строки:Ведь с вами связаны жестоколюдей, ушедших, имена:от императора до Блока,от Пушкина до Кузмина.Упоминание имен известных поэтов не вызывает удивления.

Анне Ахматовой упорно приписывали интимную связь с Александром Блоком, которую она всячески отрицала, говоря, что если роман и был, то исключительно платонический. С Александром Пушкиным тоже все ясно — его гений вдохновлял Анну Андреевну на творчество.

Что касается Михаила Кузмина, популярного в те годы поэта, известного своей нетрадиционной ориентацией, то их связывали приятельские отношения. Но почему вдруг Смеляков включил в эту компанию императора? Возможно, поэт намекал на слух, тянувшийся шлейфом за Ахматовой, о ее страстном увлечении в юности Николаем II.

Анна Ахматова. Евпатория, 1905 — 1906 годыПетербургские художники Наталья и Владимир Евсевьевы, в советское время проживавшие в эмиграции, также подтверждают эту сенсационную версию.

Живя в Провансе, в среде потомков русской интеллигенции, бежавшей из революционной России, исследователям доводилось общаться с представителями первой волны, которые среди прочих баек рассказывали и о том, что Анна Ахматова в 1910-е годы была тайной фавориткой царя.

К тому же в 1934 году в Берлине вышел сатирический роман сверстника Анны Андреевны, художника Юрия Анненкова, под названием «Повесть о пустяках». В нем он тоже коснулся этой пикантной темы, упомянув, что вся литературная публика в дореволюционные годы судачила о близости Николая II и Ахматовой.

  • Анна Ахматова, протестуя против мифа о своей близости с Блоком, слухи о романе с Николаем II никогда не опровергала
  • Поэт и власть

Доподлинных фактов, подтверждающих любовную связь поэтессы с царем, нет. Однако есть несколько обстоятельств, указывающих на то, что данный роман действительно мог иметь место.Супругам Евсевьевым довелось встретиться с некой Верой Булыгиной, бывшей подругой Анны Андреевны. Женщина рассказывала, будто Ахматова переживала по поводу своего высокого роста, мечтая быть такой же миниатюрной, как Матильда Кшесинская — балерина и известная фаворитка Николая II.Второй факт — слишком быстрый успех дореволюционных сборников Ахматовой. Даже ее первые — по признанию самой поэтессы, «беспомощные» — стихи почему-то были встречены единодушным одобрением критиков. Эта реакция также вписывается в версию о любовной связи с царем: вряд ли бы кто вздумал хулить его фаворитку.Наконец, третий аргумент — странное поведение Ахматовой. Поэтесса говорила, что выросла в «мещанской» семье, но вела себя так, как будто воспитывалась при царском дворе. На эту ее черту обязательно указывали все, кто оставил воспоминания о поэтессе. Например, Корней Чуковский писал: «В ее глазах, в осанке и в ее обращении с людьми наметилась одна главнейшая особенность ее личности: величавость царственная, монументально важная поступь…». Иногда Анна Андреевна настолько входила в роль царицы, что ее сын Лев прилюдно одергивал ее: «Мама, не королевствуй!».Анна Ахматова. Комарово, 1962 годПоследний сборник стихов Анны Ахматовой был опубликован в 1924 году. После этого ее поэзия попала в поле зрения НКВД как «провокационная и антикоммунистическая».По свидетельству писателя Анатолия Королева Сталин, питавший слабость к хорошей литературе, положительно отзывался об Ахматовой. Тем не менее, это не помешало вождю наказать Анну Андреевну после ее встречи с английским философом и поэтом Исайей Берлином. Ее исключили из Союза писателей, тем самым фактически обрекли на прозябание в нищете. Талантливая поэтесса была вынуждена долгие годы заниматься переводами.

Анна Ахматова не любила, когда ее называли поэтессой, и настаивала на том, что она — поэт

В 1949 году сын Ахматовой Лев Гумилев был арестован как политический преступник в третий раз. Анна Андреевна переступила через свою гордость и написала стихи «Слава миру!», восхваляющие Сталина, надеясь на снисхождение вождя к ее сыну. Надежда матери была тщетной: Лев Гумилев был освобожден только спустя три года после смерти «отца народов».

Источник: https://knigi.mirtesen.ru/blog/43179957130/ZHenschina-poet-Anna-Ahmatova

Анна Ахматова: почему поэтесса считала себя потомком Чингисхана

Написанные в 1966 году поэтом Ярославом Смеляковым строки в память о почившей Анне Ахматовой внесли настоящую сумятицу в умах её поклонников.

Всё дело в том, что перечисляя имена тех, с кем была связана жизнь звезды Серебряного века русской поэзии, он упомянул Блока, Пушкина, Кузьмина и императора.

Хотя биографы так и не обнаружили однозначных доказательств реальности романа между Ахматовой и Николаем II, над их фигурами до сих пор витает шлейф этого слуха.

  • По утверждению исследователей Владимира и Натальи Евсевьевых, если бы факт близости с Николаем II не имел места быть, то Ахматова опровергла бы этот миф, как она это делала в отношении Александра Блока, с которым ей приписывали любовную интрижку.
  • Однако Анна Андреевна хранила таинственное молчание, лишний раз подогревая интерес к данной странице своей жизни.
  • Хотя исследователи творчества поэта заявляют, что ответ на этот вопрос можно найти в стихах, составляющих костяк её дебютного сборника «Вечер», вышедшего в тираж в 1912 году, когда она уже была супругой Николая Гумилёва.
  • Согласно их мнению, все сочинения, в которых присутствует образ «сероглазого» мужчины, безусловно посвящены императору Николаю II, поскольку из воспоминаний иностранных послов достоверно известно, что у него были необычные серые глаза.
  • В этой связи особого интереса заслуживает написанное в 1910 году стихотворение «Сероглазый король», наполненное душевными терзаниями замужней барышни, навсегда потерявшей своего настоящего венценосного возлюбленного.
  • Другим произведением, в котором Евсевьевы усмотрели намёк на Николая II, является «Смятение» (1913 год), где снова фигурируют очи «загадочных древних ликов», способные «приручить» непокорную героиню.

Мысль заострить внимание на стихотворных образах Ахматовой Евсевьевым подали представители «белой» эмиграции, с которыми они сблизились во время проживания в Провансе. Лично знакомые с Анной и многими представителями петербургского бомонда начала XX века, они настаивали на том, что между поэтом и императором в 1910-х годах существовала страстная любовная связь.

  1. Вера Булыгина, представлявшаяся юношеской подругой Ахматовой, утверждала, что последняя буквально сходила с ума по правителю, ревнуя его к прежней пассии – балерине Матильде Кшесинской.
  2. Будучи тайной фавориткой Николая II, Ахматова сожалела о своём высоком росте, с завистью мечтая о миниатюрных и женственных параметрах танцовщицы.
  3. Кроме того, масло в огонь подлила изданная в 1934 году в Берлине сатирическая книга Юрия Анненкова «Повесть о пустяках», в которой Евсевьевы обнаружили цитату: «Вся литературная публика в те годы судачила о романе Николая II и Ахматовой».
  4. Воодушевлённые этой версией, биографы начали искать косвенные подтверждения своей сенсационной гипотезы.
  5. В итоге они предположили, что знакомство пары могло произойти в Царском селе, где окна дома Ахматовой смотрели прямиком на Александровский дворец – резиденцию императорской семьи, парки которой были открыты для свободного посещения.
  6. По мнению Евсевьевых, именно связью с венценосной особой объясняется стремительный успех дореволюционного творчества Ахматовой, которая самолично называла стихи из сборников «Вечер» (1912) и «Четки»(1914) «беспомощными», в то время как официальные критики пели им дифирамбы.
  7. Вероятно, никто из них не осмеливался дать правдивую оценку литературному таланту Анны лишь из боязни прогневить её любовника Николая II.
  8. Кстати, как предполагают некоторые биографы, именно из-за романтических отношений с императором Ахматова всю жизнь испытывала магическое влечение к мужчинам с именем Николай: так звали двух её мужей – Гумилёва и Пунина, а также любовника Недоброво.
  9. Ища причину, по которой Анна Горенко выбрала в качестве псевдонима фамилию Ахматова, которая принадлежала её прабабушке, а например не Стогова (девичья фамилия матери), Мотовилова или Воронина (фамилии бабушек), Евсевьевы отмечают её царские амбиции.
  10. Согласно изысканиям самой Анны, фамилия её бабушки по материнской линии свидетельствовала о её принадлежности к известному ханскому роду борджигинов, к которому восходил своими корнями Чингисхан.
  11. Побывав в роли императорской фаворитки, Анна, вероятно, хотела продемонстрировать всем и своё высокое происхождение, поэтому и стала подписываться псевдонимом Ахматова.
  12. Кроме того, все знавшие поэта лично, непременно отмечали авантажность её манер, которые она, «простая мещанка», скорее всего, переняла от своего аристократического покровителя.

Писатель Корней Чуковский, описывая образ Ахматовой, отмечал: «В ее глазах, в осанке и в ее обращении с людьми наметилась одна главнейшая особенность ее личности: величавость царственная, монументально важная поступь…», а сын – Лев Гумилёв, часто одёргивал родительницу словами: «Мама, не королевствуй!».

Кстати, единственный ребёнок Анны Андреевны тоже не остался в стороне от всей этой истории, поскольку советский литературовед Эмма Герштейн в своей работе «Из записок об Анне Ахматовой» напечатала сенсационную строку: «Она ненавидела свое стихотворение «Сероглазый король» — потому что ее ребенок был от Короля, а не от мужа». Не оставив больше никаких комментариев Герштейн однозначно настаивает, на том, что ставший известным археологом, критиком, переводчиком и прозаиком Лев Гумилёв приходится внебрачным сыном императора Николая II!

Источник: https://cyrillitsa.ru/history/97775-anna-akhmatova-pochemu-poyetessa-schital.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector