Чему монголо-татары научили русских

Рафаэль Хакимов

«Вопрос о татаро-монголах историками запутан до такой степени, что ученые, читая в летописях о татарах, непременно их называют почему-то монголами», — пишет директор Института истории им. Марджани Рафаэль Хакимов. Мы продолжаем знакомить читателей с главами из его новой работы. На этот раз он пытается разобраться в том, откуда появилась империя Чингизхана.

  • ОТКУДА РОДОМ КУЛ ГАЛИ?
  • «Когда хотите одурачить мир, скажите ему правду»
  • Отто фон Бисмарк

В Болгаре отстроили двухэтажный музей. Мы концепцию подготовили довольно стандартную, примерно такую же делали для Национального музея и музея истории государственности Казанского кремля. Там все было правильно, но ничего оригинального. За что дали археологам премию имени великого поэта Тукая, я не понял. Будем считать это издержками производства. Премия девальвировалась.

Минтимер Шаймиев хотел украсить Болгар какой-нибудь скульптурой, остановились на поэте Кул Гали. Любое новое сооружение нужно согласовывать с ЮНЕСКО.

С тем, чтобы избежать придирок, решили памятник поставить в фойе музея. У Владимира Демченко уже была подходящая модель Шихабутдина Марджани.

По какой-то причине эту скульптуру так и не поставили у озера Кабан, но композиция нравилась Шаймиеву. Надо было только поменять портрет.

Демченко приходит ко мне и начинает издалека. «Мы так давно работаем вместе, я хотел бы сделать твой портрет в качестве подарка». Меня трудно так легко провести. Я ему:

— Колись. Не хочешь раскошеливаться на модель и решил с меня слепить Кол Гали?

— Ну пойми меня правильно. Если я сделаю с тебя портрет, никто не будет возражать и придираться.

У него был конфуз с одной скульптурой. Он слепил портрет с живой татарки, а когда обсуждали, все начали его упрекать, что он слепил не татарку. На этот раз он решил подстраховаться.

Чему монголо-татары научили русскихМинтимер Шаймиев хотел украсить Болгар какой-нибудь скульптурой, остановились на поэте Кол Гали «БИЗНЕС Online»

Когда открывали музей, кое-кто уже знал, что портрет лепили с меня, только бороду добавили, и все меня толкали вбок, приговаривая: «Похож. Точно похож».

Шаймиеву скульптура понравилась, он сам выправлял освещение и любовался. Затем он задал вопрос:

— Откуда родом Кол Гали? Уточните, пожалуйста.

  1. Я ему отвечаю:
  2. — Минтимер Шарипович, не стоит углубляться в этот вопрос.
  3. — Почему?
  4. — Он из Хорезма.
  5. — А почему мы ставим ему памятник?

— Во-первых, он бывал в Болгаре. Во-вторых, мы его приватизировали, пока в Хорезме думают.

На самом деле в те далекие времена Хорезм и Булгарское государство были в одной связке. Именно от Хорезма отходила ветка Великого Шелкового пути в Болгар и Крым.

Великий Шелковый путь пронизывал всю Центральную Азию — колыбель многих тюркских народов. Благодаря этому связь между ганьсуйскими татарами (Китай), уйгурами Турфанского оазиса (Синьцзян), Бухарой, Хорезмом, Крымом, Причерноморьем и Поволжьем в Средние века не прерывалась. Кстати, вместе с купцами из Хорезма в Поволжье проникли и мусульманские миссионеры.

Чему монголо-татары научили русских

Насколько культура народов, живущих на Великом Шелковом пути, была и остается близкой, видно из простого факта. Сегодня татары могут объясняться с уйгурами Синьцзяна и узбеками Хорезма без переводчика.

Такая близость не объясняется общетюркскими корнями. Чуваши и татары живут рядом чересполосно, а объясниться не могут. А уйгуры, узбеки и татары, несмотря на большие расстояния, близки по культуре и языку.

В 2016 году Рустам Минниханов побывал с официальной поездкой в Синьцзяне и говорил с уйгурской стороной на татарском. Российская делегация не поняла, что происходит, и китайская сторона, в свою очередь, не поняла, почему они говорят на одном языке.

  • Историю надо знать, причем не по учебнику.
  • «Самый большой подарок от матери ребенку — язык»
  • Татарская пословица
  • МОЖЕТ ЛИ ПАСТУХ УПРАВЛЯТЬ ГОСУДАРСТВОМ?

«Я — кара Господня. Если вы не совершали смертельных грехов, Господь не пошлет вам кару в моем лице!»

Чингизхан

Летим с Шаймиевым из Болгарии, где успешно провели очередной форум и презентовали атлас «Болгарская цивилизация». Болгарская Академия наук своими силами не смогла бы написать такой труд, а мы собрали авторов со всей Европы.

Чему монголо-татары научили русских shaimiev.tatatrstan.ru

В самолете команда обменивается впечатлениями. Минтимер Шарипович спрашивает: «Вот говорят: татаро-монголы, татаро-монголы. Мы здесь все татары, а где среди нас монголы? Мы же похожи на европейцев. При чем здесь монголы?» Вопрос понятный.

Чему монголо-татары научили русских

Вопрос о татаро-монголах историками запутан до такой степени, что ученые, читая в летописях о татарах, непременно их называют почему-то монголами. На вопрос: «Почему вы татар называете монголами?», ответ оказывается весьма удручающим: «Такова традиция историографии».

Кто-то, не разобравшись в тонкостях этнонимов, экзоэтнонимов, эпонимов, политонимов и династий, решил, что в Монгольской империи должны жить монголы, а татарами народ назван по ошибке. Получается, что европейские, китайские, персидские, арабские, азиатские летописцы ошибались, а вот наши ученые точно определили, кто есть кто.

Очень странная ситуация. Когда дело касается татар, ученые ведут себя как зомби.

Точно так же ведут себя художники и режиссеры фильмов. В источниках пишется, что Чингизхан был рыжим, голубоглазым, высокого роста, но его неизменно рисуют монголоидом. Причем канонический портрет Чингизхана нарисован в 1748 году.

Казалось бы, должны возникнуть сомнения в достоверности рисунка, но никто таких мыслей вслух не высказывает.

Современные художники непременно его рисуют или лепят монголоидом, но где написано, что он был таковым? В летописях свидетельства совершенно иные.

Чему монголо-татары научили русскихКанонический портрет Чингизхана, 1748 год

Почему же современные переводчики и комментаторы должны знать лучше, чем сами летописцы, кто именно татарин, а кто монгол? Так, Марко Поло сообщает о возвышении Чингизхана следующее: «Случилось, что в 1187 году татары выбрали себе царя, и звался он по-ихнему Чингис-хан, был человек храбрый, умный и удалой; когда, скажу вам, выбрали его в цари, татары со всего света, что были рассеяны по чужим странам, пришли к нему и признали его своим государем». Поло не просто был в летней ставке Хубилая, но даже три года был губернатором города Янчжоу. Рашид ад-Дин, который считается одним из наиболее осведомленных историков, вторую главу своих летописей называет «О тюркских племенах, которых в настоящее время называют монголами». Получается, что монголы на самом деле тюрки. Конечно, нам укажут на современных монголов, которые совсем не тюрки, но ведь они появились в Монголии позже татар, причем среди кочевых «черных татар» было тюркское племя «монгол»/«могол», откуда и происходит Чингизхан. Современные монголы — это совсем другой народ и другая история. В китайской летописи «Краткие сведения о черных татарах» записано: «Государство черных татар называется Великой Монголией». Яснее не скажешь.

Читайте также:  Как сложилась жизнь старшей дочери петра i

Можно было бы усомниться в достоверности данной летописи, но остальные источники только подтверждают этот факт. В китайской летописи «Полное описание монголо-татар» («Мэн-да бей-лу», 1221 год) записано: «[Я], Хун, лично замечал, как их временно замещающий императора го-ван Мо-хоу каждый раз сам называл себя „мы, татары“ …

Они даже не знают, являются ли они монголами и что это за название…» Следует заметить, что Мо-хоу (Мухали) был самым приближенным человеком к Чингизхану. Комментируя эту фразу, наши доблестные ученые замечают, что Мухали, происходивший из племени джалаир, никак якобы не мог называть себя татарином.

Почему же современники Мухали ошибались, а российские комментаторы точно знают, кто есть кто? Откуда такое самомнение? Между прочим, Рашид ад-Дин причислял джалаиров к тюркам: «В настоящее время, вследствие благоденствия Чингис-хана и его рода, поскольку они суть могалы, — тюркские племена, подобно джалаирам, татарам, ойратам, онгутам, кераитам, найманам, тангутам и прочим, из которых каждое имело определенное имя и специальное прозвище, — все они из-за самовосхваления называют себя [тоже] могалами, несмотря на то, что в древности они не признавали этого имени. Их теперешние потомки, таким образом, воображают, что они уже издревле относятся к имени могалов и именуются [этим] именем, — а это не так, ибо в древности могалы были [лишь] одним племенем из всей совокупности тюркских степных племен». Когда стоит выбор между авторами древних летописей или российским комментатором, я вынужден отдать предпочтение автору летописи, ведь автор «Мэн-да бэй-лу» побывал в ставке Чингизхана, а Рашид ад-Дин — самый осведомленный летописец того периода из всех известных на сегодняшний день. Историографические штампы прочно сидят в головах ученых, мешая объективно взглянуть на происхождение татар. Выступить против сложившейся традиции решаются немногие, при этом они рискуют оказаться в изоляции.

Чему монголо-татары научили русских

Создание империи Чингизхана нередко представляют весьма облегченно: появился, мол, харизматичный лидер, сумевший собрать вокруг себя джигитов «длинной воли» (пассионариев), они объединили монгольские племена, кочевавшие в степи, и таким образом пастухи создали невиданное доселе государство.

Спрашивается: как пастух мог создать империю? Поясняют — мол, у него были советники. Я сам 16 лет работал советником президента. С тем, чтобы президент мог воспринять советы, он сам должен понимать предмет не хуже советника. Самосознание руководителей Монгольской империи должно было созреть до имперского уровня, а у населения ментальность — приобрести гражданские признаки.

К тому же империя — это организация экономики и военного дела не в рамках какой-то шайки, а в качестве регулярной армии с опытными полководцами во главе. Империя ведет государственные дела, для этого нужна канцелярия с грамотными людьми, а не пастухами. Империя ведет обширную дипломатию, для чего нужны знающие разные языки дипломаты и т. д.

Так откуда появилась империя?

  1. Чему монголо-татары научили русских
  2. «Где много пастухов, там все овцы передохнут»
  3. Татарская пословица

Источник: https://m.business-gazeta.ru/article/328369

Кто научил Русь материться?

Русский язык велик и могуч. Причем не только в его цензурной части, но и в нецензурной. Кто научил русских ругаться, разбиралась Снежана Петрова.

История появления первых ругательств на Руси — дело давнее и темное. Как часто бывает в подобных ситуациях, единого мнения нет, но есть несколько самых популярных версий. Например, поговаривают, что русских научили материться татары и монголы, а до ига, якобы, не знали на Руси ни одного ругательства. Однако есть несколько фактов, опровергающих это.

Чему монголо-татары научили русских

Во-первых, у кочевников не было обычая сквернословить. В подтверждение этому — записи итальянского путешественника Плано Карпини, посетившего Центральную Азию. Он отмечал, что у них бранные слова вовсе отсутствуют в словаре.

История, что мат появился на Руси во время ига, — миф

Во-вторых, о том, что русские активно использовали мат, свидетельствуют берестяные грамоты XII—XIII вв.еков, найденные в Новгороде. Так, на образце № 330 (XIII век) написана рифмованная дразнилка, которая переводится как «гузка е… т другую гузгу, задрав одежду».

На другой грамоте из Новгорода № 955 (XII век) — письмо от свахи к Марене, знатной даме. Сваха Милуша пишет, что пора бы Большой Косе (видимо, дочери Марены) выходить замуж за некого Сновида и прибавляет: «Пусть влагалище и клитор пьют».

Аналогичный текст встречается в народных частушках, и в устах свахи это — пожелание, чтобы свадьба состоялась.

Чему монголо-татары научили русских

В-третьих, лингвисты, проанализировав аналогичную лексику в современных славянских языках, пришли к мысли о всеобщем славянском характере мата.

Например, словарик сербской бранной фразеологии, подготовленный Неделько Богдановичем, показывает, что не только лексика, но и модели обсценных выражений в сербском и русском очень близки.

То же можно сказать и о моделях бранной лексики словацкого и польского языков.

То, что сегодня считается матом, раньше было обычными словами

Итак, мат — это неотъемлемая часть славянской культуры. Почему же эти слова появились в языке? В основе многообразия бранных слов лежит так называемая обсценная триада — три ругательства, которые означают женские и мужские гениталии, а также половой акт. И это неспроста.

Функции деторождения придавалось высокое значение, поэтому слова для обозначения органов и самого процесса зачатия были сакральными. По одной из гипотез, мат восходит к славянским заговорам: его произносили в трудную минуту, обращаясь за помощью к магической силе, которая содержится в половых органах.

По другой версии, брань выражала проклятия и использовалась колдунами.

С переходом же к христианству святыни язычества были уничтожены, знаковые системы поменялись, и фаллоозначающая лексика оказалась табуированной. Но, как говорится, из песни слова не выкинешь — народ продолжал ругаться, а церковь в ответ на это — бороться с матерщинниками.

Здесь важно отметить, что те, слова, которые мы считаем ругательствами сегодня, не воспринимались как брань в те времена.

Иначе как объяснить, что православные священники активно употребляли в своих посланиях и поучениях слово, обозначающее девушку легкого поведения?! Оно встречается, например, в Послании протопопа Аввакума царевне Ирине Михайловне Романовой (ок. 1666 г.) и в его «пятой» челобитной царю Алексею Михайловичу (1669 г.).

Ругательства есть на берестяных грамотах XII века

Читайте также:  Бобровый, гребной и другие неизвестные московские острова

Только относительно недавно — начиная с XVIII века — нынешний мат стал матом. До того эти слова обозначали или физиологические особенности (или части) человеческого тела, или вообще были обыкновенными словами. Например, слово, которым сейчас называют распутных девушек, по происхождению — высокий славянизм. До XV века оно имело значение «лжец, обманщик».

В русском языке сохранилось слово блудить, первое значение которого было — «заблуждаться, стоять на распутье и не знать истинной дороги». Второе же значение — уже телесное, буквально «распутничать». В прямом значении слово употреблялось до времен бироновщины, когда было объявлено непристойным.

Словарь русского языка XVIII века» дает его со всеми производными, оговаривая, что после 1730-х годов оно стало непечатным.

Ругательству же, обозначающему мужской половой орган, соответствует слово «хер», что в древнерусском языке означало «крест». Соответственно, «похерить» — значит перечеркнуть крест на крест.

На Руси первые запреты на брань появились с принятием христианства

Во второй половине XVIII века происходит жесткое разделение литературной лексики и разговорной, бранные слова попали под запрет. Использование в печатных изданиях обсценной лексики стало невозможным.

Правило сохранялось до конца XX, и нецензурщина оставалась уделом «неофициальной» части творческого наследия поэтов и писателей: эпиграммы и сатирические стихотворения Пушкина, Лермонтова и других авторов, содержавшие срамные слова, ими самими не публиковались и вообще в России обнародованию не подлежали (политические эмигранты из России начали публиковать их в Европе лишь во второй половине XIX века). В современной России отношение к обсценной лексики двоякое. С одной стороны, существует официальный запрет на использование ее в СМИ и печати, а за ругань в общественном месте грозит штраф. С другой, — писатели, музыканты, актеры активно используют мат как средство выразительности.

Источник: https://diletant.media/articles/27886759/

Деспотия без монголов

Русские ученые, писатели, общественные деятели потратили немало слюны и чернил, чтобы обосновать нехитрый тезис. Мол, русских, коренных европейцев, совратили злые азиаты-татары.

Это татары научили самих русских рабству, затворничеству женщин, холопству, жестокости, внедрили в русское общество идею «вековой дремотной Азии», опочившей на московских куполах… одним словом, сделали русских хотя бы частично азиатами.

Теперь же цель русских — преодолеть татарское наследие и опять сделаться европейцами. Ярче всего эта нехитрая идейка проводится, пожалуй, в прекрасных стихах графа Алексея Константиновича Толстого.

  • Певец продолжает: «И время придет,
  • Уступит наш хан христианам,
  • И снова подымется русский народ,
  • И землю единый из вас соберет,
  • Но сам же над ней станет ханом!
  1. И в тереме будет сидеть он своем,
  2. Подобный кумиру средь храма,
  3. И будет он спины вам бить батожьем,
  4. А вы ему стукать и стукать челом
  5. Ой срама, ой горького срама!»
  • И с честной поссоритесь вы стариной,
  • И предкам великим на сором,
  • Не слушая голоса крови родной,
  • Вы скажете: «Станем к варягам спиной,
  • Лицом обратимся к обдорам!» [61]

Нехитрая, слишком нехитрая идейка, но потенциал ее велик. Если мы европейцы, лишь временно оторванные от истинного Отечества, то и «возвращение в Европу» закономерно и оправданно, даже решительно необходимо.

И меры, принимаемые Петром I и его последователями, правильные, нормальные меры: нечего здесь отпускать бороды, носить сарафаны, блюсти посты, слушать колокольный звон, цепляться за традиции и вообще оставаться русскими.

Нехитрая идейка становилась оправданием почти всего, что выделывал со страной «дракон московский» Петр I, напрасно прозванный Великим.

Идейка позволяла и самому народу, без отечески мудрых решений своих царей, постепенно склоняться к Европе.

Никакая культура не любит новшеств — мы об этом уже говорили. А вот вспоминать культура любит.

Стоит убедить людей, что новшество — вовсе не новшество, а хорошо забытое старое, что так жили предки, и новшество тут же превращается в нечто почтенное и очень даже желанное.

Так было с идеей европейского Возрождения, когда появившиеся новшества, огромный по масштабу сдвиг в культуре объяснялся просто: возвращением к Греции и Риму.

Так вот и здесь: идейка исконного русского европейства, порушенного злыми татарами, обеспечивала процесс русской модернизации.

Но есть, по крайней мере, один пример (пример значительный и яркий) того, как еще до монголов появилось то, что позже приписывалось «повреждению нравов» из-за татарского ига. Чтобы стать властителем всей Суздальской земли, ввести режим жесткого единодержавия, отказа от всего роднящего Русь и Европу, Андрею Боголюбскому не понадобились никакие монголы.

Да и жил он и погиб более чем за полвека до монгольского нашествия. И если даже кто-то получал его вести себя так, а не иначе, то это были точно не татары.

Непременно найдутся любители найти у него учителей-евреев или на худой конец хазар… Хотя всякий, кто дал себе труд изучить личность Андрея Боголюбского, сильно усомнится, что на него можно было иметь хоть какое-то влияние и чему бы то ни было подучить. Этого он даже отцу, Юрию Долгорукому, и то не слишком позволял.

Став князем в Ростове, Андрей Боголюбский выгнал оттуда младших братьев и племянников и покинул богатый вечевыми традициями Ростов, перенес столицу во Владимир, где не было веча.

Там он показал себя не самым худшим из русских князей и делал немало разумного: населял Владимир купцами и ремесленниками, заботился о промыслах, построил Успенский собор. Однако не полагался на бояр и старшую дружину. Видимо, были причины. И выслал за пределы княжества старших бояр, служивших его отцу. И правил, опираясь на «молодшую дружину», на «отроков», преданных ему лично.

По словам летописца, он хотел быть «самовластием» Суздальской земли… и стал.

Первым на Руси Андрей Боголюбский последовательно опирался не на землевладельцев-бояр, которые от него мало зависели, а на тех, кто зависел лично от него: от данной им земли, от пожертвований и кормлений. Выставляя вон всех, кто служил его отцу, был экономически независим и мог с ним поспорить, Андрей Боголюбский окружал себя лично преданными людьми.

Первым на Руси пытается вторгнуться Андрей Боголюбский и в дела Церкви: выгнать из Ростова неугодного ему епископа Леона и поставить своего епископа Феодора. Князь хотел даже создать вторую митрополию на северо-востоке, помимо киевской, и все с тем же Феодором, своим человеком, во главе. Получилось плохо, потому что патриарх Константинопольский новую митрополию основывать отказался.

Даже окружив себя «молодшей дружиной» и «отроками», Андрей не остался во Владимире, а построил укрепленный княжеский городок Боголюбове и возле него — знаменитый Спас-на-Нерли, при впадении Нерли в Клязьму. Даже сейчас белокаменное чудо Спаса и Успенского собора производит сильнейшее впечатление.

Читайте также:  В какой битве тверь последний раз победила москву

Даже на тех, кто видел Зимний дворец, Кремль и Владимирскую горку, — производит. А тогда свежий тесаный камень сахаристо сверкал на солнце, и Спас-на-Нерли, поставленный на насыпи, посреди заливного Богородичного луга, при слиянии рек, был виден за десятки верст.

Храм был первым, что бросалось в глаза купцам, послам, боярам и дворянам, приезжавшим в Боголюбове или Владимир, поднимавшимся по Клязьме или спускавшимся по Перли.

Впрочем, и Спас-на-Нерли, и Успенский собор — это нечто, заслуживающее отдельного разговора. Пока отметим большую религиозность этого нарушителя традиций. Что и не удивительно, по моему. Пока действуешь как часть группы, клана или рода — все просто. Группа, клан и род несут ответственность за то, что происходит с тобой и за результаты твоих дел.

А вот если ты сам, лично, от себя творишь нечто, то ты, получается, лично стоишь перед миром. Не в составе рода и семьи, не как часть правящего клана. А лично. Сам по себе.

Есть ты, и есть Тот, перед Кем, хочешь или не хочешь, нести ответ.

Князь Андрей религиозен? Не удивительно!

Не уберегся князь Андрей и был убит мятежными боярами в ночь с 28 на 29 июня 1174 года в своем любимом Боголюбове. В центре заговора стояли дети, внуки боярина Кучки, владельца Москвы. Бояре не любили и боялись Андрея, который правил без них, окружал себя «неказистыми» людьми, старался подавить всех, кто от него независим.

Убит? Так ведь рисковал! Сделал не по традиции, а по своей воле. Пока действуешь по традиции, она за тебя и думает. А если сам строишь свою судьбу, то сам и несешь ответственность за любой возможный результат. Например, за собственную смерть.

  1. Андрей Боголюбский, внук Владимира Мономаха и сын Юрия Долгорукого, родной брат прадеда Александра Невского, первым на Руси осуществил голубую мечту многих и многих князей:
  2. — выехал в город, где можно править без веча;
  3. — установил режим личной власти, без опоры на бояр и на Церковь и даже Церковь попытался подчинить себе.
  4. Мечта осуществилась в Северо-Восточной Руси, и были на то важные причины.

В древности ассирийцы и вавилоняне применяли политику, которая назвалась «вырывание»: завоеванный народ переселяли на другие места.

Новые места могли быть и не хуже старых, но там не было старых богов, прежних вождей, приходилось хоть немного, но менять и способ ведения хозяйства, и бытовые привычки.

Народ оказывался вынужден опираться на администрацию, поставленную государством, и становился куда покорнее прежнего. «Вырванными» было проще управлять.

На северо-востоке народ, не успевая укорениться ни на одной территории, сам себе устраивает «вырывание». Причем какое-то хроническое вырывание: не успели освоить Волго-Окское междуречье, как приходит время перебираться в Заволжье, потом в Предуралье.

Мало того, что люди оказываются на новом месте. Они постоянно оказываются все на новом и на новом. В таких условиях не могут вырасти новые традиции, новые принципы самоорганизации общества.

Везде в Европе, равно и романо-германской, и славянской, центрами власти были феодалы, города и церковь. Так было и во Франции, и в Германии, и в Великом княжестве Литовском.

Так было и в Киевской Руси. На западе Руси вечевые традиции IX—XI веков укрепились, города обретали Магдебургское право.

В XII веке к этому только шло, но главное, вечевые традиции в Западной Руси никуда и никогда не исчезали.

В Северо-Восточной Руси города особенно слабы, среди них много городов вообще без веча, тот же Владимир.

Церковь? На западе церковь независима от князей, а католические епископы так и вообще подчиняются только папе римскому, а папа считает себя выше королей и императоров. С церковью приходится считаться, что в Италии, что в далекой от папских глаз Польше.

На северо-востоке у церкви тоже нет устойчивой опоры в традициях, обычаях места. Если князь создаст епископство, тогда и будет епископство, а князь будет его покровителем.

Феодалы? Везде феодалы имеют свои имения, которые нельзя отнять. Они независимы от королей, князей, графов и герцогов; если хочешь стать и остаться владыкой, с ними надо уметь договариваться.

На северо-востоке нет сложившейся системы поместий, переходящих от отца к сыну. А раз так, там в сто раз больше возможностей наступить им на хвост, заменить боярство, владеющее землей, на согнутое в покорности дворянство.

Прогнать старшую дружину и бояр, опираться на молодежь, зависящую только от тебя.

Даже и крестьянство тут удобнее для установления режима своего личного господства. Оно более дикое, архаичное, общинное. Оно не будет вникать в тонкости и в детали закона и традиции, оно еще не понимает важности этих юридических тонкостей.

Для этого общинного, диковатого крестьянства князь — что-то вроде племенного вождя. А мятежные бояре — это «шибко умные» враги единства.

Быть деспотами хотели и другие князья, в других землях. По крайней мере, многие из них. Осуществил это именно Андрей Боголюбский, и осуществил именно потому, что правил на северо-востоке.

И потому вот она, мораль: чтобы утвердить деспотизм восточного типа в Северо-Восточной Руси, не надо никаких монголов.

Может быть, монголы и помогли становлению такого типа власти, но вовсе не потому, что принесли его с собой.

А потому, что сделали северо-восток еще более диким, архаичным, оторванным от остального мира.

А князей еще в большей степени племенными вождями, чья главная цель — противостоять внешнему врагу, Вообще же мысль о том, что источник проблем Северо-Восточной Руси лежит вовсе не в нашествии монголов, а в изоляции от всего мира, высказывалась еще в прошлом — начале нашего столетия. Например, эта мысль очень ясно высказана в книге К. Валишевского [62].

Следующая глава

Источник: https://history.wikireading.ru/198

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector