Договор о бане: что должны были сделать русские для византийцев

Подробности Категория: Узнай-ка!

ЛАДЬИ ПРОТИВ ТРИЕР В далёкие времена Чёрное море называлось понтом Эвксинским, в переводе с греческого – морем Гостеприимным. Греки, чтобы снабжать свою страну пшеницей и вести торговлю, основали на черноморском побережье много колоний, построили города, оборудовали гавани.

Моряки Афин или Спарты после долгого опасного плавания, после бурь и штормов действительно находили у своих соотечественников гостеприимство, радушие, покойный отдых.Позже море стало называться Русским. Названия не меняются просто так и не даются даром. Должны были возникнуть веские основания для этого.

В том районе Земли, о котором мы начинаем рассказ, ко времени смены названия произошли огромные перемены. Греции, такой, какой мы видели её при Фемистокле, уже не было. Несколько столетий она числилась провинцией Рима и ещё несколько столетий – провинцией Византии (или Восточно-Римской империи).И сама Византия уже вступила в пору заката. Внутри империи не утихали восстания рабов.

К тому же шло великое переселение народов. Границы между племенами причудливо менялись, словно были они лёгкими лентами; ветер истории уносил эти ленты на сотни, тысячи километров, запутывал, разрывал, связывал вновь. В поисках лучших земель или под натиском кочевых орд множество разных племён двигалось в края с тёплым климатом, поближе к приморским городам с их ремёслами и торговлей.

На Византию, подобно штормовым валам, накатывались готы, гунны, авары, болгары, славяне-склавины, славяне-анты.Анты жили между Дунаем и Северным Донцом, их южной границей было Чёрное море. Своё начало анты вели от венедов, упоминавшихся римскими историками ещё в I веке нашей эры. Сами же анты дали начало руссам.

Руссы, предки русских, украинцев и белорусов, унаследовали от антов многие черты характера, а также занятия и промыслы. Поскольку предмет нашего разговора – дела военные, мы коснёмся «наследства», полученного руссами в его военной части.Византийский император и писатель Маврикий в конце VI века писал об антах: «…они любят свободу и не склонны ни к рабству, ни к повиновению.

Храбры, в особенности в своей земле, выносливы; легко переносят холод и жару, недостаток в одежде и пище. Юноши их очень искусно владеют оружием». Другой византиец, Лев Диакон, позже говорил уже о руссах: «Сей народ отважен до безумия, храбр, силён».Руссы торговыми плаваниями, сражениями на суше и на море приумножили унаследованную славу антов.

Об их доблести заговорили народы Европы и Азии, и в знак признания этой доблести понт Эвксинский стали называть Русским морем.МОРЕХОДЫ КИЕВСКОЙ РУСИ Молодое государство руссов – Киевская Русь – быстро крепло. Византия же не хотела иметь сильных соседей, ей нужны были соседи покорные – таков уж нрав всех империй.

Пытаясь ослабить Русь, византийцы мешали её черноморской торговле, топили корабли, убивали купцов, подговаривали и провоцировали печенегов на разбой в киевских землях. Естественно, Византия получала отпор. От справедливого возмездия её не спасало широкое море.Известны девять крупных морских походов.

Самый грандиозный из них – поход князя Олега в 907 году на столицу Византии Константинополь (теперь турецкий город Стамбул).ПОХОД КНЯЗЯ ОЛЕГА В Константинополе жило сто тысяч горожан. Множество дворцов и храмов стояло за его крепкими стенами. Через город проходила основная торговая дорога из Европы в Иран, Индию и Китай.

Расположенный на европейском берегу Босфора у выхода в Мраморное море, Константинополь занимал чрезвычайно выгодное географическое положение. Отмечая эту особенность, Карл Маркс называл город «золотым мостом между Востоком и Западом».Византийцы хорошо охраняли свою столицу. На дальних подступах стояли сильные гарнизоны. У ворот дежурили сторожевые отряды. Своеобразные ворота были устроены и в бухте Золотой Рог, по которой морские суда подходили к городу. В случае опасности бухту перегораживали мощной железной цепью.

Сам же город был обнесён мощной крепостной стеной. Наиболее прочные укрепления были сделаны на западной стороне Константинополя, где море не защищало города.

Впереди простирался ров, наполненный водой, через него было переброшено несколько мостов, которые легко уничтожались в случае опасности, затем шла отвесная насыпь, за ней наружные стены и, наконец, внутренние стены с 96 четырёхугольными и восьмиугольными башнями, внутри толстых стен имелись проходы и каменные лестницы. Взять такую крепость было невероятно сложно.

Договор о бане: что должны были сделать русские для византийцев

Корабль, вооружённый «греческим огнём», зажигательной смесью в бочках и горшках. В состав смеси входили сера, смола и нефть. «Греческий огонь» применялся в морских сражениях для поджога кораблей, при осаде и обороне городов, а также в полевых сражениях.Киевский князь Олег, зная силу противника, собрал для похода большое войско.

«…с сими со всеми поиде Олег на конех и на кораблех, и бе числом кораблей 2000». Летописец не говорит, сколько всего было воинов. Зная, что ладья вмещала от 40 до 60 человек, мы можем довольно точно предположить: войско Олега было не меньше 80 тысяч, основную его часть составляли воины-мореходы.В летописях нет даты начала Олегова похода.

Однако все торговые и военные плавания киевляне начинали в июне. На Днепре и его притоках ещё стояла большая вода, ладьи в это время со всех концов государства приплывали в Киев. Там формировались караваны, создавалась конная охрана – печенеги, кочевавшие в причерноморских степях, не упустили бы возможности разграбить в дальней дороге товары руссов.

Плавание по Днепру занимало 30 – 40 дней. Так, месяц с небольшим, плыл до Чёрного моря и флот Олега. В устье Днепра, на острове под вековым дубом, дружинники по обычаю принесли жертвы языческим богам. После краткого отдыха ладьи вышли в море и, держась болгарского берега, продолжали путь – ещё семьсот километров – к Константинополю.

Вполне вероятно, что здесь моряки не однажды встречались со своими конными товарищами, возможно, что и отдыхали под их защитой.Хорошая организация похода, взаимодействие флота с сухопутным войском, двигавшимся по берегу, позволили руссам застать византийцев врасплох.

Правда, начав бой у стен города с конницей Олега, византийцы успели перегородить бухту Золотой Рог железной цепью. То ли не имели они тогда сильного флота около Константинополя, то ли побоялись вывести его против огромного флота руссов, а может быть, понадеялись на свою цепь, но морского сражения византийцы не дали.

Скорее всего они рассчитывали, задержав ладьи в Босфоре, сначала уничтожить сухопутное войско. В этой обстановке «повеле Олег воем своим колёса изделати и востановити на колёса корабля, и бывшу покосну (попутному) ветру, всняша (подняли) паруса с поля, и идя ше к граду».

Зачем понадобилось руссам катить ладьи к городу? Может быть, дружинники укрылись за их бортами от камней и стрел, выпущенных метательными машинами? Нет. Уж очень громоздки и тяжелы такие щиты. Бывали случаи, когда войска каким-либо необычным действием озадачивали противника, подавляли его волю к сопротивлению.

И это объяснение не годится: византийцы могли не испугаться кораблей, катившихся посуху, а дружинники перед кровопролитным боем были бы изнурены тяжёлой работой. Главное же возражение такое: если бы ладьи подступили к городу по суше, византийцы со стены забросали бы их зажигательными снарядами, бочками и горшками с горючей смесью и сожгли бы флот Олега.

Дружинникам тогда не на чем было бы возвратиться домой.Вероятнее всего, руссы вытащили ладьи на берег для того, чтобы обойти цепь, перегородившую бухту, в том месте, где она крепилась на берегу. Обошли это место и снова спустили ладьи на воду – уже в бухте. Узкая длинная бухта, похожая на реку, огибала всю северо-восточную часть Константинополя. Встав в бухте и имея свободу манёвра, ладьи взяли город в полукольцо; на суше своё полукольцо замкнули конные воины руссов.

Внезапный приход мощного войска, прорыв ладей в бухту, окружение столицы с суши и моря потрясли византийцев. Они предложили мир, не начиная сражения. Мир был принят.

Договор о бане: что должны были сделать русские для византийцев

Древнерусская ладья

ДОГОВОР РУСИ И ВИЗАНТИИ По договору Киевская Русь получала то, что ей было необходимо: благоприятные условия для торговли и мореплавания. На товары русских купцов отменялись пошлины. Сами купцы, прибыв в Константинополь, полгода получали мясо, рыбу, овощи, хлеб, вино. И в обратную дорогу снабжались всем необходимым.

Есть в договоре любопытная статья: торговые люди Руси должны были входить в город без оружия и не более чем по пятьдесят человек одновременно. И ещё – русским купцам разрешалось мыться в банях. Эта статья кажется курьёзной, смешной. Однако она очень значительна: в общественных банях Константинополя мылись только полноправные граждане; рабам, иностранцам ходить туда не разрешалось.

Статья о банях как бы уравнивала руссов в правах с византийцами.Византия выплатила дружинникам Олега дань – по 12 гривн воину, а также дань Киеву, Чернигову, Ростову, Любечу и другим русским городам. Карл Маркс считал, что договор содержал «позорные для достоинства Восточной Римской империи условия мира».По заключении мира состоялась клятва сторон в верности договору.

«Царь же Леон с Олександром мир сотвориста с Олгом, имшеся по дань и роте заходивше (учинив клятву) межи собою, целовавше сами крест, а Олга водише на роту (клятву), и мужи его по русскому закону кляшася оружьем своим и Перуном, богом…»Летопись повествует о том, что Олег в знак победы прибил на воротах Царьграда (так называли Константинополь) свой щит.

Как только византийцы согласились на это?Вернёмся к дани, которую византийцы уплатили победителям. Каждый воин получил по 12 гривн. Воинов было 80 тысяч. 80 000 * 12=960 000 гривн. Теперь разберёмся в гривнах. Эти деньги Древней Руси отливались из серебра. Гривны были разные.

Самая распространённая весила чуть больше 400 граммов, а киевская гривна, в виде ромба с обрубленными концами, весила чуть больше 160 граммов. Причём именно она чаще всего использовалась при расчётах с византийцами. Нам с тобой, читатель, для наших подсчётов надо брать киевскую, меньшую, гривну – так логичнее, хотя мы твёрдо и не знаем, в каких гривнах выплачивалась дань.

Сколько же серебра получили дружинники? 960 000 * 160 = 153 600 000 граммов. Или 153 тонны 600 килограммов. Неприятель, который согласился отдать полтораста тонн драгоценного металла, не мог противиться и Олегову щиту на воротах своей столицы.

Такой блестящей и бескровной победе руссов можно только позавидовать.

Источник: http://www.PlanetaSkazok.ru/educat/knigabuduwihkomandiroveduk?start=11

Русско-византийский договор

Из «Повести временных лет»

В год 6420 [от Сотворения мира]. Послал Олег мужей своих заключить мир и установить договор между греками и русскими, говоря так: «Список с договора, заключенного при тех же царях Льве и Александре.

Мы от рода русского — Карлы, Инегелд, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фрелав, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид — посланные от Олега, великого князя русского, и от всех, кто под рукою его, — светлых и великих князей, и его великих бояр, к вам, Льву, Александру и Константину, великим в Боге самодержцам, царям греческим, для укрепления и для удостоверения многолетней дружбы, бывшей между христианами и русскими, по желанию наших великих князей и по повелению, от всех находящихся под рукою его русских. Наша светлость, превыше всего желая в Боге укрепить и удостоверить дружбу, существовавшую постоянно между христианами и русскими, рассудили по справедливости, не только на словах, но и на письме, и клятвою твердою, клянясь оружием своим, утвердить такую дружбу и удостоверить ее по вере и по закону нашему.

Таковы суть главы договора, относительно которых мы себя обязали по Божьей вере и дружбе.

Первыми словами нашего договора помиримся с вами, греки, и станем любить друг друга от всей души и по всей доброй воле, и не дадим произойти, поскольку это в нашей власти, никакому обману или преступлению от сущих под рукою наших светлых князей; но постараемся, насколько в силах наших, сохранить с вами, греки, в будущие годы и навсегда непревратную и неизменную дружбу, изъявлением и преданием письму с закреплением, клятвой удостоверяемую. Так же и вы, греки, соблюдайте такую же непоколебимую и неизменную дружбу к князьям нашим светлым русским и ко всем, кто находится под рукою нашего светлого князя всегда и во все годы.

А о главах, касающихся возможных злодеяний, договоримся так: те злодеяния, которые будут явно удостоверены, пусть считаются бесспорно совершившимися; а каким не станут верить, пусть клянется та сторона, которая домогается, чтобы злодеянию этому не верили; и когда поклянется сторона та, пусть будет такое наказание, каким окажется преступление.

Об этом: если кто убьет, — русский христианина или христианин русского, — да умрет на месте убийства.

Если же убийца убежит, а окажется имущим, то ту часть его имущества, которую полагается по закону, пусть возьмет родственник убитого, но и жена убийцы пусть сохранит то, что полагается ей по закону.

Если же окажется неимущим бежавший убийца, то пусть останется под судом, пока не разыщется, а тогда да умрет.

Если ударит кто мечом или будет бить каким-либо другим орудием, то за тот удар или битье пусть даст 5 литр серебра по закону русскому; если же совершивший этот проступок неимущий, то пусть даст сколько может, так, что пусть снимет с себя и те самые одежды, в которых ходит, а об оставшейся неуплаченной сумме пусть клянется по своей вере, что никто не может помочь ему, и пусть не взыскивается с него этот остаток.

Читайте также:  Казачьи лампасы: о чем они могут рассказать

Об этом: если украдет что русский у христианина или, напротив, христианин у русского, и пойман будет вор пострадавшим в то самое время, когда совершает кражу, либо если приготовится вор красть и будет убит, то не взыщется смерть его ни от христиан, ни от русских; но пусть пострадавший возьмет то свое, что потерял. Если же добровольно отдастся вор, то пусть будет взят тем, у кого он украл, и пусть будет связан, и отдаст то, что украл, в тройном размере.

Об этом: если кто из христиан или из русских посредством побоев покусится [на грабеж] и явно силою возьмет что-либо, принадлежащее другому, то пусть вернет в тройном размере.

Если выкинута будет ладья сильным ветром на чужую землю и будет там кто-нибудь из нас, русских, и поможет сохранить ладью с грузом ее и отправить вновь в Греческую землю, то проводим ее через всякое опасное место, пока не придет в место безопасное; если же ладья эта бурей или на мель сев задержана и не может возвратиться в свои места, то поможем гребцам той ладьи мы, русские, и проводим их с товарами их поздорову. Если же случится около Греческой земли такая же беда с русской ладьей, то проводим ее в Русскую землю и пусть продают товары той ладьи, так что если можно что продать из той ладьи, то пусть вынесем [на греческий берег] мы, русские. И когда приходим [мы, русские] в Греческую землю для торговли или посольством к вашему царю, то [мы, греки] пропустим с честью проданные товары их ладьи. Если же случится кому-либо из нас, русских, прибывших с ладьею, быть убиту или что-нибудь будет взято из ладьи, то пусть будут виновники присуждены к вышесказанному наказанию.

Об этих: если пленник той или иной стороны насильно удерживается русскими или греками, будучи продан в их страну, и если, действительно, окажется русский или грек, то пусть выкупят и возвратят выкупленное лицо в его страну и возьмут цену его купившие, или пусть будет предложена за него цена, полагающаяся за челядина. Также, если и на войне взят будет он теми греками, — все равно пусть возвратится он в свою страну и отдана будет за него обычная цена его, как уже сказано выше.

Если же будет набор в войско и эти [русские] захотят почтить вашего царя, и сколько бы ни пришло их в какое время, и захотят остаться у вашего царя по своей воле, то пусть так будет.

Еще о русских, о пленниках. Явившиеся из какой-либо страны [пленные христиане] на Русь и продаваемые [русскими] назад в Грецию или пленные христиане, приведенные на Русь из какой-либо страны, — все эти должны продаваться по 20 златников и возвращаться в Греческую землю.

Об этом: если украден будет челядин русский, либо убежит, либо насильно будет продан и жаловаться станут русские, пусть докажут это о своем челядине и возьмут его на Русь, но и купцы, если потеряют челядина и обжалуют, пусть требуют судом и, когда найдут, — возьмут его. Если же кто-либо не позволит произвести дознание, — тем самым не будет признан правым.

И о русских, служащих в Греческой земле у греческого царя. Если кто умрет, не распорядившись своим имуществом, а своих [в Греции] у него не будет, то пусть возвратится имущество его на Русь ближайшим младшим родственникам. Если же сделает завещание, то возьмет завещанное ему тот, кому написал наследовать его имущество, и да наследует его.

О русских торгующих.

О различных людях, ходящих в Греческую землю и остающихся в долгу. Если злодей не возвратится на Русь, то пусть жалуются русские греческому царству, и будет он схвачен и возвращен насильно на Русь. То же самое пусть сделают и русские грекам, если случится такое же.

В знак крепости и неизменности, которая должна быть между вами, христианами, и русскими, мирный договор этот сотворили мы Ивановым написанием на двух хартиях — Царя вашего и своею рукою, — скрепили его клятвою предлежащим честным крестом и святою единосущною Троицею единого истинного Бога вашего и дали нашим послам.

Мы же клялись царю вашему, поставленному от Бога, как божественное создание, по вере и по обычаю нашим, не нарушать нам и никому из страны нашей ни одной из установленных глав мирного договора и дружбы. И это написание дали царям вашим на утверждение, чтобы договор этот стал основой утверждения и удостоверения существующего между нами мира.

Месяца сентября 2, индикта 15, в год от сотворения мира 6420».

Царь же Леон почтил русских послов дарами — золотом, и шелками, и драгоценными тканями — и приставил к ним своих мужей показать им церковную красоту, золотые палаты и хранящиеся в них богатства: множество золота, паволоки, драгоценные камни и страсти Господни — венец, гвозди, багряницу и мощи святых, уча их вере своей и показывая им истинную веру. И так отпустил их в свою землю с великою честью. Послы же, посланные Олегом, вернулись к нему и поведали ему все речи обоих царей, как заключили мир и договор положили между Греческою землею и Русскою и установили не преступать клятвы — ни грекам, ни руси.

(перевод Д.С. Лихачева).

© Библиотека Российской академии наук

Источник: http://doc.histrf.ru/10-16/russko-vizantiyskiy-dogovor/

Документ. Русско-византийский договор, 911 — Документ

В год 6420 [от Сотворения мира]

Послал Олег мужей своих заключить мир и установить договор между греками и русскими, говоря так: «Список с договора, заключенного при тех же царях Льве и Александре.

Мы от рода русского — Карлы, Инегелд, Фарлаф, Веремуд, Рулав, Гуды, Руалд, Карн, Фрелав, Руар, Актеву, Труан, Лидул, Фост, Стемид — посланные от Олега, великого князя русского, и от всех, кто под рукою его, — светлых и великих князей, и его великих бояр, к вам, Льву, Александру и Константину, великим в Боге самодержцам, царям греческим, для укрепления и для удостоверения многолетней дружбы, бывшей между христианами и русскими, по желанию наших великих князей и по повелению, от всех находящихся под рукою его русских. Наша светлость, превыше всего желая в Боге укрепить и удостоверить дружбу, существовавшую постоянно между христианами и русскими, рассудили по справедливости, не только на словах, но и на письме, и клятвою твердою, клянясь оружием своим, утвердить такую дружбу и удостоверить ее по вере и по закону нашему.

Таковы суть главы договора, относительно которых мы себя обязали по Божьей вере и дружбе.

Первыми словами нашего договора помиримся с вами, греки, и станем любить друг друга от всей души и по всей доброй воле, и не дадим произойти, поскольку это в нашей власти, никакому обману или преступлению от сущих под рукою наших светлых князей; но постараемся, насколько в силах наших, сохранить с вами, греки, в будущие годы и навсегда непревратную и неизменную дружбу, изъявлением и преданием письму с закреплением, клятвой удостоверяемую. Так же и вы, греки, соблюдайте такую же непоколебимую и неизменную дружбу к князьям нашим светлым русским и ко всем, кто находится под рукою нашего светлого князя всегда и во все годы.

А о главах, касающихся возможных злодеяний, договоримся так: те злодеяния, которые будут явно удостоверены, пусть считаются бесспорно совершившимися; а каким не станут верить, пусть клянется та сторона, которая домогается, чтобы злодеянию этому не верили; и когда поклянется сторона та, пусть будет такое наказание, каким окажется преступление.

Об этом: если кто убьет, — русский христианина или христианин русского, — да умрет на месте убийства.

Если же убийца убежит, а окажется имущим, то ту часть его имущества, которую полагается по закону, пусть возьмет родственник убитого, но и жена убийцы пусть сохранит то, что полагается ей по закону.

Если же окажется неимущим бежавший убийца, то пусть останется под судом, пока не разыщется, а тогда да умрет.

Если ударит кто мечом или будет бить каким-либо другим орудием, то за тот удар или битье пусть даст 5 литр серебра по закону русскому; если же совершивший этот проступок неимущий, то пусть даст сколько может, так, что пусть снимет с себя и те самые одежды, в которых ходит, а об оставшейся неуплаченной сумме пусть клянется по своей вере, что никто не может помочь ему, и пусть не взыскивается с него этот остаток.

Об этом: если украдет что русский у христианина или, напротив, христианин у русского, и пойман будет вор пострадавшим в то самое время, когда совершает кражу, либо если приготовится вор красть и будет убит, то не взыщется смерть его ни от христиан, ни от русских; но пусть пострадавший возьмет то свое, что потерял. Если же добровольно отдастся вор, то пусть будет взят тем, у кого он украл, и пусть будет связан, и отдаст то, что украл, в тройном размере.

Об этом: если кто из христиан или из русских посредством побоев покусится [на грабеж] и явно силою возьмет что-либо, принадлежащее другому, то пусть вернет в тройном размере.

Если выкинута будет ладья сильным ветром на чужую землю и будет там кто-нибудь из нас, русских, и поможет сохранить ладью с грузом ее и отправить вновь в Греческую землю, то проводим ее через всякое опасное место, пока не придет в место безопасное; если же ладья эта бурей или на мель сев задержана и не может возвратиться в свои места, то поможем гребцам той ладьи мы, русские, и проводим их с товарами их поздорову. Если же случится около Греческой земли такая же беда с русской ладьей, то проводим ее в Русскую землю и пусть продают товары той ладьи, так что если можно что продать из той ладьи, то пусть вынесем [на греческий берег] мы, русские. И когда приходим [мы, русские] в Греческую землю для торговли или посольством к вашему царю, то [мы, греки] пропустим с честью проданные товары их ладьи. Если же случится кому-либо из нас, русских, прибывших с ладьею, быть убиту или что-нибудь будет взято из ладьи, то пусть будут виновники присуждены к вышесказанному наказанию.

Об этих: если пленник той или иной стороны насильно удерживается русскими или греками, будучи продан в их страну, и если, действительно, окажется русский или грек, то пусть выкупят и возвратят выкупленное лицо в его страну и возьмут цену его купившие, или пусть будет предложена за него цена, полагающаяся за челядина. Также, если и на войне взят будет он теми греками, — все равно пусть возвратится он в свою страну и отдана будет за него обычная цена его, как уже сказано выше.

Если же будет набор в войско и эти [русские] захотят почтить вашего царя, и сколько бы ни пришло их в какое время, и захотят остаться у вашего царя по своей воле, то пусть так будет.

Еще о русских, о пленниках. Явившиеся из какой-либо страны [пленные христиане] на Русь и продаваемые [русскими] назад в Грецию или пленные христиане, приведенные на Русь из какой-либо страны, — все эти должны продаваться по 20 златников и возвращаться в Греческую землю.

Об этом: если украден будет челядин русский, либо убежит, либо насильно будет продан и жаловаться станут русские, пусть докажут это о своем челядине и возьмут его на Русь, но и купцы, если потеряют челядина и обжалуют, пусть требуют судом и, когда найдут, — возьмут его. Если же кто-либо не позволит произвести дознание, — тем самым не будет признан правым.

И о русских, служащих в Греческой земле у греческого царя. Если кто умрет, не распорядившись своим имуществом, а своих [в Греции] у него не будет, то пусть возвратится имущество его на Русь ближайшим младшим родственникам. Если же сделает завещание, то возьмет завещанное ему тот, кому написал наследовать его имущество, и да наследует его.

О русских торгующих.

О различных людях, ходящих в Греческую землю и остающихся в долгу. Если злодей не возвратится на Русь, то пусть жалуются русские греческому царству, и будет он схвачен и возвращен насильно на Русь. То же самое пусть сделают и русские грекам, если случится такое же.

В знак крепости и неизменности, которая должна быть между вами, христианами, и русскими, мирный договор этот сотворили мы Ивановым написанием на двух хартиях — Царя вашего и своею рукою, — скрепили его клятвою предлежащим честным крестом и святою единосущною Троицею единого истинного Бога вашего и дали нашим послам.

Мы же клялись царю вашему, поставленному от Бога, как божественное создание, по вере и по обычаю нашим, не нарушать нам и никому из страны нашей ни одной из установленных глав мирного договора и дружбы. И это написание дали царям вашим на утверждение, чтобы договор этот стал основой утверждения и удостоверения существующего между нами мира.

Месяца сентября 2, индикта 15, в год от сотворения мира 6420».

Царь же Леон почтил русских послов дарами — золотом, и шелками, и драгоценными тканями — и приставил к ним своих мужей показать им церковную красоту, золотые палаты и хранящиеся в них богатства: множество золота, паволоки, драгоценные камни и страсти Господни — венец, гвозди, багряницу и мощи святых, уча их вере своей и показывая им истинную веру. И так отпустил их в свою землю с великою честью. Послы же, посланные Олегом, вернулись к нему и поведали ему все речи обоих царей, как заключили мир и договор положили между Греческою землею и Русскою и установили не преступать клятвы — ни грекам, ни руси.

Перевод Д. С. Лихачева. Библиотека Российской академии наук

Источник: https://diletant.media/articles/34718606/

Нормы уголовного и гражданского права

Договоры содержат ряд норм уголовного и гражданского права.

Статья 4 договора Олега 911г. и ст. 13 договора Игоря 945 г. указывают на ответственность за убийство русским византийца и наоборот. Статьи носят альтернативный характер: убийца «да умрет», — то есть преступник может быть предан по византийскому праву смертной казни или убит по обычаю кровной мести руссов.

При этом та часть имущества убийцы, которая ему полагается по закону, отходит к родственникам убитого, а жена убийцы «пусть сохранит то, что ей полагается по обычаю». Статья 5 договора Олега 911 г. и статья 14 договора Игоря 945 г.

устанавливают ответственность за причинение телесных повреждений «ударом мечом» или другим предметом: «да вдаст литр 5 серебра по закону Русскому», а если совершивший данное деяние окажется неимущим, то пусть даст столько, сколько сможет (включая одежду, в которой ходит), и только после клятвы в том, что у него ничего нет и никто ему не поможет, он будет считаться свободным.

Читайте также:  Гематоген: почему его не едят православные

Статьи 6, 7 договора Олега и статьи 5, 6 договора Игоря, говоря об имущественных преступлениях, уже различают кражу (убийство преступника в момент совершения преступления является ненаказуемым в случае оказания последним сопротивления), грабеж и разбой, причем статья 6 договора Игоря также предоставляет альтернативу в выборе наказания вора по «закону Гречьскому» или «по закону Русскому». Ответственность за кражу, разбой, грабеж состояла в виде штрафа в тройном размере от стоимости предмета, на который было совершено посягательство, а в случае убийства вора при его задержании — возврате того имущества, которое пропало.

Мы видим, что именно та часть русско-византийских договоров, в которых содержатся нормы уголовного права, более всего имеет права руссов, свидетельствуя о существовании на Руси в Х в. свода устных норм обычного права — «Закона Русского» Салтыкова С.А. Источники древнерусского права. // Российская юстиция, 1997, №1, с. 60..

Также в договоре Олега 911 г.

в статье 13 есть постановление о наследовании руссов, находящихся на службе у византийского императора: возможно наследование по завещанию («створит обряжение») и по закону — указываются родственники нисходящие («свои») и боковые («малые ближники»). При наследовании по закону имущество умершего передавалось его ближайшим родственникам на Руси, по завещанию — тем, кому умерший «написал распоряжение» наследовать имущество.

Договор Олега в статье 12 и договор Игоря в статьях 3 и 4 также содержат нормы о рабовладении, определяя взаимные обязательства сторон о возвращении беглых рабов: «Если убежит челядин от русских,… и если найдется он, то пусть его возьмут; если же не найдется … тогда возьмут от нас … 2 драгоценные ткани за челядина» установлено в статье 3 договора Игоря и «Если убежит к Вам наш челядин … то Вам следует возвратить его; а если все, что он принес, будет цело, то взять от него [т.е. хозяина] два золотника за поимку»История государства и права России: в документах, материалах и х/ Автор-составитель Черняев В.С. — Оренбург, 1998, с. 12

— в статье 4.

В этих нормах специалисты видят зачатки международного частного права (например, вопросы охраны имущественных прав иноземцев, порядок наследования имущества, оставшегося после русса в Византии)

Источник: https://studbooks.net/754813/istoriya/normy_ugolovnogo_grazhdanskogo_prava

Договоры Руси с Византией Х в

Эта статья посвящена международным соглашениям X века между Византийской империей и древней Русью. Уровень развития правовой системы Византии был намного выше, чем уровень развития правовой системы древней Руси. Поэтому очень важным является вопрос о том, какое право преобладает в данных международ­ных договорах: древнерусское или византийское.

Исходя из вышеизложенного, необходимо сформулировать следующие задачи, решенные в данной статье: изучено правовое содержание данных международных соглашений древней Руси с Византийской империей: прослежено, какие сферы деятельности обоих государств регламентируются в этих международных догово­рах, к каким отраслям относятся нормы, разработанные в этих международных договорах, какова степень раз­работки этих норм;

  • оценена выгодность данных международных договоров для древней Руси;
  • рассмотрен полемичный вопрос о том, какое право в этих международных договорах преобладает: древнерус­ское или византийское;
  • оценено значение данных международных договоров для развития древнерусского права.
  • Целью данной статьи является рассмотрение правового содержания и значения договоров древней Руси с Ви­зантийской империей.
  • Показано, что византийское и древнерусское право при составлении этих международных договоров учитыва­лось составителями одинаково.

В древнейший период истории древней Руси право было представлено в основном нормами обычного права, и в этот же период появляются договоры. Это были как договоры международ­ные, так договоры русских князей между собой.

Первыми правовыми памятниками на Руси являются договоры древней Руси с Византий­ской империей. Эти договоры — результаты во­енных походов русских князей. Договоры за­ключались в письменной форме; это было новым для древней Руси, т.к. до этого не существовало письменных сборников обычного права. «Закон русский» был устным сводом обычного права.

Необходимо отметить, что развитие право­вой системы Византийской империи было на­много выше, чем древнерусской. Поэтому очень важным является вопрос о том, какое право пре­обладает в договорах: древнерусское или визан­тийское.

В IX-X вв. на древней Руси не существовало письменных сборников обычного права. Впер­вые письменную форму стали применять только при заключении договоров [2; с. 57]. Договор стал главным средством перехода от обычного права к законодательству. Наука знает различ­ные типы договоров, среди которых, прежде всего, выделяются международные договоры.

Первые международные соглашения — до­говоры древней Руси с Византийской империей. Это не случайно. Киевские князья в Х в. прово­дили свою внешнюю политику посредством во­енных походов на Византию.

При этом древняя Русь в первую очередь стремилась приобрести заморские рынки и обеспечить для русского ку­печества безопасность торговых путей [5; с. 52]. Известны походы князя Олега (907 г.), князя Игоря (941 г. и 944 г.), князя Святослава (971 г.) и др. Результатом походов были торговые со­глашения.

Летопись сохранила четыре дого­вора древней Руси с Византийской империей в X веке: князя Олега 907 и 911 гг., князя Игоря 945 г. и один краткий договор князя Святосла­вова 971 г. Очень вероятен тот факт, что пред­варительный договор 907 г. был подтвержден князем Олегом в 911 г формальным договором. [4; с. 423].

Договоры составлялись на греческом языке и с надлежащими изменениями формы переводились на язык, понятный древней Руси.

Основное содержание договоров составляют нормы торгового, международного, частного, уголовного, гражданского права. Всего подроб­нее и точнее определены в договорах порядок ежегодных торговых сношений древней Руси с Византийской империей, а также порядок част­ных отношений русских в Константинополе к грекам.

Договоры князей Олега и Игоря определяют юридическое положение руссов в Византийской империи, взаимные обязательства сторон, при­чем договор князя Игоря 945 г., заключенный после неудачного похода на Константинополь, несколько ограничивает права русских, предо­ставленные им договорами 907 и 911 гг.

По мирному договору 907 г. византийцы обязались выплатить древней Руси денежную контрибуцию, а затем ежегодно уплачивать еще и дань; он добился для русских купцов права беспошлинной торговли на рынках Византий­ской империи. Договор 907 г.

предоставлял русским очень широкие права: руссы даже по­лучили право мыться в константинопольских банях столько, сколько захотят. В 911 г. князь Олег подтвердил свой мирный договор с Визан­тийской империей: этот договор открывается многозначительной фразой: «Мы от рода рус­ского …

посланные от Олега, великого князя русского, и от всех, кто под рукою его — светлых и великих князей, и его великих бояр… ». В 14 статьях соглашения стороны договорились по всем интересующим их вопросам.

Новый мирный договор был заключен по­сле русско-византийской войны 941 — 944 гг. в 945 году. Между странами восстанавливались мирные отношения. Византийская империя обя­залась по-прежнему выплачивать древней Руси ежегодную денежную дань и предоставить во­енную контрибуцию.

Были подтверждены мно­гие статьи договора 911 г. Но появились и но­вые, соответствовавшие отношениям древней Руси и Византийской империи уже в середине Х в., одинаково выгодные обеим сторонам нор­мы. Однако право беспошлинной русской тор­говли в Византийской империи было отменено.

[6; с. 59].

Теперь о торговых отношениях. По догово­рам князя Олега было постановлено, что послы приносили золотые печати от князя, а купцы — серебряные.

Договоры устанавливали, что рус­ские должны были входить в Царьград одними воротами, без оружия, партиями не более 50 че­ловек, в сопровождении императорского чинов­ника, предъявив княжескую грамоту с обозна­чением числа кораблей, имен купцов и послов, прибывших в Византийскую империю и «чтобы из таких [грамот] узнали и мы, что приходят они с мирными намерениями» [8; с. 11].

В догово­ре князя Игоря было прибавлено: «входящее же Русь град, да не творят пакости». [5; с. 53]. Им­ператорские чиновники отбирали у прибывших купцов княжескую грамоту и переписывали имена прибывших княжеских послов и простых купцов; это была мера предосторожности, чтобы под видом агентов киевского князя в Царьград не прокрались русские пираты.

Русские купцы, по договору князя Игоря, являлись в Констан­тинополь только на торговый сезон, продолжав­шийся 6 месяцев; оставаться там на зиму никто не имел права. Со своей стороны, греки обязы­вались предоставлять корм русским (послы по­лучали посольские оклады, а купцы — «месячи­ну», т. е.

месячное содержание по старшинству русских городов: сначала корм предоставлялся киевским купцам, затем черниговским, переяс­лавским и из прочих городов), продовольствие и судовые снасти на дорогу, когда русские по­кидали Византийскую империю. Также договор князя Игоря устанавливает, что прибывшие рус­ские купцы «обитают вблизи монастыря святого Маманта» [8; с. 12].

Как уже говорилось, русские послы и гости во все время своего пребывания в Константино­поле пользовались от местного правительства даровым кормом и даровой баней — знак того, что на эти торговые поездки древней Руси смо­трели не как на частные промышленные пред­приятия, а как на торговые посольства союзного киевского двора. По свидетельству Льва Диа­кона, такое значение русских торговых экспе­диций в Византийскую империю было прямо оговорено в трактате Цимисхия со Святославом, где император обязался принимать приходящих в Константинополь руссов в качестве союзни­ков, «как искони повелось.» [5; с. 53].

Торговля была преимущественно меновая: этим можно объяснить сравнительно малое ко­личество византийской монеты, находимой в старинных русских кладах и курганах.

Также договоры устанавливают порядок совершения купли: никто не имел права купить драгоценной ткани больше, чем на 50 золотников, и их ку­пец должен показать царскому чиновнику.

Тот, в свою очередь, накладывал на ткани печать и возвращал их купцу [3; с. 65].

Договоры содержат также ряд норм уголов­ного и гражданского права.

Статья 4 договора князя Олега 911г. и ст. 13 договора князя Игоря 945 г. указывают на ответ­ственность за убийство русским византийца и наоборот.

Статьи носят альтернативный харак­тер: убийца «да умрет», — то есть преступник мо­жет быть предан по византийскому праву смерт­ной казни или убит по обычаю кровной мести руссов.

При этом та часть имущества убийцы, которая ему полагается по закону, отходит к родственникам убитого, а жена убийцы «пусть сохранит то, что ей полагается по обычаю». Статья 5 договора князя Олега 911 г. и статья 14 договора князя Игоря 945 г.

устанавливают от­ветственность за причинение телесных повреж­дений «ударом мечом» или другим предметом: «да вдаст литр 5 серебра по закону Русскому», а если совершивший данное деяние окажется не­имущим, то пусть даст столько, сколько сможет (включая одежду, в которой ходит), и только по­сле клятвы в том, что у него ничего нет и никто ему не поможет, он будет считаться свободным. Статьи 6, 7 договора князя Олега и статьи 5, 6 до­говора князя Игоря, говоря об имущественных преступлениях, уже различают кражу (убийство преступника в момент совершения преступле­ния является ненаказуемым в случае оказания последним сопротивления), грабеж и разбой, причем статья 6 договора князя Игоря также предоставляет альтернативу в выборе наказания вора по «закону Гречьскому» или «по закону Русскому». Ответственность за кражу, разбой, грабеж состояла в виде штрафа в тройном раз­мере от стоимости предмета, на который было совершено посягательство, а в случае убийства вора при его задержании — возврате того имуще­ства, которое пропало.

Видно, что именно та часть русско-визан­тийских договоров, в которых содержатся нор­мы уголовного права, более всего имеет права руссов, свидетельствуя о существовании на древней Руси в Х в. свода устных норм обычно­го права — «Закона Русского» [7; с. 60].

Также в договоре князя Олега 911 г.

в ста­тье 13 есть постановление о наследовании рус­сов, находящихся на службе у императора Ви­зантийской империи: возможно наследование по завещанию («створит обряжение») и по за­кону — указываются родственники нисходящие («свои») и боковые («малые ближники»). При наследовании по закону имущество умершего передавалось его ближайшим родственникам на древней Руси, по завещанию — тем, кому умер­ший «написал распоряжение» наследовать иму­щество.

Договор князя Олега в статье 12 и договор князя Игоря в статьях 3 и 4 также содержат нор­мы о рабовладении, определяя взаимные обяза­тельства сторон о возвращении беглых рабов: «Если убежит челядин от русских,… и если найдется он, то пусть его возьмут; если же не найдется …

тогда возьмут от нас … 2 драгоцен­ные ткани за челядина» установлено в статье 3 договора князя Игоря и «Если убежит к Вам наш челядин . то Вам следует возвратить его; а если все, что он принес, будет цело, то взять от него [т.е. хозяина] два золотника за поимку» [8; с. 12] — в статье 4.

В этих нормах специалисты видят зачатки международного частного права (например, во­просы охраны имущественных прав иноземцев, порядок наследования имущества, оставшегося после русса в Византийской империи)

Помимо торговых сношений, договоры ре­гулируют международные отношения в военной и других областях. Например, договор князя Олега 911 г. определяет международные обяза­тельства русских о помощи греческим кораблям в случае аварии, возвращении имущества потер­певшим крушение (ст.

Читайте также:  Хунхузы: что творили китайские бандиты в советской россии

8), содержит нормы о вза­имном выкупе и возвращении в отечество рабов и пленников (ст.ст. 9,11), о выдаче преступни­ков (ст. 14), о праве руссов свободно поступать на службу к греческому императору (ст. 10). Не­сколько статей договора князя Игоря 945 г. по­священы вопросам военной помощи грекам со стороны русских (ст.

15). Русский князь обязы­вается не позволять «черным болгарам» напа­дать на византийский город Корсунь, отказыва­ясь при этом сам от притязаний на херсонскую страну («И о Корсунской стране»).

Причем князь Игорь может требовать военную помощь от греков только при том условии, если навсегда откажется от притязаний на черноморский берег (ст. 8, 10, 11).

Анализируя тексты источников, историки по-разному решают вопрос о том, чье же именно право в них преобладает [1; с. 59]. Видимо в этих соглашениях следует видеть право смешанное, славяно-византийское.

Это видно в тех статьях договоров древней Руси с Византийской импе­рией, в которых разработаны нормы уголовного права.

Эти статьи предоставляют альтернативу в решении вопроса о наказании виновного в со­вершении преступления: наказание может быть назначено по «закону Гречьскому» или по «за­кону Русскому» (ст.ст. 4, 5, 6, 7 договора князя Олега 911 г. и ст.ст. 5, 6, 13, 14 договора князя Игоря 945 г.).

Это говорит о том, что византий­ское и древнерусское право при составлении договоров учитывалось одинаково, приоритет при этом не отдавался ни древнерусским, ни ви­зантийским нормам права (даже несмотря на то, что право византийское на тот момент времени было совершенным).

Договоры древней Руси с Византийской им­перией сыграли очень большую роль в разви­тии права на древней Руси. Они способствовали переходу к более совершенным юридическим формам и понятиям. Нормы, сформулирован­ные в этих договорах затрагивают широкий круг вопросов: это прежде всего торговые отно­шения, нормы международного сотрудничества, уголовного и гражданского права.

Будет большим упущением, если не отме­тить также особое назначение договоров древ­ней Руси с Византийской империей и их отличие от современных договоров.

Дело в том, что ны­нешние договора не создают норм права, а лишь применяют их, в то время как древние договора имели правотворческую функцию, они форму­лировали нормы права.

И, по мнению многих современных историков и правоведов, нормы, сформулированные в тех договорах, имеют от­личную юридическую разработанность, особен­но нормы международного права.

В договорах древней Руси с Византийской империей Х в., которые сообразуют русские нормы права с иноземными, заимствуют в не­которой степени византийское право, большин­ство ученых видят начало законодательства на древней Руси. Договор стал главным средством перехода от обычного права к законодательству.

Договора имели огромное культурное значе­ние, т. к. отчасти подготовили принятие древней Русью христианства. 

Литература

  1. Хачатуров Р.Л. Мирные договоры Руси с Византией. М.: Юрид. Лит. 1988
  2. Клеандрова В.М и др. История государства и права России. Учебник. М.: ООО «Издательство Проспект», 2006
  3. Платонов С.Ф. Лекции по Русской истории. М.: ООО Издательский дом «Летопись — М», 2000
  4. Васильев А.А. История Византийской империи. Время до крестовых походов (до 1081 года) Санкт-Петербург, «Але- тейя», 2000
  5. Ключевский В.О. О русской истории. М.: Просвещение, 1993
  6. История России с древнейших времен и до конца XVIIIвека. Под ред. Сахарова А.Н. — М.: АСТ: Астрель: Транзиткнига, 2006
  7. Салтыкова С.А. Источники древнерусского права. // Российская юстиция 1997, № 1
  8. История государства и права России: в документах, материалах и х/ Автор-составитель Черняев В.С. — Оренбург, «Оренбурская книга», 1998 

Фамилия автора: А.М. Буздаев

Источник: https://articlekz.com/article/11728

Зачем князь Олег на Царьград ходил

Главным защитником торговых и внешнеполитических интересов Древней Руси стал в ту пору князь Олег, прозванный в народе вещим, то есть кудесником, волхвом, чародеем.

Первоначально Олег — князь из рода Рюриков — правил в Новгороде,   а затем, собрав войско из варягов и славян, пошел на Киев, подчиняя себе по дороге различные славянские племена. Захватив Киев, Олег не раз громил хазар, а в 907 году предпринял поход на греков.

Войско состояло из варягов, ильменских славян, чуди, кривичей, мери, полян, северян, древлян, радимичей и других племен, населявших тогда древние русские земли. По словам летописца, кораблей у Олега было 2000, а на каждом корабле по 40 человек.

Верить в абсолютную точность летописных исчислений, конечно, не обязательно, но даже с определенными поправками получается, что князю удалось собрать немалое по тем временам войско.

При приближении русских к Константинополю (на Руси его, как известно, обычно называли Царьградом) греки заперлись в городе, а вход в гавань перекрыли. Тогда князь приказал сойти всем на берег и уничтожать на глазах неприятеля все вокруг.

Психологом Олег был действительно незаурядным. Летописи рассказывают об удивительной по тем временам военной операции.  Князь велел поставить свои суда на колеса и под парусами двинулся к городу.

Можно представить, какое впечатление столь необычная атака произвела на защитников.

Современники редко задумываются над тем, ради чего велись те стародавние войны. Ответ как бы подразумевается: ради добычи, земли, славы. Все это верно, но неполно.

Даже в те далекие времена не меньшую ценность представляли политические и торговые союзы. Наши предки были гораздо мудрее, чем мы их иногда себе представляем.

Хитроумный князь Олег заставил византийцев не только заплатить огромную дань, но  и подписать договор,  дававший русским право торговать в Византии беспошлинно. 

Летопись подробно описывает ход переговоров.

Первоначальные требования русских были следующими: все приходившие с Руси в Царьград помимо беспошлинной торговли могли там бесплатно брать съестных припасов из расчета на месяц, мыться в банях, а для обратного пути запасаться у греческого царя якорями, канатами, парусами и тому подобным. Византийский император принял условия, но с поправкой: все эти привилегии распространяются лишь на торговых людей, а не на всех русских. Кроме того,  русские должны были дать обещание не грабить окрестные села, жить в городе компактно в одном месте, чтобы император всегда мог послать чиновника переписать имена вновь прибывших торговцев. Входить в город русские должны были только через одни ворота без оружия, причем в сопровождении императорского слуги  и не более 50 человек сразу.

Все эти опасения были Олегу понятны,  а потому без колебаний приняты. Договор по обычаю того времени скрепили клятвами. Византийцы клялись на кресте, а Олег клялся на своем оружии и Перуном — высшим для него божеством.

На дорогу византийцам пришлось сшить для всех кораблей Олега новые шелковые и полотняные паруса и позволить русским прибить в знак победы на вратах Царьграда свои щиты.

Олег возвратился в Киев с огромной добычей: золото, дорогие ткани, экзотические для Руси овощи и фрукты, вина и украшения. А главное — договор.

Торговое соглашение 907 года фиксировало лишь принципиальные договоренности и потому нуждалось в ряде дополнений. Уже в 911 году Олег направил в Константинополь посольство, чтобы максимально детализировать договор: лишних трений русские не желали, напротив, добрососедские отношения с Византией открывали для Руси большие возможности.

Новое соглашение, любопытный документ древнего международного права,  предусматривало, в частности, следующее. При разборе дела о преступлении следовало основываться не на слухах, а на точных показаниях.

Если кто-то из участников разбирательства в чужих показаниях сомневался, то обязан был поклясться по обрядам своей веры, что свидетели лгут. Если же в результате оказывалось, что показание правдиво, то усомнившегося казнили.

Это условие значительно облегчало решение спорных вопросов: хитрить и интриговать становилось опасно.

Документ предусматривал и чрезвычайные ситуации. Оговаривалось, например, что, в случае убийства русского или грека, преступник (если  его застигнут на месте) должен быть тут же казнен. Если убийца с места преступления скроется, то все его имущество (за вычетом определенной доли в пользу ни в чем не повинной жены преступника) поступает родственникам жертвы.

Если бежавший никакого имущества не оставлял, то считался под судом и в розыске до тех пор,  пока не будет пойман и казнен. Договор предусматривал, что, если русский украдет у грека — или наоборот — и вор будет пойман на месте, хозяин украденного, в случае сопротивления вора, имеет право его безнаказанно убить.

Если вор сдавался без сопротивления, с него за украденное брали втрое больше. Штраф предусматривался даже за обычную драку. Если провинившийся или его родственники не могли заплатить положенного, виновного раздевали донага  —  это означало, что он отдал последнее.

Все эти пункты говорят о том, насколько серьезно обе стороны подходили к соглашению, пытаясь по мере сил уберечь мир и согласие от неприятных неожиданностей и недоразумений.

Древний договор ничуть не менее дотошен, чем современные документы. Договор разъяснял даже правила поведения обеих сторон в случаях, если что-то происходило с их торговыми судами.

Предписывалось: если греческий корабль будет выброшен на чужую землю, а там окажутся рядом русские, то они обязаны охранять корабль с грузом и помочь доставить судно в безопасное место.

Русские также брали на себя обязательство снимать греческие корабли с мели и помогать греческим мореплавателям, если случится буря.

О том, насколько выросло доверие между русскими и греками, свидетельствует такой пункт договора 911 года: «Если русскому или греку случится быть в какой-нибудь стране, где будут невольники из русских или греков, то он должен выкупить их и доставить в их страну, где ему будет выплачена выкупная сумма.

Военнопленные также возвращаются на родину. Если русские невольники будут приведены на продажу к грекам или наоборот, то они отпускаются на родину».  Столь благородные условия распространялись, впрочем, лишь на участников договора, принципиальными аболиционистами ни греки, ни русские не были.

Документ предусматривал: если раб будет украден или убежит, а господин его будет жаловаться, то раб должен быть возвращен. Русские купцы имели право искать своего раба в Константинополе где угодно.

Тот из греков, кто отказывался позволить русским произвести у себя дома обыск, автоматически признавался виновным в краже раба и сурово наказывался.

Поскольку многие русские купцы стали постоянно проживать в Константинополе, договор предусматривал и такую ситуацию: если кто-то из русских, находящихся в Византии, умирал, не успев распорядиться своим имуществом, оно обязательно отсылалось его родственникам на Русь. Если взявшийся доставить имущество утаивал его или не возвращался с ним на Русь, то по жалобе русских он мог быть насильно возвращен на родину. Точно такие же правила распространялись и на греков, осевших на Руси.

Это был солидный документ, подписанный серьезными людьми, думавшими не только о сегодняшнем, но и о завтрашнем дне.

По тем временам известный торговый путь из варяг в греки, то есть из Скандинавии и Балтики в Византию через славянские земли, был очень непростым.

О средней и южной части этого пути византийский историк, император Константин Багрянородный рассказывал следующее: славянские племена  зимой рубили лес в горах и строили лодки, в том числе лодки-однодеревки, то есть из одного большого ствола. Весной, когда лед на Днепре таял, они сплавляли суда в Киев.

Здесь «плавсредства» дооборудовали (ставили уключины и весла из старых лодок), грузили товар и поджидали другие суда, чтобы уже большим охраняемым караваном отправиться в дальнейший путь вниз по реке. Подойдя к опасным порогам на Днепре, большая часть экипажа выходила на берег, а остальные с помощью шестов или вброд проводили судна между камнями.

Около четвертого, самого опасного  порога, как пишет летопись, часть военной дружины обязательно занимала оборонительные позиции на случай нападения степных кочевников — печенегов, а все остальные разгружали суда и на расстояние «6000 шагов» переносили товар на плечах. Лодки же тащили волоком либо на руках по берегу.

Затем суда вновь спускали на воду и грузили товар.  Доплыв до острова Святого Григория,  приносили богам жертву  в благодарность за успешную переправу через пороги. Достигнув устья Днепра, караван обычно останавливался, чтобы привести суда в порядок и приготовиться к переходу по Черному морю в Византию.

И здесь видна солидность и деловая хватка, все делалось с умом. То ли и вправду варяги  со своим  «порядком» помогли, то ли древние славяне и сами были не таким уж «беспорядочным» народом, как представлялось придирчивому летописцу.

Любопытно, что князь Олег, положивший начало упорядоченной торговле с Византией,  сыграл важнейшую роль и в том, что именно православие  стало господствующей религией в России. Вслед за  торговым обменом между славянами и греками начался обмен культурный и идеологический.

Летописи свидетельствуют, что направленные Олегом  в 911 году в Константинополь послы, успешно закончив деловую часть переговоров, задержались в Византии по просьбе императора.

Он не только богато одарил их, но и «приставил к ним мужей, которые водили их по церквам, показывали богатства и излагали учение Христовой веры».

  • Так что, как видим, дорога к храму проходила через рынок.  
  • Мнение автора может не совпадать с позицией редакции
  • Блог Петра Романова

Источник: https://ria.ru/20060915/53910231.html

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector